электронная
86
печатная A5
326
18+
Как проучить шотландца, или Любовь на вересковом поле

Бесплатный фрагмент - Как проучить шотландца, или Любовь на вересковом поле

Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-4204-0
электронная
от 86
печатная A5
от 326

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

― Санни! Ты собрала свои вещи? Утром мы выезжаем!

Я тяжело вздохнула и опустилась на кровать. В комнате царил полумрак. Несколько свечей отбрасывали таинственные блики на стены. Моя же собственная тень дрожала, как осиновый лист. Я попыталась успокоиться, подумать о путешествии, забыть хоть на мгновение, что там, внизу, у ярко полыхавшего камина, в любимом кресле моего отца сейчас расположился ОН. Не думать, не думать! Я сильнее сжала кулаки, пытаясь прогнать мечты, которые неизменно уносили меня в объятья самого совершенного мужчины на свете. Пришлось подняться и ополоснуть лицо холодной водой. Легче не стало, зато мысли потекли в нужном направлении. Завтра мы с мамой отправимся в ВайтХолл. Мой несносный братец к тридцати шести решился образумиться и обзавестись наследником, и лично я не могла пропустить такого события. Луизе удалось приручить коварного лорда-соблазнителя, сделать из него примерного семьянина, укротить тигра, превратив хищника в милого котёнка.

Я усмехнулась. Счастливица! А вот моя судьба так и зависла в воздухе. Ко двору меня не представили, не до того было. Сначала исчез Джеймс, позволив похитить себя берберским пиратам, потом Лулу помчалась в Алжир вслед за мужем, несмотря на своё интересное положение. У матушки голова шла кругом, и вопрос устройства моей личной жизни отошёл на второй план. А ведь мне исполнилось семнадцать. Я чувствовала себя древней старухой! К слову сказать, острого желания получить должность придворной дамы я не испытывала. Хотелось взглянуть одним глазком на жизнь высшего общества, побродить по коридорам королевского замка, побывать на маскараде и вернуться домой, чтобы долгими зимними вечерами делиться незабываемыми впечатлениями с Луизой или с Ирен, нашей новой родственницей. Брат считал, что двор погряз в пороке и интригах, что там не место такому чистому созданию, как я, но эти слова только разжигали моё любопытство, ведь в душе я была порочной, очень порочной и очень испорченной. Джемми часто повторял, что хорошего мужа среди придворных я не найду, а я и не стремилась, ведь моё сердце уже давно отыскало того самого, единственного и неповторимого, лучшего мужчину на земле. Граф Олиф Мидлтон, друг и соратник отца, человек, совершенный во всём! Я вновь сомкнула веки и глубоко вздохнула. Он был самым красивым и желанным на свете. Высокий, стройный, с длинными тонкими пальцами, с пронзительными карими глазами, с твёрдыми губами и крошечной ямочкой на волевом подбородке. О, сколько раз, страдая от бессонницы, я представляла эти пальцы на своей разгорячённой коже. Они медленно скользили по моему оголённому телу, обводя полушария упругой груди, сжимая соски, неумолимо спускаясь к сосредоточению женственности. А губы… Они прижимались к моим и слизывали с них любовный нектар, даря неповторимое блаженство. В такие минуты приятное тепло разливалось внизу живота, ожидая настоящих ласк опытного мужчины. Разница в двадцать три года меня абсолютно не смущала. Ведь и Джеймс был гораздо старше Луизы, но это не помешало им найти своё очень непростое счастье. Однажды я призналась невестке в своих чувствах к графу. Луиза сделала всё, что смогла: попыталась поговорить с Олифом, намекнуть, подтолкнуть, но тот попросту сбежал, как последний трус. После незапланированной беседы Мидлтон всё реже появлялся в замке и больше никогда не оставался со мной наедине. Граф приезжал исключительно по делу, на очень короткий срок, решал вопросы и тут же ссылался на другие неотложные дела. Я караулила его в конюшне, ждала у дверей гостевой комнаты, даже пару раз пряталась в нише у уборной, но убеждённый холостяк мастерски избегал расставленных мною ловушек. Что ж, сегодня он просто не сможет сбежать. Сегодня я точно прижму его к стенке. Мама отправилась с визитом к Ирен, тётушке Луизы, попросив Олифа приглядеть за мной, точно я была несмышленым ребёнком. Но я была женщиной и не простой, а женщиной семейства Чандлер. А это значило, что умение добиваться своего впиталось в меня с молоком матери. «Теперь, дорогой, мы точно поговорим!»

― Дочка! Мне пора. Буду поздно. Ты уже легла?

Не раздеваясь, я шмыгнула под одеяло.

― Да, мамочка. Спокойной ночи!

Подкравшись к двери на цыпочках, приложила ухо к деревянной поверхности и прислушалась. Лёгкие шаги, шелест платья, шум отъезжающей кареты и тишина, благословенная тишина. Выждав ещё несколько минут, поправила причёску, вынула пышную грудь из корсета так, что визуально та увеличилась в два раза, пощипала щёки и покусала пухлые губки. Глубоко вздохнув, выплыла из комнаты. Я шла, как во сне, как во тьме, боясь оступиться. Я шла в неизвестность, которая меня пугала.

Олиф сидел у камина, вытянув к огню длинные стройные ноги. Его сомкнутые веки чуть подрагивали. Граф выглядел усталым и расслабленным, но он не спал, зато я получила несколько волшебных минут в подарок. Замерев на месте, боясь спугнуть прекрасное мгновенье, я с благоговейным трепетом любовалась безупречным профилем и великолепной фигурой. Прядь чёрных волос упала на лоб воина, выбившись из безукоризненной причёски. Мне так хотелось подойти и провести рукой по этим посеребрённым прядям цвета вороньего крыла, по бледным щекам, покрытым едва заметной щетиной, дотронуться до губ и ощутить, так ли они тверды на самом деле.

Мужчина открыл глаза, а я, к своему стыду, лишилась дара речи.

― Кх… Гмм… Добрый вечер, сэр!

― Санни? Я думал, ты легла спать. ― Он улыбнулся, но добродушная улыбка не соответствовала настороженному взгляду пронзительных карих глаз. ― Присядь к огню. Сегодня в доме прохладно.

Прохладно? Да меня бросало в жар буквально каждую минуту. Стараясь держать спину прямо, как и положено благородной леди, я присела на краешек скамьи.

― Мама сказала, что Вы будете сопровождать нас в ВайтХолл.

― Да. На границе неспокойно. И Джеймса я давненько не видел.

Значит, он едет с нами из-за Джейми? Впрочем, какая разница, если целых три дня мы будем скакать рука об руку, а по вечерам пить вино и болтать о всяких пустяках в придорожных гостиницах. Узнав меня лучше, Олиф поймёт, что я успела подрасти и… Тряхнув головой, постаралась сосредоточиться на теме беседы. О чём мы говорили? Ах, да. Граф хотел увидеться с Джеймсом.

― Мой брат целиком поглощён своей женой. Думаю, он даже не заметил, что давно не встречался с друзьями.

Возникла неловкая пауза. Я собралась с духом и внимательно посмотрела в печальные карие глаза.

― Олиф! Почему Вы меня избегаете? Я Вам совершенно не нравлюсь?

Мидлтон вытер вспотевшее лицо рукой. Его взгляд стал холодным и колючим, а голос… это было, словно металл тёрся о металл.

― Девочка! Я понимаю, к чему ты клонишь. Ты мне нравишься, очень нравишься, но, как ребёнок, как дочь, понимаешь? Я гораздо старше и мудрее тебя. Моё тело покрыто шрамами, а душа ранами. Жизнь со мной сделает из тебя старуху. Твоя красота увянет, и ты просто возненавидишь меня. Тебе нужен сильный весёлый парень, резвый и энергичный, как и ты. Грустно, что такая красавица бегает за мужчиной, добиваясь его благосклонности. Всё должно быть с точностью до наоборот. Запомни это, и тогда мы останемся друзьями. ― Добродушное выражение лица сменилось надменным, но ещё оставалась слабая надежда.

― Так Вы отвергаете меня?

― Да. И наставляю, чтобы какой-нибудь прохвост не воспользовался твоей минутной слабостью.

А вот теперь и надежда лопнула, разорвалась, как мыльный пузырь в корыте нашей прачки Эолы. Я чувствовала, как щёки заливаются краской. Боже! Как стыдно! Как мучительно стыдно! Что я натворила?

― Я… Вы…

Горькие слёзы брызнули из глаз. Подобрав юбки, я кинулась в свою комнату и заперла её на засов.

Сон не приходил. Я долго лежала в кровати, глотая солёную влагу. Что же я натворила? Как завтра смогу посмотреть в глаза маме и проклятому графу? Нет, это выше моих сил. Я долго думала и, наконец, решила отправиться к Луизе немедленно. Нужно посоветоваться, как быть дальше, но так, чтобы ни мамы, ни Ирен при этом не было. Натянув простую рубаху фисташкового цвета и тонкие шерстяные бриджи, костюм, в котором занималась верховой ездой, я достала лист бумаги и перо.

«Мама!

Не волнуйся. Встретимся в ВайтХолле»

Широко распахнув окно, двумя руками схватилась за крепкие ветви дикого винограда, скинула сумку с чистым бельём и легко спустилась на вымощенную булыжником дорожку. Конюшня находилась в дальнем конце двора. Слуги не спали, готовясь к нашему отъезду. Они сновали по двору с сундуками и корзинами. Женщины запаковывали провизию, мужчины нагружали повозки. Ворота замка оставались открытыми, а стража, собравшаяся у костра, травила байки. Мне повезло. Высокий стройный жеребец графа был осёдлан. Он чем-то напоминал хозяина, такого же гордого и неприступного. Я приблизилась и потрепала его по холке.

― Персей! Малыш! Ты не против немного размяться?

Старый конюх широко улыбнулся.

― На прогулку? С графом? Их Светлость не засыпает, пока не проскачет десяток миль.

― Да, на прогулку.

Ведя жеребца под уздцы, я незаметно приторочила к седлу дорожную сумку, прошла мимо повозок и схватила пару яблок, которые тут же спрятала в карман. Никем не замеченная, вышла из ворот замка и легко запрыгнула в седло. Что ж, через несколько дней я обязательно успокоюсь и подумаю, как жить дальше. А сейчас, вперёд, навстречу свободе! Персей нёсся по холмам, оставляя в прошлом и коварного графа, и мою растоптанную любовь.

Я не собиралась ночевать в придорожных гостиницах. Первая ночь в седле лишь немного утомила. Въехав ранним утром в лес, расседлала коня, привязав его к высокому дереву, а сама расстелила плащ на мягкой листве у ручья и тут же уснула. Когда открыла глаза, солнце уже ушло на запад. Водрузив седло на широкую спину Персея, кряхтя и потея, подтянула подпруги. Сто раз успела пожалеть, что отправилась в путешествие одна. Несмотря на то, что я не принадлежала к породе слабых жеманных англичанок, некоторые обязанности с удовольствием переложила бы на сильные мужские плечи. Но сожалеть о содеянном было поздно. Вздохнув, вскочила в седло и пришпорила Персея.

Ночь выдалась туманной. Если вчера луна прекрасно освещала дорогу, то сегодня небо заволокли тяжёлые тучи, ветер дул в лицо, а мелкий дождь грозился перейти в сильнейший ливень. «Доигралась!» Сейчас я отдала бы всё на свете, лишь бы оказаться у камина в собственном замке. Решив найти гостиницу, шлёпнула жеребца по гладкому крупу. «Вперёд, лошадка!»

Персей рванул изо всех сил. Мокрые ветки хлестали по лицу. Я пригнулась и тут услышала протяжный волчий вой. Конь заржал и остановился, как вкопанный, чуть не скинув меня на землю. Страх пробрал до костей. Я знала, что волки никогда не охотятся в одиночку. Как ответ на мои мысли, жуткий отклик раздался с другой стороны и ещё один сзади, совсем близко. Персей встал на дыбы. Последнее, что я ощутила, был полёт с кувырком, удар обо что-то твёрдое, а потом провал в пустоту.

Солнце светило так ярко, что обжигало глаза даже сквозь плотно прикрытые веки. Тело мерно покачивалось из стороны в сторону, а голова лежала на чём-то твёрдом, почти каменном. И от этого «твердого» пахло хвоей, костром и терпким потом. Это был запах мужчины, запах воина! Я закричала раньше, чем открыла глаза.

― Не ори так, девушка, если не хочешь, чтобы мы завязали тебе рот.

Благоразумно замолчав, я попыталась ощупать себя и оглядеться. Затылок украшала огромная шишка, но руки и ноги были целы. Персей шагал рядом, привязанный к седлу рыжеволосого мужчины, укутанного в клетчатый плед, а вокруг скакали свирепые шотландцы, целый отряд. Возможно, их было не так много, просто после падения в моих глазах всё ещё двоилось, или даже троилось. Я же не то полусидела, не то полулежала на чьих-то голых волосатых коленях. Как ни старалась, я так и не увидела лица того, кому эти колени принадлежали, но, по огромным рукам, умело правившим лошадью, поняла, что мой похититель ― гигант.

― Боже! Моя жизнь закончилась…

Мужчина усмехнулся и пропел с мягким шотландским акцентом:

― Твоя жизнь только начинается, девочка!

Глава 1

Всё, что сейчас происходило, казалось страшным сном. Я уговаривала себя успокоиться и не паниковать. Вот сейчас наступит утро, проснусь в своей кровати и посмеюсь над ночными страхами. Но утро никак не наступало. Кошмар продолжался.

Мы скакали галопом весь день и весь вечер. Озираясь по сторонам, я понимала, что отряд старался быстрее миновать Спорные земли, те самые, которыми меня пугали с детства. Разбойники и головорезы всех мастей, беглые преступники кишмя кишили в скалистой местности, творя бесчинства безнаказанно. Впрочем, люди, увозившие меня всё дальше от родной Англии, ничем от них не отличались. Такие же мерзавцы! По моему глубокому мнению, встретив в лесу благородную леди, шотландцы были обязаны сопроводить её, то есть меня, домой, шаркнуть ножками и откланяться. Любой благородный англичанин поступил бы именно так. Но какой спрос с дикарей? Внезапно лошади сбросили темп.

― Привал! ― рыжеволосый варвар в летах махнул рукой.

Наверное, он был тут главным. Я с любопытством разглядывала незнакомцев. Так близко шотландцев видеть ещё не приходилось. Высокие и крупные, с грязными спутанными волосами, в странных одеяниях, они не производили впечатления нищих, но, видимо, провели в дороге ни один день. Всадники остановились и свернули к лесу. Огромная поляна скрывалась за густыми деревьями и валунами. Должно быть, шотландцы хорошо знали это место. Из чего я сделала вывод, что отряд промышлял, как минимум, воровством, угоняя скот у добропорядочных англичан. И этот маршрут разбойники изучили, как свои пять пальцев. Ни овец, ни коров, в нашем окружении не было. Выходит, вылазка не удалась? Я насчитала с десяток ослов в пледах, но это не в счёт. Почему ослов? Да потому, что они ещё не знали, с кем связались. Высокородная английская леди, то есть я, казавшаяся удачной добычей, на самом деле являлась наказаньем Божьим. Во всяком случае, так считал мой несносный братец и моя добрая матушка. Искренне пожалев своих похитителей, я успокоилась.

Всадник, сидевший позади, и, щеголявший голыми коленками всю дорогу, решил спустить меня на землю. Не угадал. Огромный вороной конь чуть ли не в два раза превышал размерами Персея. Любая леди могла запросто переломать ноги, неудачно приземлившись. Я поморщилась. Добропорядочный английский рыцарь всенепременнейше спустился бы первым, а уже потом поймал в объятья свою даму.

― Чего прицепилась? Руки разожми!

Мужчина, лица которого я не видела, тряс меня, пытаясь одновременно отцепить и от седла, и от собственного колена. Я же упорно сопротивлялась и мычала.

― Немая?

― Сам ты немой, а ещё вонючий и неучтивый.

Сидевший сзади, выругался и подозвал паренька, лет тринадцати.

― Лови, Уилл, да держи крепче, чтобы английская неженка не разбилась.

Мужчины расхохотались, а мальчик подхватил моё окаменевшее тело и поставил вертикально. Поддерживая за талию, он даже препроводил прекрасную даму к огромному пню.

― Садись.

Ноги подкашивались, в голове гудело. Мысли лихорадочно метались из крайности в крайность. Даже не думала, что такое может произойти со мной. С кем угодно, но только не со мной. Страшные рассказы о воинственных шотландцах всплывали в голове, заставляя сердце сжиматься от ужаса. Для похитителей я была не просто беззащитной женщиной, а англичанкой, ненавистной англичанкой. А это делало мою участь, мягко говоря, незавидной. И то, что я путешествовала в седле, а не с мешком на голове, ничего не означало. Этот мешок мог появиться в любой момент, а ещё меня могли изнасиловать или уморить голодом. Нужно было спасаться. Но как? С одной стороны, я могла попробовать отвязать Персея поздно ночью и сбежать. Судя по тому, что шотландцы сами еле держались на ногах, они очень устали. Вряд ли кто пустится в погоню. Этот план, бесспорно, был хорош, но имел существенный изъян. Предстояло преодолеть Спорные земли, а для одинокой леди такое путешествие могло стать последним в жизни. С другой стороны, можно было бы остаться и, не зля разбойников, тихо подождать, когда они потребуют выкуп. Но куда деть свой длинный язык? Я не могла молчать, тупо проглатывая обиды, а свою правоту обычно доказывала с пеной у рта. Я раздражала даже Джейми. Даже он периодически грозился выпороть меня. А эти… Они не будут грозиться. Они просто выпорют. И тут я вспомнила графа. Естественно, брат заплатит, сколько бы не запросили варвары, вот только Олиф… Олиф поволнуется. Да, поволнуется! Обязательно поволнуется, осознает, что был неправ, прочувствует свою вину и женится на мне, чтобы её загладить. В этом варианте развития событий так же присутствовали свои минусы. И основным казался тот, что некоторое время мне придётся прожить с дикарями. Я хищно улыбнулась. Пусть так. Заодно и проучу их. Будут знать, как похищать порядочных девушек и их коней.

Размышления прервал всё тот же мальчишка. Он присел рядом и протянул кожаную ёмкость с вином.

― Пейте, леди.

Слава Богу, хоть кто-то понял, с кем имел дело. Я сделала несколько глотков и почувствовала себя более уверенной. Вытащив из-за пазухи чёрствую лепёшку, парнишка подул на неё и передал мне. И весь ужин? Нет, есть это я точно не смогу. Уж лучше голодная смерть. Я отрицательно покачала головой и осмотрелась. За соседним валуном мужчины разжигали костёр, стелили на землю шкуры, готовясь к ночлегу. Спать на этом? Стало как-то тоскливо. Боже! Если бы сутки назад я не призналась в любви человеку, который мне в отцы годился, если бы не услышала отповедь и не обиделась… Я вздохнула. Сидела бы сейчас в уютной комнате придорожной гостиницы, а через пару дней встретилась с братом и с его замечательной женой. Для меня до сих пор оставалось загадкой, что Луиза нашла в Джеймсе? Впрочем, у меня будет ещё время над этим подумать. Судя по всему, у меня будет о-очень много времени.

― Эй, как тебя?

Мальчишка улыбнулся.

― Уилл.

― Ага. Так вот, Уилл, мне бы пройтись в лес. Сделай милость, покарауль, чтобы никто не увязался следом.

Парень кивнул и поплёлся за мной.

― Тебе чего, не понятно? Леди нужно уединиться.

― Понятно. Просто Кайл сказал глаз с тебя не спускать, чтобы не сбежала.

Резко развернувшись, я упёрлась руками в бока.

― Ты совсем тупой? И твой Кайл, видимо, тоже. Куда я сбегу ночью без лошади? Я что, на дуру похожа? А ну, вернись на место, а то поколочу.

Мальчик усмехнулся.

― Ты? Меня?

― И не с такими справлялась.

Пританцовывая на месте, я боялась, что сейчас случится непоправимое. Уилл, наконец, сообразил, что лучше отойти. Здравый смысл боролся со страхом ослушаться таинственного Кайла.

― Ладно. Иди за ту сосну, я тут подожду. Но смотри, без глупостей.

Я перешагивала сучья и коряги, пожимая плечами. На дуру, вроде, не похожа. Хотя нет. Я была той самой дурой, раз надумала пуститься в путешествие без сопровождения. Справив нужду, вернулась к Уиллу.

― Соскучился?

Мальчишка презрительно фыркнул. Мы прошли пару ярдов, когда в полумраке возникла огромная фигура. Я не разглядела лица, да и зачем мне разглядывать этих неотёсанных болванов?

― Вы где были? Разве я не предупреждал, что отходить опасно?

Мальчик попытался оправдаться, но я остановила его.

― Нечего орать на ребёнка. Если у вас и принято оправляться в тесном кругу родственников и соседей, но благовоспитанные английские дамы обычно уединяются. И этот юноша сопровождал меня.

Уилл сжал мою кисть, пытаясь успокоить.

― Он не орёт. Ты просто его в гневе не видела.

Да наплевать. Меня понесло.

― И вообще. Меня совершенно не волнуют приказы и распоряжения варваров. Своя голова на плечах имеется. А в ваших интересах вернуть меня домой. Иначе…

Огромный шотландец подошёл ко мне, нагнулся и прошипел над самым ухом:

― Придержи язык, девушка, иначе я укорочу его собственными руками.

― Ещё смеешь угрожать?

Я подпрыгнула, попав в челюсть гиганта головой. Удар получился, что надо. Сама от себя такого не ожидала. Мужчина клацнул зубами и зарычал:

― Если не угомонишься, свяжу.

Хмыкнув, я обошла нахала и направилась на поляну.

― Покорми эту припадочную. ― Раздалось сзади. ― А я в караул.

Уилл потянул меня к костру, вокруг которого сгрудились мужчины.

― А, англичанка? ― крепкий рыжеволосый шотландец, в котором я узнала самого главного разбойника, широко улыбнулся и погладил густую бороду. ― Иди сюда. Поешь, а то тощая, как палка. Смотреть страшно.

― А ты и не смотри.

Мужчины рассмеялись.

― А девчонка с норовом. Бедный Кайл.

― Не повезло парню.

― Да чего уж там, плохи его дела.

Желудок отреагировал на вид еды и предательски заурчал. Я всё-таки села на шкуры и взяла кусок отвратительного вяленого мяса. Обнюхав со всех сторон, откусила маленький кусочек.

― На, запей вином, а то подавишься. ― Главарь протянул кожаный бурдюк.

Несколько глотков, и я посмотрела на своих похитителей другими глазами.

― Вы кто?

Шотландцы опять расхохотались.

― Я Бакстер, твой дядя, детка.

Дядя? Не было у меня никакого дяди, особенно вот такого. Моя челюсть плавно плыла вниз в то время, как глаза вываливались из орбит.

― А эти бравые парни ― Бойд, Эрскайн, Хэн, Фрейзер и Рамси ― твои кузены. Ну, с Уиллом ты уже познакомилась, а вот Логан, Манро и твой жених заступили в караул.

― Жених? ― я подскочила и ущипнула себя за ухо в надежде, что проснусь. ― Какой жених? Нет у меня никакого жениха, и дяди тоже нет.

Тот, кого назвали Бойдом, удручённо кивнул.

― Сильно она головой стукнулась. Родню не узнаёт.

Бакстер развёл руками.

― А чего вы хотели? Её же привозили в нагорье совсем малышкой. Эх, если бы Давина была жива, она нашла бы способ встречаться с роднёй. А что сделал её муж? Вырастил из шотландочки чопорную англичанку. ― Он сплюнул.

― Ничего, отец, она освоится. ― Хэн тряхнул золотистыми кудрями. ― Вот выйдет замуж и освоится.

Я потянулась к фляге. Что за чертовщина тут происходит? Меня с кем-то спутали. И эта кто-то теперь разгуливает в Хемпшире или в Йорке, а я должна выслушивать мужской бред у костра? Осознание катастрофы приходило медленно. Я не заложница. Я невеста. Никто не будет просить за меня выкуп. Я состарюсь вдали от родины и никогда не узнаю, кто родился у Луизы, никогда не увижу несносного братца, меня никогда не представят ко двору, а мама… При воспоминании о матушке на глазах навернулись слёзы. Я гордо выпрямилась и обвела собравшихся холодным взглядом.

― Вы ошиблись, господа. Не знаю, с кем вы меня спутали, но я Александра Люсия Чандлер, дочь английского лорда.

Молчание затянулось, а потом компания опять разразилась дружным смехом.

― Ага, а я король Англии.

― Ну ты и загнула.

― Видимо, головой сильно ударилась.

― Цыц! ― Бакстер встал и по-отечески обнял меня. ― Если ещё хоть раз кто-то обидит малышку, будет иметь дело со мной. Она всё вспомнит, нужно лишь время.

Я всхлипнула и сделала ещё пару глотков из фляги, а через мгновение, пошатнувшись, упала на руки новоиспечённого дядюшки.

Глава 2

Какая боль! Голова раскалывалась, тошнило, очень хотелось пить. Я попыталась пошевелиться, ― бесполезно. Со всех сторон моё хрупкое тело оказалось зажатым крепкими мужскими. Я слышала, что в походах шотландцы обычно спят кучей, обогревая друг друга. Возможно, такой способ себя и оправдывал, но лично мне он не нравился. Кое-как протиснувшись между храпящими дикарями, я получила свободу и с упоением втянула свежий утренний воздух. Туман скрывал верхушки деревьев, где-то в чаще перекликались сойки, лес оживал, наполнялся звуками и красками. Решив найти вчерашнюю сосну, я плотнее завернулась в плащ и двинулась вглубь леса. Ничего, я смогу убедить этих бестолочей, что они ошиблись. А если нет, то найду здравомыслящих людей в их клане. Я отыщу подходящие слова, уговорю отправить гонца в ВайтХолл, я докажу, что я ― не я, точнее не та, за кого меня принимают.

Развязав шнурок на бриджах, уже собиралась облегчить страдания организму, как кто-то кашлянул. Я вздрогнула и поправила пояс. Обернувшись, увидела огромного мужчину. Скорее всего, вчерашнего здоровяка. В отличие от моих, так называемых, родственников, он был смуглым и темноволосым, и эти смоляные, неровно подстриженные волосы спускались до самых плеч. Многодневная щетина покрывало обветренное лицо с крупным носом и тяжёлым квадратным подбородком. Густые брови сходились на переносице, а серые глаза, цвета осеннего неба, смотрели холодно и настороженно. Рост атлета превышал шесть футов, а ширина… Я считала себя довольно высокой, но едва доходила полуголому варвару до плеча.

Да, никакой утончённостью от мужчины даже не пахло. Порядочный англичанин уже давно бы отвернулся и отошёл на приличное расстояние, ведь сомневаться в цели моего визита под сосну не приходилось, а этот гнусный шотландец даже не шевелился. Мало того, он посмел заговорить со мной.

― Что ты делаешь так далеко от лагеря?

― А ты до сих пор не догадался?

― Опять грубишь?

Я выдохнула.

― Ты ещё не знаешь, как я грубить умею.

Мужчина усмехнулся.

― А мне казалось, что благородные английские девушки обучены хорошим манерам.

― Кто бы говорил. Мои манеры закончились в тот момент, когда я увидела варваров без штанов.

Гигант стянул с плеча плед и галантно поклонился.

― Простите, что оскорбил Ваш невинный взгляд своими лодыжками, но многие женщины считают их привлекательными, как, словом, и всё остальное.

Чёртов шотландец шлёпнул себя по заднице, от чего клетчатая материя задралась ещё выше, оголяя мускулистые бёдра. Я покраснела и кинулась прочь, искать другую сосну.

Возвращаясь в лагерь, мучительно соображала, кем мог быть этот грубиян. Один из моих многочисленных кузенов, трепач и идиот? Сомнений не было, именно с ним я и ехала целые сутки в седле.

В надежде уговорить странного дядюшку вернуть мне Персея, попыталась отыскать главного разбойника глазами.

Шотландцы уже проснулись. Одни седлали лошадей, другие заворачивали шкуры, служившие кроватью, в седельные сумки.

― Эй, Кайл, а мы уже решили, что твоя невеста сбежала. ― Бакстер пнул в спину несносного великана, а я побледнела.

Значит, этот жуткий, неучтивый, противный грубиян и есть тот самый Кайл, мой, так называемый, жених? Нет. Теперь я уж точно не останусь среди этих варваров и больше не поеду с ним в одном седле. Я тихонько заскулила. Честно говоря, сейчас мне было плевать, как будет выглядеть мой муж, сколько ему исполнится лет, и какой титул он унаследует от предков. Лишь бы тем самым мужем стал англичанин. Кто угодно, только не этот отвратительный дикарь. В то время, как я трясла головой и пятилась, Кайл легко запрыгнул в седло и протянул руку.

― Чего уставилась? Иди сюда.

Уставилась? Хорошее обращение к английской леди! Не дожидаясь моей реакции, мужчина пришпорил коня, мгновенно оказался рядом и схватил меня одной левой, как пушинку.

― Я могу поехать на Персее. Пусть его оседлают.

Послышался тяжёлый вздох.

― Ты поедешь со мной. Это не обсуждается.

Я вновь завыла.

― Отпусти меня, прошу. Я не та, кто вам нужна. Мой брат ― лорд Чандлер. Он хорошо заплатит.

Шотландец только усмехнулся.

― Если бы это было так, я с удовольствием вернул тебя бесплатно. Но, к моему несчастью, мы должны пожениться.

― Нет! ― я завертелась волчком, пытаясь соскочить. Уж лучше переломать ноги, попасть под подковы свирепой лошади, но не идти под венец с варваром.

Кайл достал из-под седла толстую верёвку.

― Я уже предупреждал тебя, женщина, что свяжу? Говорю это во второй раз. Третьего не будет.

Тон грубияна не оставлял сомнений в том, что он поступит так, как обещал. Решив успокоиться для собственного блага, я попыталась усесться поудобнее, насколько это было возможно.

День пролетел, как в тумане, но я хотя бы выспалась. Я любила путешествовать в седле. Прогулки, даже длительные, совершенно не утомляли меня. Но присутствие рядом мужчины, по твёрдости напоминавшего скалу, раздражало, нервировало и вносило определённые неудобства.

Вечерний привал оказался очень кстати. Тело ломило. Я мечтала размять ноги, пройтись по поляне, умыться. Мысли о горячей ванне вдруг вытеснили все остальные. Я с ужасом осознала, что пройдёт день или два, и я начну вонять, как мои похитители и их кони.

Побродив вокруг лагеря, услышала лёгкий шум. Речка? Вот это удача! Оглядевшись, подошла к Персею и потрепала его по шелковистой гриве. Жеребец радостно фыркнул и тряхнул головой.

― Тсс, милый.

Проникнув рукой в собственную дорожную сумку, озираясь по сторонам, словно какой-то воришка, я нащупала чистое бельё и полотенце. Солнце уходило за горизонт, ветер усилился, серые тучи полностью заволокли небо. Нет, я не собиралась лезть в речку. Я же не сумасшедшая! Но вот обтереть кожу и переодеться хотелось немедленно.

Вздрагивая от малейшего шороха, осторожно ступая по сухим веткам, я прокралась к реке. Дожди превратили водоём в бурлящий поток, который мчался откуда-то с гор и исчезал, огибая поваленные деревья, в миле от лагеря. Завязав плащ потуже, я скинула бриджи и рубаху, стянула сапожки. Холод проникал даже сквозь подбитую мехом накидку, ступни онемели. Чтобы не подхватить лихорадку, я быстро подбежала к реке и опустила в воду мягкое полотенце. Теперь предстояло стереть с себя пот и дорожную пыль. Зубы стучали, я переминалась с ноги на ногу и очень жалела, что прихватила единственный мужской костюм. Пришлось натягивать грязные вещи, удостоившись лишь чистой сорочкой. Сапог, ещё один. Хвала небесам. Вот и чудно. Я была готова вернуться, как слева послышался плеск воды, а потом я увидела плывущего мужчину. Кайл! Чёрт бы его побрал! Пришлось спрятаться в кустах, чтобы не вступать в очередные споры. Язык за зубами не держался, а провести оставшуюся дорогу связанной по рукам и ногам не хотелось. Между тем атлет вышел из воды и тряхнул мокрыми волосами. Он был совершенно голым. Я видела Олифа, когда тот принимал ванну в нашем замке и любовалась телом графа, но шотландец не вызвал во мне восхищения. Огромный, смуглый, с горой бугрящихся мышц и, о, ужас, достоинством неимоверных размеров, он казался злым божком из сказок, кровожадным людоедом. Я часто подслушивала разговоры на кухне и была весьма сведущей во многих вопросах. Как-то женщины говорили, что холодная вода делает мужской член крохотным, сморщенным и сжатым. Вода в речке была не просто холодной. Она была ледяной. На лбу выступил липкий пот. Что же будет с достоинством варвара, когда оно отогреется?

Кайл достал из дорожной сумки тряпицу, обтёрся ей и натянул чистые вещи. Взвалив торбу за плечи, быстро удалился.

Я сидела в кустах, не в силах пошевелиться. Страх сковал по рукам и ногам. Что будет, если свадьба состоится? Я же просто умру в первую брачную ночь! Сделав усилие, всё же поднялась и поплелась к лагерю.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 86
печатная A5
от 326