электронная
133
печатная A5
479 431
18+
Кармические половинки

Бесплатный фрагмент - Кармические половинки

Предсказание #2

Объем:
340 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0050-1278-4
электронная
от 133
печатная A5
от 479 431

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора
«Снежная песня»

1

Светят огни новогодние

В дремлющем городе.

Не согревают они, и ты

Мёрзнешь на холоде.

Кануло счастье в кофейную

Тьму неизбежности.

Сняты покровы со лжи или

Правды, и с нежности.

2

В танце закружат снежинки

В ночном чистом воздухе.

Тёмная высь засияет

Холодными звёздами.

Прочь от людской суеты

В поле выйдешь широкое,

Крикнешь Вселенной ты,

Глядя в лицо звездоокое.


3

В чувствах нахлынувших нет

Больше места для ревности.

Так не хватает любви,

Затерявшейся в вечности.

Музыка сердца взовьётся

Потоком неистовым…

Голос знакомый в ответ

Пропоёт искренне.

Светлана Вячеславовна Алексеева

Глава 1. С чистого листа

Вечером двадцать девятого декабря звонок мобильного застал меня в абсолютно дурном настроении. Звонил Антон.

— Алло.

— Машенька, здравствуй! Я уже в Богдановке у матери. Как здоровье? Настроение?

— Привет, Антон. Уставшая. Злая. Обидчивая.

— Какие-то неприятности?

— Уже нет. Наоборот. Лично у меня всё хорошо. Даже скучно.

— Приезжай. Развеселю.

— Спасибо. Сегодня отсижусь дома, чтобы дурное настроение распогодилось. Завтра приеду. Ты надолго в наших краях?

— На все праздники.

— В Богдановке не заскучаешь?

— Надеюсь, что ты меня развеселишь.

— Это намёк на мою склонность к пьяным разговорам?

— Что ты?! Конечно, нет. Мне нравятся все твои разговоры, Маша.

— Ладно. Я же предупредила, что я сегодня обидчивая.

— Чем занимаешься?

— Лежу на диване, разговариваю с тобой.

— Могу я задать тебе деликатный вопрос?

— Смотря какой.

— Ты Новый год будешь встречать со своим парнем?

Я молчала.

— Что-то не так? Извини. Можешь не отвечать.

Комок слёз опять сдавил мне горло. Я закрыла телефон ладонью и откашлялась. Из трубки донеслось:

— Маша, ты ещё на связи? Извини. Я, кажется, зря задал этот вопрос.

— Антон. Ты абсолютно ни при чём. Нет у меня парня. Я с ним рассталась.

— Извини. Не знал. Не хотел тебя расстроить.

— Знаешь… Мне надо тут многое сделать по дому… Ну, ты понимаешь… Ты не обижайся. Ещё увидимся.

— Разумеется. Я всё понимаю. Пока. До скорого.

— Пока.

Дальше разговаривать с Антоном я просто не могла, не было сил, а мои нервы были на пределе. Укутавшись посильнее в плед, я уставилась в потолок. Надо было снова взять себя в руки.

Зачем я вообще ему сказала, что рассталась со своим парнем? Зря проговорилась.

Умеет журналист быть располагающим к себе собеседником. Теперь он будет меня жалеть. Дружеское участие Морозова мне сейчас точно не требовалось.

Наоборот, я чувствовала необходимость в шоковой терапии. Она вывела бы меня из состояния жалости к себе, в которое я медленно начала погружаться, как в тёмный омут.

Мне срочно нужна была двойная порция критики и реализма, приправленного едким сарказмом или злой иронией.

Я набрала номер Миланы.

После гудков в трубке послышался голос подруги:

— Привет, Машунь. Как ты?

— Привет, Милана! Только не надо со мной сейчас нежно. Мне от тебя нужна хорошая взбучка или волшебный пендель, а не сострадание, иначе я становлюсь жалкой и плаксивой.

— Ясно. Из-за чего ревёшь на этот раз?

— Тошно.

— Беременная?

— О, Боже! Нет.

— Отлично. Тогда что у тебя не так?

— Милан, по-моему, я дура и эгоистка.

— С чего это вдруг?

— Ты сама недавно со своим парнем рассталась. У Таньки вон тоже ничего хорошего не вышло. А я такая эгоистка, только о себе и думаю.

— О! Да ты меняешься прямо на глазах. Всё нормально, Маш. Я не успела в него влюбиться. Танька тоже не слишком горюет о своём женатом любовнике. Мы с ней смотрим вперёд и в будущее. И тебе советую не лить слёзы и не зацикливаться на твоём бывшем. Скоро Новый год.

— Новый год… Надо же было всему случиться именно под Новый год…

— Всё, что ни делается — всё к лучшему.

— Придумано для неудачников.

— Придумано философами.

— Какая же в этом философия?

— Предновогодняя. Сама подумай. Ты избавилась от неприятностей. Они останутся в уходящем году. Отличная новость. В Новый год ты войдёшь свободной и начнёшь свою личную жизнь с чистого листа.

— Я с этой стороны произошедшее со мной не рассматривала. Наверное, ты права.

— Я в большинстве случаев права. Педагогический университет всё-таки.

— Ну, да. Там дурному не научат.

— А с чего ты вообще сегодня разнюнилась?

— Да представляешь… Звонил Антон. Он уже в Богдановке, и я ему проболталась, что рассталась с Владимиром.

— Ну, вот и хорошо.

— Чего в этом хорошего? Будет меня жалеть.

— Ага. Дождёшься ты от парней жалости, как же. Рад, небось, что ты свободна. Вот и хорошо, что сказала. Он теперь со скамейки запасных игроков перейдёт в первый состав.

— Ой! Я об этом не подумала.

— Маша, ты поменьше сейчас думай. Действуй по обстоятельствам. Новая любовь залечит раны от старой любви.

— Я о Морозове так не думаю.

— Ему всё равно, что думаешь ты. Ты ему нравишься, и ты свободна.

— Я не готова к новым отношениям, Мил.

— Ничего. Он тебя к ним сам подготовит. Как его книга называлась?

— «Взаимопонимание — ключ к счастью.»

— Вот этим самым ключом он тебя и откроет. И это замечательно. Будешь потом ещё удивляться. Так что желаю тебе в Новом году взаимопонимания, новой любви и счастья.

— Спасибо, конечно. Но Антон для меня просто друг.

— Точно. Друг… Очень заинтересованный в тебе друг. Ты только дурой не будь. Если случай подвернётся, то переспи с ним. Может, у тебя с ним будет такая любовь, о которой ты даже в романах не читала.

— Ты что?! Я так быстро не могу.

— Да знаю я про твою черепашью скорость. Заведи себе дневник. Сегодня же! Выплесни весь негатив. Не надо тратить ещё целый год жизни на самоанализ и депрессию. Выкинь всё из головы прямо сейчас. Судьба дарит тебе шанс. Так будь счастливой. Живи дальше.

— Я и так живу дальше. Но спать с Морозовым я не буду. Антона я совсем не знаю.

— Ты и Владимира совсем не знаешь. Вот бывшего мужа своего Михаила ты знаешь. Человека по-настоящему узнаёшь только во время развода и ещё после.

— Откуда тебе это известно? Ты ведь ещё даже замужем не была?

— Завуч сказала.

— Мудрая тётка.

— Это точно. Она — копилка житейских премудростей. Кстати, об Антоне…

— Даже не начинай.

— Почему? Ты, вроде, говорила, что он симпатичный.

— Симпатичный. Но…

— Но?..

— Понимаешь… Антон весь не такой.

— А Владимир такой, как надо?

— Владимир совершенный, даже идеальный.

— Маш, это ты по внешности судишь, а его внутренний мир ты не знаешь.

— Не только по внешности. Владимира я словно знала всегда, с первой же минуты, как оказалась рядом с ним, почувствовала его душу. Он из тех людей, которые излучают доброту и внутренний свет. Он — источник света, душевного тепла и радости. Радость всегда искрится из него, точнее, лучится, сияет, как солнечный свет, отражённый от поверхности воды.

— Ну, ты его слишком идеализировала. Почему же ты иногда злилась, если он был такой хороший?

— Боялась, что он со мной не навсегда.

— Вот и зря! Говорят, чего обычно боишься, то и происходит. Значит, ты теперь осталась без источника света и радости?

— Поэтому мне сейчас трудно.

— Маш! Я, конечно, допускаю такую возможность. Ты всегда была странной. Но ты говоришь о сверхъестественных вещах. Может, ты себе всё это выдумала?

— Не знаю. Я так чувствую.

— Возможно, так оно и есть. Только вот думать об этом абсолютно бессмысленно. Поздно. Твой бывший парень уже с другой, и тебе тоже надо подумать о себе любимой. Тем более, Антону ты нравишься. Это — отличная возможность залечить раны от несчастной любви.

— Как у тебя всё просто…

— А всё на самом деле просто. Это у тебя, Маша, всегда всё сложно. Ты человек такой. Слишком глубоко погружаешься в чувства. Слишком много думаешь. Ладно. Заболталась я с тобой. У меня тут картошка пригорает. Не тупи. Будь смелее и решительнее. Пока. С Наступающим!

— Постараюсь тебя не разочаровать, но ничего не обещаю. С Наступающим! Желаю тебе счастья и любви. Пока.

Соединение прервалось. Послышались гудки.

Как Милане удаётся быть такой собранной? Она всегда знает, как позитивно мыслить, чего не стоит делать, как правильно поступить. Совершенная личность. Идеальная женщина.

Где она встретит такого же решительного, собранного и идеального мужчину, как она сама?

Такие редкие экземпляры мужчин по улицам нашего города просто так не ходят. Некогда им прохлаждаться. Они на научных конференциях заседают или где-нибудь в академических городках секретных живут, как минимум… Или совершают полёты на околоземной орбите… Возможно, служат где-нибудь далеко Отечеству, например, в дипломатической миссии… Может быть, даже в Антарктиде что-нибудь исследуют или охраняют государственную границу на опасном и трудном участке…


***


СМС от бывшего мужа: «Громова, не поминай лихом. Я женюсь!»

Слава Богу! Теперь Михаил от меня точно отстанет. Вот у кого Новый год стопроцентно начинается с чистого листа. Надеюсь, что он будет счастлив и забудет про меня. Во всяком случае, поздравлять его я не стану даже по телефону. Пускай выбросит меня из головы раз и навсегда. Чем быстрее он обо мне забудет, тем спокойнее будет моя жизнь.

Почему перед Новым годом все спешат высказать по телефону всё, что не успели сказать за год уходящий? Какая разница, когда сообщить о своих намерениях тому, кому это совершенно безразлично?

Раздался звонок мобильного. Звонила Карпова.

— Алло.

— Привет, Маш. Завтра поедешь к родителям?

— Привет. Да. Как всегда.

— Ты на меня обиды и зла не держи. Мне самой очень неудобно за свой поступок.

— Чего это ты вдруг? Мы же уже после этого общались?

— Подумалось…

— Не держу я на тебя никакого зла. И обиды уже нет. Да и не актуально это теперь.

— Спасибо.

— Тань, ты на Новый год…

— За меня не переживай. Я буду встречать Новый год у Миланы. Так что я не останусь одна. Главное, чтобы между нами было всё, как прежде.

— Хорошо. Всё так и будет.

— Маш, ты постарайся не переживать из-за расставания. Лови момент. Получше рассмотри Антона.

— Тань, скажи честно, вы с Миланой сговорились? Чего вы обе заладили про Антона?

— Желаем тебе счастья. Беспокоимся за тебя. Что непонятного?

— С чего вы взяли, что Антон — это счастье?

— Мало ли…

— Очень уклончивый ответ.

— Родители тебя с плохим парнем знакомить бы не стали.

— В этом смысле?

— Да. А в каком ещё? Так удачно, что этот твой Антон приехал.

— Он не мой!

— Не придирайся к словам. Просто расслабься и прими ухаживания этого парня, как должное. Не нужно тебе в одиночестве сидеть. Владимир сейчас со своей девушкой к Новому году готовятся. А ты почему должна быть одна?

— Умеешь ты напомнить.

— Маш, что сделано, то сделано. Любишь ты всё обдумывать по сто раз. А тут обдумывать нечего. У них будет ребёнок. Следовательно, Владимир счастлив и живёт дальше. И ты живи дальше. Завтра приедешь в Богдановку и сразу начинай.

— Что начинать?

— Новую жизнь. Рассматривай Антона, общайся. Понравится парень — пусть будут с ним отношения.

— Рано ещё отношения. Время должно пройти.

— Маш, забудь про бывшего. С глаз долой, из сердца вон.

— Постараюсь.

— Новогодняя ночь — пора чудес. Желание под ёлочкой загадай.

— Загадаю.

— Может, соберёмся после Нового года и погадаем?

— Гадания на кофейной гуще не хватило?

— Не воспринимай ты всё так серьёзно. Гадание — это развлечение для одиноких девушек. В старину наши бабушки и прабабушки тоже гадали. Традиция такая. Разве ты против традиций?

— Не против.

— И ещё. Маша, помни, что любви без секса не бывает.

— А этот совет к чему?

— Появится возможность, переспи с Антоном.

— Я в деревню еду. К родителям!

— Ну, мало ли… Конечно, лучше бы летом.

— Почему летом?

— Тепло… Звездопад… Сеновал…

— Прекрати.

— У некоторых любовь так и начинается. С секса на сеновале.

— Сама придумала?

— Нет. В каком-то эротическом романе прочитала.

— Про сеновал?

— Да. Клин клином вышибают.

— Звучит пошло.

— Зато жизненно.

— Тань, сейчас всё равно зима. Так что до лета и до сеновала ещё дожить надо.

— Я бы на твоём месте не упустила такой возможности. Переспала бы с ним. Вдруг журналист в постели окажется лучше, чем бывший? А там, глядишь, и чувства появятся.

— О! Ты серьёзно?

— Да.

— Я так не могу.

— Знаю, что ты так не можешь. Просто хотела, как лучше.

— Тань, это — тебе так лучше… А что лучше мне, я не знаю.

— Ладно. Я должна была попробовать. С наступающим Новым годом тебя!

— И тебя с наступающим! Спасибо за поддержку. Пока.

— Пока.

Почему некоторые горожане думают, что у каждого в деревне есть сеновал?

У моих родителей ни лошади, ни коровы, ни козы даже нет, и, естественно, сеновала тоже нет. Мои даже свинью не держат, только кур. Дом, куры, огород и несколько плодовых деревьев — вот и всё, что отличает их деревенскую жизнь от жизни городской. Есть ещё собака и кошка.

Никогда в своей жизни я не спала на сеновале. Более того, я даже не помню, видела ли я когда-нибудь сеновал. Думаю, что и у Морозовых тоже сеновала нет.

Это я о чём?

О! Всякая Танькина ерунда в голову лезет…


***


Далёкие звёзды мигали своим холодным светом сквозь зияющую дыру в крыше деревянного сарая. Стрекотали цикады, издали доносилась трель соловья. Пахло сеном и полевыми цветами.

Лёгкий летний ветерок проникал сквозь ночную рубашку, своим свежим дуновением тепло и ласково касался моей кожи.

На сеновале я лежала не одна. В темноте меня обнимали крепкие мужские руки.

Объятия были волнующие и очень приятные. Я боялась пошелохнуться и, затаив дыхание, ждала продолжения ласк, но их не было.

Таинственный мужчина лежал сзади за моей спиной, обнимал меня, прижавшись ко мне всем своим телом. Он дышал мне прямо в затылок, и от этого делалось щекотно.

Казалось, что сеновал и летний воздух были пропитаны негой, которая пролилась на планету Земля прямо из Млечного Пути, разлилась, как река в половодье, и затопила безумной нежностью всё вокруг.

Я млела, чувствовала всем своим естеством пробегающие по телу волны блаженного удовольствия и сладостного томления, вдыхала аромат буйного июньского цветения, запахи разнотравья и ощущала себя полностью во власти таинственного мужчины. Это был сон. Всего лишь приятное сновидение, и ничего больше.

И вдруг ветерок донёс запах с моря. Морские брызги коснулись моего лица. Я почувствовала капли солёной воды на своих губах. Их принёс свежий морской бриз. Внезапно в сыром воздухе появился запах цитрусов. Его одеколон?..

Это был ОН!

Я вся напряглась, почувствовав себя преступницей. В его объятиях было так хорошо и надёжно, хотелось продлить это удовольствие, но вместо этого я стала вырываться.

Мужчина ещё крепче прижал меня к себе и тихим незнакомым голосом прошептал мне на ухо: «Тихо, Маша. Я тебя не обижу».

Я поняла, что лежу в темноте на сеновале рядом с незнакомцем. По спине от страха пробежал холодок, и я в ужасе проснулась.

Приснится же такое!

В комнате было темно. Нащупав мобильный, я посмотрела на экран. Три часа ночи. Странный сон. Повернувшись на другой бок, я тут же заснула.


***


Утро тридцатого декабря напомнило мне, что моя жизнь совершенно пуста и бессмысленна. Сквозь шторы с холодным равнодушием светило зимнее солнце. Надо было ехать в Богдановку, но я была полностью разбита, да так, что не собрать.

Кое-как позавтракав, я затеяла уборку. Начать жизнь с чистого листа, не сделав при этом генеральную уборку, у меня никогда не получалось. Пришлось заняться наведением порядка в квартире, в собственной голове и в своей личной жизни. Протянув таким способом время до самого обеда, я всё так же не была готова ехать в деревню.

Моя квартира приобрела образцово-показательный вид, а я почувствовала себя Золушкой, которая не хочет ехать на бал. Я тянула время и отчаянно цеплялась за прошлое. Уехав прямо сейчас, я окажусь в кругу моей семьи и вернусь сюда только в Новом году. И тут будет, как и раньше, одиноко.

Это было похоже на шаг в пустоту.

Что принёс мне уходящий год? Любовь, которой не суждено было стать счастливой. Владимир так ни разу и не сказал, что любит меня. Хотя, какое это имеет значение теперь?

Снова меня постигла неудача в личной жизни. Моя самооценка начала стремительно падать, быстро приближаясь к нулю. Сейчас я оказалась на перепутье и обдумывала, как мне жить дальше. Почему мне постоянно не везёт? Что со мной не так?

Не было даже предположений.

С такими печальными мыслями я вошла в ванную и погрузилась в тёплую воду, пахнущую лавандой. Приятно расслабившись, я снова задумалась о своей жизни.

Лежащий на стиральной машине мобильный телефон зазвонил и пополз по горизонтальной поверхности. Звонила мама.

— Алло.

— Маша, у тебя всё хорошо?

— Да, Мама. Всё нормально.

— Я думала, что ты к обеду приедешь.

— Я решила генеральную уборку сделать.

— А мы тут с соседями за столом сидим. Тётя Алла пришла. И Антон.

— Ну, что сказать?.. Передай им от меня привет.

— Маша, у тебя точно всё в порядке?

— Да. Я лучше приеду завтра.

— Не выдумывай. Приезжай сегодня.

— Мам, я сейчас в ванной.

— Ну, ничего страшного. Пообсохнешь часок и выезжай. По дороге тортик купи.

— Хорошо. Какой?

— Любой. Выбери сама, на своё усмотрение.

— Мам, может, лучше всё же завтра?

— Маша, ну зачем тянуть время? Завтра уже тридцать первое.

— Хорошо. Приеду сегодня. Только я торопиться не буду. Хочу подольше в ванной полежать.

— Ох, ты наша русалочка! Здесь ведь тоже ванная есть.

— Мама, хорошо. Я же сказала, приеду.

— Что? О! Да, конечно. Это было бы замечательно.

— Мама, ты кому говоришь?

— Тут Антон говорит, что собирается в город за покупками.

— И что?

— Лежи уж в своей ванной. Он сам купит нам торт и заедет за тобой на такси. Так что жди его звонка.

— Ладно.

Трубка замолчала.

Зачем Антону понадобилось заезжать за мной? Как он быстро среагировал! Выходит, что подруги правы. Он действительно заинтересован.

Можно было не торопиться. У меня в запасе было ещё часа два или три, чтобы принять ванну и собраться. Спешить не было необходимости.

Скорость девятнадцатого века для меня была сейчас в самый раз, чтобы как следует всё обдумать и не наделать новых ошибок.

Надо будет купить тетрадь или записную книжку. Дневник в девятнадцатом веке многим был крайне необходим. Ведение дневников в те времена было модным увлечением и даже поощрялось.

Пожалуй, выплеснуть свои эмоции на бумагу, чтобы избавиться от них, будет совсем не лишним. Записать все свои мысли в тетрадь, а потом бросить её в огонь, и пусть сгорит. Это всё равно, что сжечь за собой мосты.


***


За окном такси проплывали знакомые пейзажи. Снега по-прежнему было мало. Огни фонарей светились приветливым мягким светом. Всюду переливались многоцветными искрами новогодние гирлянды. Окна домов подмигивали всеми цветами радуги. Прохожие, преодолевая сильные порывы холодного ветра, спешили по своим делам.

На заднем сидении за спиной водителя я чувствовала себя в коконе, который ограждал меня от внешнего мира, смотрела в окно и почти всю дорогу молчала.

Антон расположился на переднем сиденье рядом с водителем и только изредка прерывал молчание, старался быть деликатным, дипломатично и вежливо сообщал мне интересные новости, которые он рассказывал лишь для того, чтобы отвлечь меня от грустных мыслей.

Журналист не был чересчур назойливым или слишком болтливым, наоборот, вовремя выводил меня из состояния полного уныния, за что я была ему очень благодарна.

Время от времени я вяло поддерживала разговор.

— Днём работаю, по вечерам, а иногда и ночью, пишу. Задался целью написать бестселлер. Сплю мало, пишу много. Придумал для себя мотивирующий девиз. Шуточный, конечно. Потеряв покой и сон, я рисую миллион.

— Нон-фикшн?

— Нет. На этот раз художественная.

— О чём будет твоя книга?

— Пока ещё рано говорить.

— Понятно. Значит, пока секрет?

— Не секрет, а нечто пока ещё неопределённое и не совсем понятное.

— А какой жанр?

— Научная фантастика.

— Любишь научную фантастику?

— Люблю. А ты нет?

— Я пока застряла в прошлом.

— Я помню. Балы, гусары, дуэли… Романтическая любовь.

Услышав слово «любовь», я закашлялась и замолчала. Антон внимательно посмотрел на меня и понимающе отвернулся. Наверное, почувствовал, что если он сейчас на тему любви скажет ещё хоть одно слово, то я разревусь.

— Мне нравятся книги про космические путешествия и телепортацию, — сказал он. — Научная фантастика — мой любимый жанр с детства и на всю жизнь. Во Вселенной есть своя философия.

Интересно, что известно Морозову о философии Вселенной? Спрашивать у него об этом я не стала, разговаривать не хотелось.

Глава 2. Охота на суженого

Меня всегда поражало, какое количество еды готовят люди на празднование Нового года. Впечатление такое, что за весь уходящий год они не смогли наесться.

На праздничном столе в новогоднюю ночь оказываются по соседству продукты абсолютно несовместимые: селёдка под шубой и сливочное мороженое, кремово-шоколадный торт и красная икра, клубника со сливками и вяленая горбуша, голубцы и апельсиновое желе, холодец и запечённая индейка, консервированные овощи и свежие фрукты, а также непременные атрибуты любого застолья: салат оливье, лимонад и компот.

Моя семья не была исключением, поэтому тридцать первого декабря с раннего утра и до самого обеда мама и бабушка готовили пир «на весь мир». Я как подмастерье была у них на подхвате или, точнее, на побегушках. Кошка Мурка путалась под ногами, за что и была выдворена во двор на прогулку.

— Мам, куда мы столько наготавливаем? Столько еды… Если мы всю её съедим, то лопнем. А если не съедим, то пропадёт.

— Не говори ерунду, Маша. Мы всегда так готовим, — с обречённым вздохом ответила мама.

Судя по печальной интонации её голоса, ломать традиции она не собиралась.

— Знаю. Но зачем? Я всегда за новогодние праздники толстею на пять килограммов. Потом мне приходится сидеть на диете месяца два, а иногда и дольше.

— Ну, так соседи же зайдут! Как же без закуски, Маша?

— Мам?! Ты пригласила соседей?

— Маша, конечно. Позвала тётю Аллу и Антона.

— Мама! Могла бы хоть предупредить.

— Она тебя специально не предупредила. Вдруг обрадуешься и сбежишь, — вставила бабушка и заговорщически подмигнула мне левым глазом.

Её доброе морщинистое лицо расплылось в довольной улыбке.

— Мама, ну, честное слово! Я же для Маши стараюсь. Хочу как лучше.

— Ты бы у Маши сначала спросила, как ей лучше, — баба Настя отстаивала моё право на самоопределение.

— Маша, а ты что? Против? — мама удручённо посмотрела на меня.

— Да нет. Мне всё равно.

— Ну вот и хорошо.

— Ладно, девочки, у меня перекур, — сказала бабушка и, подмигнув мне правым глазом, с таинственным видом вышла из кухни.

Это был её тайный знак — «следуй за мной».

Мама продолжала меня уговаривать:

— Маша, ты как следует к Антону присмотрись. Он — парень хороший, и ты ему понравилась. К тому же, тётя Алла к тебе хорошо относится. Передай мне соль, пожалуйста.

— И вы с тётей Аллой сговорились? — спросила я, протягивая солонку.

— Доченька, зачем же так? Не сговаривались мы. Просто каждой матери хочется, чтобы у её ребёнка было счастье. А ты обиделась?

— Нет. Я всё понимаю. Только не знаю, к счастью ли ваши старания.

— Маша, тебе уже двадцать семь, до тридцати лет надо успеть ребёночка родить.

— Ты предлагаешь мне Антона в качестве отца для моего будущего ребёнка? По-моему, это уже слишком.

— Не придирайся к словам. Продолжай взбивать крем, чтобы не упал.

— Мама, зачем мы вообще делаем ещё один торт? У нас же уже есть магазинный?

— Домашний вкуснее. Антон — симпатичный парень, молодой, образованный, перспективный… Тётя Алла сказала, что он от тебя без ума.

— Прямо уж?! Так уж и без ума? Что-то я не заметила, чтобы он поглупел.

— Маша, я же для тебя стараюсь. Ты никуда не ходишь, нигде не бываешь. Только работа и дом. Надо же с парнями знакомиться, мужа искать. Сами мужчины к тебе в дом не придут. Правильно говорят, под лежачий камень вода не течёт.

— Мам, да знакомлюсь я.

— Ты уже больше года одна. А время летит незаметно. Через два месяца двадцать восемь лет уже исполнится. Замуж тебе надо.

— Мам, не волнуйся ты так за меня. Всё ведь хорошо.

— Хорошо, когда женщина замужем и счастлива, когда дети есть. Вот это хорошо.

— У меня подруги вообще ещё замужем не были.

— Маша, так они же моложе тебя.

— По-твоему, мне надо срочно выйти замуж, иначе я буду старая, никому ненужная, и никто на мне не женится?

— Не говори глупостей. И не заводись. Знаешь, не каждой девушке в жизни везёт.

— Знаю.

— Не перебивай! Антон тебя всего на шесть месяцев старше. Возраст у него для женитьбы самый хороший. Подходящий для тебя вариант. В таком возрасте парни уже женаты, а которые старше, те уже разведены. А он ни разу женат не был. Без детей, без алиментов. Ну, что ещё надо?

— Он не один такой свободный.

— Ну, да. Вокруг тебя женихов, как мошкары, хоть отгоняй! Выстроились в длинную очередь с предложениями руки и сердца.

— Мама! Вот умеешь ты настроение испортить.

— Молодой парень, симпатичный…

— Ты уже это говорила.

— Не перебивай. Очень тебя прошу, Машенька, присмотрись, будь к нему повнимательнее. Будет предлагать — соглашайся.

— На что?

— Да на всё!

— Так и скажу ему: «Антон, я на всё согласна». То-то он удивится. Может, даже изменит ко мне своё отношение… в худшую сторону.

— Не утрируй. Ты меня прекрасно поняла. Откажешь этому парню — пожалеешь потом, да поздно будет. В общем, если будет звать замуж, то соглашайся.

— Мам, тебе пока помощь моя не нужна? Пойду на воздух. Жарко тут.

— Иди. Минут тридцать можешь отдохнуть.

На душе было препогано. Я быстро надела куртку, сапоги и заглянула в комнату, где меня ждала бабушка Настя.

— Бабуль, я скоро приду. Минут через десять. Пойду на улицу, подышу свежим воздухом.

— Хорошо, Машенька. Жду.


***


Купив в ближайшем ларьке пачку сигарет и зажигалку, я пошла обратно домой. Зачем купила? Сама не знаю. Не у отца же из пачки брать?! К тому же, с утра он уехал по какому-то срочному делу на работу.

После разговора с мамой я почувствовала себя несчастной, нелюбимой, разведённой, стареющей.

Недавно прочитала на какой-то из страниц в соцсети высказывание одной молодой девушки. Она дала своей разведённой двадцатипятилетней подруге определение: «бэушная второго сорта».

Этот ярлык я тогда сразу же примерила на себя, да так с биркой и осталась.

До сих пор я никогда не курила. Понимала, что вредно. Сейчас курить мне тоже не хотелось, но надо было сделать что-нибудь из ряда вон выходящее, что-то абсолютно нелогичное наперекор всем.

Войдя во двор, я достала из кармана куртки пачку сигарет, посмотрела на неё, покрутила и положила обратно. Это не выход.

Мишка радостно тявкнул и завилял хвостом, очевидно, прочитал мои мысли. Глупый пёс! Хотя, может быть, наоборот, слишком смышлёный. Он угадал мои намерения? В голову лезли самые дурацкие мысли, казалось, что даже дворняга разумнее меня.

Десять минут на свежем морозном воздухе дали мне новые силы.

Я разглядывала щебечущих птиц. На голых ветках куста сирени сидели нахохлившиеся снегири и синицы. Они звонко переговаривались о чём-то своём, наверное, сплетничали на птичьем языке или радовались солнечному денёчку.

Один градус ниже нуля, и по-прежнему мало снега, и это в канун Нового года.

Всё-таки в чём-то моя мама права. В жизни я очень медленно принимаю решения, чересчур много времени трачу на обдумывание каждой своей ошибки. Сделать шаг, не подумав сто раз, я не умею. Но и это не спасает меня от промахов. Я — ходячий ляпсус.

Что толку по семь раз отмерять, если всё равно никто не застрахован от просчётов и погрешностей?

Может, пора уже мне начать делать необдуманные шаги и действовать так, как хочется, не задумываясь о последствиях? Надо попробовать жить одним днём здесь и сейчас. А что мне хочется здесь и сейчас?

То, что от меня совершенно не зависит, и что изменить никто не в силах, то есть мне хочется невозможного.

Надо менять собственную скорость, ускоряться, жить в ногу со временем, со скоростью двадцать первого века.

Дверь дома отворилась, и на крыльцо вышла одетая для прогулки баба Настя. Она спустилась по ступенькам во двор и подошла ко мне.

Мишка тут же снова завилял хвостом, вежливо тявкнул и вопросительно уставился на нас обеих, чуял, что в скором времени у него будет пир.

— Иди, иди, попрошайка. Будет тебе праздничный стол, но попозже. Ишь, какой услужливый! — пристыдила дворнягу бабушка.

Пёс обиженно поджал хвост и послушно пошёл в свою конуру, то и дело оглядываясь и бросая на нас жалобные взгляды.

— Он вкусных запахов сегодня нанюхался, вот и ждёт угощения, — заступилась я.

В подтверждение моих слов Мишка возмущённо залаял.

— Помолчал бы уж, проглот! — по-доброму проворчала старушка.

Пёс послушно замолчал, лёг поудобнее и уткнулся носом в лапы, но всё равно не спускал с нас глаз, мол, авось передумаем.

— Получит он свой праздничный ужин… Маша, чего у тебя стряслось?

— Ничего особенного, бабуль.

— Не ври мне. Я же вижу. Со своим новым парнем поругалась?

— Бабуля, как тебе удаётся?

— Я три четверти века на белом свете прожила, за всю свою жизнь уж научилась кое-чему. Зрю в самую суть. Обманывал? Оказался женат?

— Нет. Честный. Порядочный. Холостой. Просто не судьба. Расстались.

— Расскажешь?

— Нечего рассказывать. Всё уже в прошлом.

— Тогда выбрось его из головы. Живи дальше.

— Не выбрасывается.

— Воспоминаниями можно жить только в моём возрасте. В твоём надо быть чуточку легкомысленнее. Надо творить ошибки, делать глупости. Можно даже, наделать кучу глупостей. Надо не только влюбляться самой, но и позволять любить себя, принимать ухаживания, иногда даже не выполнять обещания.

— Бабуль, чему ты меня учишь?

— Быть женщиной! Думаешь, всегда бывает в жизни и в чувствах всё понятно?

— Не знаю.

— Вот то-то и оно. Главное, время не тяни. Оно не резиновое. Наслаждайся жизнью. Молодость скоротечна, её не вернёшь.

— Иногда надо подумать.

— Маша, если дело уже решённое, и от тебя ничего не зависит, то о чём тут вообще думать? Прошлое пусть останется в прошлом. Умей вовремя перевернуть страницу. Начни новую жизнь с чистого листа.

— Подруги мне тоже посоветовали начать Новый год с чистого листа. Я и сама понимаю, что надо, но пока не получается. Обдумываю.

— Не надо обдумывать. Уйди в загул.

— Это как?

— Легкомысленно… Очертя голову! Ух! — сказала бабуля и взмахнула правой рукой у себя над головой, таким образом, видимо, начертив в воздухе неопределённый залихватский символ «Ух!».

От этого жеста её серая норковая шляпка слегка съехала ей на левое ухо. Баба Настя озорно улыбнулась и стала похожа на рано состарившуюся молоденькую барышню.

— Так ведь можно и запутаться?! — ответила я, поправляя бабушке головной убор.

— Вот и хорошо. Запутайся! Это лучше, чем сидеть в одиночестве и распутывать клубок из прошлых ошибок.

— Бабуля, ты какая-то слишком современная.

— А ты думаешь, что в двадцатом веке по-другому жили?

— Ну, да. Неторопливо…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 133
печатная A5
от 479 431