электронная
99
16+
Хочу быть сгущенкой!

Бесплатный фрагмент - Хочу быть сгущенкой!

Иногда мечты сбываются! Ужас!

Объем:
84 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-6644-2

Жила-была девочка Майя, и было у неё много дел. С детства она жила по схеме, навязанной ей заботливыми окружающими: учись хорошо («Ты же такая умничка!»), усердно занимайся музыкой («Ведь у тебя такие задатки!»), не ходи гулять с этими ребятами, не дружи с соседской девчонкой («Она тебя хорошему не научит!»), не поступай в этот вуз («Туда ведь ездить на другой конец Москвы!»), не дерзи, не смотри, не… Казалось, что этим запретам и «стопорам» не будет конца!

В старших классах школы Майя начала частично вырываться из-под «опеки»: втихаря курила с соседкой, гуляла в компании с мальчиками и дерзила взрослым. А в 20 лет она уже вышла замуж и уехала от родителей. Но здесь ее тоже окружали «стопоры» в сознании близких, которые влияли и на Майю: задача женщины — заниматься домашним хозяйством («Ну не Я же должен тебе ужин готовить?! Это забота женщины!»), в театрах и на выставках ничего интересного («Театр сейчас уже не тот…»), путешествовать ни к чему («Что мы там не видели?»)…

В детстве Майя никогда не думала, что у нее будет возможность путешествовать по миру: ее семья была не богатая, да и время было «голодное» — 90- е годы XX века. Но в один прекрасный день Майя устроилась на работу в журнал, где ее стали часто отправлять в командировки. За несколько лет она объехала почти всю Европу, а в некоторых городах побывала даже по несколько раз. Путешествия оказались очень захватывающим делом, и соскочить с «иглы» было тяжело, да и ни к чему до поры до времени.

Помимо коротких рабочих поездок хотелось ещё и летом в отпуск ездить на море. Сначала Майе удалось в пару поездок съездить с родителями. Ну а потом они уже начали ездить отдыхать за границу вместе с мужем Игорем. И это им очень понравилось. Совместный отдых, приключения, пережитые вместе, общие воспоминания — всё это сильно сблизило их пару. В итоге как-то так вышло, что самым интересным и захватывающим в жизни Майи стали именно путешествия.

Но в издательстве дела пошли не очень хорошо, и поездки прекратились… Стало скучно и грустно, да и деньги перестали платить. Пришлось искать другую работу. А там с поездками было туго, но хотя бы зарплату платили регулярно. В общем, Майя попала в типичную ловушку современного человека — приходится работать там, где мало что нравится, но зато платят стабильно. При этом ты привязан к рабочему месту с утра до вечера, чувствуешь неудовлетворенность от жизни, ворчишь, брюзжишь и вечно скучаешь. И всю рабочую неделю ждёшь не дождёшься выходных…

***

Дома у Майи было много пушистиков, привезенных из разных стран. Это стало доброй традицией — привозить из разных стран местных симпатончиков. В итоге образовалась целая интербригада. Они жили в свое удовольствие — спали вволю, жрали от пуза, смотрели телевизор и играли на компьютере до посинения.

Майя, вечно невыспавшаяся, так как вставала на работу в 7 утра каждый день, всё чаще завидовала пушистым домоседам. Им всё доставалось бесплатно, да еще и в неограниченных количествах! При этом они наглели всё больше и даже стали потихоньку таскать деньги из карманов Майи и ее мужа на свои мелкие прихоти.

Но им всё сходило с рук — они были лапусиками, и их все любили. Самый главный среди них был Сгущенка, ну, по крайней мере, он сам так считал и старался вбить это всем остальным в головы. Ему в этом помогали симпатичная внешность, хамство и сарказм. Природное обаяние в сочетании с удивительной наглостью стали залогом успеха француза. Сгущ даже добился привилегированных условий — его брали на курорты и каждые выходные он ездил на дачу. Ну и конечно все его гастрономические запросы удовлетворялись почти беспрекословно.

Начиная с конца апреля и до конца сентября, Майя с мужем уезжали на выходные на дачу в Подмосковье. Они не собирались выращивать там небывалые урожаи и просто отдыхали в свое удовольствие: катались на велосипедах, парились в бане, жарили шашлыки. Почти все эти удовольствия с ними делили и лапусики — они в обязательном порядке выезжали на дачу каждые выходные. Причем Сгущ обязательно ездил каждую неделю, а в компанию к нему подбирали разных товарищей. Правда, эта веселая компашка весьма своеобразно представляла себе отдых на даче — больше всего времени они проводили возле телевизора и требовали пожрать…

Однажды, возвращаясь в Москву и выезжая с дачной дороги на шоссе, они попали в аварию. Какой-то деревенский лихач, обгоняя машину Майи с мужем и лапусиками, выехал на встречную полосу. А так как делал он это всё перед пригорком, то не видел, что по встречной полосе едут машины. За рулем первой встречной машины был совсем зеленый юнец, который очень испугался неожиданно появившейся перед ним машины и крутанул руль в сторону. В итоге лихач вильнул в сторону и ушел от столкновения, а машину юнца понесло прямо на наших героев. К сожалению, управлять заносом этот горе-водитель был не в состоянии. Лобового столкновения им удалось избежать, свернув на обочину, но совсем остаться невредимыми не получилось — в бочину им все-таки въехала та самая встречная машина, которой управлял перепуганный юнец. Удар был ОЧЕНЬ сильный…

***

Ой, как больно!!!! Мамочки!! Спасите-помогите! Где я? Почему я лежу на противно воняющем резиновом коврике? И кто там у меня на голове возится? Чёрт! Какая же адская боль в голове! Даже думать больно! И глаза открывать больно — дневной свет так и «режет». И почему наша машина так противно гудит? Так и оглохнуть недолго… Эй, кто-нибудь, выключите эту светомузыку!

Память начала ко мне потихоньку возвращаться, и я вспомнила несущуюся нам навстречу машину и произошедшую аварию. А затем был сильнейший удар… Как это мы в овраг ещё не улетели?

Хотя на самом деле всё происходило быстро, по моим ощущениям всё было как в замедленной съёмке: вот на взгорке нас по встречке обгоняет придурок, сворачивает прямо перед носом встречной машины, и та несётся прямо на нас, Игорь выворачивает руль, пытаясь уйти от лобового столкновения, машина выезжает на обочину и тормозит у края оврага, я успеваю подумать, что всё ок, и нас пронесло, и в ту же секунду в бок нашей машины въезжает встречная машина, нас так сильно бьёт и дёргает, что прежде чем я отключаюсь, я успеваю подумать, что так и голова может оторваться…

Вот что странно — как я в итоге оказалась на заднем сидении? И при том, лежа на полу в окружении пушистиков? И вокруг кого суетится Игорь? Кто там у нас на переднем сидении? И как он там оказался? Это что водитель встречной машины у нас теперь сидит? А почему Игорь не спрашивает, как я себя чувствую? И почему не едет «скорая помощь»? У нас что не авария? Или она недостаточно серьёзная для местной «скорой помощи», чтобы поторопиться? Или «скорая» не может объехать пробку на узкой дороге? А если тут кто-нибудь умирает после такой-то аварии?

Блин… Ничего не понимаю! Сколько же я была в «отключке»? Интересно, а со мной всё в порядке, и не надо ли мне в больницу? Ну, кроме боли в голове остальное вроде бы не болит — будем считать жива. Надо попробовать аккуратно подняться и нормально сесть на сидение, чтобы нормально разглядеть всё, что происходит вокруг. Вообще, всё выглядит каким-то уж слишком большим и далёким. Все окружающие меня предметы и люди какие-то огромные, не такие как раньше. Как будто у меня что-то не так с глазами. Может это от сотрясения мозга?

Я пытаюсь приподняться, но ноги какие-то ватные. Я ещё раз осматриваюсь и на этот раз более внимательно смотрю на свои ноги. Но вместо них вижу какие-то короткие меховые лапы, как у плюшевой игрушки! Светлые, пушистые, косолапые…

***

Это что за фигня?! Бред какой-то! Наверное, я сплю…

Я начинаю осматривать и ощупывать себя и оказывается, что я ВСЯ целиком меховая! К тому же довольно-таки упитанная. И вместо рук и ног у меня лапы. А сзади над попой даже есть хвост! Небольшой такой, пушистенький….

Ну, точно — я в бреду! В нормальной жизни такого быть не может! Это просто странный сон и ничего более. Наверное, я всё-таки слишком сильно ударилась головой, отключилась и теперь мне всё это привиделось.

Интересно как долго будет продолжаться этот сон? В принципе, ситуация неординарная и даже интересно посмотреть как будут развиваться события дальше.

На полу машины вокруг меня была свалка из других плюшевых медвежат: все пытались прийти в себя, отряхивались, и потихоньку забирались с пола на сиденье. При этом более крупные помогали мелким — подсаживали их, чтобы можно было подтянуться и забраться на сидение. Таким способом и я оказалась на заднем сидении машины со всеми.

Интересно, что хотя большие пушистики и помогали всем подняться, вся банда переругивалась и ворчала друг на друга, не останавливаясь. Они были каким-то сборищем ворчунов!

Сначала никто не обращал на меня особого внимания — все были заняты собственными персонами и ещё дружно обругивали водителей. Потом один из пушистиков — небольшой рыжеватый с вытатуированным на лапе английским флагом — обратился ко мне:

— Сгущ, ну а ты то чего молчишь? Язык что ли проглотил? Эй! Алло! Ты в порядке?

Я была в замешательстве, не знала, что сказать, так как не могла даже представить, как звучит мой голос. А вдруг я сейчас писклявить начну? Для вида я закашлялась, и стала бормотать себе под нос, что, мол, уроды они все, а не водители… Оказалось, что голос у меня не женский. Уф! Может никто ничего и не заметит?

Рыжик не особо обратил на меня внимание, а продолжил дальше ругаться, раззадориваясь всё сильнее и придумывая новые прозвища для автомобилистов.

А все мы, остальные, завороженно наблюдали в окно, как Игорь выскочил из машины, стал звонить в скорую помощь, орал на них по телефону, а потом подошёл, открыл дверь с пассажирской стороны и стал кого-то на пассажирском сидении «уговаривать»: «Только не умирай! Держись! Потерпи! « Скорая» уже едет! Ещё немножко потерпи!»

Подъехала скорая помощь, врач подошел к нам, бегло осмотрел пассажира, зафиксировал его голову и позвал фельдшера с носилками, чтобы как можно скорее госпитализировать пострадавшего.

Мне не хватало роста, чтобы рассмотреть все детали, но когда пострадавшего переложили на носилки и понесли к скорой помощи, я увидела своё летнее платье на «пациенте»…

***

Не поняла юмора! Это что там МЕНЯ…, то есть моё тело «скорая помощь» увозит? Тьфу ты! Что за бред?! Что-то мой сон принимает плохой оборот, мне всё это перестаёт нравиться — надо срочно просыпаться!

Я изо всех сил зажмуриваюсь и говорю себе, что всё происходящее вокруг дурной сон, и ему пора заканчиваться, а мне пора просыпаться! Иииии! Ну же!

Открываю глаза и вижу, что вокруг ничегошеньки не изменилось… Я всё там же в машине, и я всё ещё плюшевый медвежонок в окружении таких же пушистых товарищей. Надо попробовать ещё раз — зажмуриться, сосредоточиться и заставить себя проснуться. Ну получалось же у меня в детстве заставить себя смотреть «продолжение» сна, причём придуманное мною в нужном мне направлении. И сейчас всё получится. Надо только приложить побольше усилий.

Я стараюсь изо всех сил. Пробую ещё, ещё и ещё раз. Но ничего не получается — ничего не происходит, ничего меняется. У меня начинается лёгкая паника…

Вскоре Рыжик обращает внимание на моё странное поведение:

— Сгущ, ты чего? Приятель, тебе плохо, что ли? Ау!

— Не-не, мне зашибись! Разве не видно?!

— Ну как скажешь, брат. Просто у тебя такой «загадочный» вид, как будто ты сейчас либо отрубишься, либо обкакаешься…

— …?!

В это время Игорь возвращается в машину за документами, чтобы пойти к полицейским оформлять ДТП. Он уходит, а я всё вновь и вновь пытаюсь проснуться. И ничего у меня не получается… Я прошу Рыжика ущипнуть меня и посильнее. Он предлагает пнуть. А потом делает и то, и другое — в общем, Рыжик развлекается вовсю. А мне уже не до смеха, я на грани истерики, так как ничто не помогает мне проснуться.

Спустя некоторое время Игорь возвращается от полицейских весь злой и красный и судорожно начинает в поисках сигарет копаться в своей куртке, которая лежит у нас на заднем сидении. А в моей куртке, которая лежит тут же рядом, начинает звонить мобильник. Игорь смачно ругается и начинает искать мой мобильник, потом колеблется, глядя на экран телефона, а затем нехотя снимает трубку.

Я прислушиваюсь и понимаю, что это звонит моя мама, которая хочет узнать во сколько мы приедем с дачи в Москву и когда я зайду к ним в гости. Молчание Игоря длится целую вечность, и в какой-то момент мне кажется, что он просто повесит трубку, так ничего и не ответив моей маме.

Но он собирается с духом и начинает рассказывать, что с нами произошло, описывает аварию, а потом говорит такое, что у меня застывает кровь в жилах и я перестаю дышать…

***

Стоп! Этого быть не может! Вот это уж точно сон! Игорь сказал моей маме, что я в коме в тяжёлом состоянии и меня везут в местную больницу… Но я не в больнице! Я здесь — в машине на заднем сидении! Чёрт! Да что тут происходит?! Срочно надо что-то делать, чтобы проснуться!

Я начинаю молотить себя лапами по лицу, берусь за голову и начинаю её сдавливать и массировать (как будто это поможет!). Рыжик смотрит на все эти мои манипуляции и предлагает ещё раз пнуть меня и дать в морду, если уж мне так хочется. Я его посылаю куда подальше.

Игорь завершает с полицейскими все дела с оформлением документов и собирается ехать в местную больницу догонять скорую помощь. Его трясёт, теперь он уже весь бледный, нервно курит одну сигарету за другой. Но ехать надо, и как можно скорее. Хорошо, что машина «на ходу», несмотря на сильные повреждения.

На территорию больницы нас не пропускают, так как мы приехали не в сопровождении машины скорой помощи. Поэтому Игорь паркуется недалеко от больницы и торопится в приёмный покой.

Так как проснуться у меня никак не получается, я решила пока «плыть по течению» и посмотреть что будет дальше. Мы с пушистой бандой остались в машине, и стали ждать дальнейшего развития событий.

Время тянулось бесконечно долго. Рыжик попробовал завести всех на игру «Угадай в какой овощ превратится Майя». Но никто его не поддержал, а я плюнула ему в морду, мы сцепились и немного подрались. Победа осталась за мной, так как я была раза в два крупнее Рыжика. После этого инцидента все сидели спокойно и тихонько переговаривались, прикидывая, что будет дальше и чем им самим это всё грозит.

Когда Игорь вернулся к машине, то нашёл нас всех спящими. Он сел в машину, в очередной раз закурил и позвонил своей матери. Он всё ей рассказал, в сердцах обругал всё и вся, но в конце рассказа, когда он уже наорался, его злость сменилась растерянностью в голосе, и последняя фраза прозвучала уже очень грустно: «Врачи сказали, что сделали всё возможное, и теперь от них ничего не зависит, остаётся только ждать… За что нам это всё? …Только бы она поскорее очнулась!».

У меня сердце разрывалось смотреть на эту жуткую сцену и слушать рассказ Игоря. Мне было жалко его, себя и всех наших родных. Когда Игорь закончил разговор и повесил трубку, я уже так растрогалась, что по моим пушистым щекам текли слёзы, и я выкрикнула:

— Не бойся! Я с тобой, и никуда не денусь!

***

Игорь чуть ли не подпрыгнул от неожиданности, обернулся и с ужасом посмотрел на заднее сидение машины. Вокруг не было никого, кроме пушистиков. Я бросилась к нему на переднее сидение и стала гладить своими лапками его руку, приговаривая:

— Ну чего ты так испугался? Это же я, Майя, твоя жена. Я тут, рядом с тобой.

Если бы Игорь был «кисейной» барышней позапрошлого столетия, то точно уже шлёпнулся бы в обморок. А так он держался как настоящий мужик — смотрел на меня во все глаза и тихо матерился себе под нос. Он явно не верил ни своим глазам, ни моим увещеваниям.

— Я точно схожу с ума! Это всё шок от пережитого сегодня… Этого не может быть! — воскликнул Игорь, и почему-то стал отпихивать меня от себя подальше.

Мне даже как-то обидно стало, что он мне не верит. Хотя чему тут удивляться? Я и сама не особо верила в происходящее вокруг. И уж точно не понимала когда и как это всё закончится. И что нужно для этого сделать.

Я не знала, как успокоить Игоря и что сделать, чтобы он мне поверил, но тут мне в голову пришла отличная мысль:

— Испытай меня — спроси то, о чём знаем только мы с тобой вдвоём! То, что никто кроме нас двоих знать не может!

Муж в замешательстве смотрел на меня и ничего не говорил.

— Спроси что угодно! Ну что ты теряешь? В худшем случае я не отвечу, и ты сможешь праздновать «победу»: высмеешь меня, перестанешь обращать внимание, можешь даже заклеить мне рот или отрезать язык, если я тебя сильно раздражать буду! Зато мы оба будем понимать реальное положение вещей.

— О! Вот отличная мысль …насчёт языка!

— Блин, ну я же образно! Не надо цитировать мне любимый фильм! Ну, давай — спроси меня!

— Как я называю твои ноги?

— Морковки.

— Какую травму ты получила от меня в первый год нашей совместной жизни?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.