электронная
120
печатная A5
372
12+
Катастрофы в природе: Ашхабадское землетрясение 1948 года

Бесплатный фрагмент - Катастрофы в природе: Ашхабадское землетрясение 1948 года

Факты, причины, гипотезы и последствия

Объем:
110 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-5097-8
электронная
от 120
печатная A5
от 372

Предисловие

«С многочисленными опасностями и стихийными бедствиями человек упорно борется тысячелетиями, но в результате этой борьбы изменилось само человечество, а не природа. Её капризы, её агрессивность остались теми же, что и сто, тысячу, десять тысяч лет назад». Людмил Оксанорич, 1978 год.

6 октября 2018 года исполняется 70 лет со дня Ашхабадская катастрофы. Она произошла в ночь с 5 на 6 октября 1948 года с огромным материальным ущербом и большими человеческими жертвами. На тот период времени данных о сейсмической опасности этого района практически не было. Однако за год до землетрясения профессор Георгий Горшков исходя из собранных им данных о геологии и тектонике Ашхабадского района отметил: «Проявление здесь даже VIII — IX балльных землетрясений не будет неожиданностью. Но вместе с тем мы не имеем права в данный момент именно этими цифрами характеризовать официальную сейсмическую опасность для города: мы не знаем здесь пока таких землетрясений».

Последующими исследованиями было установлено, что разрушительные землетрясения в Ашхабадском районе происходят не случайно. В прошлом они возникали достаточно часто и, по крайней мере, происходили трижды.

Ашхабадское землетрясение 1948 года в бывшем СССР оказалось наиболее изученным и для этого были веские политические, экономические и научные причины.

1. За всё время существования СССР стихия впервые привела к тотальному разрушению одной из столиц союзных республик. Жертвы исчислялись десятками тысяч, а экономический ущерб оказался чрезмерным для мирного времени.

2. Страна только восстанавливалась после Второй мировой войны и нуждалась в новых методах строительства, а достаточного опыта возведения сейсмостойких сооружений практически не было. На послевоенной повестке стояли вопросы освоения Сибири и Дальнего Востока, где не раз происходили мощные землетрясения. Сильные землетрясения были известны на освоенных территориях Семиречья (Алматы), на Каспии и Кавказе. Для стратегически важных регионов Камчатки, Сахалина и островов Охотской дуги помимо землетрясений дополнительную угрозу создавали частые цунами.

3. Масштабы Ашхабадской трагедии заставляли задуматься о выработке мер по предотвращению или снижению ущерба от природных катастроф на территории страны. Все столицы республик СССР в Центральной Азии располагались на сейсмоопасных территориях. В 1946 году произошли землетрясения с разрушениями и гибелью людей в Киргизской, Туркменской и Узбекской ССР.

4. После землетрясения центральная власть в Москве недопустимый для сталинской системы управления период времени находилась в неведении о масштабах бедствия. Это сигнализировано о системной проблеме, об отсутствии структуры способной обеспечивать сбор, оперативный анализ и бесперебойную передачу информации о природных катастрофах в центральные органы страны. Политическим моментом стало и то, что о трагедии первыми сообщили масс-медиа иностранных государств, а не советские СМИ. Зарубежные учёные без явочного присутствия смогли быстро и точно дать оценку масштаба катастрофы.

5. Само по себе землетрясение представляло значительный научный интерес. В его эпицентральной зоне целиком оказался важный административно-политический центр, где находились основные коммуникации, промышленность, культурные и научные структуры союзной республики. К тому же, само по себе изучение сейсмического воздействия на сооружения и коммуникации, масштаб поисково-спасательных работ и оказания медицинской помощи пострадавшим не имели прецедентов в СССР. Это могло дать ценный материал для специалистов, тем более что остро стоял вопрос строительства надёжных гражданских и военных сооружений на Кавказе, в Центральной Азии, Сибири и на Дальнем Востоке.

6. На тот момент времени знания о природе землетрясений были поверхностными, а вопрос их прогноза даже не обсуждался. Масштаб потерь в Ашхабаде ставил задачу выработки методики определения силы, места и времени возможных сейсмических ударов на территории СССР.

Всё это привело к тому, что почти все советские сейсмологи того и последующего периодов времени занимались изучением Ашхабадского землетрясения. В 1949 году под руководством академика АН СССР Григория Гамбурцева ГЕОФИАН разработана научная программа по исследованию процессов подготовки землетрясений. Была образована Единая система сейсмических наблюдений (ЕССН) просуществовавшая вплоть до распада СССР в 1991 году, бессменным руководителем которой долгие годы была профессор Н.В.Кондорская.

Одним из следствий Ашхабадского землетрясения стало возложение в 1949 году на сейсмическую станцию «Москва» обязанности по оперативному сбору и обработке данных о сильных землетрясениях на территории СССР и срочное донесение этой информации правительству страны.

Ашхабадская катастрофа стимулировала постановку сейсмических исследований в различных регионах Советского Союза. С 60-х годов прошлого века в Таджикистане в районах Гармского (1941 год), Хаитского (1949 год) и Ашхабадского землетрясений Институтом физики Земли им. О. Ю. Шмидта АН СССР совместно с национальными научными учреждениями начали проводиться крупномасштабные исследования сейсмических предвестников и опробоваться методы прогноза землетрясений. На полигонах были собраны уникальные научные данные и положено начало многолетним наблюдениям за геофизическим состоянием недр Земли.

Особое место Ашхабадская катастрофа занимает в истории советской сейсмологии ещё и потому, что это был первый опыт комплексного изучения её причин — от геологических, геофизических и исторических изысканий до инженерного анализа характера разрушений.

Во избежание путаницы с текстами опубликованных до приобретения независимости республикой (1991 год) в книге используются прежние наименования населённых пунктов. Она продолжает научно-популярную серию «Катастрофы в природе» (2016—2018) включающую рассказы о землетрясениях, вулканах, городах, гравитационных перемещениях вещества, водной стихии. Она будет интересна всем тем, кто интересуется исследованиями в области наук о Земле.

Батыр Каррыев

Доктор физико-математических наук

E-mail: mweb2016@mail.ru

https://sites.google.com/site/2017sibis/

Ночь с 5 на 6 октября 1948 года

«За 10 секунд в зоне землетрясения погибло и смертельно ранено почти столько же людей, сколько погибло туркменистанцев на полях сражений Великой Отечественной. Таким образом, в результате землетрясения Туркменистан за 40-е гг., по сравнению с соседними республиками, понёс демографический урон, равный потерям за годы войны». Шохрат Кадыров «Ашхабадская катастрофа», 1990 год.

В ночь с 5 на 6 октября 1948 года на столицу Туркменской Советской Социалистической республики город Ашхабад обрушился удар подземной стихии. Магнитуда землетрясения составила 7,3 по шкале Рихтера. Его очаг находился на глубине 18 км — почти прямо под городом. В эпицентральной зоне интенсивность сотрясений достигала IX — X баллов по шкале MSK-64.

Заведующий отделом сейсмической службы в Ашхабаде В. Т. Архангельский вспоминал: «Сопровождаемое каким-то шумным гулом, началось сильное сотрясение с резкими рывками вверх-вниз. Казалось, что я очутился на гигантской телеге, помчавшейся со страшной скоростью по булыжной мостовой… На фоне сильного гула слышался треск разрушающихся стен; в хаотическом беспорядке, дрожа и подскакивая, задвигались мелкие предметы и мебель… Лампочка, раскачиваясь и мигая, ещё горела, когда по штукатурке чёрными молниями побежали трещины, превращая стены в разрозненные куски и глыбы, которые, расшатываясь, друг на друге, ещё удерживали готовый обрушиться и уже накренившийся потолок. И в это мгновение ярко сверкнула вспышка короткого замыкания электропроводов.… На счёт три я выскочил уже из двери, и в это мгновение сильный толчок отбросил меня в сторону так, что, падая в темноте, я уже вылетел во двор, ударившись о ствол дерева, росшего в трёх метрах от дома. Это вступила поперечная волна. Послышался ещё больший шум падения стен, потолка, кровли.… Сильные горизонтальные толчки буквально сбивали с ног, бросая из стороны в сторону… десять — пятнадцать секунд и сильные толчки постепенно стали утихать, переходить в ослабленные содрогания».

Сообщение ТАСС. Газета «Правда» от 7 октября 1948 года (№281).

Колебания почвы были настолько сильными что люди не могли удержаться на ногах. Первым же толчком рабочие ночной смены тепловозного депо были сбиты с ног и не могли подняться. Стоящие в депо тепловозы опрокинуты, а около станции Гяурс (30 км восточнее Ашхабада) с рельс скинут состав товарного поезда с тепловозом. Спящие люди сбрасывались с кроватей, а пытавшиеся выскочить из помещений из-за завалов и деформированных дверных проёмов не могли покинуть здания.

«Страшный удар, грохот падающих стен, вывели меня из глубокого сна. Запах гари, и пыль не давали дышать. Комнаты уже не было, стены рухнули, потолок осел на кучи кирпичей. В доме была железная кровля и деревянный потолок. Поэтому между потолком и полом оставалось небольшое пространство, которое позволило мне выбраться на осевшую крышу». П. Фёдоров, 1948 год.

Над городом густой пеленой повисла густая пыль усилившая мрак безлунной ночи. Большой город, столица республики, оказался полностью изолирован от внешнего мира и дезорганизован. Положение усугубило то, что землетрясение произошло глубокой ночью, когда большая часть жителей находилась в своих постелях. Непрочность построек и невозможность уловить признаки приближающегося землетрясения привели к тому, что почти никто не смог заблаговременно покинуть помещение. В один момент десятки тысяч жителей города оказались под обломками собственных жилищ.

«В наступившей кромешной темноте несколько секунд слышался грохот разрушающихся зданий, треск ломающихся балок, грохот железа. Глухой шум, подобный глубокому вздоху пронёсся по городу и, тотчас же наступила мёртвая тишина. Воздух наполнился густой удушливой пылью. Ни одного звука, ни криков о помощи, ни звуков животных, — как будто бы под развалинами погибло абсолютно всё живое. Только спустя некоторое время появились первые признаки жизни — крики о помощи, стоны раненых, детский плач, причитания о засыпанных, погибших родственниках». Дмитрий Наливкин «Воспоминания об Ашхабадском землетрясении 1948 года», 1989 год.

Размер катастрофы был ужасен. В Ашхабаде полностью разрушено 95% всех одноэтажных зданий, а 85% двухэтажных строений из обожжённого кирпича с элементами сейсмостойкости разрушены или непоправимо повреждено. Пригодные к эксплуатации здания насчитывались единицами, но только после капитального ремонта.

Электрическая сеть, телефонная связь и телеграф полностью выведены из строя. Разрушены мосты и засыпаны обломками строений дороги. Сильно повреждены водопроводная и ирригационная сети. Городской железнодорожный вокзал превратился в груду обломков, а аэропорт не мог функционировать из-за трещин на взлётно-посадочных полосах. Обрывы электропроводки и опрокидывание бытовых керосиновых приборов привели к семи крупным пожарам.

Заместитель министра здравоохранения СССР, главный санитарный инспектор Минздрава СССР, подполковник медицинской службы Тихон Болдырев вспоминал: «Ничто не предвещало совершившейся катастрофы. Стояла тёплая, тихая и ясная южная ночь. Сильнейшие колебания почвы, сопровождавшиеся сильным подземным гулом и завершившиеся вертикальным толчком огромной силы, что не только мирно спавшие люди, но и те, кто бодрствовал дома или находился на работе в ночную смену, были застигнуты врасплох. Многие тысячи спавших людей оказались засыпанными обломками своих жилищ. Сотни рабочих ночных смен погибли под развалинами своих предприятий. Погасло электрическое освещение».

В момент землетрясения в Ашхабаде находился академик Дмитрий Наливкин, приехавший на совещание по заливу Кара-Богаз-Гол. Заседание проходило в здании ЦК Компартии Туркменистана 5 октября 1948 года.

Во втором часу ночи стали расходиться, но первый секретарь ЦК КПТ Шаржа Батыров задержал академика, чтобы обсудить вопрос открытия туркменского филиала АН СССР: «Стали прощаться — вдруг страшный удар потряс всё здание. Посыпалась штукатурка, и всё замолкло. Только и успел подумать: «И кому это надо взрывать туркменское ЦК…», как дом начал качаться. Я обрадовался: значит, простое землетрясение. Через мгновение моя радость исчезла, качание дома стало ужасным, устоять на ногах было трудно, и я бросился к окну.… Спустя несколько дней после первого толчка мне пришлось летать на военном самолёте над городом и изучать аэрофотоснимки. Квартал за кварталом одна и та же картина. Смотреть было жутко и тяжко. Число человеческих жертв осталось точно не подсчитанным, но цифра была ужасающей».

Первым о землетрясении сообщил открытым текстом по рации в Главное управление погранвойск СССР в 07 часов 40 минут согласно полученным указаниям командира воинской части майора Бычука, капитан И.В.Лишенко: «Москва. Ашхабад разрушен землетрясением, ждём помощи, сообщите получение нашего сигнала».

Существуют разные мнения о том, кто первым сообщил в Москву о трагедии в Ашхабаде. Возможно таких попыток было несколько. В этой связи упоминается имя радиста Юрия Жукова который, не смотря на ранения по бортовой радиостанции самолёта Ил-12 сообщил о трагедии в Ашхабаде. Его приняли связисты города Свердловск и передали в Москву. Ближе к утру сотрудники ЦК КПТ сумели на автотранспорте добраться до неповреждённых линий связи за городом и с помощью переносного телефонного аппарата связались с ближайшим городом.

На имя Главнокомандующего сухопутными войсками Маршала Советского Союза И. С. Конева от командующего Туркестанским Военным Округом генерала армии И.Е.Петрова отправлено срочное донесение: «В ночь с 5 на 6 октября в Ашхабаде произошло сильное землетрясение. Никаких связей с городом нет. По отрывочным данным имеются сильные разрушения и жертвы. В 09 час. 30 мин. (08.30 Ашхабадского местного времени) вылетаю самолётом на место происшествия. Подробности донесу. Донесение Маршалу тов. Василевскому представляю одновременно. И. Петров, 6 октября 1948 года».

Ночь после землетрясения была самой страшной. Отсутствовало освещение, не работала связь, а улицы завалены обломками рухнувших зданий. Кто-то сумел выбраться из завалов самостоятельно, но многие оставшиеся живыми под ними могли надеяться только на постороннюю помощь. В свете костров уцелевшие люди откапывали своих близких и оказывали помощь соседям.

Человеческие жертвы. Тотальное разрушение города, массовая гибель людей и необходимость принятия оперативных санитарных мер, секретность в СССР обусловили появление разных оценок количества жертв Ашхабадского землетрясения. Здесь следует отметить что в многочисленных публикациях и инфосфере Интернет часто приводятся умозрительные суждения о числе жертв Ашхабадского землетрясения 1948 года, целиком лежащие на совести авторов, пересказывающих недостоверные сведения.

К вопросу о теориях заговора, закрытости или неизвестности последствий Ашхабадского землетрясения. Помимо огромного числа научных публикаций того и последующего времени (Горшков, Бончковский, Резанов, Рустанович и др. в Москве тиражом в 1960 году опубликована книга Н.О.Оразымбетова, М.М.Сердюкова, С.А.Шанина «Ашхабадское землетрясение 1948 г.» в которой дан детальный анализ последствий трагедии с многочисленными оригинальными фотографиями и схемами (всего 259 рисунков и фотографий). Опубликованы и доступны книги Клычмурадов К. К. «Ашхабадская эпопея» (1975), Клычмурадов К. К. «Ашхабадское землетрясение и помощь народов СССР» (1977), Наливкин Д. В. «Воспоминания об Ашхабадском землетрясении 1948 года (1989), Кадыров Ш. «Ашхабадская катастрофа» (1990) и др. По результатам всестороннего изучения землетрясения защищён ряд диссертаций, в том числе докторская диссертация автора данной книги «Сейсмические явления и структура сейсмического процесса в Копетдагском регионе» (ИФЗ РАН, 1992 год).

Следует отметить, что руководство союзных республик СССР и местные власти по возможности увеличивали размеры потерь и экономического ущерба от стихийных бедствий. Скорее всего, ухватившись за голословные утверждения некомпетентных исследователей, руководство ТССР использовало их для «выбивания» из правительства СССР дополнительных средств на восстановление города.

В книге Шохрат Кадырова «Ашхабадская катастрофа» опубликованной в 1990 году приведены результаты детального изучения демографической ситуации в Ашхабаде до и после землетрясения. Учёным была доказана ошибочность завышенных цифр пострадавших при землетрясении 6 октября 1948 года. С учётом всех обстоятельств события и собранных архивных данных Кадыров оценил прямые человеческие потери в Ашхабаде в 35 тысяч человек.

Хотя руководство СССР никогда не публиковало официальных сведений о жертвах землетрясения нет сомнений в том, что число жителей города на момент землетрясения и количество пострадавших высшему руководству страны известно было точно.

В качестве примера можно привести секретную переписку о последствиях, случившихся двумя годами ранее землетрясениях в ТССР (Казанджик), Киргизской ССР и Узбекской ССР. В докладной записке Сталину, Берии, Жданову, Вознесенскому, 6 ноября 1946 года под грифом «Совершенно секретно» МВД Туркменской ССР сообщало, что 5 ноября в 04 часа 55 минут по московскому времени в Туркменской республике произошло землетрясение: «В гор. Казанджик Красноводской области разрушены почти все административные и жилые здания. Из-под развалин извлечено 35 трупов и 28 тяжело раненых. Осталось без крова 2731 человек. Железнодорожные станции между гор. Казанджик и Небит-Дагом сильно пострадали, их основные сооружения разрушены. На станциях Ахча-Куйма и Перевал убито 8 и ранено 10 человек. В гор. Красноводск в результате толчков в некоторых зданиях имеются трещины. Данные о разрушениях в аулах Казанджикского района уточняются. Для оказания помощи пострадавшим на место выехала специальная комиссия. Отправлено самолетом 15 врачей, 20 медсестер с медикаментами и 100 солдат из воинских частей. Партийными и советскими органами приняты меры к размещению жителей, оставшихся без крова».

«В дополнение к нашему сообщению от 4 ноября с. г. МВД СССР докладывает уточнённые данные о причинённом ущербе и человеческих жертвах в результате землетрясения в Узбекской ССР. В гор. Ташкенте убито 3 и ранено 19 человек. Разрушено 165 квартир и приведено в аварийное состояние 800 квартир, 10 больниц, 5 детских садов и ясель, 37 школ. В Ташкентской области убито 4 человека, разрушено 150 построек, погибла 21 голова скота. В Наманганской области убито 157 и ранено 178 человек. Разрушено 4019 построек, погибло 716 голов крупного и мелкого скота. В Андижанской области убито 26 и ранено 47 человек. Разрушено 250 построек, погибло 58 голов скота. В Ферганской области убито 12 и ранено 36 человек. Разрушено 122 постройки, погибло 26 голов скота». Круглов — Сталину, Берии, Жданову, Вознесенскому, 6 ноября 1946. Совершенно секретно.

Буквально за два до землетрясения в Казанджике сильное землетрясение произошло на территории Киргизской ССР, где последствия были более значительными. В докладной записке «Совершенно секретно» руководству СССР сообщалось: «В дополнение к нашему сообщению от 5 ноября с.г. о землетрясении в Киргизской ССР, МВД СССР докладывает уточнённые данные о размерах разрушений и человеческих жертвах в Джалал-Абадской области. Всего в районах Джалал-Абадской области в результате землетрясения убито 1294 и ранено 858 человек. Полностью разрушено 3402 административных и жилых здания. Кроме того, разрушено 44 школы, 177 колхозных складов, 9 складов Заготзерно и других заготовительных организаций. Погибло 4746 голов скота. Осталось без крова 3185 хозяйств».

Таким образом, предшествующий землетрясению в Ашхабаде 1946 год вписал очередную чёрную страницу в летопись сейсмических катастроф на территории Российской империи, а затем СССР. Здесь важно указать на то, что в советское время складывающаяся в пострадавших района ситуация, количество жертв и причинный убыток было хорошо известно руководству страны. Что делает домыслы о скрытых «фантастических потерях» и т. п. совершенно безосновательными.

Вопрос всегда только в том доводилась ли эта информация до широкой общественности или нет. Скорее всего размеры Ашхабадской катастрофы не укладывались в идеологию коммунистического режима, микроскопически доводившего до сведения советских людей о бедствиях в капиталистических странах, но крайне неохотно информировавшего их о трагедиях в собственной стране.

Динамика изменения численности городского населения Ашхабада до и после землетрясения 1948 года.

Из многих источников известно о численности населения в Ашхабаде до и после землетрясения. Непосредственно перед ним были отменены введённые с началом Великой отечественной войны продуктовые карточки. Без них не мог бы выжить в СССР ни один человек, поскольку продовольствие отпускалось нормировано на каждого члена семьи с учётом его возраста и трудовой занятости. Жесткий контроль снабжения населения продовольствием основывался на ежемесячной передаче руководству республики и далее в союзные структуры сведений о продовольственных запасах, численности населения и материальных ресурсах.

К тому же распределение продовольственной и иной помощи пострадавшим от землетрясения строго контролировалась структурами МГБ, МВД, КПСС, администрациями разного уровня и др. Поступающая из разных источников информация сводила к минимуму возможные искажения и приписки. На точное представление о масштабах трагедии спустя уже 12 часов указывают и телеграммы военного командования в Москву. В них сообщалось о проделанной работе и ситуации в Ашхабаде, количестве спасённых и погибших.

По темпам прироста населения на то время Ашхабад относился к самым развивающимся городам Центральной Азии. После образования в 1881 году численность города непрерывно росла: 1981 год — 1200 человек; 1891 — 17183; 1903 — 36286; 1915 — 45000; 1939 — 126000 человек.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 372