электронная
135
печатная A5
287
18+
Катька

Бесплатный фрагмент - Катька

Повесть

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-7853-7
электронная
от 135
печатная A5
от 287

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1 Катька

Катька еще маленькая ей тринадцать лет. В этом районном центре у нее нет дома, она не ходит в школу, у нее даже нет родителей. Катька сирота и «бомжиха». Нет, конечно, когда-то городские власти её пытались упечь в детский дом, но она сбежала оттуда уже через неделю. И если кто-то спрашивал, почему она не захотела там остаться, она отвечала просто, что ей там не «климатило». У милиции были свои проблемы и поэтому никто из «ментов» Катькиной жизнью больше не интересовался. Сбежав из детского дома осенью, она занялась своим нехитрым бизнесом. Набирала в полях семена подсолнухов, выбирала самые крупные, жарила их с солью и продавала на улице у рынка. Поначалу милиционеры прогоняли её, но потом сказали, что она может торговать, если каждый вечер будет отстегивать им «двадцатку». Она, конечно же, согласилась, учитывая, что к вечеру семечек продавалось рублей на пятьдесят. Милиционеров на их маленькой станции было очень мало, ну хорошо, если наберется «десяток». Был один «гаишник», один «малолетка», она так называла сотрудницу комнаты по делам несовершеннолетних, один «опер», два участковых и пять милиционеров ППС. Последние постоянно ходили «бухие». Местные же «барыги» Катьку не трогали, несмотря на то, что с ними она не «снюхивалась». Денег ей хватало, чтобы купить хлеба, пачку чая, сахар и сигарет. Катька иногда курила. Её жилище было своеобразным, обычный старый наполовину разломанный строительный вагончик, стоящий на свалке. В нем, когда-то обитал сторож со стройки. Раньше он стоял на автомобильных колесах, которые даже были накачанными. Но в одну из ночей Катька проснулась от того, что «домик» её стал немного раскачиваться, и доносились мужские голоса. Она побоялась выйти в темноту, и посмотреть, что же твориться с вагончиком. Когда все стихло, Катька заметила, что вагончик потерял горизонтальность и немного покосился на бок. А утром она обнаружила, что вместо колес стоят кирпичи. Вот такое было Катькино горе.

Глава 2 Родители

Отец и мать у Катьки много выпивали. Жили они всей семьёй в «хрущевке». Квартира была большая с высокими потолками и даже с балкончиком. Он выходил прямо в центр города к фонтану. Отец любил их квартиру и называл её «Брестской крепостью» из-за толстых стен. Зимой там было всегда тепло, а летом прохладно. Отец работал в ЖКО слесарем, кроме работы он чистил колодцы у людей, кто его просил. Деньги за работу приносил редко, в основном с ним расплачивались местным самогоном. Приходил домой скандалил с матерью, бил её, выгонял всех из дома. Мама работала уборщицей в магазине, одновременно мыла полы на вокзале. Очень уставала. Катька хорошо помнит, как мама приходила домой, садилась на стул и с грустью смотрела в окно. А ночами, когда пьяный отец, перевернув в доме всю мебель, засыпал, она заходила в чулан и, закрыв платком рот, рыдала навзрыд. А потом мама то ли от горя, то ли назло отцу стала пить вместе с ним. Этого Катька не забудет никогда. Однажды к ним пришли двое мужчин и стали о чем-то разговаривать с родителями. Катьку выпроводили на время разговора в другую комнату. После того как эти двое ушли отец и мать о чем-то спорили друг с другом. Из обрывков фраз Катька поняла, что говорили они о каком-то переезде. Мама тогда кричала отцу, что никуда из этой квартиры она не съедет. А через месяц отца и маму нашли в каком-то притоне мертвыми. Катьку после смерти родителей забрала её бабушка, которая и сказала Катьке, что папа и мама отравились паленой водкой. Через полгода умерла и бабушка, и Катька вернулась в свою квартиру. Школу она забросила, собирала пустые бутылки и сдавала их в пункт приема стеклотары. Как-то раз рано утром в дверь квартиры постучались. Вошли опять те же двое мужчин, которые приходили ранее. Один из них со шрамом на лице сказал Катьке, чтобы она собрала в мешок необходимые ей вещи. Именно тогда они и привезли её в этот вагончик на свалке. Уезжая, один из них сказал, что если они увидят ее возле квартиры, то они отвезут Катьку за сто первый километр. Катька, конечно же испугалась и больше не появлялась у своего дома. Так она и стала «бомжихой». Каждый свой день Катька изо всех сил старалась провести с пользой. Она научилась готовить супы, собирала в лесу грибы и сушила их на зиму, которые потом продавала. Разгребая свалку, собирала стеклотару. На вырученные деньги покупала себе дешевую одежду. В общем делала все, чтобы выглядеть по-человечески. Даже два раза в неделю ходила в баню. Так и шли дни, недели и месяцы.

Глава 3 Гаишник Леха

С «гаишником» Лёхой Катька познакомилась в мае, когда шла на свалку в свой вагончик. Его «канарейка» стояла на перекрестке при въезде на станцию. Было очень тепло, и Леха облокотившись на машину, наблюдал за идущей по обочине Катькой. В обеих руках она несла пакеты, доверху заполненные пустыми жестяными банками. Когда она поравнялась с ним, Леха в свойственном для стража порядка тоне спросил:

— Так, и что мы здесь «бродим» одни без родителей?

— А я что под «кирпич» зашла? — Она и сама не ожидала, что так цинично ему ответит.

Леха отшатнулся от машины и взял её за руку.

— Э… малолетка, тебя, что отвезти к папе, чтобы он за дерзость ремня тебе всыпал?

Катька скривила губы.

— Ты опоздал, он умер….

— Ну, значит к маме.

— И мамы тоже нет.

— Давно?

— А тебе какая разница. Что ты ко мне пристал? Я тебе что, на карбюратор наступила?

Видя, что Катька не по детски взвинчена Леха почувствовал себя виноватым и как это говорят смягчил тембр голоса.

— Ну, ты это… извини. Я же не знал. Тебе сколько лет?

— Тринадцать.

— А живешь то где?

Катька посмотрела в сторону свалки.

— А вон там. Видишь вагончик?

— Вижу. Так ты что «бомжуешь»?

Катька огрызнулась.

— Это может ты «бомжуешь», а я живу.

Леха еще раз оглядел Катьку и содержимое её пакетов.

— А зовут как?

— Катька.

— Екатерина… значит.

Катька молчала.

— А ну-ка садись. — Леха открыл ей заднюю дверь.

— Как-нибудь сама. — Она быстрой походкой пошла в сторону свалки. Наполненные жестяными банками пакеты со звоном переплетались с ее длинными и худыми ногами.

Леха сел в машину, завел и, развернувшись, остановился прямо перед ней.

— Садись, я довезу.

— Я в «ментуру» не поеду — настоятельно заявила Катька.

— Да не в отдел. До свалки подброшу. Слово даю.

— Офицерское? — поинтересовалась, переминаясь с ноги на ногу Катька.

— Конечно.

Пока ехали, Леха мельком осматривал девчонку. Худенькая, волосы немного растрепаны, потертые в коленях джинсы и растянувшаяся от частых стирок футболка. Но больше всего его тронуло то, что её руки были все в царапинах и в ссадинах.

Высадив Катьку и не удержавшись от любопытства, Леха осмотрел вагончик изнутри. Для спартанской жизни здесь было всё: топчан, стол, табурет, печь «буржуйка», посуда.

Леха по-отцовски посмотрел на Катьку:

— Жить, конечно, можно, но ты еще слишком мала для самостоятельности. Слушай, может быть, я поговорю со своим начальством, и мы оформим тебя в детский дом?

Катька бросила на Леху сердитый взгляд.

— Ты же дал честное офицерское?

Леха тяжело вздохнул.

— Это я так, к слову. Ну, все, я погнал, — он с улыбкой протянул ей руку.

— Увидимся Катюха. Если нужна будет помощь, приходи либо в отделение, либо я всегда в центре стою у фонтана.

Катька ничего не сказала и молча, глазами проводила его до машины.

Встреча с Катькой взволновала Лёху до глубины души. «Сейчас бы конечно ей в школу, родителей приемных или на худой конец в детский дом» — думал он. У него даже мысль мелькнула об удочерении, но вспомнив, что у него на попечении больная мама Леха пока отодвинул эту идею в сторону.

Глава 4 Афган

С безногим Витькой, у которого кликуха «Афган», Катька познакомилась на следующий день, как только стала жить на свалке. У Витьки нет ног, у него их оторвало чуть выше колен, когда он служил в Афганистане. Он рассказывал, что во время боя ему прямо под ноги попала мина, и очнулся он уже в госпитале. Сам «авган» родом из Казахстана. Кроме родителей у него никого не было. Была девушка, но как только она узнала, что с ним произошло, она тотчас нашла себе другого ухажера. Когда родители у него умерли, добрые люди и общество ветеранов через знакомого плотника сделали Витьке тележку на колесиках, а волонтеры собрали ему деньги на протезы. Он поехал в Москву в одну из клиник, где ему пообещали помочь, но в Москве на вокзале у него украли документы, а самое главное собранные деньги. Его на вокзале заметили «бандюганы» и заставили попрошайничать. Говорит, что били его сильно, если он не набирал сумму, которую ему приказывали набрать. Через два месяца он сбежал от них, куда глаза глядят. Так он и очутился на нашей станции. Витька живет в землянке недалеко от Катькиного вагончика. Часто Катька слышит, как «афган» песни поет под гармошку. Сразу становиться ясно, что Витька «нажрался» в «уматину». Витька денег собирает больше чем все, кто живет на свалке, но пропивает их за один день. Иногда Катька и Витька стоят вместе возле церкви, особенно на Пасху и на Троицу. Витькина тележка приходит в негодность и скоро надо делать новую, но он даже не откладывает на это деньги. Землянка его находится в низине и когда он едет на станцию он с трудом поднимается по тропинке. А когда застревает, что есть силы, кричит на всю свалку: «Катька иди сюда помоги!» Приходится Катьке идти и выталкивать бедолагу на самый верх, где начинается асфальт.

Когда они общаются, Витька занимается нравоучением. Вот и вчера они с ним встретились у фонтана в центре.

— Кать, а который из них твой дом, — спросил «афган» вглядываясь в сторону «хрущевских» двухэтажек

— А вон тот, серый, с флюгером на крыше. Видишь угловую квартиру на втором этаже с белыми подоконниками?

— Ага, усёк. Слушай, а краска то свежая. Ты бы узнала, что к чему. Твоя ведь «хата» дурочка.

Катька повернулась к дому спиной.

— Я не могу «афган». Помнишь, я говорила тебе о тех двух мужиках, которые привезли меня на свалку?

— Ну… помню.

— Вот они мне и сказали, что, если я появлюсь там тогда мне «хана» будет.

— А может тебе к главе района на прием сходить? — не унимался Витька. — Объяснишь ему так, мол, и так, моя хата, меня, мол, выгнали на свалку. Он проверит и поможет, «ментов» подключит. Хочешь, я поеду с тобой?

Катька вдруг представила, как она в застиранной до дыр кофте, лохматая, в рваных джинсах и в кедах войдет в кабинет главы района. Он этот «глава» сразу со стула грохнется, а если еще рядом с ней полупьяного и безногого «афгана» увидит, то вообще убежит из управы.

Катька с грустью отрицательно мотнула головой.

— Нет «афган», я боюсь.

Витька на минуту замолчал, поглядывая на Катьку, а потом как взвинченный заорал.

— Короче я понял! — Он поднял правую руку, показывая указательным пальцем в небо. — Тебе надо к нему ехать.

— К кому к нему? — Катька, усмехнувшись, посмотрела на Витьку.

— Да к Горбачеву! В Кремль! Скажешь ему, что вот мол Михаил Сергеевич даже твоя фотография у меня на стене в вагончике. Помоги, мол, то да сё…

Катька с испугу огляделась по сторонам.

— Да тише ты чё орешь. Загребут нас с тобой сейчас по самое «ни хочу».

Витька тоже огляделся.

— Да хрен с ним «загребают». Все равно через час отпустят. — Он достал бутылку с самогоном и, сделав несколько глотков, занюхал рукавом.

Катька собрала с коробочки брошенную людьми мелочь.

— Все «афган» поехали, а то мне еще бутылки мыть.

Глава 5 Работа

Лето выдалось жарким. На станции проходя мимо столовой, Катька заметила объявление, на котором было написано, что в столовую требуется посудомойка. Она зашла в фойе и подошла к буфетчице.

— Здравствуйте. А вы не могли бы взять меня на работу?

Буфетчица бросила на Катьку удивленный взгляд.

— А тебе сколько годков?

— Четырнадцать скоро будет.

— Малость подрасти надо голубушка. Родители твои где?

Катька скрывать о себе ничего не стала и рассказала все как есть на самом деле.

— Да девка, хлебнула ты. — Буфетчица вышла из-за прилавка. — Ты постой здесь, а я зайду к заведующей, поговорю с ней.

Через несколько минут она вышла из кабинета в сопровождении женщины средних лет и полного телосложения. Та подошла к Катьке и оглядела её сканирующим взглядом.

— Как зовут?

— Катька.

— А ежели Катька ты упадешь у меня здесь от работы? Посуды много, сидеть не придется.

— Да я справлюсь, вы только возьмите меня.

Заведующая посмотрела на буфетчицу.

— Иди, отведи ее на мойку, там гора посуды. Завтра банкет нужно все успеть помыть.

Катька обрадовалась.

— Спасибо вам.

Работы было действительно много. В этот день она работала до позднего вечера. Перед уходом буфетчица сказала Катьке, что утром надо прийти пораньше, чтобы помочь накрывать на стол и после банкета придется мыть посуду, скорее всего до самого утра.

Спала Катька, словно убитая, а утром с рассветом побежала в столовую.

Столы накрывали часа три, нужно было все разложить красиво. Ближе к вечеру к столовой начали подъезжать машины, в основном одни черные «Волги». В дверную щель Катька видела очень много мужиков в галстуках, с большими животами. К ней подошла буфетчица.

— Ишь как слетелись, одно начальство. Наш глава района сам будет. С города даже понаехали. Достанется нам с тобой сегодня.

Катька согласно махнула головой.

Сегодня Катюха выглядела просто великолепно. Заведующая дала ей и буфетчице новые фартуки, просто белоснежные.

В самый разгар банкета надо было вынести жареного поросенка, он был очень тяжелый, и нести его на подносе предстояло ей и буфетчице. Катька очень стеснялась, но выхода не было. Прямо в столовой играл оркестр, все веселились, пили, говорили тосты. По условленному сигналу Катька с буфетчицей схватили поднос с поросенком и понесли к столу. Катьку слепил свет, падающий с люстр, все гости сразу обратили на них внимание и увидев, что им несут поросенка дружно захлопали в ладоши. Когда они поставили поднос рядом с местом где сидел глава района, а именно он должен был резать его, то Катька неожиданно для себя посмотрела на него и встретилась с его взглядом. Ею овладел ужас, в нем она узнала того, кто после смерти родителей вывез ее из их квартиры на свалку. Катька быстрым шагом пошла обратно в посудомойку, чувствуя, как он смотрит ей в след. От вида шрама на лице этого человека Катьку «покарежило». «Тогда он был худее, а сейчас вон как растолстел» — подумала она.

Банкет закончился около двух часов ночи, после этого до рассвета Катька мыла посуду и полы. Из столовой она вышла в начале семи утра, уставшая, с одним лишь желанием поспать. Всю дорогу на свалку Катька переживала, что человек со шрамом обязательно найдет её, ведь он помнит, где находится вагончик. Сначала она решила на время попроситься пожить к «афгану», но потом отогнала эту идею. Витькины пьянки ей были противны. А больше Катьке было некуда переезжать, и она успокоила себя тем, что попросту «накручивает» ситуацию и на самом деле все будет хорошо.

Глава 6 Разведка

Жуткая встреча на банкете с этим неприятным человеком все-таки заставила Катьку призадуматься. Среди тех двоих кто приходил к ее родителям без сомнения был именно он. Он же и вывез Катьку в злополучный вагончик. «Неужели смерть родителей и то, что она очутилась на свалке это не случайность» — подумала она. Так или иначе, Катька решила провести разведку, дойти к своему дому и узнать, кто же поселился в их квартире. Со своей идеей она поделилась с «афганом», рассказав ему и о том, что произошло на банкете. Витька одобрил, но посоветовал ей возле дома, где она жила, сильно не «светиться»

На следующий день перед работой Катька пошла в районный центр. Подойдя к фонтану, она стала рассматривать окна бывшей квартиры и балкон, надеясь, что хоть кто ни будь появиться в поле зрения. Время шло, но в окнах и на балконе так никто и не появился. Не желая смириться с тем, что она зря пришла в такую даль, Катька решилась зайти в подъезд и подняться на площадку второго этажа, где живет их бывшая соседка бабушка Вера. «Уж у неё-то я все и разузнаю» — подумала она.

В подъезде за счет толстых стен стояла прохлада. Внешний вид подъезда заметно преобразился. Уже не было ругательских надписей и царапин на стенах, вместо единственной тогда лампочки горели современные светильники, покрашенные стены сверкали блеском краски, вместо железных лестничных перил стояли деревянные покрытые черным лаком. Катька осторожно, словно крадучись поднималась вверх по лестнице. Когда она почти подошла к двери соседки Катька вдруг услышала за спиной мужские голоса. Она испуганно повернулась и обомлела. В сопровождении двух «амбалов» по лестнице поднимался глава района, тот самый человек со шрамом. Все произошло молниеносно. Увидев Катьку, он схватил ее огромной ручищей за шею и прижал к стене. Потом пригнулся и прямо перед ее лицом, брызгая слюнями, произнес.

— Я вижу «сучка» что ты не поняла меня. А я же тебе внятно тогда сказал, что, если ты здесь появишься, я тебя раздавлю как блоху.

От нехватки воздуха у Катьки закружилась голова, и померкло в глазах. Она, молча, смотрела на него, сжимая свои кулаки.

— Бросьте её в машину на пол и смотрите, чтобы не дернула от вас. Я сейчас спущусь.

У подъезда дома стоял черный внедорожник с тонированными стеклами. Катьку швырнули на пол. Один их охранников остался на улице, другой в салоне. Катька свернулась калачиком и молча, наблюдала за охранником. Тот вообще ничего не говорил и лишь изредка косился на нее. Минут через пять на переднее пассажирское сиденье машины сел глава района, а второй охранник запрыгнул на водительское место. Глава района протянул охраннику тряпку.

— Завяжи ей глаза.

Тряпка была грязная и пахла бензином. От такого запаха у Катьки стали слезиться глаза, и она зачихала. Ехали около десяти минут. Куда ее везут, Катька не знала, но готовилась к худшему. Она подумала, что если ее убьют, то она скоро увидит маму. Значит, так будет суждено. Ругать себя за то, что она пошла к своему дому ей уже не хотелось. Остановились. Было слышно, как водитель-охранник и глава района вышли из машины и стали открывать какую-то металлическую дверь. Затем они вернулись, поставив к ногам Катьки, что-то квадратное и большое. Ехали минут пятнадцать, затем притормозили. Катька услышала, что открылась дверца, где сидел глава района. Он вышел, и перед тем как захлопнуть дверцу сказал охранникам.

— Пропитайте хорошенько, чтобы запомнила.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 135
печатная A5
от 287