электронная
180
печатная A5
352
16+
Хроники Сталагната

Бесплатный фрагмент - Хроники Сталагната

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-8804-0
электронная
от 180
печатная A5
от 352

Глава 1: Начало

Хранитель умиротворенно медитировал посреди сада возрождения, когда что то с треском плюхнулось в трех метрах от него. При этом хранитель даже не вздрогнул, вместо этого он спокойно встал и подошел к зеленовато-голубому сгустку, поднял его на руки и внимательно осмотрел. Он представлял из себя небольшой упругий полупрозрачный шар.

— Так-так, что тут у нас? Ай-ай-ай… Это же надо было так неудачно приземлиться. Твое ядро треснуло, это нехорошо… Береги его, если твое ядро сломается, ты погибнешь, — вертя детеныша в руках, приговаривал он. — Я дам тебе имя. Ред, Редиска, нет, глупость какая-то… Может, в честь цветка, Ирис? Тоже что-то не то, слишком пафосно. Ириска! Тебя будут звать Ириска, хорошенько запомни это. — Ириска улыбнулась. — Ну что ж, добро пожаловать в Сталагнат, дитя.

* * *

Следующие несколько месяцев Ириска училась говорить, кроме нее в саду возрождения было несколько слаймов, иногда появлялись новые.

— Собрались в круг, дети! — маленькие желеобразные шарики включая Ириску приблизились к нему. — Сегодня я объясню вам устройство нашего мира. Мы живем в подземелье, находящимся посреди Темного леса. На юге от этого места простирается великая пустыня, а за ней — бескрайнее синее море. На севере расположился высокогорный хребет, вершины которого занесены снегом круглый год. Далеко на востоке виднеются голые холмы и равнины, а на западе — непроходимые топи. Это место называется Сад возрождения, здесь появляются новые слаймы — разумные сгустки слизи. Мы, слаймы, появляемся на свет в тот момент, когда густая капля, насыщенная маной, падает с кончика сталактита, — рассказывал он любопытным слушателям. — Как вы можете видеть, в отличии от вас у меня есть руки и ноги. Но вам не стоит расстраиваться, у вас они тоже появятся, когда вы станете взрослыми.

* * *

День за днем он обучал детенышей, давая им понимание того, кто они и где находятся, однажды речь зашла об устройстве города.

— Город Сталагнат, носит свое название потому, что является гигантским естественным сталагнатом, внутри огромного подземелья. Наши сородичи создали дома, лавки и целые улицы внутри него, застроили пространство вокруг. — Ириска обожала эти рассказы и, как всегда, внимательно слушала хранителя. — Сталагнат вмещает несколько десятков этажей и весь испещрен отверстиями под входы и выходы. Во все стороны от этой исполинской колонны слаймы провели мосты к сводам пещеры, и город по сей день продолжает расти во все стороны. Сегодня ваше обучение подходит к концу. Вы скоро покинете сад возрождения и отправитесь в город искать занятие по душе.

— Но куда нам пойти? — спросила Ириска.

— Поначалу, вам не доверят сложную работу, так как у вас нет рук и ног. Взрослые слаймы занимаются ткачеством, выделкой кожи, кузнечеством, травничеством, охотой, и в любом ремесле нужен тот, кто будет нести припасы за разумную плату, — объяснял хранитель. — Любой воин будет сражаться лучше, если у него за плечами нет тяжелой сумки. Тут-то вы и пригодитесь, это происходит так: взрослые прикрепляют на вас сумку и заполняют её необходимым для ремесла. За это они дают вам кров и еду. Конечно, любой из вас может выйти из подземелья и пойти самостоятельно добывать себе пропитание, но в подобной работе есть своя выгода: нося за мастером его вещи, вы постепенно обучаетесь его ремеслу. В этом возрасте вы сможете определиться, чем хотите заниматься. Любой слайм может стать кем пожелает и сменить род занятий когда захочет. На этом все, за этими воротами вас ждет большой и прекрасный мир. Я могу лишь пожелать вам удачи, — на прощанье помахал он рукой.

«Куда же мне идти?» — думала Ириска, когда ее взгляд упал на группу шахтеров, идущих на смену.

— Простите, меня… меня зовут Ириска… Можно мне пойти с вами? — заикаясь спросила она.

— Конечно! Ты только из сада? Совсем молодняк, — усмехнулся один из них. — Не волнуйся ты так, детеныши часто подходят к нам, у нас есть лишние сумки на складе, так что работа найдется. Я командую этой бригадой и, если у тебя есть вопросы, то смело обращайся, — бригадир повел ее вслед за товарищами к складу. — Работа у тебя простая: шахтер складывает в твою сумку руду, когда сумка наполняется, ты идешь сюда и обращаешься к принимающему, он высыпает содержимое сумки в вагонетку, и уже другой слайм отвозит ее в плавильню. Когда тебе отдают пустую сумку, возвращаешься к шахтеру, и процесс повторяется.

— А что шахтер делает, пока я несу сумку на склад? — спросила Ириска.

— Наполняет сумку другого слайма, конечно, — нацепив на Ириску здоровенную сумку с фонарем, он закрепил на новоиспеченной помощнице металлическую каску. — В этих фонарях установлены кристаллы воды. Это особый минерал, который начинает светиться, если поместить его в воду. Кстати, не забудьте воду как в прошлый раз!

— Слушаемся! — хором ответили переодевающиеся рудокопы.

— Так вот, из-за реакции вода испаряется быстрее, поэтому я буду время от времени подливать ее, — закончил свою мысль бригадир.

Собравшись, они всей бригадой отправились на рудник. Добравшись до жилы, взрослые слаймы принялись за работу, Ириска наблюдала, как от горной породы рабочие откалывают куски руды.

— Теперь твоя роль, — произнес один из шахтеров, складывая руду в сумку Ириски. — За обратный путь не волнуйся, в этих штольнях нет опасных созданий.

— Удачи мне! — решительно повернулась Ириска и поскакала в сторону склада.

— Посторонись! — крикнул догоняющий ее слайм. Она продолжила прыгать вперед, видя, как этот слайм отдаляется все больше и больше.

— Осторожно! — крикнул еще один слайм, обходя ее на повороте.

— Да как же так!? — возмутилась Ириска. — Я двигаюсь так быстро, как только могу, но они все равно обгоняют меня…

— А вот и новенькая! Ириска, да? — воскликнул принимающий на складе. — Давай сюда свою сумку. Я загружу руду в вагонетку. Как работа? — спросил он, возвращая сумку.

— Ужасно! Почему-то все слаймы быстрее меня, рюкзак такой тяжелый, что я едва могу сдвинуться с места… — с грустью ответила она.

— Может, добыча руды — это не твое? Попробуй закончить смену, и если не понравится — отправляйся дальше. Никто не осудит тебя.

Однако дальше было только хуже, Ириска была слабее и медленнее всех остальных слаймов. В итоге к концу дня она не смогла даже близко выполнить норму.

— Думаю, на рудниках мне и правда нечего делать… — понуро бубнила она на обратном пути.

— Не переживай, в Сталагнате еще целая уйма профессий, которые тебе подойдут. Как насчет того чтобы служить Храму Маны? — бригадир достал карту города и указал пальцем на один из этажей Сталагната. — Мы порождения Маны, чтим ее, а священники еще и защищают ее от осквернения еретиками. Любой использующий магию по собственной прихоти должен ответить за свое преступление! Поэтому священнослужители сражаются с магами. Ты могла бы помогать кому-то из послушников, двери храма открыты для всех.

— Хмм… Погони за еретиками — это все чем они занимаются? — спросила Ириска, всматриваясь в карту города.

— Нет, конечно, основная работа священников — благословение, исцеление и усиление. Они взывают к мане, это не панацея, но здорово помогает в битвах или когда нужно резко ускорить производство или добычу ресурсов.

— Ты сказал усиление? Может, чудо маны сможет сделать меня такой же сильной как другие слаймы? — с горящими глазами спросила она.

— Не попробуешь — не узнаешь, — подмигнул ей бригадир.

— Спасибо за совет! — крикнула на прощанье Ириска, от спешки чуть не врезавшись в проходящего мимо носильщика.

* * *

Вскоре Ириска уже стояла на пороге храма. Войдя в центральные ворота, она оказалась в просторном прямоугольном зале, украшенном знаменами с символикой Храма Маны. Судя по всему, этот зал использовался для официальных церемоний, награждений и собраний. Слева и справа от Ириски были две арки, из одной из них как раз вышел слайм в простой не стесняющей движений одежде.

— Простите! — начала Ириска. — Я бы хотела служить Храму. Не подскажете, к кому мне стоит обратится?

— Конечно, дитя мое. Я как раз направляюсь в тренировочный зал, там ты сможешь поговорить со священниками, возможно, кому-то нужен оруженосец. — Приветливо улыбнувшись, ответил слайм.

— Не думаю, что из меня выйдет оруженосец, — Ириска опустила глаза. — Может, я могу заняться чем-то, что требует меньше силы и выносливости?

— Хм… Понимаю. Что ж, тогда направляйся в архив и спроси Анну. Возможно, у нее есть что предложить тебе. Архив находится на втором этаже правого крыла, — он указал на вход, из которого пришел, и продолжил свой путь.

Ириска свернула направо, поднялась по лестнице и увидела перед собой огромную деревянную дверь. Она приоткрыла ее и переступила порог. Внутри было просторное помещение, занятое стеллажами со свитками, старинными фолиантами, справочниками, сочинениями и рукописями. Стеллажи сходились в центре комнаты, где стоял массивный дубовый стол, за которым, старательно записывая что-то, сидела миловидная девушка лимонного цвета. Ириска подошла ближе, но та была так поглощена работой, что не заметила ее присутствия.

— Эм, простите? — Ириска откровенно не знала с чего начать.

— Ой! — Девушка чуть не подпрыгнула от удивления. — Здравствуй, мой юный клиент! Чего желаешь? Рецепт запеченой гусеницы или справочник полезных трав?

— Вы Анна? Меня зовут Ириска. И я пришла не за книгами, я вообще читать не умею. Но мне хотелось бы здесь работать, — сконфуженно пробормотала она.

— Вот оно как, — она свела ладони вместе и слегка наклонила голову. Ее улыбка была такой теплой, что Ириска моментально воспрянула духом. — Ты не сможешь здесь работать, не умея читать, но я научу тебя. Я — архивариус, отвечаю за переписывание и перевод новых книг. Каждый раз, когда служители приносят книги из руин, они сначала отправляются сюда. Здесь я их описываю и сортирую. Также, если кому-то нужно найти какую-либо книгу, я всегда рада помочь.

— Так вот чем вы так увлеченно занимались? — поинтересовалась Ириска.

— Не совсем, видишь ли, среди найденных книг попадается много разных интересных сочинений и историй, и однажды мне пришла в голову мысль самой написать что-то подобное.

* * *

За следующие два месяца Ириска научилась читать и выучила расположение книг. Помимо нее в архиве работали еще пара детенышей слаймов и несколько взрослых послушников. Ириска помогала носить книги, иногда роняла их, могла случайно задеть лестницу или полку со старинными рукописями, но Анна не ругала ее, помогала собрать упавшие книги и вернуть их на полки.

Архивариус учила своих подопечных читать и обдумывать прочитанное. Свободное от работы и учебы время Ириска проводила за чтением сказок и поэм, иногда она прогуливалась по городу, время от времени выходила на поверхность помогать собирателям и охотникам.

Однажды, гуляя вечером на одном из верхних этажей Сталагната, Ириска заметила любопытную вывеску.

— «Забродивший флор», — вслух прочитала Ириска.

— Что, малыш, ищешь работу? — сказал проходивший мимо слайм бордового цвета, неся бочку сидра. Он был среднего роста, но при этом таким коренастым, что казался ниже.

— Нет, спасибо, — ответила Ириска. — Я уже работаю в архиве. А что это за место?

— Это моя таверна, лучшее питейное заведение в Сталагнате. Я серьезно, можешь обойти каждую таверну и кабак, но лучше сидра, чем у меня, не сыщешь! — при этом он лукаво улыбнулся и подмигнул. — Хотя тебе еще рано таким увлекаться. Как говорится нету ручек — нету пива, — расхохотался он собственной шутке. Смех этот был просто оглушительным, как и голос слайма в принципе. Он говорил так, как будто пытался перекричать целый базар. — Кстати, мое имя Рубеус, но ты можешь звать меня старик Руби. Меня все так зовут.

— Приятно познакомиться, меня зовут Ириска. — ответила она, когда трактирщик потрепал ее по макушке. — А можно мне заглянуть внутрь?

— Конечно! Мои двери для всех открыты! — добродушно ответил он, придерживая для Ириски дверь. — Здесь у нас большой зал с барной стойкой и несколькими столиками. Слаймы приходят сюда чтобы выпить и повеселиться. Эй, держи осанку! — приказал он проходившей мимо официантке несущей поднос с едой. — Здесь собираются рабочие и ремесленники, обсуждают цены на товары, судачат о последних новостях, пьют и расслабляются, — продолжал он проходя за стойку. — На втором этаже у нас гильдия наемников, ты можешь поспрашивать у них насчет подработки или, если у тебя завалялось пара сотен динар, ты можешь нанять там людей для какого-нибудь поручения. На третьем этаже располагаются комнаты для постояльцев, путники часто снимают их на ночь. Как видишь, мой трактир очень оживленное место, и контингент тут собирается самый разный. Тут можно узнать о последних слухах, нанять слаймов, взять или повесить объявление о награде за чье-то ядро, и просто хорошо провести время за кружкой хмельного и игрой в го, так что скорее подрастай, чтобы насладиться всеми прелестями развлечений.

— То есть пока я ребенок, мне сюда нельзя? — спросила Ириска.

— Можно, но я не налью тебе ничего крепче сока, — скрестив руки на груди ответил старик.

— А как же мне вырасти? — этот вопрос заставил Руби громогласно рассмеяться.

— Так и быть, малявка, я тебе все расскажу, — продолжил он, нахохотавшись вдоволь. — Мы взрослеем к пяти годам и в период созревания отращиваем вокруг своего ядра куколку с руками и ногами, словно гусеница, которая намеревается превратиться в бабочку. Отличие лишь в том, что коконом является наше старое тело, которое продолжает функционировать. Когда новое тело полностью сформировано, старое набухает, разжижается и превращается в лужу, остается только гуманоидная оболочка с ядром.

— Вот значит как… Я буду ждать этого с нетерпением, а сейчас мне нужно вернуться к Анне.

— Заходи, как будет свободная минутка, и не забывай об оплате! — усмехнулся на прощанье Руби.

За следующие несколько лет Ириска прочитала достаточно книг, чтобы заполнить ими два стеллажа. Со временем она стала больше, и как и сказал Руби, вокруг ее ядра стало развиваться новое тело. Когда пришло время, она обратилась к архивариусу за помощью.

— Сестрица Анна! — позвала Ириска.

— Ирис! Ты вовремя, я как раз закончила писать свой роман, не хочешь взглянуть?

— С удовольствием прочту его в другой раз, я хотела спросить кое что… — неуверенно начала Ириска. — Это касается моего перерождения.

— О нет, где угодно только не здесь, — отрезала архивариус. — Вот что: мы сейчас пойдем в купальню, а как ты закончишь, отпразднуем твое взросление и мою книгу в «Забродившем флоре», хорошо? — архивариус тепло улыбнулась.

— Угу! — от этой улыбки Ириске всегда становилось спокойнее на душе.

Они не спеша отправились в купальню, где можно было избавиться от старого тела.

— Я подожду тебя снаружи, — улыбаясь сказала Анна. — Жду не дождусь посмотреть на тебя во всей красе.

«Все хорошо, мне нужно успокоиться и погрузиться внутрь себя…» — подумала Ириска, зайдя в купальню и закрыв глаза. Внезапно она ощутила сильную судорогу. Ее голову пронзила резкая боль, она попыталась схватиться за нее новыми руками, но от непривычки только неуклюже болтала ими. — «Что-то не так, как страшно, почему так больно?» — ее охватила паника, она попыталась встать, но ноги плохо слушались. В голове помутнело, она закричала что есть мочи, но из ее рта раздался лишь тихий писк, после чего упала навзничь. Очнулась она уже в «Забродившем флоре», над ней склонилось взволнованное лицо архивариуса:

— Руби, она очнулась! — крикнула в сторону она, а затем спросила: — Как ты себя чувствуешь?

— Голова кружится… — честно сказала Ириска, попытавшись встать.

— Не вставай так резко, ты еще не пришла в себя. Расскажи, что случилось?

— Да не заваливай ты ее вопросами, дай дух перевести, — вмешался старик, прислоняя к голове Ириски что то холодное. — Держи так, должно помочь, я уже видел такое однажды. Когда ядро детеныша слайма повреждено, тело может сформироваться неправильно. Тебе еще повезло, один мой знакомый остался без руки. Это не лечится естественной регенерацией и чудом исцеления. Это не рана.

Ириска медленно села. Голова все еще гудела, но постепенно ей становилось лучше. Она оглядела таверну и тихо произнесла:

— Я… Хочу посмотреть.

— Давай-ка лучше в другой раз, — замахал руками Руби. — Отдохни, выспись как следует…

— Сейчас, — тихо отрезала Ириска, но тут же добавила: — Все хорошо, я в норме.

— Ну как знаешь… — сказал старик, протягивая ей зеркало.

Из-за поврежденного ядра она лишилась левого глаза, а половину лица крест-накрест располосовал огромный шрам. Она откинулась на спинку скамейки и тихонько заплакала. Анна прижала ее к себе и гладила по голове, пока Ириска не заснула.

* * *

Привыкнув к новым рукам и ногам, она пошла в храмовую школу, чтобы научиться писать. В эту школу мог пойти любой желающий, поэтому, а еще потому что это была единственная школа в Сталагнате, там всегда было много слаймов. Закончив ее, Ириска смогла стать послушницей храма. Она продолжила помогать Анне в архиве, но теперь у новоиспеченной послушницы были и другие обязанности. Каждый послушник подчиняется священнику, те в свою очередь подчиняются Епископу, который является главой Храма Маны. Ириска была назначена учеником священника по имени Лукус, и сейчас лишь двери тренировочного зала отделяли ее от знакомства со своим наставником. Набравшись смелости, она вошла внутрь.

Тренировочный зал представлял из себя просторную комнату с тренировочными чучелами, стойкой с различным учебным оружием и щитами, скамейкой на всю длину.

— Извините, н-наставник Лукус здесь? — запинаясь, обратилась она к группе тренирующихся. Прекратив тренировку, один из них обернулся и подошел к Ириске.

— Ты опоздала на две минуты, — холодно произнес священник небесно-голубого цвета. На нем были тяжелые доспехи, в левой руке щит, в правой — тренировочная палица. — Мое имя Лукус, я твой наставник. а твое — Ириска, я в курсе. Не теряй времени и выбери себе оружие, начнем тренировку.

— С-слушаюсь, — Ириска подошла к стойке с оружием. Она неуверенно взяла деревянную палицу и встала в некое подобие боевой стойки.

— Атакуй меня так сильно, как только сможешь, — приказал священник, поднимая щит. Ириска замахнулась и ударила что было сил, палица отскочила от щита, и послушница потеряла равновесие.

— Еще. Теперь после удара уворачивайся от моего, — сказал он. Тело Ириски было очень слабым, и с палицей он представляла не большую опасность, чем если бы в ее руках была селедка. Живая. Через полчаса ударов, выпадов, уворотов, прыжков и контратак обессиленная послушница упала на пол.

— Хм… Так не пойдет, — наставник помог ей встать. — Сядь и отдохни. В целом, боец из тебя никакой, а в бою враг не будет спрашивать у тебя, достаточно ли ты сильна или нет. Если хочешь прожить на поле боя больше минуты, тебе нужно выработать определенную тактику, и судя по твоим навыкам боя, арьергард — твой выбор. Держись позади и усиливай товарищей, так ты обретешь ценность. Служители Храма Маны могут взывать к ее чудесам, одно из них — чудо исцеления, — он отложил книгу, прочитал вслух молитву, протянув руку к Ириске, и ей тут же стало лучше. — Кроме этого мы можем усиливать и защищать. — наставник прочитал другую молитву, и руки послушницы налились силой. Затем еще одну, и вокруг Ириски образовался барьер. Для примера Лукус атаковал ученицу палицей, но барьер защитил ее от удара. — Это лишь малая часть того, чему тебе предстоит научиться. — продолжал наставник. Он подошел к оружейной стойке, положил палицу и щит и взял два двуручных шеста. — Вот, возьми. Это поможет держать противника на расстоянии, — протянув один из них, произнес наставник. — А теперь повторяй за мной.

Ириска старалась повторять все движения Лукуса, сначала выходило ужасно, но постепенно она привыкла к шесту, его длине, движениям.

— Довольно, — сказал наставник, когда послушница в очередной раз упала на пол. — Ты устала, перейдем от ближнего боя к сотворению чудес. Сосредоточься на том, что собираешься сделать, и произнеси молитву.

— Слушаюсь, — ученица неуверенно открыла молитвенник и начала листать его в поисках нужной страницы. — Так, исцеление! — она тут же почувствовала как боль от синяков и ссадин покидает ее тело, на ее место пришло приятное тепло.

— Не так плохо, как я ожидал, — сказал Лукус. — А теперь защиту.

— С-сейчас! — она снова стала торопливо листать, молитвенник, ища нужное чудо.

— Медленно! — священник слегка стукнул ее палицей по голове. — Такими темпами, тебя убьют раньше чем ты найдешь нужное заклинание. Тебе необходимо выучить их наизусть.

— Да! — отсалютовала Ириска. — Защита! — вокруг нее тут же появился слабенький щит, который Лукус пробил тыльной стороной ладони.

— Слишком слабый, концентрируйся лучше. Еще раз!

Так продолжалось весь день. На удивление послушница могла творить чудеса одно за другим без остановки, поэтому этой части тренировок они уделяли больше времени. В конце первого дня Ириска едва могла стоять на ногах и, кое-как добравшись до своей кровати, она забылась крепким сном.

* * *

Следующие несколько месяцев каждый ее день начинался с уборки помещений Храма вместе с другими послушниками. Кроме главного зала, архива и тренировочного зала, в храме были столовая, кухня, общежития послушников, комнаты священников и покои епископа. Закончив с уборкой, послушники присоединялись к священникам за утренней тренировкой. Она включала в себя отработку ударов, блоков и уклонений, сражения один на один, команда на команду и практику в сотворении чудес. Лукус заставлял Ириску оттачивать каждое движение, учил ее быстро оценивать ситуацию и не поддаваться панике. Наставником он был очень суровым, но всякий раз, когда послушница заходила в тупик, он объяснял то, чего она не понимала, и показывал, как правильнее поступить. После обеда она отправлялась в архив помогать Анне. В основном, это было переписывание востребованных или старых фолиантов, но послушница была только рада компании архивариуса. После ужина Ириска была предоставлена самой себе. Обычно она прогуливалась по городу или заходила в таверну. Иногда в ежедневную рутину вмешивались поручения наставника, такие как закупка провизии для Храма или заказ на починку снаряжения кузнецу.

Однажды, потягивая холодный сидр, Ириска услышала разговор двух солдат за соседним столиком.

— Да быть того не может! Как гоблины могли захватить целое шахтерское поселение? Да, они многочисленны, но подземелья построены таким образом, что числом их не взять. Узкие проходы просто не позволили бы окружить наших солдат, — восклицал первый, по всей видимости он состоял в гарнизоне Сталагната.

— Говорю же, я видел это собственными глазами. Наш отряд пришел на подмогу через восточный подземный проход, как только поступил сигнал тревоги, но было слишком поздно… Все что мы смогли сделать — это прикрыть отступление шахтеров, и все из-за проклятого шамана! — второй залпом допил своё пиво и с громким стуком опустил пустой стакан на стойку. — Старик! Мне ещё одну.

— Что же там случилось? — Руби поставил ещё две полные кружки.

— Этот шаман пробил потолок поселения, и через эту дыру гоблины моментально заполонили все поселение и окружили стражников, — продолжал второй.

— Мерзкие еретики! Как они смеют использовать ману как какую-то вещь? — возмущался первый, допив свою кружку и закусив жареной ножкой пещерного жука. — Как вообще так вышло, что эти дикари сражаются с нами на равных?

— Ты, видимо, летописями совсем не интересуешься, — усмехнулся Руби. — Когда-то слаймы были еще более дикими чем гоблины. Не умея говорить, читать, мы были просто кусками слизи, поедающими все на своем пути. Когда гоблины нашли первых слаймов, они приняли их за животных.

— Да быть того не может! Чтобы мы, гордые слаймы, да даже говорить не умели? — воскликнул первый.

— Вы говорите о них, как о дикарях, молодняк, но я вам напомню, что когда-то слаймы ничем не отличались от животных. Мы были подобны всеядными вредителями, не умеющим говорить, читать и писать. Первых слаймов убивали, едва завидев, прошло немало времени, прежде чем они обрели сознание.

— Не валяй дурака, старый, будь первые слаймы такими, нам бы никогда не удалось отстроить этот город, — солдаты разразились смехом и стукнулись кружками.

— И чему вас только учат… Даже истории собственного народа не знаете. Вот слушайте старика Руби и хорошенько запоминайте. Будь гоблины более дальновидны, нас бы тут и не было, но когда они встретили слаймов, которые могли изъяснять свои мысли, у зеленокожих появилась одна замечательная идея. А не сделать ли этих слаймов своим оружием, в борьбе с другими гоблинскими племенами? И они начали нас учить. Язык, охота, собирательство, они объяснили как валить лес и строить из него здания и укрепления, как ковать оружие и броню. Постепенно мы приобретали все новые и новые знания. Способность слаймов к обучению поражает, правда, к вам, дурни, это не относится, — расхохотался Руби.

— Ладно-ладно, допустим, слаймы выжили. Как так вышло, что наше ремесло превзошло гоблинское? — поинтересовался первый.

— Тут все очень просто: некоторые охотники начали находить старинные вещицы в руинах. Оружие, броню, но самое главное, они нашли древние фолианты, чертежи и рукописи, описывающие более совершенные способы создавать оружие и броню, строить здания из камня, высекать проходы в пещерах, шить одежду и прочее. Также слаймы узнали основы тактики и стратегии, поняли как тренировать ум и тело, познали дисциплину и её важность. Не прошло много времени, прежде чем мы обогнали гоблинов в развитии.

— И разумеется зеленым мелким выродкам это не понравилось, — добавил второй.

— Постой, а как так получилось, что гоблины сами не нашли эти фолианты и не совершили рывок в развитии? Ведь они жили в этом лесу задолго до нас.

— На это есть несколько причин. Первая — приверженность традициям. В отличие от нас гоблины размножаются половым путем, их общество разделено на группы по пять-десять зеленокожих, так называемые семьи.

— Это вообще как? — удивился первый.

— Кровное родство и наследственность, родственные узы. Я понимаю, почему тебе сложно понять это, у нас нет семей как таковых, и любому слайму чуждо это понятие. Я долго ломал голову, пытаясь понять, зачем им семьи, но пришел лишь к тому, что наследственность разделяет гоблинов, тем самым мешая зеленокожим развиваться. У гоблинов нет школ как у нас, а читать умеют лишь самые влиятельные. Из-за своей жадности, даже получив знания, они не обмениваются ими дальше своей семьи. В итоге в каждом клане есть одна образованная семья, удерживающая власть над остальными гоблинами. Вторая причина — разобщенность. Гоблины были разделены на несколько кланов, и неустанно воевали друг с другом, Видя растущую мощь слаймов, эти кланы объединились чтобы стереть нас, но к тому времени было уже слишком поздно. Наши силы примерно сравнялись, и теперь уже мы ведем эту нескончаемую войну за Тёмный лес. И хотя их вооружение и дисциплина с нашими и рядом не стоят, гоблины весьма многочисленны, а их оружее дешевое. Его легко заменить, а войска восполнить, так что старайтесь не попадать в окружение.

— Вот оно что… — Ириска допила свой сидр и, оставив один динар на стойке, направилась к выходу мимо воинов. — Если об этом уже судачат в трактире, то стоит полагать, что их капитан уже отправил запрос в храм. Наверняка наставник первым ринется в бой, — с этими словами она покинула заведение.

Глава 2: Охота

Зайдя в свою комнату («свою» — громко сказано, там жили еще три послушника, собственных комнат им не полагалось), Ириска подошла к одной из тумбочек, извлекла из нее молитвенник, пару свитков и быстро положила в сумку, лежащую на кровати. Закинув ее на плечо, она подошла к стойке с оружием и взяла свой двуручный шест. Покончив со сборами, она поспешила на выход. В коридоре послушница встретила наставника.

— Идем, нас уже ждут во дворе храма, — сказал Лукус, не сбавляя шага. — Помимо нас в этой миссии будут участвовать еще два послушника и один священник. Также, гильдия наемников предоставила нам двадцать бойцов в распоряжение.

— Так много? — удивилась послушница. — Обычно на миссии идут группы от трех до пяти наемников…

— Это заказ Храма Маны, священники говорят, что епископ лично обратился к главе гильдии. Похоже наша цель представляет серьезную угрозу.

Во дворе храма собрались вооруженные наемники и священнослужители. Окружив стоящий там стол с развернутой картой, они что-то оживленно обсуждали.

— Итак, — вмешался в разговор наставник. доставая свой мешочек для игры в го. — У нашего отряда две задачи. Первая: убить шамана гоблинов, что недавно объявился в округе, и забрать все его магические принадлежности. Вторая: отбить поселение шахтеров, занятое гоблинами, — объяснял Лукус, раскладывая черные и белые камни на карте. — Со второй задачей нам помогут солдаты Сталагната. Мы подойдем со стороны входа на поверхности, в то время как они пройдут по туннелям под землей. Само шахтерское поселение представляет из себя сеть тоннелей с несколькими просторными помещениями. Гоблины при штурме пробили дыру над спальными комнатами, и зашли в тыл обороняющимся. Нам предстоит атаковать главный вход, и тот, который проделали зеленокожие. Таким образом мы окружим гоблинов и не дадим шаману возможности сбежать. Вопросы есть?

— Нет, — хором ответили собравшиеся.

— Отлично, что у нас по вооружению?

— Пять бойцов ближнего боя и пять дальнего, — отрапортовал один из наемников. — Из оружия ближнего боя у нас щиты, топоры, мечи и копья, а из дальнего только луки.

— Ну, от наемников я и не ожидал единообразия, впрочем, этого будет достаточно, потому выступаем немедленно, — убрав камни и карту, сказал Лукус.

— Наставник… — неловко обратилась Ириска, когда они всем отрядом шли к выходу из Сталагната. — Я немного волнуюсь по поводу нашей миссии, мне раньше не доводилось встречаться с магами лицом к лицу.

— Если не уверена в своих силах — откажись от миссии. Мне не нужны бойцы, не способные сохранить самообладание в бою, — отрезал священник.

— Нет, что вы, я справлюсь… Просто, немного волнуюсь, не могли бы вы что-нибудь посоветовать мне? — - послушница съежилась, а ее голос стих почти до шепота.

— Просто не теряй голову и выполняй приказы, — вздохнув, ответил он. — Помни, чему я тебя учил, и не отставай от остальных.

Когда отряд слаймов вышел из главных ворот Сталагната, солнце уже садилось. Один из наемников достал фонарь с кристаллом воды, чтобы осветить путь, но Лукус жестом руки его остановил.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 352