электронная
108
печатная A5
453
18+
Капкан для волка

Бесплатный фрагмент - Капкан для волка


5
Объем:
360 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-5600-0
электронная
от 108
печатная A5
от 453

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

— Ну давай, возьми трубку, — причитала шёпотом девушка, стоя на лестнице. Она отчаянно набирала номер на смартфоне и звонила. Ответом были длинные гудки. Ни голоса, ни автоответчика. — Пожалуйста, ответь мне, — простонала она в очередной раз, нажимая кнопку вызова.

Чёрные волосы беспорядочно падали на заплаканное лицо. Тушь размазалась, помада стёрлась. Растрёпанный вид студентки-первокурсницы был поводом для насмешек. Но на свою одежду Таня не обращала внимание. Её волновал другой вопрос.

Вдоволь наслушавшись длинных гудков вместо голоса своего «друга», девушка разочарованно сунула телефон в карман джинсов. Вопрос «Что теперь будет?» крутился в голове, словно заезженная пластинка. Отличница не могла поверить, что с ней случилось подобное.

— Смотри, какая, — раздалось шептание проходящих мимо парней. Они нагло улыбались, не скрывая издёвки. — А притворялась тихоней…

Таня подняла глаза на ребят. Ей не хотелось думать, что теперь её все считают шлюхой. В каждом взгляде девушка видела оскорбление, унижение, насмешку. Ни жалости, ни сочувствия или хотя бы понимания не было. «Как только предки узнают, мне капец», — испуганно подумала студентка и отвернулась к окну. Щёки налились стыдливым румянцем. Обида полыхала внутри костром.

Ещё недавно простая сельская девушка была старостой группы, отличницей, красавицей. Все парни на курсе обращали на неё внимание, стоило только пройти мимо. Девушки завистливо поглядывали на изящные формы, косились на своих вторых половинок, одёргивали их и тихо ругались, продолжая сверлить взглядом красотку-первокурсницу. А теперь… Весь университет смеётся в голос, а всё потому, что одно неудачное знакомство положило конец прежней жизни.

Глава первая

Город нехотя просыпался после ночного сна. Небо медленно светлело, но быстро затягивалось тучами грязно-серого цвета. Погода портилась стремительно, хотя это не мешало людям выбираться из уютных квартир и идти на работу. Понедельник — день крайне тяжёлый, но жизнь в таком городе обязывала пересиливать себя.

Жизнь в мегаполисе не прекращает кипеть ни на минуту. Весь день суматоха: парковки беспрерывно зпаполняются, автомобили стоят в километровых пробках из-за аварии или ремонтных работ. Нервные водители сигналят, недовольно ворча за рулём. Некоторые ещё не отошли от ночного кутежа и мучаются головной болью, глотая одну таблетку за другой. Другие срываются по малейшему поводу, стоит только какой-нибудь блонди задеть крыло их любимой «ласточки». И начинается шоу. Крики, мат… драки. Дорога превращается в ринг, а рефери на нём — сотрудники ГИБДД.

Переходы и тротуары заполняются людьми в одно мгновение. Словно муравьи, спешат они каждый по своим делам: одни на работу, другие в салон, третьи просто на прогулку. Ну а некоторые — в университет.

Илья Волков открыл глаза. Мутная пелена мешала нормально смотреть. Зевнув несколько раз подряд, парень потянулся и потёр глаза пальцами. До слуха донёсся слабый шум оживающей столицы.

— Твою мать… Понедельник, — недовольно проворчал он, приподнявшись на кровати. Усталым взглядом серо-голубых глаз мужчина осмотрелся.

Осознание того, что он находится дома, пришло не сразу. Долго перед глазами стояла та самая съёмная квартира, бурный секс с красотками два дня подряд, белый порошок, алкоголь, коих всегда было в достатке… Как Илья добрался до особняка за городом, он совершенно не помнил.

Но факт оставался фактом: родная спальня — всё до мельчайших подробностей. На стенах — рифлёные обои с гербовым рисунком. Многоуровневый потолок со светодиодными лампами по углам и хрустальной люстрой в центре. Широкая однотонная портьера с расшитой тесьмой закрывала огромное окно во всю стену. Через щёлочку проглядывал дневной свет, оставляя полосу на белом ковре с длинным ворсом и чуть касаясь кресла-подушки. Сам парень лежал на двуспальной кровати, устеленной шёлковым бельём.

Прямо перед глазами, на противоположной стене висела огромная плазменная панель. Илья перекатился на другую сторону кровати, откинув толстое одеяло. Небрежно схватив с прикроватной тумбы пульт, парень рукой задел светильник. Настольная лампа покачнулась и упала. Раздался звук бьющегося стекла.

— М-да, — брякнул Илья вполголоса. Он снова перекатился на кровати и нажатием на кнопку включил телевизор.

На канале — как всегда в это время — новости. Самое неприятное, что только может быть показано. Мир сотрясался от войн, грабежей, изнасилований, оскорблений и личных трагедий, а телевизор это всё забивал в умы граждан. Ведущий программы с суровым лицом говорил связно, чётко, а после вставлялись ролики про террористов, убийц, осуждённых за преступления, проституток, арестованных в борделе…

Илья нехотя переключал каналы. На одном кулинарное шоу, на втором — боевик, третий занимается ремонтом, четвёртый — садом. Наткнувшись на музыкальную передачу и услышав песню любимой группы, молодой человек кинул пульт рядом с собой.

В горле невероятно сушило. В груди всё сжалось, подступил приступ тошноты. Голова закружилась, и Илья понял, что сейчас произойдёт. Он подскочил с кровати и побежал в ванную. Алкоголь просился наружу.

После рвоты стало ещё хуже. «Никогда больше не буду пить», — в очередной раз зарёкся парень, опираясь на ручку двери. На ногах стоять было крайне трудно. Тело ныло от усталости и похмелья, бил озноб, кожа побледнела, и Илья стал похож на оживший труп.

— Понедельник, мать его в обе дыры, — процедил мучительно парень и завалился на кровать поперёк. Полежав ещё немного и как следует изучив взглядом потолок, Илья не заметил, как уснул.

Слабые звенящие звуки стекла, разбавленные лёгкой рок-музыкой, вернули парня в сознание. Медленно разлепив веки, он наткнулся взглядом на всё тот же потолок со светильниками и роскошной люстрой. Запрокинув голову, Илья увидел чёрную юбку, которая едва прикрывала упругие ягодицы. Очаровательные ножки, обтянутые бежевыми чулками, привлекали к себе внимание. Внизу живота началась болезненная пульсация, и молодой человек поднялся с постели.

Неприятные ощущения прошли. Тошнота больше не появлялась, озноб тоже исчез. Оставалась лишь нестерпимая сухость во рту, но что с ней делать, Илья уже знал. С недавнего времени его волновал другой вопрос — утренний секс. Парень повернулся и как следует начал рассматривать милую горничную, которая убирала осколки от разбившегося светильника. Она нагнулась и складывала стекляшки в маленький мешочек, надев плотную перчатку. Но единственная часть, которая привлекла золотого мальчика — попка женщины. Внутри растеклось удовольствие, бёдра обдало жаром. Вскинув похотливо бровь, молодой человек направился к прислуге.

Он грубо хлопнул её ладонями по ягодицам и рывком притянул к себе. От испуга женщина подпрыгнула на месте, взвизгнув. Мешочек с остатками лампы звякнул об пол.

— Доброе утро, Илья Анатольевич, — испуганно проговорила горничная, замерев на месте.

— Пока ещё не доброе, Тамара, — проурчал Илья низким томным голосом. Руки начали нагло скользить по бёдрам, поднимаясь вверх. Через пару минут они уже хозяйничали на груди, расстёгивая маленькие пуговки.

— Илья Анатольевич, не надо, — опасливо поглядывая на дверь и дрожа, попросила Тамара. — Ваш отец сегодня дома. Он может зайти. Я лишусь работы…

— Не зайдёт… — ответил парень.

Он своим телом толкал прислугу к кровати, продолжая раздевать. Стащил с женщины тёмную блузку и властно пихнул. Горничная пискнула, повалившись на постель. Она не успела даже вдохнуть. Жёсткими движениями Илья развернул её лицом к себе и быстро раздвинул ноги, уместившись между бёдер. — Только не кричи, — улыбнулся он хищно и задрал юбку.

Молодой человек всегда брал то, что хотел. Он не привык слышать отказы. Сильный статный парень, с сексуальной внешностью и манящим голосом не может быть отвергнут. Тамара никогда не шла против воли своего «хозяина». Она делала то, что просил Илья. Причина — деньги. И только они. Сынок нефтяного магната щедро разбрасывался ими и после каждого секса оставлял в комнате прислуги пару тысяч на мелкие расходы и противозачаточные таблетки. Он не собирался заводить семью, воспитывать детей, но средства контрацепции, в частности, презервативы, воспринимал точно так же, как вампир — чеснок.

Телефонный звонок разбавил стоны и тяжёлое дыхание. Мобильный трезвонил и вибрировал в брюках, что валялись в углу, возле кресла-подушки. Илья кинул взгляд на разбросанную одежду и решил для себя, что он слишком занят, чтобы отвечать на звонок. Даже если он важный.

Глава вторая

Университетский корпус медленно заполнялся студентами. Одни в компании обсуждали общажную жизнь или сплетничали о новых преподавателях, к которым уже зимой предстоит «сдаваться» на зачётах и экзаменах. Другие с самого утра жались по углам, обнимаясь и целуясь, третьи предпочитали одиночество. Они молча следовали по своим делам, устремив взгляды в пол. Учебный год только начался, а уже всех студиозов озадачили на семестр. Хотя… мало кто выполняет задания в срок. Надеются на авось, как обычно бывает в российских вузах.

Контингент в учебном заведении разный. Одни пробивают себе дорогу к знаниям упорным трудом и зубрёжкой, другие проходят по знакомству, третьи платят за каждый экзамен и могут появляться раз в семестр, и то, чтобы передать конверт преподавателю… и снова скрываться из виду. Такие пропадают в клубах и барах, веселясь на полную катушку.

Раздвижные двери открылись, пропуская в просторный холл двух сексуальных парней. Илья шёл чуть впереди, грациозно вышагивая. Походка хищника сводила с ума наивных и отвязных девушек. Они не могли отвести взгляда от светловолосого молодого человека в белой рубашке, поверх которой клетчатый жилет, и чёрных брюках. Одежда сидела идеально — Волков умел носить вещи так, что даже обычная футболка и рваные джинсы выглядели бы на нём, словно на модели журнала «Вог». Чуть позади следовал Максим Волчанский. Смугловатый парень, обладающий притягательной внешностью: кареглазый брюнет с точёными скулами, выразительными губами и слегка поджатым подбородком.

Макс всегда надменно смотрел вперёд, как бы игнорируя окружающий мир, словно его не было. При этом гордая осанка, выдававшая его статус, одежда от именитых брендов — всё говорило о том, что он не против пристального внимания. Эдакая «неприступная скала» с подтянутой фигурой и обворожительным голосом.

Илья же, напротив, не был так безучастен. О нём мечтали во сне и наяву, говорили, не замолкая, восторженно шептались, стоило ему пройти мимо — и он это знал. Взгляд охотника непрерывно выискивал жертву. Когда серо-голубые глаза смотрели прямо на тебя, казалось, что они сжигали заживо. По телу пробегал холодок и в мыслях оставалось только желание. Этого красавца хотели многие девушки.

Но друзья славились не только своим статусом и обаянием. Не зря их называли похотливыми волками. Университет — их территория. Словно альфа-самцы в стае, они подгребали под себя любую девчонку. Но делали они это исключительно ради забавы. За пять лет их пребывания в учебном заведении, Волков и Волчанский переспали со многими наивными красотками.

— Сегодня понедельник, — сказал Максим тихо, продолжая идти рядом с другом. Он ловил на себе взгляды девчат, сквозь завесу звуков слышал восторженные и завистливые перешёптывания в свой адрес.

— Я в курсе, — сухо ответил Илья.

Мимо прошли две приятные студентки, и парень тут же среагировал, похотливо вскинув бровь и улыбнувшись. Девчонки смущённо опустили взгляды и захихикали. Внимание самого Ильи Волкова уже было поводом для гордости. Молодой человек проводил красавиц взглядом, не сводя глаз с изящных попок, обтянутых джинсовой тканью.

Краем глаза золотой мальчик заметил молодую черноволосую девчушку. Тёмная мятая футболка, потёртые джинсы… Он не мог не узнать в ней Таню Лебедеву — недавнюю жертву интим-развода, который они с Максом провернули всего за неделю: так доступна оказалась первокурсница. Вспомнив доверчивый щенячий взгляд серых глаз, милую улыбку и наивный вид «тихони», парень прыснул смехом.

— Наша порно-звезда объявилась, — сказал Волков, тыльной стороной ладони слабо стукнув по руке друга. — За нами идёт, — сдерживая довольный смешок, добавил он.

— Сейчас будет шоу. «Негодяй, как ты мог», акт второй, — усмехнулся Макс, стараясь не согнуться от смеха, вспоминая, какой ошалелый видок был у Танюши, когда она увидела, что развратные утехи с двумя парнями появились в интернете, и меньше чем за сутки видео посмотрело около трёх тысяч человек.

— Истерика через три… — начал методично отсчитывать Илья, не прекращая идти, — два… один…

— Как ты мог!? — тут же раздался за спиной громкий возглас девушки.

Друзья не выдержали. Они расхохотались, согнувшись. Их весёлость заразила и тех, кто находился в холле. Даже охранники не смогли сохранить серьёзное выражение лица, хотя очень старались. Девушка оглядела смеющихся испуганным взглядом. На глаза навернулись слезы, подбородок задрожал.

— Почему «мог»? — спросил Макс. Его разбирало на смех. От напряжения лицевых мышц начало сводить скулы — так сильно он пытался не расхохотаться снова. — Он и сейчас неплохо может! Вон, как тебя жарил! — Гогот стал ещё громче. Его подхватили и «зрители».

— Зачем ты это выложил в интернет!? — продолжала напирать Таня. Она старалась не обращать внимания на снимающих её студентов. Самый большой позор в своей жизни она перенесла. Хуже уже не будет. — Я думала, что ты меня любишь! Ты же говорил! Зачем всё это?!

— Я? Тебя? — вскинул ладонь в её сторону. — Ты совсем дура? Посмотри, кто я, а кто ты! — усмехнулся он злорадно. — Или ты думала, что сможешь меня сексом покорить? Видал девок и получше. Но, признаться, минет ты делаешь неплохо!

Холл снова наполнился смехом. Студенты продолжали снимать сцену на смартфоны, стараясь не упустить ничего лишнего. Особенно интересно наблюдать за этим было однокурсникам Ильи и Макса. Нахальные парни выкладывали такое, на что не осмелится никто. Многие следили за похождениями богатых развратников. Они пользовались положением в обществе и статусом своих родителей.

Многие девушки пытались наказать двух друзей за такое поведение. Они подавали в полицию, жаловались ректору, писали претензии, но в итоге уходили ни с чем. Переводились в другой вуз, бросали учёбу, либо просто смирялись со своим незавидным положением, пока про них просто не забывали, смеясь над новой наивной дурочкой.

К видео не подкопаться. Максим отлично умеет работать с программами, которые отфильтровывают ненужные моменты, либо вообще убирают их. Ни на одном ролике не видно лица и не слышно настоящих голосов парней. И судя по тому, что ни один материал не был приобщён к доказательствам, то и выкладывались записи с особой осторожностью.

Свои извращённые утехи парни снимали всегда. Сначала на обычную камеру, а потом на скрытые, которые ставились в разных местах. Казалось бы, за долгое время желающих «замутить» и переспать с богатенькими мальчиками должно уменьшиться, но нет. Каждый раз находились простушки, которые попадались на удочку и платили за свою наивность сполна. Обычно это были первокурсницы, которые строили из себя невинных дев. Илья и Макс с лёгкостью читали поведение каждой девушки и выбирали в свои жертвы ту, что больше остальных притворялась тихоней. Объектом издевательства на сей раз стала Таня Лебедева.

Сейчас девушка начинала понимать, что её выбрали не случайно. Все милые словечки, что говорил ей Илья, прогулки, поцелуи, кино… Студентку быстро окрутили и пригласили на вечеринку. До отвращения наивная, она была готова на всё что угодно. Лишь бы стать парой для богатого сексуального парня, выйти замуж, доказать отцу-деревенщине, что в большом городе мечты сбываются. Да, уж. Теперь она осознавала, что мечты — это слабость, которую такие, как Волков и Волчанский, используют по своему усмотрению.

По щекам потекли слёзы обиды. Таня смотрела на смеющихся студентов. Издевательский хохот давил на слух, заставляя бежать прочь. Кинув полный ненависти взгляд на Илью и Максима, которые едва не падали от смеха, девушка развернулась и рванула к выходу.

Представление закончилось. Все постепенно расходились по своим предметам и этажам. Смешинки слышались то там, то тут, по углам и в аудиториях. Ленты новостей в социальных сетях начинали пополняться новыми роликами с хештегами и пометками.

— Эта что-то быстро сдалась. Обычно дело заканчивалось попыткой отбить мужское достоинство, — окончательно успокоившись, резюмировал Илья. — Как тебе: «Я думала, ты меня любишь!» — сатирично спародировал парень, слегка покривлявшись. — Такую даже трахать было опасно. Вдруг уснёт и захрапит, — хохотнул он, чем вызвал смешок Макса.

— Да уж, — поддержал Волчанский, передёрнув бровями. — Хотя ротик у неё что надо… Рабочий. Мне даже было чуть-чуть хорошо.

— Да и грудь ничего, — пожал плечами Волков и тут же одёрнул: — Проехали и забыли! Надо найти новую кисоньку на выходные!

Макс принялся осматриваться. Сегодня его очередь выбирать постельную игрушку. Он взглядом оценивал проходящих мимо красавиц. Парни двигались по коридорам, медленно приближаясь к своей аудитории. Волчанский не прекращал бубнить.

— Так, — настроился он. — Эту на фиг, она некрасивая. Эту тоже: рыжих я не люблю… Эта… Хм, — он остановил взгляд на миловидной круглолицей студентке, что болтала с подружкой, стоя у кофейного автомата. — Как насчёт той пышечки? — не глядя на друга, адресовал ему вопрос.

— А оно нас не сожрёт? — грубо высказался Илья. — Не помрём мы под ней?

— Да вроде… с виду весит немного.

— Нет, — отказался друг. — Я не хочу, чтобы она мне отдавила «будущее» своим «настоящим», — брезгливо бросил сынок магната.

— Значит, тоже на фиг, — кивнул Макс. — И нормальных девок нет даже. Эта… шлюха, та тоже. Рядом — я её сам боюсь. Затрахает до смерти, а я ещё так молод. Эта — старовата. А, пардон, это ж декан у журналистов! — хихикнул он в кулак, отвернувшись. — Что-то шкала возраста у меня сбилась. Выбирай ты, — шутливо предложил, подавившись смешком.

Осознание того, что выбор чуть не пал на приятной наружности, но всё же опытную женщину, смешило до боли в горле. Но стойкость возобладала, Волчанский сохранил серьёзное выражение лица.

— Да не вопрос, — оживился Илья. — А то ты повыбираешь сейчас: придётся не то, что с деканом, а с самим ректором Смоляновским спать за мороженку. К вечеру будет нам добыча, — с гордостью оповестил парень, ободряюще хлопнув друга по плечу.

Глава третья

Восход заиграл огненными красками на горизонте. Солнечные лучи яростно осветили просторную спальню. Кругом беспорядок. На креслах валялось кружевное бельё. Под журнальным столиком, на котором ещё оставались следы белого порошка и стояли три пустые бутылки дорогого виски, лежали мужские брюки. След из остальных вещей тянулся до самой кровати с балдахином.

Илья открыл глаза. Он тут же выставил руку перед лицом, чтобы закрыться от ослепляющего света. Знакомая обстановка прояснила в памяти недавние события. Съёмная квартира снова стала местом съёмок развратного секса.

Вполне обычная обстановка для квартиры в центре столицы. Просторная спальня с мебелью: два уютных кресла, обтянутые кожей, шкаф из красного дерева, стеклянный журнальный столик. Кровать с балдахином и резными деревянными стойками, тёплый пол и натяжной потолок. Илья огляделся и встал. Только сейчас он увидел девушку в постели. Приятная шатенка с мягкими чертами лица, по виду — чуть за двадцать. Одна рука пристёгнута наручником с тканевым пухом. Сама же красавица лежала на спине, открывая взгляду очаровательный вид. Красивая грудь с упругими выступающими сосками. Плоский животик с пирсингом на пупке. Узкая щелочка между гладких ножек.

Насладившись пикантным зрелищем, Волков направился в гостиную. В помещении стояла идеальная тишина. Даже шаги босых ног по паркету были слышны отчётливо. Парень распахнул дверь и вошёл.

На угловом диване, в обнимку с голой красоткой спал Макс, слабо посапывая. На полу валялись подушки и… игральные карты. Пустые бутылки из-под вина и виски стояли в углу, соседствуя с разбросанной одеждой. Там же были и бокалы.

Блуждающий взгляд парня остановился на девушке, безмятежно спящей рядом со своим партнёром. Стройное тело, изящные бёдра, плоский живот… с пирсингом. Ощущение дежавю резануло по нервам ещё сонного Волкова. Он вгляделся в лицо красотки и его осенило. Он только что её видел! В спальне! Илья протёр глаза пальцами и посмотрел снова. Всё то же самое.

«То ли я дурак… то ли…» — подумал он и пошёл обратно в спальню. Только он вошёл, как тут же услышал нежный женский голос с приятной хрипотцой.

— Илюш, отстегни меня, пожалуйста.

На миг Илья даже перестал дышать. Ему казалось, что он сошёл с ума. Он стоял у входа в комнату и не мог понять, что за фокусы преподносит сознание, замутнённое похмельем.

— Ты… Это не ты там…? — замялся Волков, показывая пальцем себе за спину. Он ошарашенно уставился на голую девушку, зазывно раздвинувшую ножки.

— Марина, моя сестра. Ты что, не помнишь? — строя глазки, проговорила девушка. Она наивно полагала, что смотрит на своего мужчину, не принимая во внимание тот факт, что уже стала новой «порно-звездой». — Мы ж близнецы, — дополнила она.

— А ты… Лена, — наугад выдал парень.

— Лиза.

— А я что сказал? — оправдался Илья сухо.

Память предоставила воспоминания в полном объёме. Голова разболелась.

Друзья нашли на выходные двух очаровательных близняшек. Предпочтение парней — стройные подтянутые красотки, внешне раскованные. Но внутри орешек оказался крепок. Пришлось повозиться. К выходным всё было готово, а девчонки не соглашались ни на что. Применение обаяния и ситуации «я весь твой, люблю — не могу» сделало своё дело — через три недели всё-таки состоялась вечеринка. Распитие спиртного, просмотр комедий, игра в карты на раздевание, новые ощущения от белого порошка, которые нюхали со стола через купюру, а после милашки сдались на волю крепких и подтянутых старшекурсников.

— Отстегни меня, — снова попросила Лиза, приподнимаясь на кровати.

— Отстегнуть? Э-м-м… Ключ за секс, — похотливо вскинул бровь молодой человек, медленно приближаясь. Желание полыхнуло внизу живота. К тому моменту, как он забрался на кровать, уже был готов к сексу. — Раздвинь пошире, детка, мне нужен разгон, — властно прошептал он, глядя в глаза девушке. Руки скользнули по бёдрам и шаловливые пальцы коснулись «бутона».

«Напоследок отымею как следует эту шлюху», — решил он, придвигаясь ближе.

Илья резко вошёл в неё, даже не направив возбуждённый орган внутрь. Девушка ойкнула, но её недовольство осталось без внимания.

— Понежнее, Илюш, — попросила она ласково, коснувшись ладонью груди парня. Но Илью это лишь раззадоривало. Он ускорялся. Лиза начала отодвигать его, но силы не хватало, он напирал. От удовольствия не осталось и следа. Резкая боль начала пульсировать внизу живота. Волков насиловал девушку.

Лизе ничего не оставалось, кроме как ударить Волкова. Она с размаху врезала ему ладонью по лицу.

— Ах ты сука… — прошипел парень.

Похмелье ударило в голову. Понимание того, что ему отказали, более того, ударили, сносило все барьеры дозволенного. Мужчина одной рукой грубо прижал запястье девушки к спинке кровати, а второй схватил за горло. И снова с силой вошёл.

— Мне никогда не говорят «нет», — язвительно сказал он, безжалостно имея Лизу на постели. Девушка сопротивлялась, но после каждого движения пальцы на шее сжимались сильнее, и ничего другого не оставалось, кроме как терпеть боль.

Илья тяжело задышал и ускорился. Изо рта вырвался полухрип-полустон, и мужчина несколько раз втолкнул член в бедную девчушку.

— Посмеешь на меня заявить, найду и зарою на ближайшем пустыре, — пригрозил Волков, слезая с кровати. До его слуха донеслись тихие всхлипы и плач. — И не ной, сама напросилась. Нечего было руками размахивать своими.

— Илюш… — простонала Лиза, глядя на совсем другого парня.

Это не её Илья. Раньше он говорил красивые речи, дарил цветы и водил в ресторан, три недели с небольшим ухаживал и был нежен, как в обычной обстановке, так и в постели. А сейчас это сволочь, которая порывисто одевается, стоя посередине комнаты, и смотрит взглядом, полным презрения на неё — ту, которая, по словам парня, была дороже самого чистого бриллианта.

— Для тебя Илья Анатольевич, — прорычал молодой человек. Он достал из кармана брюк маленькую связку ключиков и швырнул на кровать. — Одевайся и вали отсюда, тварь!

Девушка вздрогнула от громкого приказа. Пытаясь не плакать, чтобы лишний раз не раздражать своего «парня», она дотянулась до ключей и быстро отстегнула наручник. Соскочив с постели, Лиза начала судорожно собирать одежду. Она хотела убежать из комнаты, но сильный захват обвил шею, властно сдавив.

— Уйдёшь без подарка? — прошептал Илья на ухо и пихнул ногой дверь, отчего та с оглушительным хлопком закрылась.

— Мне ничего от тебя не нужно, — дрожащим голосом пояснила бедняжка. Истерика накрывала с головой. Страшные мысли о смерти посетили голову. Дышать было трудно, рука давила на шею.

— Я бы не был так уверен, — прошипел Илья. Он отпустил Лизу и прижал её к стене всем телом. — А как же безопасный секс? Я в тебя кончил раз десять за ночь. Одиннадцать, если считать сегодняшнее утро.

— Что ты хочешь? — опасливо спросила девушка.

Илья отступил в сторону, подперев ногой дверь. Он достал бумажник из кармана и отсчитал купюры. Вытащив деньги, кинул портмоне на кровать и сунул крупную сумму в карман джинсов, которые Лиза вместе с остальной одеждой держала в руках.

— Тут тридцать пять тысяч, — сказал он сухо. — За секс шлюхам принято платить, Тем более за хороший. К тому же, не думаю, что ты захочешь от меня залететь. Купи себе таблетки. Поняла? — Лиза нервно покивала. — Вот и умница. А теперь забирай свою сестру, и валите отсюда. Только оденьтесь, а то холодно там.

Сказав это, Волков открыл дверь спальни, и девушка тут же проскочила в коридор. Она влетела в гостиную. Крики и плач донеслись до слуха Ильи. Неразборчивый голос другой девушки, практически похожий на голос Лизы… Парень чувствовал удовлетворение. Ему хотелось подольше помучить красотку, доставить ей огромное количество боли, но, осадив себя, он успокоился.

«Не хватало ещё начать трупы прятать», — решил он. Осознание поступка мелкой дрожью пробежало по телу. Взгляд застыл на месте, память вернула сцену изнасилования, перемотав, словно видеоролик.

— И что это было? — В реальный мир вернул недовольный голос ещё не проспавшегося Макса.

— Что было? — переспросил Илья.

— Ты меня понял, — настойчиво сказал друг. — Лиза или как её там… Орала про изнасилование. Я чуть не оглох. С каких пор ты стал насиловать баб?

— Она мне пощёчину дала.

— И что? Из-за этого надо было рисковать собственными яйцами? — Волчанский не унимался.

— Заткнись и не учи меня как с этими убогими обращаться! — рявкнул Волков. Глаза блеснули яростью. «Жевалки» на лице нервно заходили.

— Э, тихо ты. Чего завёлся? — вскинул руки Максим, отступив на шаг. — Не кипятись. Пошли лучше видео перекинем на флэшку. Да и поесть не мешало бы, а то после вчерашнего не очень, чтобы «очень».

Илья согласился. Гнев начал понемногу утихать. Но обида на наглую девчонку не пропала. Она засела так крепко, что ничто не могло бы её оттуда выкорчевать. Парень не привык слышать «нет». Немного придя в себя, он начал искать по карманам айфон. После бурных гулянок Волков всегда вызывал Тамару, чтобы та привела квартиру в нормальный вид.

И, разумеется, она соглашалась — деньги никогда не бывают лишними.

Глава четвёртая

Вечер обещал быть скучным. За окном пылал закат, медленно тускнеющее небо на несколько минут приняло на себя краски угасающего на горизонте солнца. Но ощущение неожиданности резануло по натянутым нервам.

Город менялся. Из серого и скучного, затянутого смогом, он превращался в сияющее огнями представление с непрекращающимся шумом и гулом.

Таня сидела на балконе, вытирая слёзы обиды и разочарования. Она не могла поверить, что с ней произойдёт такое. Осознание своих ошибок пришло, но слишком поздно. Только начав учиться, придётся перевестись в другой вуз. Мечты стать журналистом распались. Девушка думала, что позорное клеймо всегда будет напоминать о прошлом. Уже напоминало.

«Я шлюха. Я обыкновенная шлюха», — корила она себя, не переставая плакать и вытирать слёзы рукавом домашней серенькой кофты. В другой руке Таня держала смартфон, на котором уже в десятый раз проигрывалось видео развратного секса. Девушка вспоминала, как была пьяна и раскована, прокручивала в памяти все слова, что говорил Илья, пыталась понять, за что он с ней так поступил. В итоге пришла к выводу, что виновата сама и от этого ещё больше расплакалась.

В дверь позвонили. Ручка настойчиво дёрнулась несколько раз. От резкого звука девушка вздрогнула, а когда повторно раздался звонок, то вытерла продолжающие подступать слёзы и отправилась открывать.

Не успела отвориться дверь, как внутрь прошла наглая молодая девушка в дорогом пальто и на каблуках, заставив отступить назад. За собой она везла тяжёлый чемодан на колёсиках; в руках ещё несколько сумок с покупками.

— Сколько раз говорить: закрывай на ключ! — устало, но всё же с нотками гнева отчитала девушка Татьяну. — Думаешь, легко тащиться из аэропорта с таким багажом, да ещё и под дверью стоять?

Таня промолчала. Ей было всё равно, что говорит наглая красотка. Она стояла и смотрела пустым взглядом покрасневших глаз на сводную сестру, которой и принадлежит эта квартира.

Родители развелись пять лет назад, но лишь в том году отец рассказал Тане, что у неё есть сводная сестра, Алина. Он показал выцветшие фотографии, на которых стоит ещё с маленькой девчушкой на руках, а рядом другая женщина. «Семья» мило улыбается. На вопрос «Кто это?» отец ответил коротко, но этого хватило, чтобы понять всё.

По долгу службы папа часто разъезжал по командировкам, и в одной из них познакомился с красоткой. Закрутился роман, итогом которого стало рождение дочки. Так как у горе-родителя была другая семья, то он не мог постоянно быть с любовницей. Он приезжал, когда выпадало свободное время, врал жене. Но как только мать Тани забеременела ею, то встал выбор: быть с любовницей или с супругой. Отец выбрал второй вариант. Впоследствии он узнал, что его вторая «жена» вышла замуж за богатого мужчину — владельца строительной фирмы.

Но молчать он не мог. Видя, как растёт дочь, он мучился, пытаясь отделаться от голоса совести. Не получилось. Пришлось всё рассказать. Счастливая жизнь продлилась недолго: жена не смогла простить измены и потребовала развод.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 453