электронная
96
18+
Клуб несчастных людей

Бесплатный фрагмент - Клуб несчастных людей

Объем:
22 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5745-9

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Вот, скажем, коммунисты — продолжал свою речь поправивший монокль Джероми, более известный вне клуба как Пётр по фамилии Сименович — те абсолютно исключали такой вариант счастья, абсолютно!

— И шо уже таки ты хочешь сказать? — устало спросил сидевший напротив него Кларк.

— А то… — Джероми поднял со столика запотевшую от напряжения его речи стопку водки, опрокинул её и немедленно запил из бокала рассолом оливок — а то, что в те времена такого просто не могло быть. Вне закона. Нельзя просто так было взять и сделать денег, сколько хочешь.

— Ну вот сделал ты много денег, что, счастливым стал? — с вызовом обращаясь к Кларку, поддержал сидевший перпедикулярно к этим двум Симон, более известный вне клуба… Впрочем, вне клуба он тоже был известен как Симон.

Кларк отложил в сторону монокль и потянулся к стоявшей на столике хьюмидоре, достал сигару, прикурил её и, выпустив к потолку струю густого и ароматного дыма протянул:

— Нет… Иначе таки шо бы я делал здесь с вами, в этом пропащем клубе.

По комнате, представлявшей собой небольшое уютное помещение пробежал обоюдный смешок.

— Таки я думаю, — продолжал Кларк — дело здесь быть может и не в деньгах… Но определённо такие как я более предрасположены ко счастью.

— Это ещё почему?

— Потому… Им ближе вкус жизни. Пока делаешь деньги, так и наровишь побыть чуточку счастливым. Драйв, понимаешь? — ответил Кларк, подняв глаза на Симона.

— Драйв — да… Так что, получается, счастье в драйве?

— Таки я думаю не без этого. Но если б только в этом… Я думаю, одного драйва не достаточно. Ладно, господа, с коммунистами я так думаю мы покончили на сегодня.

— Они сами с собой покончили, и не только на сегодня.

— Это да, но обсуждать этих наивных можно долго…

— Воистину! — поддержал Джероми.

Ещё какое-то время друзья обсуждали коммунистов и их подход к загону людей в счастье калёным сапогом. После этого вспомнили Оруэлла, потом обсудили вечно правящего президета (тут мнения разделились), обсудили появившийся недавно Клуб счастливых людей, их прямого так сказать идеологического конкурента.

— Я думаю, надо к ним сходить. Посмотреть, что к чему — сказал Кларк.

— А что, это мысль. Кто пойдёт? Я думаю всем — ни к чему тратить время — отозвался Джероми, почесав правый бакенбард.

— Ну дак и сходи сам, раз так — подначил Симон.

— Я думаю, я не впишусь.

— Во что не впишешься, ты же не был?

— Не был, но наслышан. Они вроде как опиатами балуются…

— В прямом смысле?

— В переносном.

— И что за секта?

— Да фиг знает.

— Ну вот и сходи, узнай. Может, у них вполне себе подходящие ответы.

В итоге порешили, что пойдёт таки Джероми.

После этого шестое заседание Клуба несчастных людей завершилось, и все разошлись кто куда, оставив место собрание в тишине и клубах табачного дыма.

«И как так опять вышло, что идти мне» — думал Пётр, идя на встречу Клуба счастливых людей. «Определённо надо выпить. Вот же ж, блин, манипулятор. Шёл бы сам в этот Клуб. Нет, мне оно больше всех надо. Ну да ладно.»

Погода стояла пасмурная. Дождь то начинал, то проходил. У Джероми не было с собой зонтика, и непогода его прямо таки скажем не радовала. Здешняя погода его вообще обычно раздражала. Зимой ему не нравилась стужа и длиннющая ночь. Летом — ужасная духота, влажность и жара. В межсезонье — слякоть и такие вот бесконечные дожди, что то идут, то перестают, и фиг поймёшь, брать с собой зонт или не таскаться с ним почём зря.

Купив банку пива, Джероми жадно выпил её чуть ли не залпом, стоя как раз на пороге места сборища нового клуба. Выкурив сигарету, он дёрнул дверь и оказался в помещении, наполненном ярким светом искуственного освещения и множеством людей. Людей было куда больше, раза в три-четыре больше, чем в их клубе, встречь которого прошло уже целых шесть.

«Заманивают, походу ж, как-то.» Люди подходили, улыбались, знакомились. Наконец, Джероми удалось найти подходящее место в центре седьмого ряда, перед которым не предвиделось особо рослых людей и открывался хороший обзор трибуны.

«Мда, клуб и не совсем как клуб. Трибуна, ряды. Сейчас, небось, и проповедник объявится.»

Внезапно все встали. От неожиданности Джероми поддался обезьяннему инстинкту и сам подпрыгнул с кресла. На трибуну взашёл человек в оранжевой майке и джинсах. Вполне довольный и наверное даже счастливый на вид. Он включил проектор, призвал собравшийся народ воспевать Господа, заиграла музыка и на полотне за его спиной возникли разноцветные картинки с текстами песнопений. Когда всеобщая феерия закончилась, и все расселись по своим местам, объявился «проповедник», а у Джероми ото всего этого задёргался левый глаз.

Проповедник зачитал длинную подготовленную речь и славе Господа Иисуса Христа, порассуждал о каком-то вопросе, который у Джереми вылетел из головы ровно после того, как он вышел из помещения, успешно ретировавшись от настойчиво предлагающих совместно изучить Священное Писание членов Клуба. Впрочем, какого ещё клуба… Секта как секта. Все счасливы, довольны. «Метафизическая наркомания третьей стадии», заключил Джероми спешно отправляясь на остановку общественного транспорта.

В отличие от Кларка и Симона, Джероми не мог позволить себе иметь машину. Дорого выходило, по его подсчётам. Вместо этого он оправдывал себя тем, что в маршрутке можно прочитать уйму книг по пути, никто не нервирует на дороге, денег кучу экономишь.

Джероми и сам в былые времена увлекался всякими священными текстами. Религия вносила в его жизнь какой-то особый высший смысл, давала ответы на некоторые вопросы, но до конца уверовать у него так и не вышло. Как и всякий образованный культурный человек, Джероми не мог позволить себе довериться источнику, опирающемуся в доказательстве своих постулатов лишь на самого себя.

Времена Джероми нет-нет, да и возвращался к какой-либо религии, ощущая сладость и аромат ментального опиата, но то и дело отступал вновь.

Следующее собрание Клуба намечалось на следующий день, и вечер Джероми провёл за подготовкой речи.

По правилам Клуба, кто-то обязательно должен был выступать с речью, прежде чем все переходили к обсуждению главной темы очередного собрания и затем к другим сопутствующим темам. Впрочем, тема и смысл Клуба несчастных людей были всегда одни — вопросы, касающиеся счастья и его достижения. В правилах клуба признавалось, что всякий человек стремится к счастью, и счастье было движущей силой каждого собрания.

Всего членов Клуба было трое. Кларк — соракалетний владелец собственного бизнеса. Джероми, более известный вне клуба как Пётр, работающий от звонка до звонка на заводе, и Симон, который скрывал, где и чем занимается.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.