электронная
120
12+
Как сохранить семью счастливой?

Бесплатный фрагмент - Как сохранить семью счастливой?

Упражнения, правила, умения

Объем:
134 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-9529-1

1. Дом — это место, где любят

«Главным центром жизни любого человека должен быть его дом. Это место, где растут дети, — растут физически, укрепляют свое здоровье и впитывают в себя все, что сделает их истинными и благородными мужчинами и женщинами. В доме, где растут дети, все их окружение и все, что происходит, влияет на них, и даже самая маленькая деталь может оказать прекрасное или вредное воздействие. Даже природа вокруг них формирует будущий характер. Все прекрасное, что видят детские глаза, отпечатывается в их чувствительных сердцах. Где бы ни воспитывался ребенок, на его характере сказываются впечатления от места, где он рос. Комнаты, в которых наши дети будут спать, играть, жить, мы должны сделать настолько красивыми, насколько позволяют средства. Дети любят картины, и если картины в доме чистые и хорошие, то чудесно на них влияют, делают их утонченнее. Но и сам дом, чистый, со вкусом убранный, с простыми украшениями и с приятным окружающим видом, оказывает безценное влияние на воспитание детей».

Самые прочные узы — это узы, которыми сердце человека связано с настоящим домом. В настоящем доме даже маленький ребенок имеет свой голос. А появление младенца влияет на весь семейный уклад. Дом, каким бы он ни был скромным, маленьким, для любого члена семьи должен быть самым дорогим местом на земле. Он должен быть наполнен такой любовью, таким счастьем, что, в каких бы краях человек потом ни странствовал, сколько бы лет ни прошло, сердце его должно все равно тянуться к родному дому. Во всех испытаниях и бедах родной дом — убежище для души… Дом — это место тепла и нежности. Говорить о доме надо с любовью… В христианском доме должна жить любовь. Он должен быть местом молитвы. Именно в молитве мы черпаем благодать, нужную нам, чтобы сделать наш дом светлым, добрым, чистым…

Жизненно важно значение среды. Мы еще не вполне понимаем, как много значит атмосфера в доме, где растут дети, для становления их характера. Самое первое место для нас, где мы учимся правде, честности, любви, — это наш дом — самое родное место для нас в мире.

За искреннее христианское отношение к семье государыня была вознаграждена горячей любовью, преданностью и предупредительностью детей. Нельзя сказать, что она не приложила к этому никаких усилий, хотя Александра Федоровна не требовала от детей любви как непременной дани.

2. Правило супружеское

Мы начинаем с этой страницы знакомство с супружескими правилами. Любое из правил требует от читателя остановки чтения. Правило нужно испытать в жизни, побыть в нем, не только сознать, согласиться с ними — этого недостаточно. Нужно его исполнить.

Чтение правил через то замедлится. Однако, потеряв во времени, вы взамен восполните качество восприятия последующего содержания. Оно станет приобретать живую емкость. Знание начнет обретаться в жизнь.

Видишь — нужна твоя помощь — помоги

Праздный отдых любого из членов семьи разрушает

жизнь дома. Усталость после работы извинительна, если другой сказал: «Отдыхай, я сделаю все сам». Если нет таких слов — помоги.

Действительно, если я молча пришел с работы

усталый, не откликаюсь на нужду другого, другому остается только внутренне принять это, внутренне приняв это, простив, или обидевшись, или вознегодовав. Так происходит в семьях, где супруги друг другу не открываются. Они будут обижаться друг на друга. Один от усталости будет внутренне требовать, чтобы не заявляли ему разные нужды. Другой, видя, что первый не откликается на нужду, будет обижаться на него, внутренне злиться и требовать, чтобы он все-таки помог. И так они оба не будут проявлять своих внутренних переживаний, оставаясь в душевном разладе друг с другом. Потом это вырвется наружу в ссоре, взаимных претензиях. Чтобы это миновать, нужно упирающееся состояние души нужно переступать.

При этом порой приходиться делать неимоверные

усилия, чтобы сказать: «Прости, я не могу, я устал». Но необходимо хотя бы обнаружиться в своей усталости и испросить разрешения или согласия своей супруги или супруга на временное неучастие в заботах. Конечно, велика душевная щедрость человека, у которого хватает сил не только сознаться в своей усталости, но и из любви испросить разрешения отдохнуть.

Но еще выше душевная щедрость того человека, у которого в душе достаточно сил, чтобы, превозмогая свою усталость, из любви к ближнему, помогать ему. В этом случае Душевные Силы любви оказываются значительно большими, чем физические. И потому физически уставший человек, увидев любимого супруга, откликается ему и находит в себе силы. Откуда? Душевные Силы умножают силы физические.

Помни: умение сохранить жизнь, не прерывать ее

мертвым действием также требует привычки, требует навыка души откликаться, едва глаз или ухо видят или слышат нужду в помощи. Здесь нет мелочей. Каждая маленькая неисполненная нужда убивает частичку отношений. Импульс жизни легко остановить, снять же наложенный на него в душе замок непросто. Возможно ли сохранить его? Одними физическими усилиями этого не сделаешь, рассудочными силами, сознанием тоже порой не сохранишь. Нужно любить, хотя бы чуть-чуть.

Не требуй исполнения этого правила от другого.

3. Правило родительское

Придай сил лучшему в ребенке

Если ребенок уходит от разговора с нами, это значит, что мы начали его неверно. Или не нашли той минуты и не почувствовали того состояния детской души, в котором навстречу нам идет его собственная потребность в разговоре, в нашей помощи.

Воспитывать — это значит придать сил ребенку на исполнение ваших слов. Можно крикнуть на него и тем оторвать от его настроений или желаний. Он и подчинится. Можно спокойно объяснить, поймет и сделает. Можно задать вопрос ему с верой, что он подумает и сам найдет, как поступить. Только при всех перечисленных вариантах нужна еще любовь к ребенку и вера в него. Ими и предадутся ему силы. А без них — или силы слушаться вас со временем иссякнут. Или, что еще хуже, ребенок начнет опираться на самоутверждение, будет черпать силы из гордости и самолюбия, чтобы выполняя ваши наставления, чувствовать себя как бы человеком.

Помогать ребенку — это значит научить его правильно воспринимать и исполнять то или иное дело и посредством правильных поступков верно выстраивать свою жизнь.

Увидеть результат можно только по конкретным действиям ребенка. Нельзя насильно внедрить что-либо в ребенка, как нельзя привить дереву не присущее ему. Это невозможно. Чуждое все равно высохнет. Плодом может быть только то, что сродно ему. Поэтому в деле воспитания детей взрослые должны быть рядом, как садовники, воспитание должно быть бережным, должно учитывать собственную свободу дитя.

В деле воспитания важно увидеть, услышать, почувствовать, что несет в себе ребенок, и взращивать то, что в нем есть.

Его настроение, его чувства, взгляды на жизнь, предметы, его радости или, наоборот, горя, его реакцию на события, на слова. Есть черты характера, свойственные только ему, особенности мышления, склонности. Наконец, предметом воспитания могут и должны быть призвания. Прежде всего призвания жизненные — сыновство, гражданство, с возрастом пробудится супружество, а там и родительство. Призвания эти составляют в ребенке и человеке важнейшую основу его личности. Каждое из них имеет свои, Богом положенные в нем, нравственные свойства, нравственные, значит бескорыстные. Все призвания — это призвания любви. К родителям, к соотечественникам, к супругам, к детям. И уже после них по важности идут призвания прикладные, образующие профессию и связанные с прикладными способностями — ремесленными, интеллектуальными, музыкальными, организаторскими и т. д. все это многообразие уже есть в ребенке, в зачатке ли или в развитии, спящее или активное. Что-то из этого имеет еще и разную причину появления.

Одно — может быть, с рождения, другое — всеяно в течение жизни, третье — уловлено, напечатлено самим ребенком… взращивание настоящего в ребенке в каждую минуту общения с ним — будь то общение мягкое, лаковое или строгое, требовательное — обязывает взрослых не насаждать что-то чуждое, а взращивать то, что уже есть, тонко чувствовать, в чем дитя нуждается на данный момент. Это могут быть слово или утешение, поступок, действие, поддерживающие ребенка.

Закладывать доброе в нем нужно прежде всего поступками любви, ибо как растению требуется тепло и солнечный свет, так и ребенку требуется родительская любовь. Но как и растению необходимы и теплые условия дня, и прохладные, даже суровые ночи, так и в отношениях к ребенку родительская любовь должна быть разнообразной: в одних случаях — доброй и ласковой, в других — строгой и требовательной. Пусть ничто не приводит родителя в отчаяние, пусть хватит его родительской любви быть в деле воспитания и любви, преданности ребенку до конца.

СПОСОБ РАБОТЫ

Вот небольшой прием, который позволит многое увидеть в себе. Там, где будет действительное стремление прийти к глубокому, возможному для человека, уровню общения, он позволит снять внутренние преграды на пути его достижения.

Для начала нужно выбрать один день в неделю или определенный час в течение каждого дня, и на всем протяжении выбранного времени соблюдать следующее правило.

Выслушав слова собеседника, отвечать ему, выдержав десять секунд молчания. В это время можно произнести про себя Иисусову молитву, можно просто помолчать. Это значит, после каждой реплики человека, с которым я разговариваю, независимо от того, из десяти или из одной фразы будет состоять его речь, я могу говорить лишь тогда, когда выдержу десятисекундную паузу. Как бы мне не хотелось немедленно парировать сказанное собеседником, я остаюсь верен правилу. Даже в том случае, если мне при таких условиях придется промолчать весь разговор, потому что собеседник ни разу не замолкнет более, чем на десять секунд.

Прием этот, при всей его внешней простоте, обладает большой внутренней силой. Много бессознательного откроется. Многое станет предметом Исповеди и Покаяния. Продолжительность работы с этим приемом зависит от желания человека. Если не удается работать с ним три года, работайте год. Не удается работать год, живите с ним хотя бы полгода. А если и это не получается, тогда уж как выйдет.

Важно только помнить одно условие. Любой прием или правило теряет основную долю своей прорабатывающей силы, если он отрывается от своего содержания — главного смысла, ради чего он применяется. Десятисекундная пауза без веры в благословение и Промысел Божий и без внутреннего стремления к человеку, без желания понять его состояние души, без соучастия ему, превратится в свою противоположность — перейдет в черствое наблюдение себя и другого и установит в супружеских отношениях атмосферу безсердечия.

Не в правиле дело — в устремленности к Заповедям Божиим и в желании Его воли.

УПРАЖНЕНИЯ ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Работа по сознанию своих состояний невозможна без испытания себя. Поэтому ниже предлагаются упражнения, которые позволяют начать такой труд. Где могут быть применены эти упражнения? Там, где явственно схвачено в себе одно из приведенных здесь состояний или настроений сердца. В этот момент важно остановиться, т. е. прекратить все внешние действия, и вслушаться в свое внутреннее состояние. Пока оно продолжается, нужно наблюдать, что происходит во мне. Тогда в поэтапном наблюдении — от вопроса к вопросу — будут подняты неосознаваемые скрытые движения страстной души. Если такое сознание себя вскроет первопричины поведения, движение страсти ослабнет. Покаянием и Исповедью изгладится совсем.

Иногда в момент переживания состояния не удается справиться с собой, остановка и наблюдение не получаются. Тогда самонаблюдение нужно сделать спустя некоторое время, по памяти, воспроизводя всю гамму переживаний пройденной ситуации.

Особенно важно дать действительный ответ на вопрос упражнения. Не бежать от вопроса к вопросу, не торопиться. Вскрывать все слои своего сознания от рассудочного уровня до уровня душевных движений.

Упражнение 1

Вижу плохие действия ближнего. Во мне разворачивается движение глубокого осуждения.

Вопрос себе. Почему не движение милосердия?

Контрольный вопрос. Читая задание упражнения, вспомнил ли я состояние, о котором говорится или прочел о нем, как читаю в художественной литературе о настроениях героев?

4. Правила для детей

Будь у жизни учеником
и не стыдись этого

Исполняя дело, смотри, как его делает более опытный и умелый. Научись делать так, как он. Когда учишься, не только смотри, но и спрашивай. Будь у жизни учеником инее стыдись этого.

Сопротивление и худшие из качеств неисполнительность

Если тебя просят старшие по возрасту и по должности (а ты однажды выбрал их старшими для себя): «Сделай то» или «Сделай это» — сделай.

Не развлекайся делом

Если не можешь исполнить дело и начинаешь развлекаться — уйди. Никто не должен в дело вносить развлечение.

Обычно это правило значимо для детей, когда педагог поручает им какое-либо дело. Дети заняты больше не предметом дела, а друг другом, и поэтому больше находятся не в деле, а в общении. А дело становится лишь средством, благодаря которому происходит общение. В нем, получая радость друг от друга, они легко увлекаются и начинают развлекаться. В этом случае своими действиями показывают, что дело для них не значимо, основное для них — общение. Нередко аналогичное происходит и среди взрослых. В подобном случае лучше честно об этом сказать и уйти от дела.

Начал дело — будь в нем до конца, даже если другие ушли

Этим правилом воспитаешь в себе верность, надежность, преданность. Это же правило будет развивать в тебе терпение и мужество. Благодаря этому правилу разовьешь в себе совесть, чувство долга, ответственность. И всё это — без оглядки на окружающих, без страха перед тем, что они скажут, без животного инстинкта стадности: как все, так и я. Потому что через этот инстинкт люди делаются слабыми и ненадежными.

5. Правило общее

Иди в себе туда, где жизнь, люби другого

В основе наших поступков лежит любовь. Есть любовь к делам, занятиям, есть любовь к вещам, предметам, есть любовь к людям, у верующих — любовь к Богу и, наконец, любовь к себе.

Где любовь, там и жизнь. Человек говорит: мне нравится делать то и то, или нравятся вещи те и те, или люди такие и такие, или сам себе нравлюсь. В этом «нравится» уже начало любви. Начало сердечного расположения.

Вот только расположение может быть чистым и нечистым. Чистым, значит нравственным, безкорыстным. Нечистым, значит есть корысть, угождение себе. Еще хуже — самоутверждение. Самоутверждением любовь к себе превращается в самолюбие, а угождение себе превращается в самоугодие и любовь делается корыстной. Задень самоугодие, оно и вылезет чувством неудобства, неуюта, заслонит собой любовь, любовь и сморщится. Пока не задевали была жизнь. Как не угодил кто, жизнь и сморщилась. Где самоугодию неудобно стало жить, там незамедлит самолюбие. Оно заступится, чтобы самоугодию было комфортно. Заступится недовольством, досадой, раздражением, а то и яростью на обидчика. Вся любовь на том и кончится. Так ли уж надо отдавать на растерзание самоугодию и самолюбию свою любовь. Тем более, если ее между супругами уже не так и много, одни остатки. А если супружество еще в начале пути и любви друг ко другу много, любви, то есть готовности жить для другого, то тем более жаль ее отдавать на растерзание волкам — самоугодию и самолюбию. И стоящему посреди них самоутверждению.

Поэтому правило обращает нас к удержанию в себе самого дорогого — любви. Иди в себе туда, где жизнь, люби другого. Это правило обращает наше внимание даже к маломальским посягательствам на чувство любви.

В жизни бывают моменты, когда на нужду возникает порыв заботы, любви, попечения, желание поучаствовать, сделать то, другое. Но почему оно не всегда выходит в поступок, а остается внутри нас?

Причины могут быть разными. Порыв отклика на нужду тут же может быть зажатым из-за того, что мы испугались мнения окружающих, испугались за собственный покой или стало жаль свои силы, время, деньги. Происходит зажим естественной жизни, т.е. способности откликаться и служить ближним.

Зажимы накладываются на наше поведение как сети ли груз, искажают наше восприятие, наше сознание. Постоянно действующие зажимы приводят к развитию невроза. Иногда удается снят зажим с помощью медикаментозного вмешательства или спиртного, которое лишь на некоторое время выводит из этого состояния, но не решает проблемы.

С момента рождения каждый из нас несет в себе центральное и единственное чувство, которое заполняет нас полностью. Это чувство — любовь. Сыновняя любовь к родителям. Со временем любовь к матери, отцу заменяется другим чувством — чувством любви и преданности самому себе, самоутверждению, самомнению и самоугодию, которые постепенно становятся как бы естеством человека. Утверждение себя через оценку окружающих длится всю жизнь. Ожидание комплиментов, доброго отзыва или боязнь осуждения. А ведь при этом мы не освобождены от любви, которая по естеству заложена в каждом из нас.

Ваша жизнь — это быть с другими в любви. Любовь делает другого свободным. Напротив, в привязанностях, которыми чаще всего подменяется любовь, другой связан, несвободен, являясь средством внутреннего услаждения любящего, предметом его радости. При этом другой всегда несвободен.

Более того, как нам кажется, даже обязан быть взаимным. Ибо когда не возникает взаимности, то в душе «любящего» человека рождается чувство внутреннего недовольства, досады. Привязанность ищет собственных удовольствий, превращая другого в средство этих удовольствий и наслаждений. Привязанность характерна для душевного, а не для духовного человека. Душевный человек обращен к другому как к душевному, и поэтому это отношения всегда взаимосвязывающие, взаимообуславливающие, а в наше время часто взаимоистязующие.

Обычно когда мы обращаемся к другому, то он (мы так чувствуем) непременно должен ответить. Когда двое едут в транспорте, им бывает очень трудно молчать, возникает необходимость разговаривать о чем-либо, молчание кажется чем-то неловким, нереальным. Разговор, общение воспринимается как норма. Таким образом происходит душевная связь человека с человеком и внутреннее незримое пользование другого. В случаях крайних оно выливается в истязание другого.

В духовном общении ничего этого нет, каждый свободен, в любви люди свободны друг от друга. Ибо каждый любит другого, а не себя. Он отдает всего себя другому и, жертвуя собою в любви, сохраняет его свободным и в этой свободе своею любовью поддерживает, отдает ему свою жизнь.

Любовь есть жизнь. Обращение к жизни и есть обращение к любви.

Полнота любви совершается там, где мы ищем в духовном и отступаем от душевного. В душевном — привязанность, в духовном — свобода; в душевном — душевность и влюбчивость, в духовном — любовь. В душевном — чувственность, в духовном — чувство.

Чувство жизни или радость и попечение о ближнем соединяет человека с тем, к кому он обращен.

Не стой на своих привычках самоугодия и самоутверждения и особенно самомнения — они ведут к зажиму жизни. Высота и одновременно глубина жизни достигается там, где каждое дыхание — движение любви.

СПОСОБ РАБОТЫ

Предлагаемый ниже способ может показаться необычным, но только на первый взгляд. В жизни современных супругов столь много черствости и равнодушия, что и желающий от них избавиться, порой не знает, какое упражнение применить, чтобы хотя бы расшевелить свое сердце.

Если вы никогда не говорили супругу или супруге приведенные ниже слова, или говорили когда-то, а теперь давно уже не говорите, тогда начните мысленно повторять эту фразу: «Я люблю тебя, (имя супруга или супруги). Я люблю тебя». Повторять везде и всюду, каждую свободную минуту. Повторять особенно в те моменты, когда начинает едва теплиться или едва подниматься волна досадного отторжения другого, волна раздражения на него, неприязни к нему. Говорите и тогда, когда действительное чувство любви наполняет вас. Особенно же в те минуты, когда близкого человека нет рядом. Когда идете по улице, по коридору, едете в транспорте — везде и всюду.

Над этим приемом можно посмеяться. Но лишь душевные невежды смеются над тем, что на первый взгляд кажется глупым. Если это действительно глупость, тогда в адрес человека, высказывающего ее, рождается сострадание и прощение, но никак не смех. Если же под кажущейся простотой скрывается глубокий смысл, и этот смысл насмешник не сразу схватывает в силу отсутствия в себе подобного опыта, тогда чувство сострадания рождает в свой адрес он сам.

Если взять в ежедневное правило этот прием, нужно помнить ряд предостережений.

Первое, не нужно желать обрести таким образом любовь. Важно просто жить содержанием произносимого слова — люблю. Оно означает определенное расположение сердца. Значит, констатируя в себе такое расположение, нужно быть в нем. Быть ровно настолько, насколько получается, но не желать получить спустя какое-то время такое состояние в новой его полноте. Желание рождает ожидание. И то и другое работают на подсознательном уровне и ведут человека к невольному просматриванию своих чувств: уже люблю или еще нет, уже пришла любовь или еще нет.

К чему приведет такое подсознательное ожидание? Если придет некое состояние «любви», оно будет переживаться как радость. Человек начинает в таких случаях пребывать в счастливом состоянии, которое есть ни что иное, как экзальтация. Экзальтированное состояние длится недолго. Будни обладают способностью такое состояние разбивать вдребезги. Тогда человек впадает в глубокое отчаяние: «Ничего не получится, ничего не выйдет, у меня нет дара, мне не дано, нам не судьба и т. д.» Это закон маятника. Насколько отклонится он в одну сторону, настолько же уйдет он и в другую. При этом сам человек запускает движение только в одну сторону. В сторону противоположную маятник пойдет уже сам. Чем сильнее будет ожидание любви, тем ярче, острее будет переживаться даже малое ее присутствие. Энергия этой радости позволит маятнику сильно отклониться в одну сторону. Экзальтированное, т. е. обеспеченное силой ожидания, отклонение маятника, имеет предел, как имеет предел сама интенсивность ожидания или желания. Значит, наступит время, когда эта сила иссякнет и маятник пойдет обратно — настроение человека начнет падать. Увы, падение это почти не поддается контролю. Стоит огромного труда, чтобы остановить такое движение.

Можно уходить от разрушающих падений. Но для этого нужно отказаться от состояний сверхрадости и, снимая главную причину, порождающую закон маятника, приложить все усилия к тому, чтобы избавиться от ожиданий.

Второе. Не нужно заставлять себя прийти в состояние «люблю» при произнесении формулы. Если внимательно пронаблюдать в себе, зачем я заставляю себя активно проживать то, о чем говорю, обнаружится, что работает здесь то же самое желание получить результат. Если это есть, закон маятника начнет непременно работать.

В действительности же при произнесении указанных слов человек испытывает не больше того, что испытывается. Ровная безэмоциональность или тонкая душевность — все имеет место. Нужно ли размышлять над словами? Конечно. Для этого они и вспоминаются и приводятся в движение.

Третье. Настораживать может только одно — холодное равнодушие, идущее фоном при произнесении слов, даже иногда злоба. Ненависть. Не нужно прекращать произнесения. Но очень важно в этом случае начать одновременное наблюдение над собой — почему идут эти помехи, откуда они идут? Если остановить произнесение слов, тогда можно не справиться с собою и состояние злобы разовьется в полную силу. Произнесение слов позволяет выразить негативные эмоции. Просто снять их трудно, выражать всегда легче. Кроме того, если место негативной эмоции ничем не заполнить, она может очень скоро вернуться обратно. При этом сила ее проявления часто оказывается большей, чем в первом случае.

Когда открываются худые настроения, для верующего человека естественно каяться Богу за них, просить у Него прощения там же и тогда же, как только эти настроения появляются в человеке.

Может возникнуть вопрос — «Возможно ли столь простым приемом, как механическое повторение одной фразы, прийти к сохранению и углублению столь богатого и сложного состояния, как любовь?»

С помощью только механического приема невозможно. Задача приема представляется проще: дать сознанию действительный инструмент для ограждения его от стереотипов негативного отношения к другому. При этом функция названных слов далеко не так проста, как кажется на первый взгляд.

Дело в том, что предлагаемый способ отнюдь не сводится к элементарному повторению фразы. На самом деле это рождение движения в сознании человека. Человеческий мозг ни на одну минуту не бывает спокоен. Мысли, отрывки фраз, воспоминания, образы возникают в нем спонтанно и неуправляемо. Лишь появление цели собирает этот поток хаотической жизни в глубинное русло и направляет к одному.

Произнесение фразы обладает отчасти подобным эффектом. Главная же сила ее в том, что она рождает в душе человека движение, которое со временем начинает совпадать по сути своей с содержанием произносимой фразы. Искренняя скорбь совести к Богу за отсутствие любви, покаяние от себя согрешающего привлекает вселюбящую и милосердную благодать Божию. Незримо и совсем неявно она поддержит искренне произносимые слова. Человек же услышит содержательный резонанс, который расширяясь, начинает охватывать все более тонкие и глубокие слои сознания человека, пока звучание слов не сольется с ним в единое целое. С этого времени слова становятся ненужными, т. к. человек каждым дыханием своим уже есть сами эти слова, живое их воплощение. В эту минуту к человеку приходит открытие, что любое слово и правило поведения есть всегда исходящий из души символ реального человеческого поведения.

Работа с фразой проходит обычно три ступени.

Первая ступень — почти механическое произнесение с размышлением, что означают эти слова.

На второй ступени произнесение слов рождает скорбь совести к Богу, покаяние и отсюда уже душевное движение, согласное со словами, и на третьей — искренне сердечное произнесение и чувство.

Продолжительность работы со словами иногда — годы. Если кого-то удивляют такие сроки, пусть спросит людей уже поживших, как долго они шли к сердечному общению. Тогда сроки перестанут удивлять.

УПРАЖНЕНИЯ

ДЛЯ САМОНАБЛЮДЕНИЯ

Упражнение 2

Осознаю: ору.

Вопрос себе. Зачем ору?

Контрольный вопрос. Отвечаю ли я на эти вопросы или только вчитываюсь в них?

6. Правило супружеское

Согласись, полюби, возрази

Возражай лишь тогда, когда душа исполнена любовью. Если нет любви, согласись и остановись. Пусть твоим учителем станет терпение.

Исполнение этого правила порой бывает чрезвычайно трудным. Ибо когда супруг делает что-либо не так, как я вижу, немедленно возникает к нему требование: исполни по-другому, сделай так, как я хочу, потому что я знаю лучше. Когда это будет так исполнено, во мне будет радость жизни, радость единства с тобой.

Но поскольку ты не выполняешь того, что мне хочется, во мне рождается чувство неудовлетворенности, и отсюда — стремление вернуть себе душевный комфорт. Как это сделать? Заставить другого делать так, как я хочу, как

мне видится. В результате рождается движение по немедленному преобразованию поступков и действий моего супруга или супруги, я начинаю требовать от него (нее) другого действия. И выражается это через мои возражения. Не из любви рождено возражение, не ради заповедей Божиих оно произносится, и тем более не во исполнение их. Я возражаю не ради всего того чистого и красивого, что есть в моем супруге. Нет. Я изменяю его, я возражаю ему (ей) ради собственного душевного комфорта, стою на своем, потому что именно о нем, о собственном вожделении, я радею пребывая в состоянии нетерпения, досады и возражения.

Чтобы все это в себе прекратить или остановить, нужно остановиться самому. Остановиться, чтобы хотя бы потерпеть то, что происходит. Пока я буду терпеть, может быть, сумею осмыслить свои собственные действия. Нужно уразуметь, что же происходит во мне. В этом случае я смогу покаяться, измениться и пожертвовать собою, обратиться к другому как к ценности. Не к себе как к ценности, защищая себя и изменяя другого, а в любви к другому и во изменение себя.

Лишь в том случае, когда видишь, что другой делает не так, согласись, затем полюби его, из любви возрази, потому что это возражение будет ради него, а не ради себя.

7. Правило родительское

Соблюдай десятисекундную паузу
в общении

Прежде, чем что-либо сказать, выдерживай десятисекундную паузу. Постоянно пользоваться ею почти невозможно. Это наиболее трудное из всех упражнений, которые предлагаются в этой книге.

Пауза позволяет встретиться в себе с такими движениями, которые совершенно игнорируют ребенка и собеседника как человека, не позволяют ему иметь собственную (отличную от нашей) точку зрения.

Правило десятисекундной паузы научает останавливать себя в момент досады, гнева, т.е. тогда, когда совершенно теряешь над собой контроль и часто забываешь не только о какой-либо паузе, но и вообще о правилах приличия. Она дает возможность поупражняться в этом, чтобы быть воспитанным родителем. Пауза воздерживает человека от излишней эмоциональности.

Как ее осуществлять практически? Человек должен выбрать в день полчаса или час, в течение которого, с кем бы он ни встречался и о чем бы не шла речь, прежде, чем сказать слово, нужно отсчитать 10 секунд, или, если человек верующий, помолиться Иисусовой молитвой.

Вариантов хранения этой паузы несколько. В одном случае можно начать считать десять секунд, даже перед тем, как просто сказать «да». В любом разговоре, каким бы он ни был, всякое слово собеседнику пусть упреждается этой паузой. Особенно, если начался конфликт.

Порой так бывает, что, работая с десятисекундной паузой, человек вообще не успевает ничего сказать, потому что всякий раз собеседник или ребенок успевает что-либо начать говорить первым. Получается как бы своеобразный обет молчания, который связан с внутренней работой. В этот момент человек столкнется с внутренним встречным желанием вступить в разговор, перебить, действовать. Тогда есть возможность вглядеться: а что же во мне напирает на паузу, что противится ей, что хочет немедленно говорить?

Когда пауза выдерживается перед вашим словом, собеседник не обратит внимания на ваше молчание. У него создается впечатление, что вы просто задумались.

Лучше всего наперед выбрать определенный час дня. Для начала достаточно одного раза такого тренировочного времени. Очень хорошо, если человек сможет делать это ежедневно.

Всякий новый навык требует довольно длительной работы. Предлагаемую работу необязательно проводить ежедневно, она может проводиться с перерывами. Если у человека хватит сил быть в этом неделю, а дальше силы закончатся, пусть оставит это правило, а затем через некоторое время снова вернется к нему.

Но нужно иметь ввиду, что в самом этом молчании внутреннее состояние человека может быть разным. Есть несколько вариантов. Первый — это просто считать до десяти. Второй — молчать, ничего не считая, примерно внутренне представляя длительность этой паузы. Третий вариант для верующего человека — краткая молитва: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!». Которая длится около десяти секунд.

Люди, которые пытались практически заниматься этим, говорят, что это одно из самых сильных правил, позволяющее человеку увидеть такие стороны внутренней жизни, которые в обычном поведении не осознаются и потому незаметны. Как только пауза ставится в правило, эта внутренняя подсознательная жизнь вдруг обнаруживает себя.

СПОСОБ РАБОТЫ

Посчитайте, сколько времени в течение дня, недели и месяца вы проводите в полном составе семьи, т. е. когда вся семья в сборе. В этом времени выделите часы:

а) когда вы все заняты одним делом;

б) когда одно дело вы выполняете все, но поэтапно (одно делает мама, другое — папа, третье и четвертое — сын и дочь);

в) когда вы все дома, но каждый занят своим делом (совместный просмотр телевизора внесите в пункт «в», а вот обсуждение фильма или передачи — в пункт «а»).

Теперь осталось рассчитать соотношение времени и картина семейного общения предстанет в наглядном виде. Тревогу должна вызвать низкая доля, приходящаяся на время «а».

Чтобы действительно поправить положение в семье, необходимо перестроить весь распорядок дня и содержательно пересмотреть все дела, которыми заняты взрослые. Для того чтобы открыться для другого, необходимо оказаться с ним в одних делах. В ином случае другого вовлечь в свои дела, но в основном, самому войти в дела другого.

Самое легкое — это разделить все в доме на обязанности: женские, мужские и детские. Разделенность в делах незаметно вносит в атмосферу семьи человеческую размежеванность. Принципиальность в разделении дел одновременно несет и жесткость, и сухость, и черствость в общении.

В то же время, взаимное участие в делах друг друга приводит к тому, что вся семья постоянно занята бытом, а дел становится все больше и больше. Нужна золотая середина — и дела нужно разделить и взаимную помощь друг другу сохранить.

К разделенности дел можно прийти спустя многие годы совместной жизни. Внутренняя логика развития отношений сама приведет к выделению дел, закрепленных за тем или другим членом семьи. Это не будет внешним закреплением по примеру окружающих или по требованию или капризу одного из супругов. Это образуется как результат многих совместных действий, в которых многократно будут меняться роли, бережно определяться склонности и формироваться способности каждого из супругов.

В начинающей семье совместное исполнение домашних дел — центральная необходимость.

Весь способ работы в этом направлении заключается в том, чтобы несколько дней в неделю — от двух до четырех — поставить себе в необходимость подключаться к любым делам, которые выполняет другой, неважно, взрослый или ребенок.

В одном случае это будет мимолетная помощь — перенести с места на место кастрюли, поднять упавший предмет, включиться в поиск потерянного предмета, принести недостающие предметы обеденного стола, подать или достать с полки книгу, выключить магнитофон, включить лампу и т. д. В других случаях это будет помощь более ощутимая — вытереть помытую посуду, прополоскать и отжать белье, сходить в магазин за продуктами, подмести опилки после столярных работ и т. д. В третьих, — дело другого полностью взять на себя, дав возможность другому заняться более привлекательным для него или более нужным ему занятием.

Во всех случаях в вас будет жить щедрая отдача себя другому. Без досады на другого, без раздражения от того, что необходимо заставлять себя быть щедрым, без сожаления о том занятии, которое приходится оставлять ради помощи другому, без обиды на свою судьбу, без ущемленности и сокрушений по поводу черствости своего сердца и обделенности теми способностями, которые дают человеку душевную щедрость.

Не сразу и не в каждом случае удастся быть свободным от таких переживаний. Потребуется действительное усилие воли, чтобы заставить себя отказаться от дела, которое в данный момент более привлекательно, которое может даже казаться более необходимым для самой семьи. Но дело не в этой дальней необходимости, которая, конечно же, должна быть исполнена когда-то. Дело в том моментном проявлении взаимности, человечной обращенности, чуткости и внимательности, которые дают супругам (и той, и другой стороне одновременно) столь необходимое чувство — чувство заботы.

В каждой отдельной семье это чувство может присутствовать на одном из трех уровней: механическом, душевном и сердечном.

Если в человеке нет душевного или сердечного уровня заботы, обрести их, минуя механический уровень, нельзя. Поэтому механический уровень для него неизбежен.

На этом уровне проявление заботы идет от рассудка, от идеи, в том числе и у верующего человека. Идея зовет идти по этому пути, раскрывает необходимые для этого действия и человек выполняет их, несмотря на то, что душой тянется в тот или иной момент совсем к другим делам. На этом уровне, в отличие от двух остальных, необходимо усилие воли и регулярность исполнения нужного действия. Ситуаций, когда приходится перебарывая себя, идти помогать, оказывается множество. А зовущей силой идеи надолго может не хватить. И в скором времени человек начинает реагировать на просьбу о помощи все с большим «скрипом». Появляются отказы, пробегает мысль: «Завтра уж непременно сделаю, а сегодня пока позанимаюсь своим» и т. д. В этих случаях в работу над собой нужно внести жесткую регулярность. Выбирается один день недели, в течение которого присутствует строгая отданность семье. Ничто личное для меня не имеет в этот день значения. Но и в остальные дни эта отданность не снимается. Она присутствует всегда. Но не с такой обязательностью, какая есть в выбранный день. Затем число таких дней в неделе увеличивается до двух-трех и т. д., пока человек не выходит на второй уровень заботы.

Здесь волевое усилие не нужно. Чуткость и внимание становятся естественными свойствами человека, а сила душевной заботы о другом такова, что без всяких сомнений, без колебаний делается выбор в сторону помощи. Вернее будет сказать, что на этом уровне сомнений, колебаний и самой ситуации выбора просто не бывает. Человек не знает в себе этих состояний. Поэтому и нет необходимости прилагать волевое усилие. Здесь появляется особый сокровенный вид воли — готовность к действию или живой отклик на нужду. Иногда о человеке, обладающем таким свойством, говорят: легок на подъем.

На третьем уровне — сердечном — нужда предугадывается, предузнается раньше, чем другой о ней объявит или как-то покажет ее. Здесь не нужно специально прислушиваться к состоянию и потребностям другого. Здесь другой без дополнительных усилий всегда находится в поле чуткого внимания. Это сердечное соприсутствие позволяет знать, чувствовать другого всегда — в любых обстоятельствах, в любое время.

Потребность в помощи может быть разной. Явная потребность выражается в словесной просьбе: «Помоги мне сделать». Неявная потребность может выражаться в словах в виде желаний: «Мне хочется…», как мечта: «Я думаю, если будет…», как случайно оброненная мысль: «Бывает, наверное…», но может быть, и зачастую так оно и получается, потребность никак не выражается в слове. Эту потребность нужно уловить в человеке, понять по его состоянию, взгляду, выражению лица, по движениям, по поступкам.

На первом уровне заботы — механическом — доступна реакция на явную словесную просьбу. А неявная словесная просьба требует от человека дополнительного и специального внимания, волевого усилия, чтобы ее не пропустить.

На втором уровне легко читаются неявные словесные просьбы и относительно легко явные бессловесные.

На третьем — слышатся не только все три вида просьб, но и некоторые из них предугадываются и удовлетворяются до того, как потребность в них у другого возникнет.

Выход на такой уровень заботы не мыслим без совместных дел в семье. К сожалению, сегодняшняя семья очень много в этом отношении потеряла. Исчезли совместные молитвы, совместный труд, исчезло совместное чтение книг в часы отдыха, совместные вечерние занятия-поделки, совместное пение, приготовления к церковным праздникам, где семья разъясняла бы друг другу значение и содержание праздника. А ведь только в общем действии может возникнуть атмосфера душевного, содержательного разговора. Неудивительно, что во многих семьях сейчас исчезли домашние беседы с их сердечным настроением, исчезли обсуждения книг, фильмов, церковных праздников с их наполненностью новыми смыслами, открытиями и для детей, и для взрослых. Канули в лету семейные советы, хотя бы раз-два в неделю собиравшиеся для обсуждения дел прошедших и распределения обязанностей в делах предстоящих. На этих же советах решались вопросы распределения денежных средств по общим нуждам и каждого в отдельности. Сегодня потерялся вкус к семейному чтению святоотеческих наставлений. Сборники таких наставлений на каждый день (Пролог, например, «Книга для семейного чтения» или «Тихий разговор с совестью») изданы сегодня в изобилии, но мало кто пользуется ими для домашнего чтения, а затем обсуждения своего образа и уклада жизни, чтобы увидеть, насколько он похож на то, что прочитано или что еще предстоит ввести в свою жизнь. А без таких разговоров немыслимо и невозможно содержательное единство в семье. Вместо атмосферы окрыляющего и молитвенного вдохновения приходит в семью атмосфера рабочих будней. Мир и те же будни обесцвечиваются, а человек в такой семье, сам того не замечая, духовно деградирует. Притупляется его эмоциональность, черствеет сердце и пропитывается ленью ум.

Явное предпочтение отдается простым и привычным действиям быта, а духовное обогащение замещается совместным просмотром телепередач или раздельным чтением книг и собственных — каждый для себя — занятий. При этом не замечается и не сознается, что простых и привычных бытовых действий становится со временем все меньше, пока они не приходят к какому-то ограниченному числу, внутри которых и будет крутиться весь семейный уклад. Вместе с этим все более начинает воцаряться в семье человек телесный и связанный с ним душевный, чувственный человек. Духовное отходит, предается забвению или остается в виде самостоятельных молитв, когда каждый молится сам по себе, но в отношениях друг с другом никаких особых плодов молитвы не имеет. Отношения все более становятся тепло-хладными или остаются по-прежнему притязательными, или придирчивыми, или взаимообидными, словом, корыстными. Они не освящаются участием друг в друге, почитанием, дружбой, любовью. Они не становятся духовными, а потребность в святости, которую пытаются найти в Богослужении, Таинствах, святых мощах, иконах, крестах, не обращается друг к другу, домашние не чувствуют друг в друге святости, не благоговеют перед ней, не лелеют, не берегут и не слышат ее, не ведают, что можно обретать святость, храня чистые отношения друг со другом.

Чтобы изменить выработанный стереотип отношений в семье, нужно постепенно менять весь ее уклад, индивидуальные дела заменить делами совместными. В совместных делах свести к минимуму все, что связано с пассивным восприятием (в первую очередь телевизор) и ввести действия, в основе которых лежат отношения друг с другом.

Увы, резко поменять содержание дел в доме не удается, да и не нужно на это настраиваться. Прежде, чем произойдет полная смена дел и занятий, должна произойти серьезная смена духовных отношений в семье. Ничем не заменимую помощь в этом процессе оказывают выходы за пределы дома в составе семьи.

Воскресный выход в дом престарелых, в больницу, к детям-сиротам, детям-инвалидам, к одинокой бабушке, субботне-воскресные выезды за город, не только на дачу, хотя и это не исключено, но с паломнической целью в ближайшие монастыри или храмы, равно и выезды на природу. В этих, казалось бы, «малополезных» поездках действительно может не быть какой-то определенной цели. Но в них через встречи с новыми людьми, с незнакомыми ситуациями, с новой обстановкой, появляется множество вариантов ни на что не похожих контактов членов семьи друг с другом. Именно здесь, в этой многовариантности ситуаций с особенной быстротой развивается чувство единодушия, взаимообращения, взаимодополняемости. Оно рождается в атмосфере непрерывного открытия друг друга, удивления и восхищения друг другом. Многое, что обнаруживается в этих выездах, есть на самом деле результат жизнетворчества, того удивительного, полетного состояния, когда идет непрерывное созидание себя и ближнего, новых мыслей, настроений, ощущений. Неожиданными супруги предстают не только друг перед другом, но и перед самими собой.

В этой атмосфере простых и искренних отношений совершенно преображаются дети. А их способность заражать родителей своим восторгом, беззаботной открытостью на мир и душевной щедростью усиливается в несколько крат.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.