16+
Халдей, или Путешествие в прошлое

Бесплатный фрагмент - Халдей, или Путешествие в прошлое

Объем:
338 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7037-1

Леонид Анатольевич Шунин

Следователь Леонид неожиданно для себя обретает способность видеть и общаться с литературными героями и их создателями. С ним на работе стали происходить курьезные случаи, которые он не может понять и объяснить, пока однажды в его рабочем кабинете не появляется странный старик, который и раскрывает причину его открывшихся способностей.

2018 год.

Эта книга — плод воображения автора.

Все имена, персонажи, места и ситуации

вымышлены. Любые совпадения

с реальными событиями, географическими

объектами и людьми, как умершими,

так и ныне здравствующими,

являются, чисто — случайностью.

ХАЛДЕЙ или путешествие в прошлое

П Р О Л О Г

СОН «В РУКУ»

В ночь на Рождество приснился мне сон, не сон, а просто кошмар и это даже мягко сказано, кошмарище, да и только.

А прикошмарилось мне, что я все еще продолжаю работать в следственном управлении и меня срочно отозвали из отпуска. По прибытию на работу, в своем кабинете обнаруживаю на столе уголовное дело.

Открываю, а по нему никаких следственных действий не проведено, в общем — «конь не валялся».

Лежит всего одно постановление и к нему приобщено в качестве вещественного доказательства клок шерсти по которому даже экспертиза не назначена.

Прочитав данное постановление, я понял к своему ужасу, что положенный по закону двухмесячный срок следствия давно истек, а по делу проходит «лицо», арестованное и находящееся в следственном изоляторе.

Просроченный срок следствия не такая уж беда. Получив нагоняй от начальника следственного отдела и надзирающего за следствием прокурора можно было бы его продлить еще на один месяц. Но вот истекший срок содержания под стражей обвиняемого, это уже серьезное нарушение уголовно процессуального законодательства и прав обвиняемого, что влечет за собой выговор и как следствие того, лишение под конец года денежной премии.

И в это время меня вызывают в прокуратуру, где сообщают «принеприятнейшее» известие о том, что мой обвиняемый сбежал при конвоировании его к месту совершения преступления, а главное, что вся ответственность за это лежит лично на мне.

Проснувшись в холодном поту и увидав стоявшую в углу рождественскую елку, блистающею яркими огоньками лампочек, гирляндами и разноцветными шарами, я пришел в себя и успокоился.

На дворе 2018 год от Рождества Христова, и я, старший следователь, майор юстиции, вот уже как 10 лет на заслуженном отдыхе, то бишь, на законной на пенсии.

За окном забрезжил ранний рассвет, на часах начало шестого. Встав бодро с постели и надев мягкие тапочки, я подошел к заледенелому окну, отдернул занавеску и залюбовался природой, за окном.

На дворе лежит пушистый снег, еще безжалостно не затоптанный прохожими, на небе звезды переливаются как бриллианты, месяц серебром блестит, одно слово — Рождество Христово!

Вдали, на горизонте, красуется величавый Эльбрус, двуглавая вершина которого лишь слегка окрашена лучами восходящего солнца. Его величественная вершина гордо возвышается над всем северным Кавказом, всем своим видом, умиротворяя живущих в его ореоле жителей гор и предгорий.

Он как бы заставляет всех без исключения подчиниться тишине, господствующей над всем краем, установившейся в это праздничное время.

Налюбовавшись видом из окна, я направился уверенной походкой на кухню, где меня уже ждал накрытый с раннего утра заботливой супругой, празднично– рождественский стол.

И что только на нем не было, и различные салаты, в том числе «оливье и крабовый», жареные цыплята, утка, запеченная в духовке с мочеными яблочками, нарезки различных колбас, холодец из свиных ножек с говяжьим языком, заливная из судака, и даже припасенная для такого случая баночка красной икры.

Хлопнув от удовольствия в ладоши в предвкушении предстоящего праздника души и тела, я полез в холодильник за запотевшей от мороза бутылочкой водочки.

Конечно, я согласен с утверждением, что с утра пить вредно, если только не опохмеляться, но ведь на дворе великий праздник, поэтому одну-две рюмашки здоровью не повредит.

Налив в рюмочку холодной водочки и перекрестившись, я опрокинул ее одним махом, закусив хрустящим огурчиком и изрядным куском холодца, что с жадностью выхватил из тарелки пятерней, так как он был уже аккуратно нарезан супругой, для красоты на кубики.

— Хорошо! — сказал я, поглаживая себя по животу.

— Еще бы не хорошо! — неожиданно раздался чей-то знакомый голосок, доносившийся из-за холодильника, стоявшего в углу кухни.

— Кто это? — Ну ка покажись мне.

Кто-то, до боли знакомым голоском, продолжил:

«Сам пью сам гуляю сам сэбэ я наливаю, ну а старому другу наливать то и забуваю».

— Ничего я не «забуваю», — передразнил я нежданного гостя, при этом налив себе рюмочку водочки.

И тут мне вернулась память о прошедших годах, кто я и чем занимаюсь в настоящее время, а то ведь из-за этого сна, я как будто бы потерял память о тех событиях, что со мною приключились за это время.

Я вспомнил, что я не только на пенсии, но уже как десять лет являюсь частным детективом. Правда не в этом мире, а в мире, можно так сказать не материальном, то есть в «астральном». У меня есть свой кабинет с «милашкой-секретарем», по имени Жаннин. Да, той самой, что является персонажем из произведения «охотников за привидениями».

Я ведь постарался набрать себе самых известных героев из книг, не запятнавших себя связью с преступниками из литературного мира.

Есть свои агенты и помощники, в том числе дюже умная и дотошная старушка, что из произведения Агаты Кристи, ну и конечно есть напарник, самый лучший из всех сыщиков, существовавших когда-либо в мире, конечно в мире человеческой фантазии. Наверное, вы догадались, что им является Шерлок Холмс, а кто же иначе! Естественно, иногда я пользуюсь услугами и других известных сыщиков, такими как: Пуаро, Мегре или товарищей Жеглова с Шараповым, но это бывает в исключительных случаях, в основном мы с Холмсом справляемся сами.

По ходу возвращения памяти у меня всплыла информация о том, кому же принадлежит данный голосок.

— А, это ты! — ну ка быстро выходи на Божий свет, дай полюбуюсь на тебя.

— Ну и выйду, — ответил гость, — ведь я не настоящий, а литературный герой и святочные дни мне тоже в радость. Помнишь, как я на хуторе, что у Диканьки, развлекался с панами!

— Так я тебе поверил, что в радость? — ответил я, просовывая руку за холодильник.

Пошарив в темноте и нащупав нежданного гостя, я ухватил его за волосатое ушко, после чего вытащил из-за холодильника на свет.

Как я и предполагал им оказался самый, что ни на есть настоящий чертенок, правда выдуманный писателем, росточком всего– то с мою ладонь.

— Что тебе нужно? — недовольно проворчал я, рассматривая нежданного гостя.

— Мой секретарь предупрежден, чтоб меня не беспокоили, ведь я взял отгулы на праздник и имею полное право отдохнуть от таких как ты и других, не очень-то мне приятных лиц, рожиц и прочих там физиономий.

При этих словах я с удовольствием ткнул его рожицей в соус, приправленный хреном, отчего чертик весь скукожился и отмахиваясь волосатой ладошкой, попытался вырваться из моей руки. Но я держал его крепко и в ответ на его потуги вырваться, отвесил ему крепкий подзатыльник.

Гость, от такого «жаркого» приема затих на время и уставился на меня своими наглыми поросячьими глазками, навострив при этом свои волосатые ушки.

— А теперь быстро говори, что тебя принесло сюда ни свет, ни заря, да еще в праздничные дни? — спросил я его, продолжая удерживать в руке перед собой.

— И предупреждаю, твой клок шерсти я тебе не верну, сколько не упрашивай.

— А ты отпусти меня, о величайший из Халибов, да угости чарочкой горилки, вот тогда и спрашивай, — ответил он с ухмылкой.

— А «клок шерсти», что сорвал с моего хвоста, можешь оставить себе на память, я уже к нему не привязан.

«Что-то он нагловато себя ведет, видать по всему принес мне ценную информацию и хочет дороже ее продать» — подумал я. Но продолжая удерживать чертика в руке, спросил:

— Что же ты можешь сообщить нового, ведь мой секретарь еще вчера протрещала мне все уши новостями. А за эту ночь, вряд ли могло произойти что-нибудь экстраординарного, что заслуживало бы моего внимания.

Однако, внимательно всмотревшись в его, уж очень довольную рожицу, я понял, что он принес очень важное известие. Не стал же он ожидать окончания Рождественских святок и преодолев свой страх, материализовался в этом мире, посмев появиться у меня дома.

Опустив чертика на стул перед столом, я приготовился выслушать нежданного гостя.

Чертик был очень доволен таким приемом. Еще бы, его, хоть и выдуманного литературного героя, но все же черта, усадили за Рождественский стол, на котором в изобилии стояли различные яства, деликатесы и закуски.

Но на этом мое гостеприимство для нежданного гостя закончилось. Налив себе рюмку водочки и подцепив вилкой изрядный кусок холодца, приправленного хреном с чесночком, я залпом выпил и закусил, после чего приготовился его выслушать.

Чертенка, аж всего передернуло и он, закрыв ладошками свою мордочку, долго чихал и откашливался, пока не пришел в себя. Пусть он и был всего-то на всего литературным героем, однако не мог переносить, не то что запаха, даже вида самого чеснока.

— Ну, рассказывай, — потребовал я от него, — что там у вас случилось?

Но чертик, выкрикнув только одну фразу: «Он вернулся!» и тут же исчез из вида, оставив после себя лишь легкий дымок и загадку для меня.

«Кто? — только и успел я спросить, привстав со стула».

Но место на стуле, где только что сидел чертенок, было пусто и судя по всему вряд ли он там снова появиться в ближайшее время.

Осознав, что он не вернется и не объяснит, что он имел в виду, я задумался над его фразой:

«О ком это, черт бы его побрал, этот чертенок хотел меня предупредить? Кто это — „Он“, который вернулся, а если и вернулся, то откуда и зачем? А может просто напугать меня хотел? Вот только кем?»

От этих мыслей, как мне показалось само по себе, сложилось четверостишье:

«Роились мысли в голове,

какой-то хаос создавая,

и след безумья на челе,

навек мне в жизни оставляя».

«Что за чушь мне лезет в трезвую голову с утра!?» — подумал с возмущением я, отмахиваясь от музы поэзии, как от назойливой мухи, летающей надо мною, а вслух произнес: — Стоп, так ты испортишь себе праздничное настроение, а это никуда не годится.

Долго уговаривать себя не пришлось, и я решительно налил очередную рюмку водочки.

Подержав рюмку в руке, чтобы сосредоточится и успокоится я выпил ее залпом, после чего, закусив селедочкой под шубой присел за стол.

В это время на кухню зашла жена и сонно уставившись на меня, спросила:

— Ну, и с кем это ты разговариваешь?

Но учуяв запах алкоголя съязвила:

— Или уже успел пригубить с утра и сам с собою балакаешь!?

— И тебя с праздником! — опрокидывая очередную рюмочку машинально ответил я, стараясь не упустить нить своих умозаключений.

«Стоп, это существо потустороннего мира, просто так не появиться в нашем мире. Только одно обстоятельство может подвинуть его на это действие и причиной этому может послужить только страх. Страх? Но перед кем?»

Мгновенно передо мной пронеслись прошедшие годы моей жизни, и я понял о ком хотел меня предупредить чертенок.

«Конечно! Как я сразу не догадался! Ведь только «Он», мог так напугать моего давнего знакомого. А если «Он» действительно вернулся, тогда считай, что пропали мои выходные и мне придется срочно возвращаться на работу, что не очень-то мне хотелось в данное время.

Я задумался: «Конечно, чертик он и есть чертик, а может он просто решил испортить мне обедню, вот и объявился с утра пораньше» — мелькнула у меня, в еще трезвой голове спасительная мысль.

Но в это время раздался звонок в моем старом мобильнике, который используется мною для связи с нематериальным миром и ангельский голосок секретаря Жаннин разрушил мои надежды на отдых, сообщив, что необходимо срочно явиться на работу в офис, который находится в потустороннем мире.

— Как срочно, может завтра? — спросил я, надеясь отдохнуть хоть один денек без перемещений в иной мир.

— Нет. — ее голос был как никогда тверд, — уважаемый Леонид, повторяю, обязательно сегодня вечером. В наше управление прибудет все высшее руководство. Намечается важное совещание. Так что Вам крайне необходимо быть на работе, не позже восемнадцати часов, если считать, по-вашему. Да, чуть не забыла, с Рождеством Вас! Мобильник щелкнул и отключился.

На этом диалоге я прервусь и расскажу немного о своем мобильнике, а именно, каким образом у него появилось такая странная функция, как связь с потусторонним миром. Так вот, после увольнения в запас из органов внутренних дел, я устроился работать в службу безопасности в одном из банков крупных России.

Как то, в один из выходных дней, выполняя служебные обязанности, (надо сказать это были приятные обязанности), я сопровождал сотрудниц банка в коллективной поездке на «голубые озера», а именно, в Кабардино-балкарскую республику. Наша группа, приехала к одному из красивейших озер, носившее название — «Церик-Кель», что в переводе с местного населения, означает как «гнилое озеро». Легенда гласит, что это озеро образовалось, когда на землю упал дракон, убитый народным героем. И когда дракон рухнул, то в горах образовался провал, который наполнился водой. По преданию, дракон и по сегодняшний день лежит на дне этого озера и льет слезы, тем самым наполняя озеро водой и неприятным запахом.

Конечно, в то время я думать даже не мог, что легенды могут быть правдой.

И вот, наслаждаясь общением с молодыми сотрудницами и не забывая снимать красоты природы Кавказа на свой мобильник, я, «случайно, а может и не случайно», запечатлел в кристально чистой воде, голубоватого цвета, странное отражение, очень похожее на лик горного озера.

Выглядело оно как огромная морда какого-то зверя, немного напоминающее кошачье, но с человеческими глазами. С тех пор, мой мобильник перестал работать как обычный телефон.

Он стал принимать звонки, можно сказать с того света. В конечном итоге, я стал использовать его только для связи с духовным миром.

Со средством связи разобрались, вернемся к чертовщине, происходившей на моей кухне.

«Ну времени достаточно, хотя бы успею отдохнуть до вечера», — подумал я, с удовольствием откинувшись на спинку стула.

Им, (имея в виду представителей литературного мира), все равно, пьян ли я в своем мире или нет, ведь когда перемещаешься в тот мир то трезвеешь вмиг. Одно хорошо, по возвращению в свой мир вновь напиваться не надо, тело так и остается в том же состоянии из которого выходил астрально. А вот в том мире, сколь ни пей, а пьяным так и не станешь. Что и говорить, одно слово — «Духовно– литературный мир», мечта всех живущих на земле — трезвенников да язвенников и наверняка их жен.

И тут у меня мелькнула новая мысль: «Почему же черт его подери, этому чертику теперь не нужен клок шерсти и как понять его слова, — „он к нему теперь не привязан?“ Загадки, одни загадки!..»

Мой взгляд случайно на руку упал, и я увидел крохотный волосок, скорей всего от чертика он был, прилипнув к моим пальцам, благодаря липкому холодцу, который я так варварски выхватывал из тарелки.

«Волос черта, это хорошо!» — подумал я о рогатеньком, — «значит ты вновь привязан ко мне, сам того, не подозревая!»

В это время, приставучая муза поэзии вновь попыталась проникнуть в мой разум и что ни будь там насочинять, но я решительно отмахнулся от нее как от назойливого комара, отчего она, обиженно пискнув, исчезла, как и чертик, не оставив после себя даже намека на ее присутствие.

«Ладно, когда буду у себя в офисе, узнаю у секретаря Жаннин, что у них случилось за время моего отсутствия».

А для того, чтобы лучше сосредоточиться с мыслями я, под благовидным предлогом выпроводил жену из кухни и остался один на один, с накрытым праздничным столом и загадками, загадками и загадками, что сверлили мой мозг не давая расслабиться.

Пить спиртное почему-то расхотелось, но собравшись с духом, я преодолел эту минутную слабость и решительно налил очередную рюмочку водочки.

После чего, подвинув к себе тарелку с холодцом, навис над нею с задумчивым видом, с вилкой в одной руке и с полной рюмкой в другой.

И тут, дорогой мой читатель я прервусь на время и постараюсь тебе поведать, всю предысторию этого происшествия с чертиком на кухне.

Начну рассказ, наверно я с момента, когда вернулся вновь на службу в органы внутренних дел. Событие это произошло много лет тому назад, в прошлом веке, прошлого тысячелетия, а именно в 1994 году. И чтобы более детально рассмотреть те давние события, развивающиеся вокруг меня и попробовать разобраться в той истории, я дистанцируюсь от самого себя в рассказе и присоединюсь к тебе, дорогой мой читатель. Я буду вести свой рассказ о невероятных событиях, произошедших со мною, от третьего лица, по крайней мере так мне будет удобнее.

* * *

Глава 1: ДОЛЖНОСТЬ

* * *

«Ну вот, ты и получил эту должность о которой мечтал всю свою сознательную жизнь», — с гордостью подумал Леонид, с удовольствием разглядывая себя в зеркале, что висело у него в кабинете. Форма следователя с лейтенантскими погонами, была явно ему к лицу.

Дело в том, что на днях, в отдел внутренних дел, одного из небольших городков, расположенных на Кавказских Минеральных Водах, пришел приказ о его назначении, с присвоением первоочередного звания — лейтенанта юстиции.

У него теперь был свой личный кабинет и свой сейф, в котором лежали аккуратной стопкой уголовные дела, по которым ему предстояло проводить расследование.

На первых парах он наивно предполагал, что это обстоятельство делало его независимым от остальных работников милиции, числящихся в других службах отдела внутренних дел.

Но именно работа расставила все точки над «И». Он осознал, что сильно заблуждался в самомнении своем, ведь только в тесном контакте с другими службами можно было оперативно раскрывать преступления и направлять по ним дела в суд.

У него появились новые коллеги, предполагавшие, так же, как и он, что они и есть, та самая элита.

Ну и как всегда бывает, среди этой элиты были «старички» и конечно молодежь, что стремилось к этой нише олимпа.

В данном случае молодежь, то есть «следаки», так называли всех сотрудников следственного отдела, преобладала в количестве, но уступала естественно в качестве, имея в виду их малый опыт следственной работы.

Но что понравилось Леониду, молодежь, к которой он причислял и себя, была дерзкая и не собиралась уступать в своих, по крайней мере в теоретических знаниях уголовного и процессуального законодательства, этим, с позволения сказать — «старикам-олимпийцам».

И все же, теория теорией, но практика есть практика. Поэтому, новоиспеченному «следаку» Леониду, сидевшему пока на «глухарях», то есть, на нераскрытых преступлениях, сама мысль заступить на суточное дежурство и остаться один на один с дежурной частью, даже с теми «огромными», теоретическими знаниями, приводила в ужас.

Ведь эти теоретические знания нужно было применить на деле, а это не то же самое, что с умным видом трактовать их в кабинете среди таких же «умников».

Все дело в том, что новому сотруднику следственного отдела, давалось определенное время стажировки, в течение которого его не ставили на суточное дежурство.

Но как бы долго не длилась стажировка, наступал тот самый день, когда теория должна была быть совмещена с практикой, то есть следователя отпускали в свободное плавание по нормам уголовного и процессуального права, зачисляя в график дежурства по отделу.

И к этому дню, каждый «умник», подготавливался по-разному. Некоторые из них перечитывали вновь, уголовные и процессуальные законы. Кто-то подходил практически, а именно спиртные напитки «старикам– олимпийцам» выставлял, таким образом пытаясь уловить, в их не трезвых размышлениях, долю разумного и полезного для себя. Ну а самые ленивые, а скорее всего «умные», махнув рукой на приближающийся «апокалипсис», спокойно шли к своей неизбежной судьбе, к судьбе дежурного следователя по отделу.

И такой день, в конце концов наступил и для Леонида.

Но оставим пока на время нашего героя и расскажем немного о самом отделе где он работал.

Городской отдел милиции был небольшой по штату и располагался в двух старых зданиях, в одном из них находился следственный отдел, которым руководила Зиновьева Нелли Николаевна.

В то время, следственный отдел не был полностью укомплектован и поэтому многим «следакам» давалась возможность одному занимать кабинет. Леониду повезло, ему достался кабинет в старом здании, без напарника и присутствия в этом здании начальства.

Как и во всех отделах милиции, существует место, которое определяет работу всего коллектива, и этим местом является главный вход в здание, где располагается дежурная часть.

Каждому сотруднику не минуемо, по нескольку раз в день, а то и в сутки, приходится преодолевать это место, с риском заполучить неприятность в виде информации от дежурного.

Ведь по этой информации, необходимо было принимать самостоятельное решение, тем более дежурному следователю.

Дежурная часть отдела, это точка начала рабочего дня и его окончания, по крайней мере для тех, у кого есть кабинет в этом здании.

При входе сотрудника в здание отдела, он невольно встречает сочувствующий взгляд сменяющегося дежурного и тяжелый, испытывающий взгляд, вновь заступившего.

Вернувшись к нашему герою скажем, что это состояние впервые, пришлось испытать и Леониду.

Утро рабочего дня ничего необычного не предвещало. За месяц работы в следственном отделе он выработал для себя четкое правило работы, которое никто и ничто, как он предполагал, не могло нарушить.

В этот день, Леонид, как обычно зашел в свой кабинет и присев за рабочий стол, стал аккуратно раскладывать чистые листы протоколов на стопки, подготавливаясь к допросам свидетелей и понятых.

После чего, заварив себе чашечку горячего кофе, он задумался о предстоящем дне и о таком не легком труде «следака».

Каждый уважающий себя следователь, по его мнению, должен был начинать именно так свой рабочий день. Об одном Леонид сожалел, что он не курящий, а так бы взял бы, да и выкурил бы трубку, ну точно был бы Шерлок.

Пригубив чашечку кофе, Леонид углубился в изучение уголовного дела, как вдруг раздался телефонный звонок.

— Да! — с важностью в голосе, спросил Леонид, — следователь слушает вас.

— Леонид, это дежурный по отделу, ты в курсе, что сегодня заступаешь дежурным на сутки?

— Я!? — Леонид, от неожиданности чуть не поперхнулся кофе, — но меня никто не предупреждал и вообще, у меня еще не закончилась стажировка?.. — постарался он уцепиться за этот довод, как утопающий за соломинку. Но дежурный был неумолим и продолжал бубнить в трубку: «дежурный следователь заболел и тебя поставили вместо него, так что быстро надевай форму и бегом на инструктаж».

Опуская трубку телефона, Леонид услышал: — и учти, все сотрудники уже в сборе, ждем только «Вашу персону», — съязвил дежурный напоследок и бросил трубку.

Леонид очень уважал своего непосредственного начальника и поэтому, продолжая упорно цепляться за соломинку, набрал номер Зиновьевой и тяжело дыша от волнения в трубку, с надеждой в голосе, сообщил: — Нелли Николаевна, меня вызвали в дежурную часть на инструктаж, а я ведь… то есть у меня не закончился…

— Знаю, — оборвала его на полуслове начальник, — это я тебя поставила дежурить, пора тебе начинать привыкать к настоящей работе следователя. После инструктажа зайдешь ко мне, ясно?

— Хорошо, Нелли Николаевна, — обреченно ответил Леонид.

Получение в оружейной комнате табельного оружия, а также инструктаж в дежурке, прошли быстро, без каких-либо нареканий, со стороны дежурного по отделу.

«Ну а теперь по рабочим местам», — сказал дежурный офицер, — и без моего особого приглашения, здесь не появляться, поняли?

Все заступившие на сутки офицеры, согласно кивнули и дружно разбежались по своим кабинетам.

Один Леонид направился не к себе, а в кабинет начальника. Утреннее совещание уже закончилось и выходящие из кабинета следователи, дружно похлопывали Леонида по плечу, поздравляя с первым дежурством. Каждый издевался, кто как мог, но больше всего убил шуткой Игорь Кириченко, предложив отметить это событие за счет самого же виновника торжества.

— Присаживайся, — предложила ему Нелли Николаевна. — Как прошел инструктаж, замечаний не было?

— Все прошло нормально, дежурный был доволен, — отрапортовал Леонид.

— Хорошо, покажи свою рабочую папку с документами, — потребовал она.

Все протоколы, бланки и другие документы, необходимые для дежурного следователя, были аккуратно сложены в папке. На что Нелли Николаевна одобрительно кивнула головой и вернула папку со словами: «Если поступит с дежурной части вызов на выезд, сообщи мне незамедлительно».

— Есть, доложу сразу же, — бодро ответил Леонид, собираясь покинуть кабинет.

— Подожди еще минутку, преступники никуда не денутся, — остановила она его с легкой улыбкой на губах.

Леонид, почувствовав в ее словах какой-то подвох, замер на пороге кабинета — «Ну вот и она решила пошутить надо мною».

Но ее глаза были серьезны, по крайней мере, так Леониду показалось, и он вернулся к ее столу.

— У следователей, ест такое поверье, — начала она издалека.

— Что!? И она туда же! — разочарованно подумал Леонид, и приняв серьезный вид, внимательно решил ее послушать.

— Так вот, — продолжила Нелли Николаевна, — утром, перед тем как заступить на суточное дежурство, в своем кабинете залезь в шкаф и посиди немного там, с закрытыми дверями.

— Что!? — от неожиданности оторопел Леонид, — это еще зачем?

— Есть такая примета, если спрятаться в шкаф и посидев там какое-то время, тебя минуют ночные вызовы, ты понимаешь?

— Пока нет, — ответил Леонид, продолжая искать подвох в ее словах.

— Нуу, — протянула она, — тебя не вызовут на ночное происшествие, по крайней мере иногда, это помогает. Тут замолчав, она грустно улыбнулась, судя по всему что-то вспомнила из своей богатой следственной практики, но взглянув на Леонида строго добавила: «Однако, это не значит сидеть по ночам без дела в кабинете, тебе необходимо постоянно обучаться, читать новые постановления, знакомится с дополнениями в законодательстве, ты понял меня?»

Леонид, тупо уставившись на начальницу старался найти в ее глазах хоть намек на шутку, но судя по ее выражению лица, она говорила на полном серьезе, как о шкафе, так и о самообучении в ночное время.

— Хорошо, — тяжело вздохнув, ответил Леонид, — приму к сведению.

— Раз понял ты меня, тогда удачи. «Да, и поздравляю тебя с успешным окончанием стажировки», — сказала Нелли Николаевна, провожая Леонида добрым, напутствующим взглядом.

— Ну да, конечно, прям сейчас залезу в этот «дурацкий» шкаф, — с усмешкой подумал Леонид, закрывая за собой дверь кабинета начальника.

Но об этом, он уже пожалел поздно вечером, так как сразу же по приходу в свой кабинет, его вызвал дежурный и сообщил, что нужно срочно выезжать в город на кражу имущества в частном доме.

После первого своего дежурства, Леонид дал себе зарок, сразу же залазить в шкаф и сидеть там хоть по часу, лишь бы это подействовало.

В принципе, день прошел нормально, выезжать пришлось всего то пару раз до обеда и три раза после. Материалы по преступлениям Леонид собрал в полном объеме, можно сказать добросовестно. Доработав их в кабинете, а именно, допросив всех свидетелей и заполнив соответствующие протоколы, он отдал их на регистрацию в дежурную часть, предполагая, что на этом все закончится. Но, как он ошибался.

В тот, же вечер, началось то, чего он так боялся. Вызов шел за вызовом, сообщения о преступлениях посыпались как из рога изобилия. Ему казалось, что преступный мир узнав о его дежурстве, специально активизировал свою деятельность.

Согласно хронологии его первого дежурства, все началось примерно в 23 -00 часа, а именно в это время поступил первый «ночной звонок» о происшествии.

Материал на месте преступления, Леонид собрал быстро. Но, не успев его доработать в своем кабинете и передать в дежурку, как поступил новый вызов. И так происходило, почти что до утра. Конечно, собранные материалы по преступлениям были собраны добросовестно и замечаний, не считая небольших и незначительных, от начальника, не возникло, но Леонид так устал, что с трудом досидел утром в кабинете у Зиновьевой на совещании и доложив ей о собранных материалах, направился в свой кабинет.

— Так, что у нас здесь, — открывая дверцы шкафа, произнес Леонид, заглядывая внутрь.

Шкаф был пустой, и вполне пригоден для исполнения утреннего обряда дежурного следователя.

— Ну и как, уже успел в нем побывать? — раздался неожиданно голос за спиной.

Леонид, застигнутый врасплох, вздрогнул и не нашелся что ответить вошедшему в его кабинет Кириченко.

— Ладно, не обижайся, — сказал доброжелательно Игорь, — я и сам в него нередко влезал, когда работал в этом кабинете.

— Правда, и как, помогает? — спросил ехидно Леонид.

— По правде сказать не очень, так что через неделю я махнул на это дело рукой.

Чтобы сгладить неловкость, Леонид предложил Кириченко кофе.

— Не откажусь, — ответил Игорь.

Через полчаса, в ходе их беседы за чашечкой кофе, по крайней мере, так показалось Леониду, между ними завязались дружественные отношения.

— Главное, не дрейфь, собрал материал и быстренько в дежурку на регистрацию, — поучал, «опытный» Игорь, а он как-никак проработал уже три месяца в отделе.

— Ладно, сказал Леонид, — устало снимая форму и переодеваясь в гражданку, — ты меня извини, но «пьянки», как видишь, сегодня не будет, я иду домой отсыпаться.

Вот так весьма прозаично, закончилось первое дежурство для новоиспеченного следователя Леонида.

* * *

Глава 2: Н О В Ы Е СОТРУДНИКИ

* * *

На следующий день, опаздывая на работу, Леонид, не заходя в свой кабинет сразу же направился на совещание к начальнику, где уже собрался весь следственный коллектив.

Все сотрудники отдела уже сидели в кабинете начальника с ежедневниками для записей наставлений и поручений.

«Вот же блин, забыл захватить ежедневник, сейчас точно получу взбучку» — подумал огорченно Леонид.

Но все обошлось, Зиновьева Нелли Николаевна при всех похвалила Леонида с хорошим суточным дежурством, а именно, за качественно собранные материалы, на местах совершения преступлений и, не обратив внимания на отсутствие у него ежедневника, продолжила совещание.

Леонид заметил, что следователей стало больше и мест за столом стало не хватать. Он с трудом нашел свободный стул и присев на него, осмотрелся по сторонам. За столом он увидел новых сотрудников их отдела.

В это время Нелли Николаевна представляла всему коллективу вновь прибывших к их полку коллег, среди которых были две молоденькие и весьма симпатичные девушки — Игнатова Наталья и Микейлова Лариса, а также двое молодых парней — Дима Ефимов и Гуров Саша.

Из всех новых сотрудников Леониду сразу запомнились двое, Ефимов и Игнатова.

Ефимов Дима тем, что во время его представления коллективу, все время смешно крутил головой, раздавая свою улыбку всем присутствующим. Он, на всякий случай, подарил ее и Феликсу Дзержинскому, изображенному на небольшой картине, висевшей над головой начальника отдела.

Диму подсадили в кабинет к Леониду, чему последний был очень рад.

Игнатова Наталья, врезалась в его память, не столько молодостью и красотой, сколько своею рабочей папкой, желтый цвет которой, резко и тревожно выделялся на фоне ее зимнего черного пальто.

После короткого совещания, следователи разошлись по своим кабинетам.

Потекли, ничем не примечательные рабочие будничные дни следователя. Каждодневные допросы свидетелей и понятых, составление протоколов осмотра места происшествий, ну и так далее, в общем, рутинная и скучная, но такая важная для следователя, работа.

В те далекие девяностые, компьютеров у сотрудников следствия не было, работали на печатных машинках, у которых часто ломались и отлетали литеры, «то бишь, буковки, если кто не знает». В таких случаях, Леонид, приносил из дома паяльник и чинил машинки, припаивая на место эти самые литеры-буковки. Правда иногда, путая их местами. Поэтому следователи допускали ошибки в своих напечатанных текстах, за что получали нарекания от прокурора, а Леонид, заслуженные упреки от своих коллег.

Вначале Леонид делал ремонт машинок по простоте душевной за просто так, пока жизнь не подсказала простое решение, в вопросе обеспечения мужского коллектива спиртными напитками. Вскоре девчата, на радость парней, об этом сами догадались, конечно с подсказки Леонида, и стали платить за ремонт их машинок, конвертируемой валютой, то бишь водкой или коньяком.

Это спиртное, девчата не редко получали в подарок от потерпевших, а именно от владельцев торговых точек.

Мужской коллектив следственного отдела, эти подарки вполне устраивали. А если есть спиртное, да еще и хорошая закуска, значит есть повод задержаться вечерком после работы.

Такие вечеринки частенько бывали в кабинете Леонида, который находился в двухэтажном здании на втором этаже. На первом этаже располагалась экспертная служба, и разные подсобки для хранения «вещьдоков». На втором, соседями была служба ОБЭП (отдел борьбы с экономическими преступлениями) и служба борьбы с незаконным оборотом наркотиков.

К самим сотрудникам этих служб у Леонида и у его коллег, претензий не было, взаимодействие было на высочайшем уровне, особенно когда оно подкреплялось спиртными напитками. Но, эти службы имели своих внештатных сотрудников, которые часто болтались без дела по зданию, забредая иногда в кабинеты следователей.

По правде сказать, Леонид недолюбливал их, так как приходилось угощать кофеем иль чаем. Дело в том, что, зарплата у следователя в то время была не высокая и поэтому они в складчину с Ефимовым, закупали чай и кофе. Иногда им везло, когда при выезде на место происшествия по кражам из торговых заведений, потерпевшие, чаще хозяева магазинчиков, презентовали им по баночке дефицитного в те времена, хорошего кофе или другого напитка.

Так вот, зайдет такой «внештатник» в гости и наглым образом начинает опустошать стратегические запасы, а ведь без чашечки кофею, следователю бывает очень тяжело по вечерам, особенно при работе с документами. Поэтому Леонид, при появлении в коридоре такого любителя «халявы», старался уйти из кабинета раньше, чем тот войдет, придумывая при этом различные причины.

Но если днем, еще можно было отделаться от нежданных гостей, то вечером, а тем более, ночью, такой номер не прокатывал.

* * *

Глава 3: СТРАННЫЙ НОЧНОЙ ГОСТЬ

* * *

Как-то раз, на очередном дежурстве, собрав очередной материал на месте происшествия и отдав его в дежурную часть, Леонид вернулся в свой кабинет. Его напарник, Дима Ефимов, как и другие сотрудники, ушел домой, так как уже было поздно. Сложив уголовные дела в сейф, Леонид решил сходить на первый этаж к экспертам. На этот раз, вместе с ним дежурил молодой специалист эксперт Юра Волосенко.

Леонид зашел в его кабинет и поздоровавшись, предложил выпить кофейку, что принес с собою.

— Заходи коллега, — обрадовался его приходу Юра, — я как раз закончил экспертизу по твоему уголовному делу.

У них завязалась дружба с самого начала службы.

Поговорили о делах, о жизни, о новых сотрудниках в следственном отделе и примерно в полночь, Леонид, пожелав своему коллеге спокойного ночного дежурства, направился в свой кабинет.

На ночь общая входная дверь в здание, запиралась на ключ, который хранился у экспертов.

Если кто из работников отдела и приходил ночью в свой кабинет, что не редко случалось, то стучали в окно эксперту, при этом «следаков» не беспокоя. Поэтому Леонид мог вполне отдохнуть, не волнуясь за контроль посещений здания ночными посетителями.

Поднявшись по лестнице на второй этаж, Леонид зашел в свой кабинет и запер дверь на ключ. Для полного спокойствия, он достал пистолет из сейфа и положил себе в тумбочку стола. Так, на всякий случай.

Постановления об изменениях в действующих законодательствах, он уже несколько раз прочитал, поэтому не боялся, что начальник неожиданно проверит его на знание таковых.

«Чем бы занять время, пока не лег спать» — подумал он и заглянув на книжную полку обнаружил там книгу, что принес его коллега Дима Ефимов. Это был роман писателя Михаила Булгакова — «Мастер и Маргарита».

«Почитать что ли Булгакова?» — подумал он и выключив ночной светильник перевернул первую страницу.

Сюжет произведения его так увлек, что он читал роман до первого часа ночи, но усталость взяла свое и уронив голову на книгу, что лежала перед ним, Леонид уснул. Проснулся он от чувства какой-то опасности. Подняв голову, он понял, что причиной этому послужил неприятно– пристальный взгляд незнакомого ему мужчины, сидевшего, напротив.

Выглядел он худощавым, высоким, возраст, которого на первый взгляд было тяжело определить, можно было дать и сорок лет, а можно было и все сто. Короткие седые волосы, лицо с еле заметными морщинами, длинный горбатый нос, кривой рот с тонкими губами и гладко выбритый квадратный подбородок. Глаза, глубоко посаженные были разного цвета, правда какого, Леонид так и не определил, в силу слабого освещения в кабинете. Одно только, на что он обратил внимание, они были с каким-то внутренним огоньком, от такого взгляда, становилось как-то не по себе.

Сам по себе, этот мужчина выглядел интеллигентно. Одет он был в клетчатый пиджак серого цвета, из которого виднелась накрахмаленная, белого цвета, рубашка.

Еще не проснувшись окончательно, Леонид подумал, что, наверное, забыл закрыть дверь кабинета на ключ, и к нему пришел очередной «внештатник», как обычно за очередной чашечкой кофею или чая.

Посмотрев в окно, потом на часы и поняв, что только три часа утра, он решил, как можно быстрее избавиться от неприятного для него посетителя.

— Чай, кофе, девочки… — решил пошутить Леонид, но взглянув на гостя, замолк на полуслове. Что-то было в этом мужчине настораживающее. Он не был похож на тех «внештатников», которые обычно суют свой нос в его дела, расспрашивая о преступлениях, которые Леонид расследовал. Этот же посетитель сидел напротив него, внешне не проявляя никакого любопытства, что и настораживало.

«Может проверяющий какой ни будь, из вышестоящего отдела?» — подумал Леонид, — «хотя вряд ли кто из них будет по ночам бродить по кабинетам, да и дежурный уже давно бы предупредил».

Молчание затянулось и что бы как-то разрядить сложившуюся обстановку Леонид, мужественно кашлянув в кулак, демонстративно достал пистолет из тумбочки и положил перед собою на стол. Но, взглянув на гостя и увидев в его глазах насмешку, быстро убрал пистолет обратно в ящик стола.

Разговор явно не клеился.

Первым прервал молчание незнакомец:

— А Вы сударь не забыли утром перед дежурством, побывать в шкафу?

— Где? — спросил, не поняв, Леонид, — в каком шкафу, причем тут шкаф?

А про себя подумал, «если знает про эту традицию, то точно проверяющий, а я так дурацки попался ему спящим в кабинете, да еще с не запертой входной дверью».

Быстро пошарив у себя в столе и обнаружив ключ от сейфа, Леонид немного успокоился.

«Значит, сейф я не забыл закрыть» — подумал он облегченно, а вслух ответил: — нет, просто я перестал с некоторого времени верить в это «дурацкий» обряд, то есть действие… традицию… Леонид запутался, как это действие со шкафом, называть и поэтому замолчал, уставившись на посетителя.

— Почему «дурацкий»? — спросил мужчина, с усмешкой.

«И этот туда же со своими шуточками про шкаф», — подумал Леонид, но вслух ответил:

— Мне это «дурачество», перед дежурством, не помогает. Наоборот, когда я проделывал это бессмысленное действие, то есть традицию, ну или как там ее называть, то ночь становилась кошмаром. Вызовы следовали один за другим. Но как только я прекратил это делать, дежурные ночи стали проходить без вызовов, и я стал высыпаться.

— Позвольте с вами в вопросе этом, не согласится, — усмехнулся странный посетитель, — а вы не подумали о том, что, не соблюдая эту процедуру, или как вы это называете — «обрядом», вы тем самым проявляете неуважение к сословию людей, что к службе следственной, причастны?

— Что!? — опешил Леонид, это каким же образом я проявляю к следовательскому сословию неуважение? Да и вообще…

— Вол, энд, — промолвил, незнакомец, при этом делая ударение в имени своем, на первом слоге. Чуть помедлив, вновь он повторил, — меня зовут — Вол, энд, хотели это вы спросить?

«Ну и шутник, наверняка приметил книгу на столе „Мастер и Маргарита“, и решил надо мной поиздеваться», — подумал, нервно усмехаясь, Леонид, отодвигая роман на край стола.

Но, судя по его виду, мужчина был серьезен.

«Впрочем, может быть его действительно так именуют, есть же в нашем отделе сотрудники с именами и отчествами — Радж, да Рафаэлевич, а чем он хуже, Вол, энд так Вол, энд, хорошо, что не Мефистофель. Да и у Булгакова, известный персонаж, имя Воланда носил, а никакого-то там -Вол, энда», — подумал с усмешкой Леонид.

— Ну, если не желаете всех удовольствий, что я вам предложил, прошу тогда меня вам извинить, но должен я сходить к экспертам по делам. Вы не возражаете? — спросил он, подымаясь со стула.

— Конечно нет, но ваш коллега Юра, в данный момент спит и лучше не будить его, ведь ему осталось не так-то много спокойных провести ночей, — промолвил незнакомец, с ухмылкой наглой на лице.

Леонид, разозлившись на ночного гостя, из-за того, что он его поучает, уже собрался выпроводить странного посетителя, как вдруг мужчина встал из-за стола и не попрощавшись, вышел сам из кабинета.

Вздохнув с облегчением, что данный инцидент не перерос в скандал, он направился к двери и ее на всякий случай, на два оборота ключом закрыв, вернулся ко столу и подложив под голову книгу Михаила Булгакова, уснул спокойно.

В эту ночь ему повезло, за оставшееся дежурство вызовов на происшествия от дежурного по отделу не поступало и сон его прошел спокойно, без каких-либо неприятностей, если не считать затекшую шею и онемевшую правую руку, что лежала под щекой на книге — «Мастер и Маргарита».

Проснувшись и протерев глаза, Леонид посмотрел в окно. Забрезжил рассвет, на часах было начало семи утра.

«Не зайти ли мне к Юре на кофеек, расскажу ему как раз про ночного посетителя», — решил про себя Леонид. В коридоре он столкнулся с сотрудником отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, что поднимался по лестнице на второй этаж к себе в кабинет.

— Привет, ну как дежурство? — спросил он Леонида.

— Прошло нормально, без происшествий, а ты что так рано на работу?

— Работы много, — ответил он ему и собрался уже пройти, но Леонид его вопросом остановил:

— Послушай, ко мне ночью заходил ваш «внештатник» и имя у него какое-то странное, кажется «Вол, энд. Что они ночью у вас делают?

— Ты шутишь? — удивился сотрудник, остановившись на лестнице — наших сотрудников и «внештатников», этой ночью в здании не было. Так что ты ошибся, да и имя такого не припомню, ты что, не проснулся что ли?

«Наверно это знакомый Юры и с ним я ранее встречался, но никак не вспомню где», — подумал Леонид, спускаясь на первый этаж.

Юра уже умылся и поздоровавшись с товарищем, предложил чай, так как все кофе они выпили прошлым вечером.

— Юрок, ты не знаешь, чей это «внештатник» сегодня ночью бродил по зданию? — спросил его Леонид.

— «Внештатник»? Наверняка ошибся ты, в ночное время никого здесь не было. Да и дверь входная была закрыта на ночь лично мною, так что никто в здание не входил — ответил убежденно Юра и удивленно посмотрев на Леонида и спросил: — А что случилось?

«Скорей всего, это мне приснилось» — подумал Леонид и ответил другу:

— Да так, ничего, наверно мне показалось, что ночью кто-то ходит по коридорам в нашем здании.

— Странно, и мне послышались чьи– то шаги, — кивнул головой Юра, — но, когда я выглянул в коридор, то там никого не было. Скажу тебе откровенно, на душе как-то стало тревожно и тоскливо — сказал он, при этом нервно дернув плечами.

«Ладно, я иду на совещание, а после домой отдыхать», — сказал, прощаясь Леонид, — так что до встречи Юра на работе.

* * *

Глава4: СТРАННЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ

* * *

Прошла рабочая неделя, в течение которой, возникали различные ситуации и происшествия, связанные с расследованием уголовных дел, что имелись у Леонида в производстве.

Парою возникали небольшие проблемы в рабочих моментах, которые в ходе дня, помаленьку, как-то сами собой разрешались, ну а с большими проблемами справлялись коллективно, собираясь после напряженного дня у кого-нибудь из следователей в кабинете.

Частенько, выбор места сбора коллектива, выпадал на кабинет Леонида, скорее всего из-за отдаленности от начальства и основного здания отдела.

Молодежь, как «опытные-следаки», обсуждали эти проблемы, до хрипоты, пока не приходили к всеобщему консенсусу по данному вопросу.

Таким образом, общаясь с коллегами и совмещая теорию с практикой, Леонид, постепенно набирался опыта. Теперь свой рабочий день, он начинал с улыбкой, улыбкой — опытного следователя. Его уже не страшили самые запутанные криминальные истории. Со спокойным видом он брался за их расследование.

Вот, с такими рабочими моментами, Леонид почти совсем забыл про ночного посетителя, пока в очередное суточное дежурство, не произошло странное событие, перевернувшее всю его жизнь, и конечно мировоззрение.

Как-то раз, на очередном, или внеочередном дежурстве, Леонид, пообщавшись с экспертом Юрой и выпив с ним по чашечке кофе, вернулся в свой кабинет и достав очередную книгу, что принес Ефимов, принялся за чтение. На этот раз это был роман — «Двенадцать стульев», произведение его любимых писателей — Ильфа и Петрова.

Дочитав одну из глав и перевернув очередную страницу, Леонид, потянувшись и сладко зевнув, решил, пока фортуна благоволит ему, в части отсутствия вызовов на происшествие, немного поспать.

Разложив раскладушку и расстелив матрац, Леонид собирался прилечь, как в это время послышался в коридоре какой-то шум.

Прислушавшись, он понял, что на второй этаж по лестнице поднимаются несколько человек. Судя по голосам, это были сотрудники службы ОБЭП (Отдел борьбы с экономическими преступлениями), кабинет которых, как было указанно ранее, тоже располагался на втором этаже. Тут надо добавить, что сотрудники всех служб, по мнению Леонида, все были «борцами с преступностью». Вот только, каждый из них, боролся по-разному. Кто-то с преступниками, а кто-то с продукцией, что производил «преступный мир», и такими «борцами» он считал, данную службу ОБЭП.

«Ну вот, опять „борцы“ пришли на ночь глядя. Теперь будут радостно шуметь в своем кабинете по поводу удачной операции по изъятию спиртных напитков, и поспать то нормально не придется», — подумал Леонид, недовольно вспоминая предыдущие дежурные ночи.

Выглянув в коридор, он никого не обнаружил. «Судя по всему успели зайти в свой кабинет», — подумал он, так как разговор их стал звучать глуше.

— Надеюсь, в этот раз так сильно шуметь не будут, — пробурчал он, заходя в свой кабинет в предвкушении сна, но тут, к своему удивлению, он увидел сидящего напротив его места странного пожилого мужчину.

Мужчина был худощавым, можно даже сказать костлявым и костюм серого цвета, на нем не сидел, а буквально висел, как на вешалке. Он был лыс, седые брови нависали над бесцветными глазами. Под его острым носом красовались длинные седые усы, уныло свисающие на острый подбородок. Судя по неодинаковой их длине, хозяин за ними давно не ухаживал.

«Ну вот опять явился, какой ни будь очередной «внештатник, — недовольно подумал Леонид, — «и судя по его интеллигентному виду, наверняка от службы «борцов» с экономикой, или что от нее осталось. Но странно, как же он так не заметно вошел в мой кабинет?»

— Вы по какому вопросу гражданин? — решил официально начать разговор Леонид, обращаясь к нежданному посетителю.

Мужчина, по всему, был чем-то очень взволнован.

— Я, высокоуважаемый господин следователь, смею выразить желание сделать вам, как представителю власти, официальное заявление, — ответил он, при этом сердито нахмурив седые брови.

«Вот как, на ночь глядя, заполучи неприятность!..» — подумал Леонид и с недовольным видом присел за стол.

— Речь пойдет о серьезнейшем преступлении, — продолжил высокопарно посетитель, при этом гордо вскинув голову.

Его вид был так комичен, что Леонид чуть не рассмеялся, но вовремя сдержался.

«Странно, кого-то он мне напоминает!?» — подумал он и сделав серьезное выражение лица, предложил посетителю успокоиться и поведать о случившемся.

После чего Леонид демонстративно взял авторучку в руки и приготовился записывать, или, по крайней мере делать вид, что будет записывать его показания.

— Я желаю, дать Вам признательные показания, о совершенном мною ужасном преступлении.

— Слушаю Вас внимательно, — ответил Леонид, и сердито сдвинув брови, продолжил:

— Что за преступление и в отношении кого?

— У меня заявление об убийстве гражданина Беньдера, — продолжил посетитель.

— Чтооо!? — вскочил с воплем со стула Леонид, — да вы что, все с ума посходили что ли!?

Мужчина даже бровью не повел.

— Что за шутки, это просто издевательство. То, видите ли, какой-то «Вол, энд», бесцеремонно вваливает в мой кабинет, а теперь еще Воробъянинова мне не хватало.

Мужчина сердито нахмурил брови.

— А может вы еще и «Кисой» представитесь, так ведь кажется, Остап Бэндер своего напарника, Ипполита Матвеевича Воробьянинова, называл?

Немного успокоившись, Леонид взял себя в руки и показав рукой в сторону выхода, предложил, новоявленному «Кисе», выйти вон из кабинета.

«Я никуда отсюда не уйду, пока Вы, господин следователь, не примите мое заявление», — сказал мужчина с твердым выражением лица.

«Ладно, сыграем в вашу игру», — подумал Леонид, предполагая, что его разыгрывают.

Он достал пустой бланк заявления, шариковую ручку и предложил мужчине самому написать заявление, после чего достал чашку и заварил себе кофейку.

Мужчина, взяв авторучку в руку, долго ее рассматривал, потом, видно догадавшись о ее предназначении, стал быстро писать на бланке, при этом нервно подергивая себя за усы.

Закончив писать заявление, он отдал заполненный бланк Леониду.

Демонстративно, не торопясь, допив напиток свой, Леонид, поставив чашку на подоконник, взял в руки бланк и пробежал глазами по тексту заявления.

С первого взгляда, текст был какой-то странный, с дореволюционными буквами, отчего было сразу тяжело уловить его смысл. Однако, со второго прочтения, Леонид разобрался с тексом и выяснил, что было совершенно убийство гражданина Беньдера, а преступником являлся данный посетитель, а именно, Ипполит Матвеевич Воробьянинов.

«Может он и действительно, совершил это преступление, а может он просто сумасшедший, да бред несет, — мелькнула мысль у Леонида. -По крайней мере, я обязан доложить об этом в дежурную часть отдела».

— Вот что, уважаемый, как там вас, ах да, гражданин Ипполит Матвеевич! Пожалуйста, подождите меня в коридоре, а я схожу с вашим заявлением в дежурную часть. У нас так положено, — стараясь успокоить посетителя, сказал Леонид, выпроваживая его из кабинета.

— Я скоро вернусь, — заверил он его, а сам подумал: «входная дверь в здании закрывается на замок, так что никуда он не денется».

А так как, дежурная часть находилось в соседнем здании, то Леонид, скорым шагом, направился к нему, с дежурной папкой в руке, в которой нес заполненный заявителем бланк, о совершенном им преступлении.

В дежурку он попал в самый разгар ночной суматохи, которая выражалась в разборках различных правонарушений. Все совершаемые в городке преступления, различной направленности, как против личности, так и против имущества граждан, как негативные ручейки стекались в это сакральное место. И здесь, сливаясь в один информационный поток, в буквальном смысле этого слова, опрокидывались, как ушат воды, на голову дежурного по отделу офицера.

В помещение, бегали возбужденные сотрудники отдела, некоторые из которых жестом, а кто и просто нецензурными словами, пытались, что-то объяснить дежурному, на что последний, также жестом или теми же словами отправлял их, стараясь куда подальше от помещения дежурки.

Временами, дежурный офицер нервно хватался за трубку телефона и молча выслушивал потусторонние крики, после чего резко бросал трубку со словами — «а не пошли бы вы все!?»

Оказавшись в самом эпицентре водоворота информационной суматохи, Леонид слегка замялся на пороге, но встретившись с внимательным взглядом дежурного, робко зашел в помещение дежурной части.

— Что тебе? — с недовольным видом спросил его дежурный, — я тебя не вызывал.

— Да вот… у меня тут… — стал тянуть время Леонид, — заявление… принятое мною от гражданина…

— Что за заявление, говори яснее? — громко спросил дежурный.

— Заявление от гражданина Воробьянинова… о совершенном им преступлении… убийстве гражданина Бэндера», — проговорил запинаясь, Леонид, протягивая ему бланк.

Дежурный, взяв его в руки, внимательно взглянул на него, после чего удивленно поднял одну бровь, потом медленно вторую, что неминуемо сулило неприятный разговор. Он протянул Леониду бланк и уставившись на него, произнес сквозь зубы:

— Ты что, издеваешься надо мною? Или тебе делать нечего, так я найду чем заняться.

— А что такое? — спросил удивленно Леонид, забирая у него бланк.

Дежурный, приподнявшись на стуле, выкрикнул:

— Он же не заполнен, иди в свой кабинет, не видишь, что у меня твориться?

— Как не заполнен? — оторопел, Леонид, рассматривая бланк.

Действительно, бланк был пустой. Никакой записи на нем не было. Он был чист, на нем еще никто не успел написать, каких-либо признаний.

«Что!? Не может быть, неужели я в впопыхах, захватил чистый бланк, а заявление оставил на столе, вот же „дурень“, так опростоволоситься», — подумал Леонид, а вслух ответил:

— Наверное, я перепутал бланки, сейчас сбегаю в кабинет и принесу.

— Давай, только быстрее, а то сам видишь, как я «зашиваюсь», — крикнул ему вдогонку дежурный.

В коридоре, возле своего кабинета, Леонид увидел недавнего посетителя, который стоял, прислонившись к стене, понуро опустив свою седую голову на тощую грудь.

«Вот же невезуха, свалился же на мою голову, черт бы его побрал с этим заявлением», чертыхнулся он, забегая в свой кабинет.

Бросив на стол папку, Леонид стал искать заполненный бланк, но кроме романа — «Двенадцать стульев» и лежавшей на краю стола, какой-то старой книги, никаких бланков на столе не обнаружил.

— Гражданин? — крикнул он, выглядывая в коридор с целью пригласить его в кабинет, но там, к его удивлению, никого не было. Леонид спустился на первый этаж и убедился, что входная дверь была закрыта на ключ.

«Странно, куда он девался?» — подумал он и вернулся к столу. Вытащив из папки бланк о принятии заявления, Леонид увидел, что бланк был заполнен, тем самым необычным, дореволюционным текстом.

Ничего не понимая, он сунул его обратно в папку и подумал:

«Так, спокойно, бланк с заявлением нашелся, значит его надо отнести, как положено дежурному по отделу. Ну а то, что сам заявитель сбежал, так это не моя проблема».

Леонид вышел из кабинета и заперев за собой дверь, направился к выходу из здания. Входная дверь была закрыта на внутренний замок, поэтому Леониду пришлось опять побеспокоить эксперта Юру, чтобы взять у него ключ.

— Оставь ключ у себя, как вернешься отдашь, — посоветовал ему Юра.

Закрыв входную дверь на ключ, Леонид направился в дежурную часть.

В суматохе он забыл спросить у эксперта о своем пропавшем заявителе, предполагая, что тот его уже выпустил из здания.

Стояла тихая лунная ночь, накануне светлого праздника «Рождества-Христова». На улице, несмотря на ночное время, было светло. Яркий свет от молодого месяца прекрасно освещал все здания, вдоль улицы, а также деревья и небольшие сугробы снега, наметенные за день ветром.

Возле здания отдела, не было ни одной живой души, даже бродячие собаки и кошки, попрятались по подвалам и подворотням. Улица была пустынна, ветер стих, в воздухе звенела морозная тишина.

«Ну и ладно, сбежал, так сбежал, наверное, точно какой-то сумасшедший», — подумал Леонид про ночного посетителя. Покрепче прижимая папку к груди, чтобы ненароком не потерять злополучный бланк, он быстрым шагом направился к основному зданию ОВД.

У входной двери он чуть не столкнулся с сотрудниками отдела, выбегающими из дежурной части с разгоряченными от крика лицами. Пропустив их Леонид решительно вошел внутрь здания.

В помещении дежурной части, предчувствуя какой-то подвох с заявлением, он на всякий случай, решил проверить бланк. Вытащив из папки и взглянув на него, оторопел, бланк вновь был пуст, опять ни одной записи. Леонид, переворошил всю папку, но в ней другого, такого же бланка, для принятия заявления, не было.

«Что за черт!?» — подумал он, растерявшись, — «Я точно помню, как положил этот бланк в папку».

В это время дежурный, заметив Леонида, стоящего у двери, знаком позвал его к приемному окошку, что находилось у стеклянной стойки, отгораживающей его от посетителей, и спросил:

— Ну что, принес?

Леонид, подошел к проему и ничего не понимая, продолжал рассматривать бланк.

— Ты что оглох, где заявление? — спросил дежурный, проявляя нетерпение.

«Так, спокойно», — подумал про себя Леонид, нервно соображая, как выйти из этой ситуации. «Посетитель сбежал, заявления нет, поэтому нечего паниковать.»

— Да… у меня… — стал тянуть время Леонид, засовывая обратно в папку пустой бланк, — был какой-то странный посетитель. Понимаете, пока я отсутствовал в кабинете, он ушел, — закончил он, предчувствуя, что для него это так просто не закончится.

— Не понимаю, как ушел, когда ушел!? Да ты что мне голову морочишь!? Что бы к утру было твое объяснение, понял меня? Ты хотя бы понимаешь, что он может быть и вправду убийцей, а ты его прозевал? Это ж служебная проверка, и пахнет выговором, как минимум.

— Я понял, — обреченно вздохнув, ответил Леонид, и направился к своему зданию. В это время, на улице, внезапно поднялся сильный ветер.

Несмотря на то что, на небе не было ни одной тучки, а из черной бездны над головой так же продолжали ярко светить звезды и серебриться месяц, и все же ветер так усилился, что с легкостью подняв большую массу снега и с силой метнул его в лицо Леониду.

«Этого мне еще не хватало», — подумал он, прибавляя шаг. А ветер все усиливался, и усиливался, и вот это уже был не просто ветер, а настоящая метель. Она с яростью, окружила Леонида большой массой холодного и колючего снега и казалось, что всеми силами мешала ему идти вперед. Улица, по которой он добирался до своего здания, за короткий промежуток времени, превратилась в какую-то аэродинамическую трубу.

По ней, с мистическим завыванием ветра, понеслись тучи снега, ослепляя Леонида и сбивая его с ног. Закрывая лицо папкой от ветра и снега, он, в буквальном смысле этого слова, пробился к своему зданию и заворачивая за угол, вдруг за спиной услышал издевательский смех.

Обернувшись, Леонид заметил странную фигуру с хвостом, которая быстро спряталась за большой снежный сугроб.

«Тьфу ты, тьфу ты, что за черт, на вид, вроде кошка или собака, а ходит на задних лапах, и привидится, же такое!?» — подумал он и плюнув еще три раза через левое плечо и на всякий случай через правое, поспешил открыть ключом дверь здания.

В подъезде он столкнулся с экспертом Юрой, протирающий сонные глаза.

Леонид, стряхивая с себя налипший снег, спросил его:

— Юрок, ты случайно не выпускал из здания, пожилого на вид, гражданина?

— Нет не выпускал, а ты что в снегу валялся? — с удивлением, спросил Юра, помогая ему, отряхнуть снег с куртки.

— Так на улице настоящая метель разыгралась, — проворчал Леонид, вытряхивая комья снега, забившегося ему под воротник.

— Ты шутишь!? — На улице ни ветерка, — рассмеялся Юра, забирая у него ключ от здания.

Леонид, с опаской выглянул за дверь. Действительно, на улице была полнейшая тишина и только большой сугроб снега, наметенный у двери, свидетельствовал о том, что происходило с погодой всего минуту тому назад.

Юра, закрыв входную дверь на замок, ушел к себе досыпать.

Поднявшись на второй этаж, Леонид подошел к своему кабинету. В это время, он услышал, как на первом этаже хлопнула входная дверь здания.

«Опять, кого-то нелегкая принесла, Юре спать не дадут», — недовольно подумал он, открывая дверь своего кабинета.

В это время по лестнице на второй этаж поднялись, судя по шагам, несколько человек.

Леонид, закрывая за собой дверь, краем уха услышал их беседу. По их разговору он понял, что это были «борцы с экономикой», один из которых рассказывал, что странные вещи творятся в их кабинете.

Якобы, у них пропал один из ящиков с «контрафактным» коньяком, который был изъят недавно, в ходе их спецоперации.

«Какое несчастье!» — подумал язвительно Леонид, — «наверняка, сами „уничтожили“, методом распития, а теперь хотят на кого-нибудь свалить».

В кабинете Леонид положил папку со злополучным бланком в сейф, решив, что утром разберется с этой проблемой.

До утра, больше с Леонидом никаких происшествий не произошло и в дежурную часть его не вызывали.

Однако, Леониду в ту ночь не спалось, он переживал из-за произошедшего инцидента со странным «заявителем». Что писать в объяснении, Леониду и в голову не приходило. Ведь никто не поверит в то, что, как только он покидал свой кабинет, запись на бланке исчезала.

Да и как объяснить исчезновение заявителя, в буквальном смысле этого слова, да еще из закрытого здания отдела.

«Напишу, наверное, что гражданин, представившийся, Воробьяниновым, Ипполитом Матвеевичем, написал заявление, о том, что он убил Бендера. После чего, сбежал, прихватив, с собою этот бланк с заявлением» — подумал Он, — ну а там, будь что будет».

Дождавшись утра, Леонид с письменным объяснением, направился к своему начальнику, на утренний доклад о прошедшем суточном дежурстве.

Выслушав его внимательно, Зиновьева, взяла объяснение и прочитав, отложила в сторону, после чего, посмотрев на Леонида, сказала:

— Вот что, иди-ка ты домой отдыхать, а то вид у тебя неважнецкий, а завтра приходи на работу и не опаздывай на совещание.

— Меня накажут? — спросил с тревогой Леонид, покидая кабинет начальника.

— Успокойся, вначале нужно разобраться и установить заявителя, а с этим происшествием в дежурной части, сама я разберусь, — ответила Нелли Николаевна, провожая его добрым взглядом.

* * *

Глава 5: ВОЗВРАЩЕНИЕ СТРАННОГО ПОСЕТИТЕЛЯ

* * *

На следующий день, после утреннего совещания, когда все следователи стали расходиться по своим кабинетам, начальник отдела Нелли Николаевна, произнесла:

— А тебя Леонид, попрошу остаться.

Когда они остались одни в кабинете, Нелли Николаевна, посмотрев на Леонида, сообщила:

— Я проверила информацию по твоему пропавшему заявителю, так вот, никаких убийств, за прошедшие сутки, не регистрировалось. По крайней мере, ни в одном из правоохранительных заведений и ни в одном из медицинских учреждений.

Леонид присел на стул и крепко сжал ладонями свою папку.

— И кстати, тебе на будущее, -продолжила Нелли Николаевна, — по закону, такое преступление расследуется прокуратурой, ты должен был сразу уведомить дежурного офицера, ну а дальше не твои проблемы. Ну да ладно, спишем на твою неопытность.

Леонид заерзал на стуле, еще сильнее сжимая папку.

— Так вот, -продолжила Зиновьева, — я считаю, что у тебя был просто какой-то шутник или психически не здоровый человек. По крайней мере будем пока так считать. Да, и на всякий случай, позвони главврачу психодиспансера и узнай, не числится ли у них пациент под такой фамилией и не сбегал ли кто из больных, их заведения за прошедшее время.

Леонид, облегчено вздохнув, сделал пометки для себя в ежедневнике и пообещал Нелли Николаевне, что все исполнит, как только придет в свой кабинет.

— Хорошо, ну а сейчас иди к себе в кабинет и спокойно работай, с твоим объяснением я сама разберусь, все понятно? — спросила Зиновьева.

— Понятно, — ответил Леонид и в приподнятом настроении направился к себе в кабинет, выполнять свои обязанности следователя.

За время, пока он был у начальника в кабинете, в коридоре у его двери столпились граждане, вызванные по повесткам, в качестве свидетелей и понятых. В этот день на Леонида навалилось столько работы, что он совсем забыл про обещание начальнику выяснить о гражданине, представившемся Воробьяниновым.

Под конец рабочего дня, когда Леонид, устало одевая куртку, уже собирался уходить домой, ему вдруг позвонила Нелли Николаевна и сообщила, что остается на ночь он дежурным, вместо следователя Игнатовой, так как последняя заболела и отпросилась у нее домой.

— Что, опять!? — расстроился, Леонид.

— Извини, но в случае ее отсутствия ты по графику на подмене.

«Ну и невезуха, только что с суток и на тебе, опять заступай. Да и Игнатова хороша, прикинуться больной на выходные дни» — подумал недовольно Леонид и снимая кожаную куртку, решил на всякий случай залезть в «спасительный» шкаф.

Но в это время к нему в кабинет, зашел Юра Волосенко, вследствие чего, процедура обязательного ритуала, была временно отложена.

— Я принес тебе заключение по экспертизе, — сказал он, присаживаясь за стол, -наливай кофе, я уже в курсе, что ты остаешься на ночь вместо Натальи. Ну и свезло тебе, ты что не рад дежурству в паре со мной!?

— Рад, очень рад, но вот только одно огорчает, вчера только отдежурил и вот тебе снова!

— Не переживай, вон у нашей экспертной службы тоже не хватает сотрудников. Мы почти что через сутки дежурим и ни чего, справляемся, а ты ноешь. Лучше наливай кофе.

Леонид включил электрочайник и усевшись за стол, стал накладывать ложкой сахар и кофе в чашки. После некоторой паузы, он произнес:

«Ты представляешь, какая странная история приключилась со мной в ту ночь, когда…»

— Давай рассказывай, — отхлебнув из чашки горячий напиток, заинтересовался Юра.

И Леонид рассказал Юре про странного посетителя. Он рассказал обо всем, кроме исчезающего текста заявления, на бланке.

— Ну, такое бывает, — сказал, немного подумав Юра, — вот и у меня бывали такие случаи.

— И у тебя такое бывало? — удивился Леонид.

— Ну не совсем такое, но тоже странное на взгляд. Так вот, как-то в ночь, когда я дежурил, кто-то постучался во входную дверь нашего здания. Открываю дверь, на улицу смотрю, а там никого, но закрывая дверь на ключ, услышал, что кто-то поднимается по лестнице на второй этаж. Конечно я предположил, что это сотрудники из других служб, что на втором этаже у нас сидят. Но утром оказалось, что кроме меня в ту ночь, никого в здании и вовсе не было. Мне как-то стало не по себе, с тех пор я стал проверять все здание, когда один в нем остаюсь.

— Действительно странно, — ответил ему Леонид, вспоминая своего недавнего посетителя.

— А бывает так, — продолжил Юра, — затеряется уже готовая экспертиза, «днем с огнем не сыщешь» и смотришь, а она на самом видном месте лежит, как будто издевается.

— Чья экспертиза говоришь!? — забеспокоился Леонид.

— Нет, не так ты понял, я в общем, — рассмеялся Юра, — с твоими экспертизами все в норме, лежат как миленькие в моем сейфе в целости и сохранности.

— Спасибо, а то я уже забеспокоился, — ответил Леонид, рассмеявшись в ответ.

— Так вот, — продолжил Юра, — иногда думаешь, что домовой пошутил. Здание то старое и неизвестно кто в нем ранее проживал, или что за организация здесь располагалась. Так что, не расстраивайся, работай и на такие мелочи не обращай внимание.

Когда Юра ушел к себе в кабинет, Леонид решил проверить рабочую папку. Он вынул ее из сейфа и положив на стол, стал по очереди вынимать и раскладывать перед собой содержимое.

Самым последним был бланк для заявлений. К изумлению Леонида, это был тот самый злополучный бланк, на котором красовалась заявление, гражданина Воробъянинова Ипполита Матвеевича.

Еще раз, внимательно прочитав его, Леонид увидел, что на бланке нет его подписи. Он взял ручку и размашисто поставил ее, при этом закончив жирной точкой, как будто бы закрывая эту тему.

«Отнесу это заявление начальнику завтра после дежурства, сегодня уже поздно», — подумал он и положил бланк обратно в папку.

Телефон тревожно звякнул, и Леонид с опаской поднял трубку, но никто не ответил.

«Уф, пронесло!..» — подумал он о ночных вызовах на происшествия. И тут его взгляд упал на «обрядовый» шкаф и в голове созрело решение:

«Может залезть внутрь, а вдруг поможет?»

Заглянув внутрь, Леонид, обнаружил в углу шкафа, под вешалками со служебной формой, картонную коробку.

«Наверно, это Дима оставил», — подумал он, с трудом втискиваясь между вешалками, с висевшими на них служебной формой и коробкой, неизвестно откуда взявшейся в шкафу.

Нечаянно, толкнув локтем коробку, Леонид услышал приятный для уха звук, характерный для явно непустых стеклянных бутылок.

«Интересно, что в них, спиртное, или просто минералка?» — мелькнула у него в голове и в желудке, радостная мысль. Но проверять коробку он не стал, так как она была оклеена скотчем и опечатана печатью службы ОБЭП.

Исполнив странный, но такой нужный ритуал, Леонид, закрыл дверцы шкафа, и сев за стол, погрузился в чтение книги.

Примерно в полночь, в дверь кабинета, кто-то постучался. Леонид, открыв, с удивлением увидел на пороге пропавшего заявителя, а именно гражданина, представившимся Воробьяниновым.

Он стоял, нерешительно переминаясь с ноги на ногу, при этом испуганно озираясь по сторонам.

Как только он увидел открытую дверь, то сразу же, с явно возмущенным видом, ворвался в кабинет. Присев на краешек стула, этот гражданин, сложив руки перед собой и стиснув их костлявыми коленями, покачал головой и проговорил:

— Господин следователь, Вы так больше, со мной не поступайте…

— Что, как не поступать? — разозлившись, возмущенно прикрикнул на него Леонид, — Вы, признавшись в совершении тяжкого преступления, оставляете свое письменное заявление, а сами куда-то пропадаете? Мне, приходится объяснять про это начальству, выдумывать всякую чушь, и я еще и виноват? И не будете ли Вы так любезны, сударь, — съязвил Леонид, — объяснить причину, вашего побега в ту ночь?

— Так вы сами, Господин следователь черта вызвали, вот он и утащил меня к провалу.

— Какому еще провалу? — не понимая, о чем идет речь, спросил Леонид, — что вы мне голову морочите?

— А к тому самому провалу, что находится у подножия горы Машук, небезызвестного вам города Пятигорска, — язвительно ответил гражданин.

Именно, к тому самому месту, — продолжил он, — где я, представляете, какой для меня позор, я, ранее занимающий пост председателя городского дворянства, как последний нищий, просил милостыню у отдыхающих граждан.

«Точно сумасшедший, надо утром обязательно наведаться в психодиспансер, и лично проверить, состоит ли он на учете» — подумал Леонид, отодвигаясь подальше со стулом от странного гражданина.

— Вы что, не верите мне? — спросил посетитель, посмотрев на Леонида мутным взглядом сквозь треснувшиеся стекла своего пенсне.

— Верю, верю, — торопливо ответил Леонид, отодвигаясь еще дальше. — Вот ваше заявление, видите, я никуда его не девал, после чего, он достал из дежурной папки злополучный бланк и отдавал его заявителю ознакомиться.

Мужчина, дрожащей рукой снял пенсне и протерев его скомканным носовым платком, вновь надел, после чего взяв бланк, внимательно прочитал свое заявление, покачивая при этом головой.

«Вот видите, мы соблюдаем права граждан», — сказал Леонид, сделав серьезное выражение лица, — так что, у вас не должно быть каких-либо причин для жалоб и претензий ко мне, как к следователю. И кстати, предъявите ваш паспорт, что бы я мог уточнить ваши данные, точно ли вы — «Воробьянинов», как утверждаете?

— Вам, гражданин следователь, придется поверить мне на слово, так как паспорт мой остался в общежитии, в комнате, где лежит тело покойного Остапа Беньдера.

Воробьянинов, с недовольным видом, вернул обратно бланк с заявлением, при этом нервно подергивая себя за усы.

Обратив внимание на его явное проявление недовольства, Леонид разозлился и спросил, решив подыграть, как ему показалось, шутнику:

— Но скажите на милость, уважаемый господин Воробьянинов, почему, как только я выхожу с этого кабинета с Вашим заявлением, запись на этом бланке исчезает?

Но ответ, что последовал на его вопрос, вообще поставил его в тупик.

— Конечно, исчезает, ведь я писал заявление при Вас, и именно в этом кабинете.

— Что значит при мне и в этом кабинете? — не понимая, что он имеет в виду, спросил Леонид.

— Поймите меня, господин следователь, только Вы можете принять от меня это заявление и в силах его рассмотреть. Я вас убедительно прошу не посылать меня больше к черту, а тем более не присылать его за мной. Если бы я не сбежал от него по пути к провалу, то неизвестно, чтобы со мной стало. И наконец, примите меры по закону, а то я буду жаловаться в вышестоящие инстанции.

«Успокойтесь гражданин, я обязательно приму все меры, даже чашечкой кофе Вас угощу», — сказал Леонид, пряча бланк заявления обратно в папку, а про себя подумал — «черт бы тебя побрал, с твоим заявлением и жалобой».

В это время в кабинет кто-то постучался.

— Войдите! — нервно отреагировал Леонид.

В кабинет заглянул сотрудник службы ОБЭП.

— Привет, ты случайно не видел нашего «эксперта– бухгалтера»? Куда-то он пропал, уже как полчаса не можем его найти?

— Я не знаю в лицо вашего эксперта, но у меня есть один посетитель. Посмотри, случайно не этот ли гражданин ваш бухгалтер? — показывая рукой напротив, спросил его Леонид, поворачивая голову на недавнего своего посетителя.

Но странно, напротив за столом никого не было. «Что за черт!» — подумал он и на всякий случай заглянул под стол, но и там никого не было.

«Не мог же он выйти незаметно из кабинета, а тем более выпрыгнуть из окна со второго этажа? А может его опять черти забрали?» — подумал, усмехаясь Леонид.

Сотрудник ОБЭП удивленно смотрел на него ожидая ответа.

— Нет не видел, — коротко ответил Леонид, — а как он выглядит?

И тут в коридоре раздался чей-то голос. Сотрудник ОБЭП оглянулся и радостно воскликнул: «Долго мы Вас будем ждать, куда вы в самом деле запропастились? Нас давно уже ждут «контрафакты», — при этом звонко щелкнув пальцем себе по горлу.

В ответ послышался незнакомый Леониду голос: «извините, я задержался немного.»

«Борец» с «контрафактами», попрощался с Леонидом и направился к себе в кабинет.

Закрывая за ним дверь, Леонид мельком увидел на лестничной площадке своего посетителя Воробьянинова и как ему показалось, кто-то с силой тащил его вниз, несмотря на его отчаянное сопротивление. После чего громко хлопнула входная дверь здания.

«Странные дела происходят в нашем здании!?» — подумал Леонид, пожимая плечами.

Он не стал спускаться на первый этаж и устраивать погоню за не вполне вменяемым, как ему показалось, гражданином, представившимся Ипполитом Матвеевичем Воробьяниновым.

«Завтра обязательно зайду в психоневрологический диспансер и наведу о нем справки», -подумал он, еще раз прочитав заявление странного гражданина. После чего спрятал этот бланк в сейф, подальше от любопытных глаз.

В это время в коридоре опять послышался шум. Выглянув в коридор, он увидел сотрудников ОБЭП, которые что– то возбужденно обсуждали.

— В чем дело, что у вас опять случилось?

— У нас снова пропал ящик с контрафактной продукцией, — ответил сотрудник ОБЭП.

— А что за продукция? — спросил ради любопытства Леонид.

— Эта продукция была недавно изъята нами в ходе оперативного «спец-мероприятия», — неохотно, ответил второй сотрудник и немного помолчав, добавил, — это спиртосодержащий коньячный «контрафакт».

«Странно, но этим вечером я никого из посторонних в здании не видел», — сказал Леонид, и сделав сопереживающий вид, участливо спросил: «А печать на двери цела?»

— Печать на месте, но ящик с коньяком пропал, и это уже второй случай. Ничего не понимаю! — пробурчал один из сотрудников ОБЭП, спускаясь вниз по лестнице.

«Да, странные дела происходят в нашем здании!..» — в очередной раз подумал об этих событиях Леонид, закрывая на всякий случай на два оборота дверь кабинета на ключ.

Ночное дежурство, на удивление прошло без каких-либо происшествий, что дало Леониду шанс, хорошо выспаться.

* * *

Глава 6: ПОЯВЛЕНИЕ ЧЕРТА

* * *

Утром, благополучно сменившись с дежурства, Леонид, первым делом, решил зайти в психоневрологический диспансер, чтобы узнать о предполагаемом гражданине Воробъянинове. Кроме того, он хотел получить справки на свои запросы в отношении лиц, проходящих по уголовным делам, а уж после, пойти домой отдыхать.

Время пути до здания психодиспансера от ОВД, занимало всего то пятнадцать минут, а главное было по пути домой. Леонид предполагал, что это не займет много времени и вскоре он будет отдыхать у себя дома. Но, как гласит пословица, «скоро сказка сказывается да не скоро…», так случилось и с Леонидом.

Первоначально все пошло так как он и предполагал, справки ему выдали быстро, без каких-либо задержек, а вот в отношении получения информации по гражданину Воробъянинову, вышел полный конфуз.

На вопрос Леонида, по поводу наличия в списках гражданина с такой фамилией именем и отчеством, молодые сотрудницы вначале подумали, что он шутит, но, когда он стал в серьез им доказывать, подняли на смех.

— Да говорю вам, он так и представился, Ипполитом Матвеевичем Воробьяниновым — уверял их Леонид.

— Ладно, ладно, сейчас проверю, — ответила одна из медработниц, вытирая слезы от смеха.

После чего она внимательно просмотрела весь журнал и утвердительно заявила, что под такой фамилией у них в клиентах, никто не значится.

— Послушайте, а может он представился под вымышленной фамилией, — настаивал на своем Леонид, — разрешите я осмотрю ваших клиентов, я ведь хорошо запомнил его лицо.

В это время, в кабинет вошла главврач психодиспансера. Она, сложив руки на груди, со странной улыбкой на лице внимательно выслушала просьбу Леонида. После чего, благосклонно дала ему разрешение на проведение визуального осмотра своих пациентов, потребовав при этом надеть белый халат.

Леонид, в белом халате и в сопровождении трех медработниц, увязавшихся за ним чисто из женского любопытства, направился в лечебный корпус психодиспансера.

А в это время как назло, шел внеплановый ремонт помещений, в связи с чем большинство палат были закрыты, а остальные были переполнены больными.

И как только Леонид, зашел в палату, пациенты, увидев незнакомого мужчину в белом халате, да еще в сопровождении трех медработниц, подумали, что он проверяющий «свыше».

Кто-то из больных выкрикнул — «Наконец!..» И тут же, все больные как по команде, опрокидывая стулья и тумбочки, кинулись к Леониду с «законными», по их мнению, требованиями справедливости.

Из всего сказанного больными, Леонид понял только одно, что народ требует хлеба и зрелищ. Им главное, чтобы вовремя подавали завтрак к обеду и подарили свободу, а именно по вечерам позволяли смотреть телевизор, наравне с медперсоналом лечебницы.

Конечно, Леонид под смех медработниц и восторженные крики больных, пообещал все проверить и договорится с медперсоналом, о соблюдении прав и свобод граждан и главное, чтобы не был им ограничен доступ к завтраку на ужин.

Народ, уверовав в справедливость, успокоился и разошелся по своим палатам.

Леонид быстро оглядел больных и убедившись, что среди них нет его ночного гостя, уже собрался покинуть здание, как в это время случилось непредвиденное. Один из больных, вдруг вскочив с кровати, подбежал к Леониду и оттолкнув его в сторону, с криком, «даешь!..» выбежал в коридор. Медсестры, всплеснув руками бросилась его догонять.

Леонид, вздохнув с облегчением, что легко отделался, вышел вслед за ними из палаты и собрался поговорить с медперсоналом, но в коридоре уже никого не увидел.

«Куда они все девались!? — подумал он и направился к выходу. В это время, неожиданно, кто-то, схватив его за рукав халата, с силой втащил в соседнюю палату. Не поняв в чем дело, Леонид, от неожиданности оторопел.

«Неужели на меня напали больные, этого мне еще не хватало? — растерянно подумал он, оглядываясь по сторонам. Судя по закрытым газетами окнам и запаху краски, помещение было на ремонте. В палате стоял полумрак и разглядеть что-либо было трудно.

Присмотревшись, Леонид разглядел возле кровати, седого мужчину, одетого в поношенный халат. Он стоял, облокотившись рукой о спинку стула с гордо поднятой головой и с нескрываемым высокомерием смотрел на Леонида.

— Ии… здрасьте, — только и смог сказать Леонид, разглядывая мужчину.

— Что, опять будите лить мне на голову холодную воду? — спросил мужчина в халате и обхватив свою голову ладонями руки, продолжил:

— Вы не сообщите мне, какой сегодня день? Бедная моя Испания, как она обходится без своего короля!? Я надеюсь, вы спасли луну от соприкосновения с землею? — засыпал он вопросами Леонида.

«Вот попал, так попал, лишь бы он буйным не оказался!..» — подумал Леонид, отступая на шаг к двери.

Мужчина в халате подошел к Леониду и посмотрев на него с нескрываемой злостью спросил:

— Кто вы такой? Вы инквизитор? Отвечайте, когда с вами разговаривает сам король испанский, Фердинанд VIII!

— Нет, не инквизитор, я простой рабочий, а по совместительству у вас телевизоры лечу — соврал, неожиданно для себя Леонид и попробовал открыть дверь. Но она, судя по всему, захлопнулась на замок, и ее ручка не поддавалась его усилию.

— Так вы рабочий? Надеюсь, вы не англичанин?

— Нет, я из России, только что приехал в карете — ответил Леонид, продолжая дергать ручку двери.

— Господи, так вы русский, как я счастлив, вы себе не представляете, как мне хотелось увидеть русские избы, мне так надоела эта Италия!..

— Послушайте, гражданин, а как ваша фамилия? — перебил его Леонид, окончательно поняв, что дверь заперта и ему отсюда так просто не выйти.

От такого простого вопроса, мужчина в халате как-то сразу сник и вдруг расплакавшись, направился к кровати.

— Что с вами? — спросил удивленно Леонид, — я вас обидел чем то, тогда прошу пожалуйста извинить меня.

Мужчина вдруг сел на кровать и обхватив худые колени руками стал раскачиваться из стороны в сторону, при этом вздрагивая от душивших его слез.

— Я!..– вдруг закричал он истошно, — Поприщин, Аксентий Иванович! Титулярный советник! дворянин!

— Хорошо, хорошо, уважаемый Поприщин, — постарался успокоить мужчину Леонид, — давайте вместе пойдем к главврачу, она вас осмотрит и даст успокоительное лекарство или разрешит смотреть по вечерам волшебный телевизор.

— Никуда я не пойду, пока не увижу свою матушку. Тут мужчина, отвернулся от Леонида и запричитал — «Матушка, спаси твоего бедного сына! урони слезинку на его больную головушку! посмотри, как мучат они его! прижми ко груди своей бедного сиротку! ему нет места на свете! его гонят! Матушка! пожалей о своем больном дитятке!..»

«Ну вот, этого мне еще не хватало», — подумал Леонид, — больной, судя по всему в истерике и может агрессивным стать.

На своем, пока не большом опыте следователя, Леонид знал, что чем абсурднее ты будешь вести себя с психически больными людьми, а проще говоря нести несусветную чушь, тем больше вероятность войти с ними в контакт. Правда, один раз при выезде на место происшествия, Леонид так переусердствовал, что даже психически больной, бросив ружье, стал крутить пальцем у виска.

Это хорошо, как потом выяснилось, что ружье оказалось не заряженным, ну а там кто его знает, взяло бы, да и выстрелило. Но главное, что преступник был обезврежен.

После этого случая, коллеги по работе стали считать Леонида «безбашенным», еще бы, лезть в квартиру без «бронника», на вооруженного «психа», это уже было чересчур.

Но Леониду это мнение коллектива было на руку, лишний раз на работе никто не вступал с ним в спор.

Однако, судя по всему, здесь был другой случай. Леонид уже хотел подойти к мужчине и погладить несчастного по голове, чтобы как-то его успокоить, но в это время раздался громкий стук в дверь и голос медработницы отвлек Леонида от спонтанного проявления простого человеческого сочувствия.

Леонид подошел к двери и дернул ручку. К его удивлению она поддалась и дверь легко открылась.

— Что вы тут делаете!? — спросила девушка, — мы вас уже целый час ищем.

«Да вот, с мужчиной разговаривал», — сказал Леонид, показывая рукой на кровать.

— С каким мужчиной!? Здесь нет никого, эта палата на ремонте. Вы, наверное, опять шутите?

С этими словами, она рассмеялась и направилась к выходу из лечебного корпуса.

Леонид огляделся и действительно, палата была пуста. Возле кровати никого не было.

Он пожал плечами и уже собрался тоже уйти из палаты, как вдруг услышал за спиной голос: «Прошу вас, ради Бога, передайте уважаемому Николаю Васильевичу, что бы он спас меня от инквизитора».

— Я не знаю, кто такой Николай Васильевич, но обещаю Вам, что обязательно передам, — ответил Леонид, вглядываясь в пустоту помещения.

Уже в кабинете главврача, Леонида уверили, что таких больных как Поприщина Аксентия Ивановича и Воробъянинова Ипполита Матвеевича у них нет, как нет сотрудника больницы, Николая Васильевича.

— Тогда, извините за беспокойство, служба! — сказал Леонид и забрав справки, со спокойной совестью отправился домой отдыхать. Но что-то точило его сердце, странная боль не давала ему успокоиться. В голове все время звучали слова больного Поприщева: «Передайте просьбу Николаю Васильевичу, что бы он спас меня!»

«Странные события происходят вокруг меня, и кто такой Николай Васильевич?..» — думал Леонид, засыпая у себя дома, в постели.

На следующее утро, хорошо выспавшись, он направился на работу. На утреннем совещании, он доложил начальнику о результатах наведения справок по заявителю Воробьянинове.

«Я так и предполагала», — сказала Нелли Николаевна, — пусть пока, полежит твое объяснение у меня. Я думаю, что этот заявитель больше у тебя не появиться, так что продолжай спокойно работать, а я улажу конфликт с дежурной частью.

Леонид, подумав с облегчением, что отделался легким испугом, направился в свой кабинет исполнять свои прямые должностные обязанности, а именно расследовать уголовные дела.

Прошла рабочая неделя, без каких-либо «странных происшествий» для Леонида. Все его внимание было сосредоточенно на расследовании уголовных дел, по преступлениям, совершаемых в реальной жизни.

В один из дней, согласно графику, Леонид заступил на суточное дежурство. Как обычно, получив инструктаж и очередной дельный совет от дежурного офицера, «не появляться лишний раз в дежурке», он направился в свой кабинет.

Присев за свой рабочий стол, Леонид взглянул на шкаф и задумался, а не провести ли на всякий случай, утренний обряд следователя. Умом он понимал, что все это сказки, но слепая вера в могущество шкафа, взяло вверх и он решился. Приоткрыв дверцу шкафа, Леонид протиснулся внутрь и встал между коробкой и вешалками с одеждой. Постояв так с минуту, он, уверовав в спокойное ночное дежурство, вернулся на свое рабочее место.

Выпив кофейку, Леонид разложил перед собой несколько уголовных дел. По ним необходимо было назначить разные экспертизы. Справившись с этим, он убрал уголовные дела обратно в сейф и присел за стол.

В это время, Леонид увидел на другом конце стола, потрепанную книгу, которая лежала с прошлого его дежурства.

«Наверно, Дима оставил», — подумал он, протягивая руку за книгой.

Книга была старая, обложка была так затерта, что нельзя с первого взгляда, сложно было определить название и ее автора. С трудом, он все же разобрал название книги и автора. Это была книга Николая Васильевича Гоголя — «Ночь перед Рождеством».

«Николай Васильевич, Николай Васильевич!?», что-то, в этом звучании имени и отчества, ему напомнило, но что, он никак не мог вспомнить.

«Ладно, не буду забивать себе голову перед сном», — подумал Леонид, открывая первый лист книги.

«Гоголь, так Гоголь, тем более, читать то больше нечего. Судя по всему, Дима забрал свою книгу — „Двенадцать стульев“, так что будем читать про черта» — подумал он. Но вдруг, в углу кабинета, послышался какой-то подозрительный шорох, что отвлекло его внимание от книги.

«Мышь, что ли», — подумал он и отодвинув шкаф от стены, заглянул за него. В углу, кроме паутины на стене, никого не было. Леонид, придвинув обратно к стене шкаф, машинально слегка приоткрыл его дверцы и заглянул внутрь.

В нем Леонид с удивлением обнаружил, что в углу стоит уже не одна, а две коробки.

«Что такое, откуда здесь вторая, ведь только что ее не было!? — подумал он, — а может я, просто не обратил внимание!..»

Посмотрев внимательно на коробку, Леонид обнаружил, что на ней та же печать, а именно печать «борцов с контрафактной продукцией».

«Неужели это те самые коробки с коньяком, о которых говорили ОБЭпники, а может их Ефимов принес? Стоп, этот вариант отпадает, ведь он не работает по экономическим преступлениям. Тогда откуда эти ящики? С этими мыслями, Леонид собрался вытащить одну из коробок, чтобы лучше рассмотреть на свету, но в это время увидел, что из-за коробки выглядывают чьи-то маленькие волосатые ушки.

«Что за черт, откуда здесь кошка?» — недовольно подумал Леонид, просовывая руку в шкаф. Схватив рукой торчащее над коробкой ушко, Леонид, вытащил странное существо, по размеру чуть больше его ладони. Вначале ему показалось, что это котенок, однако, приглядевшись внимательней он увидел, что на голове существа, красовались маленькие рожки. Песья мордочка, оканчивалось поросячьим пятачком, а сзади торчал крючковатый хвост, оканчивающийся кисточкой рыжеватого цвета. Его маленькие глазки, как горящие угольки, с интересом разглядывали Леонида.

От неожиданности Леонид уронил это существо на пол, — «допился», — мелькнула мысль у него, — «уже черти мерещатся, так и до психушки не далеко».

А в это время существо, быстро встало на длинные ножки с копытцами и шустро застучав ими по деревянному полу, попыталось скрыться за шкаф. Но Леонид, нагнувшись, поймал ее за хвост и кинул на стол, где на всякий случай, накрыл стеклянной вазой.

Включив настольную лампу, он приблизился к вазе, чтобы лучше рассмотреть пойманное существо. К его удивлению это был не котенок и не крыса, а «чёрте что и сзади хвостик», в общем, неизвестное ему животное.

На вид, как ему показалось, это был настоящий черт, вот только совсем малюсенький. При приближении Леонида к вазе, существо, похожее на черта, выпрямилось и скрестив ручки на груди, стало корчить ему рожу.

Леонид рассмеялся и в ответ щелкнул пальцем по вазе, отчего пленник, испуганно отпрянув назад, стал размахивать волосатыми ручонками, при этом издавая какие-то странные звуки.

— Ишь ты, не нравиться ему– удивился Леонид, — рассматривая загадочное существо сквозь прозрачное стекло вазы.

В ответ, существо протянуло ручонку и показало волосатым пальчиком на пол.

Посмотрев вниз, Леонид заметил на полу, маленький клок волос, рыжего цвета.

Нагнувшись, он поднял его с пола. В это время, существо испуганно стало еще энергичнее махать ручонками, пытаясь, что-то сказать, но за стеклом его не было слышно.

— Может выпустить тебя? — спросил Леонид.

Существо радостно закивало песьей головкой.

— А ты не убежишь?

В ответ, оно, опрокинувшись на спину, стало махать всеми своими членами, включая хвост и уши.

«Ладно, все равно из кабинета тебе деваться некуда», — сказал Леонид, приоткрывая вазу.

Существо, оказавшись на свободе, в первую очередь попыталось выхватить клочок волос, но у него не получилось, так как Леонид вовремя отдернул руку. Видя его упорство завладеть клочком волос, Леонид дал ему хороший щелчок пальцем между рожек, отчего тот отлетел на край стола и попытался спрятаться за стеклянную вазу.

— Стой, куда? — крикнул Леонид, схватив его за хвостик. И тут он обратил внимание, что на конце хвостика нет кисточки.

«А, так вот откуда этот клочок шерсти», — догадался Леонид, наверно это я нечаянно оторвал от его хвоста».

— Отдай мне его, О, великий Халиб, — неожиданно, тонким голоском, пропищало существо, протягивая свои маленькие ручонки к клочку.

— Так ты разговаривать умеешь? — удивился Леонид, — и почему ты меня назвал Халибом?

— Потому что ты рода Халдейского, — пропищало существо, при этом низко поклонилось, элегантно махнув ручонкой.

— Халиб? — да еще рода Халдейского? — переспросил его Леонид, — что за ерунда, объясни мне, как это понимать?

— О, величайший, да пребудет имя твое в веках, да будет благословенно…

— Постой, давай без восточной лести, — прервал, начинающийся монолог существа, Леонид.

— Как прикажешь, о мудрейший из…

— Заткнись и говори по делу.

— Подчиняюсь, о сильнейший из всех… продолжал лебезить рогатенький, — но тут Леонид показал ему кулак, отчего последний испуганно присел, однако, сообразив, что ему ничего не угрожает, продолжил пищать:

— Говорю вам, что вы рода Халдейского, но мы вас всех называем по-восточному -Халибами.

«Халибы, Халдеи…, где-то я про это все слышал, нужно поподробнее его расспросить» — подумал Леонид, а вслух спросил: — Подожди, а ты кто?

— Разве не видно? — ответило существо, крутясь волчком за куцым кончиком своего хвоста, и при этом смешно подпрыгивая на кривых ножках.

— Ну, судя по виду — самый что ни на есть черт, а там, черт тебя разберет? — рассмеялся Леонид.

— Существо нисколько не обиделось, а только рассмеялось в ответ, при этом смешно похрюкивая.

— Ну, и откуда ты взялся в моем кабинете? — спросил Леонид, и на всякий случай ущипнул себя за бок, а вдруг мерещится.

— Из шкафа, конечно, — ответил рогатенький.

— А как тебя действительно зовут? — продолжил расспрашивать его Леонид.

— Николай Васильевич мне имя не придумал, считая, что все мы черти одинаковы, а я самому себе имя не имею право присвоить. Но я на него не обижаюсь, он мне как отец родной. Я часто его навещаю, и мы о многом беседуем.

— Подожди, ты сказал Николай Васильевич!? Уж не хочешь ли ты, сказать, что ты тот самый черт, которого описал в своем знаменитом романе, сам Николай Васильевич Гоголь!?

— Ну да, я тот самый, а что тут необычного? — ответило с гордым видом существо, похожее на черта.

— Но я не пойму, как ты здесь оказался, ведь ты литературный герой, придуманный автором и вдруг появляешься в нашем мире? И тут Леонид, задумчиво уставился на шкаф, после чего, посмотрев с подозрением на существо, спросил: — А не ты ли это, «шельмец», притащил в мой кабинет коробки с коньяком?

— Коробки, какие коробки? — при этом существо, похожее на черта, попятилось назад, скорчив рожицу.

Увидев его ужимки, Леонид, вновь рассмеялся.

Существу видать понравилось смешить Леонида и продолжая гримасничать, оно потихоньку стало тянуться волосатыми ручонками к клочку волос или шерсти, о которой Леонид уже забыл.

Но у него не получилось это сделать, так как Леонид был на чеку и вовремя отдернул руку с клочком шерсти от его ручонок.

— О Халиб, прошу тебя, не называй меня больше этим не хорошим прозвищем, — «шельмец», оно мне кажется ругательным, — попросило существо, сложив перед собой ладошки.

— Вот что, — сказал, посмеиваясь над ним, Леонид, — назову ка я тебя — «Чудиком», нравиться тебе такое прозвище!?

Подумав, чертик в знак согласия махнул куцым хвостом, после чего стал опять выклянчивать свой клок шерсти.

— Послушай, Чудик, — улыбаясь, обратился к нему Леонид, — а зачем тебе этот бесполезный клочок шерсти или волос, ведь он уже не красуется на твоем хвосте?

— Я его храню как память о пане Пацюке.

— Подожди, это тот самый пан Пацюк, у которого кузнец Вакула, дорогу до черта выспрашивал? А ты и есть, тот самый черт!?

— Ну да, — усмехнулся чертик, — у него я и срезал чуб.

— Так это чуб самого пана Пацюка!? — продолжал удивляться Леонид, рассматривая клок шерсти.

— Ну да, он ему все равно мешал, постоянно в кадку окунался, когда он галушками свое толстое брюхо набивал. Из-за этого он сильно сердился и чертыхался, отчего сбегались мои собратья чертята и быстро съедали все галушки, подчистую. Вот я и решил ему помочь избавиться от чуба, — рассмеялся чертик, потирая от удовольствия красные ладошки.

Но вдруг он замолк и испуганно оглядываясь подскочил к шкафу, открыл его дверцы и быстро спрятался внутри.

Это произошло так неожиданно, что Леонид не успел что-либо сказать.

Не понимая в чем дело, он подошел к шкафу, но в это время кто-то постучался в дверь его кабинета. Плотно прикрыв дверцы шкафа, Леонид ответил, что сейчас откроет дверь.

К его удивлению, на пороге стоял тот самый странный посетитель, представившийся Вол, эндом, которого он недавно принял за сотрудника, из числа «проверяющих».

— Разрешите? — промолвил нежданный посетитель и не дожидаясь ответа, прошел в кабинет, где, присев за стол, вызывающе закинул ногу на ногу.

— Послушайте, как там Вас, ах да, кажется Вол, энд! — сказал недовольно Леонид, удивляясь его бесцеремонности, — видите ли, я собираюсь отдохнуть, так что приходите завтра утром.

— Я вам не советы пришел давать, как использовать шкаф, — дерзко ответил Вол, энд, — я пришел за своим слугою и вы прекрасно понимаете о ком идет речь. Я требую немедленно вернуть его мне, иначе…

— Что иначе!? — спросил Леонид, начиная злиться на непрошеного гостя, — и вообще, о ком Вы говорите?

— Ладно, не желаете по-хорошему, будет по-плохому, — пригрозил Вол, энд, вставая со стула.

— Да что Вы себе позволяете? Вы что, угрожаете мне? — вконец разозлился Леонид, так же вставая со стула.

— Угрожаю!? — да что Вы, что вы, — уже спокойно ответил Вол, энд, направляясь к выходу — я просто предупреждаю, что подам на Вас жалобу и я надеюсь, что с Вами разберутся.

— Да жалуйтесь хоть самому Господу Богу, — крикнул Леонид ему вдогонку, с силой захлопывая дверь перед самым носом Вол, энда. «Подумаешь, Вол, энд, может я и сам Халиб», — подумал со смехом Леонид, и подойдя к шкафу, открыл дверцы.

«Ну-ка чудик, вылезай из шкафа», — сказал он в темноту шкафа, но шкаф ответил гробовой тишиной, что напугало Леонида. Он закрыл шкаф и присев за стол, задумался — «что это было, явь или сон?»

«Ладно, давай рассуждать логически, что у меня есть, на данный момент» — подумал Леонид, — «только клок странных волос или шерсти, и кстати, надо его отдать экспертам, пусть проверят, кому он принадлежит, животному или человеку.

После чего Леонид, упаковал клок шерсти в пакет и опечатав, положил для надежности в сейф.

Только он это проделал, как перед ним, как из не откуда, появился черт, только на этот раз, ростом почти что, с Леонида.

Он опешил, от такого неожиданного появления черта, да еще в таком виде, не сказать, что он испугался, нет, он был просто удивлен, ведь только что чертик был с его ладонь, а тут, на тебе, не ниже его.

Да и черт был поражен не меньше Леонида, своим преобразованием, в части увеличения своих габаритов. Он с интересом разглядывал Леонида, теперь с высоты своего роста.

Так молча, они стояли некоторое время друг против друга, и никто не решался заговорить первым.

Леонид, на всякий случай, стал потихоньку отодвигаться к столу, где в тумбочке лежал пистолет.

Черт это заметил и первым заговорил, и его слова были для Леонида неожиданны.

— Как бы это не звучало парадоксально, но я благодарен Вам, О Халиб, за мое спасение.

— Спасение!? Но от кого!? — удивился Леонид, отодвигаясь еще, на всякий случай, подальше от черта и поближе к столу с пистолетом.

— Конечно от Вол, энда, разве Вы не поняли, что он и есть настоящий черт, а я так, вымысел человеческой фантазии, просто литературный герой.

— Сказать по правде, ты мне больше, напоминаешь черта, — с ухмылкой ответил Леонид.

— Суди не по наружности, а по делам, — обиженно отреагировал черт, — ты не понимаешь, он злой и очень опасен, по крайней мере, для нас, литературных персонажей. Ты мне не веришь? Вскоре сам его узнаешь.

— Откуда я узнаю, что у тебя на уме? — сказал Леонид, окинув его оценивающим взглядом.

— О Халиб, я вижу, ты мне не доверяешь? — спросил он, при этом сделав вид, обидевшегося черта, скроив на рожице своей грустные глаза.

— Да, конечно, наверно нет, но скорее всего да.

Черт, не поняв смысла фразы, уставился вопросительным взглядом на Леонида, ожидая от него, дальнейшего разъяснения.

— Для особо умных индивидуумов я выражусь понятнее, — ответил Леонид и рассмеявшись от души, продолжил, — ну просто докажи мне верность, вот и все дела.

— А чем и как, мне верность доказать свою, о мудрейший, из всех Халибов?

— Будь искренним, не лги мне, а главное, не требуй и не проси…

— Не требовать и не просить, как смею я…

— Не перебивай, дослушай лучше ты меня. Так вот, не требуй и даже не проси, со мною договор какой ни будь затеять. Но главное, и не мечтай, моею же кровью его заверить.

— Вашей кровью!? — Да что вы, О Халиб, как смею я, ведь она у вас иная, она, в отличие от кровушки людей…

— Иная? — о чем ты здесь болтаешь?

— Это вы, потом поймете, когда узнаете о силе рода вашего, ну а пока, умолкну я и выслушаю вас.

— Ох, чует сердце, что-то замышляешь ты, но что, пока понять не в силах. Ну хорошо, оставим мы на время, сей разговор, вернемся лучше мы, к доверию меж нами.

— Я весь вниманием заполнен, — ответил черт и уши навострил.

— Заткнись и слушай, — Так вот, не лги мне, хоть это для тебя, наверное, так трудно.

Черт головою закачал, и прослезился даже.

— Подробно расскажи о Вол, энде, кто он такой и что ему здесь нужно. Еще хочу я знать про мир ваш, как ты его назвал, — «литературный что ли!?» Быть может я тогда тебе поверю — ответил Леонид.

Задумался, хвостатый и почесав свой волосатый зад, Леониду предложил присесть и выслушать его, внимательно и не перебивая.

— Да уж постараюсь, — ответил тот, присаживаясь на стул.

— Ну так послушай, о величайший из Халибов, — протявкал черт, при этом он, уменьшившись в размере, ловко, на левое плечо, уселся Леонида. — Будь готов, принять все то, что вам я расскажу, как истинную правду о нашем мире и о мире духовном тоже.

Чертик, приложив ладошку к своей песьей пасти, стал тихо нашептывать Леониду на ухо:

— В давние времена, мы как существа, жили счастливо в своем мире фантазии. Мы не знали мира духовного и более вашего, материального. Кто создал нас или выдумал, мы не помним, очень уж это было давно. Но так вот, в один момент, Сам Высочайший Создатель, решил нас освободить из замкнутого мира и дать свободу действий. Для этого Он, на вашей земле, создал род человеческий, который мог своим разумом, вызывать нас из нашего мира.

— Каким образом, мы не знаем. Но это так. Но главное, что человек своим талантом, мог не только с нами взаимодействовать, но и создавать своих героев, которых мы с радостью встречали в своем мире фантазии. В начале, мы подумали, что будем в безопасности, но впоследствии поняли, что обитатели духовного мира, где не только ангелы, но и бесы обитают, намного сильнее нас.

— Но здесь подмечу, что, когда мы были в единении с талантом писателя, с его человеческим духом, мы остановились непобедимы. Но вскоре пришел «Он» и мы попали в его зависимость, от него и духов-бесов, которыми он повелевал. Мы также стали страдать от литературных критиков вашего мира, которые поддерживались Вол, эндом.

— Критиков!? — спросил удивленно Леонид, — а они-то тут причем?

— Да от них то, одни нам неприятности, — возмущенно заверещал черт.

— Только представь себе, О великий Халиб, эти критики даже захудаленького героя создать не могут, а все туда же, суются в мир наш, дай только волю им, так критику напустят, что бедному писателю хоть в петлю.

— Ну прямо-таки и в петлю, зачем так драматизировать, без критиков никак нельзя, но правда я и сам их побаиваюсь. Давай– ка лучше мы, оставим этот разговор и ты продолжишь дальше свой рассказ, мне выслушать тебя охота.

— Так вот, — продолжил свой рассказ, нашептывать на ухо Леониду чертик, — мы жили, надежды не теряя, что к нам придет спаситель наш и свергнет Вол, энда с престола… И вот, Вы появились!

— То есть ты теперь не зависишь от Вол, энда и будешь мне помогать? — перебил его Леонид.

— Ну да, О Халиб, я расскажу о Вас всем живущим в нашем литературном мире, ну а сейчас, на время, должен вас покинуть я.

В это время из соседнего кабинета, где располагались «борцы» с экономикой, стали раздаваться громкие голоса, в том числе и женские.

«Судя по всему, празднование победы над экономикой, в самом разгаре», — подумал недовольно Леонид и посмотрев на чертика, решил использовать его по назначению.

— Подожди, я хочу, чтобы ты исполнил первое мое желание.

— С большой радостью, О Халиб, приказывай, я в раз исполню.

— Вот что, я буду весьма признателен тебе, коль сможешь ты утихомирить сих «гуляк» в соседнем кабинете, а то опять заснуть спокойно не дадут.

— Легко, — ответил черт и завертевшись как юла, исчез из виду.

Через мгновенье, в соседнем кабинете стихли возгласы «борцов» и их гостей. Нависла тишина и вдруг, раздался громкий женский визг и звон разбившейся посуды.

Леонид с интересом выглянул в коридор и увидал забавную картину. Из кабинета с шумом и визгом выскочили две девушки, а за ними, толкаясь локтями, двое сотрудников ОБЭП. Вся эта компания с криками ужаса спустилась на первый этаж, где тщетно попытались пробиться на улицу, через закрытую входную дверь.

На шум, из своего кабинета вышел эксперт Юра и своим ключом открыл им дверь, после чего толпа незадачливых гуляк, скрылась в темноте. Леонид, перегнувшись через перила, спросил Юру, что случилось.

— Видно так напились, что черти стали им мерещиться, — сказал со смехом Юра, закрывая входную дверь на ключ.

Леонид вернулся в кабинет, где его уже ждал черт. Он опять был ростом с Леонида и сидя за столом, поигрывал кончиком куцего хвоста, улыбаясь выходке своей.

— Ну как, О великий Халиб, угодил тебе? — спросил он.

— Да, ты оказал мне славную услугу, забавно было видеть лица их, — рассмеялся Леонид.

— Тогда я исчезаю? — спросил с ухмылкой черт и не успел на это Леонид ответить, как он вначале вмиг уменьшился в размере, а после испарился, как будто не было его.

* * *

Глава 7: ПРИЕМ СТАРАННЫХ ПОСЕТИТЕЛЕЙ

* * *

После этих странных событий, что с Леонидом приключились, к нему зачастили в гости литературные персонажи, при этом каждый из гостей, старался выразить свое глубочайшее почтение. А Леонид, встречал гостеприимно, с улыбкой каждого героя, включая их создателей: поэтов и писателей, что уж давно почили с миром, оставив прах свой на земле.

Но были и такие, которые вызывали у Леонида неприязнь. Например, известный всем герой из произведения И. С. Тургенева: «Муму», а именно крепостной крестьянин Герасим.

Появившись в его кабинете, он долго размахивал сильными руками, стараясь что-то объяснить жестами Леониду, пока тот наконец не понял его старание что-то объяснить.

Оказалось, что Герасим хотел через него, донести до читателей всю правду о себе и о собачке бедной. Он уверял, что вовсе не хотел топить свою любимицу.

По его «мычащему» утверждению, писатель сам придумал и окончил свою повесть, с таким трагическим концом, тем самым оклеветав его и сделав на века, злодеем для детей и взрослых.

Пришлось Леониду вызвать черта и требовать от него организации встречи героев данного произведения, с целью проведения очной ставки между Герасимом и Иваном Сергеевичем Тургеневым. Это была еще та, незабываемая очная ставка, между героем и его создателем. Но главное было достигнуто, Иван Сергеевич чистосердечно признался, что он и сам страдал от такой концовки своего знаменитого рассказа.

Он пояснил, что в мыслях не желал, чтобы его герой топил собачку, ну просто, по его утверждению, черт попутал. По окончанию очной ставки, участники его, пришли к обоюдному соглашению, устраивающее обе стороны. Оно заключалось в том, что писатель признается в своей ошибке при написании своего произведения, окончив его с таким трагическим концом, а попросту говоря, немножечко приврал.

В общем, правда восторжествовала, герой и его автор, радуясь хорошему концу своей истории, тиская поочередно в объятиях бедную собачку, ушли в свой странный, литературный мир.

Только черт, остался недовольный, так как он не считал себя виноватым, тем более что он никого в этом произведении не путал, по крайней мере, по его утверждению.

Но Леонид на его настроение и нытье, не обратил внимания, ведь главное герой и его создатель примирились, а это уже было хорошо для литературного мира.

Проводив добрым словом писателя и его героя с собачкой, Леонид, собрался уже заняться текущими делами и в этот момент, у него под носом на столе, появилась странная газета, под названием «Во все колокола!», издательство которой, в Лондоне осуществлялось.

В ней старым, дореволюционным шрифтом, была опубликована заметка: «О чудо, как же хорошо!» Далее шло по тексту: «Автор произведения „Муму“, не побоялся заглянуть в душный кабинет следователя Халдея, где всё, включая кактусы в горшке, было пропитано запахом дешевого коньяка.»

Автором заметки данной, был Александр Герцен, что миру подарил, произведение свое — «Былое и Думы».

— А это еще что такое? — спросил удивленно Леонид у черта, показывая ему газету.

— Почта Сээр! — ответил высокопарно черт, — и при этом, вдруг он оказался одетым в ливрею дворецкого.

— Этот номер, Сээр, — продолжил с важным видом черт, — был доставлен, прямиком Вам из Лондона, столицы Великобритании, где внимательно следят за Вашей деятельностью.

И кстати, -продолжил он, — Вами заинтересовался сам Александр Герцен, председатель либеральной партии от Русской эмиграции за границей.

«Этого еще мне не хватало», — подумал про себя Леонид, пряча газету в стол, — еще начнут агитировать за вступление в эту партию, ну нет уж увольте, никакой политики, мне и своих проблем хватает.»

— Так, кто у нас еще желает помощь получить? — спросил Леонид у черта.

— Поприщев, сударь, — тявкнул черт, приняв свой прежний вид — он ждет-с от вас вестей.

— Поприщев!? А это что за тип? — Леонид наморщил лоб, — не помню я такого.

— Читать Вам господин, придется много литературки всякой, — поучительно протявкал черт, — Ваш кругозор литературный, расширить бы не помешало-с.

— Но, но, уж поучи меня, в раз морду у меня получишь.

— Оо, никак-с замашки столоначальника у Вас проснулись!? Не уж то не помните-с такого, ведь его Аксентием Ивановичем Поприщевым зовут, он числится героем произведения «Записки сумасшедшего», что Гоголь Николай Васильевич написал, случайно-с, не читали?

— К сожалению, не читал, но теперь обязательно прочту, — заверил черта Леонид и вспомнив случай свой в лечебнице недавно, спросил, — постой, не уж-то это тот самый мужичок, что давеча в психлечебнице, Испанским королем мне голову морочил?

— Да-с, он самый, вы дали обещание ему-с, что к Николаю Васильевичу с просьбой для него, вы обратитесь? Припоминаете-с!?

— Сказать по правде, я уж позабыл, — ответил виновато Леонид, — ведь посчитал его, видением каким-то, и не воспринял я серьез, на тот момент его стенанье.

— Так исправляйте-с промах свой и будьте милосердны сударь, — сложив ладошки у груди, заверещал рогатый.

Пришлось к услуге черта вновь прибегнуть Леониду и Гоголя в свой кабинет на время пригласить, ну в общим ту проблему о сумасшедшем обсудить.

— Присаживайтесь уважаемый Николай Васильевич! — поприветствовал, учтиво Леонид, такого гостя дорогого.

— И Вам здоровья, голубчик мой, — ответил Гоголь на любезность Леонида. После чего на стол он шляпу с тростью положил и внимательно оглядевши кабинет, с улыбкой доброй на лице, добавил — а мне у вас по нраву, нет право сударь, мило здесь у Вас! Однако-ж, вас прошу меня заранее простить, но время поджимает, дела, дела, покоя нет мне и сейчас, как не было при жизни в этом мире.

— Конечно, я вас понимаю, -ответил Леонид и стул придвинул к Гоголю поближе.

Теперь не медлите голубчик, рассказывайте мне, что за беда у вас тут приключилась?

И Леонид, как на духу, Васильевичу историю поведал, что с ним в лечебном заведении давеча случилась и под конец, он просьбу Поприщева передал в словах, при этом от себя, немного жалости к Аксентию добавил.

Николай Васильевич, выслушал его не перебивая, а по окончанию рассказа, шляпу со стола убрав, со стула встал и слово дал: Он скоро, встрече, с матушкой своею будет рад, — еще подумал и добавил, — а у начальства для него, я постараюсь выхлопотать свободу, ведь не опасен он для общества теперь, ну а под присмотром матушки своей, тем более.

«Ну вот, еще один герой обрел спокойствие и мир в душе своей», — подумал Леонид, провожая Гоголя с улыбкой из кабинета.

Но, вскоре у него появилась очередная проблема. А именно с маленьким принцем, да, тем самым, о котором нам поведал в своем рассказе — французский писатель Антуан-де Сент-Экзюпери, и как мы помним, в конце печальной повести об этом, принц безвести пропал, среди песков пустыни.

А все начиналось так. Как было ранее отмечено, соседями Леонида, по кабинетам были сотрудники различных служб, в том числе и служба по борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Леониду часто приходилось расследовать уголовные дела, связанные с незаконным оборотом наркотических веществ. Как-то раз, расследуя очередное дело, он, перекладывая папки с одного края стола на другой, случайно выронил пакет с вещественным доказательством.

Толь пакет был плохо опечатан, иль был порван, но вещество, находящееся в нем, просыпалось на пол. Нагнувшись и чертыхаясь, стал он собирать его в пакет и в это время за спиной, услышал в районе шкафа, тихое чиханье.

Леонид повернулся, посмотрел на шкаф и увидал на нем какой-то легкий дымок.

Приглядевшись повнимательнее, он разглядел сидевшего на краю шкафа, маленького мальчика, свесившего ножки, обутые в сапожки.

— Леонид приставил стул к шкафу и встал на не него, чтобы лучше рассмотреть странное видение.

— Маленький мальчик, или его видение, встал на ножки, обутые в сапожки, вынул маленькую шпагу, размером с иглу и угрожая ею, произнес: Пожалуйста… купи у меня барашка!

— Что!?

— Так ты купишь у меня барашка?

От неожиданности, Леонид чуть не упал со стула.

— Малец, ты кто?

— Я Принц! — ответил он с гордым видом, продолжая угрожать Леониду своею крохотной шпагой.

«Ну, ну, успокойся», — сказал Леонид примиряющим голосом, — я просто сразу не рассмотрел тебя, ведь ты какой-то прозрачный.

«Конечно, ведь это мой дух», — ответил он и тут же вновь Леониду предложил:

— Пожалуйста… купи у меня барашка.

— А где твое тело о, храбрый принц? — участливо спросил Леонид, не обращая внимание на его предложение.

— Эта подлая змея, что укусила меня в пустыне, утащила мое тело под землю в город, которым правит могущественный махардж-змей. Так ты купишь у меня барашка?

— Нет, барашка я у тебя не куплю, лучше поподробнее расскажи, куда именно тебя унесли и пожалуйста, если сможешь конечно, опиши какие-нибудь детали, встречающиеся на твоем по пути.

— Конечно смогу, ведь я не умер от укуса змеи, просто потерял возможность двигаться на время. Все что происходило со мной, я видел и чувствовал. Помню, как она притащила меня к большой куче земли, которой была засыпана глубокая яма. Змея проникла вглубь этой ямы через небольшую нору и по ветвям дерева, уходящего вершиной вглубь земли, утащила меня в черную бездну.

«Перевернутое дерево!? Что-то мне все это напоминает», — подумал Леонид и продолжил расспрашивать принца:

— Что ты под землей увидел, расскажи подробно, что бы я мог понять где ты сейчас находишься?

— Когда змея ползла вниз по ветвям перевернутого дерева, то я увидел перед входом в темный город, на ветке дерева доску, на которой светились огненные буквы: «Берегись! Ни шагу дальше. Это Город Змей, и в нем правит Великий Царственный Змей-махарадж».

И тут Леонид вспомнил, что в детстве читал эту философскую сказку, -«Перевернутое дерево», известного индийского писателя девятнадцатого века, Кришана Чандара, где он описывает волшебное дерево, проросшее ветвями вниз в подземный мир, корни которого остаются на поверхности земли.

— А что дальше с тобой произошло? — продолжил расспрашивать он «принца».

— Змея затащила мое тело во дворец, где люди с закрытыми лицами, принесли его в великолепный зал. Там на троне, сидел какой-то господин, одетый в дорогие восточные одежды, а рядом с ним стоял мужчина в клетчатом костюме, которого все называли — Вол, эндом.

Перед ними плясали танцовщицы. Сидящий на троне господин сделал знак рукой и люди с закрытыми лицами снова подняли мое тело и отнесли в подвал под башней. Они положили мое бедное тело в черный ящик, стоящего на каменном полу, а сами ушли. Но перед этим я услышал их разговор, о том, что это Вол, энд, приказал им доставить мое тело в подземный мир.

«Значит, Вол, энд и туда проник», — подумал с негодованием Леонид. «Кто же он такой, что сует свой длинный нос в жизнь героев, созданных человеческой фантазией, и что ему от них надо?»

— Рассказывай, что дальше произошло? — продолжил расспрашивать Леонид.

— Вскоре, появился, странный старик, с длинной волнистой бородой. Он был одет в плащ, белого цвета, а в руках держал палку, к серебряному набалдашнику которой были приделаны два небольших крыла. Он высвободил мой дух из неподвижного тела и чудесным образом перенес его сюда в твой кабинет.

— Да, по сюжету книги, я помню этого персонажа, он помог Юсуфу, сыну вдовы и его друзьям: Мохану и мисс Сладкая Булочка. Тогда была разрушена башня и уничтожен змей-махарадж, державший в страхе население города, находящегося под землей. И кстати, ты не помнишь, как звали этого старика?

— Конечно помню, — мне он представился как, господин Световид.

«Странно», — подумал Леонид, «по произведению, этот персонаж представился Юсуфу с его друзьями, под именем — Время!?»

— А что стало с твоим телом, оно так и осталось лежать, в черном ящике? — продолжил расспрашивать принца Леонид.

— Да, оно так и лежит в черном ящике. Световид, обещал, что мне помогут спастись, ведь яд змеиный еще не проник в мой мозг и я еще жив, только без сознания.

— Но как я могу тебе помочь? Я ведь нахожусь здесь, в этом мире и не могу проникнуть как Юсуф по перевернутому дереву под землю!?

— Принц приуныл и сев ему на плечо, стал размахивать своей маленькой шпагой, угрожая невидимым врагам скорой расправой, но более реально, глазу своему новому другу.

И тут Леонид вспомнил про чертика и подумал: «надо бы его использовать».

Не успел Леонид и подумать, как на тебе, черт тут как тут, сидит напротив и улыбаясь играет с куцым кончиком своего хвоста.

— Тьфу ты, хотя бы для приличия перед своим появлением как ни будь образом предупреждал меня, — возмутился Леонид.

— И каким это образом, дым что ли впереди себя пускать?

— А хотя бы и дым, все буду знать заранее о твоем появлении, и хворостину приготовил на всякий случай, — пошутил Леонид.

— Какую, хворостину, — испугался черт, уменьшившись в размере, — уж не ту ли, которой кузнец Вакула меня отхаживал, вместо благодарности за помощь.

— Успокойся, я пошутил, — усмехнулся Леонид. Но насчет дыма я согласен, впредь чтоб наперед тебя он появлялся, да смотри, без запаха и быстро растворялся.

Чертик согласился с условием появления и вновь увеличился в размере. Но тут, увидев за спиной Леонида, дух принца, спросил удивленно, при этом обнюхивая себя: «А это что за дымок, я вроде бы не пускал его»?

— Этот, как ты выразился «дымок», является принцем, вернее его духом, а вот тело его величества, лежит за тридевять земель, в проклятом государстве, в подземелье глубочайшем…

— Где? — не понял черт.

— Под землею, дурень ты этакий. И кстати, тебе придется отправиться в том мир, но, первоначально приведи ко мне в кабинет, литературных героев из произведения Кришана Чандара. Леонид их назвал их имена: Юсуф, Мохан и с мисс Сладкая Булочка.

— Живут они в далекой стране Индии, ну а там сам разберешься.

— Нет ничего проще, я слышал о них, — ответил самодовольно черт. Я даже знаю, что это они уничтожили в подземном городе главную башню во дворце и убили змея-Махараджа. Весь литературный мир только и обсуждал это событие. Господин Вол, энд, был в большой ярости.

Упомянув имя это, с испугом чертик оглянулся и плюнув на пол, быстро, вокруг себя оборотился.

— И что, последствия для них какие были? — спросил Леонид, дав подзатыльник черту за плевок.

— Некоторые в нашем мире, — чертенок оглянулся и продолжил, — не буду я подробно имена их называть, даже осуждали сей поступок, утверждая, что этим они только разозлили, вы сами знаете кого!? Сказал и вновь, вокруг себя оборотился, но на пол плюнуть не решился.

— Рассказывай мне дальше, — потребовал Леонид, но руку больше не поднял на чертенка.

— Большинство из нашего мира, встретило это известие с радостью, поговаривая между собой, что хоть кто-то ему напакостил.

— Вообще то пакостить, прерогатива ваша, ну а сам то ты, на чьей стороне? — спросил Леонид, с подозрением посмотрев на черта, который вновь уменьшился в размере.

— Я!? -У чертика забегали глазки, но быстро сообразив, ответил: «я всегда в стороне, никого не трогаю и меня никто не трогает».

— Ладно, ступай, да и не медли, время не терпит.

— Исчезаю незамедлительно. И кстати, О Халиб, при исчезновении дымок мне так же оставлять?

Леонид не успел и рта раскрыть, как чертик исчез, оставив после себя, лишь легкое облачко, да и недоуменный взгляд принца.

— Ты думаешь, этот хвостатый мне поможет? — спросил он у Леонида.

— Думаю, что да, по крайней мере он выполнит мое задание и приведет сюда тех, кто, не задумываясь нам станет помогать.

— А я в нем не уверен. Вот возьми моего барашка, пока был маленьким, вел себя прилично, а как подрос, стал доставлять одно мне беспокойство. Он невыносим в своем упрямстве, прямо как некоторые правители на соседних маленьких планетах. Я больше не могу его терпеть и потому хочу продать, но это трудно сделать мне, ведь мы в ответе за прирученных… и тут принц, вздохнув, добавил, — как жалко, что ты не хочешь купить этого упрямого барана.

— Ну, баран, он и в космосе баран, — пофилософствовал Леонид, не желая продолжать беседу о покупке.

На этом разговор окончился. Принц, взобрался на шкаф, где притих на время, а Леонид погрузился в изучение уголовного дела.

Долго ждать не пришлось, вначале появился улыбающийся чертик, а вслед за ним все трое друзей, Юсуф, сын вдовы, и его неразлучные друзья, Мохан и мисс Сладкая Булочка.

— Леонид, отложив в сторону уголовное дело, стал с интересом рассматривать своих любимых книжных героев.

Первым заговорил Юсуф. Он в начале, внимательно и с подозрением посмотрел на Леонида, а после прямо у него спросил: -Ты кто такой?

Леонид, улыбнувшись, представился гостям, после чего, пригласил Юсуфа с его друзьями присесть на стулья, благо их в кабинете было несколько и выслушать его.

Друзья присели и молча, правда, иногда по очередности вскакивая от волнения с мест, выслушали рассказ Леонида до конца.

Узнав о том, что злой падишах со своим войском, захватил власть в подземном городе и восстановил башню, друзья наперебой стали кричать и спорить, выясняя, кто из них виноват в этой беде.

Леонид их успокоил и попросил, вновь отправиться по перевернутому дереву под землю и, спасти маленького принца, тело которого лежит в подвале башни города змей.

«Но, нам придется вновь найти ворону, взять у нее серебряную шкатулку, в которой лежит волшебная роза, убить великанов, разбудить спящий город, получить волшебный рубин и им вытянуть яд из тела принца», — сказал, тяжело вздыхая Мохан.

— А сделать это трудно, ведь с нами нет дедушки «Время», с его волшебным летающим посохом, — поддержала его мисс Сладкая булочка.

Но тут мисс Сладкая булочка, обратила внимание на стоявший на подоконнике глиняный горшок, в котором был посажен кустик с нераскрывшимся бутоном розы.

— Смотрите! — крикнула она, показывая пальцем на куст. — Да эта же, та самая волшебная роза, вот только она на этот раз, в виде нераскрытого бутона.

— Подожди, — остановил ее Леонид, — откуда ты знаешь, что это та самая роза? При этих словах, все удивленно посмотрели на мисс Сладкая булочка.

«–Вот глупые», — сказала она друзьям, — вы что, не помните, что когда я плачу из глаз моих, падают жемчужины, а когда смеюсь, то из губ сыплются цветы, в том числе и розы. Не мне ли в них разбираться и не знать какой это цветок в горшке!

Но тут она повернулась к Леониду и с тревогой в глазах, спросила: «Но что с нею стало, почему бутон не раскрывается и как эта роза попала в ваш кабинет?

— История появления этого бутона розы, связано со странными обстоятельствами, и я постараюсь вам рассказать об этом.

Все присутствующие уселись вокруг Леонида и приготовились выслушать его рассказ.

* * *

Глава8: РАССКАЗ ЛЕОНИДА

* * *

— Со мной работает, молодой следователь Гуров Саша», — начал свой рассказ Леонид — и по стечению обстоятельств, его семья приобрела квартиру в одном доме с нами, на одной лестничной площадке, можно сказать поселились дверь в дверь.

Его жена, Наталья, занимается выращиванием цветов, помогая своим родителям в их оранжерее.

Как-то раз ее отец, закупив партию саженцев роз, высадил их на грядках в оранжерее, предполагая к праздникам цветы на продажу вырастить. И вот, на всех посаженных кустах, расцвели благоухающие прекрасные розы и только один куст оставался с нераскрытым бутоном.

Соседка наша, Наталья Гурова, из оранжереи, принесла домой букеты роз и перебирая их, обнаружила этот куст, с капризным бутоном.

— Ну и что с тобою делать? — спросила она, поглаживая ветку кустика. Рассматривая его, она обнаружила, что на нем всего четыре шипа. «Странный какой-то куст» — подумала она, а вслух произнесла, — если продам его, то новый владелец этой розы, просто выкинет ее на помойку, где он засохнет и погибнет.

И тут она увидела, что по бутону скатилась маленькая капля, — «это что, сок растения?» подумала Наталья и поддев его пальцем попробовала на вкус. К ее удивлению, сок был солоноватым. Наталья еще больше удивилась и подумала, что «роза плачет», после чего отложила куст в сторону.

В это время, в гости к ней зашла моя жена, — продолжил Леонид, — и увидав букеты роз, восхитилась ими.

«Какая красота», — воскликнула она и взяв в руки странный куст, понюхала его бутон. Но от него не было того пленительного благоухающего запаха, что источали остальные розы.

— Какой-то странный он.

— Ты тоже заметила? — спросила ее Наталья, — я не пойму, что это за сорт, такого я никогда не встречала. Высадили мы эти саженцы одинаково по времени, но этот куст так и остался с нераскрытым бутоном. Может ты соседка, возьмешь его себе, посадишь в горшок, а там глядишь что-нибудь да получиться с цветком.

— Попробую, недавно я купила на рынке глиняный горшочек, он как раз подойдет по размеру к этому небольшому кусту розы.

«Вот таким образом, странный куст попал к нам в квартиру», — рассказал Леонид.

— А дальше, — в нетерпении спросила мисс Сладкая булочка.

— Дальше!? — Ну, дальше все просто.

— Моя жена пересадила его отдельно в горшок, с надеждой, что он пустит корни и на нем расцветут прекрасные розы. Проходит несколько дней, но бутон так и не раскрылся.

— Может я отнесу этот горшок на работу? — спросил я ее, — пускай хотя бы куст розы украсит мой кабинет, а то одни колючие кактусы на подоконнике.

— Забирай, у нас и так много цветов, согласилась жена и я принес этот горшок с кустом розы на работу и поставил на подоконник.

— Но вот что странно, куст розы простоял у меня почти что месяц, но так и остался с не раскрытым бутоном.

«–Действительно, странно», — сказал маленький принц, приближаясь к горшку с кустом розы.

И в это время все в кабинете замерли, как будто в ожидании чуда. Все смотрели на принца и на таинственный куст, что одиноко в глиняном горшке сидел без дела.

— Один лишь чертик, странно улыбаясь, старался спрятаться за спиной у Леонида.

* * *

Глава9: ПОЯВЛЕНИЕ ПРИНЦЕССЫ

* * *

Когда маленький принц приблизился к кусту розы и прикоснулся к бутону, то действительно, произошло чудо, бутон вдруг раскрылся.

— Да это же мой цветок, который я оставил на своей маленькой планете! — вскричал радостно маленький принц.

В это время из прекрасного цветка появилась она, — маленькая принцесса. Правда она была, как и принц, всего лишь маленьким духом в этом огромном мире. Но и в таком виде она была прекрасна. У нее, как и у принца были золотые волосы, развивающиеся от легкого дуновения ветерка, ее легкое платьице скреплялось маленькой серебряной розочкой на груди, а на ее тоненькой шее, красовался, такой же как у принца, золотой шарф.

Все молча смотрели на принцессу и не знали, что сказать. Первой заговорила она.

— Ах, я насилу проснулась… Прошу извинить… Я еще совсем растрепанная…

Леонид, читавший произведение французского писателя Антуана Де Экзюпери, догадывался, какую фразу произнесет маленький принц в ответ на ее слова. Он уже собрался остановить его, но потом передумал и решил все же выслушать принца, который не обманул его ожидания.

— Как вы прекрасны!.. — воскликнул принц и засмущавшись спрятался за горшок для куста с розой.

«Конечно!» — подумал Леонид, — «одно дело разговаривать с цветком, а другое, с живой принцессой», — после чего, дунув на принца, подтолкнул его к принцессе. Оставив их на минуту в покое, Леонид обратился к Юсуфу и его друзьям.

— Итак, задача облегчена, у нас имеется волшебный цветок. Поэтому не медлите, берите его прямо с горшком и отправляйтесь в подземный город змей.

— Но что будем делать с принцессой? — спросил Мохан, — ведь ее брать с собой в подземный город опасно, она такая легкая, что может затеряться среди листвы волшебного дерева и ищи ее потом в темноте среди листвы и веток.

— Согласен, — ответил задумчиво Леонид, — поэтому принцесса останется со мной.

Но тут возмутилась принцесса:

— Вы не можете забрать у меня цветок, я без него пропаду!..» — пропищала она, прижимаясь к принцу. Принц встал на ее сторону, угрожающе вытащив свою крохотную шпагу.

«Этого мне еще не хватало», — подумал Леонид, удивляясь новому повороту событий, а вслух, спросил:

— Кстати, уважаемая принцесса, а как Вас величать, ведь теперь, цветком розы, Вас не назовешь, не так ли, ведь это же всего лишь был ваш дом?

— Зовите меня… и тут, принцесса задумалась и неожиданно расплакавшись, призналась, что у нее нет имени.

— Как странно, у принцессы нет имени, — грустно сказал Мохан, и подумав, продолжил:

— Мы действительно ничего о тебе принцесса не знаем, знаем только о твоем домике, что цветком розы был.

Друзья Мохана, при этом согласно закивали головами.

Я помню, — продолжил Мохан, — когда этой розой мы прикоснулись к жемчужной раковине, то она стала такой легкой, что даже мисс Сладкая булочка смогла ее поднять! Не так ли? — обратился он за поддержкой к своей подружке.

Мисс Сладкая булочка, согласилась с этим.

— Так давайте так ее и назовем — «принцесса– жемчужная раковина», — предложил, как всегда прямолинейно Юсуф.

Все согласились и главное была довольна сама принцесса, правда с поправкой от нее, без приставки -«раковина», просто — «Жемчужина».

— Почему? — Удивленно спросил принц.

— Потому, что раковины бывают разные, не только для хранения жемчуга, — ответила многозначительно принцесса.

Больше возражений не поступило, и герои стали поочередно поздравлять принцессу с получением имени, достойного ее статуса.

«Да, все это хорошо, но как же быть с цветком, он ведь вам нужен в подземелье», — спросил Леонид, останавливая веселье героев. Все вновь приуныли.

И тут Леониду пришла оригинальная идея как выйти из создавшегося положения.

— Уважаемая принцесса Жемчужина, не соблаговолите ли Вы пожить временно в одном из этих колючих кактусов? — спросил он, показывая на горшки, стоящие на подоконнике, при этом, не рассчитывая на ее согласие.

Однако, принцесса, на его удивление легко согласилась, объяснив, что с таким количеством шипов она будет в безопасности, ведь на ее кусте всего лишь четыре шипа.

Но тут запротестовал сам принц, сказав: что его невеста может превратиться в колючую старуху, а он на это категорически не согласен.

«Ну вот, теперь принца уговаривай», — подумал про себя Леонид, но неожиданно на его сторону встала сама принцесса.

— Милый принц, я ведь родилась вместе с Солнцем и намного старше кактуса, поэтому он на меня повлиять никак не сможет, так что думай о… Тут она смутилась, потом кашлянула раз-другой, чтобы Маленький принц почувствовал, как он перед нею виноват.

Леонид вспомнил строки из произведения Антуана Де Экзюпери: «Она ведь любила маленького принца, и лгать не могла. Ведь, глупо лгать, когда тебя так легко уличить!»

«Сейчас только этого мне еще не хватало», — подумал Леонид и решил остановить этот диалог.

— Стоп, хватит с меня телячьих нежностей, прошу Вас, «милый принц», оставьте принцессу, под мою ответственность, и топайте за своим телом, иначе я за себя не ручаюсь.

Все единодушно согласились с этим и не зная, как действовать дальше, посмотрели на черта.

— Что!? — Спросил возмущенно черт, — я здесь не причем, обращайтесь к… и тут черт, повернул свое рыльце в сторону Леонида, после чего продолжил свою льстивую речь, — к величайшему из Халдеев, Леониду — О. Халибу.

Присутствующие, перевели взгляды на Леонида, ожидая дальнейших действий.

«Мне наверно, стоит дать сейчас приказ», — подумал Леонид и сдвинув грозно брови, на черта посмотрел.

— Все понял, так бы сразу и сказал, — мгновенно отреагировал черт и жестом волосатой руки, предложил всем присутствующим в кабинете собраться вокруг него.

В этот миг, Леониду пришла в голову мысль, глупая на первый взгляд, но не лишенная некоторого смысла.

Он подозвал к себе мисс Сладкая булочка, и чтобы никто не услышал, прошептал ей на ушко свою просьбу.

Черт весь напрягся, но так и не смог услышать, о чем просил ее Леонид.

Мисс Сладкая булочка, в знак согласия, кивнула Леониду своею очаровательной головкой и присоединилась к своим друзьям.

Маленький принц, на прощанье, дал Леониду и принцессе, ценные указания. Принцессе, что бы остерегалась каких-то баобабов, а Леониду, охранять его невесту от изрядно подросшего барана, хоть и нарисованного, но такого же упрямого, как и все живые.

После чего, принц, с довольным видом запрыгнул на шею черта и крепко ухватившись за его рожки, ударил шпагой со всей силы по его спине, воображая себе, что он сидит на коне.

Судя, по недовольной физиономии, черт был не в восторге от этой выходки принца. Но был вынужден терпеть, так как у седока в руках была шпага и главное на него внимательно смотрел О Халиб.

Топнув копытцем, черт и его вынужденная компания, исчезли из виду, и только легкий дымок, висевший некоторое время в середине кабинета, оставался свидетельством недавно происходящего здесь события.

Леонид, оставшись наедине с принцессой, от волнения за героев стал нервно перебирать документы на столе.

Принцесса же, как ни в чем не бывало, произнесла: «Кажется, пора завтракать. Будьте так добры, позаботьтесь обо мне…» После чего, потянувшись и сладко зевнув, влетела своим легким воздушным тельцем в колючий кактус.

«Да что с этим проспиртованным кактусом станет!?» — подумал раздраженно Леонид, «ведь на его корни, было вылито столько остатков спиртного, что хоть сейчас им опохмеляйся!»

Но поразмыслив, Леонид реально забеспокоился за принцессу, ведь неизвестно, как повлияет на нее сок кактуса, она и так капризна как все принцессы, а под воздействием алкоголя, может стать вообще несносной. Да и как на это отреагирует сам маленький принц, если он конечно вернется?

От этих мыслей, у Леонида, заболела голова и он, подложив под голову книгу, уснул крепким сном Халдеев.

* * *

Глава10: Первое появление странного старика

* * *

Прошел месяц, месяц, заполненный следственной работой, а также томительного ожидания возвращения героев. За это время у Леонида побывало множество «странных» посетителей.

Нельзя сказать, чтобы Леонид устал от их посещения, скорее они скрашивали его будни. Единственно, что его раздражало, так это бесконечные упреки со стороны принцессы.

Ее все не устраивало, и что принц долго задерживается, и что кактус тесноват, да и кабинет не в ее вкусе. По сравнению с планетой маленького принца, он какой-то не уютный, ей видите ли, здесь нахватает баобабов.

В конце концов, она так достала Леонида нытьем, что он предложил ей прогуливаться в ночное время, по соседним кабинетам, о чем конечно, вскоре, пожалел.

Сотрудники, по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, привыкшие к различным ситуациям по работе, нисколько не удивились принцессе, что не скажешь в отношении работников по экономической безопасности.

Они и так, после появления в их кабинете черта, не могли прийти в себя, а тут вдруг, новое наваждение, — хнычущее привидение. Больше по ночам, этих сотрудников в кабинете не наблюдалось. Всю работу, по подсчету контрафактной продукции, они успевали выполнить до наступления темноты.

В общем, от прогулок по зданию, невменяемой принцессы, выиграл только Леонид, так как ночи, в дежурные сутки, стали гораздо спокойнее, стало меньше шума. Если не было вызова на происшествие, то он вполне мог выспаться, и главное, принять и выслушать очередного литературного героя.

Леонид, специально для таких посетителей завел папку, куда складывал все их заявления, а также протоколы допросов «странных» ночных посетителей, этих «литературных гостей».

На обложке папки, большими буквами, он сделал надпись — «странные посетители».

Одного он никогда не делал, Леонид категорически отказывался принимать анонимные заявления и доносы от кого либо, не делая никаких скидок на знаменитость.

Постепенно, папка заполнялась новыми документами, пока не стала выглядеть вполне солидным делом.

Его коллеги, в том числе и Дима Ефимов, обратили внимание на эту папку, лежащую на краю стола с таким странным названием. На их вопросы, Леонид только отшучивался, утверждая, что это досье на «странных преступников» и информация о не менее «странных преступлениях».

По крайней мере, если кто и заглядывал в эту папку, то кроме подписи Леонида, в бумагах ничего увидеть не мог. Таким образом, интерес к этой папке постепенно у коллег пропал, что было на руку Леониду.

Как-то раз, Леонид задержался на работе до темноты. Все сотрудники, закрыв свои кабинеты, покинули здание, и он остался один на своем этаже.

Спустившись вниз, он отдал дежурившему эксперту, постановление на экспертизу и собрался уже уйти домой, как услышал на втором этаже, чьи-то шаги. Леонид, удивился, тому, что кто-то остался в здании, хотя он видел, как последними ушли сотрудники отдела ОБЭП. Леонид решил подняться на второй этаж и осмотреться.

К его удивлению, в коридоре он заметил пожилого на вид мужчину, можно было бы даже сказать старика, одетого в помятый костюм, серого цвета. Старик был высокого роста, сухощав. Широкие плечи и сильные запястья, указывали на его крепкое телосложение. Лицо было немного продолговато с большими добрыми глазами, серого цвета.

Лицо старика, украшала изящная, коротко подстриженная, седая бородка. Он стоял возле двери кабинета Леонида, прислонившись к стене, как будто бы ожидая его.

— Вы, кого-то ищите? — спросил Леонид.

— Вообще то, да, — ответил он, — я, видите ли, ревизор-аудитор, работаю по найму у твоих соседей по кабинету, сотрудников ОБЭП. По чистой случайности я оставил в их кабинете свой портфель и когда вернулся за ним, то обнаружил, что они уже ушли. Так что извините, если попрошу вас не отказать в моей просьбе, воспользоваться вашим рабочим телефоном.

— Конечно, пожалуйста заходите, — ответил ему Леонид, открывая дверь кабинета.

Старик зашел в кабинет и осмотревшись, подошел к столу.

— Не стесняйтесь, присаживайтесь, — предложил Леонид, любезно пододвигая телефонный аппарат к посетителю.

Но посетитель, не обратив внимания на телефон, отдернул штору на окне и стал рассматривать кактус, в котором временно проживала принцесса Жемчужина.

В это время она как обычно вышла из своего временного дома на прогулку по соседним кабинетам. С важным видом, принцесса прошла по столу у самого носа гостя и неторопливой вальяжной походкой направилась к выходу из кабинета.

Леонид замер, предчувствуя реакцию посетителя, в виде возгласа: «что это? Ну и тому подобное. Но на его удивление, старик как будто бы и не заметил принцессу. Он спокойно, задернул штору и повернувшись к Леониду, спросил, как у него дела?

В это время Леонид, занятый мыслями о принцессе, отвлекся от гостя и не заметил, как тот, не дождавшись от него ответа, взял со стола папку, с названием «странные посетители» и достав из нее несколько бланков, разложил их перед собой на столе.

Когда, Леонид, повернулся к нему, то увидел, что гость рассматривает с любопытством собранные им заявления от странных посетителей.

— И что Вы в этих пустых бланках рассмотрели? — спросил он.

Старик, перебрав несколько бланков и отложив их в сторону с любопытством посмотрел на хозяина этой папки.

Леонида это стало раздражать, и он прямо его спросил, — что вам надо?

— Ничего, — ответил гость и достав из папки еще несколько заполненных странными посетителями бланков с интересом стал их рассматривать, и Леониду показалось что старик видит текст и его читает.

«Так, понятно», — подумал он, пододвигая к себе папку с названием «странные посетители».

Если посетитель, видит текст в заявлениях, заполненных «странными посетителями», а это значит, что у него в гостях очередной «странный посетитель», иного ответа на это у Леонида не было.

В это время Старик, посмотрев на Леонида, потом на папку и вдруг громко рассмеялся.

Правда, смех его не был вызывающе оскорбительным, скорее дружелюбным.

— Что, что не так? — спросил раздраженно Леонид, вытаскивая чистый бланк, — гражданин, мне некогда, давайте быстрее рассказывайте, с каким заявлением пришли, но предупреждаю, если с жалобой или кляузой, то прошу покинуть мой кабинет.

Старик так смеялся от души, что слезы, выступили из глаз. Смахнув их ладонью, он успокоился и серьезно посмотрев на Леонида попросил стакан воды.

Выпив залпом воду, он достал платок и вытерев губы и бородку, спрятал его обратно в карман.

— Может, представитесь — спросил нетерпеливо Леонид.

— Ты хочешь знать мое имя? Но оно тебе ничего не даст. Зови меня просто «ревизор», — так будет и для тебя безопаснее и мне спокойнее, хорошо?

«Ревизор?» — подумал Леонид, — неужели опять связано с Гоголем?»

— Нет не с Гоголем, — как будто читая его мысли, ответил незнакомец, — просто называй меня так и все.

— Хорошо, господин Ревизор, я надеюсь, что Вы не совершали какого-либо преступления за что Вам, было бы стыдно?

— Нет, не совершал, — вновь рассмеявшись, ответил гость.

— Ну а тогда какого рожна вы пришли в мой кабинет в столь поздний час? — разозлился Леонид.

— Просто пора ввести тебя в курс дела, — ответил спокойно старик, представившийся под именем «Ревизор».

— После того как мы дали объявление о твоем местонахождении, к тебе в кабинет хлынули все литературные герои, желающие добиться справедливости. И как я посмотрю, ты прекрасно с этой задачей справляешься, вон даже папку специальную завел. Ну а, что ты думал делать дальше с этими заявлениями, допросами, очными ставками и прочими следственными документами?

— А Вы, извольте узнать, кем являетесь, проверяющим в мире литературы или просто гражданином несуществующего мира? — спросил Леонид, недовольный очередным начальством, не весть откуда взявшимся на его голову.

— Нет, не проверяющий, я тот, кто тебе поможет разобраться, а вернее тот, кто ответит на твои вопросы, а вопросов у тебя видать накопилась не мало, не так ли?

— Хм, по правде сказать, да, — ответил Леонид. Например, что за напасть навалилась на меня, жил себе не тужил и на тебе, стал Халдеем, или как называет меня черт, — О. Халибом.

— О, я вижу, что черт уже побывал у тебя? -при этих словах Ревизор посмотрел в сторону шкафа.

— В это время одна дверца шкафа, подозрительно скрипнув, предательски приоткрылась и в углу шкафа стали видны две коробки с контрафактным коньяком.

Старик бесцеремонно подошел к шкафу, вскрыл верхнюю коробку и вытащил одну из бутылок коньяка. Подняв ее и посмотрев на этикетку, он произнес: «Славный напиток!»

Леонид покраснел, но тут же ответил: Я собирался отдать эти коробки сотрудникам, ОБЭП, но не успел.

Ревизор опять рассмеялся, после чего сказал: «отдавать не надо, этот напиток, или как вы его называете «коньяк», давно уже у этих сотрудников списан, так что оставь его у себя в шкафу.

«Откуда он знает про эти коробки?», — подумал Леонид, «впредь надо быть с ним поосторожнее», но вслух охотно согласился со стариком, в части решения оставить их у себя.

— Вот только как мне объяснить наличие их в шкафу коллегам по работе? — спросил он у старика.

— Никак, ведь они до сих пор их не замечали, вот так и впредь не будут их видеть, пока сам этого не захочешь, ведь коробки можешь видеть только ты и не только видеть….

— Да-да, но как насчет использования этого контрафактного напитка? — опережая слова старика, с улыбкой на лице спросил Леонид.

— Да как пожелает ваша душа, лишь бы черт тебя не сдал, ведь не знаешь наперед, что он задумал сделать — сказал задумчиво старик.

— Ну да, от него можно ожидать чего угодно — поморщился Леонид при воспоминании о рогатом, — мне кажется, что это он приложил все усилия, чтобы втянуть меня в такую круговерть с допросами да заявлениями. Я даже не знаю, как и справиться с этим в дальнейшем.

— Но ты же, неплохо с этим справляешься, — ответил на его сетования Ревизор, — по крайней мере, о тебе пошли слухи как о хорошем литературном следователе.

— Слухи!? — А, наверно опять этот черт приложил свои старания?

— Боже милостивый, ну конечно естественно, само собой разумеется — нет! — вскричал старик Ревизор. — И сделайте одолжение, мистер Леонид, не говорите глупостей. И потом, заклинаю тебя всеми чудесами света, реже упоминай слово «черт»!

— В мире человеческой фантазии, уверяю тебя, хватает положительных героев, которые заслуживают намного большего внимая, чем вышеупомянутый тобою… и кстати, куда направились мои старые знакомые, Юсуф, Мохан, и мисс Сладкая булочка?

Пришлось Леониду, рассказать про принца с принцессой, и куда он направились Юсуф с друзьями.

— Хорошо, я так и предполагал, когда перенес дух маленького принца к тебе в кабинет.

— Так вы и есть тот самый Световид, или как там Вас, кажется дедушка «Время?» — спросил Леонид, удивляясь неожиданному повороту событий.

— Да, — ответил коротко старик, — так я представился Усуфу и его друзьям, находясь в подземном городе змей. Вообще то, меня называли по-разному, вот тебе я представился как «ревизор», а в старые времена, друзья знали меня под именем Гэндальф, что звучит, конечно, солиднее. Но я с тобой согласен, для имени, «ревизор» звучит странновато, но пусть так и останется между нами, хорошо?

— Хорошо, — согласился Леонид, — впредь буду так Вас величать. У меня в кабинете кого только не было, даже странный господин с именем Вол, энд, несколько раз появлялся.

А сам про себя подумал: «странное у старика имя, „Гэндальф“, где-то я уже его слышал, надо порыться в своей памяти».

— Вол, энд!? — удивился Ревизор, — а, может «Воланд».

— Нет, это точно, он себя так и назвал, -Вол, эндом.

— Ладно, тогда расскажи поподробнее про вашу встречу с ним, — попросил он Леонида.

Выслушав рассказ, старик задумался.

— Да, забыл сказать, — вспомнил Леонид, — маленький принц видел его в городе змей, во дворце махараджа. Он не успел Вам сообщить об этом и попросил сделать это мне.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.