электронная
108
печатная A5
321
16+
Катарсис

Бесплатный фрагмент - Катарсис

Основано на нереальных событиях

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-3740-6
электронная
от 108
печатная A5
от 321

«Индивидуальное растет и расширяется с увеличением разнообразия и интенсивности его произвольной деятельности; и обратно, с уменьшением разнообразия и интенсивности произвольных движений жизнь индивидуального „Я“ упадает, сокращается. Соответственно этому мы находим, что ограничение произвольных движений чрезвычайно важно для внушаемости вообще, и оно тем важнее, что может вызвать на деле сужение поля сознания с последующими условиями — все это благоприятствует внушаемости» (Уильям Джеймс Сидис, 1899 год).

«Каждое живое существо в своем индивидуальном развитии повторяет, в известной степени, формы, пройденные его предками или его видом» (биогенетический закон).

«Человек отнюдь не мягкое, жаждущее любви создание, способное защититься только тогда, когда на него нападут» (Зигмунд Фрейд, отрывок из труда «Недовольство культурой»).

«Боязливая спешка и торопливый страх привели к исчезновению в человеке способности к рефлексии, одному из важнейших человеческих качеств» (Конрад Лоренц, отрывок из труда «Восемь смертных грехов цивилизованного человечества»).

«У вас есть иллюзия личной психической свободы, и вы не хотите от нее отказаться» (Зигмунд Фрейд, отрывок из труда «Введение в психоанализ»).

«Приходится смириться со своими симпатиями и антипатиями, если хочешь знать, что в этом мире реально» (Зигмунд Фрейд, отрывок из труда «Введение в психоанализ»).

Александр Александров

От автора

Дорогой читатель, данный литературный труд является лишь плодом богатого воображения автора.

Все, от оружия, философии, персонажей с запредельными интеллектуальными навыками до второстепенных действующих лиц, города и различных теорий, каким бы они ни казались реалистичным, — придумано…

В одной из своих предыдущих книг, бросая вызов вселенной MARVEL, я уже создавал для своих читателей альтернативную вселенную «Грани Реалий», в другой, бросая вызов вселенной S.T.A.L.K.E.R, создавал город, заселенный душевнобольными людьми в рамках советского эксперимента, — «ПСИ». В этом литературном труде я бросаю вызов многочисленным «мировым ширмам», и поэтому вы попадете в интеллектуальный, выходящий за пределы естественных представлений, преступный мир, где война, развязанная гением, пытавшимся доказать свою теорию объединения человечества, затягивает в себя преступные группировки, государственные структуры, тайные общества, науку и технологии.

Здесь воюют стратегиями, здесь развязаны руки и умы!

Мне пришлось взять длинную паузу перед написанием данной книги, для того чтобы продумать абсолютно каждую деталь. Все это время я наблюдал, анализировал, ставил эксперименты, конструировал, читал и считал — для того чтобы все это получилось целостным, интересным, глубоким… Я с незабываемым удовольствием бился за каждый квадратный сантиметр каждого листа. Трудился, как ювелир, создающий из алмаза бриллиант. В итоге результатом доволен и хочу поделиться им с широкой аудиторией!

Как и в других своих литературных трудах, хочу закончить вступление строчками ниже.

За этой страницей начинается моя территория.

Добро пожаловать!

Глава 1. Сэм и Саймон. Контора

Мой друг, Саймон, всегда воспринимал человека как одно существо во множестве форм с одной главной задачей: независимо от внешней оболочки, то есть формы, за которой прикрывается это существо, оно должно обслуживать свой генетический код. Он не любил всех, кто возвышал себя, и терпеть не мог, когда что-либо было неидеальным; перфекционист. О себе мог сказать так: «Будучи несовершенным, я люблю совершенство».

Я видел в нем воплощение холодного расчетливого ума, не знающего наслаждения формами окружающего нас мира. Наверное, именно эти качества позволили ему создать профессию, которой он занимается изо дня в день уже на протяжении пяти лет.

Саймон — торговец стратегиями, он, если можно так сказать, невидимый управленец некоторых процессов, происходящих в нашем и без того не очень хорошем городе Slippery City [Слайпэ Сити].

Люди из самых разных слоев населения благодаря его таланту доверяют нашей конторе рассчитать проект, спрогнозировать те или иные события или даже сделать так, чтобы, опять же, те или иные события произошли.

Клиентов для нашей конторы находят братья Вайпер: Шон и Шелдон. Они очень забавные: один постоянно шутит, а другой вечный параноик. В общем, две противоположности: смех и страх. Для меня всегда оставалось загадкой то, где они берут тех, кому требуются наши услуги.

Обычно все проходило примерно так: братья находили клиента, Саймон рассчитывал стратегию и через Шона или Шелдона отдавал пакет бумаг с результатом, затем мы получали на баланс деньги. Кинуть нашу команду было невозможно, ведь мы могли достать человека из любой точки мира и наказать его, если потребуется. Наши клиенты прекрасно об этом знали.

В случае если нужны были не расчеты, а исполнение, Саймон считал стратегию, а затем в дело вступал я.

Моими глазами и ушами в Slippery City был Пан, очень ленивый, но гениальнейший хакер и программист. Он создал для нашей команды свою, скрытую от всех силовых структур, защищенную внутрикорпоративную сеть.

Каждый раз, когда мне требовалась помощь Пана, например, отключить камеры в каком-нибудь здании, переключить светофор на зеленый или сменить изображение на уличном экране, я нажимал специальную кнопку на самодельной bluetooth-гарнитуре и тут же связывался с ним напрямую.

Ни одного из нас не было ни в одной базе данных государства, а в случае если кому-нибудь требовалась медицинская помощь или еще что-нибудь, требующее нашего цифрового присутствия в общей системе, Пан взламывал все базы данных и вносил нас под придуманными именами, местами учебы и работы. Все остальное время мы не были цифровыми гражданами нашего города, да и континента в целом.

Иногда я, как и Пан, мог не знать всей операции целиком. Братья находили клиента, Саймон рассчитывал стратегию, а от меня требовались только мои прокачанные инженерные навыки и доставка устройства по назначению, от Пана же — взлом сети.

Помню, так было несколько месяцев назад, когда я собрал переходной адаптер со встроенным миниатюрным модулем Wi-Fi и подключил его между сервером и табло с данными фондовой биржи. Пан изменил пару цифр на короткое время; кому и зачем это нужно, а самое главное, что было потом, мы так до сих пор и не знаем.

Как и Саймон, я не особо прислуживал правилам нравственности. Философия моей жизни базировалась всего лишь на двух принципах: первый — не тянуть на себя одеяло, и второй — не играть ролей.

Я просто терпеть не могу этого в людях — тянуть на себя одеяло. Вот с утра, например, когда я бежал на трамвай, водитель, видя меня, все равно закрыл перед носом двери и поспешил удалиться. Видимо, в депо хотел побыстрее, чтобы отдохнуть больше положенного на перерыв времени перед следующим кругом. Или персонал кофейни, в которую я зашел перед очередной встречей с Саймоном, по факту хоть и должен работать ровно до десяти, уже за пятнадцать минут до закрытия всем своим видом выпроваживал меня, потому что хотел побыстрее домой, наверняка к ящику и кровати…

Я в такие игры не играю.

Перед тем как лезть по пожарной лестнице к Саймону, который уже поджидал меня на крыше одного из шестиэтажных зданий вечернего Slippery City, я обратил внимание на крики: дрались двое подвыпивших, прилично одетых мужчин около ресторана, на противоположной стороне дороги. Вокруг них, громко ругаясь, суетилась какая-то дама в зеленом платье…

Не знаю, что именно произошло между ними этим вечером, но без малейшего сомнения могу утверждать, что фундаментом конфликта являются роли, которые они играли друг перед другом, а может, и перед этой дамой.

Там, где естественный человек не встречает препятствий в коммуникабельности, носитель роли начинает отстаивать нарисованную в своей голове картинку о самом себе, и когда встречаются два таких носителя роли, возникают проблемы…

Думаю, что почти все плохое в этом мирке происходит из-за перетягивания на себя одеяла людьми и отыгрывания ими ролей друг перед другом.

Ладно, что мне до этих двоих…

В это время в кузове припаркованного рядом фургона, замаскированного под развозку бутылей с водой…

Агент Пол хлопает агента Макса по плечу…

— Макс, смотри, полез… (агент Пол)

— Вижу, свяжись с Купером на соседней крыше, пусть включает прослушку и фиксирует разговор. (агент Макс)

По рации…

Шипение…

— Купер, прием, ты там еще не уснул? (Пол)

— Прием, все в порядке, я начеку. (Купер)

— Доложи обстановку. (Пол)

— В данный момент я наблюдаю, как один лезет по пожарной лестнице, в то время как второй ждет его на крыше. (Купер)

— Купер, сделай снимки этих двоих и включи прослушку. Нам нужна запись разговора? (агент Макс)

Секундное молчание…

— Так, улыбочку, девочки… Сделал… Включаю прослушку. (Купер)

Шипение…

— Внимание всем агентам, никаких резких движений, мы просто ведем наблюдение! Ни при каких обстоятельствах не покидать своих позиций, брать их нам пока не за что… Конец связи… (агент Макс)

Шипение…

— Как думаешь, это точно они? Может, просто хулиганы провода воруют… (Пол)

Агент Макс смотрит на снимок, присланный Купером…

— Вот этот на крыше, в шляпе и черном плаще, очень похож на того самого легендарного Саймона, о котором говорил наш человек… А кем является тот, кто сейчас на крышу залез, я не знаю. (агент Макс)

— Может, арестуем их, а уже потом разберемся? (Пол)

— Нельзя, если поторопимся и возьмем их сейчас, у нас не будет никаких доказательств того, что эти двое из той банды отморозков, которую мы уже три года накрыть не можем… (агент Макс)

— Эй, Купер начал записывать разговор, выводи на колонки… (Пол)

Макс пододвинулся на стуле с колесиками к панели управления, нажал кнопку и подкрутил ручку монитора, встроенного в стену фургона…

Глава 2. Вечерний хаос

Скрежет верхних ступеней пожарной лестницы…

— Ты всех ворон сосчитал, пока шел? (Саймон)

— Эмм… (Сэм)

— Я к тому, что ты опоздал. (Саймон)

— А, ты про это… (Сэм)

Сэм смотрит на часы…

— Я смотрел на другой зоопарк. (Сэм)

— Какого черта ты зеваешь, глядя по сторонам, когда знаешь, что у тебя встреча, на которую ты должен явиться точно в назначенное время?! (Саймон)

Сэм снова смотрит на часы…

— Саймон, я опоздал всего лишь на полторы минуты, такой короткий промежуток времени никак не может отразиться на нашей встрече, в отличие от твоих несдержанных эмоций. (Сэм)

— Знаешь, больше всего в спорах я люблю заводить оппонента в логический тупик и оставлять его с пламенным желанием высказать мне что-либо и невозможностью этого сделать. О да, эти чувства порождают внутренний конфликт, который потом еще несколько дней разрывает этого человека изнутри, и если ты не хочешь испытать это на себе, никогда не спорь со мной, и тем более не перечь мне; понял? (Саймон)

— Понял. (Сэм)

— Ну что, все готово к приезду наших гостей? (Саймон)

— Да, я полностью синхронизировал и отладил радиоустройства управления пиротехнической системой. (Сэм)

Сэм показывает рукой в сторону городских улиц…

— Ее части вмонтированы в дома и замаскированы на козырьках магазинов, располагающихся рядом. Наводку всех пиротехнических снарядов направил в центр перекрестка. (Сэм)

— Значит, ждем… (Саймон)

Саймон подходит к краю крыши, достает бинокль и начинает смотреть вдаль одной из дорог перекрестка, Сэм включает bluetooth-гарнитуру…

— Пан, ты на связи? Пан… (Сэм)

— Я здесь, что-то нужно сделать? (Пан)

— Мы на месте, ждем наших гостей. Пока просто оставайся на связи. (Сэм)

— Вон они, едут. (Саймон)

— Пан, они едут. (Сэм)

— Вижу, я подключился к камере цветочного магазина рядом с вами. (Пан)

— Проклятие! Они не успеют на зеленый, нельзя, чтобы байкеры остановились перед светофором, иначе зрелище получится не таким эффектным. (Саймон)

— Что будем делать? (Сэм)

— Скажи Пану, чтобы взломал светофор вдоль Greed street, нужно заставить мигать его желтым, чтобы байкеры набрали скорость. (Саймон)

Саймон отводит бинокль от глаз и поворачивается к Сэму с улыбкой…

— Они ведь любят проскакивать перекрестки в последний момент… (Саймон)

— Сэм, я все слышал, можешь не передавать. (Пан)

— Пан, у тебя секунд девять, не больше. (Сэм)

— Так-с… Готово… (Пан)

— Так… Три, два… (Саймон)

Саймон вытягивает антенну и нажимает на кнопку…

Не знаю, как ему это удается, но в очередной раз он сгенерировал правильную идею в считаные секунды.

Мигание желтого сигнала заставило байкеров ускориться, а нажатие Саймоном кнопки пульта наполнило ночные улицы светом и шумом. Еще бы, ведь в центр перекрестка било одиннадцать пиротехнических установок, в каждой из которых по девять фейерверков. Свет был настолько ярким, что мы, стоявшие на крыше в пятидесяти метрах от центра событий, смотрели на все это, смыкая глаза. Саймон даже достал и надел очки, припрятанные в нагрудном кармане плаща.

Фейерверки взрывались, мотоциклы падали, байкеры разлетались в стороны. Те, кто пытались затормозить, чтобы не попасть под огонь, все равно падали, потому что их скорость была слишком большой для резкого торможения…

В это время в фургоне для развозки бутылей…

— Твою ж ма… (Пол)

Шипит рация…

— Макс, дай команду спецназу штурмовать крышу, пусть берут их, ты же видишь, что происходит! (Купер)

— Всем сидеть на своих местах! (агент Макс)

— Чего ты ждешь, дай команду, ты офицер! Ты по долгу службы не можешь просто так сидеть и смотреть на беззаконье, которое сейчас творят эти двое! (Купер)

— Я сказал, всем сидеть и не высовываться!!! (агент Макс)

— Макс… (Купер)

— Купер, заткнись и молча фотографируй!! (агент Макс)

Шипение… Рация отключается… Пол, сидящий в кузове фургона рядом с агентом Максом, с удивлением поворачивает голову…

— Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь. (Пол)

— Сейчас их брать рано, поверь, я знаю, о чем говорю. (агент Макс)

Наступила тишина. Картину из валяющихся по разным сторонам улицы людей в мотоциклетном обмундировании дополнял огонь, вызванный попаданием последнего фейерверка в лужу разлитого на дороге бензина. Слышались мужские и даже женские крики, а значит, кто-то из них горел и стонал…

Саймон перед нашей встречей предварительно подготовил чердак, поэтому после того, как все закончилось, мы, спокойно спустившись через него, вышли из разных подъездов этого дома и разошлись…

Карточки с ключом от шифра, которые мне дал Саймон, были обычным картоном с прямоугольными вырезами под буквы и цифрой в правом верхнем углу. Цифра указывала на номер страницы специальной книги.

Наложив карточки на нужные страницы, можно было узнать о грядущей операции и деталях ее исполнения. Вообще раньше мы просто собирались вместе и все обсуждали, но после того, как наш вечный параноик Шон всерьез забеспокоился о конспирации, а его братец, вечный шутник Шелдон, на одной из встреч вежливо подметил, что в Slippery City ушей в два раза больше, чем местных жителей, началась эта волокита с карточками и шифрами.

Саймон написал и сверстал специальную книгу на тему животных и натурализма. Она ничем не выделялась, разве что в ней буквы стояли чуть дальше друг от друга, чем в словах любых других книг. Это было сделано для удобства накладывания карточек.

Его идеей фикс было построение международной сети таких контор, как наша, с филиалами в каждом крупном городе каждой развитой страны, имеющей единый центр управления и связи посредством электронных карточек и его книги, которую он собирался перевести на все популярные языки мира и распространить в книжные и интернет-магазины. Саймон считал, что таким образом он сможет захватить мир, держа в одной руке «арсенал» из контор, подобных нашей, а в другой — компромат на продажных высокопоставленных лиц, которые часто так и норовят воспользоваться нашими услугами.

Оценивая его идею фикс как верх беспощадной рациональной и расчетливой мысли и в то же время как совокупность самых низких человеческих качеств: эгоизма и эгоцентризма, — я не мог понять, какой спектр чувств испытываю, думая об этом — такие крайности, как восхищение или отвращение, никак не показывали себя, но в любом случае это желание Саймона быть полубогом, находясь за пределами человеческой системы, состоящей из взаимоотношений, потребностей и иерархии, с возможностью подкидывать в нее свои дровишки для разжигания огня, когда это потребуется, заставляло меня думать о нем как о человеке, заблудившемся в собственных интересах. Иногда мне даже казалось, что он понемногу сходит с ума от своих возможностей и образа жизни. Хотя при всем этом я его уважал…

Глава 3. Операция «Срыв»

Мой путь на съемную квартирку в криминальном районе District of meanness, который местные жители окрестили The abode of the merchants (Обитель купцов или район Купцов), лежал через дебри темных ночных кварталов и переулков…

Такое прозвище этот район получил за активную деятельность одного человека, отвечающего за, если об этом можно так сказать, экономическую составляющую данного места.

Звали этого человека Майком. Сколотив состояние на промышленном шпионаже и обзаведясь бандой людей, которые не просто так знали, в какие стороны гнутся суставы и какими способами легко вырывается кадык, он взял под контроль весь темный бизнес в этом районе…

В District of meanness тот существовал почти на каждом квадратном метре, в буквальном смысле можно было найти предложение на любой спрос. На одной из улиц даже функционировали конторы, зарабатывающие на киллинге. Они владели серверами запрещенного сайта, на котором висели анкеты людей, за чьи головы полагались награды. Вы могли прийти и положить стюльбы (криминальная электронная валюта, которая не может быть отслежена государством) на одну из анкет, увеличив таким образом вероятность смерти насолившего вам человека, после еще кто-нибудь мог прийти и сделать взнос, ну и так далее. Сумма, закрепленная за анкетой, таким образом вырастала и в определенный момент превышала порог, когда обязательно находился человек, который решится пойти на преступление. Ему следовало заполнить свой псевдоним с номером счета, и в случае, если он сможет выполнить свои обязательства, он получал сумму, закрепленную за анкетой, за вычетом комиссии сайта. Эти деньги можно было перевести своей семье, а самому отправиться в тюрьму.

И хотя у нашей конторы было достаточно капитала для покупки недвижимости, мы предпочитали снимать жилье, причем именно в этом районе: потому что Саймон дружил с Майком, а у того, как я предполагаю, была договоренность с кем-то из правительства о том, что силовые и государственные структуры не будут соваться в эти окрестности. Нам это часто играло на руку…

Вернувшись домой и наложив карточки на страницы специальной книги, я начал готовиться к предстоящей операции.

Задача была очень простой — не допустить встречи двух очень плохих людей во избежание передачи какой-то секретной личной информации от одного из них другому, который направлялся сейчас в Slippery City. По факту нужно было просто не допустить передачи информации, устранив кого-то из этих людей до того, как они встретятся, вот и все. Именно в этом было заинтересовано неизвестное третье лицо, обратившееся к нам за услугами.

Существовало много способов решения этой задачи, единственное ограничение, которое накладывалось нашим клиентом, — все должно быть исполнено без лишнего шума.

Из купленной на черном рынке информации я узнал, что человеку А был имплантирован кардиостимулятор. О человеке Б было известно все, и самое главное, за что ухватился Саймон, это его любимые места общепита, а еще то, что человек Б всегда слюнявил пальцы, когда считал деньги.

Учитывая это, Саймон предложил два варианта: либо с помощью электромагнитного импульса отключить кардиостимулятор человеку А, либо устранить человека Б, отравив его сдачей из покрытых ядом купюр, подбросив ее в общепите.

Немного подумав над конструкцией устройства, дающего электромагнитный импульс, способный привести к сбою кардиостимулятора, я пришел к выводу: размеры не позволят сделать его переносным. Вариант с человеком Б показался мне более реалистичным…

К утру следующего дня мною был синтезирован аналог батрахотоксина и сконструирован миниатюрный самодельный баллон для его равномерного распыления по бумаге. В качестве конструкции выступала бутылочка для перекиси водорода с надетым на ее горлышко тройным слоем марли. Та держалась за счет резинки, которую, кстати говоря, также используют для хранения купюр стопками. Сильное нажатие на бутылочку из-за тройного слоя мелкосетчатой марли должно было привести не просто к разлитию жидкости струйками, а именно к распылению капельками. Это важно, потому что, во-первых, человек не должен ощутить подушечкой пальца жидкость на купюрах, а во-вторых, нам неизвестно, с какой стороны он будет отсчитывать деньги, так что яд должен быть распылен равномерно.

Нужно было передать яд Шелдону, поэтому ближе к обеду я позвонил ему по защищенной Паном линии связи и договорился о встрече на вечер в одной из местных кофеен. После этого лег спать…

В это же время на другом конце города, в центральном отделе спецслужб…

В помещении, в котором перед презентационным экраном и трибуной были расставлены стулья, стоял гул. Его источником были спецагенты, суетившиеся повсюду: одни подходили налить себе кофе к черным столикам, стоявшим возле белых и стеклянных стен, другие обсуждали что-то, делая пометки в своих ежедневниках. Периодически слышалось потрескивание разряда статического электричества, виновником которого были сухой воздух и серый ковер. Всего было собрано четыре десятка человек…

Проверка микрофона постукиванием пальца… Звучит голос…

— Ну что, дорогие коллеги, уже полдень, а значит, пришло время начать собрание по поводу принятия решения о ликвидации одной из организованных преступных шаек нашего города с ее неким главарем Саймоном. (генерал Ричард)

Все, кто еще не расселся на свободные стулья, стоявшие перед презентационным экраном, поспешили сделать это. Генерал Ричард специально выдержал минутную паузу…

— Слово предоставляется сотруднику секретного подразделения отдела по борьбе с организованной преступностью агенту Максу. (генерал Ричард)

Агент Макс проходит за трибуну, включает презентацию. Оглядев всех присутствующих, он сделал глубокий вдох и…

— Еще со времен египетских жрецов государство, как управляющий орган, контролировало самозанятых, а если те выходили из-под контроля и становились неуправляемыми, мы, то есть карающая сила, обеспечивая безопасность государства, вмешивались и уничтожали непокорных. Все так и шло несколько тысяч лет… (агент Макс)

— Человек как единица общества развивался, покорял науки… Мы с государством определяли его культуру, задавали направления, в которых тот мог тратить свою энергию. Все это успешно служило развитию цивилизации. Но! Есть одно но! Мы в какой-то момент перестали контролировать темпы развития, и с тех пор знания обо всем становились все доступнее и доступнее! Все дошло до того, что общедоступным стало все, даже то, что должно было оставаться только у привилегированных людей, осуществляющих управление внутренними процессами общества! Да еще к этому рынок стал настолько развитым, что каждый может купить себе почти что угодно. Это все в совокупности неудобно нам! (агент Макс)

— Простите меня за столь долгое вступительное слово, я не хотел выставить нас злыми надзирателями. Без нас с государством не было бы кнута, который избавил человека от бессмысленного беганья по лесам, обеспечил его медициной, отоплением и страховкой его гребаных вещей! (агент Макс)

— Просто шайка, с которой мы пытаемся бороться, — это тот случай, когда группа людей в силу своего развития становится неподконтрольным элементом! Мы имеем дело не просто с головорезами — они находятся выше обычной системы. И более того, иногда нам даже непонятны мотивы их преступлений. (агент Макс)

Агент Макс выводит на экран фото, сделанные Купером с крыши…

— Вчера мы наблюдали, как двое из них устроили бойню на одном из перекрестов. Они использовали не автоматы или пистолеты — нет. Эти двое пользовались пиротехникой, точным расчетом, радио, и еще кто-то третий помог им взломать светофор. Понимаете, о чем идет речь?! (агент Макс)

Некоторые кивают головой… Агент Макс переходит на повышенный тон…

— Стоял страшный грохот салюта, мотоциклы разлетались, все горело, а эти двое просто любовались всем этим на крыше! И все ради чего? Среди пострадавших и погибших не было бандитов, бизнесменов, полицейских. Жертвы — самые обычные люди. Мотивы теракта этой шайки нам пока неизвестны. Может, вообще они устроили это так, для веселья? (агент Макс)

— Уничтожать таких — не просто наша работа. Это наш долг перед историей развития человеческой цивилизации! (агент Макс)

Один из офицеров, сидящих в зале, поднимает руку. Агент Макс делает кивок головой…

— Да. (агент Макс)

— Вы хорошо говорите, агент Макс, но, насколько нам известно, вчера на задание с вами посылали группу спецназа. Почему вы не отправили их на захват этих преступников? (офицер)

— Потому что две недели назад нам по закрытым каналам поступила информация о том, что Саймон с неким гражданином Инкогнито готовят что-то масштабное в Slippery City. Нам пока неизвестно, что они затеяли и как выйти на гражданина Инкогнито; до того, как мы это выясним, задерживать никого нельзя, иначе можем допустить провал или упустить какой-либо преступный элемент из виду. (агент Макс)

— Гражданин Инкогнито может быть очень крупной рыбкой для нас, во всяком случае, Саймон, не стал бы работать с ним как с коллегой, если бы тот не был таковым. (агент Макс)

— Схватив этих двоих вчера, мы бы, помимо преступления на перекрестке, смогли бы мало чего доказать из совершенных ими деяний. Да еще бы потеряли возможность выйти на некоторые ключевые фигуры нашего города, и на самого Инкогнито в том числе, который гипотетически, в случае чего, сможет довести масштабный, пока неизвестный нам, акт и без помощи Саймона. (агент Макс)

— Я руковожу операциями, четко осознавая и просчитывая каждый шаг — отдаю себе отчет в действиях, поэтому вы можете не волноваться. Наши службы под моим руководством держат все под контролем и готовы вмешаться в любой момент. Как только придет время, мы накажем всех! (агент Макс)

Молчание…

— Эм, еще есть вопросы? (агент Макс)

Аудитория аккуратно поглядывает друг на друга…

— Браво, агент Макс, мы не сомневаемся в ваших шагах. Надеюсь, ваши молодые амбиции и ум помогут нам похоронить всю организованную преступность нашего города! (генерал Ричард)

СОН СЭМА…

Помутнение… Сэм поднимается по ступенькам лестничного пролета заброшенного пятиэтажного задания…

— Хм… Прохладно… (Сэм)

Звук забивания свай…

— Наверное, мне незачем находиться на этом заброшенном кусочке стройки. (Сэм)

Сэм разворачивается и начинает спускаться вниз… Звук ударов по свае переходит в учащенные очереди… Сэм увеличивает темп…

— Что? Птицы?!

Появившиеся перед Сэмом птицы облетают его и начинают клевать в спину…

— Да что вы творите, пернатые?! (Сэм)

Сэм начинает бежать… Помутнение… Сон нарушается… Звук ударов по свае плавно переходит в звук стука в двери квартиры…

— Оу, черт, кого там принесло? (Сэм)

Сэм смотрит на часы…

— Опа, уже полпятого! Ну!.. Вся спина в сухих хлебных крошках. Не буду больше никогда есть в постели! (Сэм)

Сэм отряхивает спину обратной стороной запястья… Снова череда стуков…

— Да кто там?! (Сэм кричит)

— Почта. (голос за дверью)

— Пароль. (Сэм)

— Чи-ла-ла! (голос за дверью)

Дерзкий почтальон, стоявший за дверью, принес мне бесшумную электрогранату, расшвыривающую гвозди запасенной энергии конденсаторов. Ее делали мастера по моим чертежам; мне на заказ.

Кстати, организация подпольных мастерских, где многие жители District of meanness заказывали себе оружие, и секретной теневой почтовой организации, неподконтрольной государству, тоже заслуга Майка.

Эти структуры для меня были еще одним плюсом проживания в этом районе, потому что здесь я мог сконструировать себе все что угодно, законно это или нет. Единственные условия, которые нужно было соблюдать, как табу — это платить Майку за проживание, а также делиться с ним и его людьми разработками.

Приняв посылку, я в спешке оделся, захватил бутылочку с ядом и отправился на встречу. Мне нужно было успеть к семи. Не то чтобы Шелдон был таким же пунктуальным, как Саймон, просто местная кофейня, в которой мы должны были встретиться, была заведением двойного назначения.

В обычное время ее мог посетить любой желающий, но в запланированные часы технологического перерыва, а это с семи до восьми вечера, кофейня закрывалась, и, пользуясь этой паузой, в ней собирались люди, подобные нам, чтобы, попивая напитки за столиками, независимо друг от друга обсудить свои планы.

Планировка этого помещения не позволяла спецслужбам прослушивать разговоры с улицы, а знание всех преступников в лицо директором этого заведения — под видом маскировки проникнуть им внутрь. Здесь действовало только одно правило — прийти вовремя. Если опоздал, вход закрыт, поэтому нужно было торопиться.

Я пришел в шесть пятьдесят пять, через пару минут вошел Шелдон. Мы пожали руки, заказали пару напитков и заняли столик в дальней комнате. Ровно в семь человек в белых перчатках громко произнес в микрофон: «Объявляю заседание открытым» — и включил джаз. После этого почти мертвую тишину сменила музыка, переплетенная с гулом бесед.

Шелдон кладет на столик газету с заголовком «Работали кроты»…

— Видишь вон того парнишку за столиком у окна? (Шелдон)

— Ну… (Сэм)

— Это его люди поработали. (Шелдон)

Сэм читает страницу…

В газете было написано о том, как неизвестные обесточили метрополитен и ограбили одновременно несколько станций в разных районах Slippery City, имея в арсенале лишь молотки и тепловизоры.

— Интересно, кто им взламывал систему управления метро. Говорят, даже аварийное питание отключили. Только представь: темнота, станции метро, люди в панике — и тут эти, видящие в темноте, прилетают с молотками. (Шелдон)

— Думаешь, Пан нашел подработку на стороне? (Сэм)

— Не знаю. А если и да, нам-то что? (Шелдон)

— Ну да. (Сэм)

— Это его дело. Он король всех этих сетей и кодов. Как там его называли раньше? (Шелдон)

— Глаза и уши этого города. (Сэм)

— Вот и пусть делает что хочет. Это его свобода. (Шелдон)

Официант приносит напитки, герои делают по глотку, и Сэм возвращает газету Шелдону…

— Хотя лучше бы он бегать начал по утрам. (Шелдон)

Смех…

— Ну что, ты принес? (Шелдон)

— Да. Вот, держи. (Сэм)

Сэм достает самодельный пульверизатор, завернутый в платочек, и отдает Шелдону…

— Ты продумал, как будешь вести себя в общепите, который посещает наша цель? (Сэм)

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 321