электронная
180
печатная A5
567
18+
Карнавал

Бесплатный фрагмент - Карнавал

Исторический роман

Объем:
438 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-1971-0
электронная
от 180
печатная A5
от 567

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Карнавал

Венеция. Мекка для художников, поэтов и лириков. Кто не мечтает попасть, хоть раз в жизни на знаменитый Венецианский карнавал, проходящий по старинной традиции, в конце зимы, и поглазеть на толпу роскошно одетых горожан и гостей города, прячущих лица под затейливыми масками, каждая из которых имеет свое название, тайный смысл?! А, главное — историю! Еще лучше, самому принять участие в шествии и развлечениях, являющихся основой карнавала. Главное, угадать «свою» маску на этот период. Под каждой маской непременно должна быть тайна, иначе теряется смысл всего действа. Пусть карнавал в Венеции уже не тот, что был прежде, это скорее развлечение для туристов, его очарование все равно не меркнет от этого, ведь сам город, его величие, его дух, остаются прежними, несмотря на некоторую обветшалость фасадов и наступающее море. Любить или не любить Венецию — личный выбор каждого, но посетить ее обязательно надо. Это уникальный и единственный в своем роде город в мире. Понять его до конца не сможет никто, это слишком сложная загадка для современного путешественника. Но если есть желание, хотя бы прикоснуться к ее тайнам, надо смело ехать туда и погружаться в ее сказочную атмосферу.

Венеция XVIII века. Мастерская карнавальных масок

София долго уговаривала своего любимого подарить ей на день рождения поездку на карнавал в Венецию. Он никак не хотел понять, почему из всех предложенных ей на выбор путешествий она упорно выбирала только Венецианский карнавал, хотя в списке он не значился. Ему хотелось поехать в теплые страны, предаваться неге и любви среди вечнозеленых растений, уютных пляжных шезлонгов и дружелюбного, теплого океана, а после — на роскошной яхте, что предлагала туристическая компания. Но София ничего не хотела слушать, никакие доводы и заманчивые предложения ее не убеждали. Только Венеция или ничего!

— Но в чем дело, почему? Мы могли поехать туда весной или осенью, когда там комфортная погода и тепло!? — настаивал Александр.

— Я знаю, это будет волшебная поездка, я это чувствую! — слегка прикрыв глаза, ответила София.

— Хорошо! Все же, это твой подарок! Я не имею права настаивать! — разочарованно говорил Александр, выходя из спальни и направляясь в прихожую, чтобы одеться и ехать в офис.

София сладко потянулась, обнажая красивую грудь и повернувшись к окну, стала думать о том, как окажется в обворожительном наряде на площади Сан Марко, рано утром, когда она еще не наполнится шумной толпой. Только голуби, непременно топчущиеся там вместе со случайно залетевшими чайками и пустые столики кафе, которые на ночь не убирают с площади. Она хотела надеть золоченую, обрамленную красивыми перьями, маску, непременно украшенную полудрагоценными камнями разных цветов, но найти такую в простом магазинчике масок, которых в Венеции несметное количество, было совершенно невозможно. Ее надо было заказывать мастеру, и не простому, а Мастеру, из династии мастеров, хранящих секреты изготовления настоящих карнавальных масок от своих предков, столетиями. Это не просто маска из папье-маше, это настоящая маска из кожи, покрытая сусальным золотом и точно повторяющая изгибы лица, чтобы даже не чувствовалась, а лежала на лице, как вторая кожа.

— Но где, же мне найти такого мастера? Наверняка в путеводителе не значится его адрес! — размышляла София, представляя, как бродит по улочкам Венеции, жадно выискивая крошечную вывеску неизвестного мастера. Она никогда не была в этом городе, лишь представляла, как он выглядит, руководствуясь путеводителем, кратко описывающим историю города и его основные достопримечательности. Но она точно знала, что это лишь уловки некоторых турагентств, отелей и небольших ресторанчиков, размещающих там свою рекламу под видом описания лучших мест в городе. Она знала, что весь город, каждое его строение, мостик, ступеньки к причалам, даже столбики, к которым привязывают гондолы — это все огромная историческая и архитектурная ценность. В этом городе нет ничего, что могло бы быть неинтересным! Город, полностью сохранивший свой облик со времен средневековья — огромный бриллиант на карте мира. Он необычен и прекрасен, одновременно открыт и стеснителен, в разные периоды может быть слишком шумным и разгульным, а в какое-то время тихим и задумчивым. Город с душой, которая слишком добра и прекрасна, чтобы этого не почувствовать. София знала точно — она полюбит Венецию всей душой и будет возвращаться туда снова и снова, как только появится возможность. Она обойдет все 119 островов, на которых стоит город, пусть не в один приезд, но обязательно найдет возможность. Посмотрит своими глазами, как вода наступает на город, а потом, словно сжалившись над этой вечной красотой — отступит, увидит Венецию в тумане и, купающуюся в солнечных лучах и бликах воды, отражающей ее большие окна-глаза с люстрами-зрачками из муранского стекла. Местные жители испокон веков славились своей любовью к роскоши и стремились показать ее всему миру, строя дома с такими большими, словно витрины магазинов, окнами. Видимо именно они были предками нынешних панорамных остеклений. И окунуться в эту роскошь — огромное счастье! Венеция особенная, она другая, удивительная, единственная и неповторимая! И не влюбиться в нее невозможно! Представляя все это, София закрыла глаза и окунулась в сладкую дрему-спектакль, со своим участием. Она видела город издали, но не могла дотянуться до него! Хотела прикоснуться к куполу Собора Санта-Мария делла Салюте, но он, казалось, убегает от нее, прячется в дымке, вновь появляется, а затем исчезает вовсе. Ни с того, ни с сего, из тумана появился силуэт мужчины в черном плаще, треуголке и маске-баутте, в движении которого угадывалась суетность и опаска. Почему-то она подумала о герое-любовнике Джакомо Казанове. А что еще могло прийти на ум, когда видишь во сне Венецию с полотен Пьетро Лонги и Джованни Каналетто? Интересно было тайком понаблюдать за этим таинственным героем средневековья. София, как будто услышала чей-то шёпот:

— Ты должен принести мне золотую маску Марии-Антуанетты!

Незнакомец резко обернулся в сторону окна, из которого, по-видимому, доносился шёпот и замер. Он помолчал некоторое время, скорее всего ожидая, что таинственная особа укажет место, где находится загадочная маска, но никаких звуков больше не было, только легкий шелест воды, бьющейся о фундамент зданий. Он постоял неподвижно пару минут и неожиданно быстро юркнул в пришвартованную неподалеку гондолу. Гондольер, словно ожидая отмашки, тотчас же рванул на себя весло и направил лодку в сторону Гранд — канала. Незнакомец исчез так же, как и появился — неожиданно и быстро.

— Что же это за маска? — вслух спросила себя София, — Должно быть она обладает какими-то уникальными свойствами, иначе, зачем та дама просила найти ее таким тихим голосом, а сама пряталась в темноте штор?

София вдруг оказалась в какой-то незнакомой комнате, где все убранство заключалось лишь в двух огромных креслах, двухместном диване, буфете с резными украшениями и необыкновенно красивом камине, сделанном в стиле раннего ренессанса. Она уселась в мягкое кресло темно-бордового бархата и стала напряженно думать, где ей найти информацию о чудо — маске.

— Мастера, которые делают маски, точно должны знать о ней! Вот мне и надо найти самую старую мастерскую в городе! — решила она и резко встала.

Часы пробили полночь, а это говорило о том, что город уже погрузился в свои ночные тайны и стал мертвенно тихим и практически недоступным. Значит, надо было дождаться утра и начинать поиски. С чего начать, она решит рано утром, когда пойдет на рынок, чтобы купить свежих фруктов. Там точно можно найти кого-нибудь, кто подскажет направление поисков.

Утро ослепило ее столь неожиданно, что она даже не поняла, когда успела лечь в постель, а главное, найти спальню в незнакомом доме и уснуть накануне. Резко откинув одеяло, София встала, подошла к окну, распахнула шторы и посмотрела на пьянящую розово-серую дымку над каналом, частично укрывающую близлежащие дома от пристального взора. Она смотрела вниз и видела фасады дворцов, словно опрокинутые в водную гладь, которая искрилась всеми цветами радуги от их позолоты, мозаики и мраморных инкрустаций.

— Боже! До чего же ты прекрасна Венеция! — крикнула она куда-то вдаль.

Ответа не последовало, лишь громче плеснула о стену дома волна, набежавшая от неспешного прохода по каналу кораблика-ладьи, словно никем неуправляемым, настолько укрывала его дымка. Это было похоже на довольную улыбку города в ответ на такое трепетное признание, хотя звучало оно тысячи раз ежедневно. Ведь не влюбиться в Венецию невозможно. Это самый красивый город на воде, слишком похожий на декорацию старинного театра, и слишком волшебный, чтобы не поддаться его чарам.

София отправилась в ванную, наскоро привела себя в порядок, выходя, схватила в прихожей накидку и вышла на узенькую улочку, которая вела через крошечный мостик к такой же крошечной кампиэлли с маленькой, но очень элегантной церквушкой. Она не хотела терять время и бегом направилась по единственной дорожке, выходящей к каналу, чтобы понять, куда ей двигаться дальше. Город она не знала и уповала лишь на короткие знания, приобретенные изучением книг по истории и путеводителей. Увидев большой пешеходный мост, она направилась к нему, понимая, что он является одним из центральных мест в городе, и там обязательно найдется человек, кто укажет направление к рынку. Это оказался мост Реальто, у которого уже стояли прилавки, украшенные горами колотого льда, на котором возлежали, казалось все обитатели моря, которых она знала. Мелкие креветки, лангусты, устрицы, диковинные каракатицы и еще много всяких морских гадов. Шум стоял хоть и небольшой, но достаточно сильный, чтобы понять — это местный рыбный рынок. София, недолго думая направилась к самому взрослому из торговцев и, поздоровавшись, почему-то по-итальянски, хотя ни слова из этого языка не знала, спросила его на английском языке: «Вы хорошо знаете Венецию?»

Торговец был искренне удивлен, даже обескуражен подобным вопросом, но сдержанно ответил — «Да, синьора, достаточно хорошо!»

— Скажите, где я могу найти самого лучшего мастера, который владеет искусством изготовления карнавальных масок? И делает их из кожи, а не из бумаги! — быстро, пока он не опомнился, спросила София.

— Я знаю одного мастера, но он живет далеко отсюда, примерно в получасе ходьбы! Если хотите, могу Вас направить к нему с моим племянником, он как раз скучает здесь без дела!

— Разумеется! Буду вам обоим очень благодарна! — радостно улыбаясь, ответила София, — Идемте же немедленно, пока он никуда ушел!

— Ну, куда же он пойдет в такой ранний час? К тому же, он слишком любит свои маски, чтобы бросать их в одиночестве более 15 минут! — с довольной улыбкой ответил торговец, — Это мой дядюшка. Я не помню, чтобы он покидал свой дом больше, чем на полчаса, и то в том случае, если кто-нибудь находился в нем. Иначе он никуда не выйдет!

Из-под прилавка выглянул симпатичный мальчуган, лет десяти и с любопытством разглядывал Софию, потом медленно вышел, кивком головы указывая ей направление, куда надо идти. София пошла вслед за ним, удивляясь собственной доверчивости. Но назад пути уже не было и она, повинуясь своей страсти, пошла дальше, лишь только мечтая отыскать нужную ей диковину. Не глядя на название улиц, не разглядывая витрины мелких лавочек, мелькающих одна за другой мимо ее глаз, София шла за мальчишкой и думала о том, как начать разговор с мастером, чтобы не спугнуть его и получить нужную информацию. Минут через двадцать, мальчик остановился около небольшого дома, вход в который был настолько узким, что София боялась просто не протиснуться, сквозь него. Словно читая ее мысли, мальчик сказал: — Сеньора! Вам надо обойти этот дом и сбоку будет другая дверь, более широкая!

— Спасибо малыш! — шепнула София и сунула мальчику в ладошку монету, непонятно откуда взявшуюся в ее кармане.

Мальчик подпрыгнул на месте и что-то присвистнув, побежал обратно, видимо на рынок. София осторожно, чтобы не повредить одежду о шероховатую стену, обошла дом в указанном направлении и постучала в деревянную, слегка покрывшуюся мхом дверь. Никто не ответил, и она постучала громче. И снова тишина. Она толкнула дверь и та, со скрипом открылась.

— Странно! — подумала София, — Ведь торговец говорил о крайней осторожности мастера!?

Она вошла внутрь и стала, практически на ощупь, подниматься по скрипучим ступеням на второй этаж, где как будто должен был находиться хозяин дома. Но не успела она преодолеть первый пролет, как навстречу ей выскочил тот самый незнакомец, что стоял прошлой ночью у дома напротив и, резко толкнув ее, что она ударилась о перила и вскрикнула, выбежал на улицу. София так и стояла, не в силах сдвинуться с места, пока из двери на втором этаже не выглянул старик, с испуганными глазами и всклокоченными волосами, видимо только встал с постели.

— Вы видели мужчину, что выбежал из моего дома? — спросил он хрипловатым после сна голосом.

— Да, мистер, я видела его еще вчера, недалеко от моего дома! — машинально ответила София.

— А Вы кто? — удивился старик.

— Я туристка, ищу мастера, чтобы он сделал мне красивую маску для карнавала! На рынке мне подсказали ваш адрес…!? — невнятно ответила София и с ужасом стала ждать дальнейших действий старика.

— Заходите, быстро! — буркнул старик, исчезая в темноте своего жилища.

София опрометью метнулась вслед за ним, чтобы успеть перед закрывающейся дверью и через мгновенье оказалась внутри помещения, ничем не напоминающего жилье. Повсюду висели какие-то куски ни то бумаги, ни то кожи, на многочисленных полках лежали инструменты, рулоны цветной фольги, ткани, мешочки с украшениями и прочие непонятные ей мелочи что, по-видимому, должны быть в любой мастерской. Она огляделась и решила войти в единственную дверь, которая была видна в конце узкого коридора, в который переходила большая комната мастерской. Старик суетливо перекладывал что-то в той комнате и благодаря этому шороху, София смогла понять, что там есть еще довольно просторное помещение, иначе звук не был бы таким долгим, как эхо. Она остановилась в дверях, ибо двинуться с места уже и не смогла бы. Комната напоминала музейную экспозицию, только уж очень насыщенную для комфортного осмотра. Это было хранилище готовых работ мастера, не знавших аналогов, это точно, настолько все маски были прекрасны! София просто лишилась бы чувств от такого великолепия, если бы не оклик старика.

— Что Вы стоите, что Вы стоите? Помогайте же мне, я не могу удержаться на стуле! Подойдите и поддержите меня!

София, словно очнувшись от сна, подбежала к старику и, одной рукой поддерживая спинку стула, другой взяла его под локоть, помогая спуститься на пол.

— У Вас что-то пропало? — тихо спросила она.

— Слава богу, нет! Точнее, что-то наверняка пропало, неспроста же это проходимец ворвался в мой дом, но не то, что могло пропасть! — тяжело дыша и, присаживаясь на край стула, ответил старик.

— Я поняла! Он приходил за какой-то особенной маской, правда? — спросила она старика.

— Меня зовут Марио! — представился старик и поднял свои выцветшие, но очень добрые светло-голубые глаза, с восторгом разглядывая ее взволнованное лицо.

— Меня — София! — краснея, ответила она.

— И для чего же Вы посетили меня в столь ранний час, прекрасная София? — на выдохе спросил старик, не отрывая глаз от ее лица.

— Я очень хочу, чтобы Вы сделали для меня особенную маску — ту, что я видела во сне! Она непременно должна быть из кожи, покрытая золотом и украшенная камнями самых разных цветов! И с красивой короной из перьев, обрамляющей ее «лицо»! — полушёпотом сказала София и отвернулась к окну, не в силах выдержать пристального взгляда старика Марио.

— Откуда же ты знаешь про маску святой Марии? — после минутной паузы спросил Марио.

— Я не знала, что такая маска существует в реальности, это просто моя фантазия!

— А ты знаешь, что именно за этой маской, скорее всего и приходил незнакомец? Это не просто карнавальная маска, это священная маска, принадлежавшая самой Марии…! — старик запнулся на имени Мария и стал оглядываться, словно ожидал кого-то увидеть позади себя.

— Я.. я действительно не знаю, что существует какая-то маска, которая к тому же имеет особенный смысл! — испуганно ответила София.

— Но откуда ты вообще взялась в моем доме?

— Меня прислал ваш племянник, если я не ошибаюсь!

— Флавио? С рынка Реальто?

— Ну, да, кажется! — с надеждой глядя на Марио, сказала София.

— Ладно! Успокойся! Сейчас разберемся с твоими сновидениями! — вставая, сказал Марио и стал складывать упавшие с крючков маски на специальный столик для работы с ними. София хотела помочь ему, но не решалась сдвинуться с места, понимая, что попала в какую-то странную историю. Она думала и о том мужчине в плаще, которого послала незнакомка, чтобы он выкрал эту маску.

— В чем же ее секрет? — вслух произнесла София.

Старик обернулся и вопросительно глянул на Софию, откладывая в сторону маску Коломбины, щедро раскрашенную глянцевыми красками.

— В чем секрет? Ну, вот это мы с тобой и разберем сегодня вечером! — с улыбкой проговорил он.

Старик Марио повернулся, осмотрел Софию с ног до головы, и молча вышел из мастерской. Через пару секунд, крикнул, откуда-то из темноты: «Пойдемте со мной! Разделите мой скромный завтрак!»

София без колебаний пошла за ним, ориентируясь на его голос, доносившийся откуда-то из глубины второго этажа. Мастер стоял в небольшом помещении, больше похожем на кладовку, и рассматривал верхние полки стеллажа с разными баночками и пакетами. Затем, он потянулся к третьей полке и взял небольшой пакетик с красной наклейкой.

— Этот кофе, имеет совершенно особые свойства! Его мне привозит торговец французского торгового корабля, неизвестно откуда, то ли с Африканского побережья, то ли из Бразилии — совершено неизвестно, он хранит это в тайне! Но, бог мой, как дивно он пахнет и дает мне силы на целый день работы! Очень рекомендую Вам испробовать этот волшебный напиток! — не поворачивая головы, говорил старик Марио и устанавливал на плиту какой-то странный сосуд, совершенно не похожий на специальную посуду для приготовления кофе.

— Вы не беспокойтесь, я буду пить вместе с Вами, так что отравление Вам не грозит! — продолжал старик.

— Нет, что Вы! Мне совсем не страшно, хотя и немного любопытно! — тихо ответила София, заглядывая через плечо старика на плиту.

Через пару минут помещение окутал восхитительный запах не то шоколада с мускусом и ванилью, не то с корицей, но однозначно — пленительный и волшебный. София присела на стоявший неподалеку стульчик и терпеливо ждала, когда мастер приготовит напиток и нальет в чашки, чтобы поскорее попробовать его. Наконец, чашки были наполнены и, кроме того, на столе появился молочник и незатейливое блюдо со свежими булочками. Старик поставил рядом другой стул и жестом предложил Софии приступить к завтраку. Она кивнула в знак благодарности и потянулась за чашкой, немного медля, давая возможность Марио первому прикоснуться губами к напитку. Некоторое опасение она все же испытывала. Старик немного отхлебнул из своей чашки и замер, зажмуривая глаза от удовольствия. София тут же последовала его примеру и прикоснулась губами к воздушной пенке чудесно пахнувшего напитка. Вкус и аромат его оказались одинаково волшебными. Она даже вздохнула от удовольствия.

— Чудесно! — сказала она вслух.

— Я знаю! — ответил мастер и протянул ей теплую булочку.

София приняла угощение из его рук, и с удовольствием откусила кусочек хрустнувшей свежей булки. Итальянцы все же знают толк в наслаждениях! Они молча пили чудесный кофе, не отвлекая внимания от получаемого удовольствия. София закончила завтрак первой и смотрела в окно, больше похожее на защитную решетку тюрьмы, просто не столь прочную и фундаментальную. Видимо, работы Марио действительно были ценными экземплярами, но тогда почему двери так легко поддались вору, выбежавшему ей навстречу? Возможно, узкий вход в фасадной части дома должен был обмануть похитителя, но это явно не сработало. А может, к двери был заранее изготовлен ключ? Дождавшись, когда Марио поставит пустую чашку на стол, София спросила его об этом.

— Изначально, все так и задумывалось, но после, все местные жители стали заходить ко мне. Кто посмотреть маски, кто заказать для себя или подруг, и в итоге, запирать дверь накрепко стало неудобно, слишком часто приходилось ее открывать. Вот я и оставил всего один замок! — сказал Марио и тяжело вздохнул.

— Утреннее событие похоже на запланированную акцию! — сказала София, — Мне кажется, я знаю, кто это был, точнее кто его послал к Вам!

— И кто же этот наглец?

— Вчера ночью, я случайно услышала разговор этого мужчины с неизвестной дамой из соседнего дома! Я живу на Cан Сильвестро. Он стоял под ее окном и слушал, что она говорит, но ее не было видно, я лишь услышала тихий голос и просьбу принести маску!

— Определенно, это какая-то знатная особа, желающая полностью скрыть свою пагубную страсть от общества! Очевидно, уже произошло какое-то неприятное событие и ей необходимо все исправить! А быть может, она что-то задумала и не хочет быть уличенной!? — глядя себе под ноги, говорил Марио.

— Стало быть, эта маска обладает какой-то силой, способной исправить непоправимые ошибки? — спросила София.

— Так ты, действительно, ничего не знаешь о ней? — Марио как-то неожиданно перешел на ТЫ, София даже не заметила этого, столь велико было ее возбуждение.

— Конечно нет, откуда? Я вообще впервые в Венеции и впервые хочу попасть на карнавал!

— А кто же тебя сопровождает?

— Я пока одна, но скоро ко мне присоединится мой любимый мужчина!

— То есть, любовник?

— Нет, он намного больше значит для меня, но определить точно его статус не могу, ведь предложения он мне пока не сделал! — смущенно ответила София и опустила глаза.

— Ты не смущайся, София! Я ничего не имею против любви искренней, тем более мой город не порицает случайные связи и грешную любовь! Так что здесь ты можешь чувствовать себя спокойно, никто вас не осудит! Главное, чтобы желание увидеть маску Марии — Софии — Антуанетты было чистым и не несло в себе тайного заговора! Иначе, она может принести такие несчастья и невзгоды, что исправить что-то будет уже невозможно! Это непростая карнавальная маска! Она обладает одной особенностью, которая помогает чистым душам и убивает души грешниц. Мария заговорила ее проклятьем на случай использования ее в нечистых целях! Маска спасла жизнь ей и ее ребенку, и до сих пор никто не надевал ее, ни разу — слишком трепетно я берегу ее. Я должен рассказать тебе ее историю, и ты сможешь понять, насколько опасна или безопасна она для тебя! Я знал, что за ней должна прийти красивая девушка с именем Мария — София, и она ничего не будет знать о силе этой маски. Похоже, это ты! Я слишком долго тебя ждал, боялся, что и вовсе не дождусь, умру раньше времени, и никто больше не сможет вернуть силу этой маске! И, главное, она полностью повторит все изгибы твоего лица, словно с него делали слепок для ее изготовления! Теперь ты понимаешь, почему я согласился пустить тебя в свой дом и показать эту чудесную маску? Я узнал твое лицо!

София, широко открытыми глазами смотрела на Марио и не могла вымолвить ни слова, настолько была обескуражена его сообщением. Откуда он мог знать, что именно она должна была прийти за маской, и почему она увидела во сне маску, которая может быть именно той, о которой упомянул мастер? Мысли потоком кружились в ее голове, и она просто не могла пошевелиться, ни говоря о том, чтобы ответить старику. С одной стороны, было безумно страшно, с другой — любопытно, но страх пока преобладал над любопытством. София вообще не понимала, как ей удалось сразу же попасть к тому мастеру, который знал секрет ее маски, да еще и обладал ею? Все было настолько мистическим и нереальным, что она никак не могла принять решения. Тишину нарушил старик Марио.

— Милая сеньорита, Вы слишком задумчивы для столь удачного для Вас дня! — почему-то снова обращаясь к ней уважительно, возможно с иронией, произнес Марио.

— Нет, нет! Я просто не могу поверить в такую удачу! И, честно говоря, я боюсь! — ответила София слишком поспешно, что выдавало ее волнение.

— Не бойся! Если маска не твоя, она просто не подойдет к лицу! И если она твоя, то ничего плохого не произойдет, а лишь то, что должно произойти! — пытался успокоить ее старик.

— Звучит не слишком убедительно! Я ведь даже не знаю, чего я хочу от этой маски! Я просто хотела попасть на карнавал и стать одной из участниц этого сказочного действа, не более! И простое желание женщины быть самой красивой на празднике еще не говорит о том, что она в чем-то грешна или хочет что-то исправить! А именно для этого и нужна та маска, о которой Вы говорите! Я люблю своего мужчину, ни разу не изменяла ему и не собираюсь этого делать! По крайне мере сейчас! Уж и не знаю, что теперь вообще со мной может произойти! — с нотками обреченности сказала София и отвернулась.

— Дорогая! Венецианский карнавал предполагает свободу от условностей и предрассудков! Все предаются любви и радуются жизни не зависимо от своего статуса и социального положения! В этом весь смысл! Маленький город имеет один большой недостаток — все знают всё о каждом жителе! И только во время карнавала появляется возможность стать неузнаваемым, благодаря маскам, которые полностью скрывают лица, а карнавальные костюмы — тела! — успокаивающим тоном говорил мастер.

— А разве я не могу изменить традицию лично для себя?

— Просто окунись в атмосферу праздника, а что произойдет с тобой во время карнавала, должно произойти само собой и ты не должна этому мешать! Это закон!

— Поняла! Вот только что может со мной произойти, если я собираюсь на карнавал с кавалером?

— Это не имеет значения! Надо просто повиноваться судьбе! — сказал Марио и встал, чтобы убрать чашки.

Пока он увлечено расставлял посуду по местам, София судорожно размышляла о том, как ей себя вести дальше! Уйти она не могла, но и подчиниться воле какой-то безмолвной маски было для нее полным безрассудством. Но она понимала, что изменить это уже не в ее власти. Если она находится здесь, значит пути назад уже просто нет. Следовательно, остается только слушать, что говорит старик и все точно запоминать, чтобы не остаться в этом иллюзорном мире навсегда.

— Я расскажу тебе историю этой маски, она совершенно сказочная и невероятно реальная одновременно! Поверить в нее трудно, но и разгадать тайну, не приняв условия игры невозможно! И повторяю, ты оказалась здесь неслучайно!

— Я хочу услышать историю маски! — сказала София, — Только сначала, покажите мне ее!

— Пойдем со мной! — с добродушной, успокаивающей улыбкой проговорил Марио и, увлекая Софию вслед за собой, пошел к лестнице, ведущей на верхний этаж.

Они поднялись по старой скрипучей лестнице на верхний этаж, который оказался мансардой с довольно низким потолком и одним маленьким окошком, слабо пропускающим свет внутрь небольшого, даже немного тесного помещения. На дощатом полу, который никогда не видел краски или хотя бы защитного слоя лака, отчего казался затоптанным до черноты, были разложены куски кожи, по-видимому, для высушивания или с какой-то другой целью лежали на ровных кусках плотной бумаги. В углу стоял небольшой стол, заваленный разнообразными рисунками и кусочками цветной ткани, а рядом, в корзине, словно в цветочной вазе стояли длинные перья, выкрашенные в яркие цвета. Под столом стояла невысокая табуретка с яркой, бархатной подушечкой, на вид такой удобной, что хотелось сразу сесть на нее и вдохновляться увиденными образами.

София подошла и села на табуретку, не спрашивая разрешения у мастера. Рисунки на столе были такими красивыми, что невозможно было оторвать глаз от райских птиц, изображенных среди диковинного сада. София все больше погружалась в атмосферу сказочного мира, в который она каким-то непостижимым образом попала, словно во сне.

— Кто это рисовал? — спросила София.

— Моя дочь! Она иногда приходит ко мне в мастерскую, чтобы выполнить домашнее задание. Она учится в Академии искусств! — с гордой улыбкой ответил Марио.

— У нее определенно талант! Хорошо, что Вы отдали ее учиться!

— Да, вот только мне это дорого обходится! Но я не жалуюсь, ведь она — моя любимая девочка!

София рассматривала рисунки и думала о том, как ей быть. Примерять маску она опасалась, но любопытство все равно брало верх. Она решила поддаться воле случая и надеть маску. Будь, что будет! Тем временем, мастер вышел их комнаты и спустился вниз. Он вернулся через несколько минут, держа в руках необыкновенной красоты маску. Вся полностью позолоченная, с красивыми, миндалевидными вырезами для глаз, обрамленная выкрашенными золотой краской перьями и, самое главное, вся усыпанная самоцветами, как мечтала София. Маска была, словно живая, потому что под разными углами ее мимика менялась.

— Что это? — думала София, — Мне кажется или она мне подмигивает? Мистика какая-то!

Марио подошел к ней и долго изучал лицо. Он рассматривал каждый изгиб ее лица с такой дотошностью, словно пытался зрительно сделать с него слепок.

— Почему Вы так на меня смотрите? — спросила София, поглядывая то на мастера, то на маску.

— Это точно ты! Маска — твоя! — тихо проговорил он.

София медленно протянула руку и осторожно, словно хрупкий стеклянный сосуд, взяла маску из рук мастера. Она почувствовала дрожь в своих руках и решила присесть на стульчик, что стоял у стола, на котором она некоторое время назад сидела и спокойно рассматривала рисунки дочери Марио. Маска, отражая редкие солнечные лучи, пробивающиеся сквозь полузакрытые ставни окон, бросала цветные блики на стены, потолок и пол небольшой комнаты, превращая помещение в волшебную шкатулку с драгоценностями. София чувствовала себя маленькой девочкой, попавшей в сказочную страну и превращающуюся в принцессу. Ей казалось, что если она наденет маску, то исчезнет эта комната, Марио, и дом превратится во дворец, мастер — в короля, а она в сказочную красавицу, попавшую на бал-маскарад. Ее мечты прервал голос мастера.

— София! Пора примерить маску! Нам надо еще сшить наряд для тебя! Скоро карнавал, у нас мало времени!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 567