электронная
126
печатная A5
387
16+
ХРОНИКИ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО МИРА

Бесплатный фрагмент - ХРОНИКИ ПАРАЛЛЕЛЬНОГО МИРА

КНИГА 1. УМЕРЕТЬ, ЧТОБЫ ЖИТЬ

Объем:
246 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-6417-4
электронная
от 126
печатная A5
от 387

Посвящается моей лучшей подруге

ПРОЛОГ

Ночь. Темный коридор. Сквозь узкое окно проникал лунный свет. Он ложился на стены полосами, бледно освещая мягкий ковер и часы.

По коридору шла белокурая девочка. Ей от силы годика три. Она шлепала по ковру босыми ножками, направляясь в комнату родителей.

Девочке страшно. Она смутно чувствовала, что в комнате что-то не так. Кажется, что тени от стульев вот-вот превратятся в ужасных монстров. Они накинутся на нее, поглотят лунный свет и съедят маму с папой. Но девочка знала, что это лишь тени. Родители много раз говорили ей не бояться… но все равно страшно.

Тихо скрипнула дверь. Сквозняк прошел по полу, холодя ступни. Родительская кровать выделялась огромным силуэтом напротив окна. Ветер качал ветки деревьев, завывая, как голодное животное.

Внезапно от потолка отделилась крылатая тень. Девочка глухо вскрикнула и бросилась под стул, трясясь от страха. Неужели это один из тех монстров, которых она себе представляла? Но нет, эта тень напоминала человека. Он плавно опустился на кровать, в руках блеснул нож. Девочка знала, что это такое. Мама часто резала им хлеб и никогда не разрешала трогать острый предмет.

Монстр быстро чиркнул один, второй раз… При каждом взмахе девочку пробирала дрожь. Она не понимала, что происходит, но знала — это что-то плохое.

Внезапно монстр обернулся и посмотрел на нее темными, блестящими в свете луны глазами. В следующую секунду он стоял рядом. Тогда девочка поняла, что произошло. И закричала. Крылатый человек зажал ей рот рукой и стал быстро говорить.

Ребенок испугался еще больше. Девочка знала, родителей больше нет. Сейчас тоже самое произойдет и с ней. Она кричала, плакала и извивалась, но монстр держал крепко. Он присел на корточки и посмотрел ей в глаза. Под черной маской и капюшоном она не видела лица, но глаза… Они были человеческие, только испуганные.

— Тихо, тихо… Успокойся, — произнес монстр на знакомом языке. — Тебе надо поспать.

Как его голос похож на папин… Девочка в изумлении застыла.

— Поспать. Заснуть, и все будет хорошо.

Голос так успокаивал, глаза слипались сами собой… «Все будет хорошо…»

Монстр подхватил девочку на руки, отнес в комнату и уложил в постельку, накрыв одеялом. Почувствовав мягкую подушку под головой, она мгновенно заснула.

А ветер носился и выл за окном, качая ветки деревьев.

ГЛАВА 1

Сонный мегаполис не успел проснуться, а неугомонные птицы уже пели свои песни. Где-то надрывно лаяла собака, а в воздухе царила та самая свежесть, которая бывает только утром.

Солнечный свет проникал сквозь закрытые шторы маленькой комнатки. Один его лучик коснулся моего лица. Поморщившись, я отбросила прядь волос, посмотрела на часы и вздохнула. Полседьмого. Опять. И кто меня дергает вставать так рано? Нет бы, спать до обеда, как все нормальные подростки. Это все сон. Этот чертов сон снится мне каждую ночь и не дает спать.

Я недовольно перевернулась на другой бок, и сразу поняла, что спать больше не могу. Сползла с кровати, распахнула шторы и открыла окно, глотнув свежего воздуха. Летнее утро, как я тебя люблю! Когда ещё не так жарко, как днём, и не так холодно, как ночью. Настроение сразу улучшилось. В такое время хочется выйти и покататься на скейте по пустым улицам, или просто побродить в лесу. Почему бы и нет? Как говорила бабушка, сиротам полезно.

Приведя себя и комнату в порядок, я натянула черные шорты, серую футболку с надписью «BLACK» и легкую куртку-плащ цвета хаки. В кожаную сумку положила все необходимое, фотоаппарат и кастет. Надела белые кеды, наушники, схватила скейт и выбежала на улицу.

По утрам улицы Москвы пустели, и я поехала по излюбленному маршруту — по кромке леса вокруг района. Маленького, но до того тихого, уютного и зелёного. Теплый ветерок дул в лицо, яркая зелень радовала глаз, а отсутствие людей и Pink Floyd поднимали настроение.

И все же не все жители спали. Проезжая по бульвару, еще издалека я увидела свою лучшую подругу — Стени. Та, как всегда в черном, выгуливала своих питбулей — Сэта и Сумрака, одновременно уставившись в телефон и широко улыбаясь. Я сбавила скорость и вынула наушники:

— А я думаю, почему так пусто на улицах?

Собаки радостно залаяли при моем появлении. Стени, наконец, заметила меня и радостно вскрикнула:

— Кори! Ты чего так рано?..

— Я уже неделю просыпаюсь часов в шесть, — пожала я плечами. — Не знаю, что с этим делать. Возможно, это все сон.

Она подняла тонкую бровь:

— Ты мне не говорила. Но это потом, смотри что покажу!

Стени подошла ближе и показала фотографию на телефоне. На ней целовались наши одноклассники, которые при всех друг друга ненавидели.

— Кто бы мог подумать… — протянула я, понимая, от чего подруга так улыбалась, — И откуда эта фотография?

Она окрикнула собаку, гордо подняла голову и сказала:

— Фотографию сделала я. Как обычно, вчера вечером, гуляла с мальчиками (собаками), и вдруг слышу — голоса за живой изгородью, около церкви. Там в одном месте листвы нет, я подхожу, а там…

— А там они, ты быстро сфотографировала и ушла. Стени, тебе восемнадцать!

Она пожала плечами:

— Да что ты говоришь. В душе мне все равно двенадцать.

Я закатила глаза. Да, назвать эту высокую голубоглазую брюнетку двенадцатилетней осмелился бы не каждый. Особенно если учесть плавную и быструю походку, вечно высокомерный взгляд, двух питбулей в намордниках и татуировку на плече. А еще она одевалась, как гот и имела склонность к пессимизму.

Я взяла скейт в руки, и дальше мы пошли пешком, болтая о своем. Стени жаловалась мне на сложности с парнями (у нее их два — причем один не знал о существовании другого), на причуды своих домашних любимцев и родителей, которые отказываются признавать в ней совершеннолетнюю. Как обычно, она жаловалась — я выслушивала и давала совет. Когда у меня начинались проблемы, Стени узнавала обо всем первой (иногда раньше меня) и бросалась на обидчика с яростью обиженной кобры. И потом долго за меня мстила.

Так, не спеша, мы добрались до Старбакса.

— Выпьем кофе? — предложила я.

Звякнул колокольчик. Втянув носом запах кофейных зерен и выпечки, я поздоровалась с кассирами и зашла за стойку. Сделала два капучино, захватила булочки и пошла к свободному столику. Другие посетители кафе провожали меня изумленными взглядами. Я здесь подрабатывала, как студент, хоть и переходила только в одиннадцатый класс. Поэтому могла пить кофе и брать пирожные, одна или с друзьями, бесплатно. Надо же на что-то жить?

— Расскажи про сон, — тихо попросила Стени, — Ты мне раньше не говорила о нем. Это как-то связано с… родителями?

Я вздохнула, помешивая кофе ложечкой. Почему-то все думали, что стоит заговорить со мной о родителях — я разрыдаюсь и впаду в депрессию. Но как я не старалась, у меня не получалось. Да, я сирота, моих родителей убили, когда мне было три года. Причем следствие так ни к чему и не привело. Но я совсем не помню их. До пятнадцати лет я жила с бабушкой, моим единственным родственником, а потом и она уехала жить на Дальний Восток. Я почти три года живу одна — и ничего. Оптимист по жизни, оканчиваю школу, работаю в Старбаксе и собираюсь поступить в медицинский ВУЗ. У меня есть лучшая подруга, крыша над головой, еда и золотая рыбка. Что еще нужно для счастья?

Но все видят мои серебристые волосы, зеленые глаза, потом замечают черные ногти и сразу думают, что я несчастный, обделенный жизнью человек.

— Бред какой-то снится уже дней шесть. Будто я — маленькая девочка, иду ночью по коридору к родителям. А потом на них с потолка прыгает какая-то фигня с крыльями, и… — Я провела пальцем по горлу.

Стени скептически подняла бровь:

— И все?

Я глотнула кофе:

— Нет. Потом эта фигня наклоняется ко мне и говорит: «Милая, пора спатки». И все. Но сон очень реалистичный.

Подруга секунд двадцать меня разглядывала. Потом протянула:

— Ты уверена, что это просто сон?

— А что еще?

— Вдруг это отголоски воспоминаний. Ведь неизвестно, кто их убил.

— Стени. Меня нашли мирно спящей в кровати, а родителей — с перерезанными глотками. Как я могла видеть убийцу?

Стени опять замолчала. Я ее не торопила. Эта стервозная с виду девушка обладала настолько чуткой интуицией, что ее можно записывать в экстрасенсы. Пусть подумает.

— Что он сказал? «Пора спатки?»

Я медленно кивнула:

— Не совсем. Сначала «тихо, тихо», а потом «тебе нужно поспать».

— И ты заснула?

Я начала понимать, к чему она клонит, и тихо сказала:

— Ты считаешь, что в ту ночь я действительно видела убийцу, а потом он меня усыпил? И теперь эти воспоминания приходят во сне?

— Именно.

Я задумалась. Этот сон… Он снился мне и раньше. Но он не был настолько реальным. Каждый раз я просыпалась с криком и в холодном поту. По часу сидела, пытаясь уговорить себя, что это всего лишь разыгравшееся воображение. Но везде — на стенах, потолке, куда бы я ни посмотрела — мне чудились глаза того монстра.

— Но почему у него есть крылья? — прошептала я.

На этот вопрос Стени не могла ответить. Мимо неспешно прошла официантка, забрав пустые чашки. Наступавший на пятки рабочий день не до конца смыл утреннюю сонливость.

— Хочешь ко мне на дачу? На недельки две? Родители уезжают, правда там будет бабушка.

Я оживилась:

— Может сразу до осени?

Она хитро улыбнулась. Вопрос был решен.

Пришлось долго выторговывать себе отпускные. Я прочувственно объяснила, как мне необходимо повидать единственного родственника. На такой долгий срок отпустили только из сочувствия. Плохо, конечно, таким пользоваться, но… я не брезгала.

Выйдя из кафе, мы пошли дальше по бульвару, обсуждая детали предстоящей поездки. Дул теплый ветерок, безоблачное небо радовало глаз. На улицах появлялись машины и люди.

Одна из них быстро проехала мимо, обрызгав нас водой из лужи. Стени выругалась, а я гневно обернулась, мысленно пожелав водителю утопить свою машину.

И не поверила глазам.

Машина давно уехала. Вместо нее на обочине стоял волк. Огромный темно-бурый зверь, слишком большой для простого животного. Его глубокие, карие глаза смотрели на меня… и эмоций в них было больше, чем у некоторых людей.

Истошно залаяли собаки, Стени закричала. Я обернулась и внезапно поняла, что стою посередине дороги. Как назло, из-за поворота выехал автомобиль. Увидев меня, водитель начал отчаянно сигналить.

Я успела отпрыгнуть и упала на асфальт прежде, чем фара разбилась о мой лоб. Мимо просвистела шина, оставляя черную полосу. Больше не заботясь о животных, я вскочила и бросилась к тротуару.

Там меня ждала Стени с круглыми от ужаса глазами.

— Ты… ты ненормальная?! — собаки громко залаяли, выражая недовольство подруги. — Берешь и выходишь на середину дороги, прямо под машину! Кори!

Меня ощутимо ударили по руке.

— А?..

Я оглянулась на обочину, высматривая волка.

Но он исчез.

Тогда я озадаченно посмотрела на Стени:

— Ты видела волка?..

— Какого волка?! Это у тебя в голове волки. Заткнитесь!

Питбули тут же притихли. Я тем временем пыталась понять, что за фигня только что произошла.

— Кори, перестань оборачиваться, — Стени обхватила меня за плечи и продолжила мягче: — Посмотри на меня.

Я послушно сосредоточилась на голубых глазах подруги. Меня начинало потихоньку трясти.

— Кори, там не было волка, — тихо сказала она. — Там…

И внезапно запнулась, уставившись на обочину. Я тут же обернулась.

Там стоял человек. Сгорбленный мужчина с лохмами на голове и впалыми карими глазами. Увидев его, собаки словно сошли с ума. Дурной лай давил на уши, раздирая тишину улицы и привлекая внимание прохожих. В том числе и незнакомца.

— Стени, у тебя есть дома чай?.. — спросила я и развернулась прежде, чем мужчина встретился с моими глазами.

Натянув поводки и как следует треснув собак, Стени злобно пробурчала:

— Есть! Пошли отсюда… Мне не нравится это место.

Чуть покачиваясь, я пошла дальше. Но вплоть до поворота буквально чувствовала, как пристальный взгляд незнакомца буравит спину.

ГЛАВА 2

Дойдя до развилки, мы договорились о завтрашней встрече на автобусной остановке. Причем обе избегали говорить о произошедшем. Кивнув на прощанье, мы разошлись по домам собираться.

Сложить вещи я заставила себя с трудом. Голову занимали совершенно другие мысли. Неужели мне показалось, и волк на дороге –воображение? Стени бы точно заметила его…

Тьфу ты, больше походит на бред сумасшедшего. Да, мне все показалось, и я вышла на дорогу от недосыпания. А странный человек — заблудший бомж.

Успокоив себя подобными мыслями, я продолжила собираться. В чемодан полетела легкая одежда, тапочки и косметика. Осторожно взяла с полки кисти и фотоаппарат.

В свободное время я увлекалась фотографией. Выходила на рассвете, пока все спят, или забиралась на крыши, чтобы успеть на закат. И пусть моя съемка любительская, пусть дальше Воронежа со школьной экскурсией я никуда не ездила. Я хотела показать людям, что красота есть и в обыденных вещах. В утренних лучах на рассвете. В шуршащей листве на закате. В розе, стоящей на подоконнике. Или в лесу, где случайный прохожий читает книжку на лавочке, в эмоциях на его лице. Эта часть моей жизни здорово помогала отвлечься от рутинных будней.

Любовно погладив устройство, на которое копила почти год, я осторожно положила его в отдельный рюкзак. Кисти остались лежать на полке рядом с фотографией в рамке. Присмотревшись, улыбнулась воспоминаниям. И подумав, бросила фото в чемодан.

Вздохнула. Оглянулась. Обнаружила, что квартира больше напоминает подвал, куда выходит мусоропровод.

Пока я убиралась, снаружи успело потемнеть. Подойдя к окну, я распахнула его и выглянула. На небе догорал закат десятого дня августа. Вот не знаю, как другие, а мне это доставляло эстетическое удовольствие. Я смотрела в окно каждый вечер, так, что это дошло до привычки. Смотрела… и мечтала.

Но стоило перевести взгляд на тротуар около подъезда, все мечтания разбились в дребезги, уступив жестокой реальности. Там, внизу, стоял тот тип с карими глазами и лохмами на голове. Сердце упало куда-то в желудок. Пальцы сжали подоконник.

Я смотрела на него, выпучив глаза. Подняв голову, незнакомец глянул на меня и улыбнулся. Мерзко так, с насмешкой. Несмотря на прическу, сейчас он выглядел опрятнее: прямой, высокий мужчина средних лет в рубашке.

Испуг плавно сменился нездоровым интересом. Такое ощущение, что он зовет меня. Словно я должна спуститься… и пойти за ним.

Я отшатнулась от окна, пока не вывалилась наружу. Присела на корточки и прижалась к стене, стараясь внушить себе, что все — сон. Это галлюцинация, и волк — тоже галлюцинация…

Минут через десять осторожно поднялась и выглянула. Улица пустела.

Закрыв окно, я захлопнула чемодан ногой и посмотрела на время. Решила, что пойду спать.

Возможно, мои галлюцинации происходят именно от недосыпания.

«…Цветочный луг в закатных лучах солнца. Прохладный ветерок дует в лицо, принося запах трав и земли.

— Идём! — кричит он. — Идём со мной! Я покажу тебе другой, параллельный мир! Там есть все, о чем ты мечтаешь. Магия. Фантастическая природа. Города разных рас и цивилизаций.

Я оглядываюсь назад, на родной лес:

— Зачем мне это? У меня есть свой дом.

Человек с впалыми красноватыми глазами выглядит устало. Он вздыхает:

— Кори, там ты не будешь одинока. У тебя будет своя семья.

— Но у меня есть семья. Бабушка и Стени. Пусть не совсем родная, но семья. Зачем я вам?

Он тихо спрашивает:

— Неужели ты не хочешь стать кем-то другим? Более сильным и могущественным существом?

— Таким как вы?

— Нет. Сильнее.

Я хмурюсь:

— А есть и другие существа?

Внезапно он взмахивает рукой:

— Хватит! Ты нам нужна!

Я делаю шаг назад. Резкий порыв ветра ударяет в лицо. Вдалеке луг загорается алым пламенем. Его глаза становятся красными, появляется горб, голова сплющивается, сильно удлиняются клыки. Одежда превращается в клочья и разлетается по полю.

Передо мной стоит волк. Тот самый волк, что стоял на дороге.

— Иди за мной, — грозно рычит он. — Не пойдёшь, умрёшь!

Кричу:

— Я никуда не пойду!

— Неправильный ответ.

Оборотень прыгает, обнажив тысячу острых зубов.

Ещё миг, и…»

Я с беззвучным криком села на кровати, тяжело дыша. В ушах болью отдавался каждый стук сердца. Вот это сон! Вся спина липкая от пота… Совсем уже рехнулась.

По комнате прошел сквозняк, принеся запах цветов… и дыма. Кожа покрылась мурашками. Я посмотрела на часы и беззвучно выругалась. Опять, четыре часа утра! А ведь я легла пораньше, чтобы выспаться. Горло душила злость на саму себя. Ведь я не засну больше.

Сходила на кухню, выпила ледяной воды из-под крана. Плитка морозила босые ступни. Походив полчасика и взвыв от скуки, я взяла кисти, развела краски и села за мольберт.

Когда фотография особенно мне нравилась, я рисовала ее на маленьком холсте. Придумывала детали, меняла стиль, а потом вешала на стену.

На этот раз я не стала брать готовый образец. Просто села, расслабилась и стала рисовать то, на что душа болит, что так и рвалось наружу. Мрачные тона чередовались с яркими отблесками. Краска ложилась на неровную поверхность, быстрыми и неаккуратными мазками создавая целую картину… Темно-бежевый. Глубокий индиго. Черный.

Спустя час я оторвалась от картины, взглянув на нее издалека. Вместо улыбки лицо скривила гримаса недопонимания.

С холста на меня смотрел мужчина в маске и капюшоне. На лоб спадали черные пряди. В синих глазах отражался испуг. Монстр из моих снов, собственной персоной.

Взвыв, я вскочила и порвала холст. Оделась за тридцать секунд, схватила вещи и ушла, яростно повернув ключ в замке. И только на улице вспомнила, что забыла покормить золотую рыбку. Пнув чемодан ногой, я направилась к остановке.

Кто ж знал, что домой я вернусь совсем не скоро. И совсем не такой, как раньше.

Оказалось, что Стени уже ждала меня.

— Решила стать жаворонком? — еще издалека крикнула я.

— Кто рано встает, тому по жизни нормально, — мрачно ответила она.

Выглядела она сегодня не очень. Темные круги под глазами, не выспавшийся вид… Сэт и Сумрак смирно сидели у ног хозяйки, чувствуя плохое настроение.

— Тебе сегодня ничего странного не снилось? — наконец, спросила она. — Я проснулась часа в три, больше заснуть не смогла. Ненавижу.

Утро сегодня прохладное. Я запахнула куртку:

— Знаешь, снилось.

И рассказала свой сон.

Она выслушала, потом медленно повернулась и потрясенно прошептала:

— Мать честная… Мне снилось тоже самое. Точь-в-точь.

Теперь потрясенно на нее смотрела я:

— Что за… Как так может быть?

Тут приехал автобус. Мы не прибавили радости пассажирам, втискиваясь в толпу со своими чемоданами и парочкой милейших собачек. Ехали стоя, как селедки в банке, поэтому разговор удалось продолжить только через полчаса — в электричке.

— Кори. Как двум, совершенно разным людям может присниться один и тот же сон?

Я резко повернулась и серьезно спросила:

— Стени, ты меня не разыгрываешь? Скажи честно. Ты видела вчера на дороге волка?

Она посмотрела мне в глаза:

— Могу тебя заверить, я не испытываю твое доверие. Я не видела волка, но я видела того странного мужчину… который появился во сне, превратился в волка и прыгнул на меня. Я не обманываю. Когда я тебя обманывала?

Должна признать, никогда.

— Это мистика. Такого не бывает, — прошептала я.

Но мы обе понимали, что все происходит на самом деле. Я вообще по натуре мечтатель. В тихие зимние вечера бабушка читала мне сказки о драконах и рыцарях. А по ночам я представляла себя одинокой принцессой, чьих родителей съела злая ящерица, и скоро прискачет принц на единороге и отомстит за меня. Детство давно кончилось, но до сих пор я зачитываюсь фантастикой и втайне мечтаю, чтобы в жизни произошло что-нибудь особенное. То, что не соответствует серой рутине и скучным будням. Что-нибудь экстраординарное и… сверхъестественное.

И вот оно произошло, черт возьми. Только я слегка не готова к таким поворотам судьбы!

— Мы должны решить, что делать дальше.

— Давай сначала разберемся, что, собственно, произошло, — предложила я.

Стени открыла было рот, но я опередила:

— Погоди. Что у нас есть? Приснившийся нам обеим сон и дядька с красными глазами.

— Он оборотень, разве не понятно? Кори, либо ты боишься этого слова, либо считаешь его детским, но это так. О-бо-ро-тень. И не говори мне, что ты не веришь! Я знаю тебя с пеленок, ты всегда верила в подобную чушь.

— Может, это что-то другое?

Она закатила глаза:

— Назови мне хоть одну организацию, агенты которой научились проникать в мозги людям и менять ипостась?

Я подумала. На ум ничего не пришло.

— Ладно, сдаюсь, — наконец сказала я. — Значит, существует другой мир. Там живут оборотни, и одному из них что-то нужно от нас?

— Возможно.

— И ради этого он устроил маскарад на дороге? Чтобы запугать нас?

— Видимо.

— И что мы будем делать?

Минут десять прошло в молчали. За окном проносились рельсы, заросшие травой заборы и крыши дачных поселков.

— А если бы мы согласились? — внезапно спросила Стени. — Пойти за ним в тот мир?

Я вздохнула:

— Не знаю. С одной стороны, это может оказаться общим бредом. Но с другой, если все существует, имеет форму, цвет и последствия… Это опасно.

— С каких пор твоя задница не жаждет приключений?

Я рассмеялась:

— В том то и дело, она в нетерпении! Давай подождем, что будет дальше. Во сне мы точно не умрем. Может, стоит согласиться?

— А если кто-то из нас согласится, а другой — нет? Повлияет это на реальность?

— Если я проснусь, а рядом будет лежать твой истерзанный труп, то повлияет, — протянула я.

Мы снова замолчали, каждый в своих мыслях. Электричка остановилась, впустив и выпустив очередную порцию пассажиров.

До меня, наконец, дошло, что это не шутки. Шёл вопрос о жизни и смерти. Всё это сомнительное дело окутано туманом тайны, и невозможно предугадать, что будет дальше. Оставалось только ждать.

— Не надо спешить, — Стени подтвердила мои мысли, — Может, следующий сон будет совсем в другой обстановке. Может, там будет другой человек. В конце концов, вдруг сна не будет вообще? Или случится что-нибудь в реальности. Мы не знаем. И делать из этого поспешные выводы нельзя. Надо набраться терпения и ждать.

— Ты права.

Остальная часть пути прошла без приключений. Сойдя с поезда, мы направились пешком к дому. На мой взгляд, этот дачный поселок ничем не отличался от миллиона таких же. Сельские домики, грунтовые дорожки, один-единственный магазин на всю округу, леса и поля вокруг. И чистый воздух. Подставив лицо прохладному ветерку, я забыла все свои проблемы.

— Кори?

Я переключила внимание на Стени:

— Да?

— Мы почти пришли.

Она указала на участок с огромным газоном и небольшим домом. Красивый снаружи, я не сомневалась, что он такой же уютный и милый внутри. Я уже представляла, как мы сидим вечером на веранде, и пьём чай при свечах, потому что электричество вырубили. А за окном тьма, двор освещает бледный свет луны, стрекочут кузнечики, летают комары…

Нас встретила бабушка Стени, очень приятная и добрая женщина. После традиционных приветствий мы устроились в небольшой комнатке на втором этаже. Разложив все вещи, я с шумным вздохом легла на кровать.

— Кто он? — неожиданно спросила Стени.

— Ты о чём? — я не видела, где она и куда смотрит.

— На фотографии. Ты и какой-то парень.

Я улыбнулась, вспомнив хорошие воспоминания.

— Я же тебе рассказывала. Это Мейсон.

— А-а-а…

Мейсон — мой хороший друг, один из немногих. Мы познакомились год назад, когда я работала волонтером во время одного масштабного фестиваля. Так получилось, что я проспала и не смогла найти своих ребят. Металась по всей площадке в яркой форме, не зная, куда идти. Тогда ко мне подошел конопатый парень и спросил по-английски, что у меня случилось. Я ему все рассказала, и оказалось, что он знает, где находится моя группа. Парень, спасший мне репутацию, оказался из Америки, приехавший по обмену на месяц.

После этого он тоже записался в волонтеры, и за этот месяц мы здорово подружились — он учил меня английскому, а я его — русскому. Он тоже поступал в медицинский. В конце смены Мейсон пригласил меня в Америку. Я рассмеялась тогда и пообещала, что приеду, как только заработаю денег. Мы знакомы всего месяц и после ни разу не встречались, но регулярно переписываемся и общаемся. Он очень хороший человек. Вот только в последнее время он внезапно перестал писать и выходить в Сеть. Это меня волнует.

Стени цокнула языком:

— Такую возможность упустила! Посмотри, он же красавчик.

Я закатила глаза и не ответила. Стени прекрасно знала, что Мейсон был просто другом. А парня, действительно достойного кавалера, я еще не встретила. Да, их много — но все они лицемеры и эгоисты, надевают при тебе золотую маску и щеголяют в ней. А стоит узнать поближе, кроме гнили там ничего нет.

Остальная часть дня прошла спокойно. Мы приготовили обед, прокатились на велосипедах и сходили к озеру. Стени рвала колосья, а я фотографировала ее и природу. Мы сидели до полуночи, пили чай, разговаривали и смотрели фильм.

…Перед сном подруга внезапно сказала с тревогой:

— Мне страшно.

— Ты о чём?

— Что мне ему сказать?

Оборотень совсем вылетел из головы, и Стени вернула его в мои мысли.

— Ты сама найдёшь, что сказать. Иногда такое бывает: в нужный момент приходят нужные слова.

Она закатила глаза:

— Обожаю твои советы.

— Окно открыть?

После небольшой паузы Стени сказала:

— Открой. Лучше быть съеденным во сне, чем зажаренным наяву.

Мы засмеялись. Я подошла к окну. Оно выходило на просёлочную дорогу, кусты и стену соседнего дома. На ней покачивалась тень странной формы. Я пригляделась.

И тут мне стало плохо.

Тень отбрасывал человек. Он стоял лицом к нам и не двигался. Я различала только силуэт, но даже от него кожа покрылась мурашками.

Резкий порыв ветра принес запах луговых трав и дыма. Тень на стене плавно перетекла в тень волка.

Оборотень.

Он повернул голову, посмотрел на меня парой красных глаз. Потом отвернулся и убежал во тьму.

— Что ты так долго окно открываешь? Тебе помочь? — спросила Стени, выходя из ванной.

— Н-н-нет, — промямлила я и повернулась к ней.

Уже не зная, верить своим глазам или нет.

— Что случилось? — прищурилась подруга.

— Там… там оборотень. За окном.

ГЛАВА 3

На минуту мы потеряли дар речи. Она — от потрясения, а я — от осознания того очевидного, что сейчас сказала. Я думала, что, уехав из Москвы, мы оторвёмся от всех сверхъестественных проблем. Но нет.

— Что? — к Стени дар речи вернулся первой.

— То, что слышала.

Я описала увиденное.

— И что мы будем делать? А если он нас сожрет? Я не могу спокойно спать, когда знаю, что под окнами бродит страшная тварь!

Я лишь отмахнулась и села на кровать. Когда у Стени начинается паника, лучший способ избежать последствий — игнорировать ее.

— А что ты предлагаешь? — устало спросила я. — Выйти на улицу и уговорить оборотня не есть нас? Спать! Упавший духом гибнет раньше срока.

Я забралась под одеяло и отвернулась к стене.

— Но…

— Спокойной ночи. Если такая предвидится, конечно.

Я не хотела ни с кем разговаривать, по пятому разу обсуждать, что произошло, что может произойти и так далее. Надоели все. Единственное мое желание — поспать нормальным человеческим сном. И никто мне не помешает!

Я закрыла глаза.

И меня тут же куда-то затянуло.

«Рассвет. Я стояла на скале, частично покрытой снегом. Сильный ветер трепал волосы и бросал на лицо. Я отвела пряди от глаз… и застыла.

Горы. Их вершины нежно касались облаков, вырываясь из сизо-голубой дымки. Покрытые темным лесом склоны спускались к озеру, где клубились барашки утреннего тумана. Озеро заканчивалось отвесным водопадом. Я никогда не видела водопадов… Невообразимые потоки воды срывались вниз и падали в бездну, скрытую облаками, над которыми парила стайка белых птиц. Холодный ветер доносил их отрывистые крики.

Я стояла и восхищалась. От чистейшего воздуха кружилась голова. Какая-то суровая, неприступная, но безумно красивая природа.

Куда я попала? На какой планете такие пейзажи?

Коленки подкосились, и я села на траву. Я её чувствовала. Чувствовала… Во сне. Коснувшись снега, ощутила его холод. Попробовала на вкус. Он приятно обжег язык. Всё это так странно… И настолько прекрасно.

— Нравится?

Я обернулась на голос. Нет-нет, только не это! Я надеялась, это просто мой сон. Но чудеса случаются редко.

Передо мной стоял оборотень. Я вскочила, не всматриваясь, и отступила на шаг к пропасти:

— Отойди от меня!

Оборотень удивился, но отпрянул:

— Ты чего? Я не кусаюсь.

Я усмехнулась:

— Ага, конечно. А прошлой ночью не ты меня сожрать пытался?

Он нахмурился:

— Нет, не я. Ты меня с кем-то путаешь. Я тебя первый раз вижу, как и ты меня.

Я окончательно запуталась и решила рассмотреть оборотня. Поняла, что ошиблась. Передо мной стоял вовсе не мужчина средних лет, а парень лет двадцати, с взъерошенными каштановыми волосами, в обычных джинсах и футболке. На меня удивленно смотрели не красные глаза, а темно-карие.

Увидев выражение моего лица, он засмеялся, обнажив идеально ровные зубы с чуть удлинёнными клыками. Подошел и протянул мне руку:

— Я Мэтт.

Я не пошевелилась. Пока окончательно все не пойму, никаких рукопожатий!

— Угу. Это ведь не мой сон?

— Нет.

— Объясни, пожалуйста, что здесь происходит. Кто ты, что это за место, почему я все чувствую и что за преследования?

Парень сел и похлопал рядом с собой:

— Садись. Я не понял последнего вопроса, но начну сначала.

Он дождался, пока я сяду, и начал:

— Я самый обычный оборотень, а это, — он обвел рукой пейзаж, — мое любимое место.

До меня дошло:

— Это параллельный мир?..

— Да. Государство оборотней. Вон те пики — это Скалистые горы. За ними Империя.

— Какая империя?

— Вампиров.

Ух ты. И вампиры существуют? Или это у меня крыша едет?

Мэтт продолжал:

— Я управляю этим сном. Это разновидность телекинеза, ей владеет весь наш род. Когда мне нужно с кем-то поговорить, неважно, в каком мире и на каком расстоянии, я втягиваю его в сон и говорю. В реальности ты спишь и набираешься сил. А здесь мы мило болтаем в собственном маленьком мире. Тебе холодно? Ты дрожишь. Надо одеться по теплее, это же север.

На мне появился теплый плащ из мягкой шерсти. Я тут же в него завернулась:

— Спасибо. То есть стоит тебе подумать — и оно появляется?

— Да. Прикольно?

— Угу. Только скажи, я свихнулась, что мне такое снится?

Он опять рассмеялся:

— С тобой все в порядке. Все это — реально. Если хочешь, завтра утром мы можем встретиться. Ты потрогаешь меня и убедишься, что я не приведение.

Немного, но он меня успокоил. Если я увижу его по-настоящему, хотя бы поверю в свою адекватность.

— А теперь, оборотень, последнее, — тихо сказала я. — Кто меня преследует и зачем?

Он повернулся ко мне:

— Это ты мне расскажи! Я не понимаю, о чем ты говоришь.

Я рассказала. Об оборотне на дороге, о машине, о мужчине с красными глазами, как он потом стоял под моим окном, и как я видела его ночью.

Мэтт, выслушав, присвистнул:

— Какого цвета был оборотень?

— Темно-бурый.

Вдруг Мэтт вскочил и схватился за голову:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 387