электронная
72
печатная A5
330
18+
ИзоБРЕДатель-АХИНЕзатор

Бесплатный фрагмент - ИзоБРЕДатель-АХИНЕзатор

Новые приключения барона Мюнхгаузена в России

Объем:
148 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-7580-4
электронная
от 72
печатная A5
от 330

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть первая

Общеизвестно — барон самый правдивый, самый храбрый, самый умный и изобретательный человек на свете. Со многими его подвигами мы знакомы, со многими, но далеко не со всеми.

Мы посильно восполняем этот пробел и с разрешения барона публикуем новый цикл его рассказов о пребывании в России, жизни в Райграде. Теперь он не солдафон и не кровожадный охотник, он — ученый, академик всех наук.

Слово от барона

В России я осел давно. Зовут меня в Райграде упрощенно — «Миня Хаузин», «дядя Миня». Я от души полюбил Россию, эта страна — вечный младенец и поэтому здесь легко оставаться молодым. Младенец этот растёт, впитывая в себя языки и народы, он падает и встаёт, он огромен и великодушен, в его доброте и силе растворяются все. Я давно мог уехать назад, в родовой замок, но я сознательно остаюсь там, где душе вольготнее. Делов тут непочатый край, без меня — гениального изобретателя и честнейшего из рассказчиков здесь будет куда скучнее.

1. Снадобье для излечения врунов

Кое-кто называет меня вралем. В Райграде я это играючи опроверг, нет здесь теперь ни одного языка, пожелавшего бы это сказать. Обладая колоссальными знаниями по химии, я изготовил антивралин, лекарство от вранья. Конечно же, бог не схочет — прыщ не вскочит, но выпьешь моего лекарства, соврешь, и у тебя вздувается ниже подбородка огромный зоб. Раз вздуется, два вздуется, и охота соврать навсегда пропадает.

Как и всякий честный ученый я, конечно же, в первую очередь, испробовал антивралин на себе. Ощущение было необыкновенное, зоб, как аэростат, пытался оторвать меня от земли. Чуть отталкиваясь, я взмывал кузнечиком метра на три в высоту и плавно опускался.

Не обошлось без скандала, один гражданин спутал антивралин с аспирином, принял тройную дозу и тут же, в аптеке, стал врать хорошенькой кассирше, что он неженат и богат. Как ни держали его аптекарши за руки, лгуна унесло скверно-западным пассатом за облака. Приземлился он лишь в Турции. По решению суда мне пришлось оплачивать его проезд обратно.

Антивралин в Райграде полюбили. Люди теперь стали значительно культурнее отдыхать, в небе полно плавающих и блаженствующих горожан, умело дозирующих прием моего чудесного снадобья.

Не обошлось без шарлатанства — какой-то инвалид побил на областных соревнованиях сразу на два метра мировой рекорд по прыжкам в высоту и на три в длину, но опровергатели пока встали в тупик, не могут распознать причины. Из озорства я помалкиваю.

2. Тараканы лечат зубы

Зубная боль! Кто не испытал ее муки. Я бесповоротно избавил жителей Райграда от этой напасти навсегда. За умеренную плату в аптеке можно теперь взять в аренду или купить парочку выдрессированных тараканов и набор специального инструмента, очень-очень миниатюрного, тщательно подогнанного к руке, точнее, лапкам наших стоматологов.

Гнилые зубы отличное лакомство для тараканов, равно как и остатки пищи. В полости рта они подобны строителям — пробурят, забетонируют, выкорчуют любой корень, особо стойкий могут даже взорвать динамитом… И все без малейшей боли, слюна ведь у тараканов прекрасное обезболивающее средство.

Особо состоятельные из сограждан имеют этих трудолюбивых существ при себе, в медальончике. Полость рта у них всегда в идеальной чистоте, отпала надобность в пасте, щетке.

3. Зубы вверх ногами

Рассказав о тараканах-стоматологах, я рассказал лишь о части решенной проблемы — о лечении имеющихся зубов. Но сколько людей их утратило и пользуется неудобными протезами. Я вывел зубные семена. Садишь их в десну, как в грядку, и через месяц можно грызть кости. Но некоторых райгорожан подвели торопливость и невнимательность, они нарушили технологию и сажали семена вверх ногами. Зубы стали прорастать сквозь челюсть наружу, свисали страшными сосульками, торчали из темени рогами. Такие зубы сограждан не удовлетворяли, жевать было все также неудобно. Равно как и непривычно было удалять их врачам.

Какой-то проходимец сумел извлечь из этого выгоду, специально вырастил целую бороду до пояса, частокол на голове и за звонкую монету снимается теперь в фильмах ужасов.

4. Моль-цирюльница, месть рогоносца

Дрессировка тараканов навела меня на мысль обучить ремеслу и моль. Хватит ей пожирать меха в гардеробах райгорожан. Понятливость и старательность моли были изумительны, клиенты по сей день не могут нарадоваться совершенному бритью их щек, эталонности стрижек.

И тут не обошлось без хулиганских перекосов, те же обманутые мужья, из мести, нередко подпускали своим спящим неверным женам слепо исполнительную моль, с установкой тотального бритья. При взгляде на себя фасонистые женщины, кто об свои отображения исшоркали не одно зеркало, сильно огорчались — отсутствовали даже брови и ресницы, не говоря уж о ихнем зеркальном черепе.

Кстати, один такой удовлетворённый рогоносец, математик, поведал мне занятную выкладку — у жены он четвёртый по счёту муж, с первым она прожила пять лет, со вторым — три года, третьим — год, с ним — два месяца. Расчёт прогрессии показал, что при возрасте 102 лет она будет признаваться мужчинам через каждые три секунды, то есть чаще, чем мелькают столбы за окном вагона.

5. Как я победил холод — Озверение передовиков-животноводов

Уральские морозы — штука серьезная. Люди возами сжигают дров и уголь, чтобы спастись от смертельного холода. Мой проницательный ум решил и эту проблему. Теперь даже в самый лютый мороз вы не увидите в Райграде дыма над трубами.

Все дело в том, что гипнозом и специальными препаратами я научился будить в любом человеке атавизм, то есть утраченные, казалось бы, навсегда свойства организма. Мозг давал команду, и человек покрывался мехом, любым, хоть под кролика, хоть под песца, в зависимости от тщеславного желания.

И снова эта русская непредсказуемая трактовка, казалось бы, исчерпывающего решения. Людей, обросших драгоценными мехами, стали отстреливать браконьеры, с одной особи выходило до десяти шапок. И это из соболя, норки, шиншилы! Так повсеместно утвердился неброский, но надежный мех кошки и собаки. Цвет этих мехов отличался свойством легко перекрашиваться под тот фон, на котором они находятся свыше двух часов. Задремлет этак человек на персидском ковре с его неповторимым орнаментом и, вскоре, как растворяется, сливается с этим красивым фоном. Утром, после сна он чернее сажи, с лыжной прогулки — белее снега… Райгорожане радовались этому свойству меха, как дети, кто из нас не любит наряжаться, да еще несколько раз на дню, не имея при этом в гардеробе на вешалке ни одного платья.

По желанию люди могли покрываться и перьями, чешуей, иголками, как ежи и дикобразы, но это заказывали единицы.

А вот в совхозе «Грёзы Ильича» решили обойтись без моей помощи, своими силами. Народ там быстро залохмател, но процесс атавизма на этом не остановился — у людей повырастали хвосты, вылезали клыки и острые когти, они пали на четвереньки и стали питаться исключительно сырым мясом. Передовой коллектив животноводов обратился в стаю хищников, сожрал стадо высокоудойных коров, а потом подался в заповедный лес, сея там страх и опустошение. Силами тигроловов совхозников отловили и распродали по зоопаркам мира. Шли они нарасхват, район заработал много валюты.

6. Бронированные яйца

Дороги у нас в Райграде были неважнецкие, не хватало щебня. Я играючи решил и эту проблему. Началось все с того, что в заготконторе скопилось много яиц, пришлось прекратить прием из-за отсутствия ячеистой тары. Тогда я придумал специальный раствор для отвердения скорлупы, яйца стали принимать у населения неограниченно, сгребая их бульдозерами в огромную кучу. Крепость скорлупы была такова, что шла на рикошет пуля винтовки.

Под жарким солнцем часть яиц протухла и ее пустили вместо щебня на дорожное строительство. И опять не обошлось без казуса. Когда заасфальтировали центральную улицу Райграда, прошел кислотный дождь, и неожиданно скорлупа стала вновь первозданно хрупкой, получилась неслыханная дискомфория — улица обратилась в гигантскую сковороду дурно пахнущей глазуньи, было очень скользко. Из-под битума повыскакивало огромное количество цыплят. Так стихийно в Райграде родилась птицефабрика, горожане теперь круглый год едят дешевую курятину.

7. Яйца-скульптуры

Некоторое время я бился над проблемой размягчения скорлупы, так как яйцо перед употреблением в пищу можно было вскрыть только зубилом в тисках, а под наседками яйца взрывались гранатами с радиусом поражения до двадцати метров. Размягчительный раствор я вскоре подобрал, но зорко подметил и другое. Испуганные взрывом куры сбрасывали яйца необычной формы, кто конусом, кто кубом. Я почувствовал, что стою на пороге грандиозного открытия. Вскоре представительная, щепетильная комиссия приняла у меня проект фабрики миниатюрной скульптуры. Производительность ее была безгранична, в зависимости от количества несушек, всем процессом управлял один оператор. Нажимать надо было всего три кнопки: первая — номер клетки, вторая — радиосигнал в куриные мозги с образом грядущей скульптуры, третья — легкий электрошок, несушка вскрикивала и роняла, к примеру, бюст того или иного вождя или же забавную зверушку, готовое ёлочное украшение.

Попутно я внедрил в производство киоски горячего обеда. Здесь был использован эффект уже сильного электрошока, после которого наседка роняла в подставленную сковородочку пышащую жаром глазунью. Киоски теперь повсеместно внедрены на оживленных местах, школах и детсадах. То и дело я слышу слова благодарности.

8. Страуворы и свиноящеры

Куриные яйца всегда смущали меня малыми размерами. Для большой семьи на омлет уходило их свыше десятка. С другой стороны, если разводить тех же страусов, не напасешься кормов, да и не сдюжили бы они тутошних морозов. Тогда я скрестил воробья и страуса. В России щедрые урожаи и поэтому не принято убирать с полей все до последнего зернышка, так что страуворам корма хватало круглый год. К тому же мощные крылья могли уносить их на поля соседних районов и областей. Почти каждая семья обзавелась страуворами. На этой огромной и добродушной птице очень любят кататься верхом ребятишки, шныряют себе меж облаков с утра до позднего вечера

Неплохо показали себя и другие мои питомцы, смесь сороконожки и курицы, сплошные окорочка, а не животное; жирафоподобная корова, какая может кушать из-за любого забора; восьмисосковая корова с ходулистыми, полутораметровыми ногами — её можно доить стоя и вчетвером; свинья с копчёным салом…

С моей подачи райгорожане научились выращивать на мясо животных избирательно, не всю тушу, а по заказу покупателя, сообразно их пристрастиям: этот любитель мощного левого бедра, этому пришлось вырастить для «мозгов под зелёным горошком» голову в три раза больше нормальной, этому — хвост на пять метров, этому трехведёрную печёнку…

Очень удалось мне дерево с говяжьими языками, его раскидистая крона давала за сезон до трёх тонн деликатеса.

Полюбились райгорожанам и свиноящеры, гибрид свиньи и ящерицы. Теперь здесь не режут свиней, все они умирают по старости, зачем резать, если она систематически, раз в неделю откидывает хвост на полпуда — чистейшую мякоть. То и дело теперь меня приглашают на вкусные пельмени, любимое лакомство уральцев.

9. Автожеребец

Будучи непревзойденным всадником, я долгое время пренебрегал возможностями легковой машины, но потом сдался и приобрел себе «Жигули». Однако в Райграде нередки перебои с бензином. Немного подумав, я сделал на эту прелестную машину силовой привод от любимого жеребца. В салон, на переднее сиденье выходила только его голова, непрестанно жующая сено или овес.

Машина стала легче, мощнее, экономичнее и, самое главное, абсолютно экологически чистой. Дорогу к бензоколонке я забыл. Два навильника сена и ведра овса мне хватает на пять тысяч километров.

10. Бум авторазмножения

Попутно с монтажом трети коня в моторный отсек я изобрел возможность для такой машины самостоятельно размножаться, скрещиваться, улучшать свою породу. Видели бы вы радость того или иного владельца, когда его старенький «Москвич» приносил ему двойню ладненьких, крепеньких «жигулят», или гнилая «Победа» разрешалась от бремени «Мерседесом». Через пару месяцев эти сосунки набирали необходимые габариты и начинали бойко сновать по необозримым просторам России. Почти каждая семья в Райграде правдами и неправдами находила деньги для приобре-тения какого-нибудь «Драндулет-Бенца», авторазвалюшки и с моей помощью улучшала их породу. В городе стало тесно от машин всевозможных марок. Но воздух оставался чист, автозаправки питали один транзитный транспорт.

Еще монтируя мышцы жеребца на карданный вал, я подумал о выхлопе и выделениях автоконя. Ничегошеньки, неожиданно на дорогу и стоянки выпадать не стало, не вытекало. Раз в неделю из багажника извлекались красиво оформленные брикеты и пластмассовые бутылки расфасованного превосходного органического удобрения. Вскоре такие компактные насадки имела каждая корова в Райграде и районе. На улицах и дорогах стало значительно чище, ощутимо поднялась урожайность зерновых на полях. А звук при потугах с соответствующим запахом при буксовании или тяжелом подъеме также не тревожили слуха и обоняния окружающих — делал свое дело синтезатор, вместо этого раздавалась заливистая трель соловья и машина окутывалась облаком прелестных духов.

Что интересно, этот крохотный приборчик не ленятся носить в кармане очень многие райгорожане. По оценкам медиков такая расторможенность свела почти на нет желудочнокишечные заболевания. И если теперь в людном общественном месте раздастся трель соловья и пыхнет одеколоном, люди хором восклицают доброжелательно: «Будьте здоровы!». Это стало правилом, как и при чихе.

12. Мухонепроницаемое стекло

Не брезгую я использовать свой превосходный ум и на бытовые мелочи. Видя муки сограждан летом от полчищ комаров и мух, я сделал стекло с односторонней проницаемостью — снаружи оно твердо, а с другой стороны, изнутри, его вроде как и нет. Залетать муха не может, а вылетать — пожалуйста.

Неожиданно для меня новинкой заинтересовались военные, о, как они живописали мне возможности такого пуленепробиваемого стекла.

А браконьеры нагло использовали новинку для изготовления капканов на зверье и рыб, сооружая зловещие невидимые колпаки проницаемой стороной наружу.

Эти же нечистоплотные люди использовали в своих корыстных целях и мою другую находку — мухоулавливатель. Он устанавливался в проеме форточки, этакая иголка и горошина гравитатора, который властно изменял траектории насекомых. С разгону, с лету они нанизывались на эту иголку и тихо сползали в накопитель, где гранулировались в превосходный корм для кур-несушек. Усилив сигнал, браконьеры стаями заставляли уток нанизываться на длинные штыки. Природе наносился ощутимый вред. Негодованию моему не было границ.

13. Зубы долой! Дырка в животе — Общественный туалет на три города

Даже при блеске моего ума, при его колоссальной работоспособности и выверенности каждого шага, здесь, в этой непредсказуемой России невозможно просчитать побочный эффект того или иного открытия. Прокол с озверением передового коллектива, разбронирование яиц, зубы наружу… Так и ждешь сюрприза, сказано, что дурак стреляет, да только бог пули носит. Но, терпи, голова, в кости скована.

Вот и на этот раз, видя слабую работу общепита, столовых и кафе, я решил накормить народ другим путем. Сытно, вкусно и быстро. Сделал кормоцех, а от него большую сеть пищепроводов с выходом на колонки или прямиком в каждый дом. Но я упустил контроль исполнения своей затеи до конца, а ретивые исполнители на местах, будто я тупицею вытесан, домыслили все иначе. Добились своего не мытьём так каканьем. Дуло заправочного пистолета они решили вводить непосредственно в живот, в специальную дырку, так как, на их взгляд, пища и так была уже тщательно расжевана. Было издано распоряжение на принудительное удаление ненужных теперь зубов и проведению операции по вживлению клапана. Словом, сунулись вброд по самый рот.

Население запротестовало, начались митинги протеста и террористические акции — во многих местах пищепровод был взорван. В который раз я сильно огорчился. Но я заметил, что государственные мужи очень сильны по части реверансии — народ вскоре успокоился, в который раз ему было искусно доказано, что педиатрия и гробокопательство одно и то же.

А ведь только что поутихли было волнения по другому поводу, на другую неуклюжую инициативу отцов города. Сделали они роскошный общественный туалет, на три города сразу, скооперировали средства. От Райграда он находился в сорока километрах. Была отлажена служба оперативной автодоставки клиентов, типа «неотложки», бегала каждые полчаса скоростная электричка на магнитной подушке, но дело тогда почему-то забуксовало.

14. Корректурные очки

Нездоровое оживление общества спало при распространении очередной моей новинки — корректурных очков, этаких фильтров, отцеживающих недостатки изображения при входе в зрачок. Как тут не переложишь печаль за радость, как тут сердечку весёлую побудку не кукарекнуть, а глазам глядеть не комом, а россыпью.

Наденет гражданин такие очки и видит как бы продолжение ранее несбыточного сна — неказистая жена обращается в фею, очень улыбчивую и довольную его видом. Преображалась для глаз и архитектура хижин, а та же помойка могла глянуться даже поляной роз.

Только, не дай бог, посмотреть в них наоборот! Уж на ту-то помойну яму никогда не напасёшься хламу.

Ну, разве останется тут место в душе для гнева и раздражения. Люди стали наперебой говорить друг другу комплименты, вчерашние враги долго, взасос целовались. А ведь вчера ещё, дай какому из них пёсий хвост — все бока бы исстегал себе до излому рёбер.

Все это скрасило мое огорчение и я со всегдашним подъемом принялся за очередное дело.

15. Как я искоренил воровство

Этот порок удручал меня во все времена. Я решил направить все усилия своего блистательного ума на его искоренение и сделал мощный магнит, который притягивал к себе исключительно все наворованное. В один из воскресных дней я включил его.

Что тут началось! Огромная территория в сто гектаров стала быстро заполняться всевозможнейшим добром. Двадцать дюжих помощников едва успевали сортировать его, чего тут только не было: автомотовелотехника, ковры, одежда, мебель, домашние животные, стройматериалы, драгоценности… Прилетали даже особняки!

В Райграде царило смятение — разваливались некоторые дома и гаражи, вопили ошарашенные, вдруг ставшие нагими в людных местах люди. Кто-то, видя бесповоротное банкротство, торопливо запрыгивал в петлю, кто-то ударялся в бега…

О, Россия — страна парадоксов! На следующие дни, когда власти объявили о причине данной тотальной конфискации, ни один из вчерашних обладателей добра не пришел оспаривать такой бездоказательный ход. Всё пустили с молотка. В одночасье бюджет города пополнился, был достроен дом для престарелых инвалидов, куда, большей частью, вселились вчерашние щипачи и домушники, растерявшие здоровье в казенном быту.

А молва о моем чудо-магните пошла гулять по областям. То в одном, то в другом районе стихийно вспыхивали шествия раскаявшихся, которые волокли властям нечестно нажитое, умоляя, не включать магнит на их территории, кое-кто сдавал деньги, кругленькие суммы, пропорционально оставленному, что невозможно транспортировать. Пришлось создавать специальные конторы по оприходыванию сдаваемого добра и последующей его продажей на аукционах. Чаще всего, тем, кто его и принес.

Отцы городов, где прошли такие волнения, присылали мне почетные грамоты и удостоверения почетного жителя их города. У меня их скопилось 256 штук.

И опять не обошлось без перекосов. Была создана сверхконспиративная шайка, какая действует и по сей день. Вымогатели вычисляют особо состоятельных рвачей и уведомляют, что, мол, со дня на день включат магнит. За благо его невключения те выкладывают немалые наличные и, конечно же, помалкивают. Попробуй, выведи таких шантажистов на чистую воду.

А еще, в страхе близкой, неминуемой конфискации, темные силы активизировались и искусно разладили мой магнит. Я как раз работал над усилением его мощности, повышением радиуса действия до уровня областей, куда направил свои предложения поработать на их территории, сочинил этакие страстные рекламные мадригалы гамадрилам от власти. Что интересно, я по сей день не получил ни одного ответа. Видя такую странную пассивность, я пока махнул рукой на ремонт и с головой окунулся в другую затею, еще более грандиозную и полезную для России.

16. Агрессивная защита природы

Мой пытливый и всеобъемлющий ум давно подметил как неоправданно расточительно здесь относятся к природе. Я сделал генератор силового поля, где все гадости, творимые человеком, проходят в первую очередь через него самого.

Что тут началось! Видели бы вы недоумение вчерашнего здоровяка, директора молзавода (морзавода!), годами сбрасывающего в речку нечистоты. Директор то и дело блевал и поносил. А руководитель асфальтогонки задыхался даже упакованный кондиционерами, как и все сограждане, когда черный дым увлекался на город юго-западным ветром…

Да что там чиновники — шофер и тракторист стали исплевываться и задыхаться, если их аппараты чадили и подтекали смазкой на землю, глохли от шума моторов лишенных глушителя.

И народ враз опамятовался, а Райград преобразился. Дизеля тракторов, к примеру, не шумят, а источают классическую музыку, каждая птица имеет персональный респиратор. Наш опыт было решено распространять по России. Но злые языки говорят, что и это начинание ждет участь магнита — искусственное забвение. Неужели?!.

17. Бунт антигурманов

Генератор — чего я мало ожидал — провел революцию и в общепите. Готовить там стали вкусно и разнообразно. А началось все с кончины главы этой фирмы, кто умер от истощения. Все-все, что ему тогда предлагали, от балыка до осетрины, он негодующе отвергал, все казалось ему неотличимым по вкусу от ширпотребовской дряни, что созидали подведомственные ему производства, чего он даже под дулом нагана никогда бы в рот не взял, брезговал. С чем и унесли иссохшего в лучинку, соблюдшего ГОСТ, на погост. Ах, как он был апломбирован и уВАЖАЕМ этот чинуша. Как жаль, что протухшие мозги не выдают себя в жизни обличительным запахом.

И снова парадокс. Я познакомился с представителями набирающей силы оппозиции, движения против вкусной и здоровой пищи — антигурманами. Все они, как правило, теперь демонстративно кушали в точках общепита, головокружительно отравляя вкуснятину внесением туда цемента, солидола, бензина и шампуней, и лишь после этого якобы с аппетитом все поедали. Даже курили заведомую дрянь — сигареты «портянки Хо-Ши-Мина». Таких извращенцев оказывается был легион, полчища. Их взрастил не за одно десятилетие вчерашний общепит, где прокисшие щи и протухшее мясо давно были нормой. Кто-то от таких блюд загнулся, а кто-то обрел невиданную закалку и потребность кушать исключительно такую гадость, вкуснятина для них стала ядом.

На памяти у меня недавний шум и гвалт в прессе, мощный натиск антигурманов, требующих громкой реабилитации члена их партии, что скончался от цирроза печени, а не от какого-то там триппера. К слову, много тогда полегло этих партийцев, год тогда был високосный, на мужичков укосный.

Я хватаюсь за голову, общепит Райграда против такой оппозиции долго не продержится, у них капитал и связи на уровне правительства. Я капитулирую, мой превосходный ум не предназначен для разрешения таких абсурдных задачек.

18. Урна — спасительница города

Еще до памятного включения своего экологического генератора в местной печати проскользнула заметка о моем героизме, там упомянули меня как энергичного помощника урны в святом деле спасения города от неминуемой гибели. Да-да, барон — адъютант урны, я с трудом пережил это оскорбление. А дело было так.

На центральной площади Райграда, средь культурных учреждений и контор, около памятника вождю, чьим именем наречена площадь на одноимённой улице, стояла тогда еще неприметная урна. Урна как урна, их в городе до десятка, но именно туда террорист Ваньо Лаптиман уложил взрывное устройство чудовищной силы, должное смести с лица земли Райград а с ним и крупный железнодорожный узел, что надолго бы парализовало Урал. Устройство должно было сработать от тепла остывающей спички или окурка.

Но террорист просчитался — не нашлось ни одной предательской руки, спички и окурки летели мимо, урна в течении полугода оставалась пустой, естественно, не считая коварного свертка с бомбой на донышке. Лаптиман прибыл с проверкой, но нечаянно оскользнулся на арбузной корке и сломал ногу. Затравленно озираясь, превозмогая боль, он попытался ускакать на одной ноге, но оскользнулся на картофельном очистке и грянулся затылком об асфальт — потерял сознание.

Рядом случился я, перетащил его к ближайшей конторе с телефоном, это оказался пункт милиции при вокзале, и вызвал «скорую». Очнувшись средь мужественных лиц в мундирах, террорист заплакал и раскололся, счев, что попал в тщательно подготовленную засаду.

Урну покрасили в бронзу и с табличкой «Спасительница города» поставили в музей. Бомбу взорвали вдали от города, воронка радиусом в три километра заполнилась чистой голубоватой водой, там развели форель и карпа, можно покататься на катере и водных лыжах. Для степного города, где каждый родничок на учете, это огромное благо. Благодарные жители, вопреки официозу, назвали озеро моим именем. Я поначалу противился этому, к чему, славы мне и так хватает.

19. Авторояль, соло для бензопилы с оркестром

Я люблю музицировать в короткие минуты перерыва меж озарениями и колоссальной работой моего блистательного ума. Музыка животворно расслабляет меня перед еще более гигантским скачком во вселенную разума.

Но я огорченно заметил, что части моих сограждан освоение того же рояля не по силам, хотя человек искренне тянется к волшебному миру музыки. Все дело в том, что тот же шофер сильно закрепощен въевшевшейся в него намертво привычкой управлять автомашиной.

Тогда для такой категории обделенных райгорожан я сделал авторояль, где вместо клавиш струнами можно было управлять с помощью руля, рычага скоростей и педалей. Как радостно мне было видеть и слышать исполнение, ту же лихую гонку водителя по замысловатой тропе «Полета шмеля». Я аплодировал, не жалея ладоней. Шофера, как я заметил, вообще склонны к таким лихим мелодиям.

Другое дело фрезеровщики и бульдозеристы, эти на своих специнструментах на базе клавесина и арфы были склонны к серьезной музыке. А вот штамповщики и кузнецы на своих ритмических установках тяготели к тяжелому року. Увлеклись музицированием даже телеграфисты — истово перекладывают на азбуку Морзе шедевры классической музыки

Близок день, когда сводный оркестр моих питомцев начнет давать концерты. Дирижер, естественно, я. Коронка нашей программы — соло для бензопилы с оркестром из сирен, паровозных рыков, пиротехника-ударника и органа. Маршруты гастролей наперебой нам предлагают самые разные. Следите за афишами.

20. Печатная машинка-тренажер

Я знаком с трудом машинисток, это адский труд, но главнейший бич их здоровья — малоподвижность. Радикулиты и геморрои, шалящие сердце и давление — спутники этой профессии. Я вдохнул в это ремесло ликующую радость здоровья. Вчерашние тучные, астматически дышащие при малейшем движение матроны стали стройнее газелей и вспархивали на даже на восьмой этаж быстрее лифта.

Клавиши машинки я расположил в виде небольших подушечек по стенам и потолку. Серии молниеносных ударов наносятся теперь в прыжке, падении, при исполнении сальто-мортале или же швырянием набивных мячей, уколами шпаги, выстрелами из пистолета. После года такой работы секретарша начинает автоматически совмещать и работу телохранителя, ибо с легкостью расправляется с любым каратистом независимо от цвета его пояса.

За этот приварок к окладу женщины, особенного предпенсионного возраста, буквально целуют мне руки, так как в России это впрямую сказывается на размере грядущей пенсии.

21. Жевательная резинка на три киловатта

Очень много людей жуют резинку. Столько энергии уходит даром. Я сделал пьезогенератор, использующий эту энергию. Из приоткрытого рта теперь ночью вырывается сноп мощного прожектора, во рту располагается также прикуриватель и кипятильник. Да, небольшие порции кофе теперь можно готовить прямо во рту, ни единого кубика аромата не уходит в атмосферу.

Ученые подхватили мою идею и теперь дорабатывают технологию выпуска электромобиля, вскоре, даже юрты на Крайнем Севере будут отапливаться по этому принципу. А модницы используют новинку для подсветки драгоценно мерцающей коронки. Улыбки красавиц становятся от этого совсем неотразимыми. Не обошлось и без зловещего уклона, ставшего известным в криминальной среде как «смертельный поцелуй». Если же точнее, это укус зубом-конденсатором мощного заряда.

22. Золотой песок из мочевого канала

Да, криминальная среда очень внимательно следит за моей работой, то и дело пуская в грязный оборот мои гениальные находки. Чего стоил для них мой препарат по раздроблению камней в почках можно лишь догадываться, ведь волею капризного случая исходящий наружу песок оказался золотым.

Ах, что тут началось! Едва не каждый больной почками был взят под контроль мафией, ему создавались райские условия существования, чтобы, не дай Бог, камень в почке не развалился от стресса или не был досрочно похоронен вместе с его владельцем.

Вскоре почти все больные нашими двуедиными усилиями были излечены. О-оо, сколько слов благодарности я услышал и слышу по сей день от исцеленных.

А вот золото оказалось каким-то странным и своевольным, свои свойства оно сохраняло только при непосредственной близости его родителя. Стоило ему удалиться на три километра, а сроком больше месяца оно рассыпалось прахом. Мафиози поначалу едва не перебили друг дружку, но кое-кто уцелел и скрипит теперь зубами на убытки.

23. Дупло зуба — улей

Зуб-конденсатор для самозащиты стали применять не только нехорошие люди, но и хорошие. Подумав, я стал использовать и дупло зуба как улей для комаров. Леток открывался условным постуком зубов, вроде SOSа по азбуке Морзе. Из приоткрытого рта, незаметно для обидчиков вылетала эскадрилья защитников, жала их были смочены ядом или сильным снотворным. Я рекомендовал употреблять два дупла, в зависимости от ситуации.

Выдачу таких спецкоронок и препараты я осуществлял только проверенным, честным людям. Ко мне подходили люди из спецслужб — нужно было организовать покушение, но я был непреклонен — только для самозащиты.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 330