электронная
180
печатная A5
495
16+
Кинодетектив

Бесплатный фрагмент - Кинодетектив

Десятый том

Объем:
328 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8774-6
электронная
от 180
печатная A5
от 495
Сергей Глазков в роли начальника ИЦ
в сериале «Литейный»

СИЛЬНЕЕ ЛЮБВИ

Первый фильм «Павел»

Первая серия

1

У арки во двор многоэтажного дома останавливается легковой автомобиль. Из него выгружается капитан Рыбаков.

РЫБАКОВ: Коля, завтра в восемь!

Водитель кивает. Рыбаков захлопывает дверь.

ВОДИТЕЛЬ: А портфель, Семен Викторович?

Рыбаков машет рукой.

РЫБАКОВ: Да-да! Спасибо. С этой командировкой совсем голова поехала…

Рыбаков открывает заднюю дверь автомобиля, с сидения забирает портфель.

РЫБАКОВ: До завтра, Коля.

Водитель снова кивает и нажимает на педаль газа. Автомобиль уезжает. Капитан провожает его взглядом и входит в арку.

2

Капитан Рыбаков проходит под аркой и оказывается в дворе-колодце. Перед ним возникает темная тень. Капитан удивленно смотрит на человека, стоящего перед ним.

РЫБАКОВ: Что вам нужно?

Но в ответ капитан Рыбаков получает удар ножом в область живота. Капитан Рыбаков падает на землю. Неизвестный пытается забрать у капитана кожаный портфель, но мертвая рука цепко держит его. Убийца ногой выбивает портфель, подхватывает его и быстро покидает двор.

3

Хроника: В порту Таллина идет погрузка военной техники на корабль. Грузят пушки, машины. Нескончаемой змейкой на судно по трапу поднимаются люди. Вперемежку идут военные и гражданские. Порт бомбит вражеская авиация. Снизу по вражеским самолетам стреляют прямо с кораблей корабельные орудия. Подбитые самолеты падают в воду, которая тут же поглощает их. На подступах к городу идут ожесточенные бои. Немецкие войска стремятся захватить Балтийский флот, находящийся в порту, но продвинуться вперед ему не удается. Советские войска стоят насмерть.

4

В кабинет начальника порта без стука входит Никифоров, проходит к столу, за которым сидит хозяин кабинета. Тот отрывается от телефонной трубки.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Я занят!!!

Никифоров, молча, протягивает документы начальнику порта.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Ну, нет у меня больше транспорта! Нет! Жалуйтесь!

Начальник машет рукой, чтобы Никифоров вышел из кабинета. Снова говорит в трубку.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Расстреливайте! Только в очередь станьте. Вы пятый, кто хочет меня сегодня к стенке поставить!

Начальник в сердцах бросает трубку. Никифоров кладет документы на стол начальнику порта. Тот тяжело вздыхает и принимается изучать бумаги Никифорова. Отложив их в сторону, поднимает на Никифорова уставшие глаза.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: И много золота?

НИКИФОРОВ: Всё, что хранилось в Таллиннском банке. Кроме него еще валюта.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Ничем помочь не могу. Люди важнее. Я и так гружу на корабли вдвое больше человек.

НИКИФОРОВ: Вы хотите все это оставить немцам?

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Не хочу. Но выбирая между золотом и пушками, я выберу — пушки, из которых можно убивать врага.

Никифоров что-то хочет сказать, но его успевает опередить начальник порта.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Ну, скажите мне еще, что я за это буду отвечать по всей строгости военного времени.

Никифоров топчется на месте, не зная, что делать. На столе снова звонит телефон. Начальник порта хватает трубку.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Слушаю? (Никифорову) Свободен. (в трубку) Да? Слушаю?.. Нет!.. Нет!… Пойду! И тебя с собой возьму… Можешь жаловаться…

Никифоров козыряет, разворачивается и выходит из кабинета.

5

Никифоров выходит из кабинета. Начальник порта кричит ему в след.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Дверь за собой закрой!

Никифоров закрывает дверь, но ручку не отпускает. Некоторое время стоит, не двигаясь. Секретарь и несколько офицеров, сидящих в приемной, наблюдают за ним. Никифоров открывает дверь и снова входит в кабинет.

6

Никифоров проходит по кабинету к столу. Вынимает пистолет, снимает с предохранителя и кладет его перед начальником порта.

НИКИФОРОВ: Можете меня расстрелять, но я отсюда никуда не уйду, пока вы меня не отправите в Кронштадт.

Начальник порта отодвигает пистолет от себя и показывает на мужчину и женщину, сидящих в кабинете под стенкой. Только сейчас Никифоров замечает, что в кабинете присутствует еще кто-то.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Займите очередь.

Никифоров топчется на месте. Потом решается сообщить то, о чем не хотел говорить.

НИКИФОРОВ: Товарищ капитан 2-го ранга…

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Я вам все сказал, гражданин банковский работник. Свободны!

НИКИФОРОВ: Меня можете оставить здесь.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Оставайтесь.

НИКИФОРОВ: Только отправьте под надежной охраной ведомости по заработной плате личного состава Западного фронта.

Начальник порта удивленно смотрит на Никифорова.

НИКИФОРОВ: Всего один небольшой ящик.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Не золото, а ведомости?

НИКИФОРОВ: Да.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Что ценного в этих ведомостях?

НИКИФОРОВ: В них фамилии всего личного состава фронта. Всех солдат и офицеров. Их подписи и номера их удостоверений.

Начальник порта поднимается, понимая какую информацию, содержат простые бухгалтерские документы для противника.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Где эти ведомости?

НИКИФОРОВ: В машине. Я сейчас принесу.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Не надо.

льник порта садится за стол и пишет записку. Поднимается и протягивает записку Никифорову.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Под погрузкой стоит траулер. Передадите записку капитану.

Никифоров забирает записку.

НИКИФОРОВ: Спасибо.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: А вот охраной я вас обеспечить не могу.

Со стула у стены поднимается мужчина.

РОГОВ: Разрешите, товарищ капитан 2-го ранга?

Начальник порта и Никифоров поворачиваются на голос. Мужчина подходит к ним.

РОГОВ: Я могу обеспечить охрану.

Начальник порта на мгновение задумывается, затем расплывается в добродушной улыбке и поворачивается к Никифорову.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Вот, товарищ банковский работник, лучшей кандидатуры нам сейчас не найти. Знакомьтесь: сотрудник военной прокуратуры…

РОГОВ: Рогов.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Да-да, Рогов, а это…

Он поворачивается к женщине. Та поднимается со стула.

НАЧАЛЬНИК ПОРТА: Товарищ Рогов сам всё вам расскажет. Счастливой дороги.

7

Из брезентовой палатки, в которой немецкое командование устроило полевой штаб, выходят полковник Бауэр и майор Майер. С двух сторон выхода стоят вооруженные солдаты. Кроме них из палатки выходят еще несколько офицеров. Они прощаются и расходятся в разные стороны. Бауэр и Майер говорят по-немецки.

БАУЭР: Командующий нервничает.

МАЙЕР: Я бы тоже нервничал.

БАУЭР: Эти русские умеют ломать планы.

МАЙЕР: Генерал делает всё, чтобы корабли Балтийского флота не вырвались из Таллина.

Они проходят по дорожке, обходя огромные лужи, уже покрытые тонким слоем льда. Бауэр поскальзывается и вступает ногой в грязь.

БАУЭР: Черт!

Бауэр, продолжая слушать Майера, обтирает листьями запачканный грязью сапог.

МАЙЕР: Армия уже находится на подступах к городу, скоро сломит сопротивление противника и войдет в Таллин.

Бауэр и Майер подходят к автомобилю и садятся внутрь на заднее сидение.

8

Бауэр хлопает водителя по плечу.

БАУЭР: Домой.

Шофер кивает и заводит автомобиль.

МАЙЕР: Даже если суда выйдут в море, их будет сопровождать авиация Келлера.

БАУЭР: Да-да, конечно…

Автомобиль медленно выезжает на дорогу.

МАЙЕР: А в Финском заливе их ждет минное заграждение.

БАУЭР: Дорогой мой друг Майер… Нельзя недооценивать противника. Русские всегда хорошо воевали.

МАЙЕР: Полковник, у нас большой перевес в технике.

БАУЭР: Да. Техника — очень хорошо. Но не забывайте, Майер, что русские воюют на своей земле.

МАЙЕР: Ну, и что?

Бауэр бросает короткий взгляд на собеседника.

БАУЭР: Когда вы это поймете, тогда выиграете войну…

9

На массивном деревянном столе — перекидной календарь. На верхнем листке «20 ноября 1941 года». За столом сидит Савелов и рассматривает фотографии убитого капитана Рыбакова, сделанные на месте преступления. За спиной рядом с ним стоит полковник Яковлев. В руках держит папку, из которой вынимает документы и раскладывает их на столе перед Савеловым.

ЯКОВЛЕВ: Погибший — капитан Рыбаков. Руководитель группы инженеров, которые разрабатывают систему защиты внешних островов Финского залива: Малого и Большого Тютерса, Родшера, Мощного, Сескар и Кронштадта…

Савелов откладывает в сторону фотографии, снимает очки и кладет их в футляр, который определяет между перекидным календарем и чернильницей.

САВЕЛОВ: Думаешь, их интересовала его работа?

ЯКОВЛЕВ: Уверен.

САВЕЛОВ: Тогда зачем они его убили? У живого они могли бы узнать всё.

ЯКОВЛЕВ: Пропал его кожаный портфель с документами.

САВЕЛОВ: Откуда ты это знаешь?

ЯКОВЛЕВ: Водитель сказал, что капитан Рыбаков был с портфелем.

Савелов хмыкает.

САВЕЛОВ: О документах водитель тоже рассказал?

ЯКОВЛЕВ: Нет.

САВЕЛОВ: Тогда откуда ты знаешь о документах?

ЯКОВЛЕВ: Рыбаков должен был завтра с утра отправиться на остров Гогланд для укрепления оборонительных сооружений.

САВЕЛОВ: Ну и что?

ЯКОВЛЕВ: Возвращаться в кабинет Рыбаков утром не собирался…

Савелов поднимается со своего места.

САВЕЛОВ: О документах нужно знать точно. Вы понимаете, если они действительно попали к врагу?

Яковлев вздыхает и разводит руки в стороны.

ЯКОВЛЕВ: Мы это сейчас выясняем.

10

На кровати, повернувшись к стенке лицом, спит Павел Борисов. Мать трясет его за плечо.

БОРИСОВА: Паша, проснись…

Павел поворачивается и открывает глаза. Автоматический тянется к тумбочке, на которой рядом с книгой стихов А. С. Пушкина лежат его наручные часы. Подносит часы к близоруким глазам.

ПАВЕЛ: Ма, еще рано…

БОРИСОВА: Паша, за тобой пришли…

ПАВЕЛ: Кто?

БОРИСОВА: Военная разведка.

Мать отходит в сторону, показывая на дверь, в проеме которой стоит Гуров с двумя сотрудника милиции лейтенантами Петровым и Егоровой. Сон тут же слетает с Павла. Он садится на кровати, свесив ноги вниз, надевает очки и смотрит в сторону двери.

ПАВЕЛ: Что случилось?

ГУРОВ: Одевайтесь, Борисов.

11

Гуров сидит на длинной лавке, расположенной у стены, в которой находится входная дверь. Савелов располагается за массивным столом. Павел — на прикрепленном к полу стуле посередине комнаты для допросов. Яковлев ходит у Борисова за спиной.

ЯКОВЛЕВ: Борисов, правда, что ваш отец служил в белой армии, а затем эмигрировал во Францию?

ПАВЕЛ: Правда. Но я отказался от него по идейным соображениям.

ЯКОВЛЕВ: Объясните?

ПАВЕЛ: Будто вы не знаете?

ЯКОВЛЕВ: Нет.

ПАВЕЛ: Когда меня принимали в комсомол, я заявил, что не хочу быть сыном предателя моей Родины.

Савелов кивает.

САВЕЛОВ: Да. У нас есть такое заявление.

Савелов возвращает бумагу в папку. Рассматривает другую.

САВЕЛОВ: У вас хорошие характеристики. А рекомендации вам дали первый секретарь райкома и секретарь бюро…

ЯКОВЛЕВ: Отец когда-нибудь с вами связывался?

ПАВЕЛ: Нет.

ЯКОВЛЕВ: Вы знаете, где он?

ПАВЕЛ: Меня он не интересует. Для меня он умер… давным-давно.

Савелов кивает. Яковлев наклоняется к Борисову.

ЯКОВЛЕВ: Куда вы дели портфель Рыбакова?

Павел пытается повернуться к Яковлеву.

ЯКОВЛЕВ: Сидеть!

ПАВЕЛ: Вы это о чем, товарищи? Зачем мне портфель Рыбакова?

ЯКОВЛЕВ: Не ломайте комедию, Борисов. Вы смогли обмануть комсомольских товарищей, но нас провести не получится.

Савелов изучающе наблюдает за Борисовым.

ЯКОВЛЕВ: С вами связался ваш отец. Вы ему сообщили, что Рыбаков завтра отправляется на Гогланд. В портфеле у него — секретная документация.

Павел удивленно вертит головой.

ЯКОВЛЕВ: Вы убили его и передали портфель врагу.

САВЕЛОВ: Что вы на это ответите, лейтенант?

Павел глотает слюну, обводит присутствующих взглядом.

ПАВЕЛ: А что… Рыбакова убили?

САВЕЛОВ: Да.

ПАВЕЛ: Когда?

Савелов смотрит на часы.

САВЕЛОВ: Четыре часа назад.

ПАВЕЛ: Бедная Раиса Петровна…

ЯКОВЛЕВ: Борисов, хватит ломать комедию! Это вам не поможет…

Павел кивает.

ПАВЕЛ: Ваши обвинения беспочвенны, товарищ полковник. Во-первых, ни Рыбакову, ни мне эти документы не нужны.

САВЕЛОВ: Почему?

ПАВЕЛ: Потому что фортификационные оборонительные сооружения этих островов придумали мы. Все схемы обороны у меня вот здесь.

Борисов показывает на свою голову.

ПАВЕЛ: Для этого мне не нужно никого убивать.

Савелов удовлетворенно кивает и откидывается на спинку кресла.

ПАВЕЛ: Во-вторых: секретных документов в портфеле Рыбакова быть не могло.

ЯКОВЛЕВ: Откуда вы знаете?

ПАВЕЛ: Он при мне складывал туда свои тапочки, полотенце и зубную щетку. В общем, то, с чем всегда ездил в командировки.

САВЕЛОВ: А где же документы?

ПАВЕЛ: А документы лежат в сейфе. В кабинете Рыбакова.

ЯКОВЛЕВ: Никаких ключей у Рыбакова не было.

ПАВЕЛ: Ключ от сейфа у меня. Я всегда заменяю Рыбакова, когда он уезжает в командировки.

Борисов достает из кармана ключ от сейфа и показывает Савелову.

12

Бауэр и Майер едут в машине (говорят по-немецки).

МАЙЕР: Русские ни за что не спасут свой флот.

БАУЭР: Согласен. Очень сложно вывести из-под удара свыше ста шестидесяти кораблей, не говоря уже о людях.

МАЙЕР: Военной разведке и гестапо придется потрудиться, чтобы отфильтровать пленных.

БАУЭР: У них свои задачи, у генерала фон Лееба — свои, а у нас свои, дорогой мой Майер.

МАЙЕР: Так точно, господин Бауэр.

БАУЭР: Мы — первопроходцы. Чтобы помочь армии разгромить противника и взять Ленинград, мы должны поработать на островах.

МАЙЕР: Не проблема. Мои люди готовы.

БАУЭР: Русские сделали из них настоящие крепости.

МАЙЕР: Это может остановить наше наступление.

БАУЭР: Не остановить, а задержать. Чтобы этого не произошло, нужно добыть схемы оборонительных сооружений на этих островах.

МАЙЕР: Это займет много времени?

БАУЭР: Нет. Мы уже работаем в этом направлении.

13

Автомобиль Бауэра мчится по трассе в направлении осажденного города Таллина. За автомобилем взвивается вверх мелкая поземка.

14

В кабинете Рыбакова — Павел Борисов, Гуров и Яковлев. Павел открывает сейф и вынимает из него документы со схемами оборонных сооружений внешних островов Финского залива. Аккуратно кладет их на стол.

ГУРОВ: Всё на месте?

Павел перекладывает толстые папки, на которых крупными печатными буквами от руки красными чернилами написаны названия островов: «Малый Тютерс», «Большой Тютерс», «Родшер», «Мощный», «Сескар», «Кронштадт» и «Гогланд».

ПАВЕЛ: Всё на месте. Ничего не пропало.

Яковлев накрывает рукой папки с документацией.

ЯКОВЛЕВ: Мы забираем эти документы. У нас они будут в большей сохранности.

Борисов вежливо улыбается.

ПАВЕЛ: Товарищ полковник, у вас нет доступа к этим документам. Поэтому они останутся в этом сейфе.

ЯКОВЛЕВ: Но…

ПАВЕЛ: А если вы переживаете за них… я не буду возражать, если вы усилите нашу охрану.

Гуров смеется.

ГУРОВ: Умыл, лейтенант…

Павел прячет папки с документами в сейф.

ГУРОВ: Кто теперь вместо капитана Рыбакова отправиться в командировку на Гогланд?

Павел закрывает сейф на ключ. Ключ прячет в карман.

ПАВЕЛ: Я. Больше некому. Лучше меня никто не знает остров. Я лично разрабатывал все его подземные коммуникации.

ГУРОВ: Желаю тебе, лейтенант, спокойной дорожки на Гогланд.

ПАВЕЛ: Спасибо.

Гуров поворачивается к Яковлеву.

ГУРОВ: Идем, полковник.

Яковлев вздыхает.

ЯКОВЛЕВ: Пойдем, Гуров… после того, как проверим охрану и удостоверимся, что сюда и мышь не пролезет.

ГУРОВ: А кто возражает?

ЯКОВЛЕВ: Не нравится мне вся эта история.

15

Малотоннажное судно причаливает к пирсу. Один матрос спрыгивает на причал, второй матрос бросает ему концы. Первый матрос закрепляет канаты на кнехтах, торчащих из бетонных плит причала. Не дожидаясь, когда спустят трап, Павел покидает корабль. Оказавшись на твердой почве, Павел оглядывается по сторонам. Пирс находится в небольшой бухте. На причале стоят раненные матросы и солдаты. Тут же находятся и гражданские лица. Отдельно от всех на причале стоит старый маячник Ярвинен, наблюдая за небом. С корабля спускают трап. Сразу же на корабль начинается погрузка. Павел подходит к маячнику и тоже задирает голову вверх.

ПАВЕЛ: В Багдаде всё спокойно?

Старый маячник Ярвинен бросает на Павла недовольный взгляд.

ЯРВИНЕН: Советую быстро покинуть пирс, молодой человек, если не хотите попасть под бомбежку немецких самолетов.

ПАВЕЛ: Спасибо.

ЯРВИНЕН: Штаб… прямо по дороге.

ПАВЕЛ: Я знаю.

Ярвинен снова смотрит на Павла. Осматривает его с ног до головы.

ЯРВИНЕН: Откуда? Я вас здесь никогда не видел.

ПАВЕЛ: Ошибаетесь. Вы — маячник. Я вас видел в 39-м, когда впервые приезжал сюда. Мы тогда геодезию делали.

Впервые старый маячник улыбается.

ЯРВИНЕН: Так это вы здесь по горам лазили?

ПАВЕЛ: Ага.

ЯРВИНЕН: А сейчас что вас сюда привело?

ПАВЕЛ: Дела.

ЯРВИНЕН: Какие могут быть дела, когда война вокруг…

ПАВЕЛ: Военные дела.

Старый маячник еще раз бросает взгляд на Борисова, качает головой и снова заглядывается в небо.

16

В кабинете командира гогландского гарнизона находится капитан 2-го ранга Иван Георгиевич Святов и Павел Борисов. Павел козыряет.

ПАВЕЛ: Товарищ капитан 2-го ранга, лейтенант Борисов прибыл в ваше распоряжение.

Павел передает Святову сопроводительное письмо. Святов изучает его.

СВЯТОВ: Мне говорили, что должны были прислать капитана Рыбакова…

ПАВЕЛ: Товарищ капитан погиб.

СВЯТОВ: Жаль, конечно… Но… извини, лейтенант, мне ни он,… ни ты здесь не нужен.

Павел удивлен, но никак не выказывает своего удивления.

СВЯТОВ: Я просил прислать вооружение, а мне прислали… инженера.

Святов оценивающе оглядывает Борисова. Вздыхает.

СВЯТОВ: Автомат в руках держал?

ПАВЕЛ: На стрельбах у меня были отличные показатели.

СВЯТОВ: Значит, умрешь не сразу. Плавать умеешь?

ПАВЕЛ: Зачем?

СВЯТОВ: Людей спасать… Из воды вытаскивать… Мимо нас корабли проходит, а немцы их бомбами забрасывают. Мы организовали группы спасателей. Выходим на лодках после бомбежек.

ПАВЕЛ: А как же зенитная батарея?

СВЯТОВ: Из десяти орудий осталось четыре. Остальные немецкие самолеты уничтожили.

ПАВЕЛ: Я посмотрю, что можно сделать? Если подлежат ремонту — отремонтируем.

Святов в этот раз заинтересованно осматривает Борисова.

СВЯТОВ: Если нужны люди — я дам. Немного…

ПАВЕЛ: Еще я с собой привез корабельные орудия. Их выгрузили на причале.

Святов впервые улыбается и с довольным видом закручивает свои усы.

СВЯТОВ: Я сейчас же за ними пошлю людей.

ПАВЕЛ: Не надо. Мы их установим для защиты бухты, которая подвергается налетам больше всего.

СВЯТОВ: Согласен.

Святов подходит к столу, рукой приглашает Борисова сесть.

ПАВЕЛ: Эти орудия с крейсера «Аврора».

Святов удивлен.

ПАВЕЛ: От них здесь пользы больше, чем в Ленинграде.

Святов отвечает, немного подумав.

СВЯТОВ: Умно. Да и орудия с легендарного крейсера будут вдохновлять солдат к сопротивлению.

Павел разворачивает перед Святовым карту.

ПАВЕЛ: У меня есть несколько идей по укреплению обороны острова.

СВЯТОВ: Рассказывай.

17

Катер медленно входит в бухту.

18

На капитанском мостике — капитан Жиров. Рядом с ним стоит Рогов.

ЖИРОВ: Вот здесь мы дырку залатаем и дальше пойдем.

РОГОВ: Что это за место?

ЖИРОВ: Остров Гогланд.

РОГОВ: Большой?

ЖИРОВ: Двенадцать километров в длину и полтора в ширину. До 39-го финским был. А после к нам перешел.

РОГОВ: Здесь кто-то остался?

ЖИРОВ: При финнах здесь две деревни было Сурку… Сюркю… тьфу, макароны по-флотски, никак выговорить не могу. Сейчас деревни пустые…

РОГОВ: Чего?

ЖИРОВ: Жители деревень переселились в Финляндию.

19

Катер причаливает к пристани. Старый маячник помогает пришвартоваться: набрасывает концы на кнехты. Павел наблюдает за разгрузкой катера. Матросы устанавливают трап, по которому сходит Никифоров с небольшим ящиком в руках. Опускает ящик на землю. Следом за ним спускаются Рогов и Маша. Матросы сгружают три больших ящика с катера на пирс. Рогов тянется к небольшому ящику.

НИКИФОРОВ: Не надо. Этот я понесу сам. Вы лучше организуйте выгрузку остальных, а я узнаю, куда их спрятать.

Никифоров оглядывается, видит Ярвинена.

НИКИФОРОВ: Простите, милейший. Где ваше руководство?

ЯРВИНЕН: В штабе. Идите по дороге, никуда не сворачивайте и упретесь прямо в штаб.

НИКИФОРОВ: Спасибо.

ЯРВИНЕН: Вы тут долго не задерживайтесь. Немцы налететь могут.

Никифоров взгромождает на спину небольшой ящик и идет по пирсу к берегу. Рогов поворачивается к Маше.

РОГОВ: Чего стоим? Берем и несем.

Рогов и Маша пробуют поднять большой ящик, но поднять его не могут. Рогов смотрит по сторонам, замечает Павла, машет ему рукой.

РОГОВ: Молодой человек, помогите, пожалуйста!

Павел подходит к Рогову и Маше. Рогов отходит в сторону, уступая Павлу своё место. Павел проходит мимо него. Становиться вместо Маши.

МАША: Лейтенант, помогите лучше товарищу Рогову. Я сама справлюсь.

ПАВЕЛ: Моя мама учила меня помогать женщинам и инвалидам. Ваш товарищ Рогов ни к одной категории не подходит.

Маша благодарно улыбается ему. Рогов с опаской смотрит на небо.

РОГОВ: Хватит соревноваться в остроумии. Берем ящик и несем.

Павел и Рогов поднимают ящик.

20

Сверху падает мелкий снег и тут же тает. На детской качельке во дворе заброшенного дома покинутой деревни Сууркюля сидит Святов. Мерно скрипит под ним качелька. К Святову подходит старый маячник.

ЯРВИНЕН: Иван Григорьевич, всех расселили.

СВЯТОВ: Спасибо, Михаил Иванович.

ЯРВИНЕН: С продуктами проблема будет.

СВЯТОВ: Ничего, поделимся…

ЯРВИНЕН: Раненных много…

Святов вздыхает и поднимается на ноги.

СВЯТОВ: Война…

Не оборачиваясь, Святов уходит со двора.

21

На берегу матросы под руководством Павла Борисова с помощью лебедок устанавливают береговую артиллерию, состоящую из 4-х корабельных орудий. Возле одной из пушек орудуют два механика. Один производит зачистку забоин и задирин, а второй — проводит сборку и регулировку агрегатов, механизмов и узлов пушки. Работа кипит. К батарее подносят ящики со снарядами, складируют их в стопки, прячут под брезентом. Часть солдат, вооружившись лопатами, создают земляной вал перед артиллерийской батареей. К Павлу подходит Святов.

СВЯТОВ: Как дела, инженер?

ПАВЕЛ: Товарищ капитан 2-го ранга, закончили установку минного заграждения на выходе из бухты.

СВЯТОВ: Это хорошо, но мало. В случае нападения, противника это задержит, но не остановит.

ПАВЕЛ: Мы уже восстановили четыре орудия. Теперь у нас три полноценных батареи.

СВЯТОВ: А вот это уже что-то.

Святов обращает внимание, что рука у Павла в крови.

СВЯТОВ: Что с рукой?

Павел прячет руку за спину.

ПАВЕЛ: Да так… ерунда. До свадьбы заживет.

СВЯТОВ: Покажите!

Павел показывает руку.

СВЯТОВ: Чем это вы?

ПАВЕЛ: Надо было убрать ствольную вмятину, а нужного инструмента под рукой не оказалось.

Святов с улыбкой слушает рассказ инженера.

ПАВЕЛ: Делал тем, что нашел, товарищ капитан 2-го ранга… Баба вроде крепкая была, а разлетелась при первом ударе.

СВЯТОВ: Нужно обработать и перевязать рану, лейтенант.

ПАВЕЛ: Успею.

Святов качает головой.

СВЯТОВ: Сейчас, лейтенант. Идите за мной.

22

У входа в штаб стоит Никифоров. Топчется на месте, дожидаясь Святова. К штабу подходят Святов и Павел Борисов. Никифоров видит командира и сразу бросается к нему.

НИКИФОРОВ: Иван Григорьевич, разрешите обратиться?

СВЯТОВ: Обращайтесь.

НИКИФОРОВ: Всё с катера перенесли в бункер, как вы приказали.

СВЯТОВ: Хорошо, что вы ещё хотите?

НИКИФОРОВ: Надо бы охрану поставить.

СВЯТОВ: У меня нет лишних людей.

НИКИФОРОВ: Но я один просто не выдержу.

СВЯТОВ: А этот ваш Рогов… чем занимается?

Никифоров мнется перед тем, как сказать.

НИКИФОРОВ: Охраняет опасного преступника…

ПАВЕЛ: Девушку?

НИКИФОРОВ: Это не просто девушка, молодой человек. Это дочь генерала Борцова.

СВЯТОВ: Не того ли, Борцова, который покончил с собой?

НИКИФОРОВ: Простите, но я — гражданский человек. Подробностей не знаю. Говорят, что это из-за него задержали отправку кораблей Балтийского флота из Таллина.

СВЯТОВ: Чушь.

НИКИФОРОВ: Я тоже считаю, что это вражеская дезинформация.

ПАВЕЛ: А дочь чем виновата?

Никифоров поворачивается к Борисову.

НИКИФОРОВ: Спросите у Рогова. Он больше знает.

Никифоров обращает внимание на окровавленную руку Павла.

НИКИФОРОВ: Что у вас с рукой?

За Павла отвечает Святов.

СВЯТОВ: Ранение.

Никифоров разворачивается к командиру.

НИКИФОРОВ: Рану нужно обработать и перевязать. Иначе будет заражение.

СВЯТОВ: У меня есть бинты и йод. Вы можете это сделать?

НИКИФОРОВ: Нет… Но я знаю, кто это может сделать лучше всех.

СВЯТОВ: Кто?

НИКИФОРОВ: Наша арестантка. Она была медсестрой в гарнизонном военном госпитале.

СВЯТОВ: Приведите её ко мне кабинет.

Никифоров кивает.

23

Маша обрабатывает Павлу рану перекисью. Рогов внимательно наблюдает за ними.

СВЯТОВ: Товарищ Рогов, в деревне расквартировано много раненных. Им нужна медицинская помощь.

РОГОВ: Товарищ капитан 2-го ранга, я не имею права. У меня приказ…

СВЯТОВ: Пока вы находитесь в моем подразделении, вы будете выполнять мои приказы. Вам всё понятно.

РОГОВ: Так точно. Но в свободное время она будет находиться на гауптвахте.

Святов смотрит на Рогова, вздыхает и качает головой.

СВЯТОВ: Не возражаю.

Маша заливает рану на руке йодом. Павел вскрикивает и закусывает губу. Маша дует на рану.

МАША: Терпи, казак, атаманом будешь.

Павел улыбается девушке.

ПАВЕЛ: Я не хочу быть атаманом.

Девушка улыбается ему в ответ.

МАША: Тогда просто терпи.

ПАВЕЛ: Я стараюсь, но у меня не получается.

МАША: Плохо стараешься.

Их грубо перебивает Рогов.

РОГОВ: Не переговариваться!

24

К пирсу причаливает катер. Старый маячник помогает ему пришвартоваться. Не дожидаясь окончания швартовки, на причал спрыгивает полковник Яковлев. Быстро осматривает остров, по бетонному пирсу идет к берегу. Через плечо переброшен рюкзак, в руках держит небольшой чемоданчик.

25

Капитан 2-го ранга Святов пожимает полковнику Яковлеву руку.

СВЯТОВ: Слушаю вас, полковник?

ЯКОВЛЕВ: У меня очень мало времени. Я хочу сегодня уехать назад.

СВЯТОВ: Не получится.

ЯКОВЛЕВ: Почему?

СВЯТОВ: Надвигается шторм. Сколько продлится — неизвестно.

ЯКОВЛЕВ: Я не это не рассчитывал.

Святов пожимает плечами.

СВЯТОВ: Это не от меня зависит.

ЯКОВЛЕВ: Знаю.

СВЯТОВ: Чем собираетесь заниматься?

ЯКОВЛЕВ: Мне нужно допросить Борисова?

Святов удивленно поднимает брови и пальцами крутит кончики усов.

СВЯТОВ: Что он натворил?

ЯКОВЛЕВ: Я не могу вам все рассказать.

СВЯТОВ: Ну, хотя бы в общих чертах. Я командир подразделения, в котором он служит.

Яковлев не сразу решается заговорить. Он, нервно трет лоб.

ЯКОВЛЕВ: По агентурным данным к немцам попали чертежи, разработанные Борисовым для островов Большого и Малого Тютерса.

СВЯТОВ: Вы считаете, что их передал Борисов?

ЯКОВЛЕВ: Поэтому я здесь, чтобы во всем разобраться.

26

За столом сидит Яковлев. Напротив него — Павел Борисов. Яковлев внимательно слушает, что говорит ему Борисов.

ПАВЕЛ: Такого не может быть, товарищ полковник!

Яковлев кивает.

ПАВЕЛ: Всю документацию перед отъездом я сдал на хранение в спецотдел. У меня накладные есть. С подписями и печатями.

ЯКОВЛЕВ: Я хотел бы на них взглянуть.

Павел разводит руки в стороны.

ПАВЕЛ: Их с собой у меня нет.

ЯКОВЛЕВ: Где они?

ПАВЕЛ: В кабинете. В столе…

ЯКОВЛЕВ: Мы проводили обыск у вас в кабинете. Вот перечень вещей, изъятых из вашего стола.

Яковлев выкладывает из папки перед Борисовым исписанные листки.

ЯКОВЛЕВ: Обратите внимание, Павел Николаевич, никаких накладных в перечне нет.

ПАВЕЛ: Не может быть!

ЯКОВЛЕВ: Может. Это могут подтвердить ваши коллеги, которые присутствовали при обыске в качестве понятых.

ПАВЕЛ: Обратитесь в спецотдел. Там подтвердят.

ЯКОВЛЕВ: Обратились. Увы, ответа до сих пор нет.

ПАВЕЛ: Они ответят.

ЯКОВЛЕВ: Конечно. Я в этом не сомневаюсь. Но меня интересует совсем другое.

ПАВЕЛ: Что?

ЯКОВЛЕВ: Откуда у немцев документы, которые были только у вас?

Павел опускает голову.

ПАВЕЛ: Не знаю.

ЯКОВЛЕВ: Я вам предоставлю время подумать об этом.

27

Гауптвахта располагается в подвальном помещении без окон. Представляет собой большую бетонную коробку, поделенную на несколько камер металлическими решетками. Под потолком горит тусклая лампочка. Звенят ключи, щелкают замки. Павел поднимается на ноги. В помещение входит Рогов и Маша Борцова.

РОГОВ: Проходите.

Они проходят по помещению. Маша входит в камеру. Рогов закрывает за ней дверь на замок.

МАША: До завтра, товарищ тюремщик.

РОГОВ: Не ерничайте. Вы не в том положении.

Рогов замечает Борисова.

РОГОВ: О! У вас сегодня компания.

Рогов подходит к камере Борисова.

РОГОВ: Что вы натворили, лейтенант?

ПАВЕЛ: Передал фашистам секретные документы.

Рогов теряется, не зная, что сказать.

РОГОВ: Шутите?

ПАВЕЛ: Ага.

РОГОВ: Ну, не скучайте.

Рогов уходит. Маша присаживается на корточки. Павел тоже сползает вниз, опирается спиной о стену.

ПАВЕЛ: Как здесь можно спать?

МАША: Свернувшись калачиком на бетонном полу.

ПАВЕЛ: Не лето. Холодно.

28

Светов сидит за столом в кабинете и держит в руках несколько листочков. Раздается стук в дверь.

СВЯТОВ: Войдите!

В кабинет заглядывает Яковлев.

ЯКОВЛЕВ: Вызывали, товарищ капитан 2-го ранга?

Святов машет рукой Яковлеву, приглашая в кабинет.

СВЯТОВ: Проходите, присаживайтесь, полковник.

Яковлев плотно закрывает за собой дверь и садится за стол.

СВЯТОВ: Пообщались с лейтенантом?

ЯКОВЛЕВ: Да.

СВЯТОВ: Он сознался?

ЯКОВЛЕВ: Я этого и не ждал.

СВЯТОВ: Что собираетесь делать дальше?

ЯКОВЛЕВ: Колоть. Я не такие дела распутывал.

Святов бросает на стол перед Яковлевым листочки, которые держал в руках.

СВЯТОВ: Отпускайте парня.

Яковлев показывает на бумаги.

ЯКОВЛЕВ: Что это?

СВЯТОВ: Это его алиби. Шифровка. Только что это принесли мне мои связисты.

Яковлев берет бумаги и принимается изучать.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 495