электронная
90
печатная A4
1073
12+
Хвостатое Лихо Аршии

Бесплатный фрагмент - Хвостатое Лихо Аршии

Цикл: «Эйриния». Серия: «Марк и Афин». Том II

Объем:
270 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-3576-1
электронная
от 90
печатная A4
от 1073

Предисловие

Медленно, но, верно, на мирный город Вестия опустилась ночь. Остались позади все тяготы и заботы дня минувшего. Наступило время сна и отдыха.

Но не все в городе сомкнули глаза, желая отдохнуть и набраться сил, для дня грядущего. В просторном зале дворца наместника восседал на роскошном стуле, с высокой спинкой, средних лет мышь, вот уже не в первый раз прочитывая срочную депешу, доставленную ему с наступлением сумерек.

— Так, так, так… — пробегал он по строкам, не скрывая хитрой усмешки, что пробегала у него в уголке рта, и которую он не старался скрыть.

— Все, как и говорил наместник Цикаль, — смял он депешу, и поднес к свече, что еле освещала темное помещение, света которой хватало лишь на то, чтобы прочесть послание.

На мгновение огонь от вспыхнувшего листка бумаги, озарил часть зала за спиной сидевшего. Не оборачиваясь, сидевший тихо обратился к тому, кто все это время был тише воды, ниже травы, и казалось вовсе оставался незамеченным им:

— У тебя ко мне дело?

— Нет отец, я пришел посмотреть, как ты попросту тратишь наше время, — ответил сухо, с ноткой недовольство парень, который не шевелился, и казался тенью.

— Напротив, состоя на службе этих дураков, я многое смог постичь, — продолжал говорить спокойным тоном, сидевший, одним вздохом развеяв по ветру пепел от сожжённого послания по ветру.

— Многое?! Ты по-прежнему называешь их дураками, — усмехнулся паренек.

— А как еще мне называть тех, кто считает, что своими тщетными усилиями они способны изменить многовековые устои?

— Ты сейчас про этих пресловутых разбойниках речь ведешь? Слыхал, они много шума здесь натворили и даже…

— Нет! — перебил его отец, повысив голос, явно не желая вести разговор про них.

— Дело не только в них. Я говорю… А впрочем, лучше один раз показать, чем сто раз объяснять, — с этими словами, он поднялся из-за стола, нацепил на лицо свою белою маску, прикрывшую ему лицо, и хлопнул два раза в ладоши.

По его сигналу, ту, что ожидала «аудиенции», с мешком на голове и связанными спереди руками, втащил плечистый амбал, и швырнул ее к его ногами.

Получил отмашку, амбал удалился.

— Мне сообщили, что ты желала видеть меня? — прохрипел не своим голосом мышь в маске, медленно надвигаясь на ту, которую сковал страх и она так и продолжала лежать на холодном полу, безнадежно глотая слезы, и пытаясь взять себя в руки.

— Поднимись! — приказал мышь.

Гостья послушно поднялась на колени, и через мгновение с ее головы был сорван мешок.

— Говори! — повторил он в приказном тоне, отчего мышка, не смея поднять на него голову, проглотив горечь и страх, проскрипела в ответ:

— Мне…

— Громче! — прогремел мышь, стоя у нее за спиной, и с наслаждением наблюдал как от каждого его вздоха и выдоха, совсем еще юная мышка, вздрагивает, как от пронизывающего морозного ветра.

— Мне… удалось… проникнуть к ним… И они… приняли меня, — выдавила девушка из себя слово за словом.

— Молодец, девочка, — прохрипел мышь, и в знак особой благодарности протянул ей руку, на безымянном пальце которой покоился перстень, к которому, она, дрожа всем телом, прильнула посиневшими от страха губами.

— Это все?! — молвил мышь после.

— Вы… Обещали мне, что позволите увидится с ним, если я справлюсь… — еле слышно прошептала она.

— Что?! — резко одернул от нее руку мышь, и даже замахнулся, но в последний момент смог сдержаться.

— Твоя задача еще не выполнена! — прорычал он ей прямо в лицо, схватив ее подбородок когтями, и поднял ее милое личико к себе.

— Не забывай, что пока ты тут тратишь мое время в пустую, твой ненаглядный томиться в казематах Понтиса, и только от тебя зависит, будет ли он жить или умрет в мучительных муках! — прогремел он и отшвырнул мышку от себя, та обреченно упала на пол лицом.

— А теперь с глад долой! На выходе тебе дадут список имен мышей, к которым ты должна относиться с особым «интересом»! И не смей больше тревожить меня по пустякам. Я ясно выразился?! — повернулся он к ней.

Мышка, собрав остатки сил и воли, поднялась на ноги, и поклонившись ему почти до самого пола, не поднимая головы, поспешно удалилась из зала.

— Жестко ты с ней…

— Напротив, я еще сдерживался, — ответил на это замечание мышь.

— В который раз убеждаюсь, что их удел лишь служить нам, — прошипел паренек, наблюдавший за всем без особого сочувствия со своей стороны.

— Ха, и это говорит мне тот, кто всего за один день смог вскружить бедняжке голову?! И теперь она сделает все, ради твоего изволения из плена, — усмехнулся в ответ отец.

— Прямо, так и все?! — сверкнул сын глазами в сторону отца.

— Не глупи сын, я предан нашей общей миссии… И уже скоро придет наше время, и мы за все им отомстим, а пока…

— Что пока?! Ты даже не даешь мне шанса проявить себя. Была моя воля, я бы давно тебе на блюдечке доставил этих разбойников, а не таскался без дела по кварталам Понтиса.

— Тебе еще так многому надо научиться, мальчик мой. Наберись терпения, — подошел к столу мышь, достал из ящика небольшую книжечку в кожаном переплете.

— Но ты и вправду молодец. Я ни сколечко не сомневаюсь, что ты смог бы за день распутать этот запутанный клубок. Но, чем запутанней игра, тем она интересней для тех, кто вовлечен в нее, — молвил философски мышь, направляясь с дневником к выходу.

— Если это все, сын, вернись в Понтис и продолжай наблюдение.

— Нет! Есть еще одна новость.

— Говори.

— В город сегодня вечером прибыли два гостя из далекой Алимантеи, с совсем необычным заданием. Прошел слушок, что к этому приложила рука сама Шябмес.

Слова паренька заставили отца на секунду призадуматься, но через мгновение он обрел над собой контроль и продолжил:

— Хорошо… Я со всем разберусь, а ты позаботься, чтобы об их приезде узнали, где требуется, — проговорил многозначительно мышь, и не оборачиваясь направился к выходу из зала, отчеканивая каждый шаг, отдающийся глухим эхом во все стороны, не предвещая ничего хорошего…

Глава 1
«Безымянные герои»

— Да что ты там всё копаешься? — шептал Афин укрывшись в тени, сидя на крыше одного из домов безымянной улочки Вестии, кутаясь в темной плащ, цвета ночи, что скрывал и его лицо.

— Это я-то копаюсь?! А кто решил чуть под задержаться, чтобы перекусить? — шептал в ответ Марк, балансируя в воздухе вытянув руки, медленно продвигаясь по веревке, что тянулась от одной крыши дома к другой.

— Ну извини, морская жрачка мне совсем опротивела! От неё у меня ком в животе, — хрипел Афин оглядываясь по сторонам.

— И это мне говорит тот, кто её и готовит? — подшутил Марк и на доли секунды потерял равновесие и чуть не упал.

— Марк, Марк, слушай меня — смотри только вперед и ты… — не успел договорить Афин, как паренек звонко чихнув, сорвался вниз и с тяжелым грохотом упал на кучу глиняных горшков, что стояли подле большого дома.

— Точно не упадешь, — договорил Афин и недолго думая спрыгнул с крыши к своему другу, что начал подниматься на ноги.

— Молодец. План был прост: прокрасться в дом помощника казначея, найти нужные нам документы и уйти без лишнего шума, — зашипел на него Афин, помогая подняться.

— Ну документы-то у нас, — показал Марк небольшую книжечку, что спрятал под своей мантией, что скрывала лицо и тело до пят.

— Боюсь тебя разочаровывать, но это ненадолго, — прошептал Афин указывая на группу мышей что выбежали из дому услыхав шум на улице.

— Так, так, так, какие важные гости нынче проникли ко мне… — растолкав всех, вышел вперед невысокого роста мышь в камзоле, украшенным не одним рядом пуговиц в элегантной шляпе со шпагой на перевес.

— Никак Вестимские Разбойники, собственной персоной, — чуть поклонился им мышь.

— Мы?! Не-е, мы просто проходили мимо вашего дома… Ведь этот ваш дом — да? Красивый, — начал заговаривать ему зубы Афин, начиная пятится от всё надвигающейся на него и Марка группы мышей, вооруженных тесаками.

— Сразу видно, что вы знаете толк в искусстве и…

— Не пытайтесь меня заговорить, я знаю кто вы такие!

— Да?! А мы вот немного запамятовали. Будьте так любезны, напомните, а то я остатки памяти отшиб об эти горшки! Будь они не ладны! — включился в разговор Марк, и сопроводил свои слова, пнув один из горшков, что уцелел после его приземления.

— Вы ночные разбойники, что прячут свои лица под капюшонами и грабят богатых. А значит вы и есть…

— Погоди, погоди… Ну неужели во всей Вестии мы одни такие — ненормальные, что шарахаются по ночам, и сшибают все на своем ходу сослепу?! — спросил его Афин.

— Ну вы же выкрали у меня дневник, а значит…

— Какой еще дневник?! Нет у нас никакого дневника, — развел руками Марк, и невольно представив взору всех мышей небольшую книжечку в кожанном переплете. Что был у него за пазухой.

— Вот она! — выкрикнул помощник.

— То он, то она, вы уж определитесь с родом, а то мне… А-э-э, — широко зевнул Афин, явно начиная скучать от его монотонных речей.

— Да как вы смеете зевать в моем присутствии! Это полное неуважение ко моему статусу! Я главный помощник казначея Вестии, а не какой-нибудь уличный торговец… — забрызгал от негодования слюной парень, начиная закипать.

— У-у-у, а у этого парня самомнение на двоих, — бросил небрежно Афин, нисколько не заботясь, что его услышат.

— Я бы сказал даже за пятерых, — бросил взгляд Марк на его прихвостней, что скалились на них.

— Вы меня слушаете? — перебил их помощник казначея, рассерженный тем, что его наглым образом перебили.

— Ох простите главный помощник торговца горшками, вы что-то сказали? — обратил на него взгляд Афин.

— Нет, нет, постойте, вы меня наверно расслышали. Я…

— Слушай, а как тебе та таверна, что открылась недавно? — снова перебил его Афин обращаясь к другу.

— Да вроде ничего, но местная хозяйка… Так себе, — подключился к игре Марк, бросая по сторонам опасливые взгляды, понимая, что они оказались загнанны в переулок из которого не было выхода.

— Да ладно тебе, ты наверно глаза не помыл утром. Я бы сказал, что она очень даже хороша… — усмехнулся Афин, и без слов понимая взгляды друга.

— Да вы издеваетесь! — перебил их помощник, доставая из-за пояса шпагу. — Вы собираетесь меня слушать?

— Да!

— Нет!

— В смысле — нет?

— То есть — да! — наперебой затараторили мышата, чем окончательно вывели из себя парня.

— Да я вас сейчас! — завопил мышь и первым кинулся на разбойников, загнав их в угол.

— Марк, думаю пора, — молвил Афин, начав пятиться.

— Фелис, твой выход, — прошептал еле слышно Марк и как завопит на всю улицу:

— О-о-о смертные, узрите же Всемогущую Силу, что карает нечестных на руку и несет собой Бич Возмездия! — опустился на колени Марк, и поднял руки к небесам.

— Что это с ним? — поднёс к его голове острие шпаги помощник казначея, пока остальные его мыши с опаской остановились позади него.

— Слышали ли вы когда-нибудь о Древнем жестоком Культе, поклоняющимся злой кровожадной Богине, именуемой — Дитя Ночи? — начал повествовать Афин, обходя кругами друга, руками отгоняя прихвостней помощника казначея, как бы освобождая место для грядущегопредставления.

— Та самая Дитя Ночи?

— Я слышал она пожрала дюжину мышей за городом…

— Двадцать пять! — поправил перешептывающихся мышей Афин, которые в страхе отступили на шаг назад.

— Да вы что ребята, это же просто пара жалких разбойников?! Взять их! — обернулся на них помощник.

— Но, но, но, попрошу выбирать выражения, — перебил его Афин. — Этот малый является одним из жрецов этого культа и в данный момент призывает Её — саму Богиню! — всячески тянул время Афин.

— Что за бред вы несёте?

— О-о-о Богиня Ночи, я слышу тебя, приди же ко мне — твоему жалкому слуге и покарай тех, кто посмел поднять на меня, а значит и тебя — оружие! — провопил Марк, сопровождая свои слова дикими подергиваниями рук, головы и всего тела, как-будто его прихватил жуткий приступ озноба и чесотки одновременно.

— Худо дело! — упал на колени Афин и принялся биться лбом об землю перед жрецом.

— Да что происходит? — немного занервничал помощник и его подручные отступили ещё на шаг.

— Поздно, уже слишком поздно… Даже если они упадут ниц перед Богиней, им не заслужить её прощения! — шептал Афин.

— Но-о, погодите, — дрожащим голосом прохрипел парень, совершенно растерявшись.

— Предстань же перед теми, кто не верует и насладись пиром, что я приготовил для тебя! — захрипел жрец, указывая в сторону неверных, количество которых сократилось до одного, ибо остальных и след простыл.

Не успел оставшиеся в меньшинстве парень понять, что ему делать как в небе над жрецом поднялся невыносимый вихрь. Затем тишину ночного неба разорвал душераздирающий писк.

— Пощадите-е-е! — вне себя от ужаса и страха упал лицом в землю мышь и зажал уши, не в силах выдержать дущераздирающего скрипа.

Через секунду всё стихло. А когда помощник казначея поднял голову, то увидел лишь две мокрые лужи, что растекались по земле в тех местах, где только что стояли разбойники.

— Н-е-е-ет! — завопил вне себя от ужаса мышь, решив, что он следующий, и кинулся без оглядки по улицам города, не переставая дико кричать.

— Спасибо, Фелис. Ты снова спасла нас, — прохрипел Афин, болтаясь в воздухе над городом, находясь подхваченным за плечи задними лапками летучей мышью.

— Вы спасли моего сына, я всегда буду в неоплатном долгу перед вами.

— Но тем не менее, спасибо. — прошептал ей на ухо Марк, которого она усадила себе на загривок.

— Марк, а ты молодец что прихватил пару мешков с водой, пригодились. А кстати… Пока мы все наслаждаемся прекраснейшим пейзажем ночного города, хотел спросить, как он поживает? — спросил Афин, который боролся со страхом сорваться вниз, как мог.

— Он долгое время пребывал в заточении, не имея возможности расправить крылья…

— Он будет летать? — спросил Марк, указывая место куда их следует посадить.

— Будет, но на это уйдет много времени. Но он справится.

— Рад это слышать, передавай ему от нас с Марком привет.

— Вот сюда, — указал Марк и мышь крайне бесшумно опустила их на пристынь, в том месте, где было меньше всего кораблей.

— Спасибо ещё раз и извини, что вот так… — развел руки Марк, поспешно скидывая с себя черное одеянье.

— Ничего, я уже привыкла. Как только ваш корабль заходит в гавань, я ожидаю от вас подобных глупостей.

— О-о-о в этом мы профессионалы, — с улыбкой поклонился ей Афин, и та не желая привлекать к себе лишнего внимания, вспорхнула с земли и исчезла в ночном небе.

Спрятав свои одеяния разбойников под одной из досок деревянного мостика, друзья кинулись стрелой к своему кораблю, так как поднятый в городе шум докатился и до сюда.

— Да что там за шум и крики? — появился посреди ночи на палубе корабля «Отчаянный» его капитан — Арад, серо-пестрый кудрявый рослый крыс, в возрасте.

— Ветер доносит голоса, что по городу носится какой-то ненормальный чудак, — отвечал ему боцман Анум, трехцветный, полноватый мышь, бело-черно-рыжего окраса, которого крики также заставили выбраться из его насиженного места на палубе.

— Знаю я, не одного, а даже двух ненормальных, которым по ночам не спится на корабле, — зевнул широко Арад и двинулся к трюму, дабы проверить все ли чудаки на борту.

— Обижаете капитан, — послышался голос Афина, огненно-рыжего мышонка с хитрым выражением чуть прищуренных карих глаз, и он вместе с Марком, светло-каштанового окраса мышонком, с голубыми глазами, спустился с мостика, так же зевая и еле держась на ногах.

— Это и не к чему! Вы и без того любите себя наказывать.

— Да ладно вам, всё никак не забудете, как почти два месяца назад нас с Марком избили до полу смерти уличные проходимцы?

— Избили, слабо сказано, они на вас живого места не оставили, — подметил Анум.

— И то верно, мы тогда с братом так увлеклись поисками дяди, что и не заметили, как наступила ночь…

— А вместе с ней появились и эти бандиты, — дополняли друг друга Афин и Марк, направляясь в трюм.

— Их было слишком много. Благо по утру нас обнаружили хорошие мыши и вызвали помощь.

— На благо всем у вас в друзьях хороший лекарь, — улыбнулся им в ответ Арад.

— Да, мы везунчики, — бросил напоследок Афин и утянул Марка в трюм, не желая, чтобы разговор имел дальнейшее развитие.

— Не то слово — проводил их взглядом капитан и кивнув боцману ушел к себе, громко хлопнув дверью.

— Добро пожаловать, дорогой гость Вестии, — крайне радушно встретил утреннего посетителя в своей гостевой комнате поверенный наместника Цикаля Илай, мышь средних лет, высокий, худой, с правильными чертами лица.

— Спасибо, что так радушно приняли нас, в столь ранний час, наместник Цикаль, — сидя в удобном кресле, отвечал на любезность любезностью средних лет мышь в дорожном плаще, светло-русого окраса, с пенсне на носу, и наплечной сумкой, что покоилась у него на коленях.

— О-о-о, я не Цикаль, его сейчас нет в городе, я его поверенный Илай, — отвечал он, быстрым взглядом оценив имущество гостя, и особенно заострив внимание на тубус, что торчал из его сумки.

— Простите…

— Ничего страшного, вы сказали — нас?! Но вы пришли ко мне один, — продолжил беседу поверенный, откидываясь поудобнее на спинку стула.

— Меня зовут Мадео Лесандри, я путешествую со своей дочерью, она отправилась осматривать город, — пояснил отец.

— Мило, а вы не боитесь за нее?

— Как любой отец я переживаю, но зная ваш город не понаслышке, считаю, что среди белого дня ей ничего не угрожает. Тем более, как я вчера услышал, капитаном здешнего гарнизона назначен мой старый друг и товарищ — капитан Церий.

— Церий! — чуть сдавил колено Илай, на котором покоилась рука с перстнем, когтями, еле сдержавшись, чтоб не выдать себя.

— Да, вам несказанно повезло, что он здесь.

— Не то слово, — прошептал Илай.

— А?!

— Нет, ничего… Да-а, Церий молодец, он быстро навел здесь порядок. Так зачем вы хотели встретиться с наместником?

— Пусть мы и прибыли только вчера вечером, нам бы не хотелось задерживаться здесь. И я хотел попросить у Вас помощи, в поиске корабля, что мог бы доставить меня в южные земли.

— В Бессарию собрались?

— Как вы… — вытянул шею Лесандри.

— Не нужно ничего рассказывать, думаю у вас есть очень важная причина следовать в столь опасные земли. и раз вы взяли с собой дочь, значит риск оправдывает себя, но боюсь я не в состоянии помочь вам с вашей просьбой.

— Печально это слышать, — опустил голову Мадео. — Ну что, тогда не буду больше вас отвлекать от важных дел, и направлюсь в порт, и может там… — хотел подняться со стула Лесандри, но Илай остановил его, радушным жестом руки.

— Погодите так скоро покидать меня. Вы неправильно поняли. Я вовсе не отказываю вам. Я буду рад помочь такому заботливому отцу, как вы.

— Правда?! — снова присел на место Мадео.

— Конечно, сейчас в моем распоряжении нет свободных кораблей, но я посоветую вам обратиться лично к капитану Церию. Думаю он не откажет в просьбе, старому другу, — проговорил Илай, чуть прищурив глаза…

— Друг мой, Мес, скажи как там поживают мои племяннички? Не видал их с тех самых пор, как приключилась со мной та беда, — говорил на приглушенных тонам молодой рыцарь, облаченный в сверкающие доспехи с гербом на кирасе в виде цветка репейника, следовавшему с ним по правую руку мышу в летах, одетому куда проще, в обычную одежку оруженосца.

— Думаю неплохо. Их корабль только вчера вернулся из очередного дальнего плавания… Скажите, Церий, а это обязательно? — перешел на шепот Мес, когда они вдвоем миновали ворота, ведущие во дворец наместника Вестии, трехэтажный особняк, богато расписанный яркими красками, и выделяющемся на фоне остальных построек портового города.

— Ты про наши утренние визиты к повереному Цикаля — Илаю?!

— Да! Не нравиться он мне.

— Да ладно тебе, Мес. По сравнению с Цикалем, он совсем неплохой управляющий. Всегда помогает мне советом, и не ставит «палки в колеса».

— Да, но…

— Побудь тогда снаружи, раз он тебя так тревожит, я быстро.

— И оставить вас одного?!

— Мес, только не говори, что ты обо мне беспокоишься?!

— Конечно, ведь вы мне как сын.

— Спасибо, Мес, и поверь — я ценю все, что ты делаешь для меня. Я в неоплатном перед тобой долгу, — остановился перед входом в длинный коридор Церий, похлопав его по плечу.

— Да ладно Вам, вы за смущали старика, — улыбнулся он ему, и остался здесь, сторожить единственный выход из этого лабиринта.

Церий, воодушевись, смело направился в кабинет наместника. Но не дойдя до него несколько пролетов, был остановлен внезапным появлением из одной из дверей двоих мышей. В одном из них, Церий не без труда узнал своего давнего друга.

— Лесан?! — окликнул его Церий.

— Цер! — кинулся к другу Мадео, и оба горячо обнялись.

— В вот и вы, капитан Церий, а мы как раз о вас вспоминали, — улыбнулся Илай хитрой улыбкой, оставляя без внимания продолжение разговора двух друзей, которым было что вспомнить и о чем поговорить.

— Так значит, по поручению самой Шябмес, — погладил задумчиво подбородок Илай, удалившись по своим делам…

— Нет, ну я прямо чувствую, как из меня прёт мужичесть! — громко восклицал Афин поутру, идя по городу в сопровождении своего друга.

— Нет такого слова.

— Теперь есть, — не успокаивался Афин, гордо выпрямившись, убрав свои взъерошенные волосы повязкой, выставляя всем на показ свои уши.

— С ней на меня стали смотреть иначе. Это как взросление. В глазах молодых мышек мы с тобой поднялись на несколько ступеней вверх!

— И как я попался на эту удочку, — потёр глаза возле переносицы Марк, в отличии от Афина, пряча уши, распустив волосы, что за эти месяцы отрасли до плеч.

— Да ладно тебе, мы на службе уже три месяца… Ну почти. Ещё четыре и наша служба подойдет к завершению. Относись к этому как к награде.

— Награде? Она должна быть сладостной, а то, что сегодня спозаранку приготовили нам Зеб и Кнур явно не принесло счастья.

— Да ладно тебе Марк, ну прокололи левые уши, было немного больно…

— Немного?

— Ладно, было очень больно. Но это того стоило. Зата теперь мы не чем не отличаемся от всех моряков Вестии, — говорил восторженно Афин, одаривая прохожих широкой улыбкой белоснежных зубов.

— А меня не покидает смутное сомнение, что нас просто разыграли.

— О чём ты?

— За всё это время, что мы на корабле, ты видел, чтоб один из них носил серьгу?

— Я… — запнулся Афин, не на шутку призадумавшись. — Ну вроде…

— Вот именно, друг мой, вот именно, — похлопал его по плечу Марк.

— Ну их же можно снять в любое время, — стал пытаться снять свою серьгу из уха мышонок, но у него ничего не получалось.

— И не старайся, сейчас место прокола опухло, снять получится лишь через месяц.

— Месяц?

— Да ладно тебе Афин, не вешай носа. По мне так тебе очень даже идёт, — решил успокоить друга Марк, видя, что его слова внушили у него неуверенность.

— Правда? Да ты так говоришь, потому что ты мой друг.

— Не веришь мне?! Ну как придём к Лестии у неё и спросим.

— Отличная идея! — убыстрил шаг Афин.

— Кстати, слыхал, помощника казначея вчера арестовали?

— И откуда ты это знаешь?

— Марк, на что нам — мышам даны уши?! Чтобы слуша-а-ать! И если бы ты так не беспокоился о серьге в ушах, услышал бы что говорят в округе.

— Ну так просвети меня, — усмехнулся Марк.

— Ладно. Говорят, он полночи бегал по городу как сумасшедший… — стал улавливать обрывки разговоров мимо проходящих мышей Афин.

— И когда попался в руки стражников, вместо защиты, о которой молил их, они надели ему на руки кандалы и отправили к капитану Церию, с которым шутки плохи.

— Да-а, он молодец — наш дядя, быстро сообразил, как здесь всё устроено.

— Это точно, Марк. Мало того, заставил наместника подписать пустой лист бумаги, так ещё и выбил добро на строительство крепости.

— Точно, точно Афин, а работают на стройке те, кого он не без некоторой помощи добрых разбойников, изловил на всяких воровских делишках, — прошептал последнее на ухо другу Марк.

— Моей что-ли? — улыбнулся Афин.

— Не заливай… Кстати, а что слышно о самом наместнике?

— А ты не в курсе? На следующий день после освобождения Церия группой неизвестных мышей, он покинул город. Говорят, на пару месяцев, якобы для решения некоторых проблем на юге.

— Сбежал значит.

— В точку! После себя он оставил на своей должность некого Илая, но тот странный тип, из дома не ногой.

— Наверное слухи о Дитя Ночи страшат таких как он, — не скрывал улыбки Марк. — А что стало с тем грузом, ну сам знаешь с каким?

— Точно не известно, — почесал затылок Афин. — Но через два дня после бегства Цикаля, многие бедняки и простые моряки по утру нашли прикрепленным к дверям листок бумаги с надписью: «Мы живы» и подпись В.Р.

— А внутри бумажек было завернута жемчужина. Это было просто чудом, которое многие родители умело распорядились и расплатились в этот же день со своими мучителями… Ну-у, то есть с господами, что держали их договора, — продолжал вести беседу Афин, делая вид что рассказывает её слушателю, что ничего не знал об этом.

Марк, отлично играя удивление, слушал его, раскрыв рот.

— Наверное все богатеи в городе вмиг стали ещё богаче? Ведь жемчуг стоит не мало во всей Эйринии.

— Может и стоит. Но, когда в одном небольшом городе появляются тысячи бесценных жемчужин, они сразу обесцениваются. И когда обрадованные богатеи собрались на пир, дабы отпраздновать свою победу, оказалось, что у каждого на руках их стало столько, что никто из них не смог выкупить их всех. А перевозить жемчуг из Вестии, ну например в Аргандею или Эхтер лично чревато арестами. На это только наместник Понтиса имеет право. А их, со столькими бесценными жемчужинами на руках, просто на просто арестовали бы, как контрабандистов. Вот и получается, что день праздника для всех простых жителей города оказался трагедией для богачей, что вмиг оказались «без зубов».

— Просто не верится! и какой гений мог всё это придумать? — рукоплескал Марк на ходу.

— Ну уж точно не такие простые мышата, как мы с тобой, что с проколотыми ушами идут в таверну, дабы утолить свой голод.

— Верно, Афин. Куда нам до них, — согласился с ним Марк и оба насвистывая, положив руки друг другу на плечи, направились в «Веселые кварталы», где их уже заждались в гостеприимной «Обители Странников».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A4
от 1073