электронная
200
печатная A5
461
18+
Хранитель пещеры

Бесплатный фрагмент - Хранитель пещеры

Объем:
234 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-3953-0
электронная
от 200
печатная A5
от 461

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие

Худенькая не высокая девушка, стояла па обрыве и грустно качала готовой. Холодный осенний ветер трепал старую юбку, норовя сорвать её с озябшего тела. Правда девушка этого словно не замечала. Положив руку на округлившийся живот, она смотрела вдаль, и тихо, что-то шептала. Она слышала шум за спиной, но не оборачивалась, словно торопясь досказать, что-то не видимому собеседнику.

— Мира, доченька, наконец-то, я тебя нашла, — девушка повернула голову и взглянула на старую женщину, которая, тяжело ступая, поднималась по тропинке.

— Бабушка, тебе не надо было приходить сюда. Дорога до дому не близкая, а у тебя болят ноги.

— Ничего, мой час ещё не пришёл. Боги сказали мне, что у тебя родиться сын.

— Я ненавижу его. Пусть он ни когда не появляется на свет, коль за его жизнь мне пришлось заплатить такую цену. — Девушка гневно сверкнула глазами, но тут же сникла, и бессильно опустившись на землю, заплакала. — Бабушка, ну почему на меня свалилось это горе? Я прошу тебя, скажи богам, что бы они избавили меня от этой напасти.

— Ты, что, доченька? Не нужно так говорить. Ты только представь, что будет, если боги и в самом деле услышат твои слова. Ивана уже не вернёшь, а дитя всегда будет рядом с тобой. Боги говорят, что он родиться очень сильным и красивым. Это будет славный воин, вот только… — Женщина не успела договорить, как девушка схватила горсть земли и, зажав её в ладони, ледяным тоном, произнесла:

— Я, Мира, младшая из семьи, проклинаю дитя, находящееся в моём чреве. Пусть это проклятие преследует твой род и ни тебе, ни твоим детям, ни детям твоих детей, не удастся снять его. Ты будешь славным и могучим воином, у тебя будет всё, кроме любви. Любой ребёнок, рождённый от тебя, пронесёт это проклятие через всю жизнь и передаст дальше.

— Мира, нет! — Женщина метнулась к, девушке, но та разжала ладонь и к ногам старухи посыпалась земля. — О, боги молю Вас не слушайте мою глупую девочку. От горя она помутилась разумом.

Сильный порыв ветра швырнул брызги женщине в лицо, и они смешались со слезами, бегущими по щекам. Опустившись на колени, старуха подняла маленький комок земли, который мгновение назад держала в руках Мира и, глядя в небеса, что-то зашептала. Только спустя довольно много время, она взглянула на внучку, которая, не отрывая глаз, следила за каждым её движением. — Я, отдала тебе все силы, надеясь, что ни когда ты не позволишь злу победить твой разум. Проклятие твоё остаётся в силе. Я слишком стара и слаба, что бы снять его. Но у меня ещё достанет сил кое-что исправить. Ты должна знать, что наступит тот день, когда последний ребёнок из твоего рода, ступит на это место, и снимет его.

С большим трудом, поднявшись на ноги, старуха поплелась в сторону леса, на краю которого стояла их ветхая лачуга. Мира обхватив руками плечи, смотрела, как из её жизни уходит последний человек, которого она любила.

— О Боги ну почему она меня не понимает? — Горестно шептала девушка, и словно услышав её слова, удар молнии расколол небеса надвое. Громкий голос заставил несчастную, содрогнуться от страха и рухнуть на колени.

— Ты позволила злу взять верх над добром и за это будешь наказана. Ты проживёшь долгую жизнь, что бы почувствовать на себе удары проклятия, но, даже будучи сгорбленной старухой, не отправишься в Царство мёртвых. Тебе придётся обитать в Каменной пещере до того часа, как падёт проклятие. Ты, смертная, будешь наблюдать за жизнью людей, хранить мудрость, унаследованную от предков, но ни когда не увидишь солнца. Только избранные смогут прийти к тебе. Ступай, Хранитель Пещеры и помни нашу волю.

Глава 1

Весна была в самом разгаре. Солнце ласкало землю, на деревьях распускались листья, даря усталым путникам тень и прохладу. Только великий Самхан был не рад весне и теплу. Его сердце застыло от холода и горя и едва ли найдётся сила способная зажечь в душе огонь любви. Прижимая к тебе маленький пищащий сверток, грозный воин гнал коня, пока не достиг опушки леса, где вдали от людей жила старая Ошха. Колдунья издали узнала его и поспешила на встречу.

— Ты должен жениться ещё раз, может на этот раз, Боги смилуются, и подарят тебе наследника. — Вместо приветствия, заявила старуха. Она была единственным человеком, который смел, не только советовать господину, но и что-то от него требовать. Так было всегда, даже во времена его отца, грозного Оберхана.

— Хватит с меня уже жён, — вытирая со лба пот, ответил мужчина и похлопал коня по влажному боку, приказывая ему успокоиться и перестать коситься на Старуху. Только когда животное немного стихло, он спрыгнул на землю, по-прежнему крепко прижимая к груди свёрток. — Троих я уже похоронил. Ни кто из них не смог дать жизнь моему наследнику.

— Хорошо хоть дочь осталась. Как ты назовёшь девочку? –Поинтересовалась старуха, горестно вздохнув.

Мужчина был прав. Это безумие нужно было кончать, но не могла она смириться с мыслью, что такой могучий воин, как её любимец не оставит на земле достойной смены. Видать правду ей сказали Духи, что над ним тяготеет страшное проклятие. С начала она не верила и даже пыталась бороться с ним, но после того как провела несколько бессонных ночей, пытаясь отогнать смерть от постели младшей жены Самхана, смирилась. Вес её усилия оказались тщетны. Молодая женщина умерла при родах, оставив о себе в память крошечную девочку. Это был единственный ребёнок грозного воина, но надежды, что он выживет, почти не оставалось. Уж очень малышка была слаба.

— Озара, — мужчина аккуратно откинул с лица ребёнка ткань и нежно провёл пальцем по нежной щеке. Малышка молчала и даже не приоткрыла глаза. — Впрочем, это имя ей носить, долго не придётся. Я не слепой и всё вижу. Над колыбелью уже витает Дух смерти.

— Я вновь буду просить Богов о помощи. Надеюсь, они сжалятся над нами и снимут с тебя проклятие. — Старуха попыталась приободрить мужчину.

— Нет, Ошха, не снимут, — вздохнул Самхан и, закрыв лицо руками, принялся раскачиваться из стороны в сторону. — Видать мои предки слишком прогневали богов, коль мне так не везёт. По степи и раньше ходили слухи, а теперь, когда умерла даже та жена, что я из холодных земель привез, счастья мне не видать. Ни один уважающий себя отец не отдаст за меня дочь. Да я и сам больше не хочу привязываться душой к женщине.

— Почему? — удивилась старуха. Ошха очень любила Самхана и ни когда не вспоминала, что он не их крови, но на этот раз, даже она растерялась. Нет, таких слов настоящий кочевник сказать не мог. Видать это всё та, чужая кровь говорит в нём.

— Уж очень больно терять того, кого любишь, а еще больнее. знать, что тебя предали. — Старуха хотела напомнить мужчине, что его жена умерла, но он не позволил ей рта открыть. — Я поклялся себе, что ни когда больше не привяжусь ни к кому душой. Но прежде чем выполнять это обещание я должен покончить с самым важным делом. Собственно для этого я к тебе и приехал.

— Чего же ты хочешь мой господин?

— Забери Озару.

Ошха на миг потеряла дар речи. Такого оборота событий она ни как не ожидала. Мужчина очень долго ждал наследника и вот теперь, когда Боги послали ему дитя, он отказывается от него.

— Я слишком стара, что бы вырастить твою дочь, — едва справившись с собой, пролепетала колдунья.

— Выходит, ты отказываешься? — пристально глядя старой женщине в глаза, спросил Самхан.

— Нет. Просто напоминаю, что мой век уже не долог. — Выдержав взгляд, и тяжело вздохнув, ответила старуха. Твоя дочь слаба, но ни кто не скажет, сколько ей суждено прожить. Возможно, девочка умрёт сегодня, а может быть, смерть отступит, и она вырастит и превратится в такую же красавицу как её мать.

— Если она останется со мной, её ни что не спасёт, а вот ты можешь отогнать от неё смерть. Много лет ты хранила наш Род и умело общалась с Духами. Не оставь и на этот раз нас. Прошу тебя.

Ошха долго смотрела на кочевника, о чём то раздумывая. Мужчина терпеливо ждал хмуро глядя на малышку. Кроха, не подавала ни каких признаков жизни, и если бы ни тихое хриплое дыхание, можно бы было подумать, что она мертва.

— Хорошо я возьму твою дочь и отнесу к Хранителю пещеры. Только ему под силу вырвать девочку из рук смерти. Он может поспорить с Судьбой, и кто знает, возможно, подскажет, как избавиться от проклятия.

Самхан отвязал узел на покрывале, что удерживало ребёнка у него на груди, и в последний раз взглянул в лицо дочери.

— Пусть все дни, что тебе суждено прожить будут теплыми, а солнце нежным и ласковым. Прощай Озара и знай, что я сохранил твою жизнь лишь в память о любви к твоей матери. — Едва слышно добавил он и свистом подозвал коня. — Помни Ошха, я ни чего не желаю знать об этой девочке. Так что если она умрёт, не торопись сообщать мне об этом. — Вскочив в седло заявил мужчина и бросив на землю несколько монет, умчался прочь.

Старуха, кряхтя нагнулась, и подняла монеты. Немного прищурившись, она некоторое время рассматривала их, словно не веря, что держит в своих руках такое богатство. Затем спрятала деньги в складках многочисленных ветхих юбок, и только тогда обратила своё внимание на дитё.

— Что же мне с тобой делать? — Тихо спросила она глядя на малышку.

У самой Ошхи ни когда не было детей, так же как и мужа. Всю свою жизнь она помогала кочевникам. Ни кто кроме её не знал всех трав и отваров. Только ей было по силам прогнать болезнь или залечить рану. Будучи потомственной колдуньей Ошха читала книгу Жизни и предсказывала Судьбу. Когда Духи ей сказали, что у Оберхана не будет детей, она посоветовала выкрасть ему на холодных землях варваров мальчика и вырастить как своего сына. Так в их Роду появился Самхан. Боги знают, как она любила этого ребенка, как оберегала, но ни кто не мог представить, что ребёнок принесёт с собой страшное проклятие. Их могучий Род стоял на грани вымирания, и эта крошечная девочка была лучшим тому подтверждением.

Ребёнок приоткрыл глаза и недоверчиво посмотрел на старуху. У Ошхи дрогнуло сердце. Большие голубые глаза, доставшиеся ей от матери, смотрели слишком серьёзно для новорожденного. Нет, малышка не плакала. Она умоляла взглядом старуху о помощи и жаловалась на несправедливость судьбы.

— Я слишком слаба, что бы вырастить тебя, но слишком сильна, что бы отдать тебя смерти. — Едва сдерживая слезы, прошептала Ошха. — Я не смогла снять проклятие, но узнаю, как это сделать. Нет, девочка, ты будешь жить, или я не Ошха Великая Колдунья. Я отправлю тебя туда, где ты будешь в безопасности. Придёт день, и ты вернёшься и покончишь с проклятием. Древний амулет моих предков, будет хранить тебя, пока ты слаба. Он же покажет тебе путь сюда, на землю, где ты родилась.

Ошха взяла ребёнка и быстро пошла в хижину. Не прошло и нескольких минул, как окрестности огласил громкий детский крик, но он вскоре стих, унесённый ветром вдаль.

Покончив с делами, старуха привязала малышку к себе и отправилась к Хранителю пещеры.

— Мира, позволь нам ступить под каменный свод. — Преклонив колени, попросила Ошха. Она, не мигая, смотрела на громадный камень, словно это было живое существо.

— Как ты посмела явиться сюда не одна. — Эхо пронеслось по пещере и, отразившись о камни, достигло слуха старухи.

— Прости меня, но я пришла молить тебя о помощи.

— Что тебе надо, смертная?

— Спаси девочку, умоляю. Эта кроза дочь Самхана. Её мать отправилась в Царство Мёртвых, а отец с горя совсем потерял голову, и отказался от девочки. Её зовут Озара.

— Ты уверенна, что хочешь отдать её мне? — Строго спросила Мира, появляясь у входа в пещеру. Она словно выступила из камня. Ошха не впервые видела подобное чудо, но так и не смогла к нему привыкнуть. — У меня нет выхода. Смерть совсем близко. Я чувствую её холодное

дыхание.

— Ну что ж, оставь дитё и ступай, но помни, ты не смеешь тревожить меня по пустякам. Не сможешь видеть, как она растёт, но когда придёт назначенный Судьбой день, я позволяю тебе забрать её назад.

— Спасибо тебе, Мира. — Прошептала Ошха и, поднявшись с колен не оглядываясь, пошла в сторону дома. Она могла не беспокоиться за жизнь девочки. Хранитель Пещеры всесилен, и не позволит смерти забрать Озару себе.

— Мне жаль тебя, женщина, но ты опоздала. Малышка мертва. — Прошептала Мира, глядя ей в след, и подняла с земли бездыханное тельце.

*****

Жарким выдалось лето в роду старика Овения. Много раз мудрый Старец ходил к волхвам с просьбой принести жертву богам и вымолить у них дождя, но так ни чего и не добился. Всё сохло на корню. Люди с ужасом ждали зимы, которая принесёт голод и смерть.

— Ну и кого родила жена воеводы? — Хмуро спросил Овений у повитухи.

— Девочку. — Вздохнула женщина и смахнула со щеки слезу. Кому как не ей было знать, какой ценой даётся женщине каждый ребёнок и как тяжело его собственной рукой убить.

— Как думаешь, Васса последует древнему обычаю?

— А куда ей деваться? Лот заставит. Он и её-то не любит, что уж говорить о ребенке.

Овений хорошо понимал, о чём идёт речь. Молодой воин любил Ольгу, родную сестру своей будущей жены, но её отдали замуж в другой Род. Там она и сгинула. Люди говорят, что кочевники увели девушку в неволю. Так это или нет, одному Богу ведомо. Лота родители женили на второй, сестре Вассе, но проку от этого было не много. Не любил её воевода и видать ни когда не полюбит.

— да, тяжёлый выдался год, — вздохнул Овений. — Много невинных душ отправится в Царство мёртвых, ну да ни чего не поделаешь. Наши деды и прадеды покорялись, и нам этой участи не избежать.

Женщины убьют новорожденных девочек, что б сохранить мальчиков. Их жизнь более ценна.

— Всё это так, — вздохнул Овений. — Да последние годы в нашем Роду появляются на свет лишь девочки. Словно проклятие какое. Если так будет продолжаться, скоро Род умрёт.

— Не умрёт. Молодёжи у нас пока не мало. Они нарожают. Ты, Овений, сходил бы к Вассе, поговорил. Дитё у нее первое, сам понимаешь, не просто через себя переступить.

— Схожу, — пообещал старец и, опираясь на тяжёлый посох, пошёл в дом воеводы. Он не торопился, уверенный, что придётся стать свидетелем жуткого скандала, но в доме молодых родителей царил покой. Овений заглянул в приоткрытую дверь, и замер, прислушиваясь к тихому разговору.

— Лот, посмотри, какая она красивая, — разглядывая новорождённую, восхищалась Васса

— Она похожа на тебя.

— Нет. Лот. Малышка похожа на мою сестру. Ольгу. Правда, это странно?

— Ни чего странного в этом нет, ведь вы близнецы. В детстве ни кто вас мог различить.

— Это правда, — вздохнула Васса. — Интересно, жива она сейчас или сгинула в плену

— Не знаю, — отрезал Лот и встал со своего места. Воспоминания о возлюбленной болью отзывали в душе. — Меня это сейчас мало волнует.

— А что тревожит тебя?

— Скоро зима, а с ней и голод. Старейшина сказал, что придётся следовать древнему обычаю.

— Но нас ведь это не касается? — С ужасом, глядя мужу в лицо, спросила Васса.

— А чем мы отличаемся от других?

— У нас первый ребёнок и его смерть ни кому не принесёт пользы, — Трясущимися губами прошептала молодая мать. — У нас нет мальчиков.

«И не будет, — мысленно сказал Лот жене». Родители согнули его волю, но тело не подчиняется разуму, не признаёт оно Вассу и всё. Как этот ребёнок появился на свет, мужчина ни как не мог понять. Ведь только несколько ночей он провёл с женой да и то лишь потому что заставил отец. Теперь старика нет и некому испытывать его терпение.

— Меня не волнует, что ты думаешь. Хочешь ты этого или нет, но что б к вечеру ребёнка не было в доме.

— J! от, это же твоя дочь, — закричала несчастная Васса, пытаясь воззвать к разуму мужа.

— Она твоя дочь, — хмуро сказал мужчина, и не торопясь, вышел на улицу, где столкнулся с Овением.

— Вот, шел, что бы поговорить с твоей женой, — начал почтенный старец, но воевода. перебил его.

— Нечего даром слова на неё тратить. Я уже сказал ей, что делать. Пусть только посмеет не выполнить мою волю. Шкуру спущу.

— Ох, Лот, не хорошо это. — Мудрый старец с укором смотрел на молодого мужчину, — Ты бы утешил жену, сказал, что в следующем году будет у неё другой ребёнок. Пусть не плачет.

— Прости меня Овений, но не надо лезть туда, куда тебя не просят. Пойдём отсюда. Разговор к тебе есть.

Старец грустно взглянул на дом молодожёнов и послушно пошёл прочь. Он ни чего не мог изменить и помочь Вассе. Такова Судьба

Глава 2

Мира не мигая, смотрела в зеркальную гладь озера и недовольно хмурила брови. Род Ивана совсем угасал. Не важно, что женщины рожали немало детей, а воины отважно защищали землю, страшное проклятие не давало людям спокойно вздохнуть. Великая колдунья, немало потратила сил, что бы спасти тех, кто остался, но «даже она не могла предотвратить неизбежное. Злые силы взяли верх над добром, и начался голод. По старинному обычаю, который люди соблюдали много веков, женщины убивали новорожденных детей, девочек. Содрогаясь от ужаса Мира, смотрела на крошечные тела, плывущие по реке, и думала о том, что теперь уж ни какая помощь не в силах вернуть могущество ее Роду. Утомлённая страшным зрелищем, колдунья взмахнула посохом, повелевая озеру спрятать свою тайну и опустив плечи поплелась в дальний конец пещеры. Там находился крошечный бугорок, единственное упоминание о девочке, которую несколько дней назад, ей принесла Ошха. Она обещала старой кочевнице позаботиться о ней, но малышка была мертва. Жизнь покинула её ещё по дороге в пещеру. Мира знала об этом, но не стала расстраивать Ошху. Жизнь эту женщину и так не баловала, так зачем же отбирать у неё надежду? Грустно коснувшись рукой холодного камня, Мира на миг посмотрела, куда то в даль из тут же бросилась со всех ног к озеру. Взмахнув посохом, она склонилась над зеркальной поверхностью и прикрыла ладонью рот. Юная мать поднесла к воде берестяной короб и горько плача пустила его по волнам

— Пусть боги решат твою судьбу. Прости меня доченька.

Мира дунула на поверхность воды, и берестяной короб повернулся. Теперь она могла заглянуть в лице младенца. Повинуясь её воле, ребёнок открыл глаза. — Нет, боги нет, прошу вас. — Не своим голосам закричала Мира, и от этого вопля содрогнулся каменный свод. — Она же последняя из моего Рода. Единственная, в ком течёт моя кровь. —

— Ты своими руками едва не убила первенца, так убей же последнего. — Словно ветер пролетел по пещере, и древние камни жалобно застонали.

— Я не сделаю этого, — гневно прокричала Мира и вновь склонилась над озером. Делая магические знаки, она повелела течению нести ребёнка к ней, и вскоре каменный небосвод огласил громкий детский крик. — Ты такая красивая, — восхищённо шептала старуха, ощупывая крохотные пальчики на руках и ногах.

— Но слабая, — злобно проскрежетали камни. — Ты бессильна Мира, признай это и позволь свершиться Судьбе. Малышка всё равно умрёт, ведь ты же это знаешь.

Старуха испуганно вздрогнула и прижала ребёнка к себе, словно пытаясь своим телом закрыть её от смерти

— Я нее отдам её, и не смейте мне возражать. — Скрежет мгновенно стих, а старая колдунья вновь обратила свой взор к младенцу.

— Как же назвать мне тебя? — Вопрошала она, вглядываясь в большие голубые глаза. — Озара. Да, я назову тебя Озара в честь девочки, которую принесла мне Ошха. Живи, последняя из моего Рода. Я знаю, как уберечь тебя. Я Мира, Хранитель Пещеры повелеваю времени унести ребёнка в далёкое будущее. Там ты вырастишь, а когда придёт назначенный час, вернёшься сюда и покончишь со страшным проклятием.

Трясущимися от волнения руками Мира положила Озару на землю и подняла посох. В воздухе вспыхнули яркие искры, освещая пещеру. Колдунья что-то прошептала и огненный столб, поднявшийся из глубин озера, подхватил девочку. Сделав несколько витков над поверхностно воды, он исчез, а вместе с ним и дитя. Свет угас, а старая женщина бессильно повалилась на землю.

— У меня получилось, — шептала она. — Получилось…

Глава 3

— В последний раз я пришла к тебе Мира, — тихо прошептала Ошха возле самого входа в пещеру. — Много раз я была здесь, но только сегодня, почувствовала смертельный холод, исходящий из камня.

— Твоя долгая жизнь подходит к концу и скоро тебя ждёт счастье и свобода. Ты, как и твои предки превратишься в Дух. Ты счастлива, женщина? — Словно эхо ответила ей Хранитель Пещеры.

Старая кочевница знала, что Мира не смеет преступить каменный свод и наблюдает за ней издали.

— Нет, Мира. Меня кое-что удерживает. — Тяжело вздохнув, ответила Ошха и, опираясь на толстую палку, с которой была неразлучна уже много лет, протиснулась в узкий проход пещеры.

— И что же тебя держит?

— Озара, дочь Самхана. Я не могу уйти в Царство мёртвых, не вернув девочку отцу.

— Но много лет назад, он сам отказался от неё. — Напомнила Хранитель Пещеры и жестом велела кочевнице следовать за ней. Не смотря на свой почтенный возраст, Мира была такой же, как прежде. С того самого дня, как впервые Ошка увидела её, Хранитель Пещеры совсем не изменилась, если не считать нескольких морщин, залёгших у её рта. Она по-прежнему, властно следила за всем происходящим, и могла одним движением посоха, прервать, чью то жизнь или наоборот, помочь отогнать смерть. Казалось, время течёт мимо, обходя эту женщину стороной, но это было не так. Недавно она сама сказала Ошхе, что её век подходит к концу и если всё получится, как надо, она вместе с ней отправится в Царство мёртвых. Не очень-то верилось в это, но не в обычае Хранителя пещеры лгать.

— Да, он отказался, но мне жаль его. — С трудом, восстановив дыхание, сказала Ошха. Трудно ей было поспеть за Мирой. — Не стоит забывать, что он всего лишь человек и не может читать Книгу жизни. Смилуйся над ним и верни девочку.

— Ещё не время. — Ответила Мира и стукнула посохом по каменному полу.

— Ты конечна права, — пролепетала кочевница, внутренне содрогнувшись от страха, — но я видела в Книге Жизни, что нависшее над головой Самхана проклятие, нанесёт свои последний удар.

— И что ты хочешь от девочки?

— Я хочу, что бы она остановила это безумие.

— А если у неё ни чего не получится?

— Тогда она хотя бы скрасит последние минуты отца. Да и ей умирать среди близких, будет на много легче. Ты же знаешь, стоит Самхану уйти о Царство мёртвых, проклятие перекинется на неё. Она не воин и едва ли долго сможет противостоять ударам судьбы.

Хранительница пещеры задумалась. Ошха удивлённо смотрела на неё, не зная, чего ожидать. Она всегда помогала их Роду, но сегодня старой колдунье показалось, что Мира недовольна ею. Она отчётливо слышала, злость в её голосе. Это было не привычно.

— Ладно, будь, по-твоему. — Наконец произнесла Хранитель Пещеры и свет, окружавший её, вспыхнул, славно радуга на солнце. Ошха испуганно попятилась. — Прежде, чем девочка появится здесь, я хочу тебе кое-что поведать, но помни Ошха, ты единственный смертный, кому я открываю эту тайну. Это я вызвала к жизни древнее проклятие, а Озара последняя из моего Рода. Много лет мне пришлось ждать этого часа, но как видишь, я дождалась.

— Выходит, Самхан принадлежит тоже твоему Роду? — Удивлённо прошептала Ошха, не в силах поверить услышанному. Да и было чему удивиться. Хранитель Пещеры обладала могуществам, но ни разу не использовала свою власть для того, что бы помочь воину.

— Это, не имеет ни какого значения. Сейчас мы говорим не о нём, а о девочке. В её хрупких руках находится будущее. И моё избавление. Как только чары зла рухнут, я обрету покой.

— Тогда почему же ты медлишь? Почему не радуешься свободе, которая почти рядом?

— Я не могу, — вздохнула Мира и Ошха увидела, как по покрытому морщинами лицу, потекли слёзы. — Я думала, что последним в Роду будет могучий воин, но Боги и тут не забыли меня покарать. Родилась слабая девочка. Здесь, среди холодных камней её ждала смерть. Когда мне стало ясно, что не в моих силах спасти малышку, я отправила её в далёкое будущее.

— Но … — Ошха потеряла дар речи и только спустя довольно много время смогла совладать с собой. — Но, она могла там погибнуть. Её могли не принять люди. Ты же знала об этом Мира. — — Пролепетала она, прикрыв рот рукою, славно боясь, что её слова, разгневают Хранительницу пещеры.

— Знала, но у меня не было выхода. Я не властна в том времени, но и Силы Зла там тоже бессильны, но стоит ей появиться здесь, всё изменится.

— Значит, пусть она там и остаётся.

— Не всё так просто, как тебе кажется, Ошха. Рано или поздно, но они доберутся до девочки, и помощи ей ждать, будет, неоткуда. Только поэтому я согласилась вернуть её сюда.

— А Озара знает, кто она`?

— Нет, Ошха. Я немало потрудилась, что бы войти в её сны, но девочка не восприняла меня серьёзно. Она не верит ни во что и боюсь, будет не просто объяснить ей кто она и что её ждёт.

— Верни её сюда, а об остальном, я позабочусь, сама.

Хранитель Пещеры задумчиво качнула головой и несколько раз ударила посохом по каменному полу. Стены пещеры содрогнулись. Ореол света, охранявший её, вспыхнул с новой силой. Ошха испуганно попятилась, но Мира взглядом приказала ей замереть на месте.

Вытянув вперёд руку, она стала делать в воздухе магические знаки. Словно ураган пронёсся по пещере, и на глазах изумлённой старухи из воздуха стала проступать хрупкая фигурка девушки с короткими волосами.

— Озара, очнись. — Строго приказала Мира, недовольно поджав губы, но девушка стояла на месте, словно каменный истукан и удивлённо хлопала большими голубыми глазами.

— Ты меня видишь? Ответом ей был лишь удивлённый взгляд. Мира недовольно покачала головой и повернулась К Ошхе. — Она не понимает нашего языка.

— Ну, так, сделай, что ни будь, умоляю.

— Я уже пыталась ни раз, но она не пускает меня к себе в мысли. Впрочем: попробуем иначе. — Дай мне руку, я научу тебя мудрости твоего народа. — Протягивая к девушке руку, потребовала Мира. Девушка некоторое время, стояла не шелохнувшись, затем нерешительно выполнила приказ.

— Закрой глаза и смотри.

Это была последняя фраза, которую Озара услышала, ибо её сознание словно отделилось от тела. Девушка увидела, как с невероятной скоростью несется, куда-то в бездну. Ей не было страшно. Глаза старухи, словно путеводная звезда были рядом. Они успокаивали, рассказывая о том, что было много веков назад. Она видела громадных диковинных животных, слышала крики невиданных птиц и любовалась гладью морей и океанов. Озара видела людей в странном одеянии и понимала, что это и есть те самые колдуны, силой которых с ней делится старуха. Она даже понимала, о чём они говорят, и могла объяснить каждый из символов нарисованных ими на земле. Это было так захватывающе и не привычно.

— Теперь ты знаешь достаточно, возвращайся, — голос старухи прозвучал очень властно. Девушке было так легко и радостно, что возвращаться назад в пещеру к старухе было выше её сил. Она рванулась в сторону, в надежде убежать, скрыться от колдуньи, но неожиданно, очнулась.

— Почему ты не оставила меня там? — Едва придя в себя, она напустилась на старуху. — Мне было так хорошо и радостно, но ты всё испортила. Верни меня назад.

— Там ни чего нет, — задумчиво ответила Мира и взглянула ей в глаза. — То, что ты приняла за радость и свободу, всего лишь смерть. Нет, девочка, не за этим я тебя привела сюда. Скажи, ты понимаешь, всё, что я тебе говорю?

— Да, — наконец прошептала девушка и пошевелилась. Ошха облегчённо вздохнула. Теперь, когда малышка рядом, всё, что говорила Хранитель Пещеры, казалось далёким и не таким уж важным. Забыв обо всём на свете, старая колдунья бросилась к ней.

— Какой же ты стала красавицей. — восхищённо шептала Ошха, ходя вокруг Озары. — Вся в мать.

— А Вы что знали моих родителей? — Удивлённо приподняв бровь. спросила Озара.

— Конечно. Твоя мать умерла при родах, а Самхана ты скоро увидишь.

— Как я понимаю. Вы говорите о моём отце? — Поинтересовалась девушка, блеснув глазами.

— Да, малышка. Ты единственная дочь самого Великого Самхана. Он Глава нашего Рода. Его гордое имя знают далеко отсюда.

— На разговоры у нас будет достаточны время. — Не позволяя девушке открыть рот, заявила Мира. — Ошха, я повелеваю тебе поторопиться и выполнить всё, что от тебя требуется. Тебе, Озара, — Хранительница пещеры, подошла к девушке и провела рукой по её щеке, — я хочу пожелать научиться слушать не только углами, но и сердцем. Это будет нелегко, но ты справишься и уничтожишь древнее проклятие. Я верю в тебя. А теперь ступайте. Судьба ждёт вас

— Спасибо тебе. Мира. — Старая Ошха поклонилась Хранителю Пещеры и, взяв девушку за руку, торопливо пошла прочь.

— Бабушка, куда Вы меня тащите?

— Меня зовут Ошха. — Сказала старуха, не выпуская руку девушки. — А тащу я тебя подальше от пещеры. Смертным, здесь долго находиться не позволено. Слышала, что сказала нам Мира? Так что не упирайся, а поторопись.

«У этой старухи с головой нелады, раздумывала девушка, стараясь не отставать». Несмотря на почтительный возраст и мрак, царивший вокруг, Ошха быстро шла к выходу. Она ловко обходила камни, лежащие на пути, и вскоре миновала каменный свод.

— Ну, вот мы и на свободе, — прошептала она, подставляя морщинистое лицо солнцу. — Озара, взгляни на пещеру. Не многим людям позволено сюда входить, а выйти отсюда могут лишь избранные. Запомни это, девочка и забудь сюда дорогу. Девушка, щурясь, посмотрела на Солнце, затем на старуху, и больно ущипнула себя за руку

— Ты думаешь, что всё ещё спишь?

— А разве нет?

— Нет, малышка. Всё происходит наяву.

— Это не правда.

— Почему? — Удивилась Ошха.

— Потому, что не может быть правдой.

Трудно было поверить в происходящее. Несколько минут назад Озара сидела в своей комнате и пила горячий кофе. Неожиданно воздух вокруг неё засветился, словно радуга и стал сгущаться, превращаясь в воронку. Она сильно испугалась и вскочила на ноги. Чашка с кофе полетела на пол. По комнате пролетел вихрь, который подхватил её и втянул в воронку. От страха, Озара закрыла глаза, а когда открыла их, то увидела себя в пещере.

— Сном для тебя будет всё, что было в прошлом. — Задумчиво произнесла Ошха, разглядывая девушку.

При солнечном свете Озара ещё больше была похожа на мать. Словно время вернулось вспять, и перед ней встала юная жена Самхана. То же лицо в форме сердечка, те же глаза с длинными, светлыми ресницами и те же слегка полноватые губы. Только взгляд, какой то чужой, упрямый, своевольный.

— Я не хочу, что бы прошлое было сном. Верните меня назад.

— Это не в моих силах. — Вздохнула Ошха и жестом велела. девушке следовать за ней. — Т ы вернулась на землю своих предков, что бы избавиться от древнего проклятия. Оно уже готово нанести твоему отцу последний, смертельный удар.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 461