электронная
400
печатная A5
337
18+
Как я послала все в ж*** и стала жить так, как мне нравится

Бесплатный фрагмент - Как я послала все в ж*** и стала жить так, как мне нравится

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-6646-2
электронная
от 400
печатная A5
от 337

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вместо предисловия

Чтобы узнать, чего ты хочешь, надо сначала понять, чего ты не хочешь.

Глава 1

Прекрасная и вполне беззаботная жизнь закончилась, когда я пошла в детский сад. Меня поднимали часов в семь утра, умывали, одевали и тащили на другой конец поселка.

Детский сад я не любила по разным причинам. Ранний подъем и долгая дорога — еще полбеды. Мне не нравился дресс-код: вечно сползавшие колготки, неудобные платьица и деревянные (по ощущениям) сандалии. Ну и странно будет, если не упомяну «коллектив». Я росла в семье со «взрослыми» детьми и вообще не понимала, на каком языке надо разговаривать с детсадовской малышней. И тем более чего от меня хотят «мои боссы».

Воспитательница и нянечка, под чьи дудки мы плясали, мне тоже не особо нравились. Наверно, вы решите, что я ненавидела всех этих людей. Нет! Детский сад я вспоминаю с теплом. Ведь были и приятные моменты. Однако уже тогда понимала, насколько скучной может стать моя взрослая жизнь, если придется прожить ее по чужим правилам. Поэтому боролась и снова и снова просила отца оставить меня дома. Но папа твердил, что это «моя работа» и я обязана туда ходить.

Не знаю, как мне это удалось, но в средней группе отец разрешил оставаться дома по пятницам. Правда, под конец недели повара готовили фирменные пельмешки, от которых все сходили с ума. Но поверьте, оно того стоило. На неделе у меня было целых три выходных! И все дети мне завидовали.

Правда, этот классный прием сработал только раз. И через два года меня отправили в школу.


Мы жили в деревне, поэтому в первый класс мы пошли тем же составом. Не могу сказать, что была особенным ребенком, но со мной явно было что-то не так. Меня дразнили и не брали в свои компании. А подружки предпочитали, общаться со мной вне школьных стен.

Конечно, ситуация выправлялась, но не настолько, чтобы меня хотели видеть старостой класса. Долгие годы я была объектом насмешек, подколов и злых розыгрышей. Каждый вызов к доске был как приговор, а звонок в конце последнего урока — облегчением. Наконец, я могла идти домой, спокойно делать уроки, сочинять стихи, читать и вообще делать то, что мне на самом деле интересно.

Сколько себя помню, мне не нужна была компания. Внутри меня были целые миры, которые я с удовольствием исследовала. И к тому моменту, когда надо было определиться с дальнейшей профессией, решила, что стану писателем.

Писатели — это первые фрилансеры, которые могли преспокойно трудиться дома, но при этом не считаться бездельниками. Им не нужно было ходить каждый день в одно и то же место и следить за внешностью. И что самое главное — никакого начальства и коллектива.

Когда отец узнал, кем собираюсь стать, сказал, чтобы я не маялась дурью.

— Как насчет учителя русского языка и литературы?

— Ненавижу детей и больше не вернусь в школу! Может, на журналиста? — спросила я, хотя знала — этот вариант папа даже рассматривать не будет. Со своими тройками на бюджет я точно не поступлю, а денег на такое дорогущее обучение у отца не было. Мы, хоть особо ни в чем не нуждались, жили скромно.

В общем, мы долго обсуждали мою будущую профессию и сошлись на том, что мне самое место в колледже, где из меня сделают муниципального работника. По крайней мере, попытаются. Спорить с моим отцом все равно, что играть с ним в шахматы — бесполезная трата нервов. Он все равно победит.

Как я уже говорила, работать меня особо не тянуло, а деревенская жизнь предполагала физический труд за очень скромные деньги. Не такой жизни я себе хотела.

Уже сейчас понимаю, что учеба в другом городе — только предлог свалить куда подальше, потому как через год я бросила колледж.


В моем представлении, идеальное обучение — это когда тебя приводят за руку на «производство» и показывают, как все устроено, а ты пытаешься повторить. В моем же случае каждый день надо было слушать и записывать всякую скуку.

Мы изучали историю, математику, право и прочую теорию. Но ничего из этого не приближало меня к сути дела. Все, что от меня требовалось — это записывать и зубрить. Записывать и зубрить. И в какой-то момент я возмутилась — вот на это я должна потратить почти три года, а потом еще неизвестно сколько, чтобы влиться в рабочий процесс?!

Не хочу сказать, что образование — это плохо. Просто мою профессию тогда еще не придумали, а писатели трудились не для себя, а в угоду издательствам и цензуре. Но я чувствовала, что мир все же прогнется под меня. Это всего лишь вопрос времени.

Поэтому я послала все в жопу и позвонила отцу. В конце разговора попросила больше не присылать денег, после чего аккуратно повесила трубку и расплакалась.

Мне нечем было платить за жилье, не на что покупать еду, а из развлечений доступны только прогулки по городу. Нужно было срочно искать работу, причем такую, куда берут без высшего образования и санитарной книжки.

Так я попала в рекламу.

Глава 2

Мне выделили маленький стол в скромном офисе, телефонную трубку и городской справочник. После чего объяснили, что к чему, и предложили сделать мой первый деловой звонок.

Все, что от меня требовалось, — это набрать номер, пригласить для разговора директора фирмы или другую важную шишку и убедить разместить ролик на нашем канале.

Вроде ничего сложного, но я вся тряслась от страха. Мне предстояло тревожить людей, которые даже в туалет ходят по расписанию. Один гудок, второй. На том конце какая-то женщина отчеканила название фирмы, а трубка чуть не выпала из вспотевшей ладони. Мне надо что-то ответить! Но стоило только представиться и позвать к телефону того, от кого зависела моя зарплата, как страх куда-то улетучился. Я открыла в себе новый дар! Оказывается, я умею легко и непринужденно общаться с людьми. Умею к себе располагать. Знаю, когда уместно шутить, а когда стоит сделать паузу и выслушать. Офигеть, несколько минут назад думала, что опозорюсь!

В тот день я совершила пару дюжину звонков и выпила, наверное, целое ведро кофе. Мне попадались разные собеседники. Кто-то внимательно слушал, кто-то сразу бросал трубку, а некоторые пороли такую чушь, что хотелось бросить трубку мне.

Хорошо помню свой первый рабочий день, который стал вторым днем моего рождения.

Правда, на том канале я долго не проработала. Несмотря на то, что все делала по инструкции, так и не удалось заключить ни одного договора. Дело было не во мне, а в самом «продукте». Телеканал был тухлый, а ценник такой космический, что ни один здравомыслящий предприниматель не стал бы светить там своим логотипом.

Но так как мне понравилось сидеть в уютном офисе, вести деловые разговоры и пить халявный кофе, я уже знала, какую колонку в разделе вакансий буду просматривать.

На новую работу устроилась довольно быстро. Рекламно-информационный журнал с отрывными купонами мне пришелся по душе. У них была куча стоек по городу и вполне приятный коллектив. В основном там работали зрелые женщины, а с такими я быстро находила общий язык.

Первые два месяца пришлось «посидеть» на процентах. Но так как оказалась молодцом, меня перевели на оклад с сохранением всех плюшек с продаж. Я уделывала даже мастодонта, который работал тут до меня. Что говорить, впервые почувствовала себя крутой, но именно это меня и сгубило.

Так как я ощущала себя кем-то важным, то постепенно начала расширять границы. То есть начала опаздывать. С подружками мы часто зависали в барах и ночных клубах, возвращались домой под утро. Так что глаза разлипались не раньше обеда. На замечание директора я спрашивала, мол, а что не так? Это сказывается на продажах? Нет, сделки совершаются. Так зачем меня привязывать к стулу? Ну опоздала на часок или даже на два, что с того?

Разумеется, это не прокатило. Раз у меня оклад, то я обязана подчиняться. Есть такая поговорка: «Сделал дело — гуляй смело». Но на меня она почему-то не распространялась. Я была отличным работником и могла за несколько часов сделать пару дневных норм. Но нет, моя задница должна была опускаться в кресло в 10:00, а поднять ее я могла не раньше шести вечера. И это угнетало. В моей жизни была только работа. Наверно, поэтому в те годы я вливала в себя столько спиртного, сколько сейчас мой организм уже не примет.

Понимаете, нужда загонит вас куда угодно, даже на работу. Но вы не должны забывать про рост. Никакой карьеры в маленькой рекламной конторке мне было не построить. А времени, чтобы пробовать себя в чем-то еще, не было. Именно пробовать, а не копаться в себе днями и ночами, размышляя о своем предназначении.


Да, я была отличной болтушкой и довольно быстро располагала к себе людей. А с кем-то из клиентов у нас завязывалась дружеские отношения. И вот однажды такой «друг», владелец местного кафе, позвонил и спросил, нет ли у меня знакомых девчонок, которые хотят немного заработать. На свадьбу требовались временные официантки. За вечер владелец заведения на окраине предлагал тысячу рублей. Хорошие деньги по тем временам. Конечно, такие девчонки у меня были. Я довольно быстро уговорила подружек, и в назначенное время такси доставило нас по нужному адресу.

Весь вечер и половину ночи мы бегали, как собачки, от стола к столу. Отдыхать было некогда. В редкие пятиминутки я забегала в туалет и садилась на пол, чтобы прийти в себя. Ноги гудели. Желудок урчал, глаза слипались, так что я готова была послать нахер временного работодателя.

«Валя, раз согласилась, доведи дело до конца, — сказал мне мой внутренний голос. — А вот в следующий раз будешь думать».

Да, я подумала и решила, что такая работа точно не по мне. И больше в сферу общепита не совалась. И еще сильнее полюбила свою работу, куда старалась приходить вовремя.

Вывод из этой маленькой главы простой: пробуй все, иначе не узнаешь.

Глава 3

Что такое «работа», я узнала еще в четырнадцать лет.

Как только мне выдали паспорт, тут же записалась на подработку. Напомню, мое детство и юность прошли в поселке, а там выбирать особо не из чего. И как только наступили летние каникулы, пошла работать в пельменный цех.

Не, ну а че? Мне нравилось лепить пельмени. Помню, перед большими праздниками мы собирались большой семьей: отец крутил сочни, а мы закатывали в них фарш. Если сейчас играют в «Монополию» или в другие настолки, то мы лепили пельмешки. Но откуда я знала, что дома этим заниматься — одно, а вот где-то на производстве — совсем другое? Нет, я подозревала, что разница будет, но чтобы настолько!

Вроде ничего хитрого: берешь тесто, отрезаешь сколько надо, формируешь колобок, раскатываешь скалкой два огромных блина. Один кладешь на специальную форму и вдавливаешь фарш. Как все готово, кладешь сверху второй блин и снова орудуешь скалкой. А потом выбиваешь готовые пельмени на стол. Когда у тебя готова целая доска, ты подписываешь свои поделки и несешь этих красавцев в морозильную комнату.

Мы пошли работать вместе с одноклассницей. Взрослые работницы сначала старались вести себя, как добрые хозяюшки, подбадривали и помогали. Но со временем перестали делать вид, будто им нравится возиться с нами. Поэтому за каждый промах нам здорово доставалось.

Знаете, одну смену поработать скалкой — еще ничего. Но на второй день у меня дико болели мышцы. Скорость изготовления пельменей падала, и я, как нормальный салага, начала ныть. И это, конечно же, раздражало всех. В свой адрес я много чего наслушалась, а одноклассница с радостью подхватывала любые подколы. И я снова оказалась в школе, где меня травили и делали все, чтобы я почувствовала себя в аду.

Прошла неделя, затем вторая. Женщины, которые поначалу старались не забывать, что за столом дети, стали вести совсем уж взрослые разговоры. Мне это не нравилось. Наверно, с той поры невзлюбила сплетниц и тех, кто любит намывать чужие кости. И еще раз укрепилась в своем намерении выбрать такую профессию, где не надо всем коллективом месить дерьмо. Поэтому через месяц попросила расчёт.


Эта история будет неполной, если я не добавлю сюда один случай из жизни нашей пельменной.

Одноклассница, в отличие от меня, провела в том цеху все лето. И как-то раз разговор зашел обо мне. Наверное, тогда все темы были исчерпаны, раз меня удостоили такой чести. Одна из лепщиц вдруг вспомнила, какая лентяйка работала тут совсем недавно. На что моя одноклассница ответила что-то вроде: «Может, Валя плохо лепит пельмени, но… вы бы знали, какие стихи она пишет!»

Дорогая Юля, твои слова тогда мне здорово помогли, и мне больше не стыдно. Правда, со стихами, как видишь, покончено. Возможно, у меня когда-то и был дар к рифмованию, но лично я считаю, что мы рождаемся «чистыми».

Особенными нас делают травмы: какие-то трудности при рождении, люди, с которыми нам приходится иметь дело. Все наши умения и таланты — это последствия общения с этим миром. А творчество — лишь способ излечиться. И чем талантливее человек, тем больше в его душе черных дыр. Счастливые люди книг не пишут.

Глава 4

Когда и по какой причине ушла из журнала, не помню. Но после печатного издания подалась в «наружку». Да, тоже менеджером. Только в этот раз я продавала огромные рекламные площади.

Вообще за время работы в этих компаниях я научилась считать проценты быстрее калькулятора, работать с документацией и вникла в суть продаж. Это сейчас, перед тем как заняться тем или иным делом, я бы полезла в интернет и прочитала полезные статьи и даже книги для начала. Но тогда наблюдала, как работают другие «продажники», и ловила каждый совет в курилках.

Вообще умение продавать пригождается не только в торговле. Реклама — это искусство убеждать других в своей точке зрения. Это способность видеть сильные стороны любого продукта, даже самого низкокачественного. Если хотите, вы и я — это тоже своего рода товар. И каждый день, как только открываем глаза, начинаются большие торги. Дома, на работе или в компании друзей. Мы то растем в цене, то падаем. Поэтому, чтобы держаться на уровне и постепенно укреплять свои позиции, нужно научиться видеть свои сильные стороны и развивать слабые.

Да, у меня не было сил, чтобы работать в пельменной, но зато я писала стихи, которые вышибали слезу даже из тех, кто разучился плакать, и осваивала прозу. Да, я слыла лентяйкой и прогульщицей, но зато умела продавать и притаскивала в зубах договоры с крупными клиентами. Что еще сюда добавить? Возможно, я не самая подходящая для вас компания, но не стану о вас сплетничать и уж тем более не буду принимать участие в коллективном сговоре.

Поэтому предлагаю простое упражнение, которое поможет найти себя. Возьмите лист бумаги, поделите на два столбика. В одном вы пишете все свои минусы. Поверьте, лучше начать именно с них. Из супа проще вылавливать дохлых мух, так как они плавают на поверхности. А затем выпишите все свои сильные стороны.

Как использовать этот список? Слабые стороны можно прокачать, негативные моменты постепенно свести на нет, а вот плюсы… Уделите этому списку особое внимание и, если хотите, повесьте на стену. Именно на них вам стоит сконцентрироваться. Просто выполните это упражнение. Можете попросить своих друзей дополнить этот список. Иначе как вы собираетесь поднимать себя в цене?

Глава 5

Как я уже писала выше и рассказывала на эфирах в Инстаграме, долго нигде не задерживалась. Самое ужасное, что тогда я считала себя никчемным существом! Винила себя за лень, за неумение работать в коллективе. Ненавидела себя и считала законченной неудачницей. То есть видела в себе только плохое, потому что порой позволяла себе такое, за что до сих пор стыдно.

Нет, у меня не было опыта работы девушкой по вызову, если вы подумали об этом. Хотя и на этот случай у меня есть забавная история.

Однажды мне позвонила сестра. Она задыхалась на том конце трубки, пытаясь рассказать что-то дико смешное. Так что первые несколько минут я слушала крики чаек.

Оказывается, к моему отцу пришла соседка, чтобы рассказать страшное, а именно — Валя-то у нас работает… проституткой! Я остолбенела и уже готовила для себя оправдательную речь, но сестра мне рассказывала все это так, будто еще немного — и ее хватит удар.

— Подожди-подожди, — тараторила она в духе: «Вавочка, ты щас упадешь!» — Мне понравилась реакция папы! «Валюша?! Проституткой?!» И как заржет! И такой: «Да с ее характером туда не возьмут!»

Да, отец знал меня лучше, чем я думала. Куда бы я ни приходила, пыталась навести свои порядки. И ни одному начальнику это не нравилось, даже несмотря на все мои заслуги.

Мой кораблик причаливал то к одной рекламной конторе, то к другой. Но долго в одном порту я не задерживалась. Дела пошли худо. Возможно, я попала под какой-нибудь кризис. Потому что хорошо помню этот спад. Мне часто говорили: «Дорого, дорого, дорого» или «Позвоните через месяц». И так как я жила исключительно на процентах, ничегошеньки не получала.

Поскитавшись по агентствам, решила попробовать себя диспетчером в такси. Мне нравилось общаться с людьми и работать по ночам. Нравился утренний туман в голове. Нравилось литрами пить кофе, наблюдая, как засыпает и просыпается город. Возможно, большой ошибкой было искать романтику во всем этом. В каких-то профессиях, может, и можно, но точно не в такси. Тем более в таком огромном коллективе, где заговоры происходят каждый день.

Меня уволили через два месяца. Я очень не нравилась старшей по диспетчерской, и она сказала гендиру, будто я сплю с одним из водителей. А там за такое увольняют сразу. И без разговоров.

Может, если бы я действительно спала с тем чуваком, с которым у меня были просто дружеские отношения, не было бы так обидно. Но меня обвинили в том, чего я не делала! Моя цена упала так низко, как еще никогда до этого.

Меня вызвали на ковер, чтобы официально сообщить об увольнении, и еще раз напомнили, что такое поведение недопустимо.

Я пыталась поговорить с директором, едва сдерживая слезы. Пыталась объяснить ситуацию со старшим диспетчером, но меня не слушали.

Да, я много плакала в тот день. Но не из-за того, что уволили. Я рыдала из-за несправедливости. Из-за того, что тот, у кого есть полномочия и должность, в любой момент может наговорить на тебя, и ему за это ничего не будет. Меня раздавили, и я решила больше не бороться. Пора было ехать в сторону дома.

Глава 6

Прошлую небольшую главу я закончила на том, что поехала в сторону дома. Не домой, а именно в его сторону.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 337