электронная
80
18+
Кэухъюз: город страха

Бесплатный фрагмент - Кэухъюз: город страха


Объем:
108 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-4774-8

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Это был обычный рейс из Осло в мой родной город — Бардуфосс. По крайней мере, он начинался совсем обычно, не считая того, что его задержали на четыре часа из-за непогоды, и вылетели мы далеко за полночь. Пассажиров было немного — человек тридцать. Все сонные, уставшие и злые. Моим соседом оказался единственный улыбающийся человек в самолёте. Это был весёлый толстячок по имени Эмиль. Как оказалось, он отправился в Бардуфосс за наследством. Теперь ясно, чего это он всё время улыбается. Но я не собирался весь полёт слушать трёп о «бедной тётушке», которая и оставила ему своё имущество. Вежливо намекнув соседу, что собираюсь отдохнуть, я удобнее устроился в кресле и закрыл глаза. Лететь недолго — около двух часов. За это время можно хорошенько подумать на случившимся вчера. Да, и за одно придумать отговорку для матери с отцом — почему это я так неожиданно, без предупреждения в отчий дом заявился. Соскучился? Поверят ли? Я привык без них. Школа-интернат, потом армия — год. Там же ещё пять лет — по контракту. Отпусков почти не брал. После армии — в Осло работу искать. Работа… Ладно, скажу им, что взял отгулы, и решил им сюрприз устроить. Пойдёт.

Минут через двадцать полёта (а может и больше — я не засекал) мы вошли в зону турбулентности. Выполнив указания бортпроводницы, я оглядел салон. Я не боялся летать, в отличие от молодой длинноволосой блондинки, которая вцепилась в руку своей, видимо, подруги — шатенки. Та улыбалась и что-то монотонно говорила ей. Остальные пассажиры, вроде, были спокойны и продолжали отдыхать. И я последовал их примеру. Слава Богу, здесь нет детей, а то не удалось бы мне поспать.

Проснулся я от наглого толчка в мой бок.

— Вы в курсе, что происходит? — тревожно спросил толстяк Эмиль.

— Откуда? Я ж только проснулся! — раздражённо ответил я.

В самолёте, действительно, что-то происходило. Об этом я спросил у девушки — шатенки, которая всё успокаивала свою подругу.

— Мы должны уже подлетать к Бардуфоссу, но диспетчеры не выходят на связь. Погода плохая, видимость почти нулевая.

— Это стюардессы сказали?

— Официально ещё нет. Я подслушала их разговор, когда в туалет ходила.

— И судя по панике в салоне, ты всем рассказала. Что говорить — молодец! — саркастично заметил я.

На моё замечание шатенка мне только язык показала. Походу, она-то и не паниковала вообще.

Самолёт зашёл на второй круг. Стюардессы током ничего не могли сказать, капитан вовсе молчал. Через полчаса из динамиков послышался треск и голос капитана:

— Уважаемые пассажиры! С вами говорит капитан корабля Йен Хёнсанс. Как вам уже известно, диспетчеры города Бардуфосса не отвечают. Видимость нулевая. Мы заходим уже на третий круг, но топливо на исходе. Это были плохие новости. Теперь хорошие. С нами связался диспетчер аэропорта города… эээ… какой город? — обратился капитан ко второму пилоту, затем продолжил: — … города Кэухъюз. Связь прерывалась, но координаты мы услышали. Так что, выполняем аварийную посадку в аэропорту Кэухъюз. Мягкой посадки.

По салону пошли неоднозначные эмоции: кто-то облегчённо вздыхал, кто-то раздражённо ругался. Не сказать, что посадка была мягкая, но всё-таки, никто не пострадал. Уже рассвело. Я вышел из самолёта (вернее скатился по надувному трапу) и увидел… Нет, я ничего не увидел. Стоял густой, непроглядный туман. Как наши пилоты умудрились посадить самолёт в таких условиях, я не понимал. Да и не хотел понимать. Главное — мы на земле. До здания аэропорта мы шли почти на ощупь: дальше, чем на три метра ничего не было видно. Дойдя до здания, я немного удивился простоте его дизайна. Хотя, ничего удивительного: город-то провинциальный. Над входом висела вывеска: «Добро пожаловать в Кэухъюз».

Глава 2

Внутри здания аэропорта было пусто. Никто нас не встречал. Не было работников предприятия, даже охранников. Несколько секунд вся наша «самолётная» толпа молча стояла и озиралась по сторонам.

Первым сообразил капитан. Ему было около шестидесяти лет. Ходил он медленнее всех, немного прихрамывая, и немного отстал. Проходя сквозь ораву пассажиров, он сказал:

— Поищу диспетчерскую. Кто-то же с нами говорил!

— Скорее всего, аэропорт начинает работать позже, — предположил худощавый мужчина, лет сорока пяти. — В маленьких городах, может, не так часто рейсы бывают.

— И сколько нам ждать? — спросила длинноволосая блондинка. Она вытащила из кармана куртки свой телефон. — Мой «Айфон» сошёл с ума. Он не показывает время. И связи нет.

Я включил свой телефон и очень удивился увиденному. Электронные часы на заставке экрана показывали: «99:99».

— Вот те на! Как странно. У всех так? — я повернул телефон экраном к толпе.

Многие закивали головами и удивлённо всматривались в экраны. Те, у кого были наручные механические часы тоже пожимали плечами: стрелки остановились. Причем у каждого часы встали по-своему. У кого-то часы показывали «12:00», у кого-то «4:20».

В здании было несколько стационарных телефонов, но они тоже не работали. Что-то мне подсказывало, что на этом странности не закончатся.

Наконец, вернулся капитан и сказал, что здесь точно никого нет. Пассажиры зашумели:

— А как же наш багаж?

— А кто нам его выдаст?

Капитан успокоил народ, уверив их, что скоро здесь будут работники, и с их багажом всё будет в порядке. Он предложил подождать немного в зале ожидания. Ну, что ж, подождём.

По моим ощущениям прошло около часа. Время на часах застыло на неестественных цифрах «99:99». Никто из местных так и не пришёл. Люди раздражались и возмущались всё сильнее.

Было решено выйти на улицу и поискать кого-нибудь, кто сможет нам помочь. Вся толпа «вывалилась» с другого выхода аэропорта. Туман не рассеялся, и мы цепочкой пошли друг за другом. Вёл всех второй пилот — молодой человек, лет двадцати пяти. Пошли мы немного, скорее всего, через улицу.

— Здесь гостиница! — крикнул молодой пилот, которого, как мы узнали, звали Арне.

В цепочке из людей прошёл рокот: «Слава Богу!»

— Кто-то должен остаться в аэропорту, — заявил капитан. — Анре, доверяю эту миссию тебе. Как только появится кто-нибудь из местных — сообщи мне. Люди хотят отдохнуть по-человечески. Я тоже, если честно.

Мы зашли в гостиницу. В вестибюле и на ресепшене никого не было. Этому я даже не удивился. Люди терпеливо ждали администратора, но что-то мне подсказывало, что его не будет. Но, на удивление, где-то на втором этаже тихо играла музыка. Капитан приказал стюардессам сходить наверх и позвать кого-нибудь. Те, цокая каблуками, зашагали по лестнице. Почему-то, мне стало не по себе.

— Может, мы все вернёмся в аэропорт? — предложил я.

На меня посмотрели, как на умалишённого.

— Если хотите, то идите, — нервно сказала какая-то женщина, — а мы до отлёта останемся здесь.

Толпа поддержала женщину, поддакивая ей.

— Кто хочет, может вернуться в аэропорт вместе со вторым пилотом, — громко сказал капитан.

Я тут же подошёл к Арне. К моему изумлению, нас собралась небольшая компания: девушка — шатенка с подругой — блондинкой, худощавый мужчина, мой сосед по креслу — Эмиль, я и, соответственно, Арне. Перед самым выходом к нам присоединилась молодая девушка. Одежда, обувь, волосы и даже ногти её были чёрного цвета. Глаза девушка тоже накрасила в этом же стиле. Типичный гот. Увидев её, шатенка прыснула и надменно отвернулась.

— Кстати, я — Томас, — представился я, когда мы зашли обратно в здание аэропорта.

— Аннет, — с улыбкой помахала рукой всем блондинка. Тут же она слегка толкнула подругу локтем в бок.

Шатенка закатила глаза и плюхнулась в кресло:

— Я — Ева.

Тощий мужик представился Петером. Толстяк Эмиль радостно пожал всем руки. Также, официально, представился второй пилот, хот мы уже знали, как его зовут. Осталась только девушка-гот. Но она молчала.

— Надеюсь, тебя зовут не Сатана? — ухмыльнулась Ева.

— Что ты говоришь! — пшикнула на неё Аннет.

— Я — Тира! — громко сказала девушка и отсела ото всех подальше.

Ну, вот и познакомились.

— А туман-то рассеивается, — сказал Арне некоторое время спустя, смотря в большое окно.

Действительно, на улице стало светлее, и здания вырисовывались более ясно.

— Надо было тоже в гостинице остаться, — пожалела Ева. — Почему до сих пор никого нет?

— Может уже магазины открылись? — оживилась Аннет.

Девчонки, кроме Тиры, побежали к магазинам. Подёргав двери, они пожали плечами. Ева от злости даже притопнула ногой.

— Они, что, здесь все вымерли?! — в сердцах крикнула она.

— А где гостиница? — вдруг задумчиво спросил Арне, смотря по сторонам. — Она должна быть недалеко. Через дорогу.

Наши взгляды одновременно остановились на пустыре между двумя одноэтажными зданиями.

— Она должна быть там! — ошарашенно крикнул Арне и подбежал к пустырю, словно ища там гостиницу.

— Ты уверен? — спросил я. — Может, она немного дальше?

— Я уверен, — голос Арне звучал убедительно.

Я предложил дойти до конца улицы и проверить. Не может же целое здание исчезнуть? Заодно, может, встретим кого-нибудь их местных.

— Капитан! — кричал Арне, идя по длинной широкой дороге, вымощенной серым кирпичом. — Капитан!

— Да не ори ты так! — возмутилась Ева. — Мёртвых разбудишь!

Увидев наши укоризненные взгляды, девушка добавила:

— А что? По-моему, этот город вымер. Разве не странно, что здесь никого нет?

Конечно, это было странно. Но все предпочли промолчать. Я, по крайней мере, надеялся, что всему можно найти логичное объяснение.

Дойдя до развилки дорог, мы остановились.

— Эй, ребята! — тихо сказал Эмиль. — Не это ли наша гостиница?

Проследив за его взглядом, я был ошеломлён. Гостиница стояла на противоположной стороне, хотя я был уверен (да и не только я), что в тумане мы никуда не сворачивали.

— Да, это она! — кивнул Арне.

— Может, это другая гостиница? Мало ли их здесь, — неуверенно спросила Аннет.

— Это точно она! Я узнал её по синей двери и большой вмятине около ручки, — уверял нас второй пилот, уже подойдя к зданию.

Открыв дверь, Арне снова позвал капитана. Но никто не отзывался. Было как-то жутко находиться здесь, поэтому ни я, ни остальные не решились идти дальше вестибюля. Только Арне прошёл в сторону, где, как гласила табличка над аркой, находилась столовая.

— Вот вы где! — послышался радостный голос Арне.

Но мы не успели обрадоваться, как Арне закричал:

— О, Господи!

Я кинулся в его сторону. Вбежав в столовую, предо мной предстала картина: все пассажиры и капитан со стюардессами сидели за большим обеденным столом. Они не двигались, а на лицах были гримасы ужаса, будто перед смертью они увидели что-то такое, от чего их сердца остановились. Да, они все были мертвы.

За моей спиной оглушительно завопили девушки и рванули к выходу. Я схватил остолбеневшего от шока Арне за рукав и потащил за собой. Здесь мы не останемся ни за что!

Ева и Аннет безуспешно пытались открыть массивные двери. Петер бесцеремонно отодвинул их в сторону и сильно толкнул дверь, но она не поддавалась. Нас кто-то запер! Пока Эмиль пытался с помощью своего веса вышибить проклятую дверь, я взял тяжёлый железный стул и запустил его в высокое окно рядом с выходом. Бросив попытки открыть дверь, все пустились в разбитое окно. Первых я пропустил девчонок, затем пролез Петер, я и Арне. Последним оказался Эмиль. Он вытащил одну свою толстую ногу в окно и, пыхтя, начал пробираться сквозь узкий проём. Но окно оказалось слишком узким для него. Эмиль застрял.

— Помогите! Томас, не бросайте меня! — запаниковал он.

Мы с Арне вернулись. Пытаясь вытащить бедолагу, мы потянули его за руку. Но тут сверху упал большой осколок стекла и пронзил шею толстяка почти насквозь. Эмиль захрипел, из его рта потекла кровь.

— О, чёрт! — крикнул я. Мне стоило б, конечно, разбить стекло полностью, убрав все осколки, но из-за всеобщей паники, я поторопился. В смерти Эмиля был косвенно виноват я.

Но я не собирался долго заниматься самобичеванием, и мы с Арне двинулись догонять остальных. Отбежав на приличное расстояние, наша компания остановилась. За нами никто не гнался. Да и кто должен гнаться? Мы не знали. С минуту мы молчали, переводя дыхание, и просто смотрели друг на друга. Аннет то и дело вытирала слёзы со своего красивого лица. Её трясло. Да что уж говорить! Нас всех трясло!

— Слушай, Арне, — обратился я к пилоту. — Сколько топлива осталось в самолёте?

— Немного, думаю хватит минут на тридцать.

— Погода нормальная. Связь должна восстановиться, ведь так? — с надеждой в голосе сказал Петер. — Мы же должны быть рядом с Бардуфоссом, судя по всему.

— Да, вот только ни на каких картах нет города Кэухъюз рядом с Бардуфоссом, насколько я помню, — сказал я.

— Ладно, — кивнул Арне, немного подумав, — свяжемся по рации с диспетчерами Бардуфосса, а там — посмотрим.

С надеждой в сердцах, мы снова устремились в аэропорт. Но, выйдя на взлётную полосу, нас ждало новое разочарование: самолёта не было.

Глава 3

Нет. Это нас не удивило.

— Кто-то стырил наш самолёт, — спокойно констатировала Тира.

— Да что ты говоришь! — взорвалась Ева. — А то мы не заметили! Может, это твои дружки — демоны? Или кому ты там поклоняешься?

— Да пошла ты! Никому я не поклоняюсь! — парировала Тира.

Среди девушек началась перепалка. Аннет пыталась утихомирить их, но тщетно. Ох, уж эти женщины! Смотря на них, мне в голову пришла мысль, что если бы каждой страной в мире управляли женщины, то мировая война была бы вечной. Ну, а что? «Эй, президентша Польши на меня как-то странно посмотрела;„или“ Она надела на саммит такое же платье, как у меня! Как она посмела! Я объявляю им войну!» Меня это повеселило, но сейчас было не до смеха.

— Заткнитесь вы обе! — рявкнул я на девчонок. — Чего это ты так на неё нападаешь? — спросил я Еву.

— Да просто они такие… мерзкие, — зло ответила она.

— Кто «они»?

— Ну, эти… Готы! Вечно хмурые, в балахонах своих ходят, куриц в жертву приносят!

— Никого я в жертву не приношу! — возмутилась Тира. — Но могу начать с тебя! Будешь моей курицей?

— Всё, остыньте! Хватит! — опять крикнул я. И чего им неймётся? — Вы что, не видите, что у нас другая проблема? У нас спёрли самолёт! Почти весь экипаж и пассажиры мертвы, а вы ругаетесь из-за пустяков! Нам нужно сваливать из города!

Девушки замолчали и отвернулись друг от друга, надув губы.

— Других самолётов тоже нет, — сказал Арне. — Чего тут у вас?

Из-за всей этой женской истерии я даже не заметил, что наш пилот куда-то отлучался.

— Ничего, — ответила Ева. — Просто нервы ни к чёрту.

— Что будем делать? — спросил я у всех.

— Мы что, уже здесь целый день? — вдруг спросил Петер. — Солнце почти село.

— По-моему, в этом городе нет времени, — загадочным тоном ответила Аннет.

Мы немного помолчали. Затем решили, что идти куда-то ночью глупо и опасно в этом очень странном месте. Неподалёку от аэропорта была небольшая церковь. Там мы, по настоянию Аннет, и решили переждать ночь.

Церковь запиралась изнутри на большой деревянный засов, что мы сразу и сделали, войдя в неё. Электричества, естественно, не было. На алтаре стояли свечи. Стало немного светлее и спокойнее, когда мы зажгли их.

Я посмотрел на своих новых друзей. Интересно, кто они? Конечно, можно было их расспросить, но судя по их немного мрачному и потрёпанному виду, на откровенные разговоры они не готовы. Аннет и Ева, тихо шушукаясь, что-то обсуждали. Они изредка бросали взгляды на нашего пилота Арне. Наверное, он уже привык, что на него так пялиться противоположный пол. Ещё бы! Высокий, широкоплечий, мускулистый, да ещё и в форме! Он производил впечатление сильного, уверенного в себе мужчину. За таким женщина будет, как за каменной стеной. Я был почти на голову ниже его, но также обладал хорошими физическими данными. И, как написано в моём резюме, у меня был «аналитический склад ума.» Из нас бы получилась неплохая команда, будь мы где-нибудь в армии, на задании.

Девушки уже не пялились на Арне, а показывали друг другу что-то в телефонах. Только сейчас я смог рассмотреть всю красоту Аннет. Свои длинные локоны она собрала в «хвост» и закрепила резинкой, открыв красивое, немного бледное лицо. Каким цветом у неё глаза? При солнечном свете они казались мне то серыми, то — голубыми. Словно прочитав мои мысли, Аннет посмотрела прямо на меня и улыбнулась. Сейчас в её глазах отражались огоньки от свечей, и выглядела она, как принцесса из мультфильма, который я как-то смотрел в детстве. От её красивой лёгкой улыбки я смутился и поторопился отвернуться.

Ева была другим типажом, красотой её природа не обделила. Тёмно-русые волосы, большие глаза, обрамлённые пушистыми чёрными ресницами. Взгляд её был твёрд и уверен, в отличие от нежного взгляда подруги. Немного вредная и циничная, но, думаю, это была всего лишь маска, прикрывавшая тонкую ранимую душу. Почему я так решил — не знаю. Может, потому что сам такой.

В Петере меня больше заинтересовал шрам от ожога на руке. Увидев, что я его рассматриваю, Петер прижал к себе маленькую кожаную барсетку, с которой он не расставался с момента прилёта, и отошёл к алтарю. Что ж, у каждого своя история.

— А где Тира? — спросил я, заметив, что кого-то не хватает.

— Я здесь, — ответила она, выходя из боковой двери. — Что, уже и в туалет выйти нельзя? Там, кстати, есть вода.

Признаться честно, я не признал в ней ту девушку-гота, которой она была только что. Смыв свой жуткий макияж, она предстала пред нами, как обычная и очень даже симпатичная девушка. На вид ей было лет двадцать, может, двадцать два. Она аккуратно убрала свои чёрные, как смоль волосы назад и сняла свой такой же чёрный балахон. Футболка с коротким рукавом открывала вид на большую яркую татуировку на левой руке.

— Ну ничего себе, — не удержалась Ева, — вот теперь ты похожа на человека.

Я думал, опять начнётся перепалка, но Тира только усмехнулась и, улыбаясь, плюхнулась на лавку. Может, церковь так умиротворяюще подействовала?

Глава 4

Мы решили ночью дежурить по очереди, пока остальные спят. Я отстоял свой «пост» часа два (как мне показалось), и меня сменил Арне. Устроившись, как мог поудобнее на скамейке, я провалился в сон.

— Эй, Томас, — тихо позвал меня Арне.

Я вздрогнул и открыл глаза.

— Что? Что такое?

— Слушай.

Я не понимал что нужно слушать, но сосредоточился и… услышал. Это был тихий стук в дверь.

— Кто это там? — прошептал я глупый вопрос.

— Да откуда я знаю?! — шепотом возмутился Арне.

— А если, это кто-то из наших? Вдруг кто-нибудь выжил из пассажиров? — предположил я.

Арне не успел ответить. В дверь начали стучаться сильнее. От этого проснулись все.

— О, Боже мой! Кто там, за дверью? — спросила Ева, выпучив глаза.

Мы промолчали. В двери настойчиво колотились. На пару секунд всё стихло. Не успели мы выдохнуть, как кто-то начал долбиться так, что большие деревянные двери чуть ли не срывались с петель. Казалось, будто с той стороны таранили бревном. От непрошенного гостя нас спасал пока только засов, но и он уже трещал, и вот-вот разломиться надвое.

Девчонки завизжали. Бежать особо было некуда. Чёрного выхода здесь не было, а окна находились почти под потолком высокой церкви. Я вооружился металлическим канделябром. Смотря на меня, Арне и Петер сделали то же самое. Вряд ли это нам поможет, конечно, но, лично мне, немного уверенности добавляло.

Двери распахнулись. Нет, они разлетелись в щепки! Одна из таких щепок прилетела ко мне и оставила неглубокую царапину на щеке. Я не обратил на неё никакого внимания. Всё моё внимание было сосредоточено на том, что было за дверью.

Рассмотреть я ничего не смог: в ту же секунду вся церковь зашевелилась. Это было похоже на нехилое такое землятрясение. Неожиданно пол начал рушиться. Ева не успела отскочить и соскользнула вниз. Тира в последний момент схватила её за руку и всеми силами потянула на себя. Я поспешил на помощь, и мы, вместе с Тирой, вытащили бледную от испуга Еву.

Я увлёк девушек за собой. Аннет сидела за алтарём, рыдая и заткнув уши ладонями. Пол продолжал рушиться, «пожирая» церковные скамейки. Арне и Петер пытались вышибить маленькую дверь рядом с алтарём. Думаю, там была, что-то вроде комнаты священника. Не знаю точно, я в этом не силён. Но неожиданно всё затихло. Почти все свечи погасли, но мне удалось осмотреть место недавних событий. Двери не было, а вместо пола зияла огромная бездонная дыра, края которой были прямо у ступенек, ведущих к алтарю, где мы, собственно, и находились. Дыра действительно была бездонная! Оттуда даже ветерком повеяло. Я достал свой телефон, включил на нём фонарик и посветил в яму. Дна не было видно. Моё любопытство взяло верх и я, мысленно попрощавшись с новеньким айфоном, просто бросил его в дыру. Свет от фонаря становился всё меньше и меньше, пока совсем не исчез. Но звука удара, подтверждающего, что телефон упал, я не услышал. Это было и жутко, и завораживающе одновременно!

— Всё! Хватит туда пялиться! — рявкнула на меня Ева и потянула за руку.

Я очухался, вспомнив, что ещё минуту назад Ева чуть не упала в эту яму, не успей Тира вовремя схватить её.

— Нам всё ещё нужно отсюда выбираться, — нервно сказал Петер, — в любой момент здание может рухнуть!

Он был прав. Двери в комнату священника мы так и не смогли открыть, как не старались. Ничего не оставалось, аккуратно пройти по неглубоким нишам в стенах к выходу. Благо, что на стенах висели, не понятно для чего, какие-то полочки. За них мы и держались. Шаг за шагом наша компания продвигалась к месту, где совсем недавно были массивные двери. Пару раз у меня соскальзывала нога, но я вовремя цеплялся за одну из ближайших полочек. Я мог бы поклясться, что слышал учащённые сердцебиения всех моих товарищей.

Наконец, мы выбрались. Не желая больше оставаться ни на секунду рядом с полуразрушенной церковью, мы пустились наутёк. Услышав грохот за спиной, я остановился и обернулся. Церковь рухнула.

Глава 5

Слабый солнечный свет пробирался сквозь остатки тумана. Мы шли по пустым улицам зловещего города молча. Все были потрясены происшедшем. Изредка мы оглядывались и прислушивались: никто ли за нами не идёт? Было тихо. Никто нас не преследовал. Но что же, чёрт возьми, это было? Кто разнёс в щепки тяжёлую дверь церкви? Кому по силам разрушить всю церковь?

Казалось, это сам город играет с нами в опасную игру, правила которой, мне лично, не понятны. Нам, во что бы то ни стало, нужно выбираться из этого места. Мы бродили то по широким проспектам, то по узким улочкам, блуждали по переулкам, натыкались на тупики и поворачивали назад. Тира как-то сравнила город с кинговской «Красной Розой», аргументировав это тем, что он перестраивается, как хочет, перенося здания с одного места на другое, или же уничтожая их вообще. Что ж, сравнение неплохое. Только бы призраков не было.

Никаких намёков на то, что здесь были автомобили, мы не нашли. Не видали здесь и железных путей. Ходить пешком мы устали и присели за столиком в кафе под открытым небом. Мы осознали, что не ели с самого прилёта в Кэухъюз. Вода у нас, благодаря запасам из церкви.

— Скажите, что вы тоже это слышите, или у меня галлюцинации? — вдруг спросила Ева.

Действительно, до меня донёсся еле уловимый звук. Это был плач. Плач ребёнка! Мы уставились друг на друга, задавая немой вопрос: что будем делать? Это правда ЖИВОЙ ребёнок или это ловушка?

Решение за всех приняла Аннет

— Нужно проверить! — она уверенно встала. — Ну, что сидите?!

— А, если это очередная ловушка? — сказал Петер. — Я не тороплюсь умирать.

— Томас?! — Аннет уставилась на меня. — Скажи же им!

— Она права, — согласился я, вставая. — В ловушку мы можем и сейчас попасть, прямо здесь, если того пожелает… «город». Но, если это настоящий ребёнок, просящий помощи, мы не можем игнорировать это. Я себе не прощу, если не проверю.

— Да, нужно найти его, — сказала Ева.

Тира тоже согласилась с нами, как и Арне. Только Петер сидел, не шевелясь, на своём месте и зло смотрел на нас.

— Вы — идиоты! — прошипел он. — Да вас уже через полчаса сожрёт кто-нибудь, и поминай, как звали! Идиоты!

— Так, всё понятно, — сказал я. — В нашем полку поубавилось. Пусть он остаётся. Это его дело.

Немного посовещавшись в какую сторону нужно идти, мы удалились от трусливого Петера. Но через некоторое время сзади послышались торопливые шаги: Петер нас догнал и молча пошёл рядом.

Плач ребёнка то пропадал, то появлялся снова. В какой-то момент плач перерос в истерику. До нас доносились всхлипы и крики: «Мама! Папа!» Зов эхом отражался от стен пустых домов, путая нас. Когда крики стали громче, мы, не сговариваясь, побежали. Завернув за угол, нашим взорам предстал автомобиль — небольшой семейный минивэн. Он стоял на обочине. Рядом с ним, съёжившись на корточках, сидел мальчик.

Увидев нас, он испуганно вскочил и залез в машину, хлопнув дверцей. Я подошёл к авто и тихонько постучал по стеклу. Мальчик смотрел на меня большими заплаканными глазами.

— Эй, не бойся нас, — дружелюбно сказал я, — мы услышали, как ты плачешь и пришли сюда. Что случилось? Ты в порядке?

Ребёнок медленно открыл дверцу и с любопытством осмотрел всю нашу компанию.

— Вы не видели моих родителей? — спросил он, шмыгая носом.

Я вздохнул.

— Нет. Я — Томас. А как тебя зовут?

— Лукас.

— Слушай, Лукас, а сколько тебе лет?

— Восемь с половиной.

— А родители твои давно ушли?

— Сперва ушёл папа, а мама пошла его искать, — немного подумав, грустно ответил Лукас. — Их уже две ночи нет.

— Ничего себе, — присвистнул я. — И ты был здесь совсем один? Ты очень храбрый, парень.

— Нет, я не храбрый, — покачал головой мальчик, — я очень боюсь тех, кто шептал в темноте.

Мы переглянулись. Шепота нам ещё не довелось услышать.

Тут подошла Аннет и присела перед мальчиком на корточки, нежно взяв его за руку.

— Я — Аннет. Лукас, ты не видел их? Тех, кто шептал?

— Нет. Но иногда они стучали в окна машины.

Бедный ребёнок! Как же он смог пережить весь этот страх?! Один!

— А что они говорили?

— Они говорили мне идти в город. Но я не ходил туда, ведь мама мне сказала не выходить из машины и ждать её и папу здесь.

— Ты всё правильно делал, Лукас, — похвалила его Аннет, ласково пригладив мальчику растрёпанные светлые волосы.

Тем временем мы с Арне уже осмотрели машину. Осталось спросить разрешения у маленького хозяина и завести машину. Дорога, на обочине которой встал минивэн, уходила дальше в лес. Никаких построек по её сторонам не было, и мы решили, что именно этот путь ведёт из города.

— Лукас, — осторожно начал я, — ты не возражаешь, если и ты, и я, и все остальные, поедем домой на твоей машине?

— Не возражаю. Я хочу домой!

— Вот и хорошо! Тогда, поехали?

— А мама и папа?

Мы снова все переглянулись. Не хотелось говорить мальчику, что скорее всего, его родители больше не вернуться.

— Милый, — пришла на помощь Аннет, — мы обошли почти весь город. Здесь, к сожалению, никого больше нет.

— Но меня же вы нашли! — прикрикнул Лукас. — Я же есть!

Это был взрослый аргумент маленького мальчика. Действительно, мы же ещё живы! Может, и родители Лукаса бродят где-то там, в проклятом городе, ища дорогу назад?

Я нырнул за руль. Остальные легко поместились в семейном авто. Аннет посадила на колени Лукаса и, по-матерински, прижала к себе. Машина завелась с первого раза, и я вздохнул от облегчения. Топлива было почти полный бак. Это был приятный бонус.

— Мы же не собираемся обратно в город? — нервно спросил Петер.

Меня начал раздражать этот скелет с барсеткой.

— Знаешь, я никого не заставляю! Если не хочешь с нами — выползай и жди здесь!

— Или заткнись наконец! — добавил Арне.

И Петер заткнулся. Только его недовольное пыхтение на заднем сидении раздражало.

Заехав снова в город, мы немного растерялись. Там, где совсем недавно была кофейня, стоял большой деревянный дом с красной крышей. Город снова сделал «перестановку».

Глава 6

Машина медленно катилась по городу, вселяющий страх. Мы то и дело вертели головами, надеясь увидеть кого-нибудь живого. Точнее, родителей Лукаса. Я взглянул в зеркало заднего вида: ребёнок всматривался, казалось, в каждое окно здания, которые мы проезжали.

Всё-таки, это очень храбрый ребёнок! Пережить такое! Я в его возрасте даже собственной тени боялся. Стыдно признавать, но это правда. Я был очень застенчивым, слабым, трусливым ребёнком. У меня никогда не было близких друзей. Я старался обходить стороной все компании подростков вплоть до окончания школы. Отец постоянно меня спрашивал: «Да что с тобой не так?» И тогда я решил побороть все свои страхи: я пошёл в армию. Первые полгода было очень трудно и морально, и физически. Но я справился и, наконец, поверил в себя. Отслужив остальные шесть месяцев «срочки», я был твёрдо уверен, что это моё призвание, и подписал контракт. Именно там я нашёл настоящих друзей. Сейчас я пожалел, что не остался. Чёрт меня дёрнул уволиться?

От мыслей меня отвлёк выкрик мальчика:

— Стойте! Там же моя мама!

Я нажал по тормозам. Неужели нашли? Мы высыпались из машины и стали оглядываться.

— Милый, где ты её увидел? — спросила Аннет Лукаса.

— Вон же она! — радостно крикнул мальчик, указав своим пальчиком на окно здания, стоящего на другой стороне улицы. — Она мне помахала! Видите?

Я ничего не увидел ни в этом окне, ни в каком-либо другом. По растерянному виду моих товарищей по несчастью было понятно, что они тоже никого не заметили. А Лукас уже побежал через дорогу.

— Лукас, стой! — крикнула Аннет и бросилась за ним.

Мы рванули следом. Было очевидно, что это ловушка Кэухъюза. Мальчик вбежал в дом, а Аннет остановилась, неуверенно топчась на месте. Я нутром чувствовал — входить не стоит. Но Аннет всё-таки, набравшись храбрости, открыла дверь. Я успел вовремя и отшвырнул её от входа. В этот момент здание, будто бы, повернулось на несколько градусов влево, издавая звуки, похожие на стоны людей. Я изо всех сил держал Аннет и оттаскивал её подальше от дома. Надо же, она была невероятно сильная для своего телосложения! Она истошно вопила. Здание рухнуло за считанные секунды, оставляя после себя только столбы пыли. Мы не успели бы спасти мальчика, войдя за ним. Мы бы погибли сами!

— Нет, Лукас! — кричала Аннет, упав на колени. Слёзы рекой текли из её глаз.

Мы все стояли полукругом, переваривая случившиеся. Шок сковал наши тела. Что мы наделали? Зачем привезли его в город? Петер был прав: нужно было сразу убираться отсюда!

Ева села рядом с Аннет, обнимая и утешая её. Та всё время плакала и бормотала:

— Это случилось снова… Я не уберегла его!

— Ты не виновата, Аннет! — говорила ей Ева.

Когда пыль осела, я подошёл к руинам ближе, надеясь найти кого-нибудь под завалами. Но руин не было. Вместо них была огромная, так нам знакомая, «чёрная дыра».

— Нам нужно уезжать, — как можно спокойнее сказал я, вернувшись назад. — Аннет, слышишь? Ничего уже не поделаешь! Ты не виновата! Это всё этот чёртов город!

— Нет! — закричала на меня Аннет. — Ты ничего не понимаешь!

Я не узнал её. В её глазах поселились безумие и ярость. Что стало с той милой, нежной девушкой? Неужели она так привязалась к мальчику за столь короткое время? Хотя, безусловно, и мне, и остальным его было очень жалко.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.