электронная
180
печатная A5
306
12+
Как прекрасен твой взор, Софонисба

Бесплатный фрагмент - Как прекрасен твой взор, Софонисба

Объем:
42 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-8077-6
электронная
от 180
печатная A5
от 306

Как прекрасен твой взор, Софонисба

Потрясающе! Начинаю писать о Тунисе только спустя три года с момента его посещения!

А впрочем, чему удивляться?

Не могу никак остановится, чтобы не посвящать мои работы Турции каждый раз.

Определённо эта страна мой фаворит. И с чем не поспоришь!

Я очарована и пленена!

Но в этот раз вспомню-таки о северной Африке, как её называли в древности. А точнее так говорили об этой стране римляне, когда завоевали её и сделали своей провинцией, жемчужиной в короне своей империи.

Но до того как, эта земля была достоянием громадной империи она была Карфагеном, великим государством, а исход войны как оказывается зависел от женщины, несравненной Софонисбы.

Кто она?

Карфаген 218 до н. э.

— Убирайся! Прочь с глаз моих! Немедленно покинь этот дом! — Раздавался юный, но очень грозный голосок из дворца и вскоре на пороге появилась высокая и благородная дама.

Её лицо не изображало ничего кроме ужаса от поведения этой молодой выскочки, которой явно хорошие манеры были чуждыми.

Именно это юное создание лет пятнадцати показалось на пороге дворца вслед за выгнанной незнакомкой и на всякий случай указало рукой на выход.

Вдруг её неправильно поняли.

Знатная женщина ещё раз с изумлением посмотрела на девушку и так не проронив ни слова тяжело вздохнула.

— Ты всё лжёшь! Всё!

За молодой хозяйкой дома тут же выбежал мужчина, лет тридцати пяти, одетый в белоснежную тогу с коротко остриженными тёмными волосами, вески которого уже заметно осеребрились, посмешил к выгнанной гостье и вручил ей мешочек с золотом.

Молодая девушка чуть не задохнулась от возмущения, но остановившейся на ней взгляд мужчины не дал ей продолжить свою гневную тираду.

— Не сердись на это юное создание. Она не знает сама, что говорит. — Попытка принести свои извинения провалилась едва он открыл рот.

Куда уж тут извинятся после содеянного.

Женщина посмотрела бесстрастно на него, а потом перевела взгляд на стоящую растерянную девушку.

— Я никогда не ошибаюсь, Керем. Но людям нужно всегда слышать то, что они хотят услышать. — Она тут же повернулась к нему спиной и спокойно пошла вниз по ступенях к ожидающему её паланкину, будто её вовсе и не выгоняли из этого негостеприимного дворца.

Мужчина вернулся к девушке и указал ей рукой возвращаться назад в дом.

— Хилиду нельзя вот так просто выпроводить. Она из знатного рода и имеет большое влияние в городе. К её словам прислушиваются многие. — В голосе этого человека звучали нотки упрёка, которые тут же уловила девушка и только безразлично пожала плечами.

Неожиданно она стала набирать в пригоршню золотые монеты, которые во дворце хранились просто в каменных чашах и стала небрежно рассыпать их по всему салону.

Громкий звон тут же взорвал тишину, до селе спящую среди мраморных колонн и не прекращался до тех пор, пока в ладони девушки не осталось ни одной монеты.

— Что ты делаешь, Софонисба? — Изумился Керем.

— То, что пророчила эта знатная карфагенянка. — Проронила она как-то отрешённо. — Вскоре всё золото, которым владеем мы больше не будет нам принадлежать. Оно останется в руках римлян. И мы будем в руках римлян. Из знатных и состоятельных горожан превратимся в их жалких рабов. Мы исчезнем! Нас не будет! Мы превратимся в ничто! — Последние слова она уже кричала на весь дворец и пытливо посмотрела на Керема.

Воспитатель только отвёл глаза в сторону.

— Видишь? Даже ты не можешь этого опровергнуть, потому, что это правда. Ты знаешь это даже без пророчеств этой женщины. И зачем только она пришла в наш дом? — Взмолилась девушка.

— Помнится ты сама попросила её прийти. Почему же сейчас сетуешь на это?

Софонисба сурово посмотрела на Керема и задержала на нём взгляд.

— Ты ведь раньше был рабом моего отца? Не так ли учитель? — Обронила она с надменностью.

Мужчина только усмехнулся и тут же поинтересовался.

— Уж не хочет ли маленькая госпожа напомнить моё прошлое и как мой господин Гасдрубмал Гискон даровал мне свободу за преданность и хорошую службу. Я помню всё, моя Софонисба. Желаешь отобрать у меня вольную табличку? — С иронией поинтересовался Керем.

— Если я была бы моим отцом, то никогда бы не даровала тебе свободу. — Пробубнила она.

— И это ещё почему? — Рассмеялся воспитатель.

— Чтобы не потерять тебя.

Брови молодого мужчины взлетели вверх.

— Не потерять? Но разве покинул я твоего отца и не остался как твой учитель после дарованной мне свободы, пока мой славный господин воюет в Испании? Почему ты боишься, что я могу уйти?

— Ты не уйдёшь никуда. — Решительно заявила девушка. — Всегда будешь следовать за мной. Куда я туда и туда ты. Мне нужно, чтобы ты никогда не уходил от меня.

Керем подошёл к Софонисбе по ближе и осторожно коснулся рукой её плеча.

— Почему, моя маленькая госпожа? Зачем я тебе?

— Может ты единственный мужчина, в котором я всегда буду нуждаться, потому, что ты самый лучший. А больше ни в ком не буду иметь нужды. Ты всегда был терпелив и добр ко мне, даже если я тысячу раз этого не заслуживала, но в этом я могла признаться только себе. Разве не научил ты меня всему, что знал? Разве не тебя хвалил всегда мой отец за твою образованность и страсть к наукам? — Девушка посмотрела на него глазами полными слёз. — Меня скоро выдадут замуж, и отца не волнуют чувства его маленькой дочери. Ты и сам об этом знаешь. В тот день он позвал меня в сад, и я долго искала его. Но его нигде не было. Внезапно я почувствовала чей-то взгляд. Повернулась и увидела незнакомца, стоящего далеко в дали. Он был молод и красив, но его глаза — это были глаза дикаря. Было видно, что он просто пожирал меня ими. Вот-вот готов был наброситься, но что-то сдерживало его. Дикарь был очарован мной. Когда я таки нашла моего отца — он сказал, что обрёл союзника из Нумидии, который отправится с ним воевать в Испанию, как будущий зять. Имя ему Массинисса, сын восточно-нумидийского царя Галы. И тогда я поняла, кто был тот незнакомец, которому позволили увидеть меня из далека дабы он оценил ту, которую возьмёт в жёны! Если он дал согласие — значит не зря отец позволил ему увидеть меня! И знаешь, что я испытала Керем? Я его возненавидела! Да-да! Возненавидела этого дикаря за то, что он пожелал позариться на мою свободу! А ещё отца! Потому, что он обменяет меня как дорогой товар, как уже обменяли многие знатные граждане Карфагена своих дочерей на поддержку нумидийцев в войне против Рима. Они выдали их замуж. За этих полудиких существ! И я буду одной из них. Не выдал ли Гамилькар Барка, отец Ганнибала свою дочь за нумидийца, чтобы довольствоваться даже небольшим отрядом его воинов? Массинисса не будет смотреть на меня глазами такими, как смотришь на меня ты! Ненавижу! Его ненавижу! — Затопала она ногами издавая громкие крики, напоминающие дикие вопли.

— Именно это сказала тебе Хилида? — Чуть слышно спросил Керен.

Девушка посмотрела на него глазами полными слёз, тут же подошла к медному зеркалу и на миг залюбовалась своей красотой.

Светлые и очень вьющиеся длинны волосы. Красивые черты лица, выразительные карие глаза и довольно длинные ресницы. А её фигура? Она была высокого роста и вызывала уже зависть у сверстниц своими прекрасными формами, которыми может удостоится только богиня.

— Разве он имеет праву на мою красоту? Разве может он потребовать, что я когда-либо посмотрю на него глазами полными благоговения? Да кто он такой, чтобы желать разделить со мной ложе?

Неожиданно она повернулась к своему воспитателю и быстро утёр с лица слёзы твёрдо проронила:

— Я потомок Дидоны. Так всегда говорил мой отец. Так почему бы не собрать всё золото, которое принадлежит нашей семье, погрузить на корабль и покинуть родные берега. И не важно куда мы с тобой уплывём.

— Моя дорогая, но разве сможешь ли ты оставить своего отца одного? Ты единственная его надежда!

— Которую он продаст ради союзничества с Массиниссой!

Керем! Я не хочу видеть этого человека! Это уже не мой отец! Я его не узнаю!

— Он способен сейчас думать только о том, как подавить врага, силы которого растут в разы, разве не воевал он с Ганнибалом? И только с нумидийским царём мой господин может чувствовать себя сильнее.

— Забудь о себе, как забыл о тебе Гасдрубал Гискон! Ты это хочешь сказать? Не так ли? Почему Керем тебе так безразлична моя участь? В моих ушах до сих пор звучат слова Хилиды, которая……….. — Неожиданно девушка опомнилась и посмотрела на своего воспитателя как-то странно. В её глазах горел лихорадочный огонёк. — Она сказала, что я покину берега этой земли вместе с тобой. Только ты и я. Слышишь? Не пытайся отмахивается от моих настояний покинуть эту землю. У нас есть много золота, которое мы не отдадим римлянам, а отец кроме военной кампании больше ни в чём не видит смысла жизни. Если ты сказал, что она никогда не ошибается, то да будет так. Я прикажу приготовить корабль. В полночь мы будем готовы. Золото спрячем в амфоры, наполним их вином, оливковым маслом и навсегда забудем эту землю. Отправимся туда где нет римлян. Где будет свободная земля и где я опять повторю поступок Дидоны — выкуплю клочок земли с размером шкуры быка……. — Софонисба смотрела на Керема с надеждой, что он склонит голову и покориться её внезапной воле, но неожиданно на пороге дворца послышался шум и вскоре служанка появилась перед ними и доложила, что в дом пожаловали важные гости — это были трое знатных мужей из совета старейшин.

Но гости не стали дожидаться всех церемоний, пока рабыня сообщит, а хозяйка помедлит с приёмом и наконец позволит посетителям переступить порог салона……. дело не терпело отлагательств, поэтому один из них грубо оттолкнул девушку и появился перед Софонисбой и Керемом первым и крайне взволнованным……

— Галлобал. Приветствую тебя. Что привело тебя и всех вас в дом Гасдрубала Гискона? — Бросил несколько надменно Керем.

— Смогли бы мы потревожить дворец первого человека в государстве, такого как твой господин и твой отец, прекрасная дочь Гасдрубала Гискона, если бы не обстоятельства, которые сложились не в нашу пользу? — Пролепетал он.

Девушка почуяла что-то неладное и инстинктивно понизила голос

— Продолжайте……..

— Твой отец отдал слово выдать тебя замуж за царя Массиниссу, и он последовал со своей армией за ним в Испанию. Почтенный Гасдрубал Гискон не видел более сильного царя Нумидии, и мы не видели, а имя ему не Массинисса, а Сифакс.

Софонисба заметно вздрогнула и инстинктивно схватила за руку своего воспитателя.

Керем посмотрел на неё и понял теперь о чём говорила Хилида.

Теперь всё, что напророчила эта знатная женщина похоже начало сбываться.

— Как он может быть опасен Карфагену? — Воспитатель Софонисбы не узнавал сейчас своего голоса.

— Он уже опасен. — Отозвался другой старейшина. — Западно-нумидийский царь Сифакс стал нападать на границы Карфагена, но даже не его грабежи страшны для нас так, как союз с римским консулом Публием Сципионом.

— Разве не Массинисса царь Нумидии? — Осторожно спросила девушка.

— Что Масинисса против других царей Нумудии и много ли он стоит? Перед Сифаксом преклоняются другие цари Нумидии, так как нет ему равных и его войску. Он пойдёт вместе с Римом на нас и разрушит Карфаген и никто не сможет остановить его, если ……..

— Если? — Керем посмотрел пытливо на неожиданных гостей.

— Сифакс был очень опечален тем, что прекрасная дочь Гасдрубала Гискона была обещана в жёны тому, кто преклонит перед ним колени, стоит только пожелать западно-нумидийскому царю.

Софонисба не помнила, как выронила из рук золотой гребень, который вертела всё это время.

— Сифакс принял наших послов, и они пообещали, что ты Софонисба станешь его женой. Отныне он согласен принять нашу сторону, и его войска станут войсками Карфагена.

Девушка почувствовала, как её окатила дрожь.

— Ты не сможешь не покориться, Софонисба. Твой отец, если был бы тут поступил так же. У дворца тебя ждёт паланкин, и мы тут же отправимся в дорогу на родину твоего жениха. — Отозвался третий.

Девушка с глазами полные ужаса посмотрела на своего воспитателя.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 306