электронная
439
печатная A5
1704
18+
Как это было

Бесплатный фрагмент - Как это было

Объем:
796 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-1591-6
электронная
от 439
печатная A5
от 1704

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

«Отними у народа историю — и через поколение он превратится в толпу, а еще через поколение им можно управлять, как стадом.»

Пауль Йозеф Геббельс

Идея книги, обратить внимания читателя на военные преступления нацистов и колаборантов, углубив его в само деяния этих преступлений, не поверхностный рассказ с примерами, а именно попытка анализа этих преступлений, которые привели нацистов, шаг за шагом, от расовых приказов и законов в нацистской Германии, к массовым убийствам миллионов по всей Европе. От торговли евреями, до их уничтожения в газовых камерах. А вовремя Великой Отечественной Войны, истребления советских граждан колобарантами и пособниками нацистов, служащими в полицаях, айнзацкамандах и айнзацгруппах. В книге есть подтверждение отдачи преступных приказов, директив в виде приведения документов, выпущенных и изданных Вермахтом и СС, стенограммы уголовных процессов, документы по концлагерям. В книге рассмотрены основные преступления, такие как создания расовых законов, проведения расовой политики, торговля имуществом и людьми, массовые убийства газом или программа по эвтаназии Т-4, грабёж в государственных масштабах, создание еврейских гетто, развязывания войны, проведения погромов, расстрелы мирного населения, запуск фабрик смерти в концлагерях, фальшивомонетничество, убийства в газовых камерах, попытки скрыть преступления. В конце книги, возмездия за совершённые преступления, суды над нацистами и их пособниками.

Предисловие

«История — это то, что было, а не наши комментарии к прошлому»


Эдуард Иосифович Пятигорский.


В память о сиротах, оставшихся без отца.

Замерзли руки ноги

Замерзла голова

И где мои детишки

Что берегли меня

Весна приходит

Цветы расцветет

А мертвое тело

В могиле будет лежать.

Прозвенит в мире

Моя жестокая смерть

Только в груди

Сердце уже не будет бить.

Не ждите

Отец не вернется

Потому что желтый песок кладбища

Глаза мне засыпает

Простите меня за это

Что был плохой

Только не забывайте,

что вас растил.

Рута Ванагайте. Наши.

Так заканчивается зелёная тетрадь, литовского убийцы, члена Литовского специального отряда, убивавшего евреев в 1941—1944 годах. В ней он записал свои сны, в тюрьме Лукишкес в ожидании смертной казни. Она была оставлена в личном деле, хотя смертник просил передать её семье. И таких убийц было немало. Кто-то убивал из-за денег, кто-то за еду, за идеологию или за выживание. Они были убийцами для нацистского Рейха, за собственные идеалы. А были те, кто видел в этом возможность угодить нацистам, дескать они разрешат иметь своё государство и независимость. Ну и что, что придётся убивать коммунистов, евреев, цыган, русских, поляков и их детей. Они, правда граждане нашей страны, а значит, будем убивать своих. Ну и что? Да они жили здесь веками, да им разрешили жить здесь веками. Как например евреем в Литве. Какое имеет это значение перед целью освободить страну, от всех, кто виноват в наших бедах? Может когда придут те, которые всё равно убьют евреев, или поляков, а может русских, станут нам идейно близки. И когда мы убьём своих граждан, соседей и тех, которые не нашей веры, не нашего уклада жизни, жизнь без них будет лучше. И те, кто сильнее нас, они придут и скажут молодцы! Вы очень близки нам по духу! Поэтому мы разрешим вам иметь свою страну и возьмём вас в свою семью. Но те, кто пришли, не стали братьями не по духу, не по крови. Они даже не дали тем свободу. Зато дали возможность жить и убивать, ради их идеологии. Они говорили: будешь полезен, будешь работать, служить, убивать, разрешим жить, до тех пор, пока будешь полезен. И те, кто управлял, теми кто убивал, говорили: чем больше ты убиваешь, тем больше шансов, что нас оставят в живых. А может и страну иметь разрешат. И те, которые верили, вступали в дивизии СС, в полицейские карательные батальоны, в помощники к CD, в добровольные силы самообороны, в надсмотрщики, капо и в полицаи. Но кто, куда и кем не были бы направлены, они все носили форму не своей страны и повязки или шевроны с надписями: «Верен Послушен Лоялен», «Полиция», на немецком языке. И то не все носили даже форму. Местная городская полиция была одета в свою гражданскую одежду. За двенадцать лет существования Рейха, орден СС, гражданская, полувоенная, оккультная организация, которая объединилась с CD (личная служба безопасности НСДАП), а с 1936 года и всю Германскую полицию, создала огромную разветвлённую структуру по поиску, захвату, допросам и массовым казням людей на разных территориях оккупированных стран, как заваёваных, так и сателлитов Германии. Была создана и внедрялась целая сеть хорошо отлаженного механизма, на разных этапах, с привлечением или наймом людей из разных социальных групп и сословий. Я здесь не буду перечислять, как и какие службы и когда были созданы. Гораздо важнее кто были эти люди и как они притворяли в жизнь чудовищные планы своих нацистских руководителей, в разных странах мира и разными методами, при этом, прячась за исполнением приказов. Моя цель не оправдать их, говоря: «Это было давно, они были людьми, это было другое время, они были безграмотными, их обманули, приказывали не они. Их заставили служить, они сражались за свою страну…» Этим оправданием нет конца. Но Библия, есть у многих стран, священники проповедовали во всех Европейских странах. И заповедь не убивать, звучала как тяжкий грех. А в религии понятия, учёный или безграмотен теряет смысл, поскольку и те и другие слушают учение Христа. Его учение, было распространено очень давно. Но среди убийц было много верующих. И среди них были образованные. Там были все сословия и религиозные и фанатики. Им нет оправдания, поскольку есть три вида кары: законная, человеческая и божья. И люди, убившие миллионы или помогавшие убивать тысячи, число безразлично, один это уже много, попадают подо все эти категории правосудия. Гораздо важнее донести одно главное. Что путь под названием НАЦИЗМ, по которому пойдёт тот человек или страна, приведёт только к массовому убийству других людей. Сначала соседей (они другие), после друзей (они не понимают, а значит могут быть опасны), семьи (гражданская война), приказы других (я солдат). А есть ещё личная выгода (недвижимость, собственность, ценности). Всё это обыкновенный бытовой фашизм и в него очень легко попасть, но всегда невозможно остановиться. Почему? Расовая теория делит людей на своих и других. А чем меньше знаешь про других, тем проще считать их низшими. Когда шёл процесс над Адольфом Карлом Эйхманом в 1961 году, ему было предъявлено обвинение в его личном участие в массовых убийствах, которое он отрицал. Но соглашался в отдаче приказов и их исполнение. Наконец удалось доказать его личный приказ о депортации в Освенцим 5 000 Венгерских евреев, подписанный его рукой. На что тот ответил: «Это были всего лишь евреи

Кто есть кто?

Тут надо разделять, что СС были общие (нем. Allgemeine SS) и Ваффен СС (нем. dieWaffen-SS), то есть военные. Разница была не в том, что общие СС — это люди, набранные из невоенного или гражданского ведомства. Такие как госслужащие, полицейские, рабочие, клерки, бывшие фронтовики или уволенные по ранению. Они осуществляли административно-хозяйственную деятельность. А Ваффен СС, это военнообязанные, служащие в действующей армии. Разница в том, что творили они одинаковое зло везде и замешаны в преступлениях одинаково, тот кто охранял или писал бухгалтерию, так и тот, кто стрелял и стоял в оцеплении. Интересно то, что, если для рутины гражданской работы в ведомствах СС и Гестапо, люди были обученные и образованные, то с военными СС было хуже. В лучшем случае «Генералы» Ваффен СС командовали раньше батареями, а то и взводами. Поэтому, чтобы создать армию СС необходимо было у кого-то учиться. Деньги у СС были, а вот учились у Вермахта. Даже собственности порой не было. Вот Аушвиц I. Он охранялся СС. И был концлагерем СС, но только до окончания войны. А после должен быть возвращён Вермахту, потому как это были бывшие польские артеллерийские военные казармы, перешедшие во владения Вермахта. Поэтому ротация кадров для обучения, являлась основной задачей, для приобретения опыта. И дивизии СС делили, чтобы из одной создать две. Например, для «Гитлерюгенд» переводили офицеров и вооружения из дивизии «Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера». Но были специальные дивизии, созданные из полицейских батальонов СС, которые занимались одной задачей, охранять концлагеря, например подразделение охраны концлагерей «Мёртвая голова». Но в их состав входила и военная дивизия «Totenkopf» (Мёртвая голова). А та входила в армию Вермахта. Кадры для концлагерей брались или из переведённых, или из гражданских нанятых. А всем этим, руководил государственный аппарат, созданный Гиммлером, Главное Управление Имперской Безопасности (РСХА), объединённый с другими ведомствами, от 27 сентября 1939 года. Созданное в результате объединения Главного управления полиции безопасности (нем. Hauptamt Sicherheitspolizei) и службы безопасности НСДАП (СD). С огромной разветвлённой системой. Например, служба безопасности (СD) занималась выявлением врагов, как внешних, так и внутренних. Причём CD занималось поиском, наблюдением и сбором информации как внутри страны, так и за границей, а Гестапо, опираясь на эти данные, уже проводило следственные действия. Полицейскую службу осуществляло Гестапо (нем. Gestapo; сокращение от нем. Geheime Staatspolizei, «Тайная Государственная Полиция»), она же тайная полиция. Она же следила за гражданским населением на оккупированных территориях. Но поскольку Гестапо и CD, по сути, разные службы, но по следственным мероприятиям, одинаковые, то очень часто выполняли преступные приказы и совершали зверства вместе. И разуметься все они находились на одном хозяйственном довольствии. Называемом главное административно-хозяйственного управления (при СС) (нем. SS-Wirtschaftsund Verwaltungsha-uptamt; SS-WVHA), или ВФХА. Оно же отвечало за постройку концлагерей и сбор всего имущества жертв на оккупированных территориях, которое было объединено 1 февраля 1942 года с финансово и строительным управлением (в ведомстве Министерства Внутренних Дел), под его неизменным патроном Освальдом Польем.

СС, как орден, созданный для защиты НСДАП от внешних внутренних врагов, стала самая популярная в Германии, при существовании нацистов, негосударственная организация. Однако Гиммлер сумел подчинить под её крылом все полицейские и частично военные ведомства Германии. С 1933 году, в неё вступали все, в честь прихода нацистов к власти. А после так сложилось, что человек был в СС и занимал какой-либо пост, а в партии НСДАП не был, или служил в Вермахте, но состоял и в СС. Или, наоборот. Поэтому у многих, как и форма, значки, медали, так и звания, были смешанными. То есть, могли носить форму как Ваффен-СС, так и Вермахта, и награды со значками на обоих видов форм, можно было носить также, невзирая к какой из ведомств принадлежишь. Но у CD форма и значки различия всё же отличались.

Так же существовали разные полицейские карательные формирования. Они были созданы при СС и полиции, с целью производить казни, облавы, оцепления, нести охрану, помогать в концлагерях в проведении массовых убийств. Я знаю о четырёх группах.

Первая группа, это карательные полицейские батальоны и дивизии СС. Такие как «Принц Евгений (Ойген)», «Флориан Гейер», «Ханджар», «Мария Терезия», «Дирлевангер», « (4-я) Полицейская дивизия СС». Это далеко неполный список, но все дивизии СС состояли из добровольцев. И все они участвовали в карательных операциях. У них у всех был приказ помогать или проводить акции, связанные с убийством мирного населения и войне с партизанами. Некоторые из этих дивизий специально создавались для этих акций, причем ещё до нападения на СССР.

Вторая группа это, Шуцманшафт (Schutzmannschaft), сокращённо шума (нем. Schuma) — «охранные команды», особые подразделения, первоначально в составе вспомогательной полиции Третьего рейха на оккупированных территориях в годы Второй мировой войны, карательные батальоны, действовавшие под непосредственным командованием немцев и вместе с другими немецкими частями. Как правило, формировалась из местного населения и военнопленных. Позднее некоторые части переведены в состав СD и СС. Туда входили и специальные подразделения, созданные с целью работы в концлагерях. Их называли Хиви (нем. Hilfswilliger, «желающий помочь»; Ost-Hilfswillige, восточные добровольные помощники). Сначала их привлекали для строительных и вспомогательных работ, но после стали набирать и для карательных операций. Такие как «Травники», названые по месту подготовки концлагеря Травники, «Бергман» (национальный кавказский батальон), «Шелонь» (667-егерьский батальон. Немецкое прозвище, Соловей, названое так ими из-за того, что многие каратели хорошо пели) и «Роланд» с Украины (он же 201 полицейский батальон, впоследствии один из основных карательных соединений, 14 дивизии Галичина) и другие полицейские батальоны при полиции и CD.

Третья группа — это специально созданная полицейское формирование, для поиска и уничтожения партизанских соединений. Сокращённо GFP- и номер. Согласно номеру региона дислокации. Каунас: №1–15, 251–265, 301–310; Рига: №16–28, 266–285, 311–328; Таллин: №29–45, 50, 286–293; Минск: №46–49 и т. д. Или Тайная Полевая Полиция, Фельдгестапо. Её задачи более широки, чем у обычных карателей. Они привлекались для разведки и внедрения к партизанам. Были одеты как партизаны, имели Советское оружие. Зондеркоманды, действующие в зоне действия Вермахта, выполняющие роль карательных батальонов, чем и являлись, были прикомандированы к ГФП. До 1942 формально подчинялась разведке и контрразведке военных формирований вермахта, полевым и местным комендатурам, а в 1942 году тайная полевая полиция была официально подчинена IV отделу РСХА (Гестапо). Называли «Гестапо Вермахта» (Gestapoder Wehrmacht), а также «Полевое Гестапо» или «Фельдгестапо» (Feldgestapo). Так же среди них были, агенты провокаторы, которые вели разведывательную деятельность, нередко были или переводчиками при допросах, или сами допрашивали.

Четвёртая группа — это обычная полиция, в народе «Полицаи». Набиралась из местных жителей или районов и несла службу в городах и селах. Занималась арестами, казнями, расстрелами. Не редко как пыточные помощники при допросах или переводчики.

Конечно, это далеко не полные сведения устройства структуры и работы этого государственного аппарата под названием «Главное управление имперской безопасности» (РСХА). Но без этого, трудно понять, почему в преступлениях замешены все службы, а после войны, все люди, осуществлявшие массовые убийства, оправдывались отдачей приказов свыше.

Закон есть закон

В 1935 году, на съезде Национал-социалистической партии, который прошёл 15 сентября в Нюрнберге, от программы НСДАП утверждённой в 1920 году, в Берлине, Адольфом Гитлером были приняты Нюрнбергские расовые законы. Но до этого с 1885 года по 1935 год в Германии, действовал «Арийский параграф». Это было соглашение между компаниями, корпорациями, а также был прописан во многих юридических документах как пункт, о передачи недвижимости, закрепляющий право членства или проживание только для арийской расы. Этот пункт, ставший расовыми законами, был впервые внесён, антисемитом Георгом фон Шёнерером в Линцкую националистическую программу 1882 года, в Австрии, городе Линце.

Вот её пункты:

• признание за немецким языком статуса государственного на всей территории Австрии;

• независимость государства и правительства от еврейского финансового капитала;

• создание условий для развития немецкой национальной буржуазии;

• таможенный союз с Германией;

• установление максимума продолжительности рабочего дня;

• расширение избирательного права;

• ограничение использования детского и женского труда.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 1704