электронная
14
печатная A5
230
18+
Как закалялся стул

Бесплатный фрагмент - Как закалялся стул

Культурная лапша

Объем:
34 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-8834-7
электронная
от 14
печатная A5
от 230

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Как закалялся стул

когда-нибудь и ты пойдешь покупать унитаз!

Смех лучшее лекарство!

Но только не от поноса!

Эпиграфъ.

Павел вошёл в свой отдел с великолепным настроением. Сверкали белизной ванны, унитазы и биде. Вдоль стен на стендах, всеми цветами радуги отливала плитка. Красота!

Никогда раньше он не замечал, как тут красиво. Увидел только сегодня. Конечно, ведь теперь он старший продавец, глава отдела, первый после босса.

— Корчагин! — сказал босс, — Дерзай!

И сегодня он начнёт дерзать, вернее — уже начал:

— Здравствуйте, дорогие мои унитазы! — громко провозгласил он.

Со всех сторон его окружили продавцы, взиравшие на него с открытыми ртами. Надя, жизнерадостная длинноногая особа, взглянув на унитазы (не ожили ли они, часом) спросила:

— Что с тобой, Паша?

Он взглянул на часы и скомандовал:

— Десять часов! По местам!

Команда его корабля вяло разбрелась по отделу. Новоявленный капитан, поднял табличку «закрыто» и распахнул своё гостеприимное заведение.

Толпа покупателей ломанулась внутрь и растеклась по отделу. Продавцы приступили к обслуживанию клиентов. Та же самая Надя терпеливо следила за тем, как несколько человек, примеряясь, усаживались на унитазы.

— А что? — возопил длинноносый мужик в кепке. — Вы ведь меряете трусы. А унитаз надо тем более примерить!

Павел любезно кивнул и пошёл дальше обходить свои владения. А длинноносый кричал вслед:

— Я с этим унитазом, как с женой, всю жизнь прожить собираюсь. Так что надо выбрать хорошенько!

Тут его выцепил другой мужик, усатый.

— Мне привезли вашу плитку! — заявил он.

— Поздравляю! — улыбнулся Павел.

— В одной коробке были пять плиток в крапинку, — не дал ему опомниться покупатель.

— Что заказывали то и привезли! — старший продавец терпеливо слушал.

— Я заказывал белую. И вся была белая, только эти несколько… — он полез в сумку, чтобы предъявить товар лицом.

Но вышло это у него как-то неловко и извлечённые на свет плитки зачем-то грохнулись на пол и рассыпались на мелкие кусочки. Примеряльщики унитазов на мгновение замерли, обернулись в их сторону, а затем продолжили примерять эти импровизированные стулья к своим седалищам.

— Нет плитки — нет проблем! — бодро отозвался на неловкость покупателя Павел и отправился дальше.

У самого края ряда унитазов, стоял ушлый Лёха и впаривал покупателю унитаз, который стоял уже три года невостребованный, причём он приставил к нему бачок от другого, который к нему не подходил.

— У нас в унитазы введена новейшая опция! — вещал Лёха, — Система «антивсплеск»! То есть вы делаете на нём свои дела, а брызги не летят!

«Остап Бендер — усмехнулся про себя Павел, — если он продаст этого динозавра, то с меня пиво

Пока старший продавец прислушивался к Лёхиной операции под названием «продажа хлама и раздача слонов» с другой стороны ряда раздался грохот. Павел резко обернулся. Длинноносый мужик, который разглагольствовал о примерке унитазов на свой зад, видать, решил разглядеть белоснежного керамического монстра со всех сторон и грохнул его об бетонный пол магазина. Теперь около него было два унитаза, по половинке каждый.

Старший продавец тут же вскипел, превратился в страшного и поскакал за мужиком. Но длинноносый ждать его не стал и благополучно смылся.

«Замечательное начало продвижения по служебной лестнице!» — расстроено думал Павел у обломков своей белоснежной мечты.

— Милок! — отвлекла его от самоунижения бабулька-божий одуванчик.

— Что? — улыбнулся Павел.

— Мне нужен такой унитаз, чтобы дед мой мог сидеть.

— ??? — от Павла только удивлённый взгляд.

— Нужно большое расстояние, милок, от сиденья до воды внутри, там! — она ткнула пальцем внутрь ближайшего унитаза. — А то у мово деда-то хозяйство в воде буит бултыхатси!

— О-о-о! — тяжело вздыхает страшный продавец. — Ведите сюда своего деда, вместе с его хозяйством и пусть здесь сам примеряется!

Только исчезла благодарная бабушка, как нарисовалась дамочка в кожаном плаще и жемчугах.

— Я выбрала ванну! — сообщила она ему доверительно.

— Очень хорошо! — на его фэйсе возникла профессиональная улыбка.

— Но мне нужно её примерить.

— Что!? — он с трудом оторвал упавшую челюсть от пола и оценивающе взглянул на фигуру претендентки на стриптиз.

— Понимаете, — пролепетала она — мне нужна ванна такая, чтобы мне было в ней удобно лежать, отдыхать.

Он понимающе воззрился на неё.

— Вон та! — она восхищённо указала на одну из самых дорогих ванн.

— О! Хороший выбор! — он вместе с ней подошёл к этому роскошному агрегату и смущённо поинтересовался. — Так что, раздеваться будете?

— Что вы! — она покрылась румянцем и засмеялась. — Я так, в плаще.

— Меряйте! — сделал широкий жест он, забыв, что ванна демонстрационная, и она подключена.

Мадам забралась и улеглась в ванну, ворочаясь в ней то так, то эдак.

— Замечательно! — сообщила она ему.

В этот момент с другого конца отдела раздался вопль:

— Помогите!

Павел воззрился туда.

Вопила Надя, которая скакала вокруг мальчика четырёх-пяти лет, преспокойно писающего в один из унитазов.

Что поделаешь, ребёнок увидел унитаз и у него возник рефлекс, старательно привитый ему родителями!

Мадам в ванне, дёрнувшаяся от крика Нади, ненароком задела смеситель и на её роскошную шевелюру обрушился горячий душ.

И она не замедлила присоединить свой вопль к надиному.

— О, Боже! — устало вытер испарину со лба Павел. — А может: ну его нафиг, а!? Пусть Надька будет старшей, вон как хорошо у неё получается визжать, а я буду втюхивать покупателям новую «систему» «антивсплеск», как Лёха!

А бизнес шёл своим чередом и всё также народ примерял свой зад к унитазам…

Через тернии… вперёд!

мгновенный снимок нашей действительности

— Через тернии… — пробормотал Ботан, пытаясь с мобильником войти в блоги на майле.

— Вперёд! — рыкнул перегаром, сидящий рядом алкаш с синим носом.

Ботан в очках брезгливо поморщился, думая, дать соседу в репу или всё оставить как есть.

Маршрутка, набив своё брюхо народом, прыгнула, как жаба, вперёд и покатила по дороге, направляясь в Руэм.

Кто в Йошкар-Оле не знает тридцатую маршрутку? Эту гусеницу, вползающую в город с востока, выделывающую кренделя своим маршрутом и выползающую на западе — в пригороде, сгружая весёлый народ в Руэме (это посёлок такой). Потом тоже самое она проделывает в обратном направлении: входит с запада, те же слепые кишки по городу и выходит на востоке.

А республика у нас марийская и Руэм в переводе значит: «место праздника» или «вырубка». Так утверждает мой друг, живущий там, так что если я ошибся — претензии к нему. (Ну что, Михалыч, получил?)))).

Вот и выходит, что весёлый народ, который каждый вечер несётся в Руэм, едет на место праздника, чтобы там вырубиться.

Но вернёмся в нашу небольшую «газельку», предназначенную для перевозки больших масс человеческого материала в разной степени опьянения (как говорится от нуля и выше). Именно в нулевой стадии (нет, не в ноль) находился и этот Ботан, который под плоской бейсболкой прятал очки, коротая время поездки в блогах. Алкаш рядом с ним вяло порыгивал и поикивал. Впереди, лицом к салону сидела парочка с маленьким ребёнком на руках. Рядом с ними, у самой двери восседала в позе нога на ногу размалёванная рыжая девица в короткой юбке, без умолку трещавшая по телефону. У левой стенки наглой физиономией в сторону двери пребывал самоуверенный парнища в блестящих туфлях с длиннющими носами. Рядом тусил его менее пижонистый, а заодно и нагловатый, дружок. Впереди, рядом с водителем, тоже были какие-то двое, но этот факт не примечателен, потому как в действе они не участвовали…

— Вперёд! — отрыгнул синий нос.

— Придурок! — громко сказал наглец.

— Да ты чё! — лепетала рыжая в телефон, — а она?! Ой! А он? Нет, ты подумай, каков, а!

— Ик! — ответил синий нос.

Рыжая смерила его взглядом.

— Гу-гу! — сказал ребёнок на руках у матери и сделал попытку подпрыгнуть. Мать поставила его на ножки у себя на коленях.

Наглый презрительно оглядел присутствующих, взглянул на дружбана и перевёл взгляд на ноги рыжей.

— Слышь, а тёлки-то точно будут? — спросил он, не снижая громкости.

Рыжая метнула на него возмущённый взгляд и увидела, что он смотрит на её ляжки.

— Ага, — ответил его дружок, в то время как наглый осклабился рыжей. Она поменяла ноги местами, и теперь её богатство стало направлено в другую сторону.

Ботан повёл ухом, взглянул на ляжки мельком и опять упёрся в телефон.

— Ик! — обрадовался синий нос, у которого загорелись глаза. Подозреваю, что он увидел четыре ноги у неё, а не две.

— Нет, — сказала рыжая, — я бы ни за что такого не простила!

— Я бы тоже! — сказал наглец, но она даже не взглянула на него.

— Ик! — синий нос.

А ребёнок, подпрыгнул на коленях у мамы и сказал громко:

— Пу-у-ук! — причём не ртом.

— Куда мы попали! — вопит наглец, изображая на морде недовольство, рыжая мечет на него взор, а его друг ржёт.

Маршрутка резко тормозит, Ботан и синий нос подпрыгивают, а дитё кричит:

— Гу-гу! — улыбаясь однозубым ртом.

Чрево жёлтого бегемота распахивается и в него ломится толпа народа. Последняя остановка в городе.

Первым заходит парень и устремляется в заднюю часть «газели». За ним девушка, которая проходит по длинному носу одного из штиблетов наглеца.

— Эй! Осторожнее! — мычит наглая харя, но его никто не слышит. Девушка уже запрыгнула на колени своему другу, и они коротают время в поцелуе. Следом заваливаются два амбала — рабочих с красными носами, добавляя к общему фону ещё одну дозу перегара.

— Их! — приветствует собратьев синий нос.

Работяги проходят по тем же башмакам, при этом наглая харя становится цвета их носов, но молчит, громко скрипя зубами.

Потом появляется молодая женщина с мальчиком годиков пяти, и занимают последнее свободное место. Но народ не кончается. В салон влазит бабушка с котомками, средней полноты, орлиным взором окидывает салон и кричит водителю:

— Милок, возьми меня стоя!

Водила ржёт, наглый тоже, все остальные хихикают. Наглец, уже бледный, захлёбываясь вопит:

— Дед не удовлетворяет?!

Дитё на коленях у мамы опять выдаёт фантастическую трель не ртом и радуясь гугукает. Бабуля смотрит на наглеца в упор и говорит:

— И стоило так задницу-то рвать!

Теперь уже ржёт весь салон, а наглец опять краснеет. Последним залазит в салон толстый дядя с трубкой мобильника в руке. Дверь закрывается и чёртова колесница рвётся в сторону конечной остановки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 14
печатная A5
от 230