электронная
72
печатная A5
515
16+
Кикимора спасает мир

Бесплатный фрагмент - Кикимора спасает мир

Сказки XXI века


4.7
Объем:
430 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-1733-9
электронная
от 72
печатная A5
от 515
Купить по «цене читателя»

Любовь Сушко

Ангел, сказочница и кот.

Тайны Лукоморья

Эта книга была закончена в тот день, когда город Омск прощался со своим любимым хоккеистом Алексеем Черепановым, он трагически погиб в 19 лет, умер прямо на стадионе города Чехова — остановилось сердце в финале хоккейного матча.

И я решила посвятить не только эту книгу сказок, но и все сказки, которые увидят свет ему — нашему АлешеПусть он продолжает жить и на страницах книг тоже. Говорят, что на небесах не хватает таких солнечных и красивых. А еще я знаю, что маленькие дети видят ангелов. Пусть он остается со всеми с нами и продолжает жить в наших сказках, снах и реальности. Обещаю, что в других книгах ангел Алекс станет одним из главных героев, потому что всем нам и маленьким и взрослым без него очень грустно и печально оставаться. Ангелы уходят в небо иногда, но они всегда к нам возвращаются, а уж он вернется точно… И это будет справедливо

Часть 1 Там, на неведомых дорожках

Алексей Черепанов 15 января 1989 года — 13 октября 2008

Среди снов и стихий снова ангел парил и смеялся,

Снова солнечный мальчик вернулся в истерзанный мир.

Он красиво играл, он уже ничего не боялся,

И архангелы молча склонились во мраке пред ним.

И в стихии огня он казался прекрасной кометой,

Чаровавший, хранивший, и нам помогавший творить.

— Что случилось? Скажите? И ты мне расскажешь про это.

Словно солнечный зайчик, и там он сумел покорить.

И суровые судьи устало смотрели на небо.

И в стихии и буре хранителем станет опять.

Он ли в том виноват, что хотели мы зрелищ и хлеба,

И среди облаков он в хоккей продолжает играть.

Стадион замирает, ему освещая дорогу.

И взлетает все выше, и где-то в тумане парит.

Среди снов и стихий, он любимец сурово Бога,

Звездный мальчик, ушедший из мира страстей до зари.

Нам еще оставаться, и жить с этой тяжкою болью.

Нам бороться устало, и с чем-то мириться шутя.

Только солнечный мальчик, он будет все время с тобою.

Мы его не забудем, и снова резвится дитя.

Он останется принцем, он будет нам сниться порою,

Те прекрасные сны снова счастье и мир принесут.

И орленок блеснет опереньем над алой зарею.

Там, где птицы поют, там, где дивные розы цветут.

Он красиво играл, он уже ничего не боялся,

И архангелы молча склонились во мраке пред ним.

Среди снов и стихий, снова ангел парил и смеялся.

Снова солнечный мальчик вернулся в истерзанный мир
ВСТУПЛЕНИЕ

Сказки рождаются и живут во все времена.

Сочиняем мы их для наших детей, и для взрослых, которые не перестают оставаться в душе детьми. Не важно, какой век сегодня на дворе 15 или 21. Стоит только вырваться из шумного города в поле и в лес, и тот, кто способен видеть и чувствовать, сразу же поймет, что там совсем иная жизнь.

Ударил гром, сверкнула молния, зашуршали капли дождя и листья над головой, поспешил куда-то ежик, птица полетела прочь — и старый Леший вышел на поляну, а черти побежали в разные стороны, чтобы укрыться от гнева Перуна.

Так на наших глазах рождается сказка, вечная сказка, просто увиденная и рассказанная на новый лад. И по лесной тропинке Сказочница со своим котом и прекрасным Ангелом уже спешит к перепутному камню, чтобы поведать нам еще одну историю о том, чтобы видно сердцем, потому что главное скрыто от глаз…

Ястреб номер семь. Алешины сказки

ЯСТРЕБ НОМЕР СЕМЬ

Светлой памяти Алексея Черепанова.

Из цикла» Сказки медвежонка Остапа»

Прошло почти три года с того черного дня, когда у Солнечного мальчика Ала остановилось сердце во время хоккейного матча.

Ал внезапно для всех, кто его любил, 13 октября покинул этот мир, тогда прекрасный и могучий Ястреб — талисман команды, проводил его душу на небеса, чтобы ему не было так страшно и одиноко.

А в заповедном лесу появился Солнечный медвежонок Остап…

И медвежонок так был похож на Ала, особенно глаза человеческие, что ястреб, пролетая мимо, сразу же узнал своего любимца и очень обрадовался неожиданной встрече.

Ястреб был птицей мудрой и знал древние сказки о том, как принцы превращались в медведей и оставались на какой-то срок зачарованными, а потом к ним возвращался их человеческий облик. Это окрылило птицу.

Теперь ястреб хотел только одного, чтобы медвежонок расколдовался и снова вернулся в тот мир, который ему пришлось так внезапно оставить в 19 лет.

Сначала ничего не получалось, но ястреб был горд и упрям, он никогда не отступал и не сдавался. Он поднялся высоко в небеса, дошел до самой богини Судьбы Мокоши и попросил, чтобы она расколдовала медвежонка, и вернула Ала в мир, на стадион.

— Пусть он еще поиграет в свой хоккей, он так любит жизнь, и его там так любят, — твердил ястреб.

— Хорошо, — ответила богиня, — так и будет, но ты понимаешь, что для этого он должен выполнить трудное задание.

— Какое задание? — насторожился ястреб.

— Ровно в полночь 13 октября в день, когда Ал покинул этот мир, медвежонок должен встать под священным дубом и поймать как можно больше золотистых листиков, их должно быть больше 19, тогда еще какой-то срок он сможет провести на земле.

Ястреб поспешно поблагодарил богиню и бросился к медвежонку Остапу.

Ему хотелось поскорее принести радостную весть. Он сможет вернуться к своим близким, сможет играть в хоккей, если поймает золотистые листья в ладошки, и пусть их будет больше 19, тогда он еще поживет и порадуется

Медвежонок тоже повеселел, он стал ждать 13 октября, зная, что сбудется заветное желание, и он снова встретится с друзьями и родными, как же все обрадуются.

— Только не просчитайся, только поймай больше 19 листьев, — твердил ястреб, — и твое желание сбудется.

Никто, кроме медвежонка и ястреба, не знал, о чем говорила богиня Судьбы, им не хотелось, чтобы кто-то помешал им, ведь тогда все рухнет.

Только Соловей Разбойник привязался к медвежонку больше других. С тех пор как Остап появился в заповедном лесу, Соловей больше не чувствовал себя одиноким. Он сразу же почувствовал, что грозная птица принесла ему беду и разлучит его с Солнечным медвежонком, в ту самую ночь он не сомкнул глаз и тайком отправился за медвежонком к священному дубу…

Соловей никак не мог решить должен ли он помешать медвежонку ловить листья. Противоречивые чувства жили в его душе, с одной стороны ему хотелось, чтобы Остап оставался с ним, одиноким в лесу быть не очень приятно, а медвежонок такой забавный. Но он видел, как повеселел медвежонок, и желание принести ему радость в какой-то момент пересилило другое желание — порадовать себя самого. Судьба медвежонка было в его руках. Соловей мог свистнуть так, что все листья отлетят сразу, и тогда медвежонок не сможет поймать их, и он останется тут навсегда

Соловей напряженно слушал:

— Двенадцать, тринадцать, четырнадцать, — кожей чувствовал, что он теряет своего мишку, но никак не мог свистнуть, чтобы прекратить свои мучения, и лишить медвежонка радости.

Соловей увлекся и не сразу заметил, что Ястреб зорко следил за ним, и готов был броситься на него, если бы он решил помешать.

Это разозлило Соловья еще сильнее, он понимал, что еще один лист и все кончится. Но в тот момент засвистело что-то совсем другое, Ястреб не видел, как в него летела стрела откуда-то с окраины леса.

Это заметил Соловей, а через миг и Медвежонок, они с двух сторон бросились к ястребу, и стрела пролетела мимо, она только слегка покарябала ухо медвежонка, а ястреба даже не коснулась.

Лихие витязи царя Гороха вышли на охоту, и стреляли куда придется.

Медвежонок покачнулся, лапа его подвернулась, и он упал, ястреб приземлился рядом, предательски наступил рассвет.

— Ты жив, они даже не ранили тебя, — радостно шептал Остап, -Соловей у нас молодец, а мне показалось, что это он посвистывает, а это была стрела, она могла убить тебя наповал.

— Молодец, — согласился Ястреб, -ему было немного стыдно, ведь он плохо думал о Соловье, а тот спас его от гибели.

Соловей и сам от себя такого не ожидал, но что сделано, то сделано.

— А что же теперь мы с тобой будем делать? — так тяжело вздохнул ястреб, что шерсть на шкуре медведя зашевелилась от его дыхания.

— Главное, что ты цел и невредим, а я останусь в лесу, у меня много друзей.

— Но ведь ты так хотел сыграть в хоккей.

— Да, очень хотел, но ты жив, и ты нужен им больше, чем я, что они без талисмана будут делать….

Ястреб готов был разрыдаться от досады.. У них почти все получилось, если бы он был внимательнее, то медвежонок бы поймал листья и вернулся в мир, и Ал бы еще поиграл в хоккей.

— Не печалься, — успокаивал его Остап, — ты жив, лети туда, скоро начнется матч, передай им привет, и надень форму с моим седьмым номером, это должно помочь им победить. Ты будешь Ястребом номер 7, а мы с Соловьем будем смотреть матч по телевизору, ты помашешь нам оттуда и передашь привет. Так с тех пор и повелось. Ястреб появлялся в самом начале игры, на груди его красовалась цифра 7, зал радостно приветствовал гордую птицу. Он поворачивался к камере и махал крылом.

Зрители, сидевшие у телевизоров, были уверены, что ястреб машет им, а где-то в дремучем лесу у телевизора замирали Соловей и Медвежонок Остап, они улыбались друг другу, когда Ястреб махал им, оттуда, из другого мира. Это было хорошим знаком.

— Победа будет за нами, -говорили друг другу Соловей и Медвежонок, ведь с ними был Ястреб номер 7.

Листья ловит медвежонок золотистые опять,

Ветер обалдел спросонок, и листвою стал играть.

Он стоит в тиши и снова в лапах золото таит.

— Ты зачем? Букет для ведьмы? — ежик спросит, он молчит.

Кот Баюн сказал, что надо листьев столько им поймать,

Чтобы радость и отрада в лес вернулась к нам опять.

Каждый листик — лучик солнца, лучик счастья золотой,

И тогда в наш мир вернется снова Вера и Любовь.

Вот с утра такой веселый вышел в золотистый лес,

Долго помогал лисенок, а потом в листве исчез.

Зайчик солнечный несется над поляной золотой,

И внезапно лучик солнца медвежонку льнет, и вой

Ветра слушает в печали, осень –дивная пора,

Только где-то там, ночами листопад шуршит, и прав

Кот ученый — в эту осень столько света и тепла,

Листья он в берлогу носит, чтоб счастливой жизнь была.

Это пламя в злую стужу согревает их опять.

Листопад медведю нужен, чтобы тепло и свет принять.

Ежик подставлял колючки, был серьезно деловит,

С ними и светлей и лучше, в каждом солнца лучик спит.

Ловит листья медвежонок, как он хочет счастья всем,

Ветер обалдел спросонок, и засыпал он совсем

Медвежонка, золотистой стал он горкой в этот миг,

Волк швырял куда-то листья, даже взвыл: -Ты где, старик?

Посмотри, там ежик плачет, грустно без тебя ему

— Но зато гора удачи, откопал меня к чему?

Ветер обалдел спросонок и с медведем стал играть,

Ловит листья медвежонок золотистые опять.

Белые журавли в черном небе. Листопадные сказки

Светлой памяти хоккейной команды, 7 сентября ушедшей в небеса -«Локомотива»

В это утро медвежонок Остап проснулся раньше, чем обычно.

7 сентября. Остап очень любил цифру 7 и, как и многие в мире считал, что она приносит счастье.

Когда-то в другой жизни — это был его номер на хоккейной майке.

Когда он играл в хоккей, этот номер приносил ему удачу.

Помнится, его тогда называли Ястреб номер семь.

Почему Ястреб? Да потому что эта птица была талисманом его команды. Их всех называли ястребами. А он был Ястребом номер семь.

В той жизни он был ястребом, а когда у ястреба внезапно остановилось сердце во время матча, он стал медвежонком Остапом и перебрался в заповедный лес.

№№№№№№№

Медвежонок шел по осеннему лесу и вдыхал головокружительные запахи спелых яблок и уже увядших цветов- самые чудесные осенние запахи.

Это была третья осень в его новой жизни, и не на что ему было обижаться. Жаловаться медвежонок Остап не любил.

Тихонько откуда-то сверху свистнул Соловей Разбойник — его самый верный и преданный друг.

И хотя свистел он не сильно, говорят, что свист у Соловья убийственный, но закружились над медвежонком листья, и один из них, самый багряный, приземлился прямо ему на голову. Словно кровавое пятно, алел он на темной шерсти медвежонка.

Соловей подпрыгнул от страха и порадовался, что больше никто этого не видит.

— Дурной знак, что-то скверное случится, — подумал Соловей, но ничего говорить Остапу не стал, может и обойдется.

— Да нет, не должно быть, все-таки 7 сентября, Остап так любит эту цифру, — размышлял Соловей.

Лист же зацепился и не падал на землю, медвежонок так и подошел с ним к священному дубу.

Соловей уселся удобнее на широкой ветке. Как и всегда он передвигался по вершинам деревьев — так быстрее, а сверху лучше видно все. Он обещал и Остапа научить гулять по деревьям. А что, говорят, в иноземье есть такие медведи, которые живут на верхушках деревьев, значит, и Остап может научиться летать. Вот здорово им там будет.

Но Остап остановился около дуба и стал вглядываться в его крону. Медвежонок так задрал голову, что багряный листок закружился и упал в траву за его спиной.

Соловей облегченно вздохнул. Ведь ему казалось, что его мишку кто-то подстрелил, и на голове у него появилась огромная рана.

Чего только не почудится осенью, когда зеленые листья становятся золотыми и багряными. То кажется, будто все золото в мире валяется у тебя под ногами, то такие вот кровавые ужасы привидятся.

№№№№№№№№

Медвежонок тихонько взвизгнул, когда багряный листок, оторвавшись от дерева, полетел прямо ему в лапы, а потом второй, третий.

Это показалось странным, ведь не было ветра, и Соловей не свистел -помалкивал, почему же так быстро стали отрываться от соседнего клена листья и летать прямо к нему? Они словно бы стремились упасть в его лапы.

Тогда Остап подставил ладошки, а листья падали и падали — целая горка разноцветных листьев…. Какими же красивыми, какими алыми они были.

А потом все прекратилось так же внезапно, как и началось. Только листья, которые Остап прижал к груди, и оставались напоминанием о странном листопаде.

— А давай посчитаем листья, интересно, сколько их, — предложил Соловей.

Он не собирался унывать и хотел похвастаться, ведь он научился уже считать до ста, и эти листья тоже все может пересчитать.

Медвежонок уселся поудобнее на вялую траву, Соловей спрыгнул с дуба и примостился около него, они начали считать опавшие листья

— Десять, одиннадцать, двадцать один, двадцать четыре, двадцать шесть, — Соловей поднял высоко над головой последний лист.

— Целая хоккейная команда, — вырвалось у медвежонка.

Соловей повертел со всех сторон последний лист и удивленно произнес:

— Здесь вроде что-то написано, только я разобрать не могу.

Соловей никак не хотел признаться, что он не умеет читать и даже букв не знал не ведал.

Остап стал разглядывать остальные листья.

— Павел, Михаил, Даниил, Руслан, Сергей, Александр, Артем, Марат, Роберт, Иозеф, Ян, Карел, Карлис, — шептал он, вглядываясь в буквы на листиках.

Когда он произнес два последних имени, они с Соловьем взглянули друг на друга и замерли.

Эта парочка все время смотрела хоккей с тех пор, когда Соловей позаимствовал где-то телевизор и смог его врубить и настроить на тот мир. Здесь без чародея, который проиграл ему в кости, не обошлось, конечно. Но чтобы порадовать Остапа, Соловей и не на такое был готов.

— Ведь это имена ребят из команды, из «Локомотива», мы же с тобой за них болели, когда твои ястребы улетели отдыхать, ты разве не помнишь?

— Я догадался, — тяжело вздохнул медвежонок, — когда эти два имени мне попались. А еще Даниил, этот рыжий пацан, которого со мной сравнивали, и все девчонки так любили. Я ему даже завидовал немного.

— Похоже, что мы правы, — согласился Соловей, -только какой же черт посмел их имена на листьях нацарапать и заставил тебя поймать эти листья все до одного?

— Это не черт, это сам Велес, он хочет нас о чем-то предупредить, — размышлял медвежонок, — только о чем?

Он снова покосился на священный дуб.

И в тот момент, где-то далеко, за всеми лесами и реками что грохнуло так, что медвежонок подпрыгнул и выронил листья.

Они оба невольно задрали головы кверху. На фоне серого неба летели и пронзительно кричали белые журавли.

— Какие-то странные птицы, им еще рано улетать, куда это они собрались, — ворчал Соловей.

Медвежонок считал журавлей. Но он уже знал, что их как и листьев тоже будет двадцать шесть. Так оно и вышло.

— Вся команда поднялась в небеса, — обреченно произнес он, — теперь в небесах целая команда.

— Да не может быть. Ты что забыл, что сегодня 7 сентября, это твое любимое число, твой номер, а там просто какие-то журавли….- пытался успокоить Остапа Соловей.

— А это просто листья? — спросил медвежонок, — пошли новости посмотрим.

— Не хочу я их смотреть, — упрямился Соловей, — у меня глаза и уши болят, я погулять хочу, а тебе меня совсем не жалко?

Но Остап уже поспешил к телевизору.

Разобиженный Соловей сидел на суку дерева перед окном и смотрел на вспыхнувший экран.

Он ничего не слышал, но видел только обломки самолета, мелькали на экране портреты –молодые и красивые парни в красной форме улыбались и смотрели прямо в душу.

— Целая команда, не может быть, — повторял он вслед за Остапом.

Когда Соловей наконец вернулся в свой замок, медвежонок сидел сгорбившись и закрыв глаза лапами, он беззвучно плакал.

Остапу показалось, что он умер во второй раз, у него снова остановилось сердце. Нет, он умирал с каждым хоккеистом, и возвращался в этот мир, чтобы умереть снова. Воскресал и снова умирал.

Соловей ушел не в силах этого видеть. Снова заскочил на ветку, промахнулся, и рухнул вниз –такого с ним никогда прежде не случалось. Он поднялся и снова пошел к медвежонку, нельзя же оставлять его одного в такие минуты.

— Вот тебе и 7 сентября, а еще говорят, что это счастливое число, да какое оно счастливое, вон какая беда случилась. Что же они там творят, как же мы теперь без этой команды?

Да, в мире творилось что-то жуткое.

А высоко в небе летели и пронзительно кричали белые журавли, они все еще кружили над этим миром и лесом и никак не хотели улетать. А потом все-таки растаяли где-то в тумане.

Летят журавли, покидают родные просторы,

И милые тени уносятся с ними куда-то.

Беснуется осень, весна к нам вернется не скоро,

Но как мы без вас, возвращайтесь скорее, ребята.

Пусть гордые птицы все выше стремятся и выше,

Бескрайнее небо для них и милее и ближе,

Но крик журавлиный сквозь шум листопада я слышу,

И вижу их лица, улыбки беспечные вижу.

Летят журавли, покидают нас всех на закате.

И серое небо, и души в просторы их рвутся,

Но нам оставаться в морозы, пусть силы нам хватит

Прожить эту зиму и верить –весною вернутся.

Их веру и верность отметили древние боги.

Хранит их Деметра, с улыбкою вдаль провожая,

Летят журавли, это осень стоит на пороге,

И гордые птицы куда-то от нас улетают.

Мир странно поник и следит он за белою стаей,

А листья кружатся — багряные и золотые.

Летят журавли, это радость и боль улетает.

Рванутся за ними, но нас остановят родные…

Беснуется осень, весна к нам вернется не скоро,

Но как мы без вас, возвращайтесь скорее, ребята.

Летят журавли, покидают родные просторы

И милые тени уносятся с ними куда-то.

Если вас больше нет.. Листопадные сказки

Светлой памяти любимого «Локомотива»

Медвежонок Остап с тревогой смотрел в небо. Там в голубом просторе, а осень была такой теплой, солнечной, золотистой — метались журавли.

— Что там случилось? –спросил лисенок Лука, — они уже должны были улететь. Почему эти журавли все еще парят в небе?

— Они никак не могут с нами проститься, — говорил задумчиво медвежонок, -им кажется, что это навсегда, они не знают, что весной, вместе со всеми птицами они вернутся снова. Но им это еще неведомо.

— Так может пусть и останутся и зимую с нами — размышлял лисено

— Они не могут остаться, потому что замерзнут и погибнут снова, зимы –то какие лютые, для этого нужна моя или твоя шкура, а такие хрупкие птицы нашу зиму не выдержат, вот потому и должны лететь в теплые края. Но они пока не понимаю этого.

На поляну приземлился лучший друг медвежонка — Ястреб.

— Вот ты –то нам и нужен, — обрадовался медвежонок, смотри, там журавли наши никак не могут улетать, улетают и снова возвращаются, их надо спасать, иначе мы снова их потеряем, а этого никак нельзя допустить.

— Тяжко им, — говорил ястреб, — ты из своего леса все видишь и слышишь, тебе Соловей даже телевизор принес, чтобы хоккей смотреть, а каково им и без привычного мира и без хоккея, без родных и близких, вот и мечутся, и маются, бедняги.

— Но им нужно лететь, скажи им, что мы их любим и будем ждать их возращения, пусть они пока улетают…

Ястреб взмахнул крыльями и поднялся высоко в небеса, туда, где тревожно кричали журавли.

Медвежонок и Лисенок видели с земли как он подлетал то к одному из них, то к другому, показывал крылом вниз, туда, где оставались лисенок с медвежонком, что-то кричал пронзительно, журавли засуетились еще сильнее. Теперь они понимали, что на самом деле случилось.

— У него ничего не выйдет, — вздохнул лисенок, -тебе самому надо было туда лететь, может быть они тебя и послушаются.

Медвежонок молчал, у него уже давно затекла шея, а он все смотрел в небо и никак не мог оторваться. Неужели ястреб так и не сможет убедить и спасти журавлей?

— Я знаю, как тяжело улетать, но мы ведь ждем и любим их по прежнему, даже больше, чем раньше, — заговорил Остап, он пожалел, что не полетел с ястребом и очень волновался.

— А куда делся ястреб? — удивленно спросил Лисенок, -почему он не возвращается?

Но тут они увидели стройный журавлиный клин, впереди летел ястреб.

— Он сам решил проводить их туда, в дальние страны, — говорил медвежонок, у него все-таки получилось, молодец Ястреб, он спасет их, обязательно спасет.

— И что он там с ними до весны останется? — с тревогой спросил лисенок.

— Вернется, ведь завтра игра, как же могут они без него играть, но сначала надо проводить журавлей и позаботиться о них… Помню, когда у меня остановилось сердце, я так долго не мог понять, что же происходит, почему душа мечется где-то под куполом, а над телом склонилась вся команда, почему они все плачут стиснув зубы, мне казалось, что ничего не произошло и все по-прежнему, стоит только очнуться и можно бежать на лед, но я никак не мог проснуться и ничего не понимал. Мне же вообще никто не объяснил, что происходит, что случилось, с одной стороны радость от легкости и желание лететь все выше и выше, а с другой непонятно ничего. Вот так и с ними, они живут теперь среди птиц, а душой рвутся назад, домой в мир людей, им без нашего ястреба не обойтись, и как я сразу о том не догадался.

№№№№№№№№№

Небо посерело и стало таким пустым и печальным.

Медвежонок вместе с лисенком все еще мокли под дождем до самой темноты. Они ждали ястреба и хотели узнать, как там все прошло.

И только когда стало совсем темно, а они промокли до нитки, медвежонок произнес:

— Пошли, Лис, сегодня он уже не прилетит к нам, надо обсохнуть и погреться, дождик разошелся не на шутку.

Они отправились в избушку Лешего, где полыхал огонь в большой печке — так там было тепло и уютно. Если бы не тревога за тех, кто оставался в небе, то вообще бы все казалось прекрасным.

Ястреб прилетел утром, на рассвете. Он боялся, что медвежонок всю ночь мокрый и замерзший будет ждать его под дождем.

— Все путем, — крикнул он, как только увидел медвежонка, -видел, как мы махали вам крыльями… Они сейчас в Ирии, скучают немного, но ничего, среди птиц в сиянии богини любви им хорошо. Они даже будут видеть матчи и останутся чемпионами наших сердец, я позаботился о них, а что нам еще остается?

Медвежонок тяжело вздохнул. Он помнил, как тяжело ему было в первое время примириться с тем, что произошло, как он рвался назад, умолял, чтобы ему позволили хоть один раз сыграть и забить шайбу.

— Ладно, Остап, мне пора лететь, там ведь вечером матч, я не могу опоздать.

— Не опаздывай, они без тебя никуда, только потом загляни к журавлям, и расскажи им обо всем, что было и чего они не могли увидеть, если ты будешь их навещать, им будет не так грустно и одиноко.

Медвежонок помолчал, а потом прибавил:

— А раз там целая команда, то как –нибудь мы с ними еще сыграем в хоккей…

Ястреб поднялся в небеса и растворился где-то в серой дали

Какой же грустной была эта осень, почти голые деревья жались от

холода. На лапу медвежонку упал последний золотистый лист.

Журавли улетают к планете из снов золотистых,

И тревожно кричат — им не хочется с нами прощаться.

Словно листья с деревьев летят наши белые птицы,

И парят над землею, и трудно им с нами расстаться.

Побеждает Амур, снова ястребы яростно бьются,

Отступает Барыс, или барсы в тумане таятся,

Все обычно у нас, только там журавли не сдаются,

И несутся куда-то, и вновь к стадиону стремятся.

Да и как нам без них, оглянешься, и снова играют,

Чемпионы сердец наши снова грустят и ликуют.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 515
Купить по «цене читателя»