электронная
36
печатная A5
267
18+
Из пепла

Бесплатный фрагмент - Из пепла

Самый большой недостаток разума – это его безумие

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-5224-7
электронная
от 36
печатная A5
от 267

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ПОСМЕРТНО

Гори, гори!.. И вдруг, однажды,

Никто сюда уж не войдёт.

Ещё, быть может, стрелка дважды

Свой путь неспешный обойдёт

И остановиться пружина.

И комнату накроет тень.

Цветёт повсюду паутина,

Напоминая твою лень.

Шаги умолкнут, пыль осядет.

Свернутся письма на столе:

За этот стол никто не сядет,

Никто не скажет: «Жить сто лет!»

И только стены будут немо

Хранить твой быт… Поэт ушёл,

Остыл его горящий демон,

Который был и добр, и зол.

Пройдут года. Вдруг, ранним утром

В окошке мутном тень мелькнёт —

Там кто-то трепетно и мудро

Рукой дрожащей лист возьмёт:

Ещё не все расплылись строки,

Бумаги шелест ещё цел.

И вот, отбросив сплетни-склоки,

Мудрец тебя, поэт, узрел!

И поздней ночью у камина,

Под бликом свечек и вина,

Другие станут с умной миной

Шептать: «Унылая страна,

Ты породила эту душу —

И гений вырос пред тобой!»

И будут слушать чьи-то уши

О том, как вещею судьбой

Поэт ведом когда-то был…

Но ты тогда работал тихо:

Таскал мешки с мукой и пил.

Лишь вечером, устав от лиха,

Ты музу зрел в девичьих лицах,

Марал листы… И жизнь ушла.

Судьба осталась на страницах,

С судьбою смерть тебя свела.

Кем был ты? Просто работягой,

В котором ютился поэт.

Случайно выжила бумага

И все увидели твой бред.

***

Уж век начался новый, двадцать первый.

И разум наш всё больше познаёт!

Но Истина нам даст урок суровый:

Поднялся тот, кто больно упадёт!

ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ

Закатилось солнце за декабрь,

Снежным холодом окутана земля.

Где-то по судьбе плывёт корабль —

Судно жизни завтрашнего дня.

Не горят огни в пустых каютах,

Инеем покрыт на мостике штурвал.

И хотя под килем девять футов,

Капитан давно уже сбежал.

Он не вынес тихий шёпот штиля,

И девятый вал ему не мил.

Был один он в этих водных милях,

А причалить не было уж сил.

Были маяки пустой приманкой,

И в порту его никто не ждал.

На пути консервной ржавой банкой

Были корабли, что он встречал.

Не было команды, пассажиров,

Только чайки вилися кругом.

Он один в холодном этом мире

Забывался часто вещим сном.

Снилися ему иные земли,

Пятна белые на атласе судьбы;

Сердце, что его любови внемлет,

И глаза, зовущие в рабы.

Просыпался он во время шторма

(Когда звёзд на небе не видать),

Поправлял помявшуюся форму,

Продолжал неведомого ждать.

Но однажды огрубело сердце,

Канули надежды в океан.

И по водной глади через дверцу

Судно покидает капитан.

Многие года пустое судно

Бороздит превратности судьбы.

Капитаном быть совсем не трудно,

Трудно все аварии забыть.

***

Нашей жизнью Время крутит,

Оно, играя, далеко зашло:

Всё, что прошло — ещё раз будет,

И всё, что будет, то прошло.

ВАВИЛОН

Спи, город, спи спокойно,

Ты всё равно глухой слепец:

Каждый второй — уже покойник,

Один из тысячи — мудрец.

Спи, город. Всадник мчится

Над обездоленными тобой.

Совсем уж скоро всё случится —

Твой обитатель сгинет Злой!

Ещё целуешь знак кровавый,

Ещё антихрист — твой пророк!

Спи, городище ложной славы,

Уже записан твой порок!

Уже на небе реют флаги

Знамений резких перемен,

Уже горят твои бумаги

И книги гибнущих систем!

Уже, склонившись над постелью,

В твой спящий лик взирает кат.

Спи, городище в своей келье,

Проспи свой собственный закат!

Ещё горят везде экраны

Твоих бесчисленных окон,

Ещё гноятся в людях раны,

Просящих хлеба у икон.

Ты спишь и видишь сон о мире,

А твоё тело в гроб кладут.

Проснёшься ты в свое могиле —

И так исполнен будет Суд!

Спи же город, спи спокойно,

Ты всё равно глухой слепец!

Тебе не будет больше больно,

Безумию пришёл конец!

РОБОТЫ

Кувалда, лом, кирпич, кайло —

Жильё, одежда, пропитанье.

В простой круговорот свело

Живых великое созданье!

И пот, и зло, и боль, и смех:

Рабочий день рабочих судеб.

С утра похмелье, как на грех,

И сон, что будущее будет.

Но дни сменяются друг другом,

Кувалда знает крепость рук.

Всё замыкается по кругу,

Смиряет пыл сердечный стук.

И вдруг, однажды, в выходные,

Глядя в себя, постигнешь суть:

Надежды и мечты шальные

Не сбудутся когда-нибудь!

И вновь к станку, или на стройку,

И там забыть о мире грёз…

А завтра: старость, боль и койка,

И память, мокрая от слёз.

И перед смертью взгляд усталый

Увидит ржавый молоток,

На стройках свежие развалы:

Всей жизни трудовой итог.

***

Давай посмотрим новое кино,

Закрыв глаза и двери на замок.

Я лунным светом занавешаю окно,

И ночь войдёт в наш пламенный чертог.

Давай уснём, пока охота жить,

Давай откроем тайны и пороги.

Отблеск вина нам предлагает пить,

Зовёт забыться и забыть дороги.

Давай посмотрим новое кино.

Ты так прекрасна в этот лунный вечер!

Я так наивен, падая на дно.

Он так бессилен — за окошком ветер.

Давай мы вспомним райский уголок,

Когда бродили там Адам и Ева.

Трава коснётся наших босых ног,

А плоть познает плот запретна древа.

Давай посмотрим новое кино

О том, как жили вирусы на звёздах,

О том, как сделать из воды вино,

О том, как жить на самом деле просто.

***

Не каждый гений — умный, правый,

Не каждый Истину гласит,

Не каждому плевать на славу…

Но в каждом — идеал горит!

И люди видят это Знамя,

И люди скажут: «Не сравним!»

Но гений сам не видит пламя —

Его идеал сокрыт пред ним.

Не каждый гений учит здраво,

Но в каждый учится всегда!

Своим шедеврам — реже: «Браво!»

Им чаще скажешь: «Ерунда!»

Но в глубине души поэта

Всё ж остаётся гордый блик,

Ведь гений виден по сюжету

В огне костра сгоревших книг!

***

Темнеет. Лето прячет краски.

Включаю свет, сажусь за стол.

Жестокий мир снимает маски

(Передо мной он дик и зол).

И снова вижу в слове — семя,

Но рассказать, — не знаю слов…

Пробьют часы ночное время —

Начнётся таинство стихов.

Прольёт дождём корявый почерк

И снимет с глаз завесы сна.

И серый воск зажжётся ночью

И капнет мне в бокал вина…

Откуда это — рифмы-строки?

Из-под сознанья, из оков?..

В несчастном мире все итоги

Подводит таинство стихов.

***

Последний патрон — для себя —

И сон о загубленных душах…

Он понял, что нет сентября

В осенних отравленных душах!

Он понял, что нет красоты

В разрушенном городе масок!..

Как врали цветные мечты,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 267