электронная
100
печатная A5
282
16+
Из истории немцев Оренбуржья

Бесплатный фрагмент - Из истории немцев Оренбуржья

Сборник статей


Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-0170-3
электронная
от 100
печатная A5
от 282

Современные научные данные свидетельствуют, но индоевропейцы, а, значит, и предки немцев (германская языковая группа), сформировались в качестве единой индоевропейской языковой группы в районе каспийских степей.

«Сегодня лингвисты и истории говорят о двух наиболее общепринятых гипотезах происхождения индоевропейской языковой семьи — «анатолийской» и «каспийской». Согласно первой из них, общий предок индоевропейских языков возник на территории современной Турции, в Анатолии, тогда как вторая переносит родину этой языковой семьи в прикаспийские степи, где жили представители так называемой «ямной культуры», племена кочевников-скотоводов.

Последние генетические исследования, проведенные в том числе и на территории России, показывают, что каспийская гипотеза ближе к истине, чем ее турецкий «конкурент». Сравнения ДНК древних людей показывают, что жители степей Причерноморья и Каспия быстро заместили собой коренных обитателей Центральной и Северной Европы примерно 7—5 тысяч лет назад, основав так называемую «культуру боевых топоров», представители которой считаются сегодня первыми настоящими европейцами», РИА Новости https://ria.ru/science/20180510/1520297454.html

Масштабный генетический анализ останков древних людей позволил генетикам доказать, что первые индоевропейцы действительно жили на территории прикаспийских степей, а не Турции, и были представителями так называемой ямной культуры юга России и Украины, говорится в статье, опубликованной в журнале Nature. Сегодня лингвисты и историки говорят о двух наиболее общепринятых гипотезах происхождения индоевропейской языковой семьи — «анатолийской» и «каспийской». Согласно первой из них, общий предок индоевропейских языков возник на территории современной Турции, в Анатолии, тогда как вторая переносит родину этой языковой семьи в прикаспийские степи.

В последние годы ученые пытаются доказать их не только при помощи лингвистических методов, но и при помощи приемов из естественных наук. К примеру, в августе 2012 года в журнале Science было опубликовано исследование, в котором истинность анатолийской гипотезы доказывалась при помощи методов биологии, а в феврале 2015 году генетики заявили об обратном. Еще одна группа генетиков под руководством Эске Виллерслева (Eske Willerslev) из университета Копенгагена (Дания) представила дополнительные доказательства в пользу «каспийской» теории, «воскресив» и изучив геномы свыше ста древних индоевропейцев, живших на территории разных уголков Евразии свыше шести тысяч лет назад, в Бронзовом веке, и в более современные эпохи.

Как показало это сравнение, представители первых индоевропейских племен Центральной и Восточной Европы, которые принадлежали к так называемой культуре боевых топоров, были ближе всего в генетическом плане не к анатолийцам, а к так называемой ямной культуре.

Представители этой культуры, рассказывают Виллерслев и его коллеги, жили на территории степей Ставрополья, Казахстана, Южного Урала и Украины, и они достаточно давно считаются прародителями индоевропейцев сторонниками «каспийской» теории.

В пользу этого, помимо родства этих культур, говорит и то, что «ямная культура « была генетически связана с так называемой афанасьевской культурой, чьи представители населяли Алтай и Южную Сибирь в Бронзовом веке, когда шло расселение индоевропейцев по континенту.

Эта генетическая связь, как объясняют ученые, позволяет объяснить недавно открытый генетический парадокс, указывающий на то, что индейцы Америки генетически связаны с современными европейцами, деля с ними около 20% генов, и не похожи на современных жителей Чукотки и Сибири.

Представители «ямной культуры», как показал более глубокий генетический анализ, привнесли ряд новых черт, которые были большой редкостью для жителей Европы до пришествия индоевропейцев. По словам Виллерслева и его коллег, они добавили в общеевразийский генетический фонд ген, связанный со светлым цветом кожи, карими глазами, и те участки ДНК, которые отвечают за способность переносить лактозу в молоке во взрослые годы жизни.

Это было большой неожиданностью для ученых, так как до сих пор генетики и антропологи считали, что человечество научилось пить молоко достаточно давно, 13—11 тысяч лет назад, когда люди перешли от охоты и собирательства к земледелию. Получается, что молочное скотоводство пришло в Европу и Азию не вместе с мирными ближневосточными земледельцами, а вместе с воинственными кочевниками-скотоводами из Прикаспия, заключают ученые. РИА Новости https://ria.ru/science/20150611/1069307224.htm

Известный палеогенетик Йоханнес Краузе рассказал РИА «Новости» о том, почему ученые сегодня считают степи Прикаспия родиной народов Европы, поделился мыслями о причинах почти полного вымирания Европы в конце ледникового периода, а также порассуждал о перспективе «воскрешения» средневековой чумы.

Йоханнес Краузе, палеогенетик из Института истории человека в Йене (Германия) — один из самых известных «некромантов» современности, которому удалось за последние несколько лет восстановить и изучить геномы средневековых возбудителей чумы и проказы, раскрыть тайны миграций и вымирания первых жителей Земли. Кроме того, он обнаружил, что в конце ледникового периода фактически вся Европа вымерла и была заново заселена «северными евразийцами», поселенцами с юга России… Подробнее: РИА Новости https://ria.ru/science/20161010/1478879795.html

Газета «Южный Урал», (Оренбург), №250, 17 декабря 1991 года. Страницы истории НЕМЦЫ НА УРАЛЕ Немцев хорошо знали на Руси с древних времен. И, прежде всего потому, что германские и славянские племена жили по соседству. Но не только поэтому, причины были и в другом. Это и противоборство между немецкими рыцарями и русскими князьями, подтверждением которого является знаменитая битва на Чудском озере в 1242 году, участием немцев в устройстве Российского государства во времена Петра III, Екатерины II, Бирона и т. д. И хотя наше отношение к этим историческим личностям было не всегда однозначным, однако они оставили в истории России заметный след. В XVIII веке правительство России принимает Указ о разрешении немецких поселений на территории Российского государства. Но должен оговориться, что в русских городах иноземцы, в том числе немцы, селились еще и XVI — XVII веках. Но под немцами в то время понимались не только лица немецкой национальности, но и голландцы, австрийцы, швейцарцы, фризы. В XVIII — начале XX исков немецкие колонии появляются на пустующих землях в районе реки Волги, на Украине, Урале Огромные земельные наделы, богатейшие природные ресурсы привлекали сюда переселенцев. Коренное же население калмыки, башкиры, русские, чуваши, татары и другие дружелюбно встречали новопришельцев, не препятствуя немецким поселениям селиться здесь. Тем более что многие здешние народы вели кочевой или полукочевой образ жизни. С конца XIX — начала XX веков появляются немецкие поселения и на территории Оренбургской губернии. Главным местом сосредоточения колонистов стал Оренбургский уезд, где существовало 44 хутора. В остальных уездах их было меньше: Орский уезд — 2. Троицкий — 1. Чуть больше в Челябинском уезде. Время точного основания немецких колоний — 1892—1901 годы. За это десятилетие на Урал и в Оренбургскую губернию переселилось несколько тысяч человек. Документы, подтверждающие эти цифры, находятся в Оренбургском государственном архиве. Один из них принадлежал канцелярии Оренбургского губернатора. Он называется «Дело о немецких колониях, находящихся в Оренбургской губернии» (1902—1904). В нем приводится депеша товарища министра внутренних дел, то есть замминистра, направленная Оренбургскому губернатору Я.Ф.Барабашу: «Отношением от 2 сентября сего года Военное Министерство уведомило Министерство внутренних дел о том, что Его императорское Высочество командующий войсками Московского военного округа во всеподданнейшем отчете за 1901 год изволил, между прочим, объяснить нижеследующее: «Немецкие колонисты, назначенные в части войск вверенного мне округа, отличаются, полным незнакомством с русским языком и очень тихо усваивают его на службе. Это вредно отзывается на подготовке их, как молодых солдат, затрудняя первоначальное обучение. Черемисы более знают русский язык, чем немецкие колонисты. Было бы весьма желательно, чтобы местная администрация обратила внимание на изучение русского языка в немецких колониях, из которых многие существуют в России более ста лет, и, тем не менее, колонисты не желают освоиться с языком нашей родины, которая, оказала им такое широкое гостеприимство. …Свидетельствуя о ненормальном отношении населения немецких колоний к изучению русского языка, долгом считаю покорнейше просить Ваше Превосходительство, в случае, если подобные явления находят себе место в пределах вверенной Вам, Милостивый Государь, губернии безотлагательно принять все зависящие, меры к устранению их на будущее время…» По этому документу видно, что Оренбургский губернатор получил задание провести специальное расследование и выяснить, сколько и где расположено немецких колоний, их наименование и время основания, и знают ли переселенцы русский язык? Согласно сведениям общая численность немецкого населения Оренбургской губернии по начальным цифрам — 4434 человека (Оренбургский уезд) и 4962 всего. За несколько лет немецкое население увеличилось на 2464 человека и к 1903 году составило уже 7426. Крупными селениями становятся Старая старица, Кичкас, N 6, Николаевка, Степановская, Карагуйская, где население перевалило более чем за четыре сотни. В Оренбургском уезде наибольшее количество немецких поселений находилось в Кыпчакской волости. Число колоний здесь равно 14. Имелось 5 поселений близ поселка Донгузское, у поселка Красноярское — 6. Число жителей большинства хуторов не превышало несколько десятков человек, почти все немцы были знакомы с русским языком, могли изъясняться, некоторые писали и читали. В мае 1903 года Оренбургский губернатор обращается с письмом к директору народных училищ с просьбой: «Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство уведомить меня, какое последовало со стороны Министерства Народного Просвещения распоряжение по настоящему делу, вследствие сообщения Министерства Внутренних Дел и какие Вами приняты или предложены к осуществлению меры по распространению русского языка в немецких колониях». Недостаточное распространение русского языка объяснялось многими причинам: нехватка учителей, школ и необходимых учебных пособий, удаленность отдельных немецких хуторов. В чем же причины немецких переселений в оренбургские степи, в конце XIX — начале XX веков? В XIX веке в России постепенно развиваются предпринимательские хозяйства, основанные на использовании наемного труда и продающие свой товар на рынке. Первые из них стали появляться, прежде всего, в тех районах, где не было помещичьего землевладения или оно развивалось слабо. Свободные и плодородные земельные угодья привлекали переселенцев. И не только немцев. На Урале немецкое население по сравнению с другими национальностями составляло небольшой процент. И лишь ко времени первой мировой войны численность немецких колонистов возросла до 8,5 тыс. человек. Откуда переселились немцы на территорию Оренбуржья? Сведения об этом и о численности немецкого населения в годы первой мировой войны даны в петроградских газетах «Голос Руси» за 29 декабря 1915 года и «Свет» за 4 января 1916. «Все немецкие колонисты, проживающие в Оренбургской губернии являются выходцами из губерний Екатеринославской, Саратовской и Таврической. В Оренбургской губернии их около 8,5 тысячи человек. Причем они владеют более 73000 десятин земли на праве собственности и арендуют, кроме того, еще — 13000 десятин, что на каждую душу составляет в среднем более 10 десятин. Обучают свою молодежь исключительно в немецких школах под руководством немецких учителей, где преподавание ведется преимущественно на немецком языке, и особое предпочтение отдается изучению Германской империи, ее порядков и обычаев». Со времен первой мировой войны начинаются репрессии против немецких переселенцев: выселение, аресты к задержанию подозрительных людей немецкой национальности, ограничение в экономической и политической деятельности. Кроме того, по законам военного времени в Оренбурге, других городах губернии, оказалась значительная часть немецкого, австрийского населения, выселявшегося российским правительством из населенных пунктов и городов западных губерний России, где шли ожесточенные бои между русскими и германо-австрийскими войсками. Оренбургский губернатор был обязан проверить многочисленные запросы о политической благонадежности отдельных лиц, которые даже в это смутное время хотели принять российское подданство. Немецкое население придерживалось протестантского вероисповедания. Это в основном баптизм. Население стремится сохранить национальные обычаи, культуру, язык. Основное занятие — сельское хозяйство. Но одновременно немцы охотно занимались и ремесленным производством: изготовляли различные раскрашенные и резные предметы, гончарные изделия, увлекались художественной обработкой металлов, ткачеством и вышивкой. Сохраняются своеобразие и национальные черты в планировке хуторов, жилых и хозяйственных помещений, дорог. Например, для немецких жилищ характерны так называемый саксонский дом, где вместе под одной крышей находятся различные жилые и хозяйственные помещения. Последующие десятилетия советского периода жизни резко отразились на жизни немецкого населения, как и всей страны в целом: были репрессии, раскулачивание. Многие немецкие жители на Урале были арестованы, выселены, оказались в Сибири, на Алтае, в Северном Казахстане. Часть населения перебралась в города Оренбург, Орск, Челябинск, Пермь. Появились даже в некоторых городах целые районы, населенные немцами.

Из книги Тихомиров А. Е., Райзих Л. Л., Оренбургские немцы, LAP LAMBERT Academic Publishing (LAP LAMBERT Academic Publishing is a trademark of: AV Akademikerverlag GmbH& Co. KG), Саарбрюккен, Германия, 2013, с. 13—19:

«Появление первых немецких поселений в Оренбуржье

Оренбургские немцы внесли огромный вклад в развитие региона, как и в экономико-социальную, так и в духовно-культурную сферы. Исторические данные свидетельствуют, что за более чем столетний срок пребывания немцы способствовали разностороннему развитию оренбургского края.

Еще в начале XIX века на оренбургской земле попытались расселиться иностранные колонисты, но попытки заселения из-за отдаленности от обжитых мест, суровости климата, больших издержках не состоялись. Об этом свидетельствуют документы.

№1 Письмо ОРЕНБУРГСКОГО

ПОМЕЩИКА Н. И. ТИМАШЕВА ВОЕННОМУ ГУБЕРНАТОРУ

П. К. ЭССЕНУ о ПЕРЕСЕЛЕНИИ

ИНОСТРАННЫХ КОЛОНИСТОВ НА ПОМЕЩИЧЬИ ЗЕМЛИ

29 ноября 1817г.

Милостивый государь

Петр Кириллович.

Вашему Превосходительству угодно было удостоить меня письмом вашим от 13 ноября под №2428 с приложением от господина министра внутренних дел циркулярного экземпляра касательно поселения иностранных колонистов на помещичьих землях, на которое имею честь донести следующим.

Земли мои хотя и довольно обширны, но состоят по большей части из степи, удобной только для скотоводства, а близлежащие к лесам все почти заселены, да есть ли и нашлось столько удобной, чтоб поселить семей десять или пятнадцать колонистов, то и тут нахожу я как для меня, так и для их превеликие неудобности. 1-е. Отдаленность в переселении и путевые издержки, которые бы я на свой счет не принял. 2-е. Суровость здешнего климата, который хотя бы они и перенесли, но продолжающаяся восемь месяцев зима и остающееся четырехмесячное время на все полевые работы, как то на пашни, на посев ярового, для заготовления под паровое, сенокос, засеяние и запахивание под озимое, и, наконец, уборка ржаного парового хлеба, из коих последний часто бывает на корню покрыт снегом, вдобавок к тому строение или поправка оного; вся вышесказанная работа должна быть совершена в четыре месяца. Если они не успеют, то лишаются трудов своих, ибо часто здесь случается, как то и сего года, что снег покрывает землю с 1-го октября, а морозы начинаются с 20-го августа и губят яровой хлеб, что случилось не только в прежнем, но прошлом и нынешнем году. Я доношу Вашему Превосходительству о землях своих, лежащих под хребтом Уральских гор и подверженных холоду больше, нежели в других уездах здешней губернии. 3-е. Превеликая неудобность, а к тому же и дороговизна в приготовлении строения для переселяющихся, и неизвестность, по какому образцу сие строение делать, а есть либо и доставлен был образец, то строение стоило бы дорого, ибо одна наша крестьянская изба построением и отделкою, есть ли из соснового леса, которого в моих дачах нет, и покрыта тесом, стоит около трехсот рублей, а для колонистов неминуемо надобно иметь два, как привыкшим жить чисто и хорошо, что же будут стоить конюшни для коней, коров и для скотины, я полагаю по самой меньшей цене будут стоить более тысячи рублей, да и не успеешь для 10-ти или 15-ти семей построить в целое лето, ибо я должен строить своими крестьянами, у коих и своей и моей работы много 4-е. Огородные овощи, до коих иностранцы, как известно, большие охотники, да и действительно подспоряют они много в пище, кроме простой капусты во многих деревнях не родится, не от чего другого, как от поздних весною, а от ранних осенью морозов. По сим вышепрописанным неудобствам, которые бы поселенцам и мне были убыточны, не могу я объявить Вашему Превосходительству желания о переселении на моих землях иностранцев.

С глубочайшим высокопочитанием и совершенною преданностью имею честь назваться.

Николай Тимашев ГАОО. Ф. 6. Оп. 3. Д. 5938. Л. 8—9. Подлинник.

№10 ПРЕДСТАВЛЕНИЕ УПРАВЛЯЮЩЕГО ИЛЕЦКИМ Соляным ПРАВЛЕНИЕМ СТРУКОВА ОРЕНБУРГСКОМУ ВОЕННОМУ ГУБЕРНАТОРУ П. К. ЭССЕНУ о ВОЗВРАЩЕНИИ

НЕМЕЦКИХ КОЛОНИСТОВ НА ПРЕЖНЕЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА

4 ноября 1825 г.

По настоятельной просьбе колонистов, только которые должны были водвориться на землях Илецкого соляного промысла, чтобы дозволить им перезимовать в г. Оренбурге и в селениях в окружности оного, как о том изъясняю я в представления моем Вашему Высокопревосходительству, собственноручно получено на то дозволение Ваше позволил им; предписав форштегеру, чтоб он доставил много ведомств, кто где из семейств оных изыщет способы к перезимовке, и чтоб наблюдал, дабы никто из них не смог отлучиться на прежнее свое жительство. После чего, не получая долго никакого сведения от него, форштегера, через нарочно посланного узнал, что нигде в окружности Оренбурга нет оных колонистов и один оставшийся от них в Оренбурге, бывший их поверенный Себастьян объявил, что они все уехали на прежнее свое жительство. О чем и поставляю нужным сим донести Вашему Высокопревосходительству и с тем вместе представляю господину Управляющему Министерством внутренних дел и господину Министру финансов, извещаю и Саратовскую Контору опекунства иностранных поселенцев.

ГАОО. Ф. 6. Оп. 3. Д. 7486. Л. 115. Подлинник

№11 ПРЕДСТАВЛЕНИЕ УПРАВЛЯЮЩЕГО ИЛЕЦКИМ Соляным ПРАВЛЕНИЕМ СТРУКОВА ОРЕНБУРГСКОМУ ВОЕННОМУ ГУБЕРНАТОРУ П. К. ЭССЕНУ о ВОЗВРАЩЕНИИ САРАТОВСКИХ КОЛОНИСТОВ ИЗ ОРЕНБУРГСКОЙ ГУБЕРНИИ НА ПРЕЖНЕЕ МЕСТО ЖИТЕЛЬСТВА

15 июня 1826 г.

Илецкое Соляное Правление получило от Департамента горных и соляных дел список с выписки из журнала Комитета господ Министров 3 апреля 1826 года, которым определено: саратовских колонистов, которые, придя к заселению на землях Илецкого соляного промысла, самовольно обратились в прежние свои жилища, причислить по-прежнему к Саратовским колониям; с предоставлением другим желающим поселиться на оных землях.

Илецкое Соляное Правление извещает о том Оренбургское губернское правление и Оренбургскую Казенную Палату; я же поставляю долгом моим представить Вашему Высокопревосходительству список с оной выписки из журнала Комитета господ Министров.

Выписка из Журнала Комитета Министров 3 апреля 1826 года.

Слушана записка управляющего Министерством внутренних дел от 29 марта за №290 (по Департ. госуд. хоз. и публич. зданий), внесенная в журнал Комитета под №577 о колонистах, переселявшихся из Саратовских колоний в Оренбургскую губернию на земли Илецкого соляного промысла.

Комитет, соглашаясь с заключением Управляющего Министерством внутренних дел и Министра финансов, положил: Саратовских колонистов, самовольно оставивших свои жилища и опять возвратившихся в оныя, не принуждать к переселению на земли Илецкого соляного промысла и причислить по-прежнему к Саратовским колониям; селиться же там предоставить другим желающим; что касается до взыскания с возвратившихся колонистов следующих от них податей и разных повинностей, то Комитет, усматривая, что они подверглись расстройству по собственной своей неосмотрительности и своевольству, не находит уважительных причин к оказанию им в том какого-либо снисхождения и потому полагает взыскать с них подати не со дня возвращения их в колонии, а за все время без исключения, о чем и довести до Высочайшего сведения, что и исполнено.

Подписал:

Управляющий делами Гежелинский

С подлинным сверял

столоначальник К. Лубяновский

и помощник столоначальника Разнатовский

ГАОО. Ф. 6. Ол. 3. Д 7486. Л. 127—129. Подлинник [24].

С конца XIX — начала XX веков появляются немецкие поселения и на территории Оренбургской губернии. Главным местом сосредоточения колонистов стал Оренбургский уезд, где существовало 44 хутора. В остальных уездах их было меньше: Орский уезд — 2. Троицкий — 1. Чуть больше в Челябинском уезде, входившем тогда в состав Оренбургской губернии,

Годы основания немецких колоний — 1892—1901. За это десятилетие на Урал и в Оренбургскую губернию переселилось несколько тысяч человек.

Документы, подтверждающие эти цифры, находятся в Оренбургском государственном архиве. Один из них принадлежал канцелярии Оренбургского губернатора. Он называется «Дело о немецких колониях, находящихся в Оренбургской губернии» (1902—1904). В нем приводится депеша товарища министра внутренних дел, то есть замминистра, направленная Оренбургскому губернатору Я.Ф.Барабашу:

«Отношением от 2 сентября сего года Военное Министерство уведомило Министерство внутренних дел о том, что Его императорское Высочество командующий войсками Московского военного округа во всеподданнейшем отчете за 1901 год изволил, между прочим, объяснить нижеследующее: «Немецкие колонисты, назначенные в части войск вверенного мне округа, отличаются, полным незнакомством с русским языком и очень тихо усваивают его на службе. Это вредно отзывается на подготовке их, как молодых солдат, затрудняя первоначальное обучение. Черемисы более знают русский язык, чем немецкие колонисты. Было бы весьма желательно, чтобы местная администрация обратила внимание на изучение русского языка в немецких колониях, из которых многие существуют в России более ста лет, и, тем не менее, колонисты не желают освоиться с языком нашей родины, которая, оказала им такое широкое гостеприимство.

…Свидетельствуя о ненормальном отношении населения немецких колоний к изучению русского языка, долгом считаю покорнейше просить Ваше Превосходительство, в случае, если подобные явления находят себе место в пределах вверенной Вам, Милостивый Государь, губернии безотлагательно принять все зависящие меры к устранению их на будущее время».

По этому документу видно, что Оренбургский губернатор получил задание провести специальное расследование и выяснить, сколько и где расположено немецких колоний, их наименование и время основания, и знают ли переселенцы русский язык?

Согласно сведениям общая численность немецкого населения Оренбургской губернии по начальным цифрам — 4434 человека (Оренбургский уезд) и 4962 всего. За несколько лет немецкое население увеличилось на 2464 человека и к 1903 году составило уже 7426. Крупными селениями становятся Старая старица, Кичкас, №6, Николаевка, Степановская, Карагуйская, где население перевалило более чем за четыре сотни.

В Оренбургском уезде наибольшее количество немецких поселений находилось в Кыпчакской волости. Число колоний здесь равно 14, Имелось 5 поселений близ поселка Донгузское, у поселка Красноярское — 6.

Число жителей большинства хуторов не превышало несколько десятков человек, почти все немцы были знакомы с русским языком, могли изъясняться, некоторые писали и читали.

В мае 1903 года Оренбургский губернатор обращается с письмом к Директору народных училищ с просьбой: «Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство уведомить меня, какое последовало со стороны Министерства Народного Просвещения распоряжение по настоящему делу, вследствие сообщения Министерства Внутренних Дел и какие Вами приняты или предложены к осуществлению меры по распространению русского языка в немецких колониях».

Недостаточное распространение русского языка объяснялось многими причинам: нехватка учителей, школ и необходимых учебных пособий, удаленность отдельных немецких хуторов.

В чем же причины немецких переселений в оренбургские степи, в конце XIX — начале XX веков? В XIX веке в России постепенно развиваются предпринимательские хозяйства, основанные на использовании наемного труда и продающие свой товар на рынке. Первые из них стали появляться, прежде всего, в тех районах, где не было помещичьего землевладения или оно развивалось слабо. Свободные и плодородные земельные угодья привлекали переселенцев. И не только немцев. На Урале немецкое население по сравнению с другими национальностями составляло небольшой процент. И лишь ко времени первой мировой войны численность немецких колонистов возросла до 8,5 тыс. человек.

Откуда переселились немцы на территорию Оренбуржья? Сведения об этом и о численности немецкого населения в годы первой мировой войны даны в петроградских газетах «Голос Руси» за 29 декабря 1915 года и «Свет» за 4 января 1916.

«Все немецкие колонисты, проживающие в Оренбургской губернии являются выходцами из губерний Екатеринославской, Саратовской и Таврической. В Оренбургской губернии их около 8.5 тысячи человек. Причем они владеют более 73000 десятин земли на праве собственности и арендуют, кроме того, еще — 13000 десятин, что на каждую душу составляет в среднем бол'ее 10 десятин. Обучают свою молодежь исключительно в немецких школах под руководством немецких учителей, где преподавание ведется преимущественно на немецком языке, и особое предпочтение отдается изучению Германской империи, ее порядков и обычаев».

Со времен первой мировой войны начинаются репрессии против немецких переселенцев: выселение, аресты к задержанию подозрительных людей немецкой национальности, ограничение в экономической и политической деятельности. Кроме того, по законам военного времени в Оренбурге, других городах губернии, оказалась значительная часть немецкого, австрийского населения, выселявшегося российским правительством из населенных пунктов и городов западных губерний России, где шли ожесточенные бои между русскими и германо-австрийскими войсками. Оренбургский губернатор был обязан проверить многочисленные запросы о политической благонадежности отдельных лиц, которые даже в это смутное время хотели принять российское подданство.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 282