печатная A5
429
16+
Хранящая тайны

Бесплатный фрагмент - Хранящая тайны

По следу Жезла

Объем:
324 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4490-9850-4

Искренне благодарю за помощь
всех моих советчиков и критиков,
и особо — Наталью Шигапову,

мою музу и вдохновительницу.

Часть 1.
Тайны земных магов

Селена


Я проснулась внезапно. Показалось, что меня кто-то позвал, и я открыла глаза в полной уверенности, что в комнате есть посторонние. Но спальня была пуста, если не считать посапывающего под боком мужа. Я села в кровати и огляделась.

В открытое окно задувал прохладный ночной ветерок, шевеля лёгкие занавески. Рядом, раскинувшись, безмятежно спал Стэнн. Кругом царила ночная тишина…

Прошло уже полторы декады с того момента, как мы, освободив Стэнна из плена, вернулись из Феллии. Король Хобхорро Йонтаррес, придавленный грузом доказанных обвинений в причастности его Главного Советника к похищению одного из первых лиц дружественного государства и угрозой Его Величества Гэйниса Первого прервать с Хобхорро все торговые и дипломатические отношения, затаился и никаких активных действий не предпринимал. И не сказать, чтобы содействовал, но и не мешал работе прибывших в Хобхорро дипломатов.

Наш Король провёл встречу на высшем уровне с Владыкой Дарстена Великим Драконом Дрордэйшкирстрианграхором дер Лордриакрейдривалограсфром (которого наш Король по-дружески звал просто Стрианграхором) и Властелином Лаверии Тайватисом Сиятельным, на которой они подписали Соглашение о взаимопомощи в случае войны с Хобхорро или при попытке внутреннего правительственного переворота, а также приняли Декларацию о мире и сотрудничестве между этими странами. Вожди народов оказались на редкость умны и проницательны и сразу поняли, чем им грозит вражда и рознь перед лицом угрожающей иномирной опасности. В отличие от Йонтарреса, который тоже получил приглашение, но на съезд монархов так и не явился.

Во всех странах была усилена внешняя и внутренняя разведка, в Кэтанге на границе с Хобхорро увеличили количество боевых магов и рядовых солдат, поспешно укреплялась первая линия обороны. По всей стране для Полицейских был объявлен режим повышенной бдительности.

Стэнн и остальные Тайные Полицейские ездили по городам и быстро формирующимся приграничным гарнизонам, проверяли боеспособность полицейских и солдат, проводили занятия по повышению боевой подготовки.

А я… Я оказалась не у дел. Об иномирном Боге пока известий не было. Эйдэйлер, наш Древний Бог, с которым у меня завязались чуть ли не дружеские отношения после того, как я удачно выполнила несколько его поручений, с заданиями не появлялся. Новые пророчества меня не посещали. Предателя в Трамене так и не нашли, хоть мы с Рэвалли и проверили весь личный состав полиции, и кто освободил Таэритрона и послал за нами в горы Красного дракона, осталось неприятной тайной.

И теперь я, как прилежная студентка, продолжала учиться в Магической Школе при Тайной Магической Полиции и усердно занималась боевой и общефизической подготовкой. А по вечерам массажем, бассейном и ласками приводила в порядок здорово устававшего из-за всех этих передряг Стэнна. Ведь он, как Главный Начальник Тайной Магической Полиции Кэтанга, третье лицо в государстве после Короля и своего отца — Главного Королевского Колдуна, отвечал «за всё и за всех» в этой неожиданно начавшейся милитаризации до того мирной страны.

Вот и вчера Стэнн вернулся поздно. На небе уже зажглись первые звёзды, когда он, наконец, зашёл в дом и, быстро умывшись, устало присел за стол. Я, как добропорядочная жена, подала ему ужин, села напротив и, упершись подбородком в согнутые в локтях руки, стала смотреть, как он ест. Было видно, что он здорово проголодался — видимо, опять забыл или не успел пообедать, но ел очень аккуратно, с прирождённой аристократической грацией. У меня так никогда не получалось. Впрочем, меня же с детства к жизни в высшем обществе не готовили. Мама никогда не заморачивалась вопросом, насколько изящно её дочери ложку держат. Поели — и ладно. А уж менять вилку при перемене блюд ей вообще в голову не приходило, вилки-то в доме все одинаковые были. И я до сих пор порой путаюсь в приборах на королевских приёмах и подсматриваю, чем ест Стэнн, не в силах понять, почему для овощного салата нужна одна вилка, а для того же салата, но с добавлением креветок — уже другая. Тем более, что отличия в приборах настолько малы, что с ходу и не заметишь. Впрочем, я особо по этому поводу не переживаю. Какие мои годы, научусь ещё. А кого это шокирует, пусть не смотрит.

Так я мысленно рассуждала, глядя на поглощающего ужин мужа, как вдруг он поднял на меня глаза и спросил:

— Селена, ты что-то чувствуешь?

— Что? — не поняла я. — Ты о чём?

— Ты сама на себя не похожа. В прошлые разы, когда у нас случались какие-то кризисные ситуации, ты требовала, чтобы тебе дали какую-нибудь работу, рвалась на передний край, возмущалась, что тебя чересчур оберегают. А сейчас — молчишь, ничего не просишь, сидишь дома и готовишь мне ужин, как прилежная домохозяйка. Мне даже как-то не по себе становится.

Я задумалась: а ведь муж прав. Прилежной домохозяйкой я себя раньше даже в кошмарных снах не видела. Не моё это. И то, что я сейчас спокойно принимаю происходящее и даже не пытаюсь увязаться за Стэнном в его поездки, действительно странно. С этим надо разобраться.

И я нырнула вглубь своих ощущений.

Погружение шло туго, и я мысленно поморщилась: что-то непонятное творится с моими способностями в последнее время. Словно кто-то перекрывает мне возможность пророчествовать. Но при этом я не чувствую вмешательства, да и аура в порядке, не вижу я в ней никаких изменений, хоть и разглядываю каждый день да не по разу. А ощущения всё равно неприятные. Надо, всё-таки, с Рэвалли посоветоваться. Только вот он, как и Стэнн, занят постоянно.

Я сосредоточилась и мысленно порвала мешающую мне видеть плёнку. И сразу почувствовала непонятную тревогу. Перед глазами замелькали смутные видения, причём с такой скоростью, что я не успела толком рассмотреть ни одной картинки, но почему-то твёрдо была уверена, что незнакомые виды, пролетевшие перед моим взором, скоро станут реальностью, и мне придётся выживать в таких условиях, перед которыми все мои прошлые приключения покажутся лёгкой прогулкой.

Видения прекратились так же внезапно, как и начались, а я открыла глаза и медленно ответила выжидательно глядящему на меня любимому:

— Ты прав. Я чувствую, что совсем скоро мне станет не до отдыха, поэтому и не дёргаюсь сейчас, сил набираюсь. Что-то скоро произойдёт, после чего я снова перестану быть хорошей домохозяйкой. И ладно, если меня опять не унесёт куда-нибудь из Кэтанга. А то Эйдэйлер мне что-то о Дарстене говорил…

— О Дарстене? — напрягся Стэнн. — Одну я тебя к драконам не пущу.

— Можно подумать, кто-то поинтересуется твоим мнением, — усмехнулась я. — Ладно, ты ешь давай. Переживать будем, когда что-нибудь случится. А пока радуйся, что я дома и никуда не рвусь.

— Я радуюсь, — грустно вздохнул муж, вновь склоняясь над тарелкой.

— Это заметно, — фыркнула я и, встав, подошла к нему сзади, обняла, прижалась щекой к его щеке, потёрлась, почувствовав её колючую небритость, скользнула рукой за ворот рубашки, провела кончиками пальцев по его мгновенно напрягшейся груди и прошептала: — Всё будет хорошо, вот увидишь.

Стэнн замер, закрыв глаза, затаив дыхание, наслаждаясь моей лаской, потом притянул меня, усадил себе на колени, уткнулся носом в ямочку между шеей и плечом, выдохнул:

— Что бы я без тебя делал?

— Скорее всего, до сих пор бродил бы по Земле в поисках Жезла, — хмыкнула я. — Если бы Гэттор не нашёл его раньше. В этом случае тебя бы уже вообще не было.

И шепнула на ухо:

— Пойдём в спальню. Я так по тебе соскучилась!

Стэнн кивнул и, не отпуская меня и даже не встав со стула, отправился в спальню Личным Путём. Видимо, действительно здорово устал, раз не понёс меня по лестнице, как делал это обычно.

В спальне я, не торопясь, раздела мужа, шлёпая его по рукам, когда он пытался мне помочь, и сделала всё для того, чтобы любимый забыл о своих мрачных мыслях. А потом Стэнн заснул, обнимая меня. И сейчас сладко посапывал за спиной, и чему-то легко улыбался. Наверное, сон приятный видел.

А я, внезапно проснувшись, сидела на кровати и изо всех сил вслушивалась в ночную тишину. Потому что чувствовала в глубине души смутное беспокойство. А своим ощущениям я привыкла доверять. Не зря же числилась в штате Тайной Магической Полиции на должности Пророка и Предсказателя. И сейчас моя интуиция шептала, что проснулась я неспроста, и в саду что-то происходит.

Встав, накинула халат и подошла к окну. И среди розовых кустов леди Икэссы, мамы Стэнна, заядлой любительницы цветов, увидела какую-то тень. При виде меня тень отступила вглубь кустов, и я услышала тихий голос:

— Селена, спустись.

— Кто здесь? — я не столько испугалась, сколько удивилась. Сад наш был укрыт магическими щитами и взломать защиту, поставленную двумя мощными колдунами, самыми сильными в Кэтанге и одними из сильнейших в мире, было просто невозможно. И, тем не менее, в саду кто-то был. При этом Мурлыка, гепьерд Стэнна, чутко реагирующий на посторонних и обходящий по ночам парк с дозором на пару с моей кошкой Муськой, почему-то молчал и даже не пытался накинуться на незваного гостя. Значит, гость либо пришёл с добром, либо… Либо это колдун такой мощи, которая нам и не снилась. Например, иномирный Бог, решивший, наконец, со мной поквитаться за неудачное похищение Стэнна.

— Селена, иди ко мне…

В голосе появились чарующие нотки, заставившие меня поёжиться от пробежавших по спине мурашек. Я оглянулась на безмятежно спящего мужа: разбудить?

— Не буди Стэнна, Селена. Иди ко мне, я жду.

Голос манил и околдовывал, и любая другая девушка давно бы уже из окна выбросилась, лишь бы поскорее добраться до его владельца. Любая, но не я. Ментальную защиту от подчиняющих заклинаний и чужого воздействия Рэвалли, заместитель Стэнна и самый крутой менталист современности, научил меня ставить сразу, как только во мне проснулась Сила, и с той поры я её не снимала. Только укрепляла с каждым новым всплеском Силы, которая до сих пор прибывала, делая меня мощной колдуньей-менталисткой.

Пожалуй, надо выяснить, что же творится в нашем саду.

— Сейчас спущусь, — ответила я и, отойдя от окна, начала быстро одеваться. Вот ничуть не удивлюсь, если это окажется очередной фокус Эйдэйлера, и вместо сада я внезапно попаду, например, в Дарстен. Ну, не в халате же на голое тело с драконами знакомиться.

Прицепив к поясу на всякий случай кинжал-артефакт, доставшийся мне от Великого Шамана и не раз уже спасавший меня от гибели, и проверив, на месте ли волшебная брошь богини Эллэйры, подошла к окну и, встав на подоконник, шагнула вниз. Благо, за пятнадцать дней, прошедшие с нашего возвращения, я уже научилась левитировать без особого напряжения. Постоянные тренировки сделали своё дело, и я уже не умирала от усталости, влетая в комнату через окно или срывая яблоко с верхней ветки без помощи стремянки.

Мягко приземлившись в аккуратно подстриженную траву, шагнула к кустам, но там уже никого не было, а голос раздался с тропинки, ведущей в сад:

— Сюда, Селена. Я жду.

— Что за прятки? — раздражённо проворчала я. Шарашиться по тёмному саду, рискуя попасть в неизвестно кем поставленную ловушку, небольшое удовольствие. Может, действительно надо разбудить Стэнна?

Я снова прислушалась к своим ощущениям, а затем отыскала взглядом тропинку и не спеша пошла на голос. Стэнн пусть отдыхает. Моя интуиция говорила мне, что опасности для меня этот голос не представляет, кем бы он там ни был. Но вот любопытство уже верещало во всю мочь, пытаясь догадаться, кому и зачем понадобилось меня тащить в сад тёмной ночью.

— Сюда, Селена.

Я свернула с тропинки к скамейке, стоящей под большим деревом.

— Подойди ближе. Ближе…

Дёрнув раздражённо плечом, я шагнула к дубу, услышала сзади шорох, попыталась обернуться, но не успела. Соскользнувшая с дерева лиана, росшая здесь много лет, но никогда подобной прыти не выказывавшая, спутала меня по рукам и ногам так, что я и пошевелиться не могла. А ведь я считала её такой добропорядочной…

Я рванулась, но путы оказались крепкими, и освободиться не получилось. Кончик лианы прошёлся по моему телу, пощекотал шею, разлохматил волосы…

Ну, погоди, шутник неведомый. Сейчас ты у меня получишь! Чтобы заклинание послать, руками махать не обязательно. Кончиков пальцев хватит.

Я сосредоточилась… и тут над ухом прозвучал лёгкий смешок:

— Попалась!

И смех показался очень знакомым…

Я перестала дёргаться и сердито сказала:

— Слушай, Великий Шаман. Я, конечно, рада, что ты решил меня навестить, но неужели нельзя было это сделать каким-то более традиционным способом?

Лиана соскользнула, освобождая меня, а голос снова хихикнул:

— Надо же, узнала.

— Серьёзнее надо быть, — проворчала я, садясь на скамейку. — Я тебя чуть огненным заклинанием не приложила.

— Испугалась? — раскаяния в голосе не чувствовалось.

— Нет. Я сразу поняла, что кто-то решил позабавиться. Только сперва подумала, что это Эйдэйлер развлекается.

— Ох, ведь, пророки. Ничем-то вас не проймёшь, — снова фыркнул голос.

И я не выдержала:

— Покажись уже, Коля. Хочу увидеть, какой ты стал.

— А каким ты хочешь меня увидеть? — на сей раз голос был серьёзен. — Ты же знаешь, флограссы могут быть разными.

— А каким бы ты хотел, чтобы я тебя увидела? — задала я провокационный вопрос. Вот сейчас и посмотрим, как он ко мне относится. Если станет сейчас человеком, состоящим из дождевых червей…

Фу, пакость какая в голову пришла.

Николай снова рассмеялся:

— Будь осторожнее с желаниями, Селена.

— Опять мысли читаешь? — пробурчала я, накидывая ментальный щит. — Развелось менталистов, уже и подумать спокойно не дают.

Но бурчала я больше для проформы, чтобы не выдать заливающую душу радость от того, что у Николая всё получилось, что он жив, здоров и, кажется, вполне доволен своим нынешним положением. И даже смог выбраться из Феллии и прийти ко мне.

А к скамейке со всего сада, а возможно, и со всего города, уже слетались ночные мотыльки, формируя высокую стройную фигуру. Мотыльки мелко били в воздухе лёгкими крылышками, сбивались в кучу всё плотнее, словно становясь единой массой, и через несколько минут передо мной стоял молодой человек с весёлыми глазами и улыбкой до ушей. И даже одетый в традиционные штаны жителей племён Феллии.

Я зачарованно смотрела на это чудо. Когда Отец леса знакомил меня с флограссами, они только на мгновение приобретали очертания человека из листьев, воды, тех же бабочек, и тут же исчезали, и я даже не думала, что они могут действительно становиться людьми. Такими, каких и не отличишь от настоящих, состоящих из плоти и крови.

Николай шагнул ко мне, сел рядом на скамейку:

— Вот теперь можно и поздороваться. Здравствуй, Леночка.

Но я была настолько ошарашена, что очень невоспитанно не ответила на приветствие. Только кивнула и, протянув руку, осторожно коснулась его плеча. Кожа была прохладная, шелковистая на ощупь, как крыло бабочки, но вполне человеческая.

— А где твоя борода? — растерянно спросила я, переведя взгляд на чисто выбритый подбородок.

— А зачем она мне? — улыбнулся Николай. — Она была нужна Великому Шаману для придания важности и значимости. И чтоб выделиться среди феллийцев. У них волосы на лице не растут. Поэтому моей бороде они очень удивлялись. И сразу проникались уважением к человеку, сумевшему пойти против законов природы. А теперь я снова молод и борода мне ни к чему. Но, если хочешь, я могу её вырастить за пару минут.

— Нет, не надо, — поспешно замотала я головой. — Так лучше. Просто непривычно. Ты такой молодой, весёлый… Смерть пошла тебе на пользу.

Николай снова рассмеялся:

— Да. Смерть мне к лицу. Ты зря переживала.

— Я очень рада за тебя.

Я снова окинула взглядом старого друга в новом обличье. И осторожно поинтересовалась:

— Коля, а ты ведь не просто похвастаться пришёл своим новым видом? И, кстати, как ты из Феллии выбрался? Разве вам можно её покидать?

— Если по делу, то можно, — посерьёзнел бывший Великий Шаман. — И пришёл я, чтобы сказать тебе, что пора действовать. Сегодня в полдень на Земле у начинающих магов будет очередная лекция на курсах повышения квалификации. Ты должна на ней выступить и рассказать, где прятали Стэнна. Только проверь сперва, что я в зале и рассказ услышу. Заодно со мной познакомишься. Потом расскажешь Игорю всё, что знаешь, чтобы он был готов к моей отправке. Затем предложишь мне отправиться на Сэлларию. А когда я соглашусь, расскажешь всё, что я тебе говорил при прощании. И вот ещё что…

Николай помолчал, закусив губу, потом жестом фокусника вынул откуда-то из воздуха знакомую фотографию в рамке и протянул мне:

— Отдай её мне перед отправлением. Она мне очень помогала в минуты слабости и тоски.

Я взяла фотографию. На ней всё так же спокойно и мягко улыбалась миловидная женщина.

— Кто это? — тихо спросила я.

— Мама, — так же тихо ответил парень.

— А как ты сейчас без неё будешь?

Шаман помолчал немного, глядя на фотографию в моих руках, потом всё-таки ответил:

— Флограссы мыслят немного по-другому, Селена. Я вдруг понял, что всё, что было раньше, подёрнулось какой-то дымкой и уже не приносит ни боли, ни радости. У нас слишком много впечатлений. Первые дни было тяжело от их обилия, свалившегося буквально со всех сторон. Ведь мы — нигде, и в то же время — везде. Я видел всё, что видит каждая бабочка, порхающая в Феллии, и не мог разобраться, где же я сам. Думал, что сойду с ума. Но Отец леса помог. Объяснил, что надо делать, чтобы отсекать ту информацию, которая в данный момент мне не нужна. И как увидеть то, что мне нужно. Знаешь, очень интересные ощущения: утром просыпаешься и кидаешь взгляд на всю Феллию сразу. Выбираешь то, что тебе интересно. И мгновенно оказываешься там. Точнее, концентрируешься там, потому что ты и так там был. Как и в любом другом месте. А если тебе захотелось посмотреть что-то другое, в один миг переносишься туда.

— Не переносишься, — перебила его я. — Не переносишься, а концентрируешься. Ведь ты и до этого там был. Я правильно тебя поняла? Ты, как и любой флограсс как бы распределён по всей Феллии, и тебе не надо никуда переноситься, чтобы оказаться в нужном месте.

— Правильно, — кивнул Николай. — И дома как такового у меня сейчас нет. Хранить фотографию просто негде. А прятать её под каким-нибудь кустом…

— Смысла не имеет, — закончила я его мысль. — А Коле Скворцову она пригодится. Я обязательно её передам.

— Рад был повидать тебя, Леночка. А сейчас мне пора. Но я не прощаюсь. Мы с тобой ещё не раз увидимся. Я буду помогать тебе, где бы ты ни была. Только позови, и я приду. Обещаю.

— Спасибо, Коля.

Флограсс улыбнулся, и вдруг вокруг меня закружился рой бабочек, и мне показалось, что кто-то коснулся меня лёгким поцелуем. Хотя, почему — кто-то. Я знала, кто это был. А потом бабочки разлетелись в разные стороны и через мгновение в саду снова была тишина…

А я так и осталась сидеть на скамейке. Идти в дом не хотелось. Слишком удивительной была встреча, слишком много воспоминаний она пробудила. Я сидела и вновь вспоминала наше знакомство с Великим Шаманом, сражение с Красным драконом, «паучков» времени, гибель Вождя… И удивлённо подумала: вроде бы, всего полторы декады прошло с тех событий, а кажется, что десять лет промчалось. Воспоминания были печальные, но отчаяния не вызывали. Как сказал Николай: всё, что было раньше, подёрнулось какой-то дымкой и уже не приносит ни боли, ни радости. Может быть, Отец леса вместе с блоком, не дающим мне говорить о местоположении Портала в Феллию, поставил ещё какой-нибудь? Успокаивающий, например. Чтобы не переживала я сильно из-за гибели Шаттина и смерти Шамана. Что ж, если так, спасибо ему за это.

«Селена, — раздался в голове встревоженный голос мужа. — Ты где? Что случилось?»

«Я в саду, — поспешно ответила я. — Всё в порядке, не беспокойся».

Встала, собираясь идти домой. И увидела поспешно идущего по тропинке полураздетого Стэнна. Так торопился мне на помощь, что только штаны успел натянуть. Увидев меня, он облегчённо вздохнул, но допрос не прекратил:

— Почему ты здесь? Да ещё в полной боевой экипировке? Что случилось?

Я снова опустилась на скамью и, подождав, когда муж сядет рядом, прижалась к нему, нырнув под руку:

— Замёрзнешь ведь? Почему не оделся?

— Я очень испугался, — серьёзно сказал любимый, обнимая меня. — Мы только с тобой о Дарстене поговорили, я просыпаюсь, а тебя нет. И кинжала тоже. А ты ведь его никуда с собой после Феллии не брала.

— Я услышала зов из сада. И подумала, что, возможно, это Эйдэйлер. А когда имеешь дело с ним, лучше быть во всеоружии. Поэтому и оделась по-походному, и кинжал взяла.

— Почему меня не разбудила? — рассердился мой Начальник. — А если бы тебя выкрали? Сад заколдован и только мощный маг мог сюда проникнуть. Иномирный Бог, например. Убил бы тебя или похитил. А мы бы и не поняли, что случилось. Ты ведёшь себя, как маленькая девочка.

— Не горячись, Стэнн, — я погладила его по щеке, но он отвёл мою руку и отвернулся. Значит, действительно здорово разозлился. Надо спасать положение. — Стэнн, прости. Я была неправа. Но ты так устал вчера и так хорошо спал, что мне жалко стало тебя будить. А мне ничего не угрожало, я это чувствовала. Ты же знаешь, интуиция у меня хорошо работает.

— Кто здесь был? — уже спокойнее спросил муж.

«Ревнуешь?» — хотела я подколоть его, но в последний момент прикусила язык. Муж и так был разгневан, и раздражать его ещё больше не стоило. Поэтому я просто ответила на заданный вопрос:

— Великий Шаман.

— Что? — удивлённо повернулся ко мне Стэнн. — Он же…

— Он — флограсс. И пришёл ко мне, чтобы сказать, что наступила пора и мне действовать. Не зря я тебе вчера говорила, что это время приближается.

И я рассказала любимому всё, что произошло в нашем саду за последние полчаса, пока он спал.

— Жаль, что я не видел его, — задумчиво сказал Стэнн, выслушав моё повествование.

— Он почему-то просил тебя не будить, — виновато ответила я, подумав, что и правда Стэнну было бы интересно увидеть превращение флограсса в человека.

— Опять тайны, — вздохнул любимый. — Значит, утром на Землю пойдёшь? К Игорю?

— Да, — кивнула я. — Пора отправлять Николая в прошлое.

— Как вернёшься — сообщи, чтоб я не беспокоился.

— Обязательно, — пообещала я и, подняв голову, заглянула мужу в глаза: — Ты не сердишься больше? Ты ведь меня любишь? Я хорошая, правда?

— Пороть тебя некому, — вздохнул добрый муж и, легко подняв, посадил меня к себе на колени, стиснул кольцом сильных рук. — Будь осторожнее, родная. Я очень о тебе беспокоюсь.

И так мы и сидели, крепко обнявшись, пока я не уснула, пригревшись в горячих объятиях мужа. И даже не услышала, как он отнёс меня обратно в спальню.


Без десяти двенадцать я вошла в кабинет полковника Игоря Николаевича Васильева, начальника Отдела по раскрытию магических преступлений при МВД России. Познакомилась я с ним ещё когда пропавшего у нас на Земле Стэнна искала. Потом его Отдел помогал Тайной Магической Полиции Кэтанга ловить Гэттора — жестокого колдуна, стремящегося к мировому господству. Да и после этого не раз работали вместе. Например, во время прорыва вермигулов из Межмирья, после ликвидации которого Игорь, бывший в то время подполковником, и получил повышение в звании. Да и другие дела были, не менее интересные. К тому же вот уже три года я по два раза в месяц ходила к нему на занятия по земной магии. Так что время подружиться у нас было.

И поэтому он ничуть не удивился, увидев меня на пороге. Только поднял глаза от бумаг и заинтересованно спросил:

— Не ожидал тебя сегодня увидеть. Что-то случилось?

— Случилось, — кивнула я. — Точнее, скоро случится. Поэтому и пришла.

— Что-то серьёзное? — встревожился он, глядя, как я подхожу к Т-образному столу и сажусь на стул.

— Серьёзное, — согласилась я. — Но — не страшное, так что не беспокойся. Мне нужна твоя помощь. Я должна сегодня выступить на курсах повышения квалификации для твоих молодых колдунов.

— Откуда ты о них знаешь? — удивился Игорь.

— Осведомители сообщили, — усмехнулась я.

— Осведомители? — нахмурился полковник.

— Шучу, — посерьёзнела я. Решит ещё, что мы тут ему шпионов внедрили. А, как говорится, дружба дружбой… — Шаман знакомый сообщил.

— А ему откуда это известно? — насторожился начальник Отдела по раскрытию магических преступлений. Ещё бы: за утечку информации, пусть даже и такой, стратегически не важной, по голове не погладят. Сейчас Шаман о КПК узнал, а потом план секретной операции вынюхает?

— Игорь, не переживай. Утечки не было. После занятия я тебе всё подробно расскажу: и какой Шаман мне об этом сказал, и откуда он знает о курсах. А сейчас идти пора. Насколько мне известно, лекция в полдень начинается?

Полковник бросил взгляд на часы и встал:

— Идём, познакомлю тебя с преподавателем.

— И ещё одно, — продолжила я, выходя из кабинета. — Нужно, чтобы на лекции обязательно присутствовал Николай Скворцов.

— Колька? — удивился Игорь. — А ты откуда его знаешь?

— Ещё не знаю. Сегодня познакомлюсь. Но присутствовать на моём выступлении он должен обязательно. Как зайдём, проверь, пожалуйста, на месте ли он.

Мы прошли по длинному коридору, поднялись на третий этаж, и Игорь открыл передо мной дверь аудитории, в которой, переговариваясь и выкладывая на столы тетради, рассаживались студенты. Преподаватель, женщина лет тридцати пяти, увидев входящего полковника, вскочила и, легко перекричав гул студенческих голосов, гаркнула:

— Смирно!

Через секунду в аудитории стояла звенящая тишина.

— Товарищ полковник, — начала, было, женщина, но Игорь остановил её движением руки и, окинув взглядом вытянувшихся в струночку молодых колдунов, спросил:

— А где Скворцов?

— Лейтенант Скворцов заступил на дежурство.

Игорь снова посмотрел на студентов и бросил:

— Семёнов, смени Скворцова. А его — сюда. Быстро!

— Есть, — вытянулся парень и кинулся к выходу.

Я с трудом сдержала улыбку: как, оказывается, крепко Игорь своих мальчишек держит. Я и не думала, что этот ироничный весельчак так суров.

— Садитесь, — кивнул студентам Игорь и повернулся к нам: — Знакомьтесь: капитан Истомина Вера Дмитриевна. А это — леди Селена Фарроас, Тайная Магическая Полиция Кэтанга.

Женщина улыбнулась:

— Очень рада нашему знакомству. Много про вас слышала.

— Я тоже рада, — ответно улыбнулась я. — Вы позволите, я немного вмешаюсь в вашу лекцию и скажу несколько слов?

— Конечно. Студенты в вашем распоряжении.

— Сообщите тему сегодняшней лекции, — распорядился полковник. По аудитории пронёсся шорох открываемых тетрадей.

— Поиск похищенной жертвы методами магического анализа, — продиктовала преподаватель.

Студенты склонились над тетрадями, и в тишине, нарушаемой только шуршанием ручек по бумаге, я услышала быстро приближающийся топот. Кто-то со всех ног бежал по коридору. И я даже догадывалась, кто это мог быть.

Дверь распахнулась, и на пороге появился раскрасневшийся от бега парень.

— Лейтенант Николай Скворцов по вашему приказанию прибыл, — вытянулся он, найдя взглядом полковника. — Разрешите войти?

Полковник бросил на меня вопросительный взгляд. А я смотрела на начинающего колдуна, и губы мои раздвигала глупая улыбка. Какой же он молодой, будущий Великий Шаман. Совсем ещё мальчишка. Среднего роста — выше меня, но ниже Стэнна. Крепкий, но не «качок». Скорее всего, больше, чем положено, на тренировках не надрывается. Правильные черты лица, высокий лоб, короткая, аккуратная стрижка, тёмные глаза. И взгляд — умный, цепкий. И в то же время любопытный: с каким интересом меня рассматривает. Пытается догадаться, зачем его сняли с дежурства и почему здесь командую я, а не полковник.

Я перестала улыбаться, впервые подумав: а имею ли я право так бесцеремонно распоряжаться его жизнью? Впрочем, историю не изменить. Он должен оказаться на Сэлларии. Следовательно, мои переживания абсолютно бесполезны…

— Селена, — тихо позвал Игорь. И я очнулась:

— Да, Николай, заходите. Садитесь и слушайте очень внимательно.

Николай бросил вопросительный взгляд на полковника. Тот кивнул, и лейтенант бесшумно проскользнул за ближайший стол.

Я помолчала, собираясь с мыслями, думая, стоит ли говорить всю правду или можно немного приукрасить события, и неторопливо начала:

— Для начала я хочу сообщить вам, что всё, что вы сейчас услышите, никто больше знать не должен. Я надеюсь, вы понимаете, что такое служебная тайна?

По аудитории пронёсся восторженный вздох. Видимо, начинающих колдунов служебными тайнами особо не баловали. Игорь сурово посмотрел на переглядывающихся студентов, и они затихли, не сводя с меня глаз. А я продолжила:

— Как вы уже слышали, меня зовут Селена Фарроас, и я работаю в Тайной Полиции. Недавно у нас произошёл очень неприятный случай. На празднике в честь коронации принца соседнего государства было совершено покушение на наследника престола Кэтанга Его Высочество Гэйниса Третьего. Во время его спасения попал в плен Начальник Тайной Магической Полиции лорд Стэнн Фарроас.

Тишина, с которой меня слушали, сменилась гулом. Молодые маги уже не раз видели Стэнна, кое-кто даже участвовал в совместной операции по ликвидации вермигулов, и известие о его исчезновении их потрясло.

— Но вы знаете, где его держат? — выкрикнул взволнованный голос. — Он жив?

— Он жив и здоров, — улыбнулась я. — Мы его уже нашли и освободили. Но нашли в таком месте, про которое никто и подумать не мог. И именно об этом я и хочу вам рассказать, чтобы вы знали: в поиске нельзя себя ограничивать жёсткими рамками и надо быть готовым к любым неожиданностям.

Я бросила взгляд на сосредоточенно слушающего меня лейтенанта. Казалось, он пытается запомнить каждое сказанное мной слово. Впрочем, так и есть. Фразы, которые я сейчас сказала, он дословно воспроизвёл в нашем разговоре в Феллии, когда мы обсуждали мой поход к пещере. Или это я сейчас воспроизвела его слова?

Ох уж эти парадоксы времени…

— А случилось всё так…

Я в красках живописала, как Стэнн освободил Гэйниса от магической сети и получил в спину мощное заклинание, после которого не смог уйти следом за Его Высочеством и попал в плен. То, что в действительности его похитили намного раньше при помощи красавицы Йонтиссы, я скромно умолчала. Незачем малышне об этом знать. Стэнн в их глазах должен быть героем, а не растяпой, прошляпившим собственное одурманивание.

Потом рассказала, где его держали. Подробно — для Николая! — описала местоположение скалы, племя, живущее неподалёку. Посвятила слушателей в детали проведённой операции по спасению Начальника. Ребята слушали меня, затаив дыхание. А я всё поглядывала на первую парту, где, широко открыв глаза, впитывал каждое моё слово будущий Великий Шаман.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.