электронная
180
печатная A5
669
18+
Избранное. Том 4

Бесплатный фрагмент - Избранное. Том 4

Детективные повести

Объем:
474 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-5428-0
электронная
от 180
печатная A5
от 669

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ТАЙНА «ПОДСНЕЖНИКА»

ГЛАВА ПЕРВАЯ

1


Ни в стихах, ни в прозе, ни на холсте невозможно в полной мере передать симфонию природы, описывая порою хоть и унылую, но в то же время очаровательную, рождающую мысли о сущности жизни осень, её прощальное буйство красок, вальс листьев, гуляющий в кронах деревьев ветер и полёт журавлиного клина в облаках. Невозможно также подобрать слова, чтобы красноречиво описать свежее дыхание природы, удивление первому чистому ослепляющему снегу, первым весенним цветам — подснежникам — символу бесконечной, обновляющейся жизни на Земле. Подснежники у большинства людей вызывают самые прекрасные эмоции и чувства, воспоминания о романтических походах за этими нежными, но бесстрашными и упорными цветами, которые появляются на ещё безжизненных серых полянках, часто в окружении тающего на солнце и уже почерневшего снега. Люди, несмотря на запреты, идут на поиски этих удивительных творений природы в надежде сорвать хотя бы один цветок и превратить его в талисман вдохновения, удачи и счастья.

Автору этих строк не раз предоставлялась счастливая возможность с замиранием сердца ходить по оттаявшей земле в уральской тайге и высматривать сине-фиолетовые бутончики на махровых стебельках. Именно на Урале в середине весны появляются самые красивые и нежные подснежники на Земле. Читатель, прочитав эти строки, очевидно, усмехнётся и подумает, что самые красивые первые весенние цветы растут именно в его прекрасных местах. Автор не будет с ним спорить, поскольку всегда «всяк кулик своё болото хвалит». Но автор, побывавший во многих местах земного шара и знающий, что читатель ему напрямую не возразит, имеет право утверждать, что он нигде не встречал подснежников красивее уральских. Если уважаемый читатель не согласен с автором, пусть пишет ему письма с утверждением обратного и, возможно, тогда он усомнится в своём выводе. Что касается аборигенов уральской тайги, то любые доказательства и убеждения противной стороны в этом споре бессильны. Жители тех прекрасных мест будут до появления сине-фиолетового цвета в лице отстаивать достоинства своих первых весенних сине-фиолетовых предвестников счастья, и особенно яростно в бой со спорщиками бросится молодёжь из таёжных поселений.

В одном из таких поселений, а вернее в посёлке, являющимся одним из районных центров на Западном Урале, жила и находилась в состоянии ожидания весны, солнечного тепла и появления подснежников миловидная девушка невысокого роста Таня Герасимова с формами уже зрелой женщины. Полные груди и такие же ножки её были заметными для противоположного пола особенностями. Таня училась в десятом классе, и 1982 год был для неё финишем школьной жизни и началом взрослых проблем и радостей. Когда пришла весна, девушка, распустив длинные русые волосы, почти каждый вечер перед сном выходила на балкон третьего этажа своей двухкомнатной квартиры, где проживала с родителями, и устремляла взор на окна противоположного дома, где тоже на третьем этаже проживал симпатичный черноволосый рослый парень — её одноклассник Виктор Кузнецов. Таня любила Виктора, зная, что он не испытывает к ней подобных чувств. Поэтому девушка, готовая к любви, всячески пыталась обратить на себя его внимание. Дошло даже до того, что десятиклассница выходила на балкон в короткой полупрозрачной ночной сорочке, считая этот не совсем скромный приём отличной приманкой. И однажды он сработал. Витя как-то на сон грядущий вышел на свою обзорную площадку и, заметив Таню в откровенном наряде, помахал ей рукой. Та тоже взмахнула в ответ и мгновенно юркнула в квартиру, чтобы снова на секунду показаться между занавесок в кухонном окне.

На следующий день Герасимова шла домой после окончания занятий в школе, специально цепляя ногу за ногу, часто останавливаясь. И дождалась своего: Виктор догнал девушку и произнёс:

— Говорят, подснежники появились.

Таня улыбнулась.

— Я тоже об этом слышала. И в прошлом году они в это же время зацвели.

— А поэтому у меня предложение съездить на моём велосипеде в субботу после школы на Лесные поляны и проверить это.

— Предложение заманчивое, — девушка загадочно посмотрела на парня, — но я подумаю. Ответ ты увидишь или не увидишь вечером. Если я выйду на балкон, значит, согласна.

— Удивительно, — Виктор покачал головой, — а я думал…

— Не продолжай, я знаю, о чём ты думал. К твоему сведению, я девушка скромная, но возможно, чересчур мечтательная, а ты мою мечтательность воспринял за доступность.

— Удивительно, — парень усмехнулся, — но я тебе хоть нравлюсь? А то ведь я тоже размечтался, глядя на твой вечерний моцион на балконе в полуобнажённом виде.

Таня усмехнулась.

— Как тебе не стыдно подглядывать за девушками!

— Я думал, ты для меня это делаешь.

— Не скрою, ты мне нравишься, — девушка оценивающе взглянула на парня, — но у тебя силёнок хватит меня покатать на велосипеде? До Лесных полян ведь два километра, а я не худенькая.

— Ты — что надо для… — парень запнулся, — в общем, ты очень даже… привлекательная, и твоя фигура — эталон женственности и предназначена для рождения детей. А сил у меня хватит. Я занимаюсь спортом.

Таня хихикнула.

— Наговорил, так наговорил, но мне приятно это от тебя слышать. Ладно, постараюсь в девять часов вечера появиться на балконе.

— Постарайся. А я и не предполагал, что с тобой так приятно будет общаться.


2


Таня и Витя жили на центральной улице, поэтому чтобы не привлекать к себе внимание, в субботу после занятий в школе домой возвращались порознь, а потом встретились на окраине посёлка, на дороге, ведущей к Лесным полянам. Девушка, испытывая необыкновенное волнение от предстоящего важного события в своей жизни, уселась на раму велосипеда и стала тараторить:

— Я после школы поступлю в училище, после чего вернусь в посёлок, а там будет видно, что делать дальше. А тебе я не подхожу по всем статьям, ведь тебя впереди ждёт или служба в армии, или учёба в институте. И я здесь рядом с тобой себя не вижу. Ну и потом ты красивый парень.

— Странное рассуждение, — Витя с большей силой надавил на педали, прижавшись к девушке, — я бы так категорично не утверждал. Ты со своим балконом вошла в мою жизнь и навряд ли исчезнешь из неё. Если, конечно, не превратишься в монахиню. Тебе надо избавляться от комплекса неполноценности. Ты — супер девушка, и мне повезло, что я тебя вовремя заметил на балконе. А то уже Колька со второго подъезда стал на тебя заглядываться.

— Дался тебе этот балкон. Если ты ещё раз про него напомнишь, он точно рухнет, — девушка откинулась назад и упёрлась головой в подбородок парня.

— Извини, это я так говорю на любовную тему.

— О любви будем говорить, когда найдём подснежник и загадаем желания. А сейчас помолчим, а то меня от волнения почему-то бросает в дрожь.

— Я тоже волнуюсь.

— Значит, я правильно сделала, что поехала с тобой. Всё, молчим. Скоро приедем.

Двух километров пути по лесной дороге словно и не было. Виктор крутанул несколько раз педалями и остановился. Дальше начинались Лесные поляны. Так местные жители называли участки тайги, где вместо елей и пихт хозяйничали лиственные породы деревьев с полянками разных размеров.

Виктор прислонил велосипед к берёзе и произнёс:

— Начнём поиски своего счастья по отдельности, но не теряя друг друга из вида.

— Согласна. Сегодня солнышко припекает, не заблудимся.

Вскоре Таня вскрикнула:

— Нашла!

Витя подошёл к девушке и, рассматривая единственный сине-фиолетовый цветок на толстеньком стебле, расцветший на середине ещё безжизненной полянки, сказал:

— Это чудо природы похоже на тебя. Что ты собираешься с ним делать?

— Пусть растёт, — девушка загадочно улыбнулась, — принеси мою сумку, там покрывало.

Потом молодые люди, сомкнув губы в поцелуе, медленно опустились на импровизированное ложе любви, легли головами к цветку и познали одну из основных её тайн. Когда всё закончилось, Таня погладила цветок и произнесла:

— Спасибо тебе, что исполнил моё желание. Я стала женщиной с любимым парнем. И мне даже не надо взаимности от него.

Витя поцеловал девушку в губы.

— Я тоже благодарен этому цветку, который дал мне возможность познать другой прекрасный цветок. Я уверен: с этого момента мою душу начало заполнять необыкновенное чувство любви к тебе. Мы сейчас не должны что-то обещать друг другу, поскольку только входим во взрослую жизнь. Но я хочу, чтобы ты проводила меня в армию в качестве девушки, которая будет ждать моего возвращения.

— Я благодарна тебе за эти слова. Ты сказал то, о чём я мечтала услышать, — Таня застегнула пуговицы на кофточке, одёрнула юбку и встала на ноги, — а теперь иди и найди свой цветок счастья. Я в это время буду наслаждаться своим.

Виктор по тропинке перешёл на другую поляну. Через пару минут девушка, услышав приглушённый то ли крик, то ли стон, бросилась к парню. Тот стоял и не шевелился. Возле его ног красовался подснежник, но чуть дальше, в естественной неглубокой канаве, виднелось тело человека, оттаявшее после зимы. Десятиклассники, повзрослевшие и от познания любви, и от увиденного, через полчаса были уже в посёлке и докладывали встретившемуся на их пути участковому инспектору Кайгародову о страшной находке. Сотрудник милиции развёл руками и произнёс:

— Вот и наши «подснежники» стали проявляться после схода снега. Видать, бедолага в начале зимы перебрал, забрёл неизвестно куда, заблудился и заснул на мёрзлой земле, а потом небо накрыло его толстым одеялом белого снега. Пойду докладывать начальству.


3


Таёжный посёлок имел статус районного центра со всеми атрибутами местной власти, с городской инфраструктурой, с автобусными маршрутами в другие населённые пункты и в областной центр. Местные жители в основном занимались лесозаготовками и деревообработкой. Имелся в посёлке и свой отдел милиции с уголовным розыском и другими службами, в том числе участковых инспекторов, где служил молодой коренастый лейтенант милиции Кайгародов Николай, который, получив от школьников информацию о трупе, доложил об этом дежурному по отделу. Тот сразу же на служебном автомобиле отправил на место происшествия оперативную группу в составе следователя прокуратуры Владимира Марфина, молодого мужчины с кудрявыми волосами и носом с горбинкой, и инспектора уголовного розыска Анатолия Мельникова, рассудительного, неторопливого парня, взявших с собой Виктора Кузнецова и двух понятых из числа местных музыкантов.

При осмотре трупа мужчины среднего возраста следователь пришёл к предварительному выводу, что смерть потерпевшего наступила от переохлаждения, хотя у него имелось повреждение в области виска. Марфин выписал постановление о направлении тела на судебно-медицинскую экспертизу и, оставив на месте происшествия инспектора уголовного розыска, укатил с остальными участниками процесса в посёлок для организации доставки трупа в морг.

Мельников, оставшись наедине с мертвецом, решил ещё раз тщательно осмотреть близлежащую территорию. Походив вокруг да около, инспектор, кроме трёх подснежников, больше ничего примечательного не обнаружил. Тогда он расширил поиск и перешёл на другую поляну, где наткнулся на прошлогоднее кострище. Рядом с ним на двух подгнивших чурках лежало двухметровое подтёсанное бревно высохшей сосны. Мельников заглянул под него и увидел в прошлогодней примятой траве нечто светлое. Этим нечто оказалась брошь в виде бабочки, сделанной из блестящей ткани, с металлической застёжкой. Сыщик, повертев в руках вещь, подумал: такое украшение он никогда ещё не видел и, возможно, оно иностранного производства.

Грузовая машина приехала за трупом, когда солнце уже нависло над верхушками таёжных исполинов. Мельников сопроводил «подснежника» до местного морга, после чего передал в уголовный розыск найденную «бабочку», и на этом страшное субботнее мероприятие, связанное с обнаружением трупа на Лесных полянах, было закончено. Возобновилось оно утром в понедельник совещанием у прокурора района Алексея Сергеевича Крупнова, сорокапятилетнего крупного мужчины с интеллигентным лицом, но острым взглядом. В свой кабинет прокурор пригласил следователя Марфина и начальника уголовного розыска майора милиции Александра Гончарова, мужчину среднего возраста с лицом, которое сложно определить как интеллигентное.

Крупнов, поговорив о том о сём, приподнял со стола лист бумаги и произнёс:

— Это заключение судебно-медицинской экспертизы, в котором говорится, что смерть мужчины примерно тридцатилетнего возраста наступила от переохлаждения организма. Перед этим потерпевший употреблял спиртные напитки. Но самое главное: перед тем, как окоченеть, его кто-то ударил по голове в область виска острым предметом… Первый вопрос у меня к товарищу следователю: что надо в первую очередь сделать по делу? И, конечно, хотелось бы услышать вразумительный ответ.

Марфин постучал себя по голове.

— Тут у меня всегда витают разумные мысли. И на этот раз они мне подсказывают, что прежде всего надо установить личность потерпевшего, а сделать это должен товарищ Гончаров.

— Но с помощью прокуратуры, — хмыкнул майор, — у вас больше полномочий.

— Меня порадовали ваши мысли, товарищи, — прокурор удовлетворённо кивнул головой, — что дальше? есть ли зацепки? Сделаны ли запросы об исчезновении людей в нашей области за прошлый год?

Начальник уголовного розыска самодовольно выпятил грудь вперёд и бросил небрежный взгляд в сторону следователя.

— Я, в отличие от некоторых, работал и в воскресенье, и у меня есть прелюбопытная вещица, которая и может стать зацепкой к ниточке, ведущей к преступнику, — майор достал из папки “ бабочку» — это брошь, найденная недалеко от места обнаружения трупа. Со слов нашего директора оптово-торговой базы, — опытного специалиста по товарам, — она сделана в ГДР, но на наши базы и в магазины такие украшения не поставлялись. А это значит, что такая «бабочка», возможно, имеется в единственном экземпляре в нашем районе. Что касается исчезнувших и пропавших людей, то под нашего «подснежника» подпадает некто Сергей Механошин. В этом году ему исполнился бы тридцать один год. Данный гражданин исчез из поля зрения близких людей в начале декабря. У него есть родители. Я с ними уже связался и попросил приехать на опознание.

Крупнов развёл руками и улыбнулся.

— Приятно иметь дело с профессионалом. А поэтому совещание закончено. Движемся по появившейся ниточке к преступнику.

ГЛАВА ВТОРАЯ

1


В 1957 году описываемое таёжное поселение выглядело иначе. На том месте, где сейчас стоят добротные дома жителей, преобладали жилища барачного типа. Но люди в них жили и не тужили, идя в ногу со всей страной — могучим Союзом Советских Социалистических Республик — к светлому будущему. Люди по радио и из газет узнавали, например, о том, что в Рангуне подписано соглашение между СССР и Бирмой по которому СССР обязался построить в Бирме в качестве дара технологический институт, госпиталь, театр и культурно-спортивный комбинат. Бирма же в качестве ответного дара передавала СССР рис и другие товары, а Палата представителей Конгресса США в это время представила президенту Эйзенхауэру право по своему усмотрению использовать американские вооружённые силы на Ближнем и Среднем Востоке. Возможно, до жителей посёлка дошла информация и о том, что СССР подписал в ВАшингтоне Временную конвенцию по сохранению морских котиков в северной части Тихого океана и, конечно, они возрадовались тому, что новым министром иностранных дел СССР назначен А. А. Громыко, и что Президиум Верховного Совета СССР снизил размер налогов с рабочих и служащих, имевших заработок менее 450 рублей, а Первый секретарь ЦК КПСС Н. С. Хрущёв стал дважды Героем Социалистического труда за освоение целины. Возможно, от таёжных жителей также не ускользнула и информация о том, что Джон Леннон познакомился с Полом Маккартни, а кубинские повстанцы во главе с Фиделем Кастро опубликовали в горах Сьерра-Маэстра манифест «К народу Кубы» или «Декларацию Сьерра-Маэстры» с призывом к аграрной реформе и созданию единого Гражданско-революционного фронта для борьбы с диктатурой Батисты. Очевидно, люди были огорчены сообщением о смещении министра обороны, членаПрезидиума ЦК КПСС Маршала Советского Союза Г. К. Жукова, но зато обрадовались отмене налога с бездетных и одиноких. Были у жителей посёлка и свои тихие будничные радости, в том числе связанные с приходом весны и появлением первых цветов подснежников. В этот период у людей проявлялись лучшие их качества. Они становились добрее и желали любви. Мечтала о любви и десятиклассница местной средней школы Оля Зырянова, симпатичная черноволосая полногрудая девушка с ямочками на щеках. С некоторых пор она стала присматриваться к высокому парню Игорю Худанину, который год назад закончил школу и весной готовился пойти служить в армию. Они иногда встречались на улице, здоровались, улыбались друг другу и расходились в разные стороны. Но однажды парень и девушка оказались вместе в одной компании на площади в новогоднюю ночь под наряженной ёлкой. Когда после веселья все стали расходиться, Игорь вдруг подошёл к Оле и спросил:

— Можно я проведу тебя до дома?

— Проведи, — девушка улыбнулась, продемонстрировав свои прелестные ямочки на щеках, — а то вдруг заблужусь на прямой дороге.

— От женщин можно ожидать чего угодно. У вас слабо развита ориентация в пространстве и во времени, — парень усмехнулся, — вот завтра, например, ты опоздаешь на свидание.

— К тебе что ли? Оригинальное приглашение, — Оля хихикнула.

— Да, я завтра буду ждать тебя под этой ёлочкой с двух часов дня до посинения.

— Постараюсь тебя не заморозить и прийти вовремя, — Оля взяла парня под руку, — а сейчас ребёнку пора домой, чтобы выспаться перед свиданием.

— Ты в моих глазах выглядишь уже расцветшим подснежником, — Игорь вздохнул, — жаль, что сейчас не весна, и они ещё не цветут. Хотя весной я уйду в армию, и мы расстанемся.

— Мы обязательно сходим за первыми весенними цветами, — девушка замедлила шаг, — и это будет очень важным событием в нашей жизни.

— Как хорошо, что я сегодня осмелился подойти к тебе, и теперь мне кажется, что ты для меня стала самым родным человеком, — парень сильнее прижал руку девушки к себе.

— Я тебя дождусь из армии, — Оля остановилась, — мы пришли.

Оставшаяся часть зимы и первый весенний холодный месяц, наполненные свиданиями и поцелуями, у Оли и Игоря промчались на одном дыхании. В начале апреля солнце вдруг проявило свой крутой нрав и стало безжалостно уничтожать снег, образовывая проталины с прогретой землёй. И однажды солнце прицельно выстрелило своими лучами по Лесным полянам, и они ожили. Встрепенулась, заволновалась и Оля, которая воскресным днём, взяв Игоря за руку, отправилась с ним на поиски подснежников — талисманов счастья, удачи и любви.

…Домой девушка, ставшая женщиной, и парень, почувствовавший ответственность за любимого человека, возвращались без цветов, но с ощущением благоухания сине-фиолетовых таёжных полян внутри себя.

Потом были проводы Игоря в армию. Оля, целуя парня, обещала:

— Я буду ждать тебя днём и ночью.

Игорь прижимал к себе любимую девушку и отвечал:

— Дождись меня. Я обязательно вернусь к тебе.


2


Оля Зырянова, успешно сдав выпускные экзамены в школе и встретив с одноклассниками рассвет как символ начала взрослой жизни, находилась в возбуждённом, взволнованном состоянии. Но такое состояние было характерно для ещё юной девочки, которая, как годовалый малыш, только делает первые шаги в жизни. В голове Оли постоянно появлялись мысли о дальнейшем своём пути и основными из них были о будущей профессии и об Игоре, от которого она получила лишь два письма, хотя сама писала ему каждый день.

Отдохнув от школьных забот и определившись, в какой институт поступать, Оля стала вдруг замечать у себя изменения в физиологических процессах, присущие только женщинам. А потом пришло осознание, что она беременна от Игоря. И было этому явлению уже около трёх месяцев. После всего появились мысли о своей незавидной роли матери-одиночки, о нагулянном ребёнке и о реакции людей, особенно строгих родителей, на её положение. В данном случае её мог спасти только Игорь и в том случае, если он к ней вернётся, женится и признает ребёнка.

Неделя прошла в мучительных терзаниях, и когда девушка поняла, что настало время принимать решение, как-то вечером зайдя в зал, где находились её родители, произнесла:

— У меня нет сил держать это в себе…

Отец девушки Николай Викторович, симпатичный мужчина с волевым лицом напрягся.

— Случилось что-то страшное?

— Я беременна.

Мать Оли Зинаида Владимировна с ямочками на щеках тут же схватилась за сердце и выдохнула:

— Почему? От кого? От Игоря?

— Да, он обещал на мне жениться, когда вернётся из армии.

— Я же тебе говорила, — женщина укоризненно посмотрела на дочь, — нельзя иметь любовные отношения с ребятами, которые уходят в армию. За два года много воды утечёт, исчезнет и твой Игорь. Он мне сразу не внушил доверия. Теперь даже не знаю, что и делать.

— А что тут знать, — мужчина сжал кулаки, — если дочка не прислушивается к советам родителей, опозорила их, решив жить своей головой, то пусть живёт самостоятельно, но не в нашем доме.

Услышав эти слова, Оля, глаза которой сверкали обидой, но не слезами, выбежала в свою крохотную комнату и бросилась на кровать. А утром девушка, собрав в узел необходимые вещи, пошла в лесхоз к двоюродному дяде по линии матери, который работал директором этой организации.

Витошкин Михаил Анатольевич, тридцатилетний мужчина с добрыми глазами, выслушав откровения племянницы, сочувственно покачал головой и произнёс:

— В жизни всякое случается, и часто мужчины безответственно относятся к судьбам женщин, с которыми у них возникают любовные отношения. В данном случае я тебя понимаю и постараюсь помочь. Пока могу предложить место посудомойки в нашей столовой с проживанием в бараке в комнате, в которой есть шкаф, стол, кровать и печка-щит. А потом посмотрим, что с тобой дальше делать.


3


Оля всячески старалась скрывать свою беременность от земляков, избегая посещений массовых мероприятий. На работу приходила в свободной одежде. Не посещала она и врача для наблюдения за беременностью. Поэтому во второй половине января, когда даже солнце обледенело от лютых морозов, рождение девочки недавней школьницей стало сенсацией для жителей таёжного посёлка. Люди в Олю пальцами не тыкали, но за глаза охали и ахали. Некоторые возмущённо восклицали, куда катится современная молодёжь, другие сочувствовали девушке, которой придётся растить ребёнка в плохих жизненных условиях. Многие осуждали старших Зыряновых за недогляд и за то, что они отвернулись от дочери и внучки, не придя их забирать из роддома. За них это сделал Витошкин, приехав за молоденькой мамой и малышкой на санях, запряжённых резвым чёрным конём.

Когда Оля оказалась в бараке в своей комнате, она её не узнала. Стены были оклеены новыми красивыми обоями, в центре помещения стояла детская кроватка с погремушками и с цветным одеяльцем, на окне висели занавески в цветочек, а от печки веяло теплом. Девушка улыбнулась, положила дочку в кроватку и, обняв дядю, сказала:

— Спасибо, теперь я точно уверена, что мир не без добрых людей, и что эту суровую зиму мы с Аллочкой переживём.

Михаил Анатольевич радостно улыбнулся и удивлённо спросил:

— Ты дочку назвала Аллой?

— Да, она у меня как аленький цветок, как наш таёжный подснежник.

— Красивое имя и красивое сравнение. А моему сынишке Коле через неделю исполнится два годика. Мы с женой решили это событие отметить. Приходи и ты со своей крохой. Живём ведь рядом.

— Обязательно приду, и ещё раз спасибо тебе, дядя Миша, за заботу о нас.

— Какой я тебе дядя, — мужчина усмехнулся, — зови меня просто Миша, допускаю ещё Михаил.

— Сойдёмся на Мише, — девушка тоже усмехнулась в ответ.

— Вот и прекрасно.

К Витошкинам Оля с дочкой на руках пришла с опозданием, когда гости, сидящие за двумя поставленными вплотную друг к другу квадратными столами, своими громкими разговорами демонстрировали, что они уже выпили не по одной стопке спиртного. Девушка поздоровалась, достала из кармана зимнего пальто детские варежки, посмотрела на Витошкиных и произнесла:

— Вот, для Коли. Сама связала.

Жена Миши, миловидная женщина, приняв подарок, улыбнулась и сказала:

— Спасибо! Хорошая и красивая работа. И, главное, варежки у тебя получились мягкие и тёплые. Раздевайся и садись за стол рядом со мной.

Когда Оля уселась на место, то поймала на себе полные любви, жалости и в то же время вины, взгляды отца и матери, которые сидели на противоположной стороне стола. Николай Викторович посмотрел на хозяев дома, встал с места и произнёс:

— С вашего разрешения я хочу сказать о том, что уже давно у меня болит в душе. Полгода назад я совершил самый позорный поступок в своей жизни. Я сгоряча сильно обидел свою дочь, — мужчина положил руку на плечо жене, та тоже поднялась с места, — прости нас, Оля, мы без тебя страдаем. Возвращайся с малышкой обратно домой.

Оля встала и поклонилась родителям.

— И вы меня простите несмышлёную. Я вас люблю и с радостью вернусь к вам.

Миша с довольной улыбкой на лице заметил:

— Вот и наш именинник внёс лепту в счастливое окончание этого недоразумения. Поэтому предлагаю выпить за моего сына и за воссоединение семьи Зыряновых.

После столь счастливого исхода семейной драмы к Оле стали приходить в ответки люди с подарками. В конце зимы пожаловали и Худанины: Александр Петрович, высокий мужчина с пышными усами на худощавом лице, и Ирина Семёновна, полноватая круглолицая женщина. Александр Петрович прямо с порога заявил:

— Здравствуйте, в хату! Мы тут с женой решили посмотреть, как растёт наш аленький подснежник.

Зыряновы засуетились. Оля вынесла малышку из своей комнаты на показ гостям, которые прошли в зал. Ирина Семёновна посмотрела на девочку, постучала по столу и произнесла:

— Наша порода, и Игорь её признал своей.

Вскоре был накрыт стол и под бутылку водки, грибочки и другую закуску разговор об Игоре продолжился. Мать солдата с извиняющейся улыбкой проговорила:

— Признаюсь, у Игоря не так всё просто с планами на жизнь. Он не хочет возвращаться в нашу глухомань.

— Он мне об этом писал, — глаза Оли наполнились грустью, — у него есть возможность остаться в ГДР на сверхсрочную службу или устроиться там в свою часть после демобилизации вольнонаёмным работником. Сейчас я подумала: коль у него появился такой шанс, то пусть налаживает жизнь за границей. Может, и нас потом туда заберёт.

Ирина Семёновна с нежностью посмотрела на молодую маму.

— Ты правильно рассуждаешь. Пусть Игорь попробует заграничной жизни. А здесь мы тебе поможем с аленьким цветочком.

Разговоры об Игоре за столом то прекращались, то возобновлялись. Зинаида Владимировна высказала мысль и о том, что молодой парень может там найти себе и девушку, на что другие участники застолья лишь пожимали плечами.


4


Оля не заметила, как в заботах об Аллочке пролетел год. Когда на Лесных полянах расцвели подснежники, девушка из последнего письма Игоря узнала, что он остаётся в ГДР с намерением приезжать в посёлок и помогать ей материально. Зырянова, смирившись с ролью матери-одиночки, таким планам отца Аллы порадовалась, думая, что это лучше, чем ничего. Оля за прошедший год ещё больше похорошела. Девушка засияла женственностью, обаянием. Полностью распустившийся цветок сразу же заметили женатые и неженатые мужчины и парни, у которых не могло не проскользнуть мысли о тайных, запретных желаниях насладиться обладанием таким прекрасным таёжным «подснежником». Первым, осмелившись, предпринял попытку понравиться девушке Гена Сосновский. Парень крепкого телосложения осенью пришёл из армии и, погуляв два месяца, устроился трактористом в леспромхоз, продолжая вести холостяцкий образ жизни с посещением в подвыпившем состоянии танцев в местном клубе и с периодическими драками из-за девчат и просто так.

Как-то в конце апреля в субботу после обеда Оля, выйдя из магазина, где купила набор необходимых продуктов, заметила трёх парней, распивающих вино за углом здания. Девушку ребята тоже заметили и самый шустрый из них, Гена, подскочил к ней, склонил голову и произнёс:

— Разреши истратить свою неуёмную энергию для доставки твоей тяжеленной сумки до места назначения.

Зырянова усмехнулась.

— Скоро тебя самого придётся доставлять до дома. Ещё примешь пару стаканчиков вина и береги нос, иначе ему уготована встреча с землёй.

За углом магазина раздался хохот, а Сосновский выпятил грудь вперёд.

— Ты меня не знаешь, а жаль. Я никогда не падаю. Равновесие держу при любом количестве выпитого.

— Нашёл, чем хвастаться, — Оля поставила сумку на землю, — вот, если бы ты сказал, что вообще не пьёшь и доказал это своим трезвым лицом, то тогда, возможно, я бы ещё задумалась о таком кандидате в провожатые.

— Да я пять дней в неделю всегда бываю трезвым, — Гена стукнул себя кулаком в грудь, от чего потерял равновесие и приземлился на мягкое место.

Друзья парня, вышедшие из укрытия, снова разразились хохотом. К ним присоединилась и Оля. Потом девушка покачала головой и произнесла:

— Что и требовалось доказать. Мужчины хвастливы, много обещают, мало делают, а когда возникают серьёзные обязанности перед женщинами, стараются увильнуть в кусты, а некоторые даже садятся в лужу.

Гена крепко встал на ноги и улыбнулся.

— Я докажу, что достоин тебя и что я не пародия мужчины.

— Вот, когда докажешь, тогда и предлагай свои услуги по переноске тяжестей и учти и другим передай: я не собираюсь быть субъектом несерьёзных, пошлых отношений, — Оля вздохнула, взяв в руку сумку, и неспешно пошла по центральной улице в сторону своего дома.

Гена крикнул вслед несостоявшемуся субъекту отношений:

— Знай, мы тебя все уважаем!

Оля, не оборачиваясь, помахала им рукой.

После этого случая были ещё попытки со стороны парней подмять под себя благоухающий соблазнительный цветок. Но вскоре в посёлке поняли, что Зырянова вообще не предназначена для развлечений на час и сомнительных встреч с мужчинами.


5


Письма из ГДР от Игоря Худанина Оле приходили всё реже и реже. К концу лета он совсем замолчал. Девушка подумала на этот счёт, что по-другому и не могло быть. Очевидно, когда-то любимый парень нашёл ей замену за границей. Зырянова успокоилась и решила посвятить всю себя дочери, не отказываясь от участия в праздниках и случающихся мероприятиях. Не забывал про племянницу и Витошкин, приглашая её на всевозможные вечеринки. Пригласил он её к себе и на Старый Новый год.

Оля, оставив Аллу под присмотром родителей, явилась к дяде в девять часов вечера и удивилась нахождению в доме незнакомого симпатичного мужчины. Миша, заметив реакцию девушки, подмигнул ей и произнёс:

— Познакомься, Оля, это мой самый строгий, самый ужасный начальник из областного центра Уралов Виктор Владимирович и, как ни странно, по совместительству он является моим другом. А сдружила нас охота. Также хочу тебе заметить, что товарищ Уралов младше меня, и это видно невооружённым взглядом. Об остальных тонкостях своей биографии, я думаю, он расскажет тебе сам.

Гость поднялся со стула и улыбнулся.

— Я рад познакомиться с такой очаровательной девушкой, которой не место в этой, извините, тьмутаракани, а место среди огней большого города, где доступны все блага цивилизации.

— Извините, Виктор Владимирович, — Зырянова продемонстрировала свои соблазнительные ямочки на щеках и пожала протянутую Ураловым руку, — для меня наша тьмутаракань — лучшее место на Земле. Большой город с разными соблазнами не по мне.

— Вы думаете только о себе. А красотой должны любоваться миллионы людей. А ваши ямочки — это просто восхитительное чудо.

Миша посмотрел на порозовевшие щёчки племянницы и усмехнулся.

— Будем считать, что знакомство состоялось, поэтому прошу всех за стол, большинство блюд на котором заказаны товарищем Ураловым из ресторана большого города. И, кстати говорю, специально для тебя, так как, Оля, гостей больше не ожидается.

— И это плохо, дядя.

— Я же просил тебя, не называй меня дядей. А то я чувствую себя мужчиной на закате жизни. А я ведь старше тебя всего лишь на двенадцать лет. И почему плохо?

— Мне не очень уютно сидеть без поддержки за одним столом с таким общительным любителем делать комплименты.

— Не волнуйся, девушка, — из кухни вышла жена Миши Надя, приятная во всех отношениях женщина, — я сяду рядом с тобой и буду помогать отражать взгляды этого обаятельного мужчины, у которого, кстати, есть жена и восьмилетняя дочь.

— Надя, Надя, ослабь контроль, — Уралов прищурил глаза, — думал, хоть в глухой тайге побуду свободным мужчиной. Тем более, что мои предполагаемые ухаживания за таёжной красавицей не приведут к распаду её семьи из-за отсутствия второй половины.

— Что это значит, Михаил? — Оля строго посмотрела на дядю, — вы уже без меня успели перемолоть мои косточки?

— А чем я могу похвастаться перед столь высоким гостем здесь в глуши? Женой и тобой, — Витошкин быстро наполнил фужеры шампанским, — предлагаю выпить за несравненное достояние уральской тайги, то есть за Надю и Олю.

— Предложение принимается, — Надя посмотрела на девушку, — может, ослабим контроль за гостем?

— Ослабим, — Зырянова подняла фужер и усмехнулась, — что касается меня, то я уже не буду такой дурой и ошибку молодости не повторю.

— А вдруг любовь нечаянно нагрянет, — городской мужчина схватился за сердце, — прибыв сюда и увидев прекрасный цветок среди снегов и вековых деревьев, я совершил самую роковую ошибку в жизни. Теперь я навсегда потерял покой и стал заложником мечты, которая никогда не сбудется. От этого я буду вечно страдать. Мои страдания усилятся от осознания того, что этим сказочным цветком будет наслаждаться кто-то другой, но только не я. Печально, грустно, трагично.

Миша от этих слов шмыгнул носом и потёр кулаком один глаз. Надя погладила вазу с тремя засушенными подснежниками и сказала:

— Бойся, Оля, этого мужчину. Я, умудрённая опытом женщина, и то заслушалась его соловьиными трелями. И ты под влиянием их можешь превратиться в засохший цветок, из которого мужчина выпьет весь сок.

— Оля, не слушай мудрую женщину, которая уже всё испытала и, похоже, собирается заканчивать своё прекрасное цветение, — Уралов грустно улыбнулся, — я говорю искренне, хоть и в шутливом тоне. Прислушайся к сердцу, к душе и ты поймёшь, что твоё место на более высокой ступени развития человеческого общества, там, где к твоим ногам будут с неба падать звёзды.

Девушка засмеялась.

— Это же опасно. Я могу погибнуть в таких невыносимых для таёжного цветка условиях. В вашем обществе меня сомнут, а потом в лучшем случае засушат и положат между страниц прочитанного романа.

— Красиво сказано. Увы, бывает и такое. Но тебя ждёт другой сценарий с красивым финалом, — Уралов поднял фужер, — за вас, наши дорогие и прекрасные цветы жизни!

Когда все выпили, Зырянова заметила:

— А сценаристом моей жизни, я так поняла, будете вы?

— Да, только я и никто другой, и это будет для меня и честью, и радостью, и счастьем.

— Красивый капкан для девушки, — Оля усмехнулась, — а какая роль в сценарии уготована вашей жене?

— Она не будет унижена, оскорблена и не будет испытывать материальные затруднения. Она останется другом сценариста.

— А если уход к другой она сочтёт предательством, а другая не захочет ни с кем делиться сценаристом? — на лице Оли без улыбки проявились ямочки.

— Я выберу любовь, но постараюсь сгладить последствия от неё для жены и дочери.

Зырянова развела руками.

— Дипломат, ничего не скажешь. А с такими никогда до истины не доберёшься, поэтому предлагаю тост за дипломатию в отношениях.

— А у нас с женой просто нет слов от вашего интеллектуального диалога, который ведёт в другой таинственный мир, — Миша наполнил фужеры шампанским, — давайте выпьем за дипломатию, от которой все были бы счастливы.

— Миша, ты, оказывается, тоже дипломат. Спасибо тебе за вечер и за подарок из большого города. Я, пожалуй, его приму, чтобы пока разглядеть поближе.

— А вот здесь уже дипломатии и близко нет, — усмехнулся Уралов, — но я согласен быть подарком в руках такой умной и красивой девушки. Поэтому к тосту я добавлю: выпьем и за честные открытые отношения, которые ведут к удовольствию, наслаждению, заботе друг о друге и об ответственности за счастье и благополучие любимого человека.

Фужеры сыграли мелодию, и за столом установилась тишина. Вскоре её нарушил городской гость, который оценивающе посмотрел на Олю и произнёс:

— Вам, Оля, надо поступать в институт. Общаясь с вами, я убедился, что вам по силам решить любую проблему. Сейчас глухой сезон, садитесь за книги, учебники и готовьтесь к вступительным экзаменам. Я чем могу, тем помогу. К чему у вас лежит душа?

— До моего неожиданного поворота в судьбе я мечтала стать учителем начальных классов в своём родном посёлке.

— Почему только начальных классов?

— Потому что именно у детей этой возрастной категории формируются основные понятия о жизни, о чести, достоинстве, о любви к Родине, о добре и зле. В этом периоде у человека формируется и характер, и психика, — Оля скромно улыбнулась, — как-то так.

— Вы правы, как прав и я в том, что вам надо обязательно учиться дальше и с учётом вашего теперешнего положения можно выбрать любую форму обучения — заочное, вечернее да и очное тоже, поскольку у вас есть боеспособные родители.

— Надо попробовать. Как-нибудь с понедельника начну думать на эту тему и, возможно, приду к решению, с какого понедельника начать искать книги.

— Вижу, оптимизм и мотивация у вас, гражданка Зырянова, полностью отсутствуют. Придётся проводить сегодня вас домой и по пути попробовать убедить заняться своим образованием.

— Мы не возражаем, — Надя кивнула головой, а вслед за ней кивнул и Миша.

Оля улыбнулась и пожала плечами.

Далеко за полночь на пустынной улице девушка взяла под руку мужчину и произнесла:

— Спасибо тебе за приятную ночь. Я снова почувствовала себя женщиной и таких слов в свой адрес ещё ни разу не слышала, хотя допускаю и шуточный сценарий наших отношений.

— То, что я тебе сказал, не шутка и не спектакль. Со мной произошло что-то удивительное, отчего моя душа запела и заволновалась, и я теряю голову.

— Мне надо подумать. Я могла бы и сегодня сказать тебе «да», но ты женатый человек, и если я стану твоей любовницей, то обреку себя на жизнь незамужней женщины, поскольку при таких обстоятельствах я выйти замуж не смогу. Если выразиться точнее, то я не смогу жить в браке с нелюбимым человеком.

— То, что мы встретились, было угодно небесам, и это не случайность. Я готов ждать. Мне в данный момент достаточно общения с тобой, а близость придёт сама собой, когда наши души скажут нам «да». И потом в гражданском обществе есть такое понятие как развод, который случается в семейных отношениях очень часто. Мы не будем виноваты перед Богом и людьми, если полюбим друг друга, хотя я уже и сейчас уверен в этом. Так тоже бывает.

— Спасибо! Я сейчас нахожусь в каком-то феерическом состоянии от тебя, от твоих слов, от шампанского. Давай дождёмся подснежников. Если они мне скажут «да», я тебя позову.

Возле своего дома девушка прижалась к мужчине и произнесла:

— Небеса послали мне бесценный подарок, поэтому мой поцелуй будет хоть какой-то компенсацией за него.

Девушка и мужчина ещё долго стояли под ночным звёздным небом, понимая, что они попали в сети непостижимого явления под названием «Любовь».


6


Утром Оля проснулась с волнующим ощущением, как будто она находится в необыкновенной ауре прекрасных скопившихся чувств, готовых вот-вот взорваться. Девушка не удивилась, когда в её голове зазвучали слова из песни Лидии Руслановой «по морозу босиком к милому ходила». И она сейчас была готова бежать босиком к любимому из тайги в его большой город. В то же время у неё усилилась любовь к своим родным местам, к родителям, которые дали ей возможность насладиться жизнью, испытать счастье от осознания, что она любима необыкновенным человеком, и сама любит его. Переживания и страдания, всплывающие из прошлого, теперь ей кажутся несущественными и даже необходимыми для познания всех граней жизни. Девушка купалась в этой ауре и думала, что только пережитые события, связанные с походами за подснежниками, дали ей возможность понять, что такое настоящая любовь: это состояние нахождения в постоянном желании творить только добрые дела, испытывать счастье от общения с любимым человеком и даже от мыслей о нём. И она сделает всё возможное, чтобы насладиться своей любовью сполна. Придёт весна, они найдут подснежники, расстелют покрывало, бросив в бой свои энергии любви, и это сражение будет длиться до изнеможения.

Оля встала с кровати, посмотрела на улыбающуюся во сне малышку и подумала: небеса посылают ей счастье, и она от него не откажется. Теперь ей остаётся дождаться весточки от человека, на которого она возлагает все надежды на своё счастливое будущее.

Весточкой от любимого мужчины стало его письмо, пришедшее на адрес Зыряновой в двадцатых числах января. Оля, к этому времени изводя себя разными беспокойными и даже возмущёнными мыслями, поняла, что любовь — это не только наслаждение, но ещё и страдание. Девушка с замиранием сердца вечером в своей комнатушке достала письмо из конверта и стала читать:


«Прости меня, самый любимый, красивый, нежный, ароматный таёжный цветок, что заставил тебя так долго ждать моей весточки. Я искал момента, чтобы в спокойной обстановке сказать тебе, что люблю тебя и мечтаю о наших встречах. Аромат твоих губ проник в моё сознание, душу и сердце и постоянно манит к тебе. Я счастлив уже от того, что где-то в таёжной глуши есть девушка, которую я люблю по-настоящему и мечтаю о её взаимности. Я сейчас нахожусь в таком состоянии, когда постоянные мысли о тебе вдохновляют меня на достижения вершин и в работе. Если ты испытываешь подобные чувства, то напиши хотя бы пару строк на указанный внизу письма адрес до востребования. Для меня будет волнующей пыткой ожидание твоего ответа. С некоторых пор всецело твой Виктор».


Девушка со слезами радости на глазах прижала письмо к сердцу и подумала: она не будет ждать появления подснежников, чтобы отдаться любимому человеку.

Спустя несколько минут Оля уже писала ответ Уралову:


«Любимый мой человек с другой планеты!.. Пока твоё письмо дошло до «цветка», он чуть не завял от тоски и ожидания. Учти на будущее, что за ним нужен трепетный уход. Но на данном этапе развития наших отношений мне достаточно твоих нежных писем с необыкновенными откровениями. При встрече мы их дополним взрывом наших чувств, и я уже решила, что для этого необязательно ждать первых весенних цветов. Наша любовь растопит лёд и в лютую зиму. С некоторых пор всецело твой «подснежник».


Девушка с конвертом в руках вышла в морозную ночь с ароматом тайги и, посмотрев на звёздное небо, подумала: почему она появилась во Вселенной? Кто послал ей испытания? Кто наградил её любовью? И почему даже в такой глуши человек может быть счастливым. Очевидно потому, что человек должен с любовью относиться к людям, к природе, к своему делу, к своей родной земле и обязательным условием счастья при этом должна быть взаимная любовь между мужчиной и женщиной. Так счастливая Оля дошла до почтового ящика и с трепетом опустила в него частичку своего счастья.

Вернувшись домой, Зырянова под влиянием какой-то силы перечитала последнее письмо Игоря. Худанин писал:


«Здравствуй, Оля!

Я озабочен нашими проблемами. Но обстоятельства сложились так, что я вынужден остаться в ГДР. Я всегда помню о вас и при возможности буду помогать. До свидания».


Зырянова усмехнулась, достала другие письма от Худанина, порвала их, после чего выбросила в печь на кухне и подумала: надо начинать новую жизнь, получать высшее образование и сеять вокруг себя доброе и прекрасное.


7


В последующие дни Оля вновь окунулась в состояние ожидания письма от начальника областного уровня и часто заглядывала к его подчинённому Мише в надежде узнать хоть что-нибудь об Уралове, задавая наводящие вопросы типа, не получил ли дядя от Виктора Владимировича выговор. Дядя на это лишь усмехался, разводил руками и бубнил что-то невнятное. Как-то в субботу Миша сам пригласил племянницу заглянуть к нему вечерком на чай с тортиком для приватной беседы. Оля заявилась к родственнику с намерением передать через него его начальнику своё возмущение по поводу некоторых обстоятельств, не подлежащих разглашению. Но посредник не понадобился. За столом, спрятавшись за бутылку шампанского, сидел Уралов. Оля пронзила его взглядом, в котором были сфокусированы одновременно и радость, и злость, и любовь, и ненависть. Виктор поднялся с места и с извиняющейся улыбкой произнёс:

— Не всё зависит от меня. Но я приложил все усилия и старания, чтобы вновь оказаться в самом прекрасном уголке Вселенной, где живёт самая прекрасная девушка.

Миша усмехнулся.

— Если бы мне такой дар обольщения молоденьких девушек, я, возможно, сейчас жил бы в столице.

— На людях я это сочту за шутку, — Надя с грозным видом поднялась со стула, — посмотрю, что ты скажешь мне наедине.

— Я попытаюсь убедить тебя, дорогая, что это была шутка и скажу, что прекраснее тебя нет во всей Вселенной, — Миша кивнул головой на стол, — надеюсь, объяснениями все удовлетворены, поэтому перейдём к праздничному продолжению вечера.

Когда Витошкин немного захмелел, он подкинул на обсуждение провокационную тему, сказав:

— Любовь бывает тайной и явной. И та, и другая прекрасны и одинаково могут привести как к страданиям, так и к счастью.

Уралов усмехнулся и подхватил тему.

— Любовь трудно объяснить словами. В этом загадочном чувстве полно парадоксов. Счастливая любовь тоже бывает со страданиями и душевным напряжением, связанными с расставаниями, ожиданиями, заботой друг о друге. Любви часто присущи и низменные качества человека, такие, например, как ревность и эгоизм.

— Я полностью с тобой согласна, Виктор, — Оля, тоже захмелев, кивнула головой, — мне присущи низменные качества, поскольку я своим любимым, если такой появится, делиться ни с кем не собираюсь. Он должен быть только моим с плакатом на груди «Руки прочь от моего любимого мужчины!»

Надя отреагировала на это замечание Зыряновой хихиканьем, мужчины же скромно усмехнулись и задумались. Особенно задумчивость проявилась на лице гостя из большого города, который с удивлением посмотрел на девушку и произнёс:

— Однако, товарищи, как мы видим, у любви может быть ещё один оттенок — жёсткая категоричность.

— Любовь, как и душа, бесконечно многогранна, бесконечно загадочна, — Оля устремила на Виктора взгляд, наполненный призывом к любви, — и давайте не будем пытаться разгадать это чувство. Коль оно даровано нам небесами, то не надо закрывать его на замок в ожидании каких-то прояснений, — девушка поднялась с места, — мне пора уйти к своим мечтам.

Уралов спешно поднялся с места.

— Возьми меня в свои мечты, — мужчина смутился, — я хотел сказать: разреши тебя проводить до дома.

Оля улыбнулась и кивнула головой.

Когда влюблённые оказались на улице, девушка проговорила:

— Родители уже спят. Постарайся в доме ничего не задеть. Моя комната справа от входной двери.

— Наша любовь выходит на новый небесный уровень.

— Я уже давно там от счастья, — Оля прижалась к мужчине, — но о нашей любви в посёлке пока никто не должен знать. Не хочу на себе ловить любопытные взгляды людей и слышать вслед шуточки и колкости.

— Я тебя понимаю, хотя мне хочется кричать о своей любви к тебе на весь белый свет.

— Наша любовь в данной ситуации должна быть тихой на людях, но не между нами.

— Ты удивительный цветок. Я счастлив, что он достался именно мне.

Потом, лёжа в узкой кровати, «таёжный цветок», чтобы подавить стоны от пронизывающей тело истомы, втискивала себя в тело, в губы и в душу любимого человека. Сдерживание стонов добавляло любовникам ещё большее наслаждение и обостряло ощущение близости. Лишь в конце девушка на выдохе прошептала:

— Полежи на мне ещё так, не разъединяясь, и послушай, что я хочу тебе сказать. Попечалясь о прошлых страданиях, сейчас я искренне благодарна судьбе за события, которые у меня связаны лично с тобой, во всех их проявлениях — и серьёзных, и смешных, и, конечно, чувственных, которые дали мне возможность к какому-то новому познанию самой себя. Может быть, ты сочтёшь меня излишне эмоциональной и глупой, но сейчас это простительно… Можно было сказать просто: спасибо, что ты есть в моей жизни… что правильно, но точнее — за радость от общения с тобой, за твои откровения, чувства и доверие ко мне. Я хочу, чтобы никто от наших действий не пострадал, особенно незаслуженно, поэтому и дальше будем следовать этому принципу. Я уверена в том, что всё это послано нам свыше со всей перечисленной гаммой чувств и переживаний, а для чего? — в ответе на этот вопрос, наверное, будет много вариантов и они будут неокончательными, поэтому будем беречь и хранить эту редкую гармонию в нашей жизни, сводя все опасности к минимуму.

Виктор от этих слов ещё сильнее прижался к девушке.

— Я первый раз в жизни встретил такую необыкновенную, восхитительную женщину! И никогда в жизни не получал подобных признаний и ощущений. Поэтому к моему чувству любви к тебе добавилось чувство ответственности за наши отношения. Их надо беречь. Ты права, они нам посланы Небесами. Поэтому я обещаю сделать тебя счастливой и никогда не предать. Ты стала для меня единственным очарованием, которое приносит мне радость, счастье, наслаждение и, не скрою, даже опасность в какой-то степени. Но ради любви к тебе я могу пожертвовать своим благополучием в обществе.

— Нет, — Оля напряглась, — жертвовать мы ничем не будем. Я своей тайной любовью помогу тебе подняться выше по карьерной лестнице и занять ещё более достойное место в обществе. Тогда наша любовь не угаснет, потому что жертвенность рано или поздно может закончиться упрёками.

— Я подчиняюсь твоей мудрости. Мы оба добьёмся успехов в жизни, и наша любовь поможет этому.

Оля тихонько застонала.

— Я чувствую, ты снова готов.

— Да, любовь моя…

Виктор ушёл под утро. Оля, наполненная удовлетворением, счастьем, благоуханием надежд на красивую, особенную жизнь, провалилась в сон.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

1


Игорь Худанин, отслужив два года в мотопехоте, возвращаться в таёжный посёлок не собирался. Для этого была веская причина. На втором году службы, когда за примерную службу сержант Худанин заслужил право ходить в увольнение за пределы воинской части, он познакомился с тридцативосьмилетней немкой Диной, переселившейся в ГДР из Поволжья. Женщина с грубыми чертами лица больше походила на мужчину и поэтому была обделена мужской лаской. Однажды ей на пути повстречался крепкий советский воин, и она накормила его в своём доме. Жила Дина одна. Её родители когда-то были сосланы в Сибирь, где впоследствии их следы затерялись. Девочке удалось избежать ссылки, а потом с родственниками, семьёй советского офицера, она перебралась в ГДР. Между солдатом и женщиной завязалась дружба. Дина старалась угодить Игорю всем: и питанием, и вниманием.

Как-то Худанин, находясь в очередном увольнении, как всегда, заглянул к Дине, чтобы вкусно поесть. Женщина на этот раз встретила солдата в лёгком коротком платье и с распущенными до плеч мягкими русыми волосами. Отобедав вместе с Игорем, хозяйка дома улыбнулась и сказала:

— Там, в спальне, я приготовила для тебя кровать. Можешь расслабиться, вздремнув часок.

Игорь встал с места, снял солдатский ремень и, повесив его на стул, произнёс:

— Спасибо! Не откажусь. Показывай место для отдыха и я, пожалуй, разденусь.

— Конечно, снимай свой панцирь, — Дина взяла парня за руку и завела в комнату с широкой кроватью и усмехнулась, — а теперь продемонстрируй, сможешь ли ты раздеться за сорок пять секунд.

— Считай.

Женщина стала считать. Когда она сказала «тридцать», парень уже лежал в кровати в одних трусах. Дина усмехнулась.

— Может, ты и мне посчитаешь?

— А почему бы и нет. Раз! — Игорь хотел сказать «два», но полностью обнажённая женщина в это время уже оказалась на нём. Парень из тайги засмеялся.

— Так нечестно. У тебя на теле, кроме платья, ничего не было.

— Тактика, стратегия, так было задумано. Я победила.

— Сдаюсь! Я твой навеки.

После демобилизации Худанин устроился в воинскую часть шофёром, где за годы службы получил водительские права. Жить он, конечно, стал у Дины.


2


В любви и согласии Игорь и Дина прожили год. Сожители всячески старались угодить друг другу во всём. Не жалели они друг для друга и ласк, и нежностей. Поэтому однажды женщина после занятий любовью спросила Игоря:

— Ты хотел бы стать гражданином ГДР?

Худанин удивлённо пробежался взглядом по похорошевшей во всех отношениях Дине.

— Не отказался бы. А что для этого надо сделать?

— Самую малость: жениться на мне.

Игорь задумался, а потом произнёс:

— Я тебе давно хотел сказать, что до армии у меня была девушка, которая родила от меня дочь. Я обещал им помогать. Они живут в глухом таёжном посёлке. В ту округу раньше ссылали врагов народа и раскулаченных типа твоих родителей.

— Ты меня удивил, — женщина встала с кровати и накинула на себя халат, — это очень плохо бросить девушку с ребёнком.

— Я это понимаю. Но я туда не хочу возвращаться. И Олю я никогда не любил. Она слишком хороша для меня. У нас бы с ней жизни не получилось. И, очевидно, у неё сейчас кавалеров хоть отбавляй. Но самое главное в этой ситуации то, что я полюбил тебя и хочу быть рядом с тобой.

— Я смотрю, за время нашего знакомства ты сильно повзрослел. Я твои объяснения принимаю с условием, что ты не забудешь свою дочь.

— Я буду ей посылать подарки, а когда подрастёт, приглашу к нам в гости. Ты не будешь против этого?

— Нет, напротив, буду рада этому, тем более сейчас я в очередной раз убедилась, что ты хороший парень.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

1


Пока цвели подснежники Таня Герасимова и Виктор Кузнецов по субботам и воскресеньям ездили на велосипеде на Лесные поляны. Таня предусмотрительно брала с собой лёгкое покрывало, которое в окружении цветов служило ложем любви. Влюблённые свою любовь в посёлке не афишировали, но не скрывали тесной дружбы. Когда подснежники отцвели, Виктор предложил девушке встречаться на берегу реки, которая мощно несла свои воды в Волгу рядом с посёлком. Таня, прогуливаясь с парнем после школы по центральной улице, согласилась с таким вариантом, но предложила и свой:

— Мы можем устраивать свидания и у меня дома. Родители ведь работают до пяти часов, кстати, как и твои.

Виктор хмыкнул.

— Я как-то и не подумал об этом. С фантазией, видать, у меня слабовато.

— Зато ты выдумщик в другом, — девушка хихикнула, — я приглашаю тебя к себе прямо сейчас.

— Идеальный вариант. А завтра посетим мою обитель.

Оказавшись в спальне, Таня распустила волосы, подошла к окну и произнесла:

— Отсюда видна тайга. Где-то там скучают без нас Лесные поляны. С них всё и началось.

— Ошибаетесь, девушка, точнее женщина, — Виктор обнял Таню, — всё началось с подглядывания друг за другом с наших балконов и через щели в кухонных занавесках.

— Ты прав, я хотела, чтобы ты заметил мои переживания и влечение к тебе.

— Я заметил, и теперь мы вместе, отчего я счастлив.

— Надолго ли? — девушка прижалась спиной к Виктору.

— Мы пока просто будем любить друг друга, но я хочу, чтобы ты дала обещание молчать о том, о чём я тебе решил рассказать.

Девушка насторожилась.

— У тебя есть тайна?

— Да, — ученик десятого класса достал из кармана пиджака сложенный вчетверо лист бумаги, — прочти. Если возникнут вопросы, я отвечу по мере возможности.

Девушка, на одном дыхании прочитав написанный рукой парня текст, застыла с ужасом в глазах. Виктор кивнул головой.

— Да, я это всё видел. Возьми лист себе. Сохрани на всякий случай этот второй экземпляр у себя и пообещай, что будешь молчать до тех пор, пока будет молчать тот человек, о котором идёт речь.

Таня, выйдя из оцепенения, произнесла:

— Обещаю! Но как ты живёшь с этим? И как ты занимался там со мной… любовью, зная про это?

— Тайны, какими бы они не были, не должны мешать человеку жить и любить, как сейчас, — парень увлёк девушку на кровать, — у нас мало времени. Твои родители могут нагрянуть неожиданно.

Таня стала спешно раздеваться, всё ещё находясь под впечатлением от прочитанного.


2


Прокурор Крупнов грозно посмотрел сначала на следователя, потом на начальника уголовного розыска и спросил:

— В каком направлении продвигается наш “ подснежник»?

— Пока лежит в морге без движения, — угрюмо ответил следователь Марфин.

— Пошутить можешь там, но не здесь, — Алексей Сергеевич хлопнул ладошкой по столу, — этот «подснежник» на контроле у заместителя прокурора области, которому я должен каждый день докладывать о ходе расследования. И это тебе не тот «подснежник», который околел от холода, а это убитый «подснежник». Надеюсь, товарищи, до вас дошли мои мысли.

— Поэтично звучит, товарищ прокурор, — майор Гончаров покачал головой, — околевший «подснежник», убитый «подснежник». Но о главном… И если говорить о конкретном деле, то кое-что сделано, я бы сказал даже, сделано достаточно, чтобы успокоить областное начальство. Так вот о деле. Мы сделали то, что не по силам даже профессионалам из области. И они наши дела должны отметить и заметить или, наоборот, сначала заметить, а потом отметить в приказе о подвижках в деле «подснежника».

Прокурор хмыкнул.

— Воспользуюсь твоим методом изложения информации, когда буду отчитываться перед начальством. А теперь прошу высказаться товарища Марфина.

Следователь встал с места и стал бодро докладывать:

— Если говорить о деле по-деловому, то мы сделали следующее: установили личность убитого.

— Это было сделано на прошлой неделе, — заметил прокурор.

— Мы провели несколько экспертиз.

— Экспертизы делали другие. Ты лишь напечатал несколько бумажек, чтобы их провести, и это тоже было сделано на прошлой неделе. Попахивает служебным несоответствием.

— Моим или вашим? — Марфин втянул голову в плечи.

— Вот так и стой до конца совещания. Не надо, товарищи, наглеть, — Крупнов поводил тонким указательным пальцем возле своего тонкого носа.

— Разрешите, товарищ прокурор, дополнить товарища следователя.

— Давай, но только по существу дела. Как ты утверждаешь, сделано по делу много. Но хотелось бы эти дела потрогать руками, увидеть хоть одну новую бумажку в его материалах.

Начальник уголовного розыска улыбнулся.

— Кое-что, конечно, имеется. Потерпевший Сергей Механошин являлся другом детства Николая Витошкина, сына бывшего директора лесхоза. Сейчас Витошкины живут в областном центре. Теперь о брошке-бабочке. Мы её показали почти всем жителям посёлка, в том числе и учителям школы. Так вот, одна учительница вспомнила, что очень давно у неё в первом классе училась девочка с ямочками на щеках Алла Зырянова. Эта ученица всегда на школьной форме носила такую брошь. Такую же «бабочку» учительница видела и у матери школьницы. Поэтому этот факт ей и запомнился. Да и сама брошь была необычным украшением для здешних мест. Зыряновы в данный момент тоже проживают в областном центре. Сейчас в отношении всех этих всплывших фигурантов дела проводим комплекс мероприятий.

— Это уже ближе к делу, — Крупнов удовлетворённо кивнул головой, — есть что доложить наверх. Продолжайте в таком же темпе делать дела на самом деле. Свободны. Вперёд — за дела!

ГЛАВА ПЯТАЯ

1


Любовь Оли Зыряновой и Виктора Уралова расцветала, в результате чего возник неизбежный вопрос, что с ней делать дальше. Начальник лесного хозяйства области, однажды, в период, когда зацвели подснежники, прибыл под прикрытием проверки организации, возглавляемой Витошкиным, и, встретившись с любимой, предложил ей обсудить этот вопрос на Лесных полянах. Девушка согласилась.

Оказавшись на сине-фиолетовой поляне, Оля прижалась к мужчине и спросила:

— Что дальше?

— Я всё больше склоняюсь к мысли о разводе с женой, — Виктор нежно провёл рукой по шелковистым волосам девушки.

— Не спеши. Я без суеты должна получить высшее образование, крепко стать на ноги. После этого и примем кардинальное решение.

Уралов усмехнулся и покачал головой.

— А я тогда не окажусь на обочине наших отношений?

— Ты сомневаешься в моей любви к тебе? — девушка прикоснулась губами к губам мужчины.

— Я трезво смотрю на жизнь, — Уралов поцеловал Олю, — в жизни всегда присутствуют состояния сомнений и слово «если».

— Я с тобой соглашусь, поэтому пока обойдёмся без развода. Мне с тобой и так хорошо. И я сейчас подумала о тебе. Вдруг мы по каким-то причинам расстанемся, тогда с тобой останется рядом твоя мудрая жена, что очень важно для твоей карьеры. Я знаю, что ты карьерист в хорошем смысле этого слова.

— Я с тобой тоже соглашусь. Ты мудрее меня, хотя и моложе. Но коль ты такая мудрая и умная, что ты всё-таки думаешь об учёбе? Ты уже говорила со своими родителями на эту тему?

— Они согласны и даже склоняют меня к очной форме обучения. Но мне будет трудно расставаться с Аллой на долгое время.

— Твой посёлок, как говорят, не за горами. У тебя будут выходные, каникулы, родители будут привозить к тебе малышку для общения и приобщения к большому городу. Чтобы твоей семье было легче выдержать финансовую нагрузку, я бы всё же порекомендовал тебе вечернюю форму обучения. Работать будешь в моей организации, точнее числиться, но с хорошей зарплатой.

— Интересный вариант.

— Наши договорённости надо скрепить поцелуем любви и кое-чем ещё.

Что произошло дальше, узнали лишь вековые хозяева тайги и ещё одно её достояние — подснежники, которые каждую весну, несмотря на людские проблемы и дела, появляются из земли, чтобы превратиться в талисман любви, удачи и счастья.


2


Оля и Виктор стояли в напряжении у парадной двери университета, на которой были вывешены списки поступивших, и с волнением искали известную им фамилию. Мужчина, первым увидев её, воскликнул:

— Расслабься, едем в ресторан!

— Где я? — Оля прижала руку к груди.

— Во втором списке чуть ниже середины.

— Ура! Я студентка филологического факультета! Спасибо тебе, любимый, спасибо небесам, — почему-то шёпотом произнесла девушка.

— Ты заслужила счастье своим умом и, чего греха таить, своей красотой.

Зырянова возвращалась домой в посёлок на рейсовом автобусе и с чувством гордости думала: неужели это всё происходит с ней — рождение ребёнка, жизнь матери-одиночки, встреча любимого человека, поступление в университет и впереди перспектива светлого будущего. А может у неё есть двойник, который продолжает жить таёжной жизнью, а она в данный момент является мечтой настоящей Оли. А может это всё ей снится, и Виктор со своей любовью явился к ней во сне. А завтра она проснётся в бараке с ребёнком под боком и будет думать, как прожить день, чтобы не умереть от обиды, от материальных трудностей, от тоски и даже от зависти к тем, кто живёт лучше её, — девушка окинула взглядом нескольких пассажиров в салоне автобуса, и продолжила размышление, — сейчас она испытывает странное ощущение, как будто её нет в пространстве, что она какая-то невидимая субстанция. А может в жизни бывают такие переходные рубежи из тёмного прошлого в светлое будущее, минуя настоящее, в котором она должна находиться в данный момент, — Оля ущипнула себя за ногу и усмехнулась, — что-то у неё от всего пережитого мозг открыл какие-то дополнительные возможности. Может быть, это плохо и ведёт к сумасшествию, — девушка потрогала сумку с городскими продуктами, стоящую на сиденье, — нет, это не сон и не параллельный мир. Она в настоящем реальном мире едет домой, чтобы обрадовать родителей счастливой вестью и отметить начало новой жизни. Хотя с Виктором она уже отметила её в ресторане. Очевидно, теперь шампанское и даже стопка водки, выпитые под изысканную закуску, потом любовь в парке и сказываются на её странных мыслях и ощущениях. И что удивительно, её нисколько не смущает роль любовницы женатого мужчины, который помогает ей и материально, и морально. Она не стремится стать его женой и даже не зацикливается на этой мысли. Быть может, это всё связано с тем, что ей едва исполнилось двадцать лет и кажется, что вся жизнь ещё впереди. Правда, иногда из-за пережитых событий она ощущает себя столетней бабулей, — полноправная студентка снова посмотрела на пассажиров, — у них свои судьбы, свои мечты, цели, проблемы, но все они хотят быть счастливыми, любить и быть любимыми. Жить можно и в тайге. Главное — оставаться человеком в любом месте и при любых обстоятельствах. Одно время она была зла на весь мир и о добродетельных качествах не размышляла, поскольку была придавлена к земле многими проблемами. Учитывая своё прошлое, она сейчас может сделать вывод, что для развития лучших качеств человека, заложенных природой, необходимо, чтобы человек жил в нормальных условиях, с ощущением того, что о нём заботится государство, что оно не оставляет человека наедине с его проблемами. Вот тогда от такого человека можно требовать патриотизма и добросовестного труда на благо общества. Только в атмосфере доброжелательности, заботы у человека появляется стремление быть лучше. У неё лично такое стремление появилось. И, очевидно, она неправильно сделала вывод о патриотизме. Его нельзя требовать от людей. Это чувство должно самопроизвольно возникать, как реакция на действия государства.

Оля домой прибыла в восьмом часу вечера. Родители встретили её молча, с красноречивыми вопросительными взглядами. Дочка улыбнулась и произнесла:

— Накрываем быстро стол. Будем отмечать начало моей новой жизни. Тебе, папа, доверяется самое ответственное задание пригласить Витошкиных.

Мужчина расслабился и широко заулыбался.

С первого сентября у Зыряновой, действительно, началась новая жизнь, наполненная учёбой, встречами с Виктором, познанием законов общежития, регулярными поездками домой к дочери и родителям.


3


Два года студенческой жизни пролетели незаметно. Сдав последний экзамен в летнюю сессию, Оля встретилась в парке с Виктором и, сидя на лавочке в окружении ягодных кустов, похожих на смородину, проговорила:

— Я завтра уезжаю домой до первого сентября. Там у меня почти взрослая дочь, которая всё понимает и постоянно пытает дедушку с бабушкой вопросом, где её мама и папа. Попробую ей объяснить всё по-взрослому.

Уралов взял девушку за руку.

— Я хотел бы жить с вами одной семьёй и стать Алле отцом.

— Я рада, что у тебя не пропадает такое желание. Но сердце подсказывает, что надо дождаться окончания моей учёбы. И дочке всё равно придётся рассказать, кто её настоящий отец.

— Это будет правильным поступком, — Виктор одобрительно кивнул головой и как-то нерешительно заглянул в глаза девушки, — ты ещё ни разу не была в моей квартире. Сегодня дома никого нет. Может…

— А вот это будет неправильным поступком. Я и так чувствую вину пред твоей женой, а то, что ты предлагаешь, усилит её в несколько раз. Заниматься любовью в постели, где ты спишь со своей женой, мне не позволяет совесть. Хотя мне тут на днях одна подружка похвасталась, что занималась сексом с женатым мужчиной дома в его спальне и получила от этого потрясающий эффект. Нет, это не моё. Лучше, как всегда, под открытым небом на грешной земле. В этом случае мне кажется, что небеса простят мне мои прегрешения.

— Ты сложная, цельная натура. С тобой не поспоришь. Обещаю к третьему курсу подыскать для нас конспиративную квартиру.

— Этот вариант намного предпочтительнее.

Когда Оля приехала домой в посёлок, там её поджидал сюрприз. Мать с усмешкой протянула дочери почтовое извещение и сказала:

— Тебя кое-кто вспомнил. Завтра сходи на почту и получи посылку.

Девушка, прочитав на бумажке адрес, тоже усмехнулась и пренебрежительно произнесла:

— Заграница нас вдруг вспомнила. К чему бы это?

— В посылке должно быть письмо, поэтому не будем гадать, — Зинаида Владимировна кивнула в сторону спальни дочери, — Аллочка покушала, перед сном я прочитала ей сказку. Она, бедненькая, боролась со сном. Хотела дождаться тебя. В общем, у нас всё хорошо.

Глаза Оли заблестели от слёз.

— Может, мне с очного на заочное отделение перевестись?

— И какой после этого из тебя выйдет специалист, — женщина категорически покачала головой, — кроме качественного получения знаний есть ещё студенческая жизнь с различными мероприятиями, а общение со своими однокурсниками, возможно, дают, больше знаний, чем сам учебный процесс. Короче, выбрось перевод из головы. Не распускай нюни. Я же сказала: у нас всё хорошо.

— Завтра я пообщаюсь с доченькой, и настроение у меня станет лучше.

Оказавшись в своей комнате, где сладко спала Аллочка, Оля села на кровать, повертела в руках извещение и подумала: подснежники и только подснежники на Лесных полянах сыграли основную роль в её судьбе. Под влиянием этих прекрасных произведений природы она готовилась стать женщиной. И когда возникли условия, — цветы, весна, крепкий парень, неокрепшее сознание, которое не предвидело последствий, — неопытная девочка становится женщиной с ребёнком на руках и с очень туманным будущим. Те подснежники, свидетели её греха, породили цепочку событий, которые привели к её нынешнему положению в обществе. Не будь подснежников, не роди она ребёнка, навряд ли бы в её жизни появился Виктор, не испытала бы она настоящего чувства любви, не приблизилась бы к ощущению полного счастья, полной гармонии души и сознания, — девушка усмехнулась, — и не получила бы она посылку из ГДР. Это послание из-за границы вызывает вопросы: быть может, у Игоря проснулись отцовские чувства и посылкой он хочет проверить реакцию брошенного смятого цветка на возможное возвращение в посёлок и к ней. Но в любом случае она уже никогда не пойдёт с Игорем за подснежниками и даже не подаст ему руки, хотя в той ситуации есть и её вина.

В посылке, которую рассматривали все Зыряновы во главе с Аллочкой, находилось несколько красивых детских платьев и разноцветная бижутерия. Девочка, набегавшись с ними по комнате, остановилась возле мамы и с радостью в голосе затараторила:

— Хочу это, хочу это. Они мне нлавятся. Это бабочки. Их нам папа подалил?

Оля улыбнулась.

— Это брошки-бабочки. Ими украшают платья и кофточки. Их три. Ты себе все забираешь?

— Одна тебе, мамочка, две мне, — девочка положила руку на левую сторону груди, — мы их всё время будем носить на этом месте.

— Хорошо, доченька. Пусть эти бабочки нам принесут счастье.

Потом Оля, уединившись в своей комнате, стала читать письмо от Игоря:


«Здравствуй, Оля!

Прости меня, но я, узнав другую жизнь, не смог вернуться в тайгу. Потом я встретил женщину. Она дала мне приют, и мы поженились. Дина — хорошая женщина. Она не против моего общения с вами. Когда дочка вырастет, она может к нам приезжать. Расскажи ей про меня. И я рад, что у вас всё хорошо. Мне об этом написали мои родители. До свидания!»


Оля положила письмо в альбом с фотографиями с намерением, что когда Алле исполнится восемнадцать лет, расскажет ей о коварстве подснежников.

Последующие дни, месяцы и годы жизни Оли были похожи друг на друга. Зырянова заботу о дочери сочетала с бурной студенческой жизнью, со свиданиями с Ураловым. Тайные встречи с Виктором подогревали их любовь друг к другу. И девушка, размышляя об этом, пришла к решению: если она и Виктор привыкнут друг к другу до такой степени, что любовь для них станет обычным чувством, перешедшим только в уважение, взаимопонимание, терпимость, то тогда она, возможно, захочет претендовать на роль жены Уралова. Создание полноценной семьи она пока со счетов не сбрасывает.


4


Виктор Владимирович Уралов в областной номенклатуре должностей занимал не последнее место. Несмотря на относительно молодой возраст Уралов был хорошим руководителем и организатором в своей отрасли народного хозяйства. И со стороны областного комитета коммунистической партии к нему как коммунисту и человеку претензий не было. Поэтому Виктор Владимирович старался не портить сложившееся о нём мнение власти и общества. Наличие любовницы у чиновника такого уровня негласно допускалось. А вот развод с добропорядочной женщиной мог поставить крест на его карьере. Уралов допускал расторжение брака с женой Вероникой лишь при критической ситуации, когда его тайная жизнь станет явной, и жена не простит измены. Такие мысли часто посещали мужчину, так он размышлял и возвращаясь домой после проводов Зыряновой на летние каникулы в таёжный посёлок.

Вероника, обладавшая симпатичным и в то же время холодным лицом, встретила мужа с натянутой улыбкой.

— Как дела? Как работа? Ужинать будешь? — женщина прошла в просторную кухню.

Виктор проследовал за женой и уверенно кивнул головой.

— Да, пожалуйста, чай и без сахара.

— Странный ужин. Или ты считаешь, что я готовлю хуже, чем в ресторане, — лицо Вероники приобрело ледяной оттенок.

Уралов по виду жены и по манере говорить сразу сделал вывод, что она знает что-то для него неприятное. Поэтому с ресторана и начал.

— Друг Витошкин попросил с почестями отправить племянницу в посёлок. Оля успешно закончила второй курс, вот и решили устроить ей праздник в ресторане. Я оказался крайним.

— Эта Оля стала часто упоминаться в твоих разговорах, — женщина сверкнула холодным взглядом, — ты порядочно ведёшь себя по отношению к этой девушке?

Виктор пожал плечами.

— Бедная студентка уехала в глушь, и обед в ресторане — это всё, что я мог сделать для неё приятного. Мероприятие прошло в рамках приличия, — мужчина усмехнулся, — однако, меня сейчас приятно удивляет твоя ревность. Значит, я для тебя что-то значу. Я тоже иногда тебя ревную, особенно тогда, когда ты слишком плотно танцуешь с моими друзьями и знакомыми и вы о чём-то при этом шепчетесь.

— Теперь мне приходится удивляться твоим словам, — глаза женщины потеплели, — казалось, что ты меня совсем перестал замечать. В последнее время ты стал каким-то слишком вежливым. Но твоя вежливость лишена теплоты и чувственности.

Мужчина надул щёки.

— Я то же самое могу сказать и про тебя. От твоего красивенького личика даже весной и летом веет холодом.

— Таким лицом меня наградила природа, но внутри меня бьёт горячий источник, до которого ты редко добираешься, чтобы погреться.

— Прости меня, мы столько лет вместе, а я тебя до конца так и не разгадал, — Виктор обнял жену, — буду исправляться.

— Исправляйся. Нам неприятности не нужны. Мы в обществе на хорошем счету. Но стоит только оступиться, как это же общество тебя съест и не подавится.

— Ты мудрая женщина. В жизни бывает всякое, но семья для меня главное.

— Вот и поговорили, и я рада, что мы друг друга поняли.

— Мне захотелось погреться от твоего внутреннего горячего источника, — Виктор снова обнял жену.

— Погреешься, но ночью. Ты не забывай, что у нас в доме есть главный человек и он в таком возрасте, когда приглядываются и прислушиваются к родителям, радуясь, когда у них, то есть у нас, всё хорошо.

— Мы не дадим дочери повода для огорчения.

— Я снова рада, что ты мыслишь в правильном направлении.

Когда выяснение отношений закончилось и жена ушла в комнату к дочери, Уралов подумал: поддержание в семье костра любви и страсти зависит от супругов в равной степени. Если кто-то из них затухает, то костёр начинает дымить, а дрова, не догорев, гаснуть. Но от Оли он, конечно, не откажется. В отношениях с ней царствуют истинные, искренние любовь и страсть.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

1


Оля Зырянова, успешно закончив университет и благодаря усилиям Уралова получив распределение в одну из городских школ, стала учителем русского языка и литературы Ольгой Николаевной. Получила молодой специалист и отдельную комнату со всеми удобствами в ведомственном доме. Это обстоятельство позволило ей забрать к себе дочь, которая к этому времени закончила первый класс в родном посёлке. Девочке хоть и нравилось жить с мамой в большом городе, но её сердце и душа тосковали по родным местам, бабушке, дедушке и друзьям. Поэтому, когда наступали каникулы, Алла просила маму отвезти её в любимую среду, где она чувствовала себя раскрепощённой, особенно в обществе троюродного брата Коли, сына дяди Миши. Парень был старше её, но всегда при случае брал сестру в свои компании. С годами Алла всё больше становилась похожей на мать. У девочки вырисовывались такие же ямочки на щеках и сформировалась особенная красота лица и тела. В какое-то время в друзья к Коле записался Сергей Механошин, который в возрасте десяти лет с родителями уехал в областной центр. Сергей был самым старшим в компании и имел две особенности: склонность к полноте и врождённый дефект ног — отсутствие пальцев на ступнях, отчего при ходьбе косолапил и заваливался на левый бок. Алла побаивалась этого необычного парня, который вдобавок ко всему всегда сверкал злыми глазами, ругал всё и всех подряд и редко улыбался, очевидно, тем самым пытаясь скрыть за этим свои страдания от комплекса неполноценности. В шестнадцать лет Механошин стал появляться в компании Коли с бутылкой вина в кармане и с какой-то бравадой предлагал товарищам выпить, но всегда получая отказ, сам выпивал содержимое бутылки из горлышка за несколько глотков. После того, как алкоголь начинал корректировать сознание в свою пользу, парень превращался в некое подобие зверя, ломая всё, что попадалось под руку. Доставалось заборам, деревьям, а также котам, собакам, за которыми он бросался в погоню и бегал до тех пор, пока не выдыхался. В такие моменты ребята старались не попадаться на пути пьяного буяна.

Однажды на весенних каникулах, когда Алле уже шёл пятнадцатый год, и она стала в очередной раз свидетелем пьяных выкрутасов Механошина, девушка обратилась к брату:

— Зачем ты общаешься и даже дружишь с таким отвратительным типом?

— Мне его жалко, — Коля, высокий симпатичный парень, пожал широкими плечами, — он инвалид, кое-как закончил школу, в армию не взяли, девчата его обходят стороной. Кто-то же должен на него положительно влиять.

— Ему же уже восемнадцать лет, почему он не найдёт себе более взрослую компанию для общения, — Алла возмущённо покачала головой, — делал бы добрые дела, и его изъян никто бы не заметил.

— Его сверстники в армии, поэтому он прибился к нам, — Витошкин улыбнулся, — а ты совсем взрослая стала и хорошеешь на глазах.

— У меня родители красивые.

— Ты с отцом поддерживаешь отношения?

— Раз в год к моему дню рождения он присылает из ГДР посылку с письмом. Всё собирается приехать к нам в гости. Возможно, когда мне исполнится восемнадцать лет, я сама к нему съезжу, — Алла постучала пальцем по груди, — там, под пальто, брошь в форме бабочки — подарок отца. И мама такую же носит. Мы почему-то считаем эти украшения талисманами удачи.

— А я такими считаю наши самые прекрасные на земле подснежники, — парень посмотрел на лёгкие белые облака, медленно плывущие по небу, — в этом году весна ранняя, и первые цветы появятся раньше и, возможно, как раз на наши каникулы, которые у меня, кстати, последние в школьной жизни.

Алла вздохнула.

— Скорее бы и мне стать взрослой. А за подснежниками давай в ближайшие дни сходим в разведку. Вдруг повезёт найти настоящий талисман счастья.

— Нам должно и так повезти в жизни.

— И мама говорит, что на талисман надейся, но сам не плошай, правда, добавляя к этому, что когда есть надежда на защиту, то и дела человек решает лучше и смелее.

— Мама у тебя умная.

— Я хочу быть такой же.

— Ты уже такая. Готовься, через пару дней, если погода не подведёт, отправимся в поход за удачей.


2


Весна в том году в уральской тайге действительно заявила о себе рано. Лесные поляны, прогретые солнцем, быстро зазеленели. В чуть пробивающейся из земли молодой траве стали появляться и первые весенние цветы. Коля дал знак Алле и, когда солнце всплыло над тайгой, они отправились на поиски защитной силы от бед и несчастий — талисмана счастья и удачи.

Не доходя метров пятьсот до начала района Лесных полян, Алла, почувствовав неприятный холодок за спиной, обернулась и увидела вдали фигуру Механошина. Коля, тоже заметив сильно располневшего парня, произнёс:

— Он ещё вчера приехал к своей бабушке и при встрече сказал мне, что собирается прогуляться за подснежниками. О наших планах я ему не говорил. Надеюсь, мы с ним не пересечёмся. Полян всем хватит.

— Я его боюсь, — Алла ускорила шаг.

— Я буду рядом с тобой.

Минут через десять оказавшись на полянке, девушка радостно воскликнула:

— Какая удача! Сразу несколько синих подружек-феечек меня встретили и приглашают с ними пообщаться, — Алла присела на корточки и улыбнулась, — я пока побуду здесь, загадаю желание, а ты, Коля, продолжай искать свой талисман.

— Хорошо. В ста метрах отсюда начинается другая поляна. Уверен, мне там тоже повезёт.

Как только брат исчез из вида, Алла зашептала:

— Милые цветочки, принесите счастье, здоровье и удачу моим близким.

— И мне пожелай счастья, — рявкнул вышедший из кустов Механошин.

Алла вздрогнула и замерла от испуга.

Сергей продолжил:

— Не бойся, тебе не будет больно. Меня никто не любит, зато ты сейчас меня полюбишь, — парень всем телом навалился на девочку. Одной рукой он закрыл ей рот, другой задрал платье и стянул трусики. Подснежники оказались смятыми под телом Аллы. В тот момент, когда насильник попытался исполнить свой мерзкий замысел, на помощь сестре подоспел Коля, который с размаха нанёс удар кулаком по голове урода и закричал:

— Сволочь, ты что натворил! Я сейчас убью тебя здесь!

Механошин подскочил и бросился бежать. Витошкин посмотрел вслед преступнику и обратился к Алле, которую всю трясло:

— Ты можешь говорить?

— Да.

— Он тебя испортил?

— Не успел.

— Идти можешь?

Девушка встала на ноги и сделала несколько шагов.

— До посёлка дойду. Спасибо тебе, Коля.

Парень взял Аллу под руку.

— По дороге домой подумай, что будем с этим делать.

— Подумаю. Этот сволочь чуть мою «бабочку» не испортил, приколотую на кофточке. Возможно, она меня и спасла, позвав тебя на помощь.

— Возможно, и подснежники тоже.

— Возможно.

О произошедшем Коля рассказал своим родителям. Те срочно связались с Олей. Ольга Николаевна, уже через два часа добравшись в посёлок с Ураловым на его машине, обняла рыдающую дочь и со слезами на глазах произнесла:

— Это страшно, но не смертельно. Сейчас мы съездим в больницу на освидетельствование. А потом напишем заявление в милицию. Негодяй должен сидеть в тюрьме.

— Про это, мама, забудь. Я не хочу умереть от позора. Я успокоилась. Моему здоровью уже ничего не угрожает. И передай всем, кто об этом знает, не надо на меня смотреть удивлённо и жалостливо. Всё, забыли и больше к этому вопросу не будем возвращаться.

Женщина пожала плечами.

— Но с родителями негодяя мы можем поговорить?

— Говорите.


3


Когда супруги Механошины приехали в посёлок, с ними встретился Михаил Витошкин и был удивлён их реакцией на действия сына. С виду добропорядочные люди Сергея не защищали, а, напротив, были возмущены случившемся и обвиняли себя в том, что не смогли сыну привить нормальные человеческие качества. В конце разговора Механошины попросили не садить Сергея в тюрьму, поскольку там он сразу же пропадёт, и предложили две тысячи рублей компенсации. С результатами переговоров Витошкин пришёл в дом Зыряновых на совещание. Ольга Николаевна, поразмыслив над предложением родителей преступника, посмотрела на своих родителей и Уралова, развела руками и произнесла:

— Травмировать ребёнка больше не следует. Деньги возьмём. Это будет урок для Механошиных, а нам хоть какое-то удовлетворение от ощущения наказания негодяя. О деньгах Алле говорить не стоит. Возможно, в будущем я сама ей расскажу о них, но о реакции родителей Сергея на действия сына проинформирую. На этом совещание закончим и вернёмся к нормальной жизни, в которой много радостей.

После обсуждения проблемы Оля зашла в комнату к дочери, которая в платье лежала на кровати, и спросила:

— Ты в город поедешь или здесь останешься?

— Подснежникам я желание загадала, поэтому поеду в город.

— Миша разговаривал с Механошиными. Они оказались неплохими людьми. Попросили прощение за сына.

— Я уверена, что этот негодяй долго не протянет. Его накажут небеса.

— Не будем об этом говорить. Жизнь всё расставит по своим местам, — женщина погладила дочь по голове, — собирайся, нас отвезёт Виктор Владимирович.

— А тебе, мама, повезло с кавалером, — Алла усмехнулась, — мне бы такого мужчину встретить в жизни.

Ольга Николаевна смутилась.

— Он наш друг.

— А мне кажется, что между мужчиной и женщиной дружбы не бывает. Их отношения строятся только или на любви, или на обычном «здравствуйте и до свидания», или на решении каких-то совместных дел, — Алла встала с кровати, — мама, не смеши кур, а то они от смеха передохнут.

— Однако, мыслишь ты не по годам, — женщина улыбнулась, — но я рада, что ты всё понимаешь. Мне с этим мужчиной хорошо. И ты с ним не чувствуешь напряжения. А дальше вдвоём с тобой посмотрим, как ковать своё счастье. И, я вижу, ты вернулась в нормальное жизненное русло.

— Я на Лесных полянах подснежникам дала наказ. Вот он и сбывается.

— Но хочу тебе, дорогая, напомнить, что и подснежники могут служить ловушками для наивных девушек.

— Учтём, дорогая мамочка.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

1


За пять лет, что прошли с момента, когда Алла загадала желание на Лесных полянах в окружении синих весенних феечек и связанного с этим страшного события, тайга для ненаблюдательного человека не изменилась. Вековые деревья, снисходительно покачиваясь на ветру, как вели разговоры между собой, так и продолжали их вести, выражая свои эмоции поскрипыванием, постукиванием сучьев и веток, которые глухо, а иногда со скрипом или звоном, падали на землю. И лишь местный житель, приметивший молодую пихту, понимал, что за пять лет она распушилась, стан её окреп, стал толще и намного подтянулся к небу. В жизни людей пять лет — большой срок, и в то же время люди, оглядываясь на эти прожитые годы, воскликнут: о! как они быстро промчались!

Как-то однажды сентябрьским вечером красавица-студентка второго курса факультета журналистики Алла Зырянова, прогуливаясь по набережной города под руку с однокурсником Тимофеем Федотовым, высоким симпатичным черноволосым парнем, и, всматриваясь в мощное, тёмное течение реки с брызгами света от фонарей, тоже воскликнула:

— О, как летит время! Ещё вчера я сидела за школьной партой, сочиняла статьи в местную газету о таёжной жизни людей и вот уже второй год изучаю, как профессионально писать такие статьи и общаться с людьми.

Тимофей, тонкие губы которого придавали его лицу подчёркнутую строгость, философски заметил:

— Жизнь человека подобна отдельному потоку в течении реки, которое постоянно меняется, образует водовороты то затихая, то устремляясь вперёд и поглощая всё на своём пути. И главное, мы не знаем, где этот поток возникает и где заканчивает свой путь.

— Ты прав, — девушка остановилась и устремила мечтательный взгляд туда, где река исчезала за поворотом в огнях города, — но саму реку образуют тысячи ручейков, берущих начало из родников, болот, низин.

— И следуя твоей логике, река заканчивает свой путь в море или океане, — парень дотронулся губами до губ девушки, — значит, твой ручеёк бессмертен.

— Если тебя продолжить… то жизнь реки и там продолжается, — девушка застыла в ожидании поцелуя.

— Значит и человек бессмертен. Закончив земной путь, он улетает в бесконечную Вселенную, — губы молодых людей сомкнулись в поцелуе.

Алла, получив возможность говорить, посмотрела на ещё по-летнему яркое небо.

— Интересная у нас получается теория.

— В следующий раз поговорим более детально о бесконечности жизни, — Тимофей усмехнулся, — и о продлении человеческого рода в моей кровати в квартире моих родителей, которая находится на седьмом этаже в известном тебе доме. А можем сделать это прямо сейчас, поскольку родители будут отсутствовать дома ещё пару дней.

— Ты меня развращаешь, — Алла улыбнулась и прижалась к парню, — мы же только пару часов назад спустились с твоего седьмого этажа, и ты снова меня туда хочешь затащить.

— Успех и наслаждения надо постоянно закреплять, пока молодые, — Тимофей поиграл тонкими губами на строгом лице, — и что за вульгарщина звучит из твоих прекрасных уст? Хотя не скрою, слово «затащить» мне нравится. Оно говорит о наших пламенных чувствах, о любви друг к другу, о страсти.

— Убедил, тащи меня на свой седьмой этаж, где я снова буду тебе отдаваться и душой, и телом.

— Вот за это я и люблю тебя! Современно, красиво, без излишнего ханжества, поэтому я на всю жизнь твой, — губы молодых, красивых, жизнерадостных людей снова слились в долгий поцелуй, который был одновременно и нежным, и страстным, и изучающим возможности любви.


2


В старшем возрасте время летит ещё быстрее. Оля Зырянова, поставив дочь на ноги, однажды сентябрьским вечером оглянулась и с тревогой подумала: скоро Алла упорхнёт из-под её крыла, и останется она одна-одинёшенька в своей квартире. Хотя одиночество уже и так дышит ей в затылок, поскольку Алла полностью занята учёбой, своим парнем и проектами. Надо подыскивать выход из неуютной перспективы остаться наедине с телевизором и диваном. Работа в данном случае не спасёт. Когда Ольга Николаевна в мыслях доходила до этого места, она сразу же вспоминала Уралова, отношения с которым оставались на острие пики. Их любовь и страсть не угасали. Очевидно, масла в огонь подливали и их очень законспирированные встречи, так как Виктор Владимирович готовился занять высокое положение по партийной линии.

В прихожей раздался телефонный звонок. Оля подняла трубку и сказала:

— Привет! Одна с тревожными мыслями. Алла про маму уже мало думает. Приезжай.

Уралов явился к любимой женщине с пустыми руками, печально улыбнувшись, произнёс:

— Извини, что я сегодня без цветов и шампанского.

— Ха-ха, — Оля усмехнулась и поцеловала мужчину в щеку, — я эти извинения слышу уже в тысячный раз. И хочу сказать тебе, что не в цветах дело. А дело в том, что ты на протяжении многих лет держишь меня в любовном напряжении и знаешь, что я не признаю никаких цветов, кроме уральских подснежников, и не пью шампанское, а таёжный самогон из пихты.

— Ха-ха, — Виктор усмехнулся и поцеловал женщину в губы, — мне понравилась шутка про самогон из пихты. Но сейчас не до шуток. Моя жена, кажется, серьёзно заболела.

— Проходи в зал, садись на диван и рассказывай, что с ней случилось.

— Вероника стала слабеть, и у неё на руках появились какие-то синие пятна.

— Бедная женщина, — Зырянова присела рядом с любовником, — это признаки белокровия.

— Она тоже об этом знает, — в глазах Виктора появилась печаль, — говорят, эта болезнь от нервов. Может, я виноват в этом? Жена никогда не повышала на меня голос, но я чувствовал, что внутри она напряжена, возможно, и из-за наших отношений, о которых догадывалась…

Оля прильнула к мужчине.

— Не кори себя. Твоя жена ни в чём не нуждалась и была окружена заботой и вниманием. Я думаю, что её такая жизнь устраивала, несмотря на наличие у тебя любовницы. Человеку пока не по силам разгадать причины возникновения онкологических заболеваний. Конечно, стрессы, взвинченные нервы не добавляют здоровья. И если они у человека постоянны, то могут привести к плохим последствиям и зачислить в группу риска преждевременной смерти. И не твоя вина, что ты полюбил другую женщину. И твоя жена должна быть тебе благодарна, что ты не ушёл от неё, а сохранил теплоту отношений.

Уралов пристально посмотрел в глаза женщины.

— Я вижу, тебя что-то терзает.

— Мне от моих терзаний самой смешно. Не будем о пустяках, — Оля взяла Виктора за руку, — а я вижу, что тебя мучает совесть по отношению к жене. Хотя это естественно. Ведь она тебя ни разу не огорчила ни окриком, ни поведением.

— Мне её жаль. Я должен быть благодарен ей за совместно прожитые годы. От этого моя совесть и неспокойна. Но я не представляю жизни без тебя. Ты — это я. Мы — одно целое.

— После твоих слов моя проблема ушла, — Оля усмехнулась, — это просто был женский каприз. Я вдруг почувствовала впереди себя дыхание одиночества…

— Действительно, смешно, — Виктор небрежно похлопал рукой по круглой коленке девушки, — ты в центре общества, дочери, меня. А как красиво звучит «дыхание одиночества». Надо эту фразу использовать в своих выступлениях в руководящих кругах, чтобы заострить их внимание на проблеме одиноких женщин, которым слышится дыхание одиночества.

— Вот, дура, сказала на свою голову, — Оля попыталась встать, но Уралов удержал её и обнял.

— Жизнь продолжается… и сколько той жизни, поэтому не будем упускать возможность ею наслаждаться.

— На какое-то время я излечилась от одиночества, — Оля медленно стала расстёгивать пуговицы на халате…


3


Сентябрь у многих людей ассоциируется с началом года, поскольку в это время дети садятся за школьные парты, а их родители запрягаются в телегу, чтобы заново изучить когда-то пройденные самими науки. Студенты возвращаются в свои храмы знаний. В сентябре заканчивается и горячий курортный сезон. Не месяц, а одна суета, которая только вспыхнет, и вот уже октябрь. Этот месяц более тяжеловесный и разноцветный. Время в нём немного замедляет бег. Но и серые невыразительные дождливые тучи всё чаще сбрасывают на людей потоки печали и уныния. Люди начинают вздыхать и причитать скорей бы ноябрь, как будто он легче и радостнее октября. Возможно, это и так, поскольку за ноябрём грядёт зима, а там и до Нового года рукой подать. В новогодние праздники время, немного притормозив бег, снова ускоряется. И вот уже весна. Люди от времени не отстают и тоже бегут, бегут и даже часто подгоняют его, чтобы достичь вечного покоя и уже с небес созерцать за земной суетой. Получается необъяснимый парадокс человеческого бытия. Правда, в этом беге для отдельных людей есть исключения. Так, для Вероники Ураловой время остановилось в октябре. Выслушав приговор врачей о неизлечимой лейкемии и об оставшихся считанных неделях, возможно, месяцах до своей смерти, женщина вернулась домой, легла на кровать, закрыла глаза и с безнадёжным отчаянием подумала: жила неплохо, надеялась на долгую земную судьбу, мечтала нянчиться с внуками. Но этого уже не произойдёт. Её жизнь закончилась. Что делать в такой ситуации? Страдать? Высказывать небесам претензии? А может прервать страдания, бросившись с обрыва в реку? Мгновение и твоё бездыханное тело течение понесёт далеко от родных мест. Нет, такой конец ужасен. Она будет умирать в присутствии родных людей и постарается им улыбаться. Надо уйти красиво… Но прежде она поговорит с мужем.

Вечером того же дня Вероника встретила Виктора с улыбкой. Тот тоже улыбнулся и спросил:

— Как дела? У врачей была?

— Всё нормально. Ещё немного протяну.

— Мы постараемся вдвоём твоё «немного» растянуть на много. Сейчас с каждым днём появляются всё более и более эффективные лекарства. Я их достану.

— Спасибо тебе, Витя! Мне с тобой хорошо, уютно. Ты предан мне, не ушёл из семьи. Мы достигли высокого положения в обществе. Там никто на нас косо не смотрит. У нас всё есть и мир мы повидали. Всё нормально, Витя.

Уралов обнял жену.

— Что за подведение итогов? О будущем надо думать даже тогда, когда лежишь на смертном одре.

— Я и думаю о будущем, — женщина улыбнулась, — если ты вдруг останешься один, то у тебя есть Оля. Она будет достойной заменой мне.

Виктор вздрогнул, на его глазах появились слёзы.

— Прости.

— А здесь и прощать-то нечего, — Вероника пожала плечами, — я знаю, что ты по натуре негулящий. У тебя в жизни уже много лет присутствуют две любимые женщины — я и Оля. И я уже с этим давно смирилась. Ты намного лучше других мужчин. Поверь мне, я не страдала, и себя не вини в моей болезни. Ты со мной делил одну постель и был в ней неподдельно страстен. Я это чувствовала, понимая, что тебе, когда кругом столько соблазнов, хотелось испытать страсть и с другой женщиной. Тебе повезло с Олей. Она порядочная женщина, по молодости совершившая ошибку. Ты помог ей вырваться к свету.

— Прости меня за этот грех. Оля никогда не настаивала на нашем с тобой разводе, очевидно, понимая, что я никогда не уйду из семьи.

— Я тебя прощаю, хотя от твоего греха унижения не испытываю.

— Спасибо, любимая, — мужчина поцеловал жену в губы, — и знаешь, у меня возникла идея. Нам после свадьбы не удалось съездить в свадебное путешествие. Давай это сделаем сейчас хотя бы на недельку. Октябрь для любви подходящий месяц.

Вероника радостно улыбнулась.

— А почему бы и не съездить. Силы у меня ещё есть.

— В таком случае с тебя маршрут путешествия.

— Я уже начала в голове перебирать варианты, — женщина снова улыбнулась и подумала: это лучше, чем бросаться с обрыва в реку или страдать, лёжа в кровати и думая о смерти.

Через три месяца Вероника перестала дышать, держа мужа за руку и улыбнувшись ему. А через год после смерти жены Виктор стал мужем Оли.


4


За следующие пять лет тайга тоже мало чем изменилась. Но Ольга Николаевна и её дочь Алла, однажды весной прибыв в родной посёлок в сопровождении Уралова, удивились появлению некоторых особенностей в местных пейзажах. Лесные поляны стали затягиваться лиственными породами деревьев, кустарниками. И сама тайга сжимала кольцо вокруг тех мест, где когда-то Оля находила синие талисманы счастья.

Когда городские гости оказались на Лесных полянах, Оля взяла мужа под руку и воскликнула:

— Пройдёт ещё лет десять, и тайга поглотит Лесные поляны с их хрупкими лиственными гостями!

— Хочу заметить, как видный в узких кругах партийный деятель, который курирует лесное хозяйство, — усмехнулся Уралов, — леспромхозы уже наделали новых полян в тайге в связи с планами заготовок древесины. Однако и на этих вырубленных пространствах посадят саженцы хвойных пород, выращенных в питомниках, и подснежники никуда не денутся. Места всем хватит.

— Я как раз об этом делала репортаж на областном телевидении, — отозвалась Алла.

Виктор Владимирович кивнул головой.

— Качественный, интересный и, главное, поучительный репортаж. Партия его одобрила.

— Мама помогала. Находила интересных людей для интервью, — Алла вдруг ойкнула, — смотрите, подснежник расцвёл! Неужели только один?

— Хорошая примета, — Уралов склонился над сине-фиолетовым чудом природы, — он показался, чтобы сказать, что нас ждёт впереди один на всех счастливый жизненный путь.

— Теперь мы с успокоенными душами можем вернуться в посёлок, — Оля нежно погладила талисман удачи.

Минут через сорок Зыряновы и Уралов, насладившись видами тайги и загадав на подснежнике желания, шли по центральной улице посёлка. В какой-то момент дорогу им пересёк пьяный Механошин. Алла, испугавшись, спряталась за мать. Сергей, глаза которого сверкали злобой, ухмыльнулся и сквозь зубы процедил:

— Гуляете? Гуляйте, догуляетесь.

Оля посмотрела вслед обрюзгшему бесформенному существу и произнесла:

— Мы совершили ошибку, что тогда не посадили этого урода.

Алла вышла из-за спины матери и поёжилась.

— Я тебе не хотела говорить, но теперь придётся. Года два назад я этого отморозка встретила в городе на набережной, и он тогда, проходя мимо меня, произнёс те же самые слова.

— О, Господи! — Оля прижала дочь к себе, — а вдруг, он снова тебя выслеживает.

— Надо с ним поговорить и объяснить, что за угрозы мы его тоже можем привлечь к уголовной ответственности, — заметил Уралов.

— Я думаю, он из-за алкоголя перестал понимать человеческий язык.

Вечером за ужином отец Оли Николай Викторович, услышав рассказ о Механошине, поспешил предупредить гостей:

— С этим алкоголиком и хулиганом лучше не связываться. А разговаривать вообще бесполезно. Можно спровоцировать его на агрессивные действия. Закон для него не писан. Когда Механошин приезжает в посёлок, все его обходят стороной.

Мать Оли Зинаида Владимировна добавила:

— В посёлке в последнее время стали поговаривать, что этот постоянно пьяный, исхудавший боров, стал насиловать девушек. Но жертвы из-за страха быть убитыми молчат. Лет пять назад упорно ходили слухи, что он изнасиловал и Веру Пономарёву, но вышел сухим из воды, так как опять вмешались родители негодяя.

— Вера — моя подруга детства, — заметила Алла, — интересно будет с ней встретиться и поговорить. Может, и про тот случай расскажет. Но неужели на Механошина управы нет? Куда смотрит милиция?

— И куда смотрит райком партии? — Уралов удивлённо покачал головой, — завтра я к ним загляну и начальника милиции туда пригласим.

— А что может сделать милиция, если у них нет заявлений от потерпевших? — заметила Оля, — может, его проще за беспробудное пьянство привлечь к ответственности или в какое-нибудь специальное учреждение отправить.

— Он одиночка, — развела руками Зинаида Владимировна, — его редко кто видит в посёлке. У него свои звериные тропы. К ночи приползает к дому своей бабушки и отключается.

— Такой долго не протянет. Однажды околеет в сугробе, — подвела итог беседе Алла.

После этого за столом пошли разговоры о тайге, о подснежниках, о перспективе развития посёлка. В какой-то момент Николай Викторович, допив стопку водки, вдруг сказал:

— Я смотрю, дочка, ты со своей блестящей тряпичной бабочкой никогда не расстаёшься.

Оля усмехнулась и посмотрела на мужа.

— Не подумайте, что это память о Худанине. Когда-то, по инициативе Аллы, эта брошь превратилась для меня в талисман, который предупреждает об опасности.

Уралов тоже усмехнулся и, как бы понарошку, облегчённо вздохнул.

— А я-то думал, что ты мечтаешь сбежать за границу к этому Худанину.

— Извини, дорогой, но я даже в шуточной форме не хочу об этом говорить.

— Ну, извини.

— Извиняю.

Зинаида Владимировна смущённо посмотрела на внучку и робко спросила:

— Ты, Алла, ещё в прошлом году, правда, по телефону обещала привезти в нашу глухомань своего мужа. И где же он прячется от нас?

— Всем известно, что он военный корреспондент. Поэтому и я иногда не знаю, где его носят черти. Но как появится он и время, так сразу.

— Хотелось бы и правнуков дождаться, — более смело сказала бабушка.

— Дождётесь, — уверенно ответила внучка Алла Федотова.


5


Девушка, которая в четырнадцать лет пострадала от насильника Механошина, встретилась с девушкой, которая предположительно была изнасилована этим мерзавцем. Подруги для разговора выбрали местное кафе. Выпив вина и поболтав о том о сём, Алла спросила:

— Из посёлка не собираешься выбираться?

Вера, худосочная, но симпатичная девушка, покачала головой:

— Пока на повестке дня такой вопрос не стоит. Муж прикипел к этим местам, работая в строительной бригаде, и меня работа товароведом на базе устраивает. Она даёт возможность часто ездить в областной центр за товаром. Ещё немного наладим быт и подумаем о ребёнке.

— И у нас с мужем пока не доходят руки до детей, — Алла посмотрела в окно на центральную улицу, — вчера ходили на Лесные поляны, а вернувшись в посёлок, встретили Механошина. Отвратительный тип. Я испугалась, вспомнив случай из своего детства. Я тебе о нём рассказывала. Интересно, этот подонок изменился к лучшему или по нему по-прежнему тюрьма плачет?

— Чего не знаю, того не знаю, — лицо Веры напряглось и приобрело восковой оттенок, — мои пути с ним не пересекаются.

— Говорят, он к девушкам пристаёт с грязными намёками.

— Об этом слышала, — Пономарёва с холодными глазами медленно покачала головой, — но давай сменим тему. Я таких существ сторонюсь и их жизнью не интересуюсь. У алкашей каждый день повторяется одно и то же — напиваются, валяются под заборами, а потом еле домой приползают.

— Ладно, действительно, хватит о нём. Я чего спрашиваю: просто боюсь сюда одна приезжать. Вдруг этот зверь снова на меня нападёт. Он в посёлке постоянно живёт?

— Всегда на весну и лето приезжает к своей бабушке, чтобы пропивать её пенсию, а ещё бутылки собирает пустые и сдаёт в приёмный пункт.

— Всё, больше о нём ни слова. Пьём вино и закусываем пряниками, — Алла чокнулась с подругой, лицо которой немного оттаяло.

Вечером Уралов проинформировал Зыряновых о разговоре с начальником милиции Жоровым:

— Василий Демьянович мне сказал, что на Механошина в отдел не поступило ни одного заявления, ни одной жалобы. И признал, что проблема с ним есть. Пообещал усилить контроль за его поведением со стороны участкового инспектора, — Виктор Владимирович устремил взгляд на Аллу, — что у тебя?

— Увы, Вера не открылась. Я чувствую, она запугана и ждёт смерти этого подонка под забором.

— Господи, очисти землю от нечестивцев, — Зинаида Владимировна, глядя на икону, висящую в красном углу зала, перекрестилась, а потом посмотрела на Уралова, — я знаю, как коммунисты относятся к религии, поэтому извини меня за такой жест.

Виктор Владимирович печально улыбнулся.

— Большинство коммунистов понимают, что нельзя у народа забирать веру в высшую справедливую силу, которая помогает людям решать насущные проблемы. Эта вера передаётся многие века из поколения в поколение и уже прочно обосновалась в крови и душах людей. У кого имеется икона в красном углу дома, тот навряд ли будет причинять вред другим. Поэтому креститесь и молитесь на здоровье.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

1


Сергея Механошина трясло. Два стакана вина, которые ему удалось выпить утром, перестали гонять кровь в его уже дряхлеющем теле. Сознание сильно похудевшего парня было выжжено алкоголем. Мозг выдавал только две мысли: где достать деньги на выпивку и как быстрее напиться. Почти вся месячная пенсия бабушки и его крохотное пособие по инвалидности были пропиты. Оставались ещё несколько источников добычи спиртного. Механошин шёл к ним и пересёкся с компанией людей, среди которых он узнал Аллу и скорее машинально, чем осознанно, рявкнул «гуляете, гуляйте, догуляетесь» и продолжил путь к целям. Их было пять. Сначала Механошин зашёл на местное центральное кладбище, где допил несколько поминальных стопок, оставленных посетителями на могилах. Потом он покопался в мусорных кучах и нашёл там пять пустых бутылок из-под водки и вина, пригодных для сдачи в приёмный пункт стеклотары. После этого существо, немного оживившись, побрело ко второй цели, лесопарковой зоне, тянувшейся до реки. Здесь часто собирались компании для распития спиртных напитков, после которых оставались пустые бутылки. Механошин, осмотрев все места отдыха, нашёл ещё семь бутылок, которые сложил в потёртую матерчатую сумку и с довольной ухмылкой отправился к Фрузе Тёмкиной, черноволосой женщине неопределённого возраста с невыразительным серым лицом, но ещё упругим телом. Для Сергея Фруза была неиссякаемым источником финансирования и даже удовлетворения плотских похотей. Парень зашёл в её небольшой домик, расположенный недалеко от кладбища, и гаркнул вышедшей навстречу женщине:

— Принимай товар. Сумки приготовлены?

— Приготовлены, — Тёмкина кивнула головой в угол тёмного узкого коридора, — там сорок бутылок, из них пятнадцать по ноль семь. А у тебя какой улов?

— Двенадцать. Все по ноль пять.

— Как сдашь тару, сразу с деньгами ко мне, я отсчитаю твою долю, — женщина усмехнулась, — я смотрю, ты уже взбодрился, может, и сила мужская появилась.

— Давай попробуем, но сначала налей водки, — парень оскалился в улыбке.

— После того, как… Посмотрю, на сколько наработаешь, — женщина подошла к кровати и легла на неё, — смотри, не покалечь.

— Постараюсь.

Четвёртую цель Механошин прошёл быстро, игнорируя очередь, правда, буркнув себе под нос:

— Инвалид. Бутылки целые, можно не проверять, деньги на бочку.

Приёмшица, опасаясь конфликта, быстренько сама составила тару в ящики и произвела расчёт. Сергей сгрёб деньги с прилавка, ухмыльнулся и чуть ли не бегом направился к пятой цели — в магазин за вином, игнорируя указание Фрузы, однако половину вырученных денег он ей всё же оставил. Сергей точно знал, что завтра он повторит тот же маршрут, и Тёмкина, к которой школьники несут пустые бутылки за полцены, а то и меньше, его не обидит. Механошин торопливо шёл в магазин и думал: здесь, в посёлке, ему живётся намного легче, чем в городе. Здесь он всегда будет с выпивкой и здесь не надо работать. Лишь бы бабка протянула дольше. Десять рублей в месяц ей хватает, а остальные достаются ему.

В магазине Сергей купил две бутылки вина, рассчитывая и на запасы Фрузы, которая ему всегда на ночь глядя наливала стакан водки и подкармливала. Одну бутылку Механошин сразу же пустил в расход, не отходя от магазина, после чего вернулся к Тёмкиной. Та пересчитала деньги и недовольно произнесла:

— Не наглей. Одно моё слово, и ты в тюрьме. Забыл, что я видела, как ты издевался над Верой Пономарёвой и сейчас проходу ей не даёшь. Когда-то она не выдержит это, и я её поддержу.

— Вякнешь, прибью, — существо сжало кулаки.

— У меня на этот счёт записочка припасена, — на лице женщины не дрогнул ни один мускул.

— Ладно, завтра твоё верну, — Сергей поставил на стол бутылку вина, — пить будешь?

— Бог миловал от дурной привычки.

— Тогда давай стакан, закуску и ночную дозу водки. Всё выпью у тебя, а потом, может, и приласкаю, — Механошин сел на стул и вытянул косолапые ноги.

— Зря расселся, — женщина кивнула на ручную швейную машинку, — сейчас придёт соседка на примерку. Я ей юбку шью.

— В таком случае с тебя водка в двойном размере. Пойду на речку подальше от людей. Я среди них лишний, — Сергей встал с места.

— А ты им хоть раз улыбнись, и они ответят тем же, — Фруза достала из буфета полбутылки водки, хлеб, кусочек сала и луковицу.

— Разучился я улыбаться, — парень завернул в газету закуску и положил её в свою сумку. Туда же сунул и бутылки со спиртным.

— Всё, топай на свою речку, — женщина махнула рукой, — а улыбаться учись заново.

Когда Механошин оказался на берегу реки, солнце уже заметно склонилось к западному горизонту. На обрыве у сосны он заметил трёх сидящих мужчин с бутылкой водки и закуской. Сергей бесцеремонно подошёл к ним, поставил рядом с их бутылкой свою с вином и сказал:

— Меняю вино на стакан водки. А то забыл, как она пахнет.

Мужчины переглянулись. Один из них налил в стопку водки и кивнул головой:

— Пей.

Сергей выпил, крякнул в кулак, забрал свою бутылку и молча пошёл дальше по берегу высматривать другие компании, радуясь удачному трюку с вином и планируя его повторить. Вскоре это ему удалось. А потом водка наконец-то добралась до скудных мозгов Сергея и парень, обрадованный такому явлению, присел на поваленное дерево и подумал: день удался, и бутылка вина с закуской ещё осталась, и водки ещё немного есть. Хороший задел на завтра. А сейчас не хватает только девахи, например, такой, как Верка Пономарёва. Надо будет снова её подкараулить. А как она тогда вырывалась, кусалась, царапалась, но нож у горла сыграл свою роль. И теперь, если представится возможность, нож к шее — и делай с ней, что хочешь. А как похорошела Алла. Может, и ей заняться. Алкоголь закрутил мозг звероватого существа, и перед его глазами поплыла земля.

На следующее утро Механошин, лёжа одетым в своей кровати, открыл глаза и попытался вспомнить, как он оказался дома. Но ему это не удалось. Зверь инстинктивно снова наметил себе пять целей, встал с лежанки и побрёл по вчерашнему следу.


3


Механошин, напрягая свои оставшиеся извилины проспиртованного мозга, пытался восстановить в памяти вчерашний день и в какой-то момент вдруг содрогнулся, вспомнив об угрозах Фрузы. Парень лихорадочно начал думать о последствиях такой угрозы. Если Тёмкина пойдёт в милицию, то следом за ней может отправиться и Верка, которую он изнасиловал рядом с кладбищем, куда девушка ходила навестить могилу родственника. В тюрьме ему не выжить. Уже сама мысль о том, что он останется там без спиртного, является почти смертельной.

Механошин вышел из дома и изменил маршрут. Сначала он прошёлся по кладбищу, где довольствовался тремя неполными стопками с разными спиртными напитками. Почувствовав движение крови в разлагающемся организме, парень, минуя лесопарковую зону, направился прямо к Фрузе с наметившимся планом действий. Женщина, встретив компаньона удивлённым взглядом, проворчала:

— Чего припёрся так рано и без бутылок?

— Я решил прижениться, — Сергей прижал к себе Фрузу.

Невысокая женщина откуда-то снизу спросила:

— На ком?

— Более достойной кандидатуры, чем ты, я не вижу, — исхудавший парень положил руку на грудь женщины, — тело у тебя ещё девичье, а дому требуется ремонт. Я пить буду меньше и займусь и твоим телом, и домом.

— Пусти, а то задушишь, — Фруза выскользнула из-под руки жениха, — если не будешь под заборами валяться, то подумаю.

— Видишь, я сегодня к тебе трезвый пришёл, — усмехнулся парень, — значит, могу не пить. Ну и потом: ты меня в любой момент можешь выставить за дверь.

— Хм, неожиданное предложение, надо подумать.

— Чтобы подтвердить серьёзность своих намерений, я даю тебе слово сегодня не напиться и приглашаю вечером на первое свидание на изгиб реки. Вместе полюбуемся закатом солнца, и я там признаюсь тебе в любви. Надень своё лучшее платье, а у меня на такой случай тоже костюм имеется, — Механошин скривился в улыбке, — я куплю бутылку шампанского и конфет.

— Я даже и предположить не могла, — женщина развела руками, — что ты можешь быть совершенно другим, а не тем, вчерашним.

— Тем меня люди сделали, а потом я свыкся со своей ролью. Помоги мне стать человеком.

— Хорошо, жди на изгибе. Я приду ближе к закату.

Механошин взмахнул рукой, вышел из дома и отправился к пропущенным целям. Сначала он обследовал лесопарк, где нашёл несколько пустых бутылок, и выпил стопку водки, предложенную двумя отдыхающими парнями. Потом прошёлся по берегу, где ему тоже повезло с бутылками и халявным угощением от компании мужчин. Звеня бутылками, Сергей без проволочек сдал их в приёмном пункте стеклотары, после чего купил две бутылки вина в магазине, одну из которых, как всегда, из горлышка выпил тут же за углом здания. Пораскинув забродившими мозгами, парень вернулся домой, кое-что там взял и отправился на изгиб реки дожидаться Фрузу.


4


Сорокашестилетняя Тёмкина волею судьбы в молодые годы, перебирая кавалеров, замуж так и не вышла. А когда перевалило за тридцать, женщина оглянулась и подумала: а выбирать-то уже не из кого. Даже самых плохоньких и тех разобрали. Фруза нигде не работала, занимаясь уходом за парализованной матерью, которая год назад умерла. Отец её ушёл из жизни ещё раньше, оставив в наследство дом и две тысячи рублей. Эти деньги были у неё неприкосновенны. Женщина хранила их как подушку безопасности на всякий случай. И эта подушка придавала ей хоть какую-то уверенность в жизни. Пока была жива мать, жили на её пенсию по инвалидности и за счёт бутылочного бизнеса, идею которого подсказала подруга из областного центра. Дело процветало, поскольку многие люди не желали стоять в очереди в приёмном пункте вместе с алкашами. К делу приобщились и школьники, которые хотели иметь личные деньги на мороженое и на другие мелкие потребности. А года два назад свои услуги по сдаче стеклотары предложил и здоровенный детина Сергей Механошин. С ним пришлось делиться выручкой, а однажды и лечь в одну кровать. Парня она придерживала на коротком поводке, поскольку знала о нём страшную тайну, связанную с изнасилованием Веры Пономарёвой. Так и жила Фруза: просто для того, чтобы жить. И когда Механошин ей предложил сойтись, у женщины вспыхнуло желание поменять статус незамужней на замужнюю.

Тёмкина, собираясь на свидание, подумала: наверное, не стоит надевать выходное платье на берег реки, поскольку скорее всего после выпитого шампанского она окажется лежащей на земле под тяжёлым телом Сергея.

В назначенное время Фруза в серой кофточке и чёрной широкой юбке пришла на место свидания. Закат радовал и волновал женщину. Солнце как будто опускалось в полноводную реку, которая, рано освободившись ото льда, от изгиба прямо уходила на запад. На воде образовалась золотисто-серебристая дорожка, приглашающая женщину прогуляться по ней к солнцу.

Неожиданно из прибрежных кустов появился Механошин с сумкой в руках. Сергей улыбнулся и произнёс:

— Хорошо выглядишь. Давай спустимся к воде, там мягкий песочек, — парень, взяв женщину за руку, увлёк её за собой на границу песка и воды, — а теперь закрой глаза. У меня для тебя есть сюрприз.

Фруза, улыбаясь, закрыла лицо руками и сразу же ощутила дыхание будущего сожителя. Что произошло дальше, женщина поняла лишь в последний момент жизни, когда вдруг оказалась в грязном картофельном мешке перевёрнутой в воде вниз головой. Тёмкина в ужасе от осознания происходящего попыталась закричать, но вода уже хлынула в лёгкие. Злодей вытряхнул мертвое тело женщины из мешка и оттолкнул его от берега на быстрое течение. Но Фруза об этом уже не знала, как и о том, что убийца пришёл в её дом, забрал найденные деньги и бутылку водки, после чего как ни в чём не бывало вернулся к себе домой и, выпив водку в два приёма, завалился спать.

Тёмкиной в посёлке хватились через пару дней, после того, как школьники совершили к ней несколько безрезультатных визитов с пустыми бутылками. Об этом ими было доложено своим родителям, после чего кто-то из них обратился в милицию. Там открыли розыскное дело и даже организовали поиски в тайге, посчитав, что женщина могла заблудиться. Не обнаружив никаких следов Тёмкиной, дело было приостановлено. Спустя месяц всплывший далеко от посёлка труп женщины обнаружили рыбаки. Дело возобновили и прекратили из-за отсутствия состава преступления.


5


Механошин, по-прежнему ведя образ жизни, разрушающий тело, сознание и человеческое начало, дотянул до зимы. Перед этим осень он провёл в городе, изматывая родителей своими пьянками и непредсказуемыми действиями. В начале декабря трудно поддающееся описанию существо снова вернулось в посёлок. Несмотря на почти иссякшие силы, парень не оставлял мечты снова овладеть Верой Пономарёвой и про Аллу Зырянову не забывал, за которой в городе в осенний период устраивал настоящую охоту. Несколько раз он был близок к цели, но в последний момент ему всегда что-то мешало. Неудавшиеся попытки злили зверя и делали его более упорным в достижении преступного замысла. Его чутьё подсказывало, что намеченные жертвы стали более осторожны, поэтому он на какое-то время затаился, думая, что зимой женщины потеряют бдительность и окажутся для него лёгкой добычей.

В первых числах декабря в уральской тайге установился устойчивый снежный покров. Мороз усиливался. Однако это не мешало Механошину выползать из норы и отправляться по установленному маршруту. Проснувшись очередным утром, как всегда, с тяжёлой головой и агонией внутренних органов, Сергей в надежде найти хоть какие-то копейки для похмелья стал шарить по карманам пальто и к своему удивлению обнаружил в одном из них деньги и записку. Мутными глазами он с трудом прочитал напечатанный на машинке текст:


«Ты мне нравишься. Купи бутылку водки и приходи на вторую лесную поляну к трём часам дня. Можешь развести костёр и похмеляться. Я принесу ещё водки. Записку возьми с собой. Она послужит билетом для проникновения в мою душу. Обязательно предупреди бабушку, что уезжаешь в город. Если не выполнишь эти условия, я не приду и больше денег тебе давать не буду. Жду встречи».


Механошин, не переставая удивляться, повертел в руках пятирублёвку, надел пальто, валенки и устремился в магазин. Вернувшись домой, парень выпил граммов сто водки, закусил жареной картошкой и сказал бабушке, которая суетилась возле него, что сегодня уезжает в город по делам. После чего снова выпил водки и, пока было время до встречи с таинственной женщиной, обошёл свои владения. Кое-чем поживившись, Сергей в приподнятом настроении прибыл к месту встречи, где его снова ждал сюрприз. Возле бревна стояли две бутылка водки, два стакана, а на газете лежали хлеб, варёная колбаса и записка. Механошин прочитал:


«Жди, я немного задерживаюсь. Праздник начинай без меня. Пей, сколько хочешь. Надеюсь, к моему приходу ты будешь горячим, как протопленная печь, на которой можно будет погреться. Твоя…»


Сергей от предвкушения и от моря спиртного потёр руки, выпил стакан холодной водки, после чего развёл костёр, сел на бревно, закурил папиросу «Север» и стал ждать женщину, не забывая прикладываться к спиртному. Лишь когда в тайге быстро стало темнеть, между пихт и елей Механошин увидел силуэт, похожий на снежную бабу. Сознание парня в это время стало отключаться.


6


За час до начала странных событий на Лесных полянах Виктор Кузнецов, любивший насладиться зимней сумеречной таинственностью тайги, после занятий в школе пообедал дома, а потом встал на лыжи и, как заправский спортсмен, заскользил к местам обитания подснежников, избрав для этого более сложный маршрут с впадинами и возвышенностями. Пройдя пару километров, Виктор почувствовал запах дыма от костра. Парня охватило любопытство, и он свернул в ту сторону, откуда тянуло дымом. Через некоторое время он увидел языки пламени с искрами от сухих хвойных веток и затаился. А потом то, что случилось у костра, заставило парня преодолеть обратный маршрут за считанные минуты. Виктор был напуган, удивлён, расстроен и не знал, как поступить в такой ситуации. Уже дома в спокойной обстановке он принял решение молчать.

Механошин с Лесных полян не вернулся. Позже, когда в посёлке заметили его отсутствие, во главе с бабушкой решили, что он уехал в город. Родители, которые перестали опекать Сергея, думали, что их пропащий сын находится в посёлке. А потом начались метели, морозы и снова метели. Однажды Механошина написала письмо матери, в котором поинтересовалась и жизнью сына. Бабка заохала и сразу же побежала на почту звонить дочери. Следствием этих действий стало заявление в милицию родителей Сергея об исчезновении сына. В районном отделе внутренних дел города по месту прописки Механошина завели розыскное дело. Были проведены соответствующие мероприятия, которые привели к отрицательному результату, в связи с чем дело приостановили.

О том, что пропал алкаш Сергей Механошин, в посёлке узнали лишь в конце зимы. До Виктора Кузнецова тоже дошла эта весть, но парень не знал, связано ли исчезновение Сергея с событиями на Лесных полянах, поскольку перед его бегством оттуда пропойца был ещё жив. Поэтому Виктор снова промолчал, тем более молчал и сам участник тех событий.

Когда пришла весна и настало время для подснежников, а у людей от тёплых солнечных лучей активизировались гормоны радости, приведшие к обострению всех их прекрасных чувств и качеств, в том числе любви, Виктор посадил на велосипед Таню и повёз её на Лесные поляны за подснежниками, не подозревая, что там он найдёт необычный страшный «подснежник» — замёрзшего в начале зимы, а теперь оттаявшего, Сергея Механошина.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

1


Прокурор Крупнов посмотрел на сияющее оптимизмом лицо начальника уголовного розыска и хмыкнул:

— Неужели есть что доложить наверх?

Гончаров уверенно закивал головой.

— Я сделал для дела очень много дел. Поэтому сегодня наши дела намного лучше вчерашних. Итак, о деле «подснежника». Дела в этом деле немного продвинулись вперёд.

— Спасибо, товарищ Гончаров. Ваши успехи впечатляют. Теперь послушаем товарища следователя.

Марфин состроил кислую мину на лице.

— У меня достижения несколько скромнее, но если их приплюсовать к успехам товарища майора, то получится, что наши дела не так уж и плохи. Если конкретно говорить о деле «подснежника», то картина вырисовывается следующая. В нашем посёлке жила-была семья Зыряновых. Надо отметить, примерная семья во всех отношениях. Однажды много лет назад в ней произошёл неординарный случай. Выпускница школы Оля родила дочку Аллу от Игоря Худанина, который к тому времени уже проходил срочную службу в армии в ГДР. Игорь после демобилизации домой не вернулся, поскольку женился на немке. Раз в год он присылал дочке посылку. В первой из них он вместе с другими вещами отправил броши-бабочки, которые были использованы для украшения одежды Аллой и её матерью Ольгой. Когда Алле исполнилось четырнадцать лет, — следователь многозначительно посмотрел на шефа, — девочка с троюродным братом Колей Витошкиным пошла за подснежниками…

— Разрешите заметить, — Гончаров заёрзал на стуле, — у товарища Марфина хорошо получается работать языком, но основную лепту в дело внёс лично я, поэтому и закончу изложение фактов, как позволит мой язык. Итак, о деле, которое становится необычным делом. Когда Алла с братом пошли за подснежниками, за ними увязался Сергей Механошин. На подходе к Лесным полянам он потерялся из вида, очевидно, готовя нападение на жертву. Дождавшись, когда Алла осталась одна, попытался её изнасиловать. Однако преступный замысел до конца не довёл по причине вмешательства Витошкина. Родственники девочки по факту покушения на изнасилование в правоохранительные органы не обращались. Что мы имеем в итоге? — майор посмотрел на Марфина. Тот взбодрился и произнёс:

— Мы имеем, товарищ прокурор, перспективу раскрытия преступления. У нас есть «бабочка» с места преступления, мотив убийства — месть за поруганную честь.

Прокурор усмехнулся и развёл руками.

— Осталось выяснить сущий пустяк: кому принадлежала «бабочка», кто мститель — младшая или старшая Зырянова? Если они не признаются, то перспектива раскрытия убийства, товарищ следователь, превратится в перспективу, ведущую к «глухарю».

— При таких фактах этих дамочек можно заковать в наручники и прессануть, — заметил начальник уголовного розыска, усмехнувшись своим же словам, — но есть маленькое препятствие, которое может стать большой проблемой. Дело в том, что Ольга Николаевна Зырянова с некоторых пор стала Ураловой.

— Ураловой? Того самого Уралова?

— Да, высокопоставленного начальника обкома партии, — закивал головой Марфин, — поэтому если мы хотим добиться успехов в безнадёжном деле и выйти сухими из этого дела, вам, товарищ прокурор, придётся навестить товарища Уралова и изложить ему суть проблемы.

Теперь Крупнов заёрзал на стуле.

— Вот так всегда, самая ответственная работа ложится на мои плечи.

— Но есть выход, — Марфин потёр руки, — поскольку данный субъект для нас недосягаем, вы можете обратиться для начала к своему зональному прокурору, а потом, если понадобится, и к прокурору области, заручившись их поддержкой, и самому взять интервью у партийного чиновника.

— Хорошая идея, — Крупнов повеселел, — что-нибудь выберу из этих вариантов. Возможно, самому придётся доводить это расследование до конца, если вы, товарищи, увидите этот конец.

— Мы уже его держим в руках, — следователь сжал кулаки, — и после того, как вы поговорите с Ураловым, передадим этот конец вам. И если вы дотянете этот конец до финиша, то вам гарантирована слава.

— Я за славой не гонюсь, — усмехнулся Крупнов, — особенно, имея такое скользкое дело. Финишировать предоставляю право вам. А сам ограничусь фиксацией этого финиша с последующим докладом наверх.

— Хозяин — барин, вам виднее, где на финише самая выгодная позиция, — заметил Марфин.

— С этим я соглашусь. Эта моя прерогатива. Жду вас завтра в такое же время с ещё большими успехами в неординарном деле.


2


Таня Герасимова, прочитав письмо Виктора Кузнецова, стала обладателем страшной тайны. Это обстоятельство лишило девушку покоя. Когда Таня иногда пересекалась с человеком из письма, то у неё возникало желание сказать участнику события, произошедшего в начале прошлой зимы на Лесных полянах, что она знает об этом. Но каждый раз девушка сдерживала себя, боясь навредить хорошему человеку. Вместо признания Герасимова решила понаблюдать за фигурантом дела и узнать, как он живёт с такой тайной в душе. Десятиклассница посвятила слежке полдня и к вечеру убедилась, что объект её наблюдения вёл обычный образ жизни. Очевидно, и с совестью у него было всё в порядке. Однако один момент всё же бросился в глаза. Субъект драмы за всё это время, с кем бы он не разговаривал, ни разу не улыбнулся, сохраняя непроницаемое выражения лица. Таня после завершения операции вечером во время прогулки по центральной улице доложила о результатах расследования Виктору. Тот усмехнулся и произнёс:

— Надеюсь, дело до шантажа не дойдёт.

— Шутки здесь неуместны, — Герасимова строго посмотрела на парня, — мне жаль этого человека. Хоть он внешне и спокоен, но я чувствую, что он страдает.

— Больше за ним не следи. Это опасно. Мы не знаем его мыслей, — Кузнецов обнял девушку и снова усмехнулся, — мне не хотелось бы найти тебя на Лесных полянах в качестве «подснежника».

— Дурачок, разве можно такое говорить, — девушка стукнула кулаком парню в грудь, — лучше давай поговорим о нашем будущем.

— Предлагаю такой вариант: я в армию, ты в университет. А чтобы у тебя был стимул для учёбы, обещаю, если закончишь университет, женюсь на тебе.

— А это уже точно шантаж. Но меня такой стимул устраивает, — девушка прижалась к парню и улыбнулась.


3


Прокурор Крупнов, согласовав свои планы с вышестоящим начальством, записался на приём к Уралову как рядовой гражданин.

Дождавшись своей очереди, Алексей Сергеевич вошёл в просторный кабинет и поздоровался с его хозяином. Уралов с радостной улыбкой встал с места, подошёл к посетителю и, обменявшись с ним рукопожатием, произнёс:

— Очень рад видеть вас. По делам службы мы с вами не один раз пересекались и у нас никогда не возникали конфликты, — Виктор Владимирович указал рукой на стул, — присаживайтесь и откройте тайну, почему вы пришли ко мне как частное лицо. Может, вы хотите мне рассказать о вашей прекрасной тайге с Лесными полянами и удивительными подснежниками на них, — Уралов вернулся на своё место.

— Спасибо! — Крупнов сел на стул и положил папку с документами на стол, — вы близки к возникшей теме. Суть проблемы такова. Недавно двое учеников десятого класса, находясь на Лесных полянах в поисках первых весенних цветов, наткнулись на труп местного алкоголика и совершенно опустившегося человека Сергея Механошина. В начале зимы он почему-то там оказался в сильной степени опьянения, околел и был погребён до весны под снегом.

Уралов нахмурил брови.

— Чудеса. Дочь моей жены ещё давно предсказывала ему такую смерть.

— Я как раз и пришёл поговорить о них, — Крупнов достал из папки лист бумаги, — это заключение судебно-медицинской экспертизы, в котором говорится, что смерть Механошина наступила от двух взаимосвязанных причин: от удара острым предметом в область виска и от переохлаждения организма. Потерпевший после получения раны, очевидно, в горячке сделал несколько шагом и упал под куст в яму, где на морозе и околел, а потом труп засыпало снегом.

— Я понял, к чему вы клоните. Ваш следователь, конечно, докопался до случая с Аллой и у вас, естественно, возникли подозрения. Однако уверяю вас, что мои женщины к смерти этого негодяя никакого отношения не имеют. В противном случае я бы первым узнал об этом и принял соответствующие меры, чтобы оградить Олю и Аллу даже от намёка на подозрения в отношении них.

— Логично, и я не сомневаюсь в этом. Однако в деле имеются ещё два момента, которые заставляют нас проверить версию о причастности Зыряновых к убийству Механошина. Обе женщины в то время находились в посёлке, а в зоне гибели потерпевшего сотрудник милиции нашёл любопытную вещь, — Крупнов достал из папки блестящую бабочку-брошь, — это украшение имелось лишь у Зыряновых. Поэтому сами понимаете, мы должны Ольгу Николаевну и её дочь Аллу допросить по этим фактам.

— Да, ситуация, — Уралов в задумчивости покачал головой, — но препятствовать я вам не буду, поскольку, повторяю, уверен в их невиновности. Вы сами можете их допросить, допустим, в кабинете следователя районной прокуратуры по моему месту жительства сегодня в пять часов дня?

— Да, у меня есть такие полномочия. — прокурор кивнул головой, — и время меня устраивает. Да и пусть женщины прихватят с собой «бабочек».


4


Ольга Николаевна открыла дверь в кабинет следователя, подтолкнула дочь вперёд и произнесла:

— Иди, иди на плаху. Это надо же до чего дожили! До подозреваемых в убийстве.

Войдя в кабинет, Уралова и Федотова остановились, подперев друг друга. Крупнов усмехнулся и сказал:

— В ногах правды нет. Присаживайтесь, дамочки. И первый вопрос к обеим: принесли?

— Что? — Ольга Николаевна мило улыбнулась, — благодарность в сумочке? Извините за шутку.

— Да с такими шутками надо быть осторожными, а лучше вообще так не шутить, — Крупнов со строгим выражением лица поднял указательный палец кверху, — я имел в виду «бабочек».

— А что их приносить, — старшая женщина посмотрела на младшую, — они всегда при нас на груди.

— Прошу продемонстрировать, — прокурор смущённо потупил взгляд.

Ольга Николаевна расстегнула мохеровую кофточку и показала на бежевом платье брошь.

— Теперь попрошу вас, Алла, проделать то же самое, — Крупнов смелее посмотрел на девушку.

Федотова смутилась и растерянно произнесла:

— Где-то затерялась. Всё проверила: шкафчики, шкатулки, закоулки, карманы. Наверное, «бабочка» упорхнула на свободу.

— Это очень плохо, гражданка Федотова. Вы меня очень расстроили этим и поставили в затруднительное положение, — лицо прокурора опечалилось, — добавьте к этому, что вылетев на свободу, ваша «бабочка» оказалась на Лесных полянах на месте убийства Механошина и тот факт, что этот неприятный субъект когда-то нападал на вас с известной целью, плюс ваше предвидение такого конца негодяя, то полученная сумма фактов указывает на вас, как на основную подозреваемую в убийстве Механошина.

Девушка, побледнев, поднялась с места и обняла мать. В это время в кабинет вошёл Уралов и произнёс:

— Возникли какие-то проблемы?

Крупнов печально улыбнулся.

— Проблема с улетевшей на Лесные поляны «бабочкой», да к этому факту добавляются и другие. И вот теперь ломаю голову, как поступить в данной ситуации. Хотя в отношении другого лица вопросы не возникли бы. Наручники на руки и в камеру.

Алла ещё больше прижалась к матери. Та задумалась, а потом, ухватившись за соломинку, произнесла:

— А может, твоя «бабочка» улетела к бабушке.

— Да, — сказал Уралов, — а почему бы и нет. Мы можем это проверить, позвонив ей прямо сейчас.

— Звоните, — кивнул головой прокурор.

Ольга Николаевна подскочила с места и, дозвонившись до родителей, сказала:

— Алло, бабушка, ой, извини, мама, тут у меня от городских дел голова кругом. Как ваши дела? Ладно, потом поговорим. Тут Алла обеспокоена. Она потеряла свою «бабочку»… Ты меня обрадовала. Завтра обязательно прямо с утра отнеси её к прокурору. Он ради любопытства хочет увидеть эту редкую вещь. Пока! — женщина положила трубку и улыбнулась, — ура! Мы можем быть свободны. «Бабочка» у бабушки.

— Не спешите, — прокурор покачал головой, — допрос только начинается. Теперь я хочу услышать ответ на главный вопрос, — Крупнов посмотрел на Аллу, — вы убили Механошина?

— О, Господи! — девушка содрогнулась и замахала руками, — мне от одного уже этого вопроса плохо. Нет, нет и нет!

— А я ограничусь одним словом «нет», — Ольга Николаевна лишь слегка взмахнула рукой.

Прокурор развёл руками.

— Мне остаётся лишь, как положено, оформить протоколы допроса с подробными показаниями о вашем пути с момента рождения и до сего дня и отпустить вас на свободу.

Женщины тяжело вздохнули, смиренно покачав головами.

Когда все формальности были соблюдены и женщины во главе с Ураловым пошли на выход, Крупнов вдруг спросил:

— А сколько всего «бабочек» было в посылке?

Ольга Николаевна остановилась, медленно повернула голову к прокурору и произнесла:

— Три.

— Итак, товарищи, прошу снова занять свои места, чтобы продолжить допрос.

Женщины опять тяжело вздохнули и смиренно развели руками. А потом Уралова посмотрела на дочь и спросила:

— А действительно, куда подевалась третья брошь?

— А я разве тебе не сказала, что перед отъездом в город я её подарила Вере Пономарёвой, — Алла пожала плечами.

Прокурор потёр руки и с довольным видом проговорил:

— В деле появился новый след, новая версия и новый подозреваемый, в связи с чем хочу вас предупредить об уголовной ответственности за разглашение тайны следствия. Надеюсь, — прокурор обвёл взглядом присутствующих, — вы понимаете всю серьёзность этого момента.

Женщины закивали головами, кивнул головой и Уралов. Крупнов головой покачал и улыбнулся.

— Приятно иметь дело с понятливыми людьми, а поэтому вы должны понимать, что одни вопросы порождают другие, теперь уже в отношении Пономарёвой. И как вы понимаете, предупреждение об уголовной ответственности за дачу ложных показаний остаётся в силе. Итак, что вам известно об отношениях Пономарёвой и Механошина?

Ольга Николаевна радостно посмотрела на дочь.

— Все вопросы к ней, а меня можно отпустить, поскольку я вообще в это дело ни слухом ни духом не посвящена.

— Эх, мама, мама, не ожидала я от тебя такого удара в спину. Ты даже родную дочь готова упрятать в тюрьму. И как мне после этого жить и верить людям!

— Раскаиваюсь в позорном поступке, — Уралова закрыла лицо руками, — но мне, действительно, известно мало. Ходили по посёлку слухи, что Механошин изнасиловал Веру и после этого прохода ей не давал.

— Так уж и быть, добавлю — Алла со скорченной на лице гримасой посмотрела на мать, — я пыталась в беседе с Верой пролить свет на эти слухи, но подруга категорически уклонялась от прояснения ситуации.

— Ваша информация, уважаемые женщины, — на вес золота. Вы осветили мне путь до финиша, а поэтому распишитесь в протоколах и свободны, — прокурор посмотрел на Уралова, — а вам, Виктор Владимирович, персональная благодарность за содействие в решении проблемы.

Партийный начальник областного уровня улыбнулся.

— Главное, на финише не забывайте про людей и вообще в нашей деятельности на первом месте должен стоять простой человек со своими проблемами.

— Спасибо! Я стараюсь строить свою работу на трёх фундаментах: на совести, справедливости и законе.


5


Крупнов вернулся в свой районный центр вечером, а утром, придя на работу, застал под дверью кабинета не старую ещё на вид женщину с ямочками на щеках. Прокурор улыбнулся, поздоровался и спросил:

— Вы Зинаида Владимировна?

— Она самая, — в голосе женщины чувствовалось напряжение, — я принесла брошь для показа.

— Очень хорошо! Проходите в кабинет и присаживайтесь.

Зырянова села на стул и разжала кулак с «бабочкой».

— Не пойму, почему возник такой интерес к простой матерчатой безделушке.

Крупнов взглянул на предмет украшения и произнёс:

— Как утверждают Ольга Николаевна и Алла, бабочка-брошь стала для них талисманом удачи, и я теперь склонен в это поверить. Мне известно, что Алла одну такую брошь подарила Вере Пономарёвой, и коль вы оказались в моём кабинете, ответьте мне на один вопрос: что вы знаете об отношениях этой девушки и Механошина?

Зырянова пожала плечами и сказала:

— Я, как и все, повторяю одно и то же. Несколько лет назад ходили слухи, источником которых являлась исчезнувшая Фруза Тёмкина, что это исчадие ада изнасиловало Веру. Слухи походили, походили и остановились. А было это на самом деле или нет, никто не знает.

— Спасибо, Зоя Владимировна, брошь можете забрать с собой, — прокурор кивнул головой, — кстати, труп Тёмкиной обнаружили в реке далеко от наших мест.

— Ужас! Об этом надо рассказать народу в посёлке.

— Не возражаю, и можете возвращаться домой. Вы нам помогли.

Женщина, не понимая, чем могла помочь прокурору района, тихо вышла из кабинета. Крупнов сразу же позвонил начальнику милиции Жорову:

— Василий Демьянович, прежде всего хочу тебя проинформировать, что встреча с Ураловым и Зыряновыми состоялась. В деле Механошина появился новый подозреваемый. Это Пономарёва Вера.

— Об её изнасиловании мне докладывали, но заявления от потерпевшей не поступало.

— Сейчас есть все основания для её задержания. Я даю санкцию на это.

— Я дам соответствующее поручение начальнику уголовного розыска. Но и Зыряновых нельзя сбрасывать со счетов. Не зря ко мне приходил Уралов по поводу поведения Механошина. Эта семья непростая и может подставить под удар кого угодно.

— Я это имею в виду. Хотя у меня не возникло к ней негативных эмоций. Сейчас работаем с Пономарёвой.

— Договорились.


6


Майор Гончаров лично доставил задержанную Пономарёву к следователю прокуратуры. Девушка выглядела, как помятый подснежник, и когда Марфин, начав допрос, спросил, понимает ли она, почему её задержали, Вера тихо произнесла:

— Да, я ждала этого момента и готова всё рассказать.

— Это очень хорошо, — следователь дружелюбно улыбнулся, — тем самым вы облегчите себе участь. Итак, вы осознаёте, что вас задержали по подозрению в убийстве Механошина?

— Да.

— В таком случае расскажите нам с товарищем майором, как всё произошло? — Марфин записал вопрос в протокол допроса.

— В тот день я встретила Механошина на берегу реки. Он был пьян. У меня была бутылка водки. Я показала ему её и пошла на Лесные поляны.

— С какой целью? — следователь прищурил глаза.

Девушка, стушевавшись, ответила:

— Я хотела с ним поговорить, чтобы он меня больше не преследовал и пообещать за это еженедельное вознаграждение в виде двух бутылок водки.

— Продолжайте.

— Придя на поляны, я поставила бутылку водки к дереву. Сергей развёл костёр, выпил половину бутылки прямо из горлышка, после чего его быстро развезло. Видя, что разговора не получится, я хотела уйти, но Механошин схватил меня за грудь, точнее за отвороты пальто, и полез дальше, при этом обколовшись о брошку. Я этим воспользовалась, оттолкнула его и побежала в посёлок. Что потом стало с негодяем, я не знала. Подумала, что он вернулся домой, а после уехал в город.

— Складная волнительная история, — Марфин усмехнулся, — вот только невольно возникает вопрос, зачем со страшным злодеем зимой в холод вы отправились в тайгу за два километра от посёлка? Ответ прост. Вы его туда заманили с целью напоить и заморозить, а чтобы Механошин быстрее околел, стукнули его по голове.

— Теперь вы, товарищ следователь, рассказали волнительную и страшную историю, — девушка тоже усмехнулась, — но моя, в отличие от вашей, правдивая, поскольку я была её участником. А заманила Механошина туда, потому что боялась, что меня с этим мерзавцем кто-нибудь из жителей посёлка увидит. Сами понимаете, что замужней женщине встречу с парнем, о котором одно время ходили сплетни, что он её изнасиловал, афишировать было бы странным явлением.

— Стройность и логичность ваших мыслей впечатляет, — Марфин покачал головой, — кстати, о сплетнях. Они имели под собой почву?

— И какой ответ вы от меня ожидаете? — в глазах Веры появилась печаль.

— Отрицательный.

— Верно.

— На месте происшествия мы обнаружили брошь. Она ваша?

— Мне её подарила Алла Зырянова. Я с ней не расставалась и была расстроена, когда обнаружила отсутствие после известных событий.

— Вы так убедительны, что хочется вам поверить. Но есть ещё один существенный момент, который ставит под сомнение ваши искренние показания, — Марфин нагнулся и вытащил из-под стола сосновую палку с обломанным острым сучком, — узнаёте?

— Нет, — девушка напряглась, — а что это?

— Это орудие убийства со следами крови Механошина. Мы нашли его в стороне от костра. Поэтому ваша версия с отталкиванием потерпевшего трещит по швам, — следователь бросил на девушку тяжёлый взгляд.

Девушка сникла, задумалась, а потом произнесла:

— Детали бегства, как и самого происшествия, я не помню. Я была напугана и не осознавала, что делала. Возможно, в какой-то момент мне под руку попалась эта палка.

— Это уже ближе к истине, — следователь записал показания девушки в протокол и продолжил, — а поэтому у меня есть все основания вас задержать на установленный законом срок. Может, в камере вспомните детали.

— Может быть, — таёжный цветок приподнял бутон и на прощание сверкнул красотой.


7


В таёжном посёлке убийства совершались крайне редко. Поэтому насильственная смерть Механошина всколыхнула местное общество. Люди строили свои версии. Одни говорили, что в тайге появился призрак Фрузы Тёмкиной, которая исчезла не без помощи Механошина. Этот призрак и загубил пропойцу. Другие мыслили более реально, считая, что Механошина отправили на тот свет Зыряновы, вспомнив случай с Аллой. Некоторые были уверены, что смерть негодяя — дело рук Веры Пономарёвой. Но все приходили к одному мнению, что убийцу негодяя искать не надо, а смерть его считать закономерным следствием беспробудного пьянства и преступного поведения антиобщественного элемента, который сам замёрз в сугробе.

Учитывая волнения в обществе, прокурор Крупнов дело Механошина взял под особый контроль, напрягая других должностных лиц правоохранительных органов. В связи с задержанием Веры Пономарёвой прокурор в конце рабочего дня собрал совещание лиц, участвующих в расследовании убийства Механошина. Первому предоставили слово следователю прокуратуры. Марфин, не вставая с места, сказал:

— Товарищи коллеги, уже сделано много дел по делу Механошина, а теперь, когда к делу подключились корифеи, такие, как присутствующие здесь, мы сделаем ещё больше дел по делу, но к делу…

— Да, товарищ Марфин, прошу в этом деле меньше лить воды, — заметил прокурор, — будем считать, что в деле разминка закончилась. Итак, прошу о деле, в котором ещё дел невпроворот.

— Полностью с вами согласен, — товарищ прокурор, — итак, о деле. Показания Пономарёвой меня насторожили и вызвали сомнение в их правдивости. Вера сразу же призналась, что это она участвовала в событии, произошедшем на Лесных полянах, где отбиваясь от Механошина, оттолкнула его от себя. Признала она и свою брошь, подаренную Аллой Зыряновой, которую нашли на месте происшествия. Но самого главного подозреваемая не помнит — это удара палкой с острым сучком по голове потерпевшего, хотя могла бы сказать, что, защищаясь, ударила насильника тем, что попало под руку. Девушка также отрицает своё изнасилование Механошиным, что в противном случае могло бы ей послужить смягчающим вину обстоятельством, — Марфин пожал плечами и обвёл взглядом присутствующих, — другие детали дела вам уже известны из его материалов и моих прежних докладов.

— Поведение Пономарёвой, действительно, выглядит странным, — Крупнов кивнул головой.

— Отрицание изнасилования можно объяснить желанием подозреваемой скрыть от мужа факт полового контакта с «грязным» человеком, — заметил майор Гончаров, — не каждому дано правильно и с сочувствием отнестись к такому случаю с женщиной.

— Логика в её показаниях имеется — заметил начальник милиции Жоров, — есть разница: или толкнуть негодяя, или ударить его палкой по голове. Вызывает удивление и то, что она сказала “ А», но не говорит «Б» и, конечно, возникает вопрос, почему она вообще призналась в общении с Механошиным на Лесных полянах. «Бабочку» она могла потерять и в любое другое время, — Василий Демьянович покачал головой, — а не выгораживает ли она Зыряновых, ярких, умных и ловких натур, которые могли заплатить девушке за самооговор, пообещав вытащить её из тюрьмы.

— Вы правы, товарищи, — прокурор снова кивнул головой, — с такими доказательствами в суд дело не направишь. Пономарёва там вдруг откажется от своих показаний, и дело развалится на глазах.

— Есть, товарищи, предложение, — начальник уголовного розыска интригующе перешёл на шёпот, — давайте это дело прекратим, как того требует народ. Парень напился до отключки, заблудился и не дошёл до дома, утонув в сугробе, и на сук мог сам напороться…

Прокурор усмехнулся.

— С творчеством Есенина я знаком, не будем тонуть в сугробах. Это не наш путь. Тем более, что дело на контроле чуть ли не у самого главного прокурора страны. Да и мы должны продемонстрировать свой профессионализм и докопаться до истины, — Крупнов посмотрел на следователя, — настало время провести следственный эксперимент с выходом на место происшествия, чтобы закрепить доказательства на подпорках. Пусть Пономарёва на Лесных полянах расскажет, покажет, как всё произошло. Где кто стоял, кто куда падал, кто куда бежал, почему орудие убийства оказалось далеко от костра и так далее?

— По поводу сосновой палки могу робко предположить, что её мог переместить, допустим, медведь, — Марфин усмехнулся своим словам.

— Ага, вылез из берлоги и поиграл с ней, — съязвил Гончаров, — палку эту выбросил преступник, когда уносил ноги с поляны.

— А мне не даёт покоя утверждение подозреваемой о возникших у неё провалах в памяти, — заметил начальник милиции, — за этим, товарищи, и кроется истина.

— Возможно, — Крупнов кивнул головой, — но давайте дождёмся эксперимента, а потом снова в это же время соберёмся у меня. Всем — спасибо.


8


Веру Пономарёву лишь в два часа дня доставили на машине к месту проведения следственного эксперимента на берег реки. Оттуда компания, в которую кроме подозреваемой и следователя вошли также понятые и участковый инспектор, направилась к месту происшествия. Вера первую часть эксперимента провела уверенно. Когда участники следственного действия оказались у прошлогоднего костра на поляне, Марфин спросил у Веры:

— Вы узнаёте место, где вы в начале декабря прошлого года находились с Механошиным?

— Да.

— Покажите место, куда вы поставили бутылку водки.

Вера уверенно махнула рукой.

— Я её поставила там, на пень.

— Бревно лежало также близко к пню, как сейчас?

— Да.

— Где сидел Механошин, когда пил водку?

— По центру бревна, — уверенно произнесла девушка.

— Где стояли вы в этот момент? — Марфин подошёл к молодой невысокой ёлочке.

— Вот здесь, — девушка стала с правой стороны бревна.

— Какие характерные признаки этого бревна вам тогда запомнились?

Пономарёва внимательно осмотрела двухметровое дерево, отпиленное с двух сторон, и сказала:

— Мне запомнился левый, слегка обгоревший, конец бревна.

— Вы стояли тогда лицом к заходу солнцу?

— Да, но его уже не было видно из-за деревьев. Темнело.

— Что произошло дальше?

— Когда Механошин выпил половину бутылки водки, то быстро опьянел. Я поняла, что разговора с ним не получится, и сделала несколько шагов в направлении дома. Но в это время Механошин подскочил с места и набросился на меня. Я стала вырываться, возможно, ударила его палкой, так как была в панике, напугана и плохо соображала, что делала. Моё сознание от страха помутнело, — девушка заплакала.

— Успокойтесь, на этом следственный эксперимент закончен, — Марфин покрутил головой по сторонам, — хотя есть ещё одно небольшое уточнение. Вы убегали с поляны тем же маршрутом, которым и пришли на неё?

— Помню смутно, но бежала я по дороге.

Через некоторое время закончив оформление протокола следственного действия, Марфин вдруг заметил среди деревьев парня и девушку и поманил их пальцем. Те подошли к нему. Следователь осмотрел с ног до головы молодых людей и произнёс:

— Кто вы? Что здесь делаете? Может, побег готовите кое-кому? Хотя я вас узнал. Это ведь вы обнаружили труп Механошина?

Таня Герасимова взяла под руку Виктора Кузнецова, улыбнулась и ответила:

— Нам очень хочется узнать, чем закончится расследование такого загадочного преступления, и кто настоящий преступник.

Следователь хмыкнул.

— Может, мне послышалось или у меня галлюцинации. Вы хотите сказать, что Пономарёва не настоящий преступник? Или вы хотите, чтобы я вас допросил с пристрастием в присутствии директора школы?

— Извините, товарищ следователь, — Кузнецов ущипнул спутницу за нос, — Таня неправильно высказала свою мысль. Она удивлена, что такая девушка, как Пономарёва, может быть убийцей. Я тоже этим удивлён. А как же теория итальянского врача-психиатра Ломброзо? Вера под неё никак не подпадает. Её скорее можно сравнить с нашим подснежником, чем с преступником.

Следователь от удивления поднял руки кверху.

— Ну и молодёжь пошла. Начитаются разных книжных теорий и давай права качать. Марш домой. Но так уж и быть, как-нибудь загляните ко мне в прокуратуру, я вас просвещу на примерах из следственной практики, какими могут быть преступники внешне и внутренне.

— Спасибо, товарищ Марфин, — девушка погладила свой аккуратный носик, — непременно воспользуемся вашим приглашением. Может, после вашего рассказа мне захочется поступить на юридический факультет.

— Согласно моей теории, — следователь усмехнулся, — вы как раз подходите для работы в правоохранительных органах. Всё, марш домой и не отвлекайте меня от ответственного дела.

Виктор и Таня в посёлок возвращались под ручку. Шли молча. Молчание нарушил парень.

— Если до завтрашнего вечера ничего не изменится, пойду к следователю прокуратуры Марфину и дам показания.

— Я с тобой.

— Сиди дома и там жди меня. Это моё дело.

— А может, нам попробовать обоим на юрфак поступать? — девушка дёрнула парня за руку.

— Отстань ты от меня с этими поступлениями. Давай сначала школу закончим. Проблемы надо решать по мере их возникновения.

— А может, ты меня уже разлюбил? Сиганёшь в армию и с концами.

— Ну что за девушка? Я так понимаю, тебе надо клясться в любви через каждый час.

— Клятву в любовь замешивать нельзя. Всякое может случиться, — Таня подставила Виктору свои пухленькие губы.

— Противоречие на противоречии и противоречием погоняет, — Виктор махнул рукой и поцеловал девушку.

Оказавшись на центральной улице, влюблённые через некоторое время столкнулись с матерью Веры Пономарёвой Людмилой Аркадьевной. Женщина с приятным лицом, выглядевшая моложе своих лет, с тревогой в голосе спросила:

— Вы с Лесных полян? Вера там была? Мне сказали, но я не успела. Что там происходило?

— Насколько мы поняли, там происходил какой-то следственный эксперимент, — ответил Виктор, — ваша дочь что-то рассказывала следователю и её, очевидно, подозревают в убийстве Механошина.

— Такого не может быть. Я думала её сразу же отпустят, — в глазах женщины появилось отчаяние, — мне надо в прокуратуру. Спасибо вам за информацию.

Виктор и Таня переглянулись и подумали: может быть, эта история закончится хорошо.


9


Около шести часов дня в кабинет прокурора вошли следователь, начальник милиции и начальник уголовного розыска.

— Рассаживайтесь, товарищи, — Крупнов взмахнул рукой, — итак, дело, о котором мы говорим уже несколько дней, благодаря вашим плодотворным усилиям пришло к неожиданному результату. А точнее мы своими делами это дело загнали в тупик. Особенно в этом деле преуспел товарищ Марфин, которому я и предоставляю слово.

— Товарищи коллеги, это сложнейшее дело, которое мне посчастливилось расследовать. Я благодаря своему аналитическому уму и под руководством профессионала своего дела товарища прокурора — великого организатора и вдохновителя всех наших дел — умудрился загнать его в тупик, из которого не видно конца, хотя мы этот конец совсем недавно держали в руках. Особенно его крепко держал товарищ прокурор, — следователь печально посмотрел на своего шефа.

Тот заметил:

— Вот только не надо переводить на меня стрелки. Давай по существу дела, товарищ Марфин, а то не быть тебе нашим товарищем в этом деле и в других делах вне работы.

— Итак, о следственном эксперименте, — невозмутимо продолжил Марфин, — вчера после совещания мне пришла в голову оригинальная идея. Для её воплощения в жизнь мы с участковым инспектором Кайгародовым, прихватив понятых, побывали на Лесных полянах у известного прошлогоднего кострища и переместили известное бревно на противоположную сторону костра, вымазав один его конец углём, а прежний след от бревна замаскировали. Сегодня утром я лично сбегал туда и проверил, всё ли на месте, и только после этого мы вышли на эксперимент.

— Потрясающая работоспособность, — заметил начальник уголовного розыска, — нам бы в отдел тебя. Уж тогда точно все преступления были бы раскрыты.

— Прошу не отвлекать товарища Марфина от рассказа, как он всех нас загнал в тупик, после которого ему светит лишь одна дорога в твой угрозыск, — прокурор грозно приподнял брови, — продолжайте доклад, товарищ следователь.

Марфин невозмутимо продолжил:

— Результаты эксперимента превзошли все мои ожидания. На месте преступления ни в день убийства Механошина, ни раньше, ни позже Пономарёвой не было. Если бы она там была, то не могла ни заметить, что бревно лежит на другом месте. Кроме этого, я задал ей несколько уточняющих вопросов, которые также подтверждают мой вывод.

— Оригинально! — воскликнул майор Гончаров, — и спасибо тебе, товарищ Марфин, за тупиковую перспективу в тупиковом деле. Теперь моя перспектива — снова ноги в руки, язык на плечо и вперёд.

— Не так всё плохо, товарищи, — усмехнулся следователь, — мой эксперимент высветил тоненький лучик, наметивший нам путь к выходу. Я, общаясь с Верой, убедился, что она явно кого-то прикрывает. Отец исключается. Он в то время был на вахте на Севере. А вот к матери девушки Людмиле Аркадьевне стоит присмотреться.

В это время на столе зазвонил служебный телефон. Крупнов поднял трубку, хмыкнул в неё и произнёс:

— Пусть войдёт.

Через несколько секунд в кабинет вошла мать Веры, которая сразу же заявила:

— Освободите мою дочь, пожалуйста. Она невиновна в смерти негодяя. Это я там была с Механошиным в начале декабря.

Крупнов привстал и двумя руками указал на стул:

— Присаживайтесь. Мы только что говорили о вас. Расскажите нам, как всё произошло тогда.

Женщина села в торце стола.

— Эта тварь преследовала мою дочь и угрожала ей расправой, если она не согласится вступить с ним в половую связь. Я видела страдания дочери. Мужу она боялась признаться, чтобы не получилось большей беды. Про слухи об изнасиловании Веры я сейчас не хочу говорить, и вы мне о них вопросы не задавайте. Будем считать, что изнасилования не было. Однажды моё терпение лопнуло, и я заманила зверя в тайгу, пообещав напоить его там водкой. На поляну я пришла первой. Было холодно. Пришлось развести костёр. Механошин явился вскоре и был уже пьян, однако спросил меня про водку. Я отдала ему бутылку, и он сразу же её ополовинил, после чего задал вопрос, о чём будем разговаривать. Я попросила его отвязаться от Веры, предложив вместо неё себя. Механошин оскалился и заявил, что хочет меня прямо у костра на снегу и предложил показать груди. Я расстегнула пальто и сказала, что здесь не могу и то, что он хочет, лучше сделать дома. Но он, увидев на груди брошь-бабочку, которая была приколота к кофте, принадлежащей дочери, вдруг набросился на меня и стал лапать, а потом полез под юбку. Я стала сопротивляться и в какой-то момент схватила палку, что лежала у ног, и нанесла насильнику удар по голове, после чего без оглядки побежала домой. На следующий день я у бабушки Механошина поинтересовалась, где её внук. Она мне ответила, что он уехал в город. И я успокоилась. А вчера вы вдруг задержали дочь. Я думала, что вы её сразу и отпустите, но она, испугавшись за меня, очевидно, наплела вам небылиц, и вы её взяли и записали в убийцы, что не соответствует действительности, — женщина с появившимися на глазах слезами опустила голову, — у меня, граждане начальники, всё.

Начальники переглянулись и покачали головами. Прокурор, также продолжая покачивать головой, произнёс:

— Придётся вас, гражданка Пономарёва, поместить в камеру на установленный законом срок. И дочка в камере по соседству пока побудет, — Крупнов посмотрел на начальника милиции. Тот взглянул на начальника уголовного розыска. Майор подскочил с места и, связавшись по телефону с дежурным милиции, рявкнул:

— Конвой к прокурору.

Прокурор вздрогнул и усмехнулся.

— От такой команды конвой может забрать вместо женщины меня.

— Извините, Алексей Сергеевич, перестарался от избытка волнительных чувств, которые возникли от участия в столь необычном событии.

Когда конвоир в единственном числе увёл женщину, хозяин кабинета кивнул следователю.

— Предложения, мнение.

— Будем завтра закреплять доказательства и проверять показания старшей Пономарёвой проверенным способом, — Марфин потёр ухо, — если она там была, то должна заметить, что бревно лежит не на своём месте.

— В таком случае, товарищи, будем ждать результатов следственного эксперимента. Всем до завтра.

Эксперимент на этот раз начался ровно в девять часов утра. Проходил он без сучка и задоринки. Людмила Аркадьевна сразу заметила, что бревно лежит не на прежнем месте. Марфин, окрылённый перспективой успешного финиширования в деле «подснежника», задал подозреваемой последний вопрос:

— Скажите, гражданка Пономарёва, куда вы дели палку после её использования?

Женщина уверенно ответила:

— Я её бросила возле бревна и убежала…

От такого ответа следователь впал в уныние и, подумав о рухнувшем пьедестале славы, на всякий случай уточнил:

— Вы точно бросили палку возле бревна?

Женщина, почувствовав настроение сотрудника прокуратуры, тоже уточнила:

— Этот момент в моей памяти запечатлелся нечётко. Я в тот момент на нём не заостряла внимание по известным причинам.

— Хороший ответ, — Марфин повеселел и решил закрепить успех по выходу из очередного тупика, — укажите направление вашего бегства.

Пономарёва махнула рукой в ту сторону, от которой следователь впал в ещё большее уныние, подумав, что туда даже Макар телят не гонял пасти. Марфин наморщил лоб. Женщина, заметив морщинки на недовольном лице следователя, уточнила:

— Но возможно, я петляла с палкой в руке, а потом её где-то уронила. Извините, но все эти моменты я помню туманно. Сами понимаете моё состояние.

— Мы все, в том числе и понятые, конечно, понимаем, что вам пришлось пережить, а поэтому в протокол запишем последние ваши показания, которые согласуются с осмотром места происшествия. На этом следственный эксперимент закончен.

Через некоторое время четверо должностных лиц правоохранительных органов в кабинете прокурора района устроили совещание. После доклада следователя на лицах должностных лиц не вспыхнуло желания искать нового подозреваемого. Крупнов, видя это, произнёс:

— В сложившейся критической ситуации жду от вас предложения, товарищи, о выходе из того места, куда даже Макар телят не гонял. Иначе нас туда загонят верхи.

— Хорошо сказано и подмечено правильно, — подал голос подполковник Жоров, — но, товарищи, что мы ломаем голову. У нас имеется независимое от всех, в том числе и от нас, процессуальное лицо в лице товарища следователя Марфина, пусть это лицо и принимает самостоятельное решение.

— Я полностью поддерживаю своего начальника, — заявил майор Гончаров, — мы работаем не ради пьедесталов и наград и нам чужой славы не надо. Пусть она достанется независимому процессуальному лицу товарищу Марфину, но он всё равно останется нашим товарищем и другом.

— Я вам, товарищи, признателен за такое ко мне доверие, поэтому с чувством глубокой ответственности и даже радости беру на себя смелость принять самостоятельное решение. Я соберу необходимые документы, характеристики, оформлю разные мнения о фигурантах дела, главной из которых оставлю Пономарёву-старшую и вынесу постановление о прекращении в отношении неё уголовного дела в связи с тем, что она правомерно защищала свою честь, своё здоровье и саму жизнь. Возможно, областное начальство меня за это не похвалит, но народ скажет спасибо.

— Товарищи, на этой радужной ноте экстренное совещание объявляю закрытым, — прокурор района встал с места и крепко пожал руку своему следователю, — мы, товарищ Марфин, в вас не ошиблись. Радуйте нас и дальше своим профессионализмом и умением находить выходы из безвыходных ситуаций.

— Постараюсь, товарищ прокурор, оправдать оказанное мне доверие, — Марфин кивнул головой и посмотрел на должностных лиц милиции, — и вам, товарищи, спасибо, что не оставили одного в трудное для меня время.

Милиционеры радостно закивали головами.

К вечеру следователь прокуратуры выпустил на свободу сначала младшую Пономарёву, а потом старшую. Народ посёлка вздохнул с облегчением и подумал: оказывается, прокуратура защищает права, свободы, интересы и простого человека. Об этом подумали и Таня с Виктором, прогуливаясь возле центрального магазина. Кроме того, они этому ещё и удивились, задавшись вопросом, почему следствие прекратилось в шаге от установления истины? Почему из него выпало основное звено? Девушка посмотрела на тусклую подсветку витрины магазина, на своё отражение в стекле, покачала головой и спросила:

— Что будем делать?

— Вечный вопрос, но ответ простой: молчать, — парень крепко сжал губы, — закончилось ведь всё хорошо, а наша правда добавит хорошим людям страдания, а итог всё равно будет таким же.

— А не попробовать ли нам поступить на юридический факультет? — Таня улыбнулась своему отражению, — для подстраховки попросим у прокурора направление в университет.

— Ты всё норовишь меня привязать к себе, — Виктор усмехнулся, — ладно, попробуем поступить, а тайна “ подснежника» останется тайной.


10


Людмила Аркадьевна после выхода на свободу из милицейской хмурой серой, угнетающей душу камеры, отправилась прямым ходом к дочери. Вера и её муж Ольгерд, высокий, худощавый парень прибалтийской внешности, встретили мать с объятиями и с вопросом на лицах, который озвучила девушка:

— Надеемся, самое страшное уже позади?

— Дело ещё не закрыто, — выдохнула Людмила Аркадьевна. Но до суда оно точно не дойдёт. Будем считать, что нашей вины в смерти мерзости нет. Если мы и сделали что-то не так, то Бог нас простит, и люди от нас не отвернулись, а, наоборот отнеслись с сочувствием, — женщина печально усмехнулась, — от перемены слагаемых сумма не меняется.

— Когда меня задержали, — Вера прижалась к матери и усадила её за стол — я сильно напугалась и изложила им свою версию произошедшего, думая, что это ты побывала с Механошиным на Лесных полянах.

— Ты почти всё правильно сделала, — Людмила Аркадьевна улыбнулась, — но с бревном перегнула палку, как я перегнула палку с сосновой палкой. Спасибо следователю, направил на путь истинный.

— Хорошо, что всё хорошо кончается, — Ольгерд открыл бутылку вина, — возможно лет через несколько мы откроем следователю Марфину тайну «подснежника», чтобы он хотя бы в душе поставил точку в этом деле.

— Извините, а мне вы собираетесь её раскрыть? — усмехнулась Вера, — я тоже хотела бы узнать детали произошедшего.

Тёща посмотрела на зятя и кивнула головой. Парень усмехнулся.

— А я думал, тебе мама рассказала о них.

— А я думала, — Людмила Аркадьевна тоже усмехнулась, — что тебя проинформировал мой любимый зятёк.

— Поиздевались и хватит. Итак, слушаю.

Ольгерд развёл руками и сказал:

— Итак, слушай. Однажды в начале зимы я заметил нездоровую суету моей любимой тёщи вокруг Механошина и стал за ней наблюдать и донаблюдался. От меня даже не ускользнули её интригующие записки этому негодяю. В итоге я вовремя оказался на поляне у костра. Ну а подробности пусть тебе мамочка сама расскажет.

— Хорошо, но чуть позже, — женщина улыбнулась, — а сейчас я хочу насладиться свободой и выпить вина.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

1


Татьяна Кузнецова смело, с чувством собственного достоинства вошла в кабинет и поздоровалась. Крупнов доброжелательно улыбнулся и произнес:

— Здравствуйте, здравствуйте, Татьяна Николаевна, присаживайтесь. Вижу, что настрой у вас боевой, и вы полны решимости вести непримиримую борьбу с преступностью и нарушением законности. Неужели пролетело пять лет! Эх, время, время! Ну, рассказывайте, в каком направлении вы хотели бы работать у нас в прокуратуре?

— Хочу сразу уточнить, Алексей Сергеевич, что я буду в своей деятельности руководствоваться законом и совестью. Как мне известно — это ваш принцип. А за время стажировки хотелось бы поучаствовать в судебных процессах, провести вместе с вами несколько общенадзорных проверок и изучить методы надзора за милицией, и, конечно, мечтаю расследовать пару уголовных дел под руководством легендарного следователя нашего края товарища Марфина.

— Уже тот факт, что вы хорошо разбираетесь в направлениях прокурорской деятельности, характеризует вас с положительной стороны и как перспективного специалиста, — прокурор района улыбнулся, — и жильё мы вам с мужем подыщем. Насколько мне известно, он после службы в армии закончил строительный техникум. А следователь Марфин вас с интересом поджидает в своём кабинете. Можете его прямо сейчас и навестить. Удачи!

— Спасибо!

Марфин встретил стажёра с распростёртыми объятиями.

— Рад, очень рад, что именно вы будете работать в нашей прокуратуре.

Девушка усмехнулась.

— Невелика птица, можно ко мне и на «ты» обращаться.

— Тогда и ты зови меня на «ты», рассказав для начала о своей студенческой жизни и вообще о планах на будущее.

— С удовольствием и с радостью, поскольку студенческая жизнь была прекрасной и удивительной.

Закончив рассказ о себе, Таня загадочно улыбнулась и произнесла:

— А ты помнишь дело Механошина?

— Я его и не забывал — Марфин удивлённо посмотрел на девушку, — я также помню твоё сомнение по поводу подозреваемой. И не означает ли твой вопрос то, что ты сомневаешься и в моём профессионализме. К твоему сведению, я до сих пор уверен, что на Лесных полянах был ещё кто-то. Но…

— В твоём профессионализме я всегда была уверена. О нём говорит и тот факт, что ты тогда в отношении Пономарёвых прекратил дело.

— Ты не зря завела о них разговор. Я думаю, тебе известна тайна «подснежника», — следователь внимательно посмотрел на девушку, — дело прошлое, открой её.

— Свидетелем того события случайно оказался мой муж. Он увидел то, о чём тебе поведала Людмила Аркадьевна, но не до конца. В тот момент, когда насильник набросился на женщину, пытаясь её повалить на землю и изнасиловать, появился муж Веры Ольгерд. Он и нанёс удар палкой по голове Механошина, после чего зять и свекровь разбежались в разные стороны. Уехал оттуда и мой муж Виктор Кузнецов. В этом деле остаётся загадкой один момент: почему перед походом на Лесные поляны Механошин сказал бабушке, что уезжает в город.

— Очевидно, его так попросила сказать Пономарёва-старшая, не исключая всё же определённые последствия для потерпевшего от этой встречи, — заметил следователь.

— Возможно, так оно и было, — у этой женщины, как ни у кого другого, были все основания желать негодяю околеть в сугробе.

— Пусть эта версия останется версией. Сегодня мы окончательно поставили точку в этом деле, — Марфин улыбнулся, — у меня сейчас в производстве тоже имеется интересное дельце. Подключишься?

— Спрашиваешь! — Таня смущённо улыбнулась, — у меня сегодня первый рабочий день в прокуратуре. Я не знаю ваших традиций, но мне хотелось бы это событие отметить у себя дома с приглашением тебя, прокурора и помощника прокурора с вашими жёнами.

Марфин расцвёл в улыбке.

— Это по-нашему. Правильным путём собираешься идти, товарищ.

— Только прокурора пригласишь ты. Сама я постесняюсь это сделать.

— Какие вопросы! Крупнов свой человек. Вне работы добрее его не найдёшь.

— Спасибо!

Таня, вернувшись вечером домой, обняла Виктора и сказала:

— Сегодня мы поставили точку в деле Механошина.

— Это хорошо, — парень поцеловал жену в щёчку, — а я заложил свой первый фундамент для нового дома в посёлке в качестве прораба.

— Тебя ждёт солидная карьера в строительном деле, — усмехнулась девушка.

— Не усмехайся, я принял решение учиться дальше.

— Не зря я тебя тогда соблазнила. Ты оказался настоящим мужчиной.

— А ты для меня стала единственным и неповторимым самым прекрасным цветком на земле — подснежником.


2


В это время в областном центре Ураловы, вернувшись с работы домой, ужинали и вели неторопливый разговор о том о сём. Виктор Владимирович допивал чай и посматривал на часы и на жену. Ольга Николаевна, заметив это, спросила:

— Ты кого-то ждёшь?

— Жду.

— Кого?

— Что-то или чего-то. Не знаю, как правильно сказать, — усмехнулся Уралов.

— Неважно, не томи.

— Тогда не получится сюрприза.

— Сюрпризы вроде бы в нашей жизни уже не предвидятся, — женщина допила свой чай и поднялась с места, — хотя для меня сюрпризом всегда являются таёжные подснежники, которые с удивительным постоянством появляются на свет почти в одно и то же весеннее время. Правда, есть у меня и подарок, которому я не перестаю радоваться каждый день, — это ты, дорогой.

— А ты для меня постоянно цветущий подснежник, который с годами приобретает всё более яркие и сочные оттенки, — Уралов снова взглянул на часы, — пора.

— Что пора? Куда пора? — женщина невольно посмотрела на выход из кухни и прислушалась.

— Пора включать телевизор.

— Если пора, включи.

Вскоре экран телевизора засветился, и диктор местного канала, симпатичная женщина, улыбнулась и произнесла:

— А сейчас, уважаемые телезрители, мы предлагаем вам посмотреть очень красивый репортаж нашего корреспондента Аллы Федотовой-Зыряновой о жизни таёжного посёлка.

Диктор исчезла. Вместо неё на экране поплыла величественная тайга, снятая с борта вертолёта. Потом в кадре с ямочками от сияющей улыбки появилась Алла, спустившаяся с небес на землю, которая стала рассказывать о значении тайги в жизни людей, государства, о сохранении уникального растительного и животного мира Урала. Одновременно с этим девушка, шагая по центральной улице посёлка, показывала его преображение, приветливые лица местных жителей. В какой-то момент, когда Алла оказалась среди тайги, она сказала:

— Место, где я нахожусь, называется Лесные поляны. Они уже исчезают под натиском бессмертных исполинов тайги. Однако по-прежнему здесь каждую весну расцветают самые красивые подснежники в мире, несущие радость, счастье и удачу людям. Хочется верить, что и в будущем человек и тайга будут жить в дружбе и не дадут исчезнуть сине-фиолетовым огонькам, которые показывают людям светлый путь к счастью, призывают человека не расставаться с совестью — основой здорового, процветающего общества.

Ольга Николаевна всхлипнула.

— Следующей весной обязательно поедем в тайгу и найдём свою поляну с подснежниками. Ведь мы убедились, что хоть и попадали с этими необыкновенными и строптивыми цветами в разные переделки, они в итоге принесли нам счастье.

— Обязательно поедем! Мы — молоды и у нас с тобой есть ещё много целей и желаний. Надо успеть все их воплотить в жизнь.

Ураловы обнялись, а Алла продолжала говорить об уральской тайге с её обитателями, и, без сомнения, люди, сидящие у экранов телевизоров, радовались и гордились тем, что Господь Бог предоставил им возможность жить в таких завораживающих, волнующих душу местах.

СТАВКА НА ЖЕЛАНИЕ

1


Люди, у которых в жизни происходит что-то не так, любят говорить: от судьбы не уйдёшь, это — судьба, с судьбой не поспоришь, судьба определяется Богом, у каждого своя судьба. Однако человек на подсознательном уровне, и часто осознанно, понимает, что только он сам творец своей судьбы. А какой она будет — зависит уже от развитости ума, состояния души, условий обитания и формирования человека как личности.

Светлана Винокина, симпатичная смуглолицая длинноногая девушка, в которой кипела смесь русской и татарской кровей, чётко осознавала, что именно она сама является главным действующим лицом в создании своего неповторимого жизненного пути. Выбирая себе в девятнадцать лет первого мужа, Света, прежде всего, оценивала парня по фигуре, зубам и по быстроте ответной реакции его мужской половой принадлежности на её телодвижения и слова, а вот в душу к нему почему-то не заглядывала и в мыслях его особо не копалась. Выбрав себе отслужившего в армии парня в качестве мужа для долгой совместной жизни, как цыган выбирает коня, и в двадцать лет родив мальчика, девушка вдруг поняла, что с мужем надо нянчиться больше, чем с ребёнком. Молодая семья с уже общей фамилией Гурины поселилась в доме родителей Сашки, как те его называли. Молодая мама, согласившись жить в таких условиях, рассчитывала на некоторое облегчение своей доли. Но жизнь её усложнилась: вместо помощи девушка получала лишь глупые неуместные советы с оттенком раздражительности. У родителей на первом плане был Сашка, на втором хозяйство и работа. Поэтому до третьего плана, в котором значились она и малыш, у старших Гуриных просто не доходили руки. Семья жила в деревне средних размеров недалеко от районного центра, где главной достопримечательностью являлась сельскохозяйственная академия. Однажды по весне Света, задумавшись о своей незавидной доле, решила исполнить свою мечту, возникшую ещё в школе, стать студенткой этого учебного заведения, тем более знания и почти отличный аттестат позволяли это сделать. Согласовав в тот же день своё желание с родителями, которые жили в соседней деревне, девушка вечером, встретив с улыбкой мужа, работающего трактористом в колхозе и накормив его плотным ужином, спросила:

— Ты хочешь, чтобы наша семья была обеспечена всем необходимым для жизни?

Крепкий, коренастый парень пожал плечами и хмыкнул:

— Было бы странно услышать от меня слово «нет».

— В таком случае я поступаю в академию на заочное отделение. Твои родители должны будут на время сессий присматривать за внуком.

— Хм, — Сашка почесал за ухом, — они тебя видят в качестве заботливой жены и матери.

— Они меня превратили в рабыню. На мне дом, ребёнок, хозяйство. Я даже пару дней в месяц не могу уделить внимание своим личным проблемам и делам. Если они не согласятся, я всё равно найду выход из положения, — Света сверкнула возмущённым взглядом.

— Ты неправа. Мои родители дали нам кров.

— Ты что в этой клетушке, — девушка обвела взглядом маленькую комнату, отгороженную тонкой стеной от зала в небольшом доме, — собираешься всю жизнь отмучиться? Ты хозяин или не хозяин своей жизни?

— Пусть будет по-твоему. Завтра я с ними поговорю и постараюсь убедить в перспективности твоих планов.

— Лучше будет, если ты родителям внушишь, что именно ты хочешь, чтобы я поступила в академию, что именно от тебя исходит инициатива в этом вопросе. Тогда наш план сработает.

— Я сейчас подумал и решил тебя полностью поддержать. Ведь после окончания академии тебе, как молодому специалисту, дадут и жильё, и работу, — парень расправил широкие плечи.

— Соображаешь, — Света обняла мужа, — ты у меня настоящий хозяин в семье.

— Надо же в семье кому-то рулить, — самодовольно хрюкнул Сашка, — я завтра и к председателю колхоза схожу, чтобы дал тебе направление на учёбу. Он ко мне хорошо относится.

— А ведь это прекрасная идея. С направлением я уж точно поступлю. Ты, Сашка, у меня просто молодец!

— Завтра рано вставать. Посевная в самом разгаре, поэтому пора спать. Но перед этим с тебя кое-что причитается.

— Для тебя ничего не жалко.


2


Спустя неделю после разговора об учёбе Сашка, рано утром собираясь на работу, улыбнулся жене и произнёс:

— Я вчера заработался и забыл сказать: сегодня тебя в конторе после пятиминутки будет дожидаться председатель, чтобы обсудить вопрос о направлении в академию. С ребёнком мать побудет.

Света запрыгала от радости.

— Ты настоящий мужчина и хороший семьянин, — девушка чмокнула мужа в щёку.

На встречу с руководителем хозяйства Света Гурина надела белую кофточку с глубоким декольте, в котором просматривалась небольшая упругая грудь, и короткую чёрную юбку, которая особенно подчёркивала соблазнительную округлую выступающую часть тела и плотно сбитые стройные ноги. Их девушка украсила чёрными туфлями на высоком каблуке, доведя таким образом свой рост до метра семидесяти пяти. В таком виде Светлана, пройдясь по центральной улице деревни, залитой тёплым весенним солнцем, предстала перед председателем колхоза Липатовым Борисом Сергеевичем, молодым высоким мужчиной с грузинским профилем. Руководитель одного из лидирующих хозяйств района, увидев неожиданную жемчужину в своих владениях, развёл руками, улыбнулся и произнёс:

— Удивительно, почему наши пути до сих пор не пересекались, а шли параллельно друг другу. Я об этом начинаю сожалеть, и мне теперь даже становится жаль отпускать за пределы хозяйства такое прекрасное его достояние. Присаживайтесь и расскажите о своих планах.

Света одновременно смутилась и кокетливо улыбнулась.

— Я сбегать от вас, Борис Сергеевич, не собираюсь, поскольку выбрала заочную форму обучения. Если поступлю, будут всего лишь отлучки на сессии, — девушка села на стул и положила ногу на ногу.

От такой позы посетительницы председатель на мгновение зажмурился и сказал:

— В таком случае мы постараемся, чтобы вы поступили, а после окончания академии я с радостью предоставлю вам работу и выделю дом. В какой области хозяйства вы хотели бы работать?

— Я ещё не определилась, но склоняюсь к двум профессиям — агронома и экономиста.

— С такими данными — мужчина окинул взглядом эффектную брюнетку с короткой стрижкой густых волос и с идеальными ножками, — я бы посоветовал вам стать экономистом. Эта кабинетная универсальная профессия, необходимая на любом предприятии.

— Спасибо за совет. Очевидно, вы правы, — Света усмехнулась, — вы не поверите, но я после окончания школы одно время работала трактористом. У меня и права есть.

— Удивительно, действительно, трудно в это поверить, — Липатов улыбнулся, — но можно и проверить. Я сейчас уезжаю в поля. Там есть гусеничный трактор. Если вы его хотя бы заведёте, то я лично позабочусь о вашем поступлении.

— Я так поняла, — Света загадочно улыбнулась, — это будет моим первым экзаменом во взрослую жизнь, наполненную, как я теперь ощущаю, особыми отношениями и чувствами, в которую я хочу и готова окунуться.

— Я рад, что вы меня правильно поняли. Вас ждёт необычное, яркое будущее, — председатель поднялся с места, — вперёд, в поля на моей «Ниве».

Оказавшись на дальнем участке хозяйства, где посевные мероприятия завершились, Липатов и Гурина подошли к двум трактористам, которые готовили технику к переброске в другое место, и поздоровались. Председатель ногой, обутой в тяжёлый ботинок, попинал мощные гусеницы, посмотрел на туфли девушки, усмехнулся и произнёс:

— Кто из вас осмелится доверить своего железного коня вот этой молодой особе?

Один из парней улыбнулся.

— Пусть мою железяку сдвинет с места.

Света хихикнула.

— Всем закрыть глаза, чтобы не ослепнуть. Как видите, у меня наряд не предназначен для железных коней, но я сейчас попробую его оседлать.

Вскоре трактор, который работал на холостом ходу, плавно тронулся с места. Липатов скрестил руки перед собой и крикнул:

— Остановись, я хочу тоже прокатиться.

Когда председатель оказался в не очень комфортной кабине, трактористка резко рванула трактор вперёд, а потом столь же резко развернула его на одном месте. От такого манёвра мужчина уткнулся головой девушке в грудь и в волнении проговорил:

— Будем считать, что первую часть экзамена вы сдали на «отлично», а вторую часть я приму у вас на берегу озера в уютном охотничьем домике.

— Но у нас есть свидетели, — Гурина застенчиво улыбнулась, — они могут рассказать об экзамене мужу.

— То, что мы были здесь, никто не узнает. На этот счёт у нас действуют свои законы.

Внутри бревенчатого домика Липатов поставил на дощатый стол бутылку вина, рядом с ней положил коробку конфет, наполнил вином два стеклянных стакана и произнёс:

— Я хочу выпить за твоё красивое будущее, в котором будет море любви и страстей. Надеюсь, что и мне в нём найдётся место рядом с тобой.

— Спасибо! Я о таком будущем мечтаю. Ты в моей жизни первый настоящий мужчина, таким и останешься в дальнейшей судьбе. Увы, мой тракторист не может мне дать то, что я хочу.

— Я постараюсь удовлетворить твои желания. Ты должна использовать свою красоту в полную силу для получения всех благ от жизни, — Борис Сергеевич чокнулся с девушкой и выпил стакан до дна, — сегодня мы начнём с наслаждений в объятиях друг друга, с познания неповторимых ощущений близости, а потом подумаем и о будущем.

Света тоже выпила вина и сказала:

— Когда я шла к тебе, то уже настраивала себя на подобный экзамен, бросающий меня в объятия другой жизни. Я, очевидно, пошла в маму, которая поменяла в жизни не одного мужа. Её отношения с мужчинами складывались на моих глазах, и я в какой-то момент поняла, что сама тоже творец своей судьбы, и красивое тело дано мне небесами для этого в помощь, — девушка прильнула к мужчине, — ты женат, я замужем, но у нас появилась одна общая на двоих тайна, которая будет держать нас в любовном напряжении и ожидании всё новых и новых встреч.

Света вернулась домой в обеденное время. Свекровь встретила невестку пристальным, укоризненным взглядом. Девушка, восприняв его равнодушно, проговорила:

— Мне председатель дал направление на учёбу и показал границы колхоза.

Мать Сашки на это ничего не ответила. Света махнула рукой и пошла в свою конуру к двухлетнему малышу.


3


Тайна, поселившаяся в душе Светы, окрылила её, изменив отношение и к мужу, и к его родителям. Девушка под воздействием приливов радости и энергии стала относиться к ним с большим вниманием, проявляя доброжелательность и приветливость. Гурины, с удивлением заметив перемены в поведении невестки, обрадовались этому факту. Этот факт привёл и к другим последствиям. Сашке вдруг за добросовестный труд повысили зарплату, семье Гуриных стали выделять лучшие куски мяса от вынужденно убитых бычков и свиней. Света по-прежнему, занимаясь домом и хозяйством, выполняла работу быстро и с огоньком. К приходу свекрови, свёкра и мужа на обед дом сиял от чистоты и порядка и всегда на столе стояли вкусные блюда. Довольные Гурины, отобедав, уходили снова на работу, а молодая хозяйка, уложив спать сынишку, выбегала за огород на просёлочную дорогу, где садилась в председательскую «Ниву» и в ней предавалась скоротечной любви со вздохами и стонами. Так продолжалось до поступления бывшей трактористки в академию. Уже в первую установочную сессию на первой лекции на яркую черноволосую длинноногую студентку обратил внимание моложавый преподаватель Виталий Анатольевич Анисов, худощавый рослый мужчина с приятными чертами лица, который отдавая девушке кое-какие документы, при первом удобном случае сунул в них записку. Чуть позже Света, рассматривая бланки, обнаружила в них посторонний листок, на котором размашистым почерком было написано, «может, познакомимся поближе?» Студентка взглянула на преподавателя, улыбнулась и на тайном клочке бумаги написала «когда и где?», после чего подняла руку, встала с места и произнесла:

— Виталий Анатольевич, мне непонятна в документе одна позиция.

— Подойдите и покажите.

Девушка в короткой юбке серого цвета и в бежевой декольтированной кофточке подошла к столу и изящно опустила пальчик на записку.

— Вот этот вопрос.

Преподаватель улыбнулся и чиркнул:


«В 7 часов вечера возле вашего общежития за трансформаторной будкой».


После чего Виталий Анатольевич произнёс:

— Извините, Светлана, действительно, бланк плохо отпечатан. Завтра я принесу новый.

— Спасибо!

Заочница Гурина вместе с ещё двумя девушками, заселившись в комнату общежития на время сессии, в семь часов вечера вышла на место свидания в небольшой сквер. Анисов был уже там. Мужчина улыбнулся и сказал:

— За автобусной остановкой мой белый «Москвич». Он открыт. Садись в него, я подойду позже.

— Захватывающее, волнительное начало, — усмехнулась Света и поспешила к следующему пункту свидания.

А потом, чтобы не терять времени, преподаватель и студентка отъехали на пару километров от черты города, свернули на просёлочную дорогу и остановились. Через некоторое время машина снова ожила, покачиваясь из стороны в сторону. Так у Светы появилась ещё одна тайна.

Во время третьей тайной встречи после удовлетворения желаний в машине заочница оценивающе посмотрела на любовника и произнесла:

— Не хочу возвращаться в деревню. Там для меня тоска и невыносимые условия проживания в одном маленьком доме с родителями мужа, которые постоянно косо на меня смотрят. Там я тлею. Теперь я поняла, что среди мужчин существуют волшебники, которые могут возбудить в женщинах вулканическую страсть. Ты, Виталий, и есть такой волшебник. Я без ума от тебя. После твоих нежных, грубых, бесстыдных ласк мне неприятно думать о своём трактористе, пропахшем соляркой и ограниченном в сексуальных, да и других, фантазиях. Его однообразное пыхтение сверху мне становится противным.

— Я тебя понимаю. Ты достойна совершенно другой жизни, — мужчина средних лет задумался, а потом продолжил, — тебе здесь надо подыскать работу. В академии часто освобождаются места ассистентов лаборантов. Будем ловить момент. Работа даст тебе возможность получить отдельную комнату в общежитии с удобствами и определить ребёнка в садик. Это для начала. Главное зацепиться.

— Зацепи меня. Я уже почувствовала, что ты настоящий мужчина, — Света положила голову между ног Виктора, — я хочу попробовать его…

Мужчина сжал ладонями голову студентки и откинулся на сиденье.

Гурина быстро освоилась в академии, демонстрируя везде свою великолепную фигуру, особенно нижнюю её часть. И ей не обязательно было иметь богатый гардероб. Девушка довольствовалась парой коротких юбок, парой кофточек, одним коротким платьем, двумя парами босоножек, одной парой туфель на высоком каблуке и одним пальто синего цвета. Света, сначала испытывая в связи с этим некий дискомфорт, скоро поняла, что дело не в разнообразных красивых нарядах, а совершенно в другом: парней и мужчин больше интересуют её точёные ноги и кое-что ещё.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 669