электронная
25
печатная A5
426
18+
Изменение маршрута

Бесплатный фрагмент - Изменение маршрута

Остросюжетный роман

Объем:
286 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-2500-7
электронная
от 25
печатная A5
от 426

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Часть первая.
Вольтижеры

                    Вольтижеры — отряды стрелков,

                    с недавнего времени (с 18… года)

                    набираемые правительством

                    для того, чтобы они заодно

                    с жандармами помогали полиции.

П. Мериме

Мальчику шесть лет. Он гуляет с детьми по бульвару под опекой Елены Ивановны. Он свободен. В кармане у не­го револьвер. Он с наслаждением ощупывает его ребристую ру­коятку. Это лучше, чем подарок. Он его нашел. Правда, на ру­коятке царапина. Но это ничего. Наоборот. Значит, он уже был в деле. Мальчик подходит к скамейке. На ней, накрывшись газетами, лежит старушка. Она безмятежно храпит, под ска­мейкой пустая бутылка. Мальчик смотрит на старушку. Кажет­ся, и тогда так было, когда он сильный и взрослый шел по бульвару. По сухим шуршащим листьям… Елена Ивановна бол­тает со знакомой теткой. Если он заступит за черту, она за­кричит пронзительно: «Женя! Вернись!» А когда он подойдет, скажет: «Поиграй с ребятами! Не надо далеко уходить!» Он обходит спящую старушку и присаживается за скамейкой. От старушки исходит скверный запах, хоть нос зажимай! Хочется опробовать оружие. Он достает револьвер. Тяжелый… Не какая-нибудь там игрушка! То, что он собирается сделать, нехорошо. Но это уже сильнее любого запрета. Он стреляет у самого ее уха. И, замерев, ждет. Старушка делает протяжный хриплый вдох и… продолжает сладко храпеть. Ему досадно и весело одновременно. Он снова идет по бульвару…

Глава первая.
Привет, оружие!

Евгений Павлович вышел из электрички. На платформе кроме него никого не было. Он спустился вниз по ступенькам. И уверенно пошел мимо железнодорожного переезда к мосту. Сла­бо тлели лампы редких фонарей. Слева за бетонным забором тем­нели корпуса завода. «Ну и местечко! — с тревожным любопыт­ством подумал Евгений Павлович. — Вот где душегубством-то заниматься! Лучше не найти!» Он вышел на мост. Внизу прожекторы полосами выхватывали из темноты железнодорожные пути. Они то шли параллельно, то ненадолго скрещивались, чтобы снова разбежаться. Изредка с гулом проносились тепловозы. Женский голос, многократно усиленный динамиками, монотонно и раскатисто возвестил: «Маневровый! Перегоните седьмой на второй!»

— Нинка! Ты? — крикнул в темноту Евгений Павлович и спустился вниз по насыпи, продираясь сквозь кусты.

«Наверняка, здоровый зад, большая грудь. А лицо простое, милое и глаза озорные. Вечером водка, капуста и, возможно, даже колбаса…» — представил он себе идиллическую картину. Пошел по шпалам. Добрался до небольшого кирпичного домика посреди путей. В диспетчер­ской сидела Нинка и гундосила в микрофон.

— Привет! — сказал ей Евгений Павлович.

— Привет! — ответила Нинка, повернув голову.

— Я вот зашел… это… поболтать в общем. А вечером можно было бы к тебе… Да вот, видишь, повестка! — Он достал из кармана бумажку и покрутил ею в воздухе. — Наверно, се­годня уж не получится.

— Я тоже сегодня не могу, — с сожалением сказала Нинка. — Полно работы! Один маневровый всю душу вынул!

— Тогда в другой раз! — предложил Евгений Павлович.

— Смотри, не обмани! — Она шутливо погрозила пальцем и снова запричитала в микрофон: «Седьмой! Ну кому сказано! Пе­регони на второй!»

Евгений Павлович выбрался снова на дорогу и подумал: «Нельзя так упрощенно представлять рабочий класс! Ведь, на­верняка, все по-другому! И никакая там не Нинка, а… Верка! Небось костлявая, с нечистым лицом… И нечего к ней и ходить! У них, по-видимому, точно такое же верное в кавычках представление об интеллигенции… Надо будет в следующий раз узнать у Нинки. Не забыть! — приказал он себе. — А что интеллигенция? Всег­да боится власти, презирает ее и лебезит перед ней. Тьфу на нее! Прости господи!» — перекрестился Евгений Павлович и по­трогал в кармане повестку, пытаясь угадать, только ли ему по­везло или же многих накрыло.

Невольно ускорил шаги. Справа виднелся забор с колючей проволокой наверху. За ним находилась овощная база. Оттуда пробивалась крепкая вонь от гниющих овощей. Раньше Евгения Павловича частенько посылали туда вместе с другими от инсти­тута. По-прежнему вокруг не было ни души. «А ведь мог бы рисовать не хуже Сальвадора Дали! — неожиданно пришло ему на ум. — Ей-богу! Не хуже!» При этом он споткнулся и чуть не упал. «Это только так кажется! На самом-то деле хрен полу­чится… — попытался он урезонить себя. — У меня прочное положение в лаборатории! Всегда замещаю начальника, если что… Где же это проклятое строение два?» — забеспокоился Евгений Павлович. Впереди, он знал, должна быть какая-то старинная заброшенная то ли сторожевая, то ли пожарная башня. Из крас­ного кирпича. И действительно перед ним неожиданно выросла эта развалюха. Дальше, правда, ходить ему не доводилось.

Начался пустырь. «Зловещий!» — определил его Евгений Павлович. Затем пошли гаражи с хорошими крепкими замками. «Видать, кооперативные», — предположил он. Потряс один из них неизвестно зачем. Откуда-то сбоку выскочил заспанный молодой парень.

— Что? Кто? — заорал он.

— Спокойно! Не баловать! — строго приказал ему Евгений Павлович. — Проверка слуха! Спецназ!

— А-а… — сразу успокоился сторож и добавил с уважением: — Спецназ, так спецназ.

Евгений Павлович пошел дальше. «По идее где-то здесь должно быть строение два», — подумал он, и чутье его не обма­нуло. В глубине, за темными бараками, оживленно подмигивая освещенными окнами, возвышалось трехэтажное здание школы. У входа толкалось несколько человек.

— Додумались! Еще бы в пять утра назначили!

— Что от них взять?! От идиотов!

— Тише! Еще услышат и загонят в тьмутаракань!

— Мужики! Не знаете, зачем людей тревожат? — поинтере­совался Евгений Павлович.

— А черт их знает! Кого на сборы, кого на перерегистра­цию! — ответил один из них.

«Ох, не нравится мне все это! Надо взять, да и повернуть восвояси!» — подсказал Евгению Павловичу внутренний голос. Но вместо этого он поднялся на второй этаж и нашел комнату с номером, указанным в повестке. Толкнул не без внутреннего смятения дверь. За столом сидел майор. «Под пятьдесят, а все майор! — посочувствовал ему Евгений Павлович. — Зато работенка непыльная».

«Здравия желаю!» — чуть не вырвалось у Евгения Павлови­ча, но он вовремя сдержался и приветливо произнес:

— Добрый вечер!

— Здравствуйте! Проходите, садитесь! — пригласил майор. — Давайте вашу повестку!

Евгений Павлович протянул бумажку. Майор внимательно ее прочитал.

— Ого! В третий раз вызываем! А вы все никак! — улыбаясь, пожурил он Евгения Павловича.

— Вы знаете, я тех двух не получал! А сразу вот эту! Меня и самого удивило! Написано — третично! Почему третично? Я сразу, как получил, так и пошел! — стал оправдываться Евгений Павлович, ловя себя на мысли, что звучит все это довольно неубедитель­но.

— Это все так говорят! Слово в слово, как вы! — снова снисхо­дительно улыбнулся майор. — У нас ошибок не бывает! Пришли ведь все-таки? То-то и оно! Пришли! — Он посмотрел в свои бумаги, задумался. — Почему-то у меня в списке стоит квартира сорок один, а в повестке сорок два… Понятно, конечно, что это вы! Но… все равно неприятно. Такое несоответствие. Хотя все прочее ваше… Чей-то недосмотр, оплошность, а возможно и халатность! Сразу возникает трещинка, незаметная на первый взгляд, но есть… Честно говоря, раздражают такие вещи! — Он снова задумался. — Хотя, конечно, это вы!

— Вообще-то, я год назад уже был на сборах, — мягко на­чал увещевать майора Евгений Павлович, памятуя, что не следует раздражать военкоматских служак, а то еще напакостят, не дай бог! — Обещали больше не трогать. Да и возраст…

— Да-да, вы правы… Мы тут немного перестраиваем свою систему. Как говорится, в духе времени. Вот, например, вызываем теперь людей в нерабочее время! Достижение? Достиже­ние! И не малое! Хотя, как вы думаете, удобно нам это? Нет, неудобно! Сколько сейчас уже натикало? — Майор взглянул на часы. — Ого! Половина двенадцатого! Так вот… Привлекли психологов. Они нам кое-что подсказали. В общем, они полагают, что те, кто не приходят сразу же по вызову, то есть не подчиняются моментально приказу, могут быть привлечены к не ­рутинной работе. Вы понимаете?

— Но ведь я-то сразу пришел! Как только получил! — снова заладил свое Евгений Павлович.

— Ну вот вы опять начинаете! Я же о другом сейчас! Вы понимаете?

— Не совсем… Хотя догадываюсь, — ответил, внутренне недоумевая, Евгений Павлович.

— Кстати, сейчас уточним это слово. Рутина. — Майор до­стал с полки толстый том толкового словаря, порылся, удовлетворенно произнес: — Вот, пожалуйста! Же, фэрээн. Это зна­чит, что происхождение слова французское, — пояснил он. — А то я вначале тоже голову ломал. Читаем дальше. Безотчетное следование преданию, обычаю… Да, хм… — задумался. — А вообще-то так и есть. Все правильно! Хотя, честно говоря, словари эти частенько наоборот, наводят тень на плетень!

— Бывает, — поддакнул Евгений Павлович.

— Последнее время в газетах часто встречается выраже­ние: административно-командная система. А по мне так, или командная, или административная. Ведь разные же вещи! — про­изнес раздраженно майор. — А в голове путаница возникает. Вы как считаете? — и он испытующе посмотрел на собеседника.

— Не знаю, — честно признался Евгений Павлович и вино­вато улыбнулся, думая, какие редкостные экземпляры все же по­падаются в армии.

— Ну ладно, это я так, к слову. Вы сейчас идите к де­вочкам, — заметив удивление Евгения Павловича, довольно за­смеялся. — Да нет, не в том смысле. В соседнюю комнату! Они вам выпишут предписание.

Майор замолчал. Евгений Павлович ему понравился. «Ка­жется, хороший мужик», — подумал он и поставил в его карточке красную жирную точку:

— А потом снова ко мне! Я вам все объясню!

Евгений Павлович прошел в соседнюю комнату. Там за канцелярскими столами сидели молодые девицы. Одни вяло перебирали какие-то формуляры, раскладывая их в стопки. Другие бол­тали и пили чай.

— Добрый вечер! Это к кому? — поинтересовался он, протя­гивая карточку.

— Скорей, доброй ночи! — прервав на мгновение оживленный разговор, откликнулась одна из них, скользнув по Евгению Пав­ловичу серыми глазами.

— Не отвлекайся! Дальше-то что? — нетерпеливо дернула ее за рукав другая.

— Ну он заперся в туалете и сидит. Ты представляешь мое положение?! А та уселась нахально и не собирается уходить! — продолжила свой рассказ сероглазая.

Евгению Павловичу не хотелось выходить из туалета и выяснять отношения. Он тихонько приоткрыл дверь, на цыпочках прошел в прихожую, схватил с вешалки курт­ку и бросился вниз по лестнице. «Куда же вы?! Подождите!» — неслось ему вслед…

— Девочки! Мне к кому? — снова спросил Евгений Павлович и подал сероглазой карточку, данную ему майором.

— Не девочки! А Леночка! — поправила она его. — Ого! По­чему это, интересно знать, сразу старшим группы?

— Не все ли тебе равно? — равнодушно откликнулась подружка. — Старшим значит старшим.

— Нет! А все-таки! Почему такое предпочтение? Я что-то не понимаю! — не унималась Леночка.

— Все зависит от послужного списка! — назидательно стал объяснять Евгений Павлович. — У одного послужной список плохой и он, естественно, не может претендовать на старшего группы! А у другого он о-го-го! Он не только старшим, а может быть, вообще, сразу назначен!

Девицы что-то проверили, пометили у себя и отдали обратно формуляр Евгению Павловичу. Он снова направился к майору. У двери сидел очень большой мужчина с черными с проседью длинными волосами и читал книгу, шевеля губами.

— Ну, теперь о главном! — торжественно начал майор. — По закону о всеобщей воинской повинности вы можете быть при­званы на три месяца на сборы. А в особых случаях приказом министра до полугода!

У Евгения Павловича внутри все похолодело. Он вспомнил, что внутренний голос советовал не ходить, и ему захотелось как следует себя ударить!

— Сейчас идет борьба с преступностью! Особенно с организованной! Армия в чистом виде принять участия не может. Закон не позволяет! А вот с помощью солдат и офицеров запа­са очень даже! Мы создаем подвижные мобильные группы. По два-три человека. Они будут взаимодействовать с территориальными органами внутренних дел. Причем достаточно тесно! Возьмите талоны на питание и бензин! Распишитесь! — Майор подал Евге­нию Павловичу пачку талонов и ведомость. — Ключи от машины! Автомобильчик, конечно, не ахти, старенький, но на ходу! Запорожец «ЗАО 968». Права у вас есть?

— Есть, — ответил Евгений Павлович.

— Ну да это неважно! Ваш помощник в прошлом шофер-профессионал. Может быть, заметили? Сидит у двери?

— Заметил. А как с оружием? — спросил Евгений Павлович.

— Вот это по-нашему! — довольно улыбнулся майор, поду­мав, что он не ошибся в своем выборе. — Получите в семнад­цатой комнате. Увидите! Там еще специальная дверь! Три дня поучитесь, постреляете, расскажут о системе связи и тому по­добное. Ну а потом за дело! Машину получите в гараже!

— Оружие можно будет выбрать? — деловито поинтересовал­ся Евгений Павлович.

— Вообще-то не полагается… — задумался майор. — Хо­тя вы сегодня уже не первый с такой просьбой… Если, как исключение. У вас есть какие-то пристрастия?

— Я бы хотел наган, знаете, со шнурком? — покраснев, попросил Евгений Павлович.

— Устаревшая модель! Надежный аппарат, не спорю! Но морально, да и технически устаревший! Вот перед вами один товарищ очень просил беретту. Прямо умолял. Хочу, говорит, как у Джеймса Бонда! Давно о таком мечтаю! Мы, конечно, по­добные просьбы стараемся удовлетворять. Так сказать, входим в положение. К сожалению беретты не оказалось.

— Может быть, тогда узи? — немного подумав, предложил Евгений Павлович. — Говорят, неплохой автомат. И довольно надежный.

— Вот это одобряю! Хотя, конечно, вражеского производ­ства, — поморщился майор. — Но аппарат классный! Против фак­та не попрешь! Хотя сам предпочитаю макарова. Кажется, еще парочка оставалась. Трофейные. Пойдите, узнайте! Я напишу записку. Кстати, ознакомьтесь с инструкцией по пользованию огнестрельным оружием! В правовом государстве это необходимо!

Евгений Павлович прочитал наставление и пошел в семнадцатую. В коридоре ему встретилась Леночка.

— За оружием? — поинтересовалась она. — Будет говорить, что ничего нет, не верьте. Стойте на своем! Здесь такая ску­чища! — поделилась она. — В общем, стойте на своем! Здесь иначе нельзя!

— Спасибо! Постараюсь! — заверил ее Евгений Павлович.

Он прошел в оружейную комнату. Протянул записку. Стари­чок в синем халате и очках недоброжелательно промолвил:

— Тоже придумали! Узей нет!

— Мне сказали, что есть, — тупо произнес Евгений Павло­вич, памятуя про недавний совет.

— Ну, народ! Вконец обнаглели! — вяло возмутился старик-оружейник. — Им говорят, нет, а они — есть! Кому лучше-то знать? А?

— Вам, конечно, лучше, но мне нужен узи! — не сдавал­ся Евгений Павлович.

— А гранатомет вам не нужен? А ракета «Стингер»? С ума все что ли посходили?! Берите бульдог, последний остался, для руководства берег! Вдруг востребуют? Механика изумитель­ная! — Старик мягко пощелкал барабаном. — Масса удобств! Ко­роткий ствол, рукоять в виде птичьей лапы, а какая компоновка деталей! Сами посмотрите!

Он сунул в руки Евгения Павловича тяжелый револьвер с ребристой рукояткой. «Хорош! Что и говорить!» — подумал Ев­гений Павлович. Бульдог ему понравился. Он подбросил его в руке.

— Осторожней! Не балуйтесь! — строго предупредил его оружейник. — Может быть заряжен! Берите и уходите! Мне не­когда, работы полно! Патроны с гранатами надо проверять!

«Но с автоматом разве сравнишь?!» — пришла в голову Ев­гения Павловича отрезвляющая мысль.

— Не-а, — сказал он, протягивая револьвер назад. — Не пойдет. Вон и царапина какая на рукоятке!

— Как хотите, — забрал оружие старик. — Тогда только макаров. Как положено. Надежный! Базовая модель. Пристре­лян!

— Не уйду, пока не дадите узи! — уперся Евгений Пав­лович. Раньше он считал, что подобное упрямство никогда к успеху не приводит. Бюрократов этим не проймешь. И когда в очередях многие настырничали после того, как товар кончался, Евгений Павлович всегда советовал разойтись по домам. «Видимо, я был тогда прав…» — решил он.

Но старик-оружейник неожи­данно сдался:

— Ладно! Забирайте! Последний! Черт с вами! Как пиявки, ей-богу! Ну и народ пошел! Уму непостижимо! Еще сто патронов даю! Можно сказать, от себя отрываю!

Он сложил автомат и патроны в небольшой брезентовый ме­шок:

— Забирайте! И с богом!

— Мне еще один надо! Для шофера! — неожиданно выпалил Евгений Павлович.

Старик стал молча его разглядывать.

— Для шофера? Вы что, совсем? — поинтересовался он с любопытством. — Нахальство — второе счастье? Или вы думаете, раз один дал, то, мол, и второй отыщет? Так? — стал распалять­ся оружейник.

— Я лучше пойду! — Евгений Павлович счел за благо удалиться.

В коридоре его ждала Леночка.

— Ну как? — поинтересовалась она. — Сломался?

— Сломался, — подтвердил Евгений Павлович.

— А что я вам говорила?! То-то! — довольно произнесла она.

— С меня причитается, — ответил он. — А откуда вы все знаете?

— Еще бы не знать! Ведь он же мой муж! — объяснила Леночка.

— Муж? — не смог скрыть он удивления. — Ну он же… — замялся Евгений Павлович.

— Старик, хотите сказать? Это только так кажется! Он еще очень крепкий и любому молодому даст сто очков вперед!

— Охотно верю, — быстро согласился он.

— Учтите, он у меня ревнивый! — засмеялась она.

— Вот это хорошо! — одобрил Евгений Павлович, мысленно сочувствуя оружейнику. — Спасибо большое за советы! Пойду к майору! — закончил он разговор.

Евгений Павлович подошел к сидящему по-прежнему около двери майорского кабинета темноволосому здоровяку.

— Здравствуйте! — произнес он. — Мы с ва­ми будем вместе работать.

— Знаю, — продолжая чтение, ответил тот.

«Ну и помощничка бог послал! — тяжело вздохнул Евгений Павлович. — Мог бы и встать, когда со старшим по званию раз­говаривает».

— Меня зовут Евгений Павлович! А вас?

— Илья, — неохотно отозвался здоровяк.

— Так вот, Илья! Хотел для вас достать хороший автомат. Узи! Но не получилось!

— Обойдусь без экзотики, — ядовито ответил Илья, поднял голову и стал разглядывать Евгения Павловича, добавил: — На­до получить пуленепробиваемые жилеты и кожаные куртки. Боль­ше ничего не дают.

— Сохраняется среднемесячная зарплата, и обещали бесплат­ное питание, — в ответ сообщил Евгений Павлович, пытаясь найти с помощником общий язык.

— Облагодетельствовали! — зло засмеялся Илья. — Какой, интересно, они мне заработок сохранят, если я сейчас нигде не работаю? А?

Евгению Павловичу стала ясна причина скверного настрое­ния напарника.

— Да не в этом дело! — махнул рукой Илья. — Плевал я на их деньги! Много себе позволяют! Вот что! Захотели — вызвали, захотели — не вызвали! Тьфу!

— Пойду узнаю, как с оплатой! — сказал Евгений Павло­вич и вошел в кабинет.

— Ну как? Порядок? — осведомился майор. — Советую не использовать обувь на гладкой подошве. Лучше всего крос­совки! Проверено! Насчет курток знаете? Удалось выбить! — с гордостью возвестил он. — В связи с сокращением летного со­става. А иначе бы, конечно, не дали!

— Я хотел уточнить, как с оплатой моего шофера?

— Правильно! Командир должен заботиться о своих подчиненных! Все согласовано! Без паники! Ставка шофера! Все! Идите, отдыхайте и за работу! Желаю успеха! — пожелал на прощанье майор.

Глава вторая.
Ночное ориентирование

Евгений Павлович уже около года дружил с Инной, учи­тельницей английского языка. Она жила в очень уютной, со вкусом обставленной двухкомнатной квартирке. Ее бывший муж хорошо зарабатывал. Малолетний сын Инны большую часть времени проводил у дедушки и бабушки, которые жили в том же доме и имели тоже очень хорошую квартирку. Личной жизни матери он совершенно не мешал.

— Иду сегодня в ночное ориентирование, — сказал, оде­ваясь, Евгений Павлович.

— Я же тебя не спрашиваю! Зачем сочинять? — обиделась Инна.

— Я действительно иду в ночное ориентирование. От воен­комата! Я же тебе говорил! — попытался спокойно объяснить он.

— От военкомата… В ночное ориентирование! И что же, там только мужики или женщины тоже будут ориентироваться? — поинтересовалась с ехидством Инна.

— Нет, женщин, к сожалению, не будет! Ориентирование и ночная стрельба, — ответил Евгений Павлович и добавил: — Ты сегодня выглядишь просто великолепно! Страшно не хочется ни­куда идти на ночь глядя! — Он обнял и поцеловал ее.

— Ну и не иди, раз не хочется! Если любишь, никуда не ходи! — сказала она капризно, крепко обнимая Евгения Павло­вича.

— Не могу! Я уже оружие с патронами получил и компас!

— Плевать на компас! — возразила она.

— В общем-то, конечно, плевать, — задумался он. — Но вот оружие?

— Плевать на оружие! — резонно возразила Инна.

На место сбора Евгений Павлович опоздал на полчаса. Там одиноко стоял мужичок и пыхтел папироской.

— Семнадцать одного не ждут! — сказал он.

— Почему не семеро? — спросил Евгений Павлович.

— Потому что все семнадцать человек уехали! Я тоже опоздал. Старшой сказал, чтоб я тебя обождал. Объяснил, как найти. Не заблудимся, не горюй!

— А чего горевать?! — ответил Евгений Павлович.

— Да здесь близко. В лесопарке. Ты с собой взял? — по­интересовался мужик.

— Что? — не понял в первый момент Евгений Павлович. — А… Да нет… Не успел.

— Ну ладно, не горюй! У меня есть. В следующий раз — ты!

— Ну, давай! — немного поколебавшись, согласился Евге­ний Павлович.

Новый знакомый достал пластмассовые стаканчики, сноро­висто разлил. Выпили. Мужик удовлетворенно крякнул. Закуси­ли бутербродиком с сыром, который разломил на две части Ев­гений Павлович. Стало немного веселей.

По дороге мужик рассказал, как его остановила ГАИ. Ночью, часа в три. Заставили дуть в мешок. «Проверяли на алкоголь…» — догадался Евгений Павлович. Но не на такого напали. Мужик знал, как надо дуть. И мешок не позеленел. «Умеешь дуть», — с сожалением заметил один гад, гаишник.

— Меня голыми руками не возьмешь! — с торжеством закон­чил рассказ мужичок. Лесопарк угрожающе зашумел деревьями.

— Здесь расстаемся, — сказал попутчик. — Да, чуть не забыл! — спохватился он. — Возьми задание! Вот был бы фокус! А вообще, я тебе скажу, плохо им теперь придется! Раз мы, старая гвардия, за это взялись! Помяни мое слово!

Неожиданно он обнял Евгения Павловича и крепко, влажно на прощание поцеловал. Евгений Павлович понял, что тот до него уже хорошо принял, и похлопал мужика дружески по спине. Попутчик исчез в лесной чаще. Евгений Павлович вытер платком щеку, посветил фонариком на задание, сориентировался по ком­пасу и пошел по тропинке в глубь леса. Через шестьсот шагов сменил направление. Теперь предстояло идти в чащу. Евгений Павлович подумал и решил больше никуда не ходить. Присел на пенек. Через несколько минут услышал отдаленную стрельбу. Про­извел три выстрела в воздух из своего автомата, как было сказано в задании. Неожиданно из-за соседнего дерева вышел человек. Евгений Павлович вскинул автомат.

— Я — инструктор! — быстро объявил тот. — За ориентиро­вание вы получаете оценку четыре. Хвалю, что не полезли в чащу! Там можно было бы сломать ногу! Но не подобрали стрелянные гильзы. Это большой минус! За это снижаю оценку на балл.

— Четыре, так четыре, — согласился Евгений Павлович.

Глава третья.
Работенка для пенсионеров

«Запорожец» пересек кольцевую автодорогу, свернул с ос­новной магистрали и весело затарахтел, мерцая синей мигал­кой, по Зеленодольску.

— Улица Юных ленинцев, — прочитал название Евгений Пав­лович. — Едем-то правильно? — поинтересовался он у Ильи.

Тот, упершись взглядом в заветную точку на дороге, ни­чего не ответил. В такой маленькой машине ему было тесно. Голова его упиралась в потолок.

— Девчонка в диспетчерской сказала, что нам повезло. У них здесь сильное руководство рувэдэ. И мы не перенапря­жемся, — продолжил Евгений Павлович, пытаясь наладить раз­говор. — Мы правильно едем? — снова спросил он. — Ты почему не отвечаешь?

— Я не могу разговаривать, — помолчав, пробурчал Илья. — Сложная дорожная обстановка!

«Врет, скотина! — подумал Евгений Павлович. — Ни одной машины кругом… Может быть, злится, что не его назначили старшим? Послал бог помощничка! Интересно, что он все время читает?»

Они остановились у отделения милиции. Вышли. Евгений Павлович поправил на плече автомат. Он лежал у него в брезен­товом чехле от охотничьего ружья. Вошли внутрь. Дежурный слегка вытаращил глаза.

— Где шеф? — грубо спросил Илья.

Дежурный махнул рукой в глубь коридора. Они зашли в ка­бинет начальника.

— Охотничьи ружья не регистрируем! — встретил их краснолицый капитан. — Читайте объявления при входе!

— Мы не охотники! — строго объяснил ему Евгений Павло­вич. — Мы малая мобильная оперативно-патрульная группа на­родной милиции!

— Народной? — удивленно переспросил капитан. — А мы разве не народная?

— Не знаю… Вы — государственная, — мрачно объяснил Илья.

— Предписание есть? Вы в чьем подчинении? КГБ? — уточнил капитан.

— Мы сами по себе! — не унимался Илья.

— Подожди! Дай объяснить! — перебил его Евгений Павло­вич. — Мы получаем задание в диспетчерской. На каждый день! Понимаете?

— Чего ж не понять! — скрывая неуверенность, бодро произнес капитан.

— Сегодня послали к вам. На подмогу! Вы что, ничего не слышали о нас?

— Слышать-то, слышал. — Капитану не хотелось показывать свою неосведомленность о таком важном начинании. Взяв пред­писание, он пробежал глазами текст. Удовлетворенно проговорил: — Оформлено, как надо!

— Не забудьте расписаться! — нравоучительно вставил Илья.

«Ну зачем он его дразнит? — с раздражением подумал Ев­гений Павлович. — От него же зависит, куда нас запихнут. Не­ужели не ясно? Дубина чертова!»

— Товарищ капитан сам все прекрасно знает, — одернул он Илью.

— Верно, знаю, — откликнулся капитан. — Куда бы вас пристроить? — задумался, почесал щеку. — Вот что! — обрадованно заявил: — Поедете охранять аукцион!

— Какой еще аукцион? — подозрительно осведомился Илья.

— Видео и компьютерной техники! У нас с ними договор! — охотно разъяснил капитан. — Часть денег пойдет на оздоров­ление экологической, — при этом он поднял вверх указатель­ный палец правой руки и важно закончил: — обстановки в рай­оне!

— А другая часть? — полюбопытствовал Илья.

Капитан с интересом стал его разглядывать,

— Он кто? — спросил капитан у Евгения Павловича.

— Младший группы, шофер-помощник, — объяснил Евгений Павлович.

— Ага, ясно! Так вот, другая часть тоже пойдет на эколо­гию. Еще вопросы есть? — и не дожидаясь ответа, продолжил: — Это здесь неподалеку, в выставочном зале. Станете у задних ворот. Там наши ребята будут нести охрану. Только никакой самодеятельности! В отделении еще будут наготове две опера­тивные группы. Здесь езды всего ничего! Короче, работенка для пенсионеров. Предписание я вам отметил!

Илья снял с крыши «Запорожца» синюю мигалку и бросил ее на заднее сидение.

— Зачем? — поинтересовался Евгений Павлович.

— Не нравится мне все это! Ох, не нравится! У них с ни­ми договор… — задумчиво произнес Илья. — А нам скромность не повредит… Конечно, если прикажешь, поставлю обратно, — неожиданно добавил он.

— Снял, так снял, — не стал возражать Евгений Павлович, понимая, что в этом есть определенный резон.

Они медленно объехали выставочный зал и встали непода­леку от задних ворот. Огромные объявления вокруг возвещали всему районному миру о предстоящем, крайне заманчивом меро­приятии. Публика и деловые люди спешили в выставочный зал. У задних ворот дежурил милиционер.

Евгению Павловичу стало казаться, что он уже когда-то участвовал в подобном спектакле. Но машина тогда стояла по-другому.

— Предлагаю отъехать, чтоб не мозолить глаза, — предложил он.

— Вот это дело! — обрадованно подхватил Илья и подал машину задним ходом во двор напротив.

Евгений Павлович включил рацию. Ничего интересного в округе не происходило. Патрульные изредка вяло проверяли связь. Неожиданно эфир оживился. Дежурный по отделению опо­вестил, что одна из оперативных групп поехала по сигналу тре­воги в сберкассу.

— Кажется, начинается, — прокомментировал это сообщение Илья.

— Первый отвлекающий удар? — догадался Евгений Павло­вич.

— Похоже, начальник! — кивнул в ответ Илья.

Спустя пару минут дежурный оповестил о сигнале тревоги из универмага.

— Неужели этот осел пошлет туда вторую группу? — озабо­ченно сказал Илья.

— Наверно, обязан, по инструкции, — предположил Евгений Павлович.

Как бы в ответ, мимо них с воем проскочила патрульная машина. Дежурный предупредил всех о том, что вторая группа отбыла на место происшествия.

— Скорее всего в магазинчике просто разбили стекло… Мы не профессионалы, нам за это деньги не платят, — произнес Илья, достал пистолет и передернул затвор. — Это у них с ними договор.

«Ловко это он», — отметил краем сознания Евгений Павло­вич. У него вспотели ладони. Злясь на себя за это, он дро­жащими пальцами с трудом расстегнул чехол охотничьего ружья и положил автомат на колени.

Дальше все стало разворачиваться, как при ускоренной ки­носъемке. Евгений Павлович как-то отстраненно стал восприни­мать происходящее. На большой скорости к выставочному залу подъехали две машины. Микроавтобус РАФ и «Волга» -универсал. Остановились резко, взвизгнув тормозами. Из них выскочили крепкие парни в спортивных костюмах. Один подскочил к дежурному милиционеру, пытав­шемуся расстегнуть кобуру, и ударил его прикладом автомата по голове. Тот рухнул, взмахнув руками. Четверо налетчиков бросились внутрь здания. Двое, вооруженные пистолетами, оста­лись у машин, нервно озираясь.

— Из-за чужого барахла лезть под пули… — задумчиво высказал общую мысль Илья.

— Но рожи-то какие! Так и просят кирпича! — в оцепенении произнес Евгений Павлович, и ему показалось, что это говорит не он, а кто-то другой. — А у автомата круглый диск… которым милиционера!

— ППШ… Со Второй мировой… — откликнулся Илья. — Главное, они лучше нас подготовлены морально…

Евгений Павлович почему-то вспомнил, как лет десять на­зад участвовал в тушении пожара. Дело было за городом. Он шел на дачу. Горел большой одноэтажный деревянный дом. Евгений Павлович некоторое время вместе с толпой сомнамбули­чески наблюдал за работой огня. Потом с какими-то доброволь­цами стал вытаскивать на улицу чей-то скарб, выбивать ногой оконные рамы. Постепенно они вошли в раж, подействовал огонь, и стали крушить все подряд. После того, как сверху упала горящая перекладина, он опомнился. И вместе с каким-то мужиком стал вытаскивать на улицу большой платяной шкаф. Уже во дворе у шкафа отвалилась задняя стенка, и на траву высы­палось огромное количество индийского чая. В пачках…

Из здания выскочили трое боевиков, неся в руках импорт­ные коробки. Они погрузили их в РАФ и бросились обратно. Евгений Павлович открыл дверцу и стал выходить из машины.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 25
печатная A5
от 426