электронная
324
печатная A5
422
12+
Хроники Кортона

Бесплатный фрагмент - Хроники Кортона

Объем:
122 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-3926-4
электронная
от 324
печатная A5
от 422

ГЛАВА 1

Город Кортон, 1256.

Палящее солнце и легкий ветерок. Две фигуры выходят из леса, направляясь в сторону большого города. Сегодня праздник, ярмарка и куча народа. Эти двое — отец и маленькая дочь, что заливается смехом от сказок отца. Они счастливы и лучше быть не может, но лишь на первый взгляд. За широкой улыбкой отца — бесконечные страх и тревога, ему так и хочется подхватить малышку и обежать, но уже слишком поздно, они входят в город.

— Папа, смотри какие шарики над нами! — восхищается рыжеволосая девочка 6 лет, указывая вверх.

— Да, Элджери, просто чудо. — с еле заметной улыбкой отвечает отец, убирая со лба светлые волосы и ища взглядом в толпе своего старого друга.

— Клоун! Папа, смотри! Клоун! — визжит от восторга Элджи, но на это мужчина даже не реагирует, а молча ведет дочь вперед.

Площадь заполнена людьми: всюду шум, крики, хлопушки, аромат различных вкусностей.

Кирану удается пробраться к фонтану, что стоит в центре площади, и усадить туда дочь. Он полностью окунает свою голову в фонтан, дабы немного освежиться и успокоиться, но это не помогает. Почти полдень, скоро все и свершится. Блондин вздыхает, доставая из запазухи футляр с красивейшим ножом ручной работы.

— Элджи, милая, посмотри на меня. — ласково призывает ребенка отец, а глаза девочки тут же останавливаются на занятной вещице. — Этот нож я дарю тебе, он твой.

— Мне? Правда?! — удивилась Элджери, ибо до этого отец даже подержать его почти никогда не давал.

— Да. Мой отец, твой дедушка, подарил мне его, когда я был чуть старше тебя. Он тогда сказал, что он волшебный и будет мне помогать. Теперь я отдаю его тебе.

— А как же ты, папочка? — все еще не понимала рыжеволосая малышка.

— Мне… Больше не пригодится. Я хочу, чтобы у тебя всегда было что-то, что напоминает обо мне. Обещай, что не потеряешь, а? — глаза Кирана заблестели от накативших эмоций.

— Хорошо, папочка, я обещаю. Почему ты плачешь? Тебе жалко отдавать ножик? На, возьми обратно, я потерплю. Только не плачь! — стала утешать отца малышка, крепко обняв за шею.

В этот момент в толпе появился старый друг Кирана, которого тот так долго ждал. Это был монах Себастьян, в молодости тоже огненно-рыжий и безбашенный, который стал Кирану не только учителем, но и почти что отцом. Юный Киран Видлин потерял родителей, когда на деревню напали войска Бэдлера — черные вороны. ему тогда было всего десять. Вороны пришли ночью, сжигая и убивая всех на своем пути, они не щадили никого, был хаос, люди в страхе разбегались кто куда. Тогда то мать Кирана и приказала ему бежать по тайному подземному ходу, что был у них в доме. Этот ход вел в центральную церковь Кортона, в которой и служил еще молодой Себастьян. Священник укрыл мальчика у себя, обещая с утра отыскать его родителей. но не нашел ничего, кроме трупов и пепелища. С тех пор Киран остался на попечение церкви, а Себастьян со своей подругой монахиней Маргарет заменили ему родителей.

— Наконец-то ты пришел! — обрадовался Видлин, обнимая отца.

— Торопился как мог, Киран, прости. — ответил священник, переводя взгляд на девочку. — Ты уверен, что поступаешь верно? Не передумал?

— Нет, Себ, я решил. Надо закончить с этим. — твердо настаивал блондин.

— Киран, сын мой, пойми, что это очень глупо. Подумай об Элджери!

— О ней то я как раз и думаю, отец. Я и так сотавил ее без матери из-за чертовых воронов! Я не могу больше скрываться и прятать ее, я не хочу больше выходить только как запуганный зверь под покровом ночи! Если я сейчас решусь, то точно смогу обезопасить Элджи и вас с Маргарет.

Мужчины замолчали, глядя на празднества вокруг. В толпе они стали замечать солдат из гвардии Бэдлера, а также других своих друзей. Все были мрачны и угнетены, понимая, что идут на смерть.

— Ежели твое сердце велит тебе поступать так, то я не могу препятствовать. Ты всегда был решителен, я не смею тебя держать. Да благослови бог твою душу! — печально вздохнул Себастьян.

— Спасибо, отец, спасибо. Главное — не потеряй мою дочку, она последнее, что у меня осталось.

— Как когда-то я вырастил тебя, так и сейчас я позабочусь о твоей дочери. — спокойно ответил монах, а Киран лишь

крепко обнял старика. Раздались горны и часы пробили полдень. Пора.

— Время пришло. — тихо ответил Видлин и подошел к дочери. — Элджери, крошка!

— Ты больше не плачешь, папочка? — прожигая отца изумрудными глазами, спросила девочка.

— Нет, милая. Я просто хотел сказать, что… Я, я тебя очень люблю, Элджи. Ты у меня самая лучшая девочка на свете.

— Я тоже тебя люблю, папочка. Ты самый-самый лучший! — ребенок взвизгнул и еще крепче сжал отца за шею. Киран жадно вцепился в дочь, гладя ее по завивающимся волосам, осматривая ее бледное конопатое личико. Вновь прозвучали горны. Время пришло, Бэдлер — черноволосый и смуглый со шрамом на правом глазе — появился на площади.

— Мне пора, Себ, береги ее. Элджи, папе нужно уйти. Слушайся Себастьяна!

— Но куда ты, папа?! — недоумевал ребенок.

— Мне правда надо уйти, так будет лучше, малыш!

Киран с другими своими товарищами кинулся в толпу в сторону Бэдлера. Завязалась драка, началась паника и толкучка.

— Уводи ее, Себ! Уводи ее! — слушался издали голос Видлина.

Священник подхватил ребенка, укрывая его своим плащом, и побежал прочь с площади.

— Папа! Папочка! — громко кричала уже плачущая девочка.

— Все хорошо, все в порядке! — успокаивал ее Себастьян.

— Папа! — вновь звала его Элджи.

«Прости меня, господи, прости!» — мысленно отвечал отец маленькой дочке. когда его скрутили, увозя в неизвестном направлении.

— ПАПА!…

Ответа не последовало. Все стихло. Это был последний раз, когда Элджери видела отца, а отец Элджери. Они разъединились навсегда.

ГЛАВА 2

Леса Кортона, 1257

Вечерние сумерки. Двое поспешно бегут через лес, то и дело оглядываясь назад. Страх. Мужчина что есть сил тянет женщину за собой. Надо спешить.

— Микахэль! Погоди, я…Я больше не могу бежать! — взмолилась девушка, пытаясь отдышаться. Она была необычайно хорошо собой: черные как смоль волосы, синие как океан глаза и бледная-бледня кожа, словно первый снег. Сейчас ее щеки были красные от уже долгой беготни, ноги болели от бега, а руки уже слишком устали нести маленькую дочь.

— Вилиса, надо спешить, пока не стало поздно! Они идут за нами по пятам, скорее же! — стал тормошить ее муж, беря дочь на руки. — Они не должны заполучить ее. До Филлианса осталось совсем немного, скорее же!

Мужчина также был чертовски красив: серые глаза, острые скулы, высокий и также темноволосый, он казался еще мощнее в тени.

Вдалеке послышались посторонние голоса.

— Скорее! — скомандовал Микахэль, вновь ускоряясь вперед.

Слышался лай собак и крики людей. Страх накатывал новыми волнами, а ребенок как назло начал плакать. Голоса теперь приближались еще быстрее, ориентируясь на крик младенца.

Вилиса отчаялась и даже заплакала, когда Микахэль остановился.

— Что случилось? Ты ранен? — испугалась супруга.

— Они слишком близко, а до деревни осталось всего ничего. Беги сама, я их задержу.

— Что?! Нет, я без тебя никуда не побегу! — испугалась девушка, обнимая дочь крепче.

— Сейчас не время препираться, Вилиса! Беги в деревню, там ты будешь в безопасности и позовешь Гардиэля на помощь мне. Скорее же!

Женщина никак не могла решиться. Было боязно оставлять мужа здесь совсем одного, у нее было плохое предчувствие.

— Вилиса, беги же! Бэдлер не должен заполучить ее! — рявкнул Микахэль. — Скорее!

Он подтолкнул жену в сторону спасительной волшебной деревни, а сам рванул в сторону преследователей. Вилиса побежала еще быстрее, молясь, чтобы с Микахэлем ничего не случилось. Вбежав в деревню, что была защищена магическим кругом, девушка завопила нечеловеческим голосом :

— НА ПОМОЩЬ! ПОЖАЛУЙСТА, ПОМОГИТЕ!

Стали зажигаться фонари, мужчины выходили из домов, а дети с сонными матерями выглядывали из окон. Первой к Вилисе подбежала высокая и стройная как она сама брюнетка с длинными волосами в ночной сорочке.

— Вилиса, что случилось?!

— Ани, вороны идут за нами! Микахэль, он там, совсем один! — еле выдавила из себя девушка, когда к ней подбежал Гардиэль — высокий, с короткими, но пышными волосами и удивительной бородкой.

— Отведи ее в хижину, я сейчас! — резко скомандовал мужчина и побежал на выручку товарищу. Остальные же мужчины медленно потянулись за ним, схватив первое, что попадалось под руки.

Пока Ани отводила мать с ребенком в хижину, мужчины во главе с Гардиэлем спешили на крики Микахэля. Когда они добежали до места бойни, было уже поздно. Прислужник Бэдлера — Коппер — наносил последний удар ножом в сердце. Увидев новоприбывших, прислужник расплылся в улыбке.

— О, какая встреча! Извините, вы слегка опоздали на представление, а вот ваш друг занял место в первом ряду!

— Б..б-егии — прокряхтел Микахэль, когда его ударили по лицу.

— Отпусти его, урод, пока я тебя так не отделал! — стал угрожать Гардиэль, но команду нападать пока не давал.

— И что же ты сделаешь? Помашешь своим кортиком? Или напустишь на меня ветерок, водичку, камушки и угольки? — явно ощущая свое превосходство, усмехался Коппер.

— Заткни пасть!

— Слушай, Гарри…

— Я Гардиэль, хранитель мира, знай свое место, приспешник! — злился мужчина.

— Пусть так. Я просто хотел предложить тебе сделку: я отдаю тебе твоего друга, может его даже еще удастся подлатать, а вы отдаете мне ребенка и дело с концом.

— Ты не получишь ни ребенка, ни кого либо еще, понял?!

Тогда Коппер театрально вздохнул и, щелкунв пальцами, приказал солдату добить пленника. Гардиэль открыл рот от страха и безысходности, как и все его солдаты.

— Жаль, что ты не согласился, Гарри, мог бы сохранить жизнь этому доходяге. Видимо, не такой уж он тебе и друг.

— Ты мерзавец и сдохнешь самой страшной смертью! — кричал Гардиэль, стараясь контролировать свои силы, а прислужник лишь улыбался.

— Рано или поздно мы

все равно найдем ребенка и заберем. Тебе не удастся покрывать и держать их в деревне вечно. Так что ты в любой момент можешь прийти к хозяину и сдать ее.

— Пошел к черту!

— О, Гарри, подумай — ваш защитный круг далеко не вечен и далеко не безопасен. Стоит вывести хозяина и умрут все, а я прошу лишь об одном младенце. Отдашь его и мы забудем о вашем отшельничьем поселении навсегда.

— Из твоих уст течет гниль, как и от твоего хозяина. Вы никогда ее не получите и Бэдлер сдохнет, а ты с ним на пару!

— Придет время и ты запоешь по-другому. — прошептал Коппер и, обернувшись в птицу, скрылся прочь, как и все его солдаты.

Мужчина тут же подбежал к умирающему другу.

— Мик, Микахэль, как ты?! — пытаясь его растормошить, спрашивал Гард.

— Га-ардиэль?

— Это я, Мик, я здесь. Прости, я не успел!

— Г-где Вилиса и..

— Они с Ани, они в безопасности. С ними все хорошо.

— Хорошо… — с этими словами Микахэль закрыл глаза. Навсегда.

— Мик! Микахэль, нет!

Вороны на деревьях довольно гаркали, отчего Гардиэль снес их потоком ветра. Взяв труп друга на руки, мужчины двинулись назад, все шли молча.

Вилиса караулила у самого входа, уже зная, что муж мертв. Она даже не плакала больше, не рыдала и не молила его открыть глаза, а просто обняла Мика, прошептав что-то вроде: «Будь спокоен» и разрешила положить мужа в обрядный круг. Спустя еще минут 5 открылась луна и тело Микахэля испарилось, уходя в небо синим пламенем. Его дух нашел спокойствие. Все разошлись по хижинам, но сон нашли далеко не все.

Вилиса упала в объятия Гаридиэля и тихо заплакала, пока стоящая в углу Ани кормила ребенка свежим козьим молоком.

— Прости. — тихо прошептал мужчина, обнимая ее сильнее.

— Он всегда был самоуверенный. Этим он меня тогда и зацепил. Но господи, почему именно он? Именно мы, наша дочка?

— Все будет в порядке, Вил, мы поможем тебе и дочке. Кстати, как ее зовут? — поинтересовалась Ани.

— Кирита. Кирита Эндингем.

— С древнего языка победоносная. — улыбнулся Гардиэль. — Все образуется, вот увидишь. Тут вы в безопасности, я с Ани о вас позабочусь. Я, конечно, не заменю Мика, но я сделаю все, чтобы вы были счастливы.

— Мы рядом, Вил. — поддержала друга Ани. — Кстати, малышка уснула. Просто чудесная девочка и, мне кажется, очень похожа на тебя.

— Она красавица. У нее глаза Мика. — лишь тихо ответила мать, укладываясь с ребенком на кушетку, что выделили ей на сегодняшнюю ночь.

Гардиэль и Ани тихо вышли наружу. Близился восход, а на улице стоял легкий туман и прохлада.

— Это ужасно. — отозвалась девушка.

— Бэдлер поплатится за это, клянусь. Пусть не думает, что смерть моего друга так просто сойдет ему с рук. Видеть слезы Вилисы и ребенка, растущего без отца мне тоже не хочется. Он получит свое, получит!

— Сейчас нам нужно сосредоточиться на Вилисе и Кирите. Не делай глупостей, когда ей так нужна твоя поддержка. Лучше объясни мне, зачем им нужна малышка?

— Бэдлер маг, как и многие из нас. Он захватил мир простых людей и уже давно покушается на нас, но пока сил ему не хватает. Наша магия сильна, а он слаб. Если с магами, читающими мысли и будущее он еще в состоянии справиться, то со стихийными магами его тягаться тяжело.

— Именно поэтому мы держим оборону. — подметила Ани, которая являлась как раз таки читающим магом.

— Точно. Так вот, как ты знаешь, маги разных фракций могут заводить детей, которые возьмут лишь более сильный дар. Но раз в тысячу лет, при слиянии одинаково сильных разных по фракциям магов, рождается ребенок с полным набором способностей. Такие дети управляют всеми четырьмя стихиями, создавая пятую, и прекрасно читают мысли, общаются на расстоянии и в редких случаях владеют телекинезом. И…

— Ребенок Микахэля и Вилисы стал именно таким? — завершила сама Ани.

— Да. В таких крошках таится невиданная сила, которая дарует им практически безграничную власть и мощь. Бэдлер понимает, что не забери у этого ребенка силу сейчас, он вырастет и сможет его свергнуть, подарив нам спокойствие.

— Так значит, он хочет убить Кириту и забрать ее силы себе?

— Да. Тем самым не только подкрепив свое могущество, но и став абсолютным властителем мира, разбив нас.

— О боже.

— Да, поэтому мы не должны дать Кирите попасть в лапы воронов. Пока она совсем мала и не умеет ни чем управлять, но уже к двум годам она сможет начать использовать свои таланты, главное обучить ее делать это правильно.

Ани засмеялась.

— Ты чего?

— Всегда так смешно видеть младенцев и осознавать, что через много лет этот комочек спасет тебе жизнь, откроет что-то новое, станет известной личностью или даже правителем. Это удивительно, что из такой мелочи происходят такие огромные события в жизни.

— Вся наша жизнь — это череда стечений разных мелочей, Ани.

Они улыбнулись друг другу, когда услышали плачь ребенка где-то вдалеке.

— ВИЛИСА! — вскрикнул Гардиэль, кинувшись на звук плача, который доносился уже за пределами магического круга. Вилиса бежала со всех ног, укрывая ребенка теплым одеялом. Сзади слышались крики знакомых голосов, а над головй кружились вороны, они преследовали ее. Гардиэль бежал быстрее Вилисы, но все никак не мог ее догнать, когда ту окружили уже не вороны, а вполне реальные громоздкие солдаты. Круг сужался, а Вилиса все больше прижимала к себе одеяльце, даже ребенок перестал плакать.

— Вот и все, миссис Эндингем. — смеялся солдат, борясь с желанием насадить ее на свой меч. — Или лучше уже мисс?

— Отдай нам ребенка и мы тебя отпустим! — скомандовал другой.

Блеф, чистый блеф и ничего больше. Вилиса улыбается, а на глазах выступают слезы. Девушка протягивает им вперед маленькое одеяло, тихо читая при этом заклинание.

— Нет! Обман! — кричит один из самый остроухих солдат, убегая в сторону, но слишком поздно. Глаза Вилисы загораются желтым пламенем, а из рук летят будто огненные лазеры, ребенка в одеяле также не оказывается. Девушка кричит, уничтожая все вокруг себя — все солдаты замертво падают, а за ними и сама Вилиса.

Гардиэль находит ее именно в этот момент. Осматривая поляну, он понимает, что сделала его подруга.

— Вилиса! Господи, Вилиса, что ты сделала?! Зачем ты использовала «падающую звезду»?!

— Это был единственный способ избавиться от них, Гард.

— Они и так не могли пройти к нам, вы были в безопасности! — злился мужчина.

— Они собирались ждать и убили бы первого, кто вышел наружу. Я бы не хотела, чтобы из-за меня кто-то погиб.

— Поэтому ты решила умереть сама?! Дура!

— Микахэль бы тоже так сделал.

— Значит вы оба дурака! Просто последние идиоты! — через слезу злился Гардиэль.

— Не кричи, это не поможет. Я просто хотела защитить нашу дочь.

— И оставила ребенка сиротой?!

— она не сирота. У нее есть Ани и ты. Пообещай, Гарди, что не бросишь мою малышку. Обещай, ей можешь помочь только ты. Не бросишь ее?

— Не брошу. Обещаю. — сквозь зубы прошептал он, крепче сжимая ее холодную руку.

— Вот и славно. Теперь я спокойна. Теперь я могу отправиться к Микахэлю. Мы будем молить за вас там, мы будем…

Закат пробирается через верхушки деревьев, а тело Вилисы, как и тело ее мужа, медленно исчезает, но уже фиолетовым пламенем. Так, всего меньше чем за день дитя лишилось обоих родителей, но приобрело великое будущее.

Гардиэль не торопясь вернулся обратно, где Ани укачивала Кириту. По его лицу она все поняла. Она почувствовала это намного раньше, ибо Вилиса прощалась с подругой мысленно, последний раз используя свой дар. Они обнялись, глядя на уснувшую девочку.

— Я обещал ей, что с Киритой все будет хорошо.

— И мы выполним это обещание, Гардиэль. Их жертвы не будут напрасны.

— Я надеюсь, нам хватит сил…

Деревня начала просыпаться, настал новый день, а у Гарда, Ани и маленькой Кириты началась новая жизнь, полная неожиданностей и приключений. Как жаль, что дитя не осознавала, что ее ждет. Никто не осознавал.

ГЛАВА 3

Кортон, 1266

И вновь жаркий июньский день. С каждым годом лето становится все жарче, а зимы все холоднее.

Элджери ненавидит жару, отчего до вечера остается в библиотеке при монастыре, либо ходит по церкви. Редкий раз сбегает до ручья, что ведет в лесную чащобу. Себастьян никогда не разрешал ей уходить глубоко в лес, но сегодня все изменилось, ибо у Элджери день рождения, а в качестве подарка она месяц выпрашивала прогулку туда. Иной раз старушка Маргарет говорила: «Она уже взрослая, ей почти 16, вспомни себя в ее возрасте. Ты уже был мужчиной», на что Себастьян лишь отмахивался, приводя в аргумент то, что времена нынче не те.

Девочка, а скорее уже девушка, долго мечтала о походе в лес, ибо, как известно, запретный плод сладок. Она никак не могла дождаться полудня, чтобы наконец отправиться в путешествие, а время как назло тянулось еле еле. Элджери, вздохнув от скуки, решила попрактиковаться в метании ножа в старый пень на задах церковного дворика. Нож, кстати, она использовала только один — папин. Когда она только только его лишилась, то ни на минуту с ним не расставалась, будто бы думала, что он вот-вот придет и заберет ее обратно. Но проходили дни, недели, месяцы, годы, а папа так и не приходил. Элджи плакала, молилась богу, ненавидела, бунтовала и даже пыталась пуститься в бега, чтобы его отыскать, но каждый раз Себастьян находил ее, успокаивал и возвращал назад, приговаривая: «На все воля божья». Хотя прошло 10 лет, и девочка отчасти смирилась, но в глубине души она все еще ждала отца — такого молодого и веселого, что подкидывал ее высоко вверх. Она почему-то была уверена, что они встретятся.

Задумавшись и уйдя в себя, Элджери не заметила, как сзади подкралась Маргарет.

— У тебя получается все лучше! — крикнула она сзади, отчего рыжеволосая вздрогнула.

— Ах, тетушка Маргарет, ты меня напугала! — улыбнулась Элджери.

— Просто хотела сказать, что Себастьян будет ждать тебя в ризнице, но сначала он просил отнести все книги обратно в библиотеку.

— Конечно, Марг, уже бегу!

Девушка словно ветер пронеслась мимо старушки. Маргарет невольно улыбнулась, глядя ей вслед. «Какая же она все таки красивая. Так похожа на отца. Господи, защити это дитя от всех бед!» — думала женщина, делая глубокий вдох. Видлин и правда была хороша собой: высокая и стройная (даже хрупкая на вид), с бледной кожей, россыпью веснушек и родинок по телу и с короткими, но все еще огненными волосами, она походила на принцессу из сказок, только что сошедшую со страниц.

Элджери пулей разложила все книги по местам, ибо за столько лет прочла их все полностью, а год назад ей даже доверили вести библиотечную перепись. Себастьян тогда очень гордился этим. Но уже почти выйдя из комнаты, Элджи услышала странный звук, а заглянув внутрь, увидела, что на полу валяется одна книжка. Она посмотрела на нее внимательнее, но названия нигде не обнаружила, да и она вообще не помнила такой книги в библиотеке. Раскрыв ее, оттуда выпали несколько листов, которые Видлин поспешила поднять. На одном листе красовались какие-то каракули, которые было невозможно разобрать, а на другой был портрет мальчика лет 13 с маленькой подписью внизу. Девушка стала внимательно вглядываться в него, пытаясь понять, кто это.

— Я думал, ты торопишься в лес. — снова испугав ее, раздался голос сзади.

— Черт, Себ, ты меня напугал! — выругалась Эл

— Не сквернословь. — улыбнулся монах. — Что ты тут застряла?

Мужчина подошел ближе, сразу поняв, в чем дело.

— Где ты ее взяла?

— Она выпала откуда-то, я не знаю. Я ее раньше не видела. А что?

— Я хранил ее в другом месте.

— Прятал ее? От кого? — заинтересовалась Элджери, а Себ опешил, не зная, что ответить. — Это ведь папа, да?

Монах понял, что скрывать бесполезно и пора все рассказать ей.

— Да, это он, ему здесь лет четырнадцать, уже забыл. Тогда был праздник, мы ходили в город и добрый старец бесплатно нарисовал его портрет. Сказал, что ему очень симпатичен Киран.

— А что в книге? — спросила снова Элдж, потихоньку вынимая ее из рук старшего.

— Стихи, какие-то заметки, рисунки. Твой отец был великим фантазером.

— Есть.

— Что, прости?

— Он не был, он есть. — твердо ответила Элджери.

— Да, прости. Конечно, конечно есть.

— Можно я возьму ее почитать? Пожалуйста.

— Да, конечно, это ведь книга твоего отца. Я думаю, он не бы… Я думаю, он не против. — смутился на мгновение священник. — Ну что, пойдем в лес? Ты ведь так этого ждала.

— Да, пошли скорее!

И девушка, взяв старика за руку, нетерпеливо потянула его за собой. В городе стояла духота и бесконечная суета, но преодолев ручей, Себастьян и Элджери вмиг перенеслись в мир спокойствия и чарующей красоты.

— Вдыхай глубже, лесной воздух полезен для здоровья. — улыбнулся Себ, смотря на высокие сосны.

— Здесь так красиво и спокойно. Почему мы не живем в лесу?

— Там опасно. Лес — это дом для других, для магов.

— Себ, а ты хоть раз в своей жизни видел мага? Хоть какого-нибудь? — глаза рыжеволосой загорелись неподдельным интересом.

— Был на моей памяти один. Мы встретили его как раз в тот же год с твоим отцом на ярмарке. Он явно был молод и неопытен, отчего его руки были зажаты в кулак, дабы не выпустить какую-либо из стихий. Но все же он прокололся, после чего поспешно скрылся. Больше я таких людей не видел, если они вообще люди.

— Ты думаешь, они нереальны, хотя сам видел?

— Я считаю, что не все мы люди, но все мы творения бога. Возможно, столкнись я с таким при других обстоятельствах и проведи больше времени, я бы изменил решение, а пока я просто не думаю об этом.

— Это ведь так здорово, иметь какой-то дар! — восхитилась Элджи, плескаясь водой из ручья.

— У каждого есть дар, просто многие не могут его долго раскрыть или же вообще никогда не раскрывают. Вот и все. Элджи, не брызгай на меня! — смеясь и укрываясь от капель, попросил Себастьян.

Они еще около часа бродили по лесным тропинкам, обсуждая, какие таланты они видят в друг друге, а потом и вовсе остановились на привал, решив отпраздновать 16-летие девушки пирогами с холодным морсом.

Время близилось к треп часам пополудни, отчего священника потянуло в сон. Пообещав не отходить далеко, Элджери оставила спящего Себа под дубом, а сама пошла дальше, держа под рукой дневник отца. Было тихо и умиротворенно, Элджери наслаждалась каждой секундой и шагом, который она делала, лишь темный и слишком зловещий ворон поглядывал на Видлин и дневник в ее руках, а затем резко взлетел, направляясь в сторону башни Бэдлера.

ГЛАВА 4

Леса Кортона, деревня Филлианс, 1266

В Кортоне царит зной и жара, но в Филлиансе воздух чистый и даже прохладный. Дети веселятся у ручья, поедая при этом сорванные с ближайших деревьев и кустов фрукты и ягоды.

Кирита особенно любит этот уединенный уголок, ибо здесь все дети сами себе хозяева. Девочке, кстати, не так давно исполнилось 9 лет, хотя внешне она выглядела младше, но при этом была чертовски милым ребенком: загорелое личико с редкими веснушками, фиалкового цвета глаза на пол лица, пухлые розовые губы и забавные брови домиком. У нее также были необычайно красивые и длинные светло- русые волосы, которыми восхищались все женщины в деревне. Кирита — или же Кира, как звали ее по-простому — также была очень худой, а ее костюм в полосочку, который больше походил на пижаму или фуфайку заключенного, только еще больше уменьшал ее.

Характер у маленькой властительницы был бойкий, но нежный с близкими людьми. Единственный ее яркий недостаток — это нетерпеливость и неусидчивость., ибо если остальным детям с 7 лет приходилось тратить по часу в день на разработку своего дара, то Кирите приходилось высиживать по два, а то и три за непослушание. Хоть Гардиэль и обожал Киру, но во время занятий был строг, ибо на нем лежала огромная ответственность за учебу своей почти что дочери. Но так как он был лишь стихийным магом, то иногда его сменяла Ани, которая учила девочку телекинезу, телепатии и общении на расстоянии. Занятия с Ани давались ей намного проще, ибо часто Ани загадывала забавные слова и фразы, отчего Кирита громко хохотала и ей нужно было время, чтобы успокоиться.

Сегодня в деревне был праздник — день духов. Поэтому детям было дозволено бездельничать, пока взрослые готовились к вечернему торжеству.

— Эй, ребята! Давайте испечем яблоки с орешками? — предложил мальчик Керуп — закадычный друг Киры.

— А давайте. Кто поделится огоньком? — спросила девочка телепат, оглядывая юных магов стихий, которых было четверо.

— Нам отец не разрешает использовать стихии без его надзора до 13 лет. — заявила девчушка лет 10, подхватив младшего брата под руку.

— У меня огонь плохо получается. — замычал второй 11-летний парнишка.

Тогда все взоры устремились на Кириту, которая никогда не слышала строгих запретов, и в голове пронеслась мысль: " А почему нет?»

— Ну давайте я попробую, но ничего не обещаю. Слишком долго — это сложно. У меня сил не хватает. — предупредила девочка.

— А почему ты можешь и огонь давать и читать мысли? — поинтересовался Линдал, тот самый младший брат девочки.

— Я не знаю. Гарди говорит, что у меня слишком много силы, хотя под вечер я готова упасть замертво. — ответила Кирита, когда на кончиках ее указательного и среднего пальца зажглись маленькие огоньки. — Подставляйте!

— Я бы не сказал, что ты сильная. — усмехнулся голос сзади. Дети обернулись, это был Бардж — 13-летний юноша, который теперь во всю пользовался даром, чем бесил младших. Да и сам по себе он был вредным и гадким.

— Что это вы тут вообще делаете? Вы что, не знаете, что мелким нельзя без старших силу применять?

— Мы просто хотим запечь пару яблок, ничего не случится. — уже слегка напряженно ответила Кирита.

— Смотри, а то Гардичка заругает!

— Он не Гардичка, а Гардиэль, тупица! Ты сам его боишься.

Дети, стоявшие сзади Киры, вжались еще больше, ожидая, что тот сейчас ее ударит, но ничего не произошло. Бардж был подлым, и если не мог взять силой и наглостью, то брал именно гадостью.

— Слушай, Кирита, а почему ты вообще своего папу называешь по имени? — с ехидной улыбкой просил юноша.

— Потому что он мне не папа, а просто… Заботится обо мне, пока я не вырасту. Он мой учитель.

— А где же твои настоящие родители? — продолжал давить Бардж.

— Они умерли, когда я была совсем маленькая. — достаточно спокойно ответила ему девочка.

— А знаешь, почему они умерли? Точнее из-за кого?!

— Не слушай его, Кир, он сейчас начнет нести тупости! — вмешался Керуп.

— Нет уж, пусть договорит, раз пришел…

— Они умерли из-за тебя! Я помню, как твоя мать прибежала ночью в деревню и всех своим криком на уши подняла, а отец твой уже тогда ласты склеил.

— Тебе тогда было

4 года, ты небось в штаны наложил, да? — продолжал защищать подругу мальчик.

— Нет, я помню, как она рыдала, а потом все стихло, но не прошло и часа, как в лесу неподалеку раздался мощнейший удар и оглушительные крики. Твоя мать самоубилась!

— Как это, самоубилась? — не поняла его Эндингем.

— Она использовала заклинание смертельной звезды. Вы еще мелкие, чтобы его знать, но оно очень мощное, что угодно спасет или уничтожит, но… ТОТ КТО ЕГО ИСПОЛЬЗУЕТ УМРЕТ, ХА-ХА-ХА. Так что твоя мать сама себя убила.

Сказанное повергло Кириту в шок.

— Ты..Ты все врешь, дурацкий Бардж.

— Не веришь? Спроси у Гардиэля, он то тебе расскажет во всех красках. Он сам тогда рыдал как девчонка.

Тут Керуп не выдержал и со всей силы ударил старшего в грудь.

— Ты идиот, Бардж. Уходи отсюда и не смей больше нас трогать, понял?

— Ой, боюсь-боюсь. А что ты мне сделаешь то?

Тут кончики всех пальцев мальчишки стали огненными, и он показал их своему обидчику. Пламя было очень мощное для столь юного мага, отчего Бардж открыл рот.

— Если еще раз подойдешь, то я лично подпалю твой зад и мне будет ни сколечки не стыдно, даже если меня будут ругать. — слишком серьезной интонацией пояснил Керуп.

— Да, а я закидаю тебя булыжниками! — вмешался Линдал.

— Мы все тебя забьем!!! — стали кричать дети дружно, отчего обидчик с криками: «Маленькие идиоты, сборище придурков! Да чтоб вас всех вороны посжирали!» ретировался куда подальше.

Кирита, хоть и была рада победе, но явно призадумалась над его словами, ведь о точной судьбе ее родителей ей никто никогда не рассказывал. Гарди чисто поставил ее перед фактом, что те умерли, когда та только родилась. Именно поэтому юный маг решил пойти и все разузнать, быстро забыв о печеных яблоках и прочем.

— Кира, ты куда?! — прокричал ей вслед Керуп.

— Скоро вернусь, веселитесь без меня!

— Если опять Бардж пристанет — крикни, я мигом его прокопчу!

Но девочка не слышала эту бравую тираду, ибо уже почти добежала до хижины Гардиэля, который явно был чем-то занят, касательно праздника.

— А столб с надписью поставьте в правую сторону, от центра, думаю вечером…

— Гарди!

— О, привет, Кира. Ты чего? Так, да, столб вправо, тогда тотем можно будет поместить четко посередине.

— Ну Гарди! — топнув ногой, вновь призвала ко вниманию Кирита, что сработало и мужчина поднял голову. — Как погибли мои родители?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 324
печатная A5
от 422