электронная
120
печатная A5
511
18+
Карьерист

Бесплатный фрагмент - Карьерист

Книга первая. Топливный король

Объем:
306 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-5586-8
электронная
от 120
печатная A5
от 511

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1. Дядя Гоша

Услышать такое Демьян не был готов. Слова его собеседника и снисходительно развязная интонация, с которой они были произнесены, вызывали желание ответить жестко и грубо. Демьяну захотелось разбить губы человека в коричневом костюме в кровь, схватить его за волосы и впечатать лицом в полированную поверхность стола — так, чтобы тот уже никогда не произносил подобных слов. Лишь неимоверным усилием воли он сдерживал себя, тщетно пытаясь прокрутить в голове другие варианты ответа. Разжав побелевшие костяшки кулака, Демьян посмотрел прямо в ухмыляющиеся глаза бывшего партнера.

Тот явно не впервые проворачивал этот трюк и теперь самодовольно посмеивался, видя как на глазах меняется выражение сидящего перед ним человека. Демьян понял, что происходящее доставляет его оппоненту странное удовольствие и пальцы вновь непроизвольно сжались, готовые в любую секунду выхлестнуть наружу удар чудовищной силы.

В то же время, откинувшись на спинку кресла, собеседник снисходительно произнес:

— Да, не переживайте вы так, Демьян Петрович. В конце концов не корову проиграли — это всего лишь дискета с кодом.

— Это для вас это просто дискета! А для меня это результат труда в течение нескольких лет, моего труда, между прочим!

— Ну, бросьте кипятиться! Со всеми бывает, это бизнес.. Вы же сами обратились к нам за помощью, и заметьте вы ее получили…

Демьян резко перебил его:

— У нас было заключено партнерское соглашение, а вы меня сейчас просто на колени ставите. Это же вымогательство!

— Ну, это уже лирика, Демьян Петрович — колени, партнерство, соглашение… — Собеседник едва ли не зевал, демонстрируя своим видом всю малозначительность происходящего. — Я же с вами по-хорошему…

— Вы что еще и угрожаете мне?! — все же вспылил Демьян. В его глазах зажегся страшный огонек и он с трудом себя сдерживал. Ему большого труда стоило контролировать свои эмоции, но разум четко и холодно подсказывал, что время проявлять их еще не пришло.

— Я? Нет, я никому никогда не угрожаю. — Человек хитро улыбнулся и по звериному посмотрел на Демьяна. Затем он кивнул в сторону сидевшего с торца стола крепыша в сером свитере. — Вот он может кому-то угрожать, но не я. У нас, знаете ли, разделение обязанностей.

Демьян понял, что над ним издеваются и вмиг остыл, решив прекратить бесполезный разговор. Все произошедшее было и без того крайне неприятным событием, и сейчас лучшее что он мог сделать это просто уйти. Уйти и попытаться спокойно обдумать, что же ему теперь делать.

Встав, Демьян молча посмотрел в глаза крепыша, который тоже поднялся, демонстративно поигрывая бицепсами, плотно обтянутыми тонким свитером. Через правую сторону лица бандита шел некрасивый шрам, он был чуть пониже ростом и гораздо плотнее. Недвусмысленно глядя на Демьяна с вызовом, он будто бы хотел спровоцировать его на неадекватное действие.

Однако Демьян поступил по другому — он лукаво подмигнул бандиту и широко улыбнулся. На лице крепыша отразилось смятение, и тот помимо своей воли рефлекторно и как-то по дебильному улыбнулся в ответ. Затем он сморгнул, пытаясь прогнать наваждение и улыбка стала медленно исчезать с его лица, уступая место неопределенности. Бандит понял, что его не боятся.

Выиграв эту молчаливую микро-дуэль взглядов, Демьян развернулся и решительно направился к выходу из кабинета. В след ему донеслось:

— Не затягивайте с ответом, Демьян Петрович! А то ведь не ровен час нам придется…

Конца фразы Демьян не слышал. Он просто вышел из кабинета, твердо решив найти выход из ловушки, в которую имел неосторожность попасть. Его мозг, словно процессор компьютера, уже прокручивал в голове самые разные варианты исхода ситуации.

***

На эту встречу Демьян приехал с большим запасом по времени, заглушил двигатель и откинулся на спинку сиденья. Ему необходимо было посидеть в тишине и привести свои мысли в порядок. Он оглянулся по сторонам, но субботнее утро выглядело абсолютно безмятежным. Было около 10 часов утра и на улице почти не было прохожих. За окном светило еще не жаркое майское солнце, а по тротуару бодро чирикая, прыгали воробьи, пытаясь отогнать жирного городского голубя от оброненного кем-то куска хлеба.

Немного расслабившись, Демьян прикрыл глаза, и мысли моментально вернули его к переживаниям последних дней. Прошло почти две недели с момента того неприятного разговора, когда ему предъявили ультиматум. Было чертовски обидно пройти такой длинный и тернистый путь, преодолеть десятки больших и малых проблем, задач и трудностей и все ради чего? Чтобы теперь сидеть и ждать встречи с непонятно кем.

События последних лет спрессовались в какую-то невообразимую череду странных, порой непонятно каким образом взаимоувязанных событий. Развал политического строя страны и поголовное обнищание привели к досрочному прекращению его службы в разведке. Молодому лейтенанту надо было кормить и обеспечивать семью, чего на казенные деньги сделать не получалось. Украсть тоже было нечего, ибо в отличие от обычных вояк, сливавших дизель с танков и толкавших канистры с топливом через дырку в заборе, Демьяну волею судьбы довелось служить в особом, как теперь часто говорят «элитном» подразделении. А учителя в военной разведке были хорошие — моральные принципы и жизненные ценности были одним из приоритетов при подготовке молодых спецов, и подчас воспитательные моменты для наставников были даже важнее, чем навыки стрельбы или рукопашного боя. С точки зрения государства это было логично — ведь было бы крайне неразумным обучать специалистов высшего класса военному делу и отправлять в командировки за рубеж, не вложив им сначала в сердце и голову любовь к своей Родине и истинный патриотизм. Вот и получалось, что в момент увольнения в распоряжении у честного старшего лейтенанта была лишь спецподготовка, да глубокие познания в системной аналитике.

Эти-то знания и пригодились, когда на гражданке пришлось устраиваться на работу в компьютерную фирму и заниматься созданием программ для бухучета. Липовый диплом инженера гражданского ВУЗа оказался хорошим прикрытием и помог проскочить собеседование, а карьера программиста-разработчика быстро переродилась в более востребованный навык вести переговоры и продавать комплексную автоматизацию предприятий. Дело быстро пошло в гору, и вскоре Демьян приобрел новый опыт, став хорошим специалистом в продажах и маркетинге, а спустя несколько лет дошел до должности регионального директора по продажам, и даже накопил небольшой капитал, позволивший оплатить учебу в престижном ВУЗе по зарубежной программе — на этот раз это был честный диплом менеджера. Потом была череда смены мест работы, в основном в качестве коммерческого директора, и наконец осуществилась давняя мечта — он открыл свою фирму и начал писать программное обеспечение для организации платежных систем. Так Демьян Петрович Бондарев стал собственником и предпринимателем.

Здесь и случилась та проблема, что привела его на эту утреннюю встречу. На молодой старт-ап наехали, причем наехали конкретно и плотно. Больше трех лет небольшой команде талантливых программистов понадобилось, чтобы написать код для перспективной системы в области организации и защиты электронных платежей. Сама идея новаторской не была, но в России до Демьяна никому не удавалось сделать подобное. Этот технологический проект стал сплавом знаний из различных предметных областей — сказались и опыт аналитика, и базовое образование и хорошее понимание нужд молодой экономики новой России. Три года бессонных ночей, мозговых штурмов, тяжелой кропотливой работы. Три года набивания шишек и совершения ошибок. Три года шлифовки функционала и интерфейсов. Все это время Демьян прожил в режиме жесточайшей экономии, пуская почти всю зарплату топ-менеджера на оплату труда штата программистов и менеджеров. И когда продукт, наконец, вышел на рынок, его заметили.

Причем заметили не только те, кого называют целевая аудитория, но и те кого в России в свое время было принято называть «новыми русскими» — мошенники, срубившие большие капиталы и уцелевшие в лихие девяностые. Те, кто окружив себя братвой под видом частных охранников, последовательно прибирали к рукам как жирные куски бывшей советской госсобственности, так и молодые перспективные начинания только зарождающейся волны предпринимателей новой формации.

Розничная сеть «Омега», согласившаяся выступить партнером в пилотных испытаниях платежной системы, неожиданно быстро стала основным кредитором компании, а неделю назад и вовсе вопреки первоначальным договоренностям предъявила требования к уступке программного продукта в качестве погашения долга. А получив отказ, оперативно приступила к недружественному поглощению молодого предприятия, удерживая у себя всю выручку, предназначенную для перевода другим партнерам фирмы Демьяна. Ситуация сложилась патовая. Самого Демьяна Петровича запугать не удалось — может сказалась особая подготовка во время службы в армии, а может и просто какие-то черты характера унаследованные от отца и деда.

Но вот когда давление начали оказывать на топ-менеджеров и рядовых сотрудников все резко посыпалось, и вероятность потерпеть поражение стала очевидной реальностью. Трудно винить людей в трусости, когда вечером в подъезде тебя ждут крепкие парни или ночную тишину прерывают телефонные звонки с угрозами. Среди сотрудников небольшого коллектива быстро началась паника, люди побежали увольняться, и теперь Демьяну уже ничего не оставалось кроме как обратиться к давнему знакомому, и по совместительству мелкому бандиту, с просьбой проконсультировать его относительно предоставления «крыши».

Демьяну было мучительно муторно на душе, потому что вся эта подковерная история противоречила его понятиям о чести. Он понимал, что это тупик, и даже обретя крышу, фирма попросту сменит хозяев, которым надо платить дань. Он понимал, что проект уже не спасти, но все же не мог отступить не попытавшись дать бой захватчикам.

— Хрен вам, а не флешка с кодом! Без боя не сдамся, — решил он и согласился на встречу.

Демьян открыл глаза, взглянул на часы, и посмотрев на воробьев, доклевывающих последние крошки, вышел из машины.

***

Войдя в кафе, он немного задержался на входе, дав глазам возможность привыкнуть к темноте после яркого солнечного света. В кафе было не так уж и темно, как показалось вначале, столы располагались по периметру зала, а в центре их не было вовсе и такая расстановка мебели показалась Демьяну несколько расточительной.

Пройдя в зал, Демьян окинул взглядом столики, затем увидел табличку туалета и с облегчением направился к ней. Единственной целью посещения данного места было желание пару минут побыть наедине с собой, чтобы немного успокоить волнение. Посмотрев на себя в зеркало и подмигнув своему отражению, он вышел в зал, подошел к кассе и заказал чай с лимоном. Все это время взгляд Демьяна блуждал по лицам присутствующих, пытаясь определить есть ли среди них нужный ему человек.

Однако никто из сидящих не был похож на связного и никто не попытался обратить его внимание на себя. Тогда Демьян выбрал угловой столик подальше от входа, сел за него и постарался расположиться так, чтобы видеть всех входящих. До назначенного времени было еще почти двадцать минут. Он нарочно приехал на встречу пораньше — хотел осмотреться как следует и свыкнуться с обстановкой.

Пригубив чай, Демьян Петрович аккуратно поставил чашку на блюдце и еще раз, как можно безмятежнее обвел присутствующих взглядом вокруг. Место было, мягко говоря, странное — полупустое кафе, бедненькое, но чистенькое, со скромным выбором чая и пирожков. Ни тебе громкой музыки, ни модных бизнес-ланчей, на которые слетается из окрестных бизнес-центров офисный планктон. Тихо, спокойно. С другой стороны, возможно именно таким и должно быть место для «стрелки» — немноголюдным, хорошо просматриваемым, где каждый человек на виду, но в то же время посторонние лишены возможности «греть уши» ввиду большого расстояния между столиками.

Стрелка. Да, это слово вызывало волнение. Мысли вновь приобрели хмурый оттенок.

Проект был его любимым детищем. Это был не только шанс начать нормальную деловую жизнь, не просто бизнес. Демьян испытывал сильную внутреннюю радость, воплощая в жизнь свои идеи и видя, как с каждым месяцем проект принимал все более отчетливые осязаемые формы. Но огромная финансовая дыра могла довольно быстро утянуть на дно и сам проект, и вложения сделанные в него, и репутацию. И самое главное все надежды на лучшую жизнь.

Чтобы вернуть деньги Демьян не без сомнений обратился к знакомому по прозвищу Федя-банщик, промышлявшему не самым честным путем. В школьные годы они росли в одном дворе, и хотя дороги их кардинально разошлись еще в юности, но детское знакомство позволяло им при встрече немного поболтать за жизнь. Прозвище свое Федор получил еще в начале девяностых, когда действительно работал банщиком в одной из элитных городских бань. Там-то и раскрылась удивительная способность Федора сводить нужных людей друг с другом за умеренную плату. Потом Федя занимался фарцовкой, промышлял сбытом краденых машин и вообще общался с разной полукриминальной публикой. Если кто и мог познакомить Демьяна с нужными людьми, так это «банщик». Вкратце выслушав историю, Федор сразу сказал:

— Это к дяде Гоше, он решает такие вопросы.

Демьян немного замялся:

— Федя, скажи, а не мелко это будет для твоего дяди Гоши? Сумма-то в несколько миллионов.

— Ну, это он сам тебе скажет, мелко — не мелко. — Банщик затянулся сигаретой, и выпустив струю дыма, продолжил мысль: — Но вообще дядя Гоша за все вопросы берется, ему ж ничего делать не надо, все менты под ним ходят. Он прикажет — приедет СОБР и всех на х.. положит, а уж за несколько миллионов и перестреляет кого надо.

— Стрелять никого не надо! Ты чего! Надо просто объяснить людям, что за нами тоже серьезные пацаны стоят и если что, то в обиду не дадут. — Демьян еще раз посмотрел в лицо банщика, чтобы проверить не шутит ли тот. Похоже, что не шутит. Тогда он еще раз озвучил свое требование: — Не надо стрелять ни в кого, слышишь меня?! Надо просто сказать, чтобы они нам наши деньги перевели и все. А дальше мы сами справимся.

— Ну, ты спросил — я ответил. Встречу я организую, а там сами решайте, что кому надо.

Вот так короткий диалог привел Демьяна в это странное кафе, куда дядя Гоша должен был прийти на встречу. В голове вновь пронеслась мысль, которая уже не раз не давала ему покоя:

— Кто же ты, загадочный дядя Гоша, что под тобой «ходят все менты»? И если ты такой большой человек, то почему на эту мелкую встречу ездишь лично?

***

В назначенное время, с опозданием буквально на пару минут в кафе вошел невысокий мужчина в очках, коренастый, можно даже сказать плотного телосложения. На нем были легкие брюки и легкая светлая куртка, в левой руке — старомодная барсетка, правая свободна. Немного сощурившись, он шагнул в зал и направился прямиком к Демьяну, будто бы заранее знал куда идти.

— Демьян?

— Да, здравствуйте.

— А я — Георгий Николаевич.

Он протянул крепкую руку для рукопожатия. Присев за столик, дядя Гоша поставил барсетку на столешницу, открыл и немного в ней покопался. Потом бросил взгляд на чашку Демьяна и сказал:

— Пожалуй, тоже себе возьму, — он бодро встал и подошел к раздаче.

На вид ему было лет пятьдесят, но физическая форма была весьма неплохая. Хотя тело и заплыло жирком, а впереди виднелся небольшой круглый животик, чувствовалось, что дядя Гоша со спортом на короткой ноге. Машинально взглянув на дисплей мобильника, чтобы засечь время, Демьян увидел, что индикатор сигнала сотовой сети показывает полный ноль и внезапная догадка резанула сознание, заставив Демьяна еще раз посмотреть на барсетку дяди Гоши, оставшуюся стоять на столе. Барсетка была весьма толстой и плотно чем-то набитой, однако чем именно рассмотреть не удавалось.

Тем временем дядя Гоша вернулся к столику, проворно неся чашку и какую-то плюшку на блюдце.

— Ну, рассказывай, а то времени у нас мало…, — сказал он.

— Ну, собственно… как вы уже наверно знаете… — Демьян внезапно понял, что волнуется и взяв над собой контроль перестал мямлить. — В общем у нас фирма, ну маленькая еще совсем, мы всякие программы пишем…

— Для процессинга платежей, что ли? — спросил Георгий Николаевич, проявив некоторую осведомленность в вопросе.

— Да, для процессинга… — осторожно сказал Демьян, которому вдруг сильно не понравилась глубина знаний собеседника. — Мы еще только тестируем ее и недавно начали заключать договора, но… Но тут возникла проблема… Понимаю, что для вас возможно сумма покажется небольшой, но для нас… для нас это очень много, да и деньги не совсем наши. В общем я просил о некоторой консультации… как нам было бы правильно вести себя в таких делах… потому что опыта у нас нет, а этот транш — это ведь наши деньги, точнее наших клиентов… ну, в общем без них нам будет плохо. Вы сможете что-то посоветовать?

Демьян наконец закончил свою тираду и внутренне порадовался, что немного развернул беседу именно в русло консультации, а не прямой просьбы о содействии. Уж очень его напрягала проворность Георгия Николаевича, с которой он расправлялся с булочкой и в тоже время то спокойствие, с которым он весьма внимательно слушал исповедь Демьяна. Уж больно обыденным и привычным было для дяди Гоши это обращение.

— За деньги ты не волнуйся, — сразу сказал он. — Я «Омега-Ритейл» хорошо знаю, позвоню им сегодня. Все решим.

— Спасибо, — промямлил Демьян, совершенно не ожидавший такого простого решения своего вопроса.

Правда, в голове почти сразу всплыл и другой вопрос:

— А можно спросить… просто я не очень в этих делах… Сколько ваша услуга стоит? А то мы не очень богаты, сумма-то не маленькая, но деньги не наши…

— Ну, давай я сначала позвоню и узнаю, что там за проблемы у них возникли. А потом уж с ценой разберемся.

— Хорошо, — неуверенно сказал Демьян.

Да и как тут быть уверенным, если не совсем ясно на самом деле это — хорошо или плохо.

Георгий Николаевич заметил несколько потерянный вид Демьяна и добавил:

— Да, ты не тушуйся, у нас в Управлении с этими ребятами давно работа ведется. Так что мне сейчас это даже на руку, — дядя Гоша отправил в рот кусок булочки и энергично прожевал, внимательно приглядываясь к мимике Демьяна. — Если у тебя какие вопросы в будущем возникать будут, ты не стесняйся, звони. Телефон знаешь. Я приеду, поговорю. Любые встречи назначай — все согласуем. Ясно?

— Да, ясно.

Внимательным взглядом дядя Гоша смотрел прямо в лицо Демьяна. Потом он неожиданно спросил:

— Ты мне лучше вот что скажи, насколько тебе вообще этот платежный бизнес интересен? Там ведь не такие большие деньги на данный момент крутятся. У меня для тебя есть кое-что поинтереснее — слушать будешь?

Демьян несколько оторопел. Да что же это такое? Что это за Георгий Николаевич такой и что там у него за Управление? Как они так быстро все вопросы решают? Скорость, с которой начали разворачиваться события, становилась запредельной, увлекая Демьяна за собой, словно блюдце с медом затягивает неосторожно севшую на него пчелку.

— Буду, — как-то автоматически ответил Демьян.

— Ну так вот, — Георгий Николаевич окончательно расправился с булочкой и запил чаем. Потом он вытер рот салфеткой и почти незаметно огляделся по сторонам. Если бы Демьяна самого не учили так делать, то возможно он в принципе не обратил бы на это никакого внимания.

Но его учили и учили очень хорошо.

— А теперь о более интересном. Есть у нас в городе одна холдинговая структура, у нее довольно много всяких направлений: строительство, земля, почти десяток всяких фирм, но кроме прочего есть у них нефтеперерабатывающий завод, топливная сеть и своя нефтебаза. Завод этот по российским меркам не самый большой, но очень перспективный. Я, понимаешь ли, отвечаю за то, чтобы то, что после развала советского союза всякие «коммерсанты» растащили, назад Родине вернуть.

Георгий Николаевич на мгновение смолк, чтобы посмотреть как усваивается озвученная информация.

— А вы простите кто? — нагло спросил Демьян, которому все это начинало уже сильно не нравиться.

— Я-то? Я генерал Протасов, захочешь поинтересуйся, — и почти без паузы и не теряя темпа он продолжил прерванную мысль. — Дело в том, что эта нефтебаза и НПЗ — часть крупной распределительной системы, которую сейчас всякие доброхоты акционируют, а потом хотят иностранцам продать. Но наше Управление такого допустить не может и потому нам нужна твоя помощь.

— Моя? — Демьян просто обалдел от услышанного. — Вы же ничего не знаете обо мне, — в сердцах сказал он.

— Почему же не знаем. Бондарев Демьян Петрович, 30 лет, два высших образования, второй диплом — красный, немножко учился заграницей, много работал в разных фирмах на высоких должностях. Отец твой — офицер запаса, кстати тоже с нами в свое время работал, еще в советские времена. Молодец, жаль сейчас таких хороших специалистов мало. А теперь вот и твое время пришло Родине послужить!

Демьян молча уставился на Протасова. Это было нереально. Вообще все, что происходило сейчас в этом кафе, не могло быть реальностью. Мысли вертелись с неимоверной скоростью, мозг пытался нащупать хоть какую-то точку опоры, чтобы возразить, но генерал знал свое дело и потому продолжил:

— Тут, смотри какое дело получается интересное…

***

Протасов ушел несколько минут назад, и казалось, что вместе с ним из кафе исчезли все звуки, а жизнь замерла в какой-то нелепой позе. После встречи Демьян остался сидеть за столиком. Его мозг отказывался воспринимать информацию, а душевные и нервные силы просто иссякли. Он чувствовал себя абсолютно уставшим, он ничего, вообще ничего теперь не понимал в этом мире. Несколько минут беседы с Протасовым, дядей Гошей, Георгием Николаевичем (Демьян даже не был уверен, что все эти имена настоящие) обнажили ему часть истинного устройства мира и оказалось, что многое из того, что он знал и чему верил было пшиком, просто иллюзией. Собственные прежние цели вмиг перестали казаться важными и достойными упорной борьбы. А вот новых целей Демьян себе поставить еще не успел.

Мобильник внезапно завибрировал и пискнул. Демьян увидел как в него одно за другим стали падать сообщения о пропущенных вызовах. Казалось, весь мир вдруг ожил и буквально всем на свете понадобился Демьян Бондарев. Он улыбнулся — это ведь тоже проделки могущественного генерала Протасова, его аура. Взял и заглушил все мобильники в радиусе десяти метров, а вместе с ними и диктофоны и прочую цифровую технику. Словно и не было его здесь, и разговора этого не было. Даже чашка, из которой пил чай дядя Гоша волшебным образом исчезла со стола. Мистика.

Демьян усмехнулся и встал из-за столика. Похоже, теперь жизнь приобретает совсем другой вид. И, как говорят самураи, «если не знаешь, что делать — делай шаг вперед». Странно, но Демьяна не пугало это новое будущее. После разговора у него возникло чувство приятного волнения, словно перед прыжком с парашютом. Протасов разбудил в нем какие-то позабытые струны и слово бы пробудил желание встряхнуться и сыграть в новую игру с жизнью. Перед ним открылся абсолютно новый мир. И дядя Гоша был прав — Демьяну стоит попробовать свои силы в этой игре.

Глава 2. Смотрины

— Подождите здесь. Андрей Михайлович сейчас придет.

Секретарша упорхнула куда-то за дверь, оставив Демьяна одного в переговорной комнате. Эта комната отличалась от прежних, где ему довелось сидеть раньше, она была наряднее, светлее и «повыше классом». Ну, собственно, так и должно быть если ты пришел на собеседование к Президенту большой компании, то ли первой, то ли второй по величине в регионе.

В «Галактион Групп» всеми силами старались подчеркнуть свое величие. Полы в приемной были выложены коричневым мрамором, а ресепшен представлял собой архитектурное подобие площади какого-то античного города. Здесь был и фонтан с вращающимся шаром в центре, и колонны, и расписные потолки, на которых атланты в туниках то ли сражались, то ли танцевали с мечами. Вершиной художественного замысла был логотип Галактиона в виде не особо симпатичного странного животного с клыками и двойной буквой «Г» в пасти.

Собственно эмблема Галактиона здесь была повсюду — она была выложена на полу, выгравирована на всех стеклянных дверях, вышита на галстуках сотрудников и даже была отпечатана на чайной чашке, которую любезно поставили перед Демьяном. Словом создавалось впечатление, что кто-то хотел чтобы сотрудники постоянно помнили где они находятся и кому всем обязаны.

«Интересно, — подумал Демьян, — а что у них на туалетной бумаге напечатано, тоже логотип?». Улыбнувшись этой дурацкой мысли, Демьян прихлебнул из чашечки, однако насладиться ароматом кофе не успел.

Дверь распахнулась, и в нее вошел, лучезарно улыбаясь, Андрей Михайлович Баринов. Баринов когда-то давно служил в армии и обожал армейско-казарменную дисциплину во всем. Всем была хорошо известна эта его слабость — при малейшей возможности ссылаться на общевоинский Устав и рассказывать гусарско-салдафонские шутки, которые смешными можно было назвать только из большого уважения к самому Андрею Михайловичу. Впрочем его это ничуть не смущало и ему нравилось ощущать себя этаким барином-добродетелем, одновременно и ругающим своих нерадивых работников, и заботящимся о их судьбах.

— Рад, очень рад, дорогой Демьян Петрович, — сказал он, протягивая руку для приветствия и улыбнулся еще шире.

Демьян бодро вскочил, так как уже знал, что Баринов любит чувствовать себя старшим офицером на мостике.

— Здравствуйте, Андрей Михайлович. Мне тоже очень приятно снова вас видеть.

— А вот вы знаете, я ведь много думал после нашей первой встречи. — сходу заявил он. — И хотя, признаюсь честно, иногда ваше поведение мне показалось дерзким, а суждения излишне принципиальными, я посчитал это скорее плюсом, нежели недостатком. — при этих словах Баринов хитро посмотрел на Демьяна.

В дверь без стука впорхнула секретарша, и изображая собой заботливую няньку, но однако не забывая так же старательно изображать обожание, спросила:

— Андрей Михайлович, может быть вам чаю? Я там зеленого заварила и мед привезли.

— Ой, опять этот веник пить, — скривился Баринов. — А коньячку-то нет?

Спросил он и вновь хитро посмотрел на Демьяна.

— Коньячок есть, но сейчас надо пить чай. — ответила секретарша, одновременно забирая со стола какие-то бумаги и кладя вместо них другие. После этого она проворно вышла, ничуть не заботясь о красоте своей походки.

— Вот в каких условиях приходится работать, — с тяжелым вздохом лукаво сказал Андрей Михайлович. — Ничего не разрешают!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 120
печатная A5
от 511