электронная
72
печатная A5
358
16+
Капкан для крысы

Бесплатный фрагмент - Капкан для крысы

Классический детектив


5
Объем:
202 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4474-9119-2
электронная
от 72
печатная A5
от 358

Пролог

Бизнесмену в изящных серебристых очках было душно в своем роскошном новеньком «БМВ». Он отер пот с короткой шеи и ослабил галстук из последней коллекции Armani. Приоткрыл окно. За ним царила непроглядная ночь. Только в отдалении перемигивались желтые огни большого города. Место для встречи было пустынным и угрожающим. И хотя водитель, который стоял у капота, отлично выполнял и функции телохранителя, обладателю очков было неуютно. И даже страшно. Так, что судорогой сводило живот и холодели ладони. Конечно, он выполнил все инструкции Крысы, его не в чем упрекнуть. Но это пока. Уже подготовлен ответный ход. Немного рискованный, но нужно же что-то делать. Скорее бы все было позади.

Мужчина взглянул на золотые часы с россыпью бриллиантов. Крыса опаздывала на семь минут. Показывает свою значимость. Что ж, пускай. Еще посмотрим, кто будет смеяться последним. На карту поставлено слишком многое, и за это стоит побороться. Неприятно ныла поясница. Бизнесмен поерзал на месте, пытаясь устроиться поудобнее. Похоже, он вчера погорячился с любовными утехами. Непривычное к физическим нагрузкам тело отплатило болью в самых неожиданных местах. Как некстати. Но нужно же было хоть чем-то отвлечься от всех этих неприятностей.

Послышалось тонкое цоканье каблучков. Владелец «БМВ» тут же забыл о пояснице и напряженно замер, прислушиваясь. Через тонированное стекло виднелась смутная тень. Она приближалась. Водитель, в соответствии с инструкциями, смотрел в другую сторону.

Дверца автомобиля с тихим щелчком открылась, и на сиденье рядом с потеющим бизнесменом опустилась легкая женская фигурка. Вместе с ней в салон вплыло облако легких фруктовых духов. Мужчина недобро оглядел гостью в светлом кашемировом пальто. Наткнулся на острый взгляд карих глаз, едва выглядывающих из-под густой рыжей челки. Не выдержал и отвернулся, сосредоточившись на созерцании своих холеных белых рук.

— Принес? — сухо осведомилась дама.

Ее бесцеремонность и наглость вызывали мощную волну гнева. Но страх надежно удерживал ее внутри, не давая прорваться в словах и интонациях. Однако небольшой выпад мужчина себе позволил:

— А что, если я сейчас прикажу своему водителю прижать тебя и заставить отдать все, что у тебя есть на меня? — поинтересовался он. Слова были злы, но голосу не хватало уверенности.

— Не советую, — из кармана пальто показалось серебристое дуло маленького пистолета. Ярко накрашенные пухлые губы женщины раздвинулись в холодной улыбке. — Не нужно со мной шутить, Стас.

Бизнесмен нервно запыхтел и завозился на кожаном сиденье.

— А где гарантии, что ты не объявишься снова через пару недель?

— Ты начинаешь меня утомлять, — тихий вздох. — Ты наверняка навел обо мне справки. Я играю по правилам. Но если ты передумал играть в мою игру, я могу предложить тебе другую. Еще более захватывающую. Для тебя…

— Не стоит, — буркнул хозяин авто и достал с пола пухлую холщовую сумку.

— А более подходящей тары не нашлось? — удивилась женщина. — Таскать деньги почти хозяйственными сумками. Какой моветон…

— Скажи спасибо, что не в пакете, — угрюмо пробормотал мужчина. Ему хотелось скорее избавиться от гостьи. Всего лишь хрупкая молодая женщина. Но от нее исходила угроза, как от кобры, которая может ужалить в любой момент. От таких хочется держаться подальше. Стас искоса поглядывал на острый подбородок и рыжие кудри, стараясь не встречаться с пронзительными бездушными глазами. Женщина медлила. Сверлила взглядом, пробираясь под защитную маску благоразумия. Неужели что-то заподозрила?

Глава 1

— Куда мы едем? В Китай? — мои брови подскочили на пару сантиметров. — Яр, это все, конечно, круто, но, боюсь, моя зарплата рядового милиционера не позволит мне раскатывать в такие путешествия. И почему вдруг в Китай? Может, лучше в Антарктиду? Или в Зимбабве?

— Не кипятись. Выпей лучше чаю горячего. Вон на улице холодина какая, а ведь еще только октябрь, — Яр подвинул мне бело-голубую пиалу и наполнил ее дымящейся жидкостью. Повеяло мятой и апельсинами.

Я поудобнее расположился на цветастом диванчике и плотно обнял ладонями чашку. По продрогшим рукам побежал приятный жар.

— Гордеев, мы только закончили с убийством этого нефтяника, а тебя уже несет на другой конец света?

Но я уже не мог убедительно возмущаться. Мне было тепло и комфортно, и я заинтересовался делом. А когда принесли горячую шурпу в горшочке и свежеиспеченные узбекские лепешки, от которых пахло так, что желудок взвыл от нетерпения, моя милицейская твердость совсем обмякла. Я уже был согласен на все, что угодно.

— Один мой знакомый, довольной крупный чиновник, попросил о помощи, — темные глаза Гордеева смотрели в пустоту, в изящных пальцах безостановочно крутилась чайная ложечка. — Возможно, ты слышал о нем, он иногда мелькает по телевизору. Стас Лунев. Нет? Не важно. Так вот, его шантажирует некая дама. Очень самоуверенная и неординарная дама. У нее еще не очень благозвучная кличка — Крыса.

Я не донес кусок лепешки до рта:

— А вот про нее я как раз слышал. И не раз. От коллег и жуликов самого разного пошиба, с которыми приходилось иметь дело. Воровка высшего разряда. Не знал, что она не брезгует шантажом, — я вытер руки салфеткой, задумчиво почесал в затылке. — Слушай, ну мне бы, наверное, сам генерал руку пожал, если бы я нашел эту Крысу. Но ты же не рассчитываешь вычислить ту, что уже несколько лет не может поймать милиция едва не всех российских городов и весей?

— Знаешь, Андрей, как делаются открытия?

— Не понял?

— Все знают, что есть что-то невозможное, а потом приходит один дурак, который этого не знает, он и делает открытие.

Я улыбнулся, пробурчал что-то невразумительное и снова взялся за аппетитное мясо. Всегда любил узбекскую кухню.

— Она пригрозила Луневу, что расскажет прессе нечто, что убьет и его карьеру, и его брак. А учитывая, что его жена — дочь очень богатого и влиятельно человека, второе для Стаса даже важнее, чем первое.

— Что же он такое натворил? — я добрался до дна горшочка и посматривал на официанта, ожидая следующее блюдо.

— Он не вдавался в детали. Как я понял, присвоил немного государственных средств и поделил их со своей юной любовницей. Стас просил найти Крысу и сдать властям. Он уже заплатил ей. Но если ее арестуют, у нее будет мало шансов потребовать добавки. А попав под суд, выйдет она, вероятно, очень нескоро.

— А как твой знакомый узнал, что это именно Крыса? Ведь никто не знает, как она выглядит. Ты в курсе, что ее главная фишка — камуфляж? Все, кто когда-либо видели эту даму, описывают ее по-разному. Ходят слухи, что она играла в театре и отлично владеет искусством грима.

— Да, я в курсе. — Яр оставил в покое ложку и безжалостно взъерошил свои аккуратно уложенные белесые волосы. Помолчал и заговорщицким тоном продолжил:

— Она сама представилась Луневу. Чтобы тот знал, с кем имеет дело, и не выкидывал фокусов. И не нужно делать такие большие глаза. Он действительно с ней встречался. В своей машине. И вела она себя так, что ее словам можно верить. Во-первых, она не побоялась лично прийти за деньгами. Во-вторых, была хладнокровна, как кусок льда перед «Титаником». И еще интересная деталь. Между делом она попросила у Лунева его запонки.

— Запонки?

— Точно. На нем были платиновые запонки с рубинами — подарок жены. Сделанные на заказ и страшно дорогие. Они приглянулись этой даме, и она попросила ей их презентовать. Он, конечно, не смог отказать.

— Главная слабость Крысы — драгоценности. Практически все ее кражи — это красивые ценные вещицы, — я забыл о еде и жадно внимал каждому слову друга. Если бы у меня был хвост, он, вероятно, вытянулся бы в струнку, демонстрируя крайнюю сосредоточенность и внимание. — И как она выглядела?

В этот момент подошел официант и поставил передо мной длинное блюдо с шашлыком из баранины, обильно украшенным фиолетовыми кольцами лука. Но я лишь краем сознания отметил аппетитный запах. Как только человек с подносом исчез, Яр продолжил:

— Как ты уже заметил, она знает, что такое грим, так что я бы не слишком полагался на то, что видел Стас.

— И все-таки?

— Женщина, среднего роста. Не толстая. С довольно пышным бюстом. Перед Луневым она предстала с гладкими рыжими волосами по плечи и густой челкой, которая практически скрывала глаза. Правильной формы нос, широкие губы. Довольно заметно сутулится. По оценке Стаса, ей было от 30 до 45. Ты ешь, а то остынет.

Я откусил сочное мясо, но тут же отложил шампур.

— И у тебя есть след, по которому мы сможем на нее выйти?

Глаза Яра хищно сузились, по тонким губам пробежала едва заметная улыбка.

— Гордеев, я человек добрый, но не надо испытывать мое терпение, — я постучал вилкой о тарелку.

Яр изволил ответить:

— Я ведь неспроста зову тебя в Китай. Лунев послал следить за Крысой человека. Тот довел ее до гостиницы, где выяснилось, что она взяла билеты до китайского острова Хайнань. А как мне поведали мои друзья из подпольного мира, Крыса известна своей любовью к китайской культуре. Древние китайские вазы она уважает почти так же, как бриллианты и сапфиры.

— Ха-ха, то есть ты предлагаешь в кратчайшие сроки облазить даже не знаю сколько квадратных километров Хайнаня в поисках женщины, о которой мы знаем, что у нее пышный бюст и ей до 45 лет? Вот уж я пас.

— Масштабы поиска будут существенно скромнее. Мы знаем, что ее конечный пункт — город Санья на побережье Южно-Китайского моря. И где бы она ни была, она всегда останавливается в лучших пятизвездочных отелях. Их не так много, — Яр глотнул ароматного чая и уставился на плавающие в пиале чаинки. — К тому же сейчас кризис, и русских за рубежом немного. Тем более одиноких женщин. И да, транспортные и другие расходы в этом деле оплачивает наш чиновник. А если мы сможем выполнить его желание, нас к тому же ждет приятная премия. Ты ведь, кажется, сейчас в отпуске? Так составишь мне компанию в Китай?

Я всерьез задумался. Первый за четыре года отпуск я мечтал провести в компании симпатичной девушки на берегу моря: отдохнуть, прийти в себя после сложного и напряженного дела. С другой стороны, Яр, волевой, умный и опытный сыщик, мог многому меня научить. Меня совсем недавно перевели в отдел убийств после пяти лет работы с ворами и мошенниками, и опыта не хватало. Тем более рядом с Гордеевым всегда можно рассчитывать на то, что жизнь будет кипеть, как ведьмовской котел. Я украдкой осмотрел спортивную, подтянутую фигуру друга. И откуда только у него столько сил и энергии? Но это все лирика — сейчас нужно решать, что делать. Хотя, что тут думать? Девушки-то все равно нет. А пальмы и море и в Китае есть, может, и искупаться успею.

— Согласен, — я протянул Яру руку, которую тот крепко пожал. Но как всегда рукопожатие Гордеева длилось мгновение. Его будто жгло чужое прикосновение.

— Вот и отлично. Мы вылетаем через два дня. Это твой билет. Нужно срочно отвезти твой загранпаспорт в агентство — сделать визу. Что?

Я засмеялся. Силился что-то сказать, но снова заливался хохотом. Наконец между приступами смеха я выдавил:

— Уже есть билет? Гордеев! Крысе до твоей самоуверенности как нам до этого Китая пешком!

В аэропорт нас лично на черном джипе с мигалкой приехал проводить Станислав Лунев. Невысокого роста, он был еще довольно молод — лет 35, но на голове уже проступала лысина. Лунев оказался весельчаком и балагуром. То и дело поправляя коротенькими пальчиками очки в металлической оправе, он рассказывал нам сплетни из чиновничьей жизни. Хватило бы на годовой выпуск журнала про гламурную тусовку. Я насмеялся так, что под конец заболели щеки. Яр же лишь вежливо улыбался и постоянно поглядывал то на табло вылетов, то на свои часы. Уже перед посадкой стало ясно, зачем Лунев собственно приехал.

— Яр, ты имей в виду, я должен остаться в стороне, — став наконец серьезным, напомнил он. — Крыса не должна заподозрить, что это я вас послал. Иначе пусть лучше останется все как есть. Я уже порвал с Катей, и моя Аля ничего не должна знать. Даже не представляю, что она может сделать, если пронюхает, что я ей изменял. — Лунев печально вздохнул.

— Стас, мы сделаем все возможное, поверь мне.

— Я очень на вас рассчитываю. Это ужасно, когда кто-то знает все твои секреты и может выболтать их в любой момент. Я стал плохо есть и плохо спать. Даже похудел на два килограмма.

Мы еще раз заверили провожатого в полной готовности отстаивать его интересы и двинулись на посадку.

— Ты давно его знаешь? Мне показалось, ты его не жалуешь, — я щелкнул ремнем безопасности и постарался устроиться поудобнее. На бизнес-класс чиновник не раскошелился, так что приходилось довольствоваться весьма узким пространством для коленей.

— Знаю довольно давно, но не слишком хорошо. Не могу сказать, что я от него в восторге, но он забавный парень. И просто незаменим в компании.

Больше ничего толкового из Гордеев я не вытянул. Отгородившись от мира книжкой, Яр перестал замечать окружающих. Обложка сообщала, что талмуд посвящен Уинстону Черчиллю. Я не удержался, отодвинул книжку и демонстративно заглянул Яру в лицо:

— Черчилль?

— Мне нравятся сильные люди, — пожал он плечами.

Едва разнесли еду, я закрыл глаза и проспал почти все девять часов полета. Даже не успел обдумать предстоящее нам приключение. Давали о себе знать бессонные ночи на оперативной работе.

Глава 2

Октябрьский Хайнань встретил нас солнцем и жарой. Едва высунув нос из салона самолета, я с наслаждением вдохнул знойный воздух. После холодной и слякотной Москвы это было настоящее блаженство. Даже Яр довольно сощурился и подставил лицо солнечным лучам. Обстановку портили лишь толпы шумных, неугомонных китайцев. Но это Китай.

Мы прошли в симпатичный аэропорт, похожий на гигантское деревянное бунгало. Вокруг галдели, махали руками, толкались и верещали. Мы постарались побыстрее покончить с формальностями и отправились в город. Отель заранее не бронировали. Решили остановиться там, где будет наибольшая вероятность встретить Крысу.

— Лунев заплатил ей неделю назад. Если она здесь, то дней пять-шесть. Предлагаю сразу ехать в самый дорогой отель. Потом в те, что попроще, — рассуждал Гордеев в такси. Я слушал, а сам с любопытством смотрел на все, что попадалось по пути. Я впервые был в азиатской стране, и мне хотелось впитать максимум впечатлений. Пейзаж не радовал разнообразием. По сторонам мелькали широкие зеленые склоны и невзрачные деревеньки с пыльными домиками, помимо радостной природы смотреть было не на что.

— Было бы здорово ее поймать, — размечтался я, не забывая крутить во все стороны головой. — Я бы стал знаменитостью на Петровке. Меня, возможно, даже повысили бы. А тебя наши, если что, еще больше возненавидят. Они и так злы, что какой-то частный сыщик уже не раз их обходил.

— Не возненавидят, — Яр подмигнул. — Я оставлю всю славу тебе. Мне уже хватает. Очень неудобно, когда каждая собака тебя в лицо знает. Пора брать пример с нашей Крысы и осваивать искусство камуфляжа.

— Уж тут-то тебя никто не знает, можешь быть спокоен, — кивнул я на невозмутимого водителя, который не понимал ни слова ни на русском, ни на английском. Чтобы добраться до нужного адреса нам пришлось показывать название отеля на китайском. Хорошо, что мы прихватили с собой пару рекламных проспектов.

Как быстро выяснилось, проблемы с языком в Китае у всех. Точнее все вокруг, как раз, чувствовали себя прекрасно. Проблемы были у немногочисленных приезжих. Их не понимал никто. Ни одного слова.

К счастью, в первом отеле после долгих и выразительных упражнений на пальцах к нам вышел англоговорящий администратор с модной молодежной прической. У меня непроизвольно вырвался вздох облегчения, Яр вытер вспотевший лоб.

— Много ли у вас в отеле европейцев? — английский Гордеева был почти идеальным.

— Немного. Но вы не волнуйтесь, вы будете чувствовать себя у нас вполне комфортно, — по-своему понял нас улыбчивый китаец.

— Мы не сомневаемся, — заверил Яр. — Но дело в том, что мы ищем нашу подругу. Одна прилетела раньше нас, но не сказала, в каком отеле остановится. А сейчас ее телефон не доступен, и мы никак не можем с ней связаться. Мы очень волнуемся и хотим скорее ее найти, — на лице Гордеева отразилось очень натуральное отчаянье.

Администратор активно закивал модным чубом и спросил, как зовут нашу подругу. Мы не оговаривали историю, которую будем скармливать в отелях, поэтому я растерялся. Хотя вопрос был более чем логичен. Но Яр был готов и к этой ситуации.

— Наша подруга — довольно известная личность, она всегда отдыхает под каким-нибудь вымышленным именем. И это главная трудность в наших поисках.

Китаец примолк. Ситуация явно не укладывалась в стандартные рамки. Несмотря на все обаяние Гордеева, он оказался верен профессиональному долгу. Служащий заверил, что очень хотел бы нам помочь, но не имеет права разглашать информацию о постояльцах. Однако 50 долларов, появившиеся на стойке, быстро изменили его настрой. Как только купюра испарилась в кармане идеально выглаженных форменных брюк, администратор доверительно сообщил, что в отеле всего одна европейская пара примерно 60 лет из Цюриха.

— Не могло же нам сразу повести, — философски заметил Яр по-русски. Мы попрощались и направились в следующий отель в нашем списке.

Там улов был погуще. Нашлось сразу несколько европейцев: итальянская семья с двумя детьми, молодожены из России, русское семейство с ребенком-подростком. Выяснив, что молодоженам от силы лет по 20, а дети в нашу схему не укладываются, мы решили продолжать поиски.

Третий отель был последним пятизвездочным с выходом сразу на пляж. Мы возлагали на него большие надежды. Это было гигантское белоснежное сооружение с фонтаном во дворе. Его внешний вид и интерьер оказались шикарными. На входе нас встретили многочисленные ярко-розовые орхидеи и хрупкая девушка-привратник, которая проводила нас к стойке регистрации. Администратор прекрасно изъяснялся по-английски. Тут к уже традиционной таксе в 50 долларов пришлось добавить еще сто, чтобы он стал откровеннее. Выяснилось, что в отеле была одинокая русская женщина лет 30–35. Мое сердце заметно ускорило ритм, а уже в следующее мгновение оно замерло. Кажется, мы попали в точку.

— Это довольно привлекательная мисс с рыжим каре и прекрасными синими глазами. Под них очень подходит больший синий сапфир на ее безымянном пальце. Она похожа на вашу подругу? — спросил портье.

Яр что-то неопределенно пробурчал. Одинокая женщина с дорогим украшением, это нам подходило.

— Ее имя — София Широкова. Но она съехала четыре дня назад, — огорошил нас китаец.

Я почти видел, как Крыса довольно смеется нам в лицо. Администратор сообщил, что женщина провела в отеле всего два дня и неожиданно уехала. Хотя номер был забронирован на две недели. Куда она отправилась, наш собеседник не знал.

— Она с кем-нибудь общалась здесь? Может быть, есть еще какие-то русские, с кем она могла проводить время? Или хотя бы маникюрша, массажистка, которые с ней общались?

— Уважаемые, мне кажется, вам нужно теперь искать свою подругу дома. Мы не следим за постояльцами наших отелей.

Еще одна сотня долларов перекочевала из рук в руки. Китаец уткнулся в монитор компьютера. Пощелкав мышкой и побормотав что-то китайско-нечленораздельное, он повернулся к нам и сообщил, что на ее номере был записан всего один массаж.

— Отлично. Можем мы поговорить с массажисткой, которая ее обслуживала?

— Послушайте. Вы не можете целый день торчать в холле нашего отеля. Мое начальство начнет задавать вопросы. И никому не понравится, что вы интересуетесь закрытой информацией, — администратор насупился и отвернулся.

— Вы правы, — неожиданно согласился Яр. — У вас есть свободные номера? Мы хотим у вас остановиться.

Администратор оживился. Это было ему по вкусу.

— Да, у нас есть номера с видом на сад и на море, какой желаете? Вам один на двоих или два?

— Хватит с нас сада. Два номера.

Я нахмурился. Подумал пару минут и решительно оттащил Яра в сторонку:

— Ты уверен, что это наша Крыса? Может быть, имеет смысл еще поездить по отелям и поискать? Во всяком случае эта кандидатка уже уехала, и у нас мало шансов напасть на ее след. А Крыса, возможно, еще где-то здесь, просто в другом месте.

— Андрей, это последний отель, который больше всего подходит для нашей героини. Я сильно сомневаюсь, что наша птичка снизошла до четырех звезд. Да и моя интуиция говорит, что мы на правильном пути.

Я с недоверием смотрел на друга.

— Мы задержимся здесь ровно на столько, сколько понадобится для выяснения подробностей пребывания здесь этой русской. И если мои надежды ничем не будут подкреплены, сразу поедем дальше, — сказал Яр.

Я решил, что интуиция Гордеева чего-то да стоит, и не следует от нее так просто отмахиваться.

— И еще, мы бы хотели увидеть номер этой русской. В нем еще никто не живет? — очередная просьба Яра, мягко говоря, не вызвала энтузиазма у нашего визави.

Даже очередная купюра не заставила его нахмуренный лоб разгладиться, но он послушно защелкал компьютерной мышкой.

— Номер еще не сдан, но там уже сделана уборка. Зачем он вам? — администратор с опаской поглядывал на девушку-привратницу, которая уже косилась в нашу сторону.

— Предоставьте нам думать о целесообразности наших финансовых трат, — прозрачно намекнул Гордеев.

Китаец бросил на нас рассерженный взгляд, но вместе с двумя магнитными карточками-ключами от наших номеров дал еще один.

— Верните, пожалуйста, его поскорее.

Мы обещали, подхватили свои немногочисленные пожитки и уже собирались уходить, когда администратор нас окликнул. Он любезно заметил, что с массажисткой мы в любом случае пообщаться не сможем. Она говорит только по-китайски.

Я едва слышно выругался: кто создал столько языков и китайский в частности?! Гордеев тут же предложил ушлому китайцу сыграть роль переводчика за 20 долларов. Тот согласился на 50. Это был очень дорогой переводчик, но выбирать не приходилось. Договорились встретиться в спа-салоне через 30 минут.

Сначала мы решили навестить люкс нашей русской. Шикарный номер в бежевых тонах с потрясающим видом на море сиял чистотой. Мы внимательно осмотрели шкафы, стол, даже холодильник. В общем, заглянули в каждую щель. Но, увы, горничные здесь работали на совесть. От недавней постоялицы не осталось и следа. Я вышел на балкон и с удовольствием вдохнул морской воздух. С высоты третьего этажа была видна полоска белого пляжа и многочисленные пальмы. Прямо под окнами на солнце поблескивала небесно-голубая вода бассейна.

— Hello! — услышал я, заметно вздрогнув. Да, нервы совсем расшатались. С соседнего мраморного балкончика мне улыбался китаец в белом махровом халате. Он что-то залопотал. К счастью, не на китайском, на английском. Но так быстро, что я с трудом улавливал смысл. Я окликнул Гордеева. Яр высунул голову и быстро оценил обстановку. Широко улыбнувшись, он поприветствовал нашего соседа. Узнав, что мы русские, тот сообщил, что ему везет на русских. До нас в номере жила очаровательная девушка. Мы навострили уши. Однако дальше китаец начал распространяться о русской нации вообще и ее отличиях от китайской. Мужичок искрился радушием. Яр с трудом прервал поток его слов:

— Вы упомянули, что до нас тут жила женщина. Администратор, сказал, что она была очень обаятельная…

— О, она очень красивая. Но, к сожалению, я не мог познакомиться с ней поближе. У меня ревнивая жена. Я только перекинулся с ней парой фраз, вот как с вами, пока моя Аи была на процедурах.

Я чертыхнулся: ох уж эти ревнивые жены!

— Но я часто имел удовольствие любоваться ею, пока она сидела в баре у бассейна, — продолжил китаец. — Она там часто бывала.

Хлопнула дверь, и тонкий голосок за стеной что-то пробубнил.

— О, Аи, вернулась. Хорошо вам отдохнуть, еще увидимся, — махнул нам сосед и исчез в номере.

— Значит, она часто сидела в баре, — Гордеев задумчиво смотрел на соломенную крышу внизу, у которой примостилось несколько высоких барных стульев. — Это уже кое-что.

За оставшиеся 15 минут до встречи с нашим предприимчивым переводчиком я успел принять душ и переодеться в шорты и майку. Жить сразу стало веселее.

— Если мы еще поедим, все вообще будет прекрасно, — признался я Гордееву, столкнувшись с ним в лифте. Он тоже преобразился. Вместо темных джинсов и джемпера на нем красовались более подходящий к месту льняной костюм. Живописно мятый он придавал ему вид беспечного прожигателя жизни.

Китаец ждал нас у полупрозрачных глянцевых дверей салона.

— Я уже выяснил. Той даме делала массаж Чан. Она нас ждет, — деньги он все-таки старался отработать. А может, просто хотел поскорее от нас избавиться.

Спа-салон представлял из себя крошечную зону ресепшн с довольно потрепанным кожаным диваном и ряда серых дверей. Натужно шумел кондиционер, из невидимых динамиков звучала тихая ненавязчивая музыка. Наплыва клиентов определенно не наблюдалось. У стойки респешн стояла круглолицая, как большинство китайцев, женщина. Она приветливо улыбалась, так что и без того узкие глаза превратились в тонкие щелочки. Наш провожатый начал что-то быстро говорить по-китайски. Женщина слушала и кивала головой. Наконец он обратился к нам:

— Я сказал, что вы ищите свою подругу и хотите убедиться, что именно она была в нашем отеле.

Совершенно очевидно наш импровизированный переводчик понимал, что ни о какой подруге речи не идет, но лишних вопросов предпочитал не задавать.

Мы поинтересовались, как проходил сеанс массажа, и что говорила клиентка. Снова полилась китайская тарабарщина. Чан что-то эмоционально объясняла, иногда даже показывались темно-коричневые радужки ее глаз.

— Она говорит, что дама была очень любезна. Она оставила очень щедрые чаевые, но она не знала китайского, так что они не общались. Мисс показала в прайсе массаж, который хочет получить, и все.

Лицо Яра помрачнело. Похоже, поиски в Китае грозили полным провалом, такого мощного языкового барьера мы не ожидали. Мы уже привыкли, что в сфере обслуживания все владеют английским, хотя бы минимально. Несмотря на отчаянные усилия кондиционера, я почувствовал, что мне душно. Пот потек по затылку за шиворот, и я поспешно вытер рукой шею.

— А бармен, который работает у бассейна, говорит по-английски? — в моем голосе отчетливо звучала надежда утопающего.

— Нет, — быстро и без затей убил ее портье. И когда я уже мысленно паковал чемоданы, он добавил: — Но он неплохо говорит по-русски.

К бассейну мы почти бежали. Небо снова было голубым, а солнце ярким. Даже голод, который уже давно проявлял себя бурчанием в животе, притих перед охватившим нас охотничьим азартом.

Бассейн был внушительным: метров 30 в диаметре, овальный, он был разделен деревянным мостиком примерно посередине. На одном из бортов примостился бар в виде бамбуковой хижины. Вокруг расположились шезлонги под цветастыми зонтиками. Два из них были заняты — в длинных платьях и легких ветровках под ними сидели и что-то обсуждали две китаянки. Загорать здесь не принято. В отличие от европейских стран здесь в моде светлая кожа, и в любую жару женщины кутаются в шарф или кофты. В отдельном загончике в бассейне вяло плескался папаша с ребенком лет четырех. Больше отдыхающих поблизости не было.

За стойкой бара взъерошенный китаец лет 25 в бледно-голубой униформе играл на телефоне. Он отличался от своих соплеменников аккуратным узким носом и довольно большими глазами. Он отложил телефон, как только мы подошли:

— Добрый день. Что вам налить? — почти без акцента поинтересовался он по-русски.

Я кивнул на связку кокосов. Всегда было интересно попробовать. Яр предпочел арбузный фреш. Гигантским ножом бармен лихо отпилил низ кокоса, чтобы орех ровно стоял, и верх, чтобы можно было добраться до его содержимого. Воткнул трубочку и пододвинул мне. Через пару минут он поставил перед Гордеевым большой стакан сока, от которого веяло арбузной свежестью.

— Меня зовут Яр. А это Андрей, — представил нас мой друг. — У вас отличный русский!

— А меня можете называть Володей, так будет удобнее, — дежурно улыбнулся молодой человек и с гордостью добавил:

— Моя бабушка из России. Это она научила меня своему языку. Меня знают все наши русские гости, потому что только со мной они могут спокойно общаться.

Слушая разглагольствования паренька, я приложился к кокосу. Вкус был странным. Немного напомнило березовый сок, который мы пили весной в деревне. В общем, сильно на любителя.

— Да, вы ценный кадр для отеля, — польстил Яр бармену, пряча глаза за темными очками. — Вероятно, вы общались и с нашей подругой Софьей. Мы надеялись вместе отдохнуть, но она неожиданно уехала, даже не предупредив нас. Рыженькая, с голубыми глазами.

Глаза Володи мечтательно затуманились:

— Да, очень приятная женщина. Не юная ветреница, которые к нам иногда залетают, а женщина, полная шарма. Она была не прочь поболтать.

Я едва заглушил радостный вопль. Когда бы еще меня так радовала женская болтливость.

— С кем-то кроме вас она еще общалась? — уточнил Гордеев максимально равнодушно.

— Случалось, особенно с одним русским.

Я заметил, как у Яра напряглись руки, сжимавшие стакан, и слега задрожали крылья носа, как у гончей, напавшей на след добычи.

— Что за русский? Его имя? Откуда он приехал? — вопросы слишком поспешно слетали с его губ.

Бармен вдруг насторожился. С подозрением оглядел нас и пробурчал:

— Из полиции что ли? Почему вас это интересует? Или ревнивый муж? Софью я вам сдавать не собираюсь. Уходите отсюда по-хорошему, ничего я не знаю.

Делать нечего, пошел в ход уже проверенный долларовый метод. Но паренек решил быть рыцарем, а можем самураем и защитить честь дамы. Деньги его лишь больше разозлился.

— Я сказал, уходите отсюда, я сейчас охрану вызову, — почти кричал он.

Китаец в бассейне и его подруги на шезлонгах обернулись к нам. В Азии тоже любят чужие скандалы. Я растерялся. Обычно в таких случаях я грозил приводом в участок и неприятностями с законом, но здесь я был частным лицом, и за моей спиной не маячила грозная махина госаппарата. Начать драку — сбежится охрана. Тупик. В этот момент Яр резким движением схватил лежащую на стойке ладонь бармена и вывернул его пальцы резко вверх. Тот коротко взвыл и слегка присел. Гордеев медленно снял темные очки и внимательно осмотрел несговорчивого китайца. Тот пытался вырваться, но рука Яра даже не дрогнула.

— Я повторяю вопрос, — жестко произнес Гордеев. Обычная мягкость и вкрадчивость испарились без следа. — Кто был тот русский?

— Откуда я знаю, — заныл бармен, стремительно теряя всю решимость защитника женской чести. — Его имя Рома, это все, что мне известно.

— Как он выглядел?

— Темнокожий, невысокий, с бритой головой, — затараторил паренек.

Я решил, что ослышался. Мы с Яром переглянулись, я уточнил:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 358