электронная
180
печатная A5
308
6+
Как Гришка Никитин попал в СССР

Бесплатный фрагмент - Как Гришка Никитин попал в СССР


5
Объем:
138 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-9498-8
электронная
от 180
печатная A5
от 308

Глава 1

С чего все начиналось?

Вовка позвонил как всегда не вовремя — стрелки часов уже показывали без четверти семь, а значит, скоро мама позовет на ужин.

— Достанется тебе! Узнают, — доносился из телефона крик неугомонного Вовки-одноклассника.

— Ну и пусть, — спокойно ответил Гришка и бросил трубку.

Экран мобильного телефона потух, Гришка не торопясь встал с кровати и отправился на кухню, где его уже ждали родители. Он покорно сел на свое место за столом и принялся молча уминать жареные котлеты с макаронами.

— Мы все знаем, — как гром среди ясного неба прозвучал папин голос.

Гришка и не сомневался, что родители знали все: про вчерашнюю двойку по математике, про потерянные новые кроссовки, и даже про разбитое окно в школе, о котором так негодовал Вовка.

— Это же надо! Разбить окно в кабинете директора! — возмутилась мама. — Вот если бы я в твоем возрасте так напроказничала, меня тут же исключили бы из пионеров!

— А дальше? — решил поинтересоваться Вовка.

— А дальше — позор, — ответил папа. — Никто не стал бы уважать человека, исключенного из пионеров. Он предал друзей, общество, Родину.

— Трудно было в ваши времена, — заключил Гришка. — Сейчас все проще. Заплатить штраф — и все. Должно быть, раньше сильно уж дорогие окна были, раз это считалось предательством Родины.

Родители молчали. А Гришка знал, что все ему сойдет с рук — и потерянные кроссовки и разбитое окно. Так было всегда — родительская любовь была сильнее наказаний. Но в этот раз что-то пошло не так.

— Мы с мамой должны тебе кое-что сообщить, — вздохнул папа.- В твоей комнате давно надо сделать ремонт. Поэтому пару недель тебе придется пожить в комнате для гостей.

Комнатой для гостей в доме Гришки называлась комната, в которой ночевали приезжие гости. Однажды, когда Гришке было всего два года, там гостевал друг семьи дядя Абдул. Через несколько дней он пропал без вести, а из комнаты стали слышны странные звуки. С тех пор Гришка прозвал эту комнату зачарованной, а дядю Абдула видел только на старых фотографиях.

— Да ни за что! — в ужасе закричал Гришка. — Это не комната для гостей. Это зачарованная комната. Там же пропал дядя Абдул! Вы что, не помните?

— Он не пропал, а просто очень незаметно съехал, — поправил Гришку папа, — чтобы не смущать нас своим уходом.

— А голоса? Ведь вы тоже слышали оттуда голоса! — продолжил Гришка.

— А вот это уже выдумки, — строго сказала мама. — Мы все знаем, почему ты не хочешь туда переезжать — там нет розеток. Комната слишком старая, что уж поделать. Будет тебе уроком. Поживешь без компьютера.

Мама встала из-за стола и принялась мыть посуду. Папа достал свежую газету, сел в свое любимое кресло и начал изучать новости. Один Гришка не знал, куда себя деть.

За окном потухал теплый осенний вечерок. Всего три недели прошло с начала учебного года, а уже столько неприятностей.

Гришка учился в пятом классе и в свои одиннадцать лет он мог управлять войсками и даже целыми странами. Но это только в компьютерных играх, а в жизни все было совсем по-другому.

Он лежал под одеялом и разглядывал цветные обои с машинками. Их, и правда, не мешало бы сменить. В углу стоял деревянный шкаф, набитый игрушками, а возле окна — компьютерный стол с любимым железным другом. Уже послезавтра Гришка проснется в маленькой комнате, где нет этого всего. Нет даже розеток.

Медленно Гришка уходил в сон. Ему снилось разбитое окно в кабинете директора, дядя Абдул, цветные машинки на обоях и странные голоса исходящие из зачарованной комнаты.

Глава 2

Переезд

Утром Гришку забыли разбудить. Мама поехала в магазин за обоями, а у папы был выходной, и он проспал все утро.

В дверь позвонили. Это был Вовка.

— Чего в школу не пришел? — спросил одноклассник.

— Проспал, — признался Гришка. — И вообще, я сегодня переезжаю. Тебе-то чего?

— Марина Петровна просила зайти к тебе, спросить, почему прогуливаешь. Куда это ты переезжаешь?

— В зачарованную комнату. В моей ремонт делать будут.

— Это в ту, в которой дядя Абдул пропал? Ох, не советовал бы я тебе там оставаться. Может, там бермудский треугольник. Я знаешь, сколько про это читал?..

Вовка был отличником и никогда не упускал возможности поделиться своими новыми знаниями, но, зачастую, Гришка пропускал его рассказы мимо ушей. Как заядлый драчун Гришка и прилежный книголюб Вовка стали друзьями — загадка для всех одноклассников. Вовка всегда давал списывать другу контрольные, а за это храбрый Гришка вступался за друга перед старшеклассниками. Они часто ходили друг к другу в гости, играли в компьютерные игры, придумывали свои игры и честно хранили тайны.

На лестничной площадке раздались знакомые шаги — это мама вернулась с магазина.

— Лидия Андреевна, позвольте, я Вам помогу, — предложил Вовка, увидев Гришкину маму с рулонами обоев в руках.

— Спасибо, Вова, — поблагодарила Лидия Андреевна и поделилась с Вовкой парочкой бежевых рулонов.

— Ну и цвет! — фыркнул Гришка, пропуская маму и Вовку в квартиру.

Положив обои на пол, мама заметила недовольный взгляд сына и предложила:

— Вова, забирай Гришку в гости. А мы пока с папой займемся его новой комнатой.

Гришка был рад, что мама предложила погостить у Вовки, но обидчивый вид все равно остался на его лице.

— А что? Пойдем, Гришка! — обрадовался Вовка. — Расскажу, что сегодня было в школе, с уроками помогу.

Гришка быстро собрался, накинул на плечи легкую осеннюю куртку и выбежал с Вовкой во двор. Вокруг кружились желтые листья, под ногами хлюпали маленькие лужицы, в которые то и дело наступали невнимательные прохожие.

Перед Вовкиным домом красовалась большая детская площадка, на которой были и качели, и турники, и столик для тенниса. Только площадка эта всегда была пуста. Редко какой-нибудь мальчишка лет пяти мог здесь покачаться на качелях или поиграться в песочнице. Так и стояли турники, качели, песочницы без дела. И зачем их только делают? Вся детвора сидит дома, телевизор смотрит или в телефоне играет. А может, и уроки делает. Некогда на турниках виснуть.

Вовкина квартира тоже была полна ненужными вещами. Взять хотя бы ковры на стенах или вязаные салфетки на телевизоре и на тумбочках.

— Ольга Павловна, — обратился Гришка к Вовкиной маме. — А зачем ковры на стену вешать?

Гришка часто задавал вопросы напрямик, не задумываясь о том, что вопросы эти могут быть совсем неуместными.

— Видишь ли, Гриша, — улыбнулась Ольга Павловна, — раньше, когда я была такого же возраста, как ты и Вова, во всех квартирах вешали ковры на стены. Это помогало избавиться от эха в комнате. Да и мне кажется, так уютнее.

Гришка кивнул, хотя на самом деле так ничего и не понял.

В Вовкиной комнате стояла большая клетка с домашними мышами. У каждой мышки было свое имя, Вовка даже научился различать их характер. Он разводил мышей не ради забавы, а для экспериментов.

— Говорят, что если бросить мышь в воду, через несколько минут она утонет, а если ее вынуть из воды через пару минут, в следующий раз она будет держаться на воде очень долго, так как будет ожидать своего спасения, — умничал Гришкин друг.

Вовка любил своих мышей и проводил над ними только мирные эксперименты — строил лабиринты, сооружал им отдельные домики из коробок и смотрел, как ведут себя подопечные при полной темноте.

— Опять ты со своими мышами! — снова выразил недовольство Гришка, уткнувшись в телефон. — Я игру новую придумал!

Вовка подсел к Гришке на диван.

— Ты называешь город, а я должен догадаться, какая там сейчас температура воздуха, — предложил Гришка.

— Ну, ты даешь! А как же мы это узнаем?

— Очень просто, — постучал по лбу Вовке Гришка, — по интернету.

Вовка согласился.

— Анапа, — начал Вовка.

Гришка ненадолго задумался.

— Минус двадцать.

— Да ты что?! Там тепло, — засмеялся Вовка.

— Действительно, плюс пятнадцать, — согласился Гришка, глядя в телефон. — Теперь я. Салехард.

— Минус десять, — прикинул Вовка и оказался прав.

Так они и играли: Гришка старался угадать погоду, а Вовка вспоминал расположение города на карте и уже потом думал, какая там может быть температура.

Играли они недолго — Гришке быстро надоело проигрывать, и он стал оглядывать Вовкину комнату, чтобы найти что-нибудь интересное. Его взгляд остановили две жестяные банки, что стояли на столе в углу.

— А это что? — указал Гришка на банки.

Вовка улыбнулся.

— В одной банке я храню свои лучшие воспоминания, — ответил Вовка.

— Как это?

— Каждый вечер записываю на листочке событие, которое меня обрадовало за день. Так они там и хранятся. А на Новый Год читаю их все. — Вовка ненадолго задумался, потом быстро вскочил. — А давай тебе тоже такую баночку сделаем? И вместе будем читать на Новый Год наши лучшие воспоминания.

— Не надо мне, — быстро ответил Гришка, хоть ему и очень хотелось соорудить себе такой же тайник хороших событий. — А во второй банке что?

— А во второй… — Вовка подошел ко второй банке и открыл ее. — Во второй — ничего интересного. Деньги старые.

— Деньги? — переспросил Гришка.

— Старые советские деньги. Они уже не действительны. А вот лет пятьдесят назад на них много чего можно было купить. На один рубль, например, можно было купить булку хлеба, молоко и палку колбасы.

— Да ну? — удивился Гришка. — А можно мне взять эту банку?

Взгляд друга-отличника был приковал к банке с деньгами, создавая ощущение, что он что-то вспоминает.

— Как же я мог забыть! — закричал Вовка. — Завтра по истории надо приготовить сообщение про какую-нибудь страну. Тебе нужно рассказать про СССР.

— А банку можно забрать? Я расскажу про советские деньги, ребятам покажу.

Немного поразмыслив, Вовка согласился. Деньги и в самом деле уже не представляли никакой ценности, а только занимали место.

— Вот если бы с этой-то баночкой вернуться в прошлое, то столько всего бы мы накупили…. — размечтался Вовка, обнимая хранилище старых монет и купюр.

— Новые диски с играми, например, — продолжил Гришка.

— Что ты! В Советском Союзе не было игр. Да и компьютера тогда не было.

— Тогда действительно бестолковые деньги, — ухмыльнулся Гришка. — Ладно, заберу. Домой пора. Сегодня я буду спать в зачарованной комнате. Не поминай лихом.

— А как же доклад? Тебе ведь надо сделать сообщение по истории. Я мог бы помочь.

Гришка почесал затылок.

— Да некогда. Завтра что-нибудь сообразим.

Он быстро забрал звенящую жестяную банку и ушел. По дороге Гришка все думал — как же раньше на рубль можно было купить целую корзину продуктов, а сейчас на тот же рубль только спичечный коробок купишь. И зачем, все-таки, ковры на стены вешали? А еще ходили с авоськами. Гришка вспоминал старые советские фильмы, которые показывали под Новый год, и рассуждал о том, какая тогда была жизнь.

Никогда он не уходил от Вовки так быстро, даже не поиграв часок-другой на компьютере. Домой он торопился по двум причинам: во-первых, ему было интересно посмотреть на свою новую комнату, в которой он будет жить во время ремонта, а во-вторых, все-таки не зря он взял эту жестяную банку. Уж очень хотелось Гришке сделать такой же тайник хороших событий, как у Вовки.

Зачарованная комната была почти в два раза меньше Гришкиной спальни. Родители перенесли сюда только самые необходимые вещи, ведь огромный компьютерный стол и шкаф с игрушками тут бы просто не поместились. Мама ошиблась — в комнате была одна-единственная поломанная розетка, но предназначалась она только для домашнего

телефона. Перед широким окном стоял небольшой письменный стол, прямо напротив двери, к стене был пододвинут диван, а справа находился старый платяной шкаф. Казалось, Гришка уже и забыл, как в этой комнате когда-то были слышны голоса, как загадочно исчез дядя Абдул. Он уверял себя, что мама права, что это все выдумки. Но утешающие мысли остановил он — цветастый ковер на стене над диваном.

— Он-то здесь зачем? — спросил Гришка маму, которая зашла позвать сына на ужин.

Мама внимательно посмотрела на ковер и ужаснулась.

— Что-то не припомню, что он здесь висел, — сомнительно произнесла она. — Наверное, дядя Абдул его откуда-то привез.

Гришка отказался ужинать. Он молча сидел на диване и пытался услышать голоса. Убедившись, что ничего мистического здесь все-таки нет, начал раскладывать диван. Почистил зубы, причесался и зашел в родительскую спальню.

— Ма, а правда, что никаких голосов все-таки не было?

— Не было, — ответила мама, укрываясь одеялом. — Иди спать. Думаю, на этот раз никто не забудет разбудить тебя в школу, — сказала она, укоризненно посмотрев на уже давно уснувшего отца.

«И правда — ничего страшного в этой комнате нет, — подумал Гришка».

Он уже собирался лечь в постель, как вдруг вспомнил про жестяную банку со старыми деньгами. Высыпав монеты и несколько бумажных купюр из банки, пятиклассник бережно положил туда первый листочек, на котором было написано: «Переехал в зачарованную комнату».

Еще вчера он был против переезда, а сегодня это для него самое радостное событие. Гришка чувствовал себя героем, поборовшим страх. И пусть мама сказала, что голосов нет, и дядя Абдул не пропал, а просто незаметно съехал.

За окном уже давно стемнело, Гришка встал из-за стола и начал искать выключатель, который никак не попадался на глаза. Догадка оставалась только одна — выключатель за шкафом. Так и было. Он просунул руку за шкаф, нащупал кончиками пальцев выключатель, но так и не смог дотянуться до него. Конечно, дяде Абдулу с его длинными руками ничего не стоило добраться до этого выключателя. Гришка разозлился и принялся отодвигать шкаф.

Вдруг на стене за шкафом показалась небольшая деревянная дверная ручка. Гришка сразу понял, что это дверь. Его радости не было предела. Вот откуда были слышны голоса — за дверью, наверняка, Нарния, страна о которой когда-то читал Гришка.

Он потянул ручку на себя, дверь легко открылась. За ней на вешалках висели несколько рубашек и костюмов дяди Абдула.

— Всего лишь гардеробная, — обиженно сам себе сказал Гришка.

Это была маленькая комнатка, в которой хранилась одежда. Обычно, такими гардеробными не пользовались по назначению, в них либо прятались дети, либо хранили старые вещи. Видимо, и дядя Абдул не счел эту комнату необходимой, раз загородил ее шкафом. Еще немного Гришка пошарил пустые ящики, пощупал стены гардеробной и, не найдя ничего особенного, лег спать.

Глава 3

Первая встреча

Дождь постучался в окно, разбудив пятиклассника. На улице было пасмурно, серое утро будто бы предвещало унылый день. Гришка долго валялся в постели, думал о том, что сегодня получит пару по истории за неподготовленное сообщение, думал о дяде Абдуле, о его рубашках, пахнущих старым мылом, фетровых костюмах и пустых коробках.

«Нет, ничего загадочного в этой тайной комнате нет, — думал Гришка. — Но почему же тогда старый шкаф был пододвинут прямо к двери, словно кто-то специально старался ее скрыть? И почему в гардеробной остались вещи дяди Абдула?»

Собрав со стола рассыпанные деньги, Гришка помчался в школу. Первым уроком была биология.

— Никитин! — строго кликнул учитель опоздавшего Гришку. — Опять опоздал. Где форма?

— В стирке, — соврал Гришка. Он никогда не надевал форму в школу. Широкие джинсы и безразмерная толстовка были его любимой школьной одеждой.

Через пару минут на парту Гришке прилетела записка. Он настороженно посмотрел по сторонам, и развернул листок.

«Истории сегодня не будет. Марина Петровна заболела. Повезло тебе».

Соседка по парте, отличница и староста класса Оля Цветкова быстро прошептала:

— Сегодня репетиция в актовом зале. Не забудь явиться.

— В честь чего это?

— На этой неделе День учителя. Будем ставить сценку о школьной жизни.

Хулигана Гришку не зря посадили с Олей. Так делали во всех школах и во все времена — подсаживали двоечников к отличникам, чтобы повысить успеваемость. Вот только на Гришку это производило обратный эффект: он терпеть не мог занудство Оли, ее томные вздохи при виде неправильно решеных примеров и насмешки по поводу глупых орфографических ошибок.

В класс вошел директор. Как и положено ученикам, ребята поднялись с мест.

— Ребята, с этого года в нашей школе появится новая традиция, — обратился директор к классу. — Теперь с неуспевающими учениками дополнительно будут заниматься старшеклассники. В вашем классе только один неуспевающий ученик. Где Гриша Никитин?

Гришка робко поднял руку.

— Значит, опять без формы, — заметил директор. — После урока к тебе подойдет Валера из десятого «Б». Он будет твоим… — директор замешкался, достал из кармана листок бумаги, — он будет твоим тьютором, — еле прочитал замысловатое слово директор.

— Кем-кем? — не постеснялся переспросить Гришка.

— Тьютором, — уже более уверенно произнес директор. — Это человек, который индивидуально занимается с учениками.

На самом деле Гришке было все равно — будет у него тьютор или той-терьер. Ни первого, ни второго он не хотел. Но деваться было некуда, и на перемене к нему подошел парень ростом с два метра и шириной со старый шкаф в зачарованной комнате.

— Приходи по средам после уроков в двести седьмой кабинет. Будем заниматься.

Парень был не многословен и собрался уходить, как вдруг Гришка решил спросить:

— Валера, а какая у тебя фамилия?

Лицо старшеклассника сразу же приобрело багряный цвет, а глаза заискрились яростью.

— Ты что, шутки со мной шутить вздумал?! — грозно спросил он, схватив Гришку за грудки.

Тут откуда-то появился Вовка и начал заступаться:

— Он не знал. Он не при чем!

Валера отпустил Гришку и сквозь зубы произнес:

— О. Моя фамилия — О.

Гришка уже начал бы заливаться от смеха, если бы Вовка не поволок его за собой с огромной скоростью. Все в школе знали Валеру и его фамилию, состоящую из одной буквы, однако шутить на эту тему, тем более при самом Валере было опасно.

Прошло еще три урока. Последним должна быть история, но, поверив Вовкиной записке о том, что учительница заболела, Гришка засобирался домой. Оставаться на репетицию, где одноклассники обсуждают и придумывают школьные номера, ему не хотелось.

В дверях школы он встретил Марину Петровну. Она была и учителем истории и классным руководителем пятого «А», в котором учился Гришка.

— Значит, с уроков сбегаем? — строго спросила Марина Петровна.

— Да я… — начал оправдываться Гришка, но учительница его перебила.

— И репетицию тоже пропускаем, — продолжила она.

Этот урок истории Гришка запомнил на всю жизнь. Наверное, его невероятное приключение и началось с этого урока.

Марина Петровна долго смотрела в журнал, думая, кого бы вызвать отвечать. Если бы ни Вовка, Гришка бы успел что-нибудь найти в интернете или в библиотеке, но времени на подготовку уже не было, и он бездумно глядел в учебник в надежде, что его не спросят.

Класс сидел в тишине, каждый читал про себя свой доклад, готовился к ответу. Только Гришка нервно чертил в тетради круги, делая вид, что занят чем-то важным.

— Марина Петровна, — вдруг заговорила Оля. — А в Вашем детстве были тьюторы?

Ребята отвлеклись от своих сообщений и в ожидании ответа посмотрели на учительницу.

Марина Петровна была не молода, но ей не требовалось читать слово «тьютор» по листочку. В то же время она со всей строгостью относилась к ответам учеников и была не против отвечать на их внеурочные вопросы. Учительница слегка поправила очки и ответила:

— Мое детство пришлось на конец семидесятых годов. Тогда, еще в Советском Союзе, не было такого слова. Каждый должен был помогать товарищу и в учебе и в труде.

— Бесплатно? — послышался голос с задних парт.

Учительница вздохнула.

— Бесплатно, — ответила она. — Поможешь ты — помогут тебе. Тогда не было привычки платить за все подряд. Кстати, кто сегодня должен рассказывать про СССР? Кажется, Гриша.

Гришка молчал, как партизан. Он не боялся двойки. Обиднее всего ему было осознавать, что получит ее не по своей вине, а по вине Вовки.

— Мне сказали, что истории не будет, — пробурчал он.

— Кто это сказал? — спокойно спросила учительница.

Молча он протянул учительнице записку, которую ему подкинули на уроке биологии.

— Сам написал? — усмехнулась Оля.

Мгновенно сложив учебники в портфель, Гришка помчался вон из класса, выбежал из школы и не останавливался до самого дома. Ему было ужасно обидно, за невыученный урок истории, за то, что теперь он вынужден заниматься со старшеклассником Валерой, за то, что ему никто не верит. Он действительно чувствовал себя отстающим, как сказал директор. И ни на что не годным.

Никогда он не видел уважение в глазах учителей или одноклассников. Ему хотелось быть особенным, человеком, которого приводят в пример, как Вовка или Оля. Но Гришка был другим — самовлюбленным хулиганом, который даже форму не может надеть в школу.

Прибежав домой, он скинул рюкзак, и заперся в комнате.

— Гриша, ты уже дома? — послышался мамин голос. — Как дела в школе?

Недолго думая, Гришка отодвинул шкаф и спрятался в тайной гардеробной. Здесь его точно никто не найдет. Шкаф хоть и был отодвинут, но чтобы разглядеть тайную дверь, надо было хорошо присмотреться.

Он сидел под рубашками дяди Абдула, обхватив голову руками. В кармане нащупал старые монеты, которые так и не показал на уроке истории и от злости швырнул их на пол.

— Ух ты! Деньги! — послышался тоненький голос. — Да тут целый рубль!

Гришка затих и прислушался.

— Кто здесь? — не слишком громко произнес он.

Но ответа не было, и Гришка решил, что незнакомец тоже испугался. Он посмотрел на пол: серебряные монетки, что были просыпаны, блестели на маленьком лучике света, который исходил из щели за стеной. Наверное, несколько монет укатилось в эту щель, там их и подобрал незнакомец.

— Не бойся, — спокойно произнес Гришка. — Просто у нас общая стена. Мы соседи.

В ответ он услышал неуверенный стук в ту самую стену, под которой виднелась щель.

— Я уже, и правда, испугался, — вздохнул незнакомец за стеной. Голос у него был похож на Гришкин. Должно быть, это тоже мальчик лет одиннадцати.

— А у тебя там что, тоже гардеробная? — Гришка заметно повеселел.

— Да, — коротко ответил незнакомец. — Тебя как зовут?

— Гришка, а тебя?

— Тишка, — быстро ответил мальчик. — То есть Тихон, — добавил он. — Тихон Нитикин.

— А я — Никитин, — удивился схожей фамилии соседа Гришка.

— Если твою фамилию прочитать наоборот, получится моя.

— Точно! Прячешься что ли, Тишка? — ехидно спросил Гришка, сидя спиной к соседской стене.

За стеной послышался вздох.

— Да тут такое дело… — начал сосед. — Сегодня меня выбрали старостой класса. А я ужасно боюсь.

— Это хорошо, — уныло ответил Гришка. — Вот меня старостой никогда не выберут. Все вокруг думают, что я ни на что не гожусь. Даже репетитора мне сегодня назначили, старшеклассника. А я, может, сам все сумею, все смогу. Вот только никто мне не верит. А ты в каком классе учишься?

— В пятом, — ответил Тишка. — Держи свои деньги, — он просунул под щель несколько монет.

— Забирай себе, если нужны, — с грустью в голосе ответил Гришка.

— Еще как нужны! — обрадовался Тишка. — Ты не грусти. Хочешь, я тебе помогу с домашним заданием? Что тебе задали?

— Рассказать про СССР, — недовольно ответил сосед.

— Это же так просто! — изумился Тишка. — Союз Советских Социалистических Республик — самое сильное государство, основателем которого является Владимир Ильич Ленин. Дата создания СССР — 30 декабря 1922 года. В СССР выходит пятнадцать республик…

— Подожди, — перебил Гришка. — Я запишу.

Он вышел из гардеробной, яркий солнечный свет заставил зажмуриться. Быстро отыскав ручку с листочком, Гришка вернулся к беседе с новым другом. В маленькой душной комнатке с костюмами дяди Абдула не было лампочки, поэтому пришлось светить на листок мобильным телефоном. Он записывал все, о чем рассказывал Тишка: про республики, про Победу в войне, про коммунизм, заводы, пионеров и про много всего остального.

— Много ты знаешь, — рассудил Гришка. — Спасибо, что помог.

— Всегда готов! — ответил Тишка. — Я товарища в беде не оставлю. Здорово все-таки, что мы с тобой подружились, хоть и через стенку.

Гришка отложил листок с ручкой в сторону. Ему уже не было грустно оттого, что в школе никто ему не верил, он уже забыл и про разбитое окно в кабинете директора, про тьютора Валеру О и даже про то, что в его комнате нет ни одной розетки.

Теперь стало ясно, откуда были слышны голоса — когда шкаф еще не был пододвинут к гардеробной, можно было легко услышать разговоры соседей.

— Может, все-таки возьмешь деньги? — смущенно спросил Тишка.

— Не нужны они мне. Никакой от них пользы.

Тишка ненадолго замолчал.

— У тебя наверняка богатые родители. А кем работают?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 308