электронная
200
печатная A5
259
16+
Клавдий. Грехи отцов

Бесплатный фрагмент - Клавдий. Грехи отцов

Объем:
40 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-8701-0
электронная
от 200
печатная A5
от 259

Глава 1

В битве, речи забываются, отрывается путь действиям. Состраданию, Жертвам. Злобе. Страху. Это чистое мгновения выражения чувств. Проявляется твоя истинная сущность. Когда стоишь один против врагов кем бы ты ни был испытываешь страх, когда стоишь в строю со своими братьями тебе не страшно.

Я Клавдий из рода Метеллов. Служащий в приграничном форте на границе с Галлией охраняющий интересы Рима. Это история обо мне.

Я потерял мать в возрасте семи лет. Мама была сильной и никогда не жаловалось на здоровье. Лекарь не смог ничего сделать. Ее облик живет в моем сердце, красивая улыбка, нежный голос, который пел мне колыбельные, когда я был младенцем. Но от судьбы не убежишь, значит такова была ее судьба. Отец сразу нашел утешение в вине.

Его отец старый маразматик, который считал каждую копейку. Породил столько не нужных детей и который довел дочь до самоубийства. В будущем пытался давать мне «дельные советы». Сам даже не хотел участвовать в моей судьбе. Нашел отцу новую жену, а меня как собаку бросили. Если бы не мой дед со стороны матери, я был бы слабым духом и не уверенным в себе как и многие родственники моего отца. Странно что они имели отношению к семьи Метеллов, хоть и дальнее но все же. Метеллы один из родовитых рисских плебейских семей подаривших Республики хороших консулов. А мои родственники только и умели что плести интриги и развратничать. Может мне и суждено это исправить. За мной присматривала рабыня. Когда дед узнал о таком положении дел, он сразу забрал меня к себе в дом. Меня воспитывала бабушка и тетя. Этих женщин, я никогда не забуду, дед заменил мне отца. Это был человек чести. Он научил меня держать меч, хотя это должен был делать мой отец, Он научил меня жизни. В молодости я не понимал значения слов, не важно кто тебя породил, а кто воспитал. Моим отцом был мой дед он научил всему, а не мой отец. С возрастом я стал понимать эти слова. Он умер, когда мне было восемнадцать. В тот день я потерял деда и отца. Мы с бабушкой переехали жить к тете она, к тому времени была жената. Бабушка тяжело переживала его смерть, но такова жизнь она нашла в себе сил и спасение в воспитании внуков. Я всегда поддерживал их, а они меня. Я всегда считал их родными братьями, а не кузенами малыши Тиберий и Квинт мои преданные братья и соратники. После восьмилетнего молчания объявился мой отец. Со словами что у меня есть сестра который сегодня исполнится десять лет. Пригласил на ужин в мой же дом. Это был самый мерзкий день в моей жизни. Меня посадили около сестры. Она была красивой. Такой я ее запомнил поскольку последующие несколько лет нам не суждено было увидится. Дед со стороны отца на торжестве играл роль заботливого отца семейства. Делал вид, что он меня видел последний раз вчера. Пытался натравить меня против моих же родственников со стороны матери. Я молчал, но под конец я не выдержал. Встал и ушел. Придя домой я никому ничего не сказал. Я лежал в своей постели и думал о том, что произошло за вечер. И не мог понять от куда в человеке может быть столько злости, мании величия и эгоизма.

Глава 2

На следующий день за завтраком я сказал своим близким, что решил пойти в солдаты легионером начать все с низов. Меня ничего не связывало с мирной жизнью. Девушка, которую я любил, не хотела быть со мной, ссылаясь на то, что мы люди разного круга. Она подтолкнула меня к тому, что я ушел в армию. Она была красива, умна, нежна. Ее улыбка заставляла меня жить. Но меня отвергли. Сколько я не старался все было безнадежно. Из дома я забрал меч, доспехи которые купил мне дед, свои дневники и несколько учебников по праву и военному искусству

Со мной в легионеры записался мой лучший друг вольноотпущенник Тит. Наша семья не любила рабов она их покупала и освобождала те кто хотел оставался, а кто хотел уходил. Мать Тита умерла, когда ему было шесть мы с ним были похожи. После смерти его матери дед усыновил его. Мы росли вместе. Он был нам как родной. Тит сам решил идти со мной. Мы выдержали курс подготовки и начали служить в Галлии в пограничном аванпосте.

В последний день нашего пребывания в Риме мы провели дома. Обедали мы молча. Во время трапезы бабушка встала из за стола и через несколько минут вернулась с двумя слугами они несли, что то в руках. Подозвала меня и Тита и сказала эти мечи принадлежали вашим дедам теперь они принадлежат вам. Тит был удивлен и спросил. Я ничего не знал о своем деде я думал он был рабом. Нет твоя мать попала в рабство из-за твоего отца он проиграл все имущества на азартных играх твой дед был хороший человек, преданный сын республики. Когда мой муж Квинт узнал о смерти твоего деда Тит. Он хотел помочь, но он не успел твой отец все проиграл, вас увели в рабство, он вас выкупил, а твой отец пропал. Я воспитала вас двоих как своих детей. Хоть вы не родные, но вы братья по духу. Она обняла нас и благословила. Мы взяли наши мечи элегантное оружие великой эпохи. Мы положили их и сели продолжать есть. В этот момент подошел слуга и сказал, что пришел мой отец, бабушка сказала пусть войдет. Мой отец вошел как всегда, не довольный я видел его несколько раз и запомнил его таким. Он поцеловал бабушку обнял меня и пожал руку Титу и сел около нас.

— Может я мало уделял тебе времени прости меня за все

— Легче сказать чем принять твои извинения но я прощаю тебя отец.

— Я не в праве тебе указывать, но я могу сделать, так что будешь служить у моего друга в Испании и если Тит захочет он может поехать вместе с тобой.

— Спасибо отец, но я откажусь я не привык ждать помощи.. Если хочешь помочь помоги Т…

Тит перебил меня. Я благодарю вас за такую честь, но я вынужден отказаться.

— Решать вам ответил отец. Я лишь хотел помочь. Если ли что, вы можете рассчитывать на меня. А теперь простите мне надо идти.

Я встал проводить его до двери. когда мы дошли до двери он мне сказал:

— Твоя сестра хочет, чтобы ты писал ей.

Он посмотрел на меня и сказал с улыбкой:

— Ты не тот малыш, которого я помню. Ты изменился. Я дам тебе совет не говори все вслух. Ты наживешь себе много врагов. Великие люди добивались своего, поскольку не говорили все в слух. Я знаю ты добьешься много, ты мой сын. Я не могу простить себе что не видел тебя семь лет, если сможешь, прости меня. Я знаю такое не прощают, но сильные люди умеют прощать.

— Я тебя давно простил отец.

Он обнял меня и сказал перед моим отъездом зайдет и проводит меня.

Слуги закрыли дверь, и я пошел в свою комнату. Я перепроверил все вещи. И лег на кровать я долго не мог уснуть, я лежал и смотрел в потолок. Через пару часов я уснул.

Глава 3

Мне снилась мама. Как она читала мне истории о Риме. Ее светлое лицо как луна, добрые глаза как родниковая вода, улыбка которая в самый тяжелый день заставляла улыбнуться в ответ. Мама зачем ты так рано ушла? Зачем Гадес забрал тебя? Ты не сделала никому ничего плохого. Мама. Я не хотел просыпаться, за несколько лет мама в первый раз мне приснилась. Я держал ее за руку и у меня текли слезы

— Не плачь сынок. Все будет хорошо. Ты сильный.

— Мама я не боюсь идти вперед. Я просто не хочу просыпаться. Мне тебя не хватает.

— Клавдий такова была моя судьба. На все была воля Богов. Не плачь. Я всегда с тобой, в твоем сердце. Тебя ждет великое будущее а теперь мне нужно идти

Мой сон нарушил Тит. Он тряс меня по плечу и я проснулся. Тит сказал что нас ждет мой отец, бабушка, тетя. Он оставил меня и ушел. Я посидел несколько минут на кровати потом встал оделся и спустился к ним. Тит ждал меня вместе с ними.

Отец сказал, что принес мне подарок он подошел ко столу и взял предмет закрытый в материю. Он сказал, чтобы я снял ткань, я увидел красивый шлем. Отец сказал, что он принадлежал моему прадеду, который проделал путь от легионера до командующего легионом. Я взял шлем и положил среди вещей. Поблагодарив его мы попращались со всеми и покинули дом

Глава 4

Покидая Рим, я сожалел лишь о том, что я долгое время не увижу родных и Рим. За которых я буду сражаться до последней капли крови. Мы скакали молча все троя, когда мы достигли окраин Рима нас уже ждал наш отряд из пятидесяти человек. Мы спешились и подошли к центуриону отсалютовали и представились.

Центурион Луций сказал, что они ждали только нас и сказал отцу, что у нас мало времени и мы уходим через пять минут.

У вас есть время попрощаться с сыновьями.

В этот момент Тит хотел сказать, что он может пойти в строй. Отец перебил его и попросил центуриона оставить нас наедине. Тит хоть ты мне не сын, но мой единственный сын считает тебя своим братом и я тебя считаю своим сыном. Ты не против, если я буду называть тебя сыном?

— Яне против. Клавдий мой брат и я некогда не отрекусь от него как и он от меня.

Отец обнял Тита, а потом и меня.

— Идите и не подставляйте спины врагу, сражайтесь до конца верные сыны республики. Мы отсалютовали ему и пошли в строй. Когда мы шли долго не останавливались напревал. Все мои мысли были о ней о моей Аврелии я ее любил. Наши семьи дружили я знал ее с детства. Я любил ее не мог сказать ей об этом. Ее образ перед моими глазами. Я думал о ней не мог простить себе своих ошибок. Мои мысли о ней перебил Тит.

— Ты думаешь о ней?

— Нет с чего ты взял?

— Я знаю тебя как облупленного. Не говори мне что нет.

— И что с того что да?

— Когда ты поймешь что, она тебе не нужна. Вы с ней разные люди. Если б мне было бы наплевать, я бы тебе этого не говорил.

— Я все прекрасно понимаю, но что делать такова моя судьба.

— Скажи мне честно ты ушел в легионеры из-за нее?

— Аврелия здесь не причем. Это был мой выбор. Она лишь меня подтолкнула.

— Я так и знал.

— Разговорчики в строю резко крикнул центурион.

Мы молчали до привала.

Глава 5

Мы встали лагерем на пол пути около дороги. Уже темнело. Мы разожгли костры. Центурион подошел к нам, что первыми в дозор вступаем. Мы сидели и смотрели в темноту прислушиваясь к тишине пытаясь услышать если вдруг враг подойдет. Я опять думал Аврелии. Раньше я бы никогда не поверил что любовь накроет меня в таком возрасте. Что из-за нее я уйду в солдаты. Все было тщетно. Мои мысли как всегда нарушил Тит.

— Если я тебя обидел сегодня днем, то прости. Я думал ты ее забыл.

— Не надо извиняться. Все в порядке. Ты не виноват, что я когда злой, я не вижу грани между братьями и врагами.

— Ярость в бою порой не хуже отваги сказал центурион Клавдий, подходя к нам. Вы не против, если я присяду?

— Нет, нет присаживайтесь сказали мы в один голос.

— В первые я вижу таких как вы.

— В каком смысле? Спросил я удивлено

— Многие представители знатных родов отказываются служить в легионах с обычными гражданами Рима.

— Мы не относимся к их числу командир. Мы не разделяем людей по их рождению и положению в обществе, никто не виноват в том, что они по воле судьбы не могут себе позволить жить в усадьбах, носить тоги из дорогих тканей. Парой обычные люди бывают благороднее и честнее чем те, кто представляет аристократические роды. На таких людях и держаться Рим.

— Ты достойный человек Клавдий. Не забывай о том, кто ты есть и всегда отстаивай свои интересы.

— Я вас не понимаю центурион?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 259