электронная
180
печатная A5
332
16+
Из-за чего шумиха, или Кто над нами подшучивает?

Бесплатный фрагмент - Из-за чего шумиха, или Кто над нами подшучивает?

Объем:
128 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-0550-4
электронная
от 180
печатная A5
от 332

Эта смешная и глупая история из деревенской жизни, полностью придумана мной, но кое-что в ней, правда. И я хочу рассказать, как однажды в тихой спокойной деревушке разразился страшный скандал, который разделил жителей деревни на два враждующих лагеря. А начиналось всё, вот так просто, с печальной находки в лесу.


1

В один из тёплых летних дней из таёжных зарослей выходит на поляну человек. Это Егерь. На вид лет пятьдесят. Человек спокойный. Он случайно замечает в траве какой-то комочек. Комочек барахтается и рычит. Егерь осторожно к нему приближается и присматривается.

— Это ещё что такое? — говорит он.

Перед ним лежит маленький медвежонок. Егерь с опаской озирается по сторонам, потом наклоняется и берёт медвежонка на руки. Медвежонок угрожающе начинает рычать. Егерь его осторожно треплет за холку, а сам внимательно осматривает местность. Он прекрасно понимает, что если вдруг сейчас выскочит мать этого малыша или нянька, то ему придётся без оглядки убегать из тайги. А, он уже не молодой, чтоб соревноваться в беге с медведями.

— Но тихо, тихо! — в полголоса проговорил Егерь, — А, где наша мама? Почему мы одни? Странно?! Неужели маму убили браконьеры?

Медвежонок смотрит Егерю в глаза и жалобно рычит.

— Нет, не верю я тебе?! Не могла она отлучиться в туалет и оставить тебя без присмотра. Ну, ладно, пойдём. Будем думать, что с тобой делать.

При подходе к деревне, Егерь останавливается и прячет медвежонка в рюкзак:

— Посиди здесь не долго. Только сиди тихо, не хочу, что бы слухи о тебе всякие дурные по деревне поползли.

Никто и не мог предположить, что именно эта тихая деревушка образцового порядка наделает в округе столько шума. Может это как-то связано с названием деревни, Чёртов Ключ? Или нам оставить все домыслы на суд читателя и уж он точно определит с чего всё началось…

Егерь входит на главную улицу и быстро идёт по ней, а чтоб читатель мог ориентироваться вместе со мной на местности, мы опишем её вкратце. Главная улица, где дома расположены в два ряда. И вторая улица называется «Набережная». Она состоит из одного ряда домов, а, напротив, через дорогу находится широкая протока. Через эту протоку в деревню переброшен один единственный мост. Это въезд в деревню и он же выезд из неё. За деревней стоит кузница с большим колоколом на крыше. И всё это великолепие окружено лесом. Вот, пожалуй, и всё. Егерь входит во двор своего дома. Навстречу ему выбегает его сын Митька, лет десяти на вид. Егерь развязывает рюкзак и выпускает медвежонка на землю. В это время на крыльцо выходит старый дед и садится на ступеньку.

— Вот, в тайге нашёл! — говорит Егерь, — Один был, голодный наверно. Посмотрел вокруг, матери не видно. Решил забрать, не пропадать же ему.

— Правильно и сделал! — сказал дед, — В тайге ему одному и ночи не продержаться. Кто-нибудь разорвал бы его.

К медвежонку подбегает собака по кличке «Ласка». Митька садится рядом на кукорочки и осторожно треплет медвежонка за холку. Потом нежно гладит собаку и приговаривает:

— Ласка, ты не обижай его. Он ведь ещё маленький.

Собака всё время пытается обнюхать медвежонка, но медвежонок встаёт на четвереньки, прячет от собаки мордочку, и вместо этого подставляет ей свою пятую точку. Собака тщательно обнюхивает зад медвежонка, а медвежонок в это время издаёт громкий пук. Собака пугается, отпрыгивает и чихает.

— Что, Ласка! — смеётся Егерь, — Получила за своё любопытство?

Митька берёт медвежонка на руки и смеётся.

— Мы будем тебя теперь звать, медвежонок Пук! — говорит он.

— В старину все имена и прозвища давали по делам. — говорит дед — Так что ваш медведь это имя заслужено получил. По делу.

— Это верно! — говорит Егерь и смотрит на собаку. Та продолжает чихать. — Что теперь с ним делать, не знаю? Куда-нибудь в зоопарк сдать, что ли?

Митька смотрит на отца и жалобно вопит:

— Бать! Пусть у нас живёт?

— Нет! — отвечает Егерь, — У себя оставить мы его не можем. Это противозаконно. Ну, вот чуть-чуть подрастить и кому-нибудь отдать, на это мы имеем полное право.

— Ура! — кричит Митька, — Сколько он у нас пробудет?

— Но, думаю, месяц точно. — отвечает Егерь — Только ни кому не говорите, чтоб лишний раз слухи не ползли по округе.

Митька идёт к воротам.

— Позову Конюшонка. — говорит он. — Похвастаюсь перед ним. Бать! Он мой друг закадычный. Он никому не проболтается.

— Ну, как знаешь! — пожимает плечами Егерь.

— Бать! Ты же знаешь, он, правда, мой друг закадычный.

Митька шустро убегает со двора.

2

Накануне в эту деревню приехала молодая учительница начальных классов по распределению, а точнее она сбежала от своего дружка бандита и спряталась здесь. Все её уже окрестили Училкой. Она маленького роста, худенькая, на вид года двадцать три. Её поселили в маленьком домике. Привезли ей на зиму, целую телегу дров, и выгрузили посреди двора. Она ходит по двору, собирает их и складывает в дровяник. На ней надето коротенькое ситцевое платьице, которое при наклоне задирается так, что можно сказать, что это платьице ничего не закрывает вовсе. В это время по задворкам, не торопясь, идёт парень. На вид лет двадцать пять. Это безобидный местный алкоголик, вид у него слегка придурковатый, за что и зовут его все Клоуном. Он проходит мимо Училкиного дома и случайно замечает девушку. Клоун видит оголённую попку Училки, глаза у него расширяются и округляются. Он останавливается и заворожённо смотрит. Потом приседает ниже, что бы его ни было видно из-за забора. На заборе висит старый большой чугунный горшок. Клоун снимает этот чугунок с забора и держит его над своей головой. Около забора растут два огромных куста крапивы. Клоун встаёт между ними, продолжает держать чугунок над головой и подглядывает за Училкой промеж штакетника. Со стороны, кажется, что чугунок просто висит на заборе.

— Вот это, девка! — произносит он и расплывается в улыбке, — Есть на что посмотреть?! Ух! Кровь с молоком!

В это время в конце общих огородов появляется мальчик лет десяти. Это Чубарёнок. Он весь чумазый, в одних коротких штанишках, держит в руке длинную палку и ведёт ею по забору. Стоит звонкий треск. Трата тата, трата тата. Чубарёнок видит крапиву, аккуратно её обходит, чтоб не ужалиться и вдруг замечает чугунок. Он бьёт со всей силы по нему. Чугунок одевается по самые плечи клоуну на голову. Чубарёнок аккуратно обходит второй куст крапивы и снова ведёт палкой по забору. Снова слышится, трата тата. Вдруг он резко останавливается, о чём-то думает, разворачивается и идёт обратно. Клоун поднимает над головой чугунок и удивлённо смотрит по сторонам.

— Не понял?! — говорит он, — Это, что сейчас было?

Из-за куста крапивы выходит Чубарёнок и снова со всей силы бьёт по чугунку палкой. Чугунок снова надевается на голову Клоуна по самые плечи. Клоун снова приподнимает чугунок над головой, а в это время Чубарёнок бьёт с новой силой палкой по нему. Стоит громкий звон, «БАМ». Училка слышит шум, перестаёт работать и смотрит в сторону чугунка. Она видит, как за забором подпрыгивает чугунок, но ни чего понять не может. Чубарёнка накрыла не понятная эйфория и он, открыв рот, снова и снова наносит удар по чугунку. По округе стоят громкие звуки «БАМ! БАМ! БАМ!». Клоун из последних сил приподнимает чугунок и кричит, что есть мочи:

— Ну, хватит уже! Кто там такой наглый? Между прочим, под этим чугунком моя голова и хватит по ней бить!

Чубарёнок от удивления открывает рот и напугано пятится назад.

— Ой! — говорит он, — Дядя?! — кричит громко — Мама!

Чубарёнок бросает палку и исчезает в картофельной ботве. Клоун держит под мышкой чугунок и внимательно всматривается в картофельную ботву.

— Очень смешно! — кричит он, — А вот мне ни граммочки не смешно! Надавали по башке и исчезли? — смотрит на чугунок, — Хорошая защита?! Я, наверно, заберу тебя с собой. Мало ли, что?! Может, ещё не раз мне пригодишься. Придурков-то в деревне видать хватает. Вон, только что, кто-то по голове надавал и спрятался… — он переводит взгляд на картофельную ботву — ну, очень смешно!

Картофельная ботва вся шевелится. Видно, что внутри её, кто-то быстро перемещается. В конце огорода на заборе сидят вороны. Что-то в забор врезается с огромной силой. Слышен сильный удар. Вороны с карканьем взлетают ввысь. Клоун от звука слегка приседает и тихо шепчет:

— Кто-то взорвался!

Около забора лежит Чубарёнок, смотрит в небо и улыбается. Небо светлое и чистое.

— Офигенный денёк! — говорит он.

3

Во дворе дома на крыльце сидит серьёзный мальчуган, лет одиннадцати на вид и шьёт конскую узду. Это сын местного конюха по прозвищу Конюшонок. На его забор с разбегу запрыгивает сын Егеря, Митька. Конюшонок переводит взгляд на забор, сурово морщит брови и кричит:

— Митька! Ты чего так каждый раз на мои ворота запрыгиваешь? Вот сломаешь их, а Батьке моему как всегда некогда?! Тогда кому придётся их чинить? Как всегда мне! А я видно тоже взрослею, потому что в последнее время мне тоже некогда. Времени ни на что не хватает.

— Конюшонок! — перебивает Митька, — Хорош ворчать! Идём ко мне, я тебе что-то показать хочу.

— Нет времени просто так ходить! — бормочет Конюшонок, — Ты сначала скажи, что там у тебя, а я решу, идти смотреть или нет.

— А, ладно! — машет рукой Митька, — Не охота тебя уговаривать. Побегу Звонарёнку покажу.

Митька спрыгивает с забора. Конюшонок отбрасывает в сторону узду.

— Блин! Нельзя, что бы Звонарёнок раньше меня секрет узнал. — кричит громко, — Митька подожди меня, я с тобой!

— Догоняй, Конюшонок! — где-то за забором прозвучал Митькин голос. Конюшонок вскакивает с места и бежит за ворота догонять Митьку.

4

В этой же деревне проживал кузнец Никита со своей старенькой матушкой. На вид ему лет тридцать. Огромного роста, больше двух метров, медлительный, не поворотливый, да робкий. Во время ужина у них с матушкой назрела приятная беседа, ну или не очень приятная. Кузнец сидит за столом, перед ним стоит чашка с едой, больше похожая на таз, а в руке массивная деревянная ложка. Матушка, что-то вяжет на спицах и ругает кузнеца.

— И о чём ты только думаешь? — говорит она, — Тебе уже скоро за тридцать перевалит, а ты даже и не думаешь о женитьбе! Так и не дождусь от тебя внуков.

— Дождётесь, матушка! — кузнец тщательно облизывает ложку и улыбается. — Я уже невесту себе приметил.

— Ушам своим не верю! — радостно вскрикивает матушка. — Какая она хоть?

— Ах, как хороша девка!

Кузнец закидывает руки за голову, спиной наваливается на стену, откидывает голову назад и мечтательно смотрит в потолок.

— Посмотрел тут у неё на воротах крепления, совсем ни кудышние. Вот выкую новые, приду к ней, сделаю ей ворота, тогда и предложу за меня замуж пойти.

— Так она нашенская? — удивляется матушка.

— А, как же! Нам чужие невесты не нужны. Плох тот жених, который в своей деревне невесту не нашёл. — улыбается кузнец. — Училка она. Я даже имя её узнал. Эта, как её?! Васькина дочь! О, вспомнил! Марина Васильева, ой?! — бьёт себя по лбу, — Васильевна, о!

— Училка? — корчит лицо матушка. — Видела я её как-то раз, у Верки продавщицы в магазине. Невзрачная такая. Ни сиси, ни писи и жопа с кулачок. — машет рукой, — В общем ни рожи, ни кожи.

Кузнец вытирает рот рукавом рубахи.

— Полюбил я её, матушка. А кого поймаю возле её дома, так и раздавлю, как таракана, этого Ботаника! Добегается он у меня. Ой, добегается.

— Ну, вот на тебе! — разводит руками матушка, — А, что Ботаник-то тебе сделал?

— А, вот, пусть не ходит возле её дома! Лично мне это не нравится.

— Так ведь он к ней же не заходит, да и парень-то он хороший, вумный вон какой!

— Этот вумный Ботаник везде бегает! — кричит Кузнец — Вон, к Чубарихе бегает?

— Так он у неё молоко берёт.

— Ну, а к Фроське Старостиной, тоже за молоком?

— Фроськиному сыну он уроки помогал делать. Пепетиторством каким-то занимались. Фрося ему деньги за это предлагала, так он говорит, отказался. Что ты на него нападаешь? Хороший он человек.

— А у фельдшера жены, у Клавки? — не успокаивается кузнец — Тоже уроки делал?

— Да брось ты, Никита! Он тогда, поранился, из тайги пришёл, а фельдшера дома не оказалось, так ему Клавка и перевязала рану. Ну не истекать же ему кровью? Ой, чует моё сердце не ладное!

— Так рану перевязывали, что аж по ограде в трусах ходил! Ничего себе рана! Это ж, какую рану нужно сделать? А я тут рано шёл как-то в кузницу, смотрю, пастух коров собирает по деревне, а Ботаник уже у него в ограде шарахается. А заметьте матушка, у Ботаника коровы нет! Спрашивается, что тогда он во дворе пастуха делал?

— Ой, что-то ты не взлюбил человека и нападаешь на него. — машет рукой матушка — Он же просто здесь природу изучает. Значит, в себе ты не уверен.

— Не уверен?! — хмурит брови кузнец — Будешь тут не уверен. Что-то я даже не припомню, в какой он избе не бывал. Везде был умник! Только мужик за ворота, а Ботаник уже там, в рваных носках по хате ходит. Природу он изучает?! Но! Между ног растительность у баб нашенских. Ну, нет! Я его отучу по чужим жёнкам лазить. А откуда, матушка, вы всё про него знаете, коль так защищаете?

— Да бабка Марьяна про него рассказывала. Она всё про всех знает. Она мне и поведала всё о Ботанике.

— Ну, ты тоже, матушка! Тоже мне нашла, кому верить! Уж кому-кому, а бабке Марьяне верить точно нельзя. Она мне уже два года червонец должна. Голову мне, так заморочила с этим червонцем, что я ей сам готов доплатить, лишь бы её не видеть.

5

Во двор наперегонки вбегают сын егеря Митька и Конюшонок.

— Стой тут! — кричит Митька, а сам ныряет пулей под навес и выносит оттуда медвежонка. В это время из дома выходит Митькин дед и подаёт бутылку с молоком.

— На вот. — говорит дед — Уже пора кормить этого пердуна.

Митька пихает соску в рот медвежонку. Тот, почуяв молоко, жадно хватает её, заваливается на спину, передние лапы раскидывает в стороны, а задними лапами держит бутылку и чавкает.

— Классно! — говорит Конюшонок — Прикольный такой. Везёт же тебе, Митька. И сколько будет жить у тебя этот подкидыш?

— Пук у нас будет жить пока не окрепнет. — делает серьёзное лицо — Ты только лишний раз не болтай ни кому, а то я ведь тебе по секрету рассказал.

— А, что будет-то? Ну, нашли медведя! Вы же его не украли из берлоги? Подрастёт, отдадите в зоопарк. Что в этом плохого? — хлопает Митьку по плечу — Благородное дело делаете! Не дали ему в одиночестве сгинуть.

— Батька сказал, что люди нынче завистливые и злые! — тихо говорит Митька — Так лучше не нужно, что бы кто-нибудь знал о нём.

— Ладно, как знаешь! — говорит Конюшонок — А знаешь, как хочется дома всем рассказать по секрету?

— Ну, дома расскажи по секрету, — Митька грозит пальцем — но из дому не выносить!

— У меня дома знаешь, о каких тайнах говорят, и никто, никуда, ничего не выносит. — взбодрился Конюшонок — Например мой Батька с хутора три коня украл, а фермер сосед, из другого совхоза двадцать коров увёл к себе в стадо. Скоро их сдаст на мясо и денюшку получит. Батька сказал, если фермер с ним не поделится, то он ему устроит баню на пару. Так что ты не переживай, мы умеем хранить секреты. Ну, ладно, я побежал, а то поздно уже. Да и узду надо дошивать.

Конюшонок бежит к калитке.

— Завтра приходи! — кричит Митька — С Пуком ещё поиграем.

— Приду! Обязательно, приду! — кричит Конюшонок и исчезает за калиткой.

6

Тёплый летний вечер. Клоун ходит по своему огороду и грызёт морковку. Под мышкой у него, теперь уже не отъемлемый атрибут, чугунок. Сгущаются сумерки. Вдруг за забором появляется голова Ботаника. На самом деле он Биолог, но все в деревне, почему-то его прозвали Ботаником. Ведь деревенский народ, если к чему-то привыкает, то уже это у него, никогда, ни за что, уже никто не отнимет. Биолог этот, китайский студент. Учится в России. Плохо говорит по нашему, но старается. Приехал в эту деревню на практику. Полюбил сильно здешние места. Взял академический отпуск и наслаждается своей жизнью. Так же не упускает ни одной возможности, что бы ни переспать с какой-нибудь замужней женщиной. Клоун видит его и перестаёт грызть морковку.

— Странно?! А, куда это, на ночь, глядя, Ботаник свою задницу потащил?

В это время Ботаник ловко перепрыгивает через забор и идёт через огород к следующему забору. На лице у Ботаника лёгкая улыбка, он увлечён самим собой и поэтому Клоуна не видит. Ботаник ловко и бесшумно перепрыгивает следующий забор.

— Ну-ка прослежу я за ним! — говорит вслух Клоун.

Он лезет неуклюже на забор, падает с него, как мешок на землю, и бьёт по ней своим чугунком. От падения стоит звонкий звук «БУМ!». Ботаник слышит подозрительный шум и оглядывается назад. Какое-то время он стоит и всматривается в сумерки, но ничего не видит. Поворачивается и идёт дальше. В это время с земли поднимается Клоун и идёт за Ботаником. Ботаник снова ловко перепрыгивает через забор и слышит снова позади себя подозрительный шум. Ботаник приседает на кукорочки и спиной прижимается к забору.

— Кто бы это мог быть? — говорит шёпотом Ботаник — Следит, что ли, кто-то за мной?

Клоун тихо подходит к забору, за которым сидит Ботаник, останавливается и пристально всматривается в сумеречную мглу. Тихо садится на кукорочки и спиной также прижимается к забору. Ботаник слышит неприятный шорох позади себя. На его спине выступает холодный пот и пробегает лёгкий холодок.

— Странно?! — говорит шёпотом Клоун — Куда этот учёный мог исчезнуть?

В это время Ботаник медленно приподнимается и делает попытку выглянуть из-за забора. Но и Клоун в это время тоже приподнимается, и делает попытку тоже посмотреть через забор. Их взгляды встречаются, как зеркальные отражения. Они в упор смотрят друг на друга и орут. Оба падают на четвереньки и ползут вдоль забора в одном направлении. Только это всё, ещё сопровождается глухими ударами о землю чугунком. Бум, бум, бум, бум.

— Ботаник, блин! — шепчет Клоун — Маньяк деревенский!

— Клоун! Вот идиот! — шепчет напуганный Ботаник — Пликалывается надо мной, сто ли? Напугал меня так, сто аз подзылки тлясутся. И цего он ко мне пливязался?

Они, как по команде, оба останавливаются и прижимаются к забору. Клоун с перепугу держит над головой чугунок.

— Попробую обмануть Ботаника! — говорит сам себе Клоун — Сейчас привстану и вместо себя покажу ему чугунок, он не за что не догадается, что это я.

— Интелесно?! — шепчет Ботаник — Удлал этот алкоголик или нет? Надо встать и посмотлеть.

Они вместе, как по команде приподнимаются. Ботаник сначала взглядом провожает чугунок, который Клоун держит над головой на вытянутых руках, потом опускает глаза и видит перед собой напуганного Клоуна. Они снова орут. Клоун с перепугу выпускает из рук чугунок, и он с глухим звуком «БУМ!» надевается ему на голову. Ботаник слышит глухой голос Клоуна из-под котелка:

— Достал ты меня уже, Ботаник! И зачем я только за тобой пошёл?

Ботаник падает на четвереньки и быстро ползёт вдоль забора в другую сторону.

— Всё! — кричит Ботаник — Отменяется свидание! Цёкнутый Клоун, всё исполтил! Надо забезать домой и поменять станы. — останавливается и принюхивается — Фу, ну и вонь! Вот пливязался ко мне этот алкоголик. Тепель будет эта мелзкая его лоза меня везде плиследовать.

Ночь за это время тихо и не заметно накрыла деревушку. На крыльцо своего дома выходит дед Егеря. Из одежды на нём, только семейные трусиля. Он вертит головой по сторонам, как бы присматриваясь в темноту и вдруг как закричит:

— Чего раскричались, шалупень? А, ну, тихо! Здесь как-никак, уже люди спят! Чай не в лесу! — смотрит в сторону леса и говорит уже тихо — Но ведь деревня, это не лес?! — машет рукой — А! Кто лазит-то ночью по деревне? Клоуны алкоголики, да Ботаники всякие!

Заходит в дом и громко хлопает дверью.

7

Ночь. Тишина. Стрекочут сверчки. В окнах домов гаснет свет. По улице бредёт Клоун. Он изрядно подвыпивший. Под мышкой у него, как всегда с собой чугунок. Внезапно кто-то пробегает около Училкиного дома, а следом из темноты появляется Кузнец. Он, молча, направляется к Клоуну.

— Кузя идёт ко мне, это не к добру! — шепчет Клоун — Одену-ка я на всякий случай чугунок.

Клоун надевает на голову чугунок и стоит, ждёт. Кузнец подходит к Клоуну, ничего не объясняя, размахивается рукой и бьёт кулаком со всей силы по голове Клоуну. Слышен глухой удар «БУМ». Чугунок отрывается от головы, взлетает и летит в сторону. Клоун падает штабелем на землю. Кузнец трясёт рукой от боли, орёт как недорезанный и идёт в сторону от дороги.

— Ух! Голова, какая твёрдая у этого Ботаника! Уй! Больно-то как. Кулак отбил, ничего не чувствую. — резко останавливается и возвращается назад, — Что-то я не понял?! Это голова у него отлетела, что ли?

Кузнец делает попытку наклониться к лежачему Клоуну, что бы разглядеть его лучше, но в этот момент в конце улицы кто-то появляется и быстро идёт в его сторону. Кузнец напугано машет рукой.

— А, ладно, бежать надо! — говорит он. — Убил, наверно, Ботаника!

Он быстро убегает, а за воротами дома напротив, стоит бабка Марьяна. Это очень шустрая и хитрая старая сплетница. Так сказать местная КГБ. Она всё про всех знает и выкрутится из любой ситуации. За день она несколько раз оббегает деревню. Ей надо знать всё и если она где-то, что-то пропустила, то долго потом себе не находит места. Серьёзную проводит работу над ошибками и просчётами. В этот раз она оказалась в нужное время и в нужном месте. Она подсматривает в щель в заборе. В этот раз даже зрение её не подвело в темноте. Она чётко видит, как Кузнец бьёт ни за что Клоуна по голове и как у того, что-то на вроде головы улетает в сторону. Она разворачивается к воротам спиной и приседает на кукорочки.

— Ой-ё-ёй! — тихо говорит она — Что за дела творятся ночью в деревне? Кузнец убил Клоуна, а за что? Что ему сделал этот безобидный алкоголик?

Она встаёт и снова подсматривает в щель. Клоун лежит посреди улицы и смотрит в небо.

— Этот чугунок мне сегодня уже второй раз спасает жизнь. — тихо бормочет под но сам себе Клоун. — Надо его найти. Это, во-первых, а во-вторых, за что мне Кузнец такую плюху навинтил? За какие такие заслуги? Надо это завтра выяснить.

Пока Клоун лежит на дороге и размышляет над своей не весёлой судьбой, кузнец в этот момент уже врывается в свою избу весь понурый, напуган и подавленный горем. Он падает на свой стул у стола, ставит локти на стол и треплет себя за голову. Из комнаты выходит его матушка.

— Матушка, я его убил! — кричит кузнец.

— Что ты мелешь, сынок? — машет рукой матушка, — Кого его, ты убил?

— Ну, этого, бегуна учёного, Ботаника, чтоб ему пусто было! Как врезал ему, у него аж голова отлетела. — смотрит на испуганную мать и продолжает говорить всё тише и тише, — Голова такая твёрдая, пустая как ведро и ни крепкая… почему-то…

Матушка садится рядом за стол и прикрывает рукой рот.

— Да, что же ты такое натворил, сынок? Я предчувствовала, что что-то случится.

— Вот! — говорит кузнец. — Не послушал я вас, матушка, и беда случилась.

— А, где это произошло-то, сынок?

— Там, на большой улице! Наклонился над ним, хотел посмотреть, что с ним, но в конце улицы кто-то появился, ну, а я и убежал.

— Так правильно и сделал, что убежал от греха подальше! А с чего ты решил, что ты его убил?

— Так я ж объясняю, матушка, как дал ему, у него аж голова отлетела. Лежит не шевелится.

Матушка накидывает платок на плечи и обувает валенки.

— Ты посиди здесь, а я пробегу по улице! — говорит она — Послушаю, что люди говорят. Только ты смотри, никуда не высовывайся. Если что, то сегодня же ночью в тайгу уйдёшь.

— Не хочу в тайгу, матушка! — кузнец чуть не плачет — Я ведь только жениться надумал.

— Ничего! Годок другой отсидишься там! Я тебя навещать буду. Глядишь, здесь всё поутихнет. Твой отец вон, раз пять в тайгу уходил. Ну, ладно! Не будем время тянуть зря, пошла я, разведаю обстановку.

— Только вы, матушка, скорей возвращайтесь! А то я волнуюсь.

— Я быстро! Туда и обратно.

Матушка уходит, а кузнец себя ещё сильней хватает руками за волосы и трясёт её.

— Что я натворил! — причитает он — Что я натворил! Никогда больше никого бить не буду. Даже если медведь в тайге нападёт, и его бить не буду. — смотрит перед собой — Ну, так… только свалю его и свяжу, а бить не буду! Нет?! Один раз всё-таки врежу! — трясёт кулаком — Медведю можно, он вон, какой здоровый.

По улице не торопясь, посвистывая, идёт Ботаник. Он видит, как на обочине дороги ползает на четвереньках Клоун. Клоун шарит руками по земле и что-то ищет на ощупь в темноте.

— О! Снова Клоун! — радостно говорит Ботаник — Втолой лаз ты мне сегодня узе попадаеся! Пьяный, сто ли? Нисево себе! И когда ты только успеваес напица? Вот зе только сто бегал за мной по оголодам, пугал меня до усёру и узе пяный.

Клоун переворачивается на спину и раскидывает в стороны руки.

— Слышь, Клоун? — продолжает Ботаник — А посему ты здесь лезыс один, да есё ноцью?

— Ты мой чугунок не видел? — спрашивает Клоун.

— Нет, не видел! А, как он выглядит?

— Ну, такой красивый, как горшок. Он мне жизнь сегодня уже два раза спасал.

— А?! Это тот, который у тебя сегодня на оголоде был?

— Ну да, он самый. Вот он мне и спас жизнь сегодня уже два раза.

— Стланно?! — говорит Ботаник — На мой взгляд, ты, сегодня самый опасный целовек в этой делевни! — смеётся — Суцу, конецно! Кто в этой делевне мозет углозать твоей зызни, кломе тебя самого?

— Да есть тут, Типчики!

— А цугунок, это типа талисмана волсебного?

— Круче!

— Но, но, талисман! Ты иси свой цугунок, а я посол. Я бы тебе помог, но мне есо к кузнецу зайти слоцно надо.

— К кузнецу сегодня ходить не надо. — пытается отговорить Клоун — Он сегодня страшней потопа.

— Мне этот потоп уз тоцно не цем не угложает.

Ботаник не спеша уходит. Клоун продолжает в стороне от дороги шарить руками по земле и искать свой чугунок. В это время из темноты появляется мать кузнеца. Она подходит к Клоуну и подозрительно спрашивает:

— Клоун, а ты давно тут?

— С самого начала! Даже никуда не уходил.

— Это хорошо, что ты здесь давно. — продолжает женщина — А ты ничего не слышал про нашего Ботаника?

— А, что мне про него надо слышать?

— А не знаешь, здоров ли он? Живой ли он?

— А, что с этим конём может случиться? Он только что мимо меня прошёл.

В этот момент Клоун находит свой чугунок и громко радостно кричит:

— Ура!

Мать кузнеца пугается и подпрыгивает на месте. Клоун выбегает из темноты на дорогу с чугунком в руках.

— Ура, я его нашёл! — снова кричит он.

— Это кого ты там нашёл? — удивлённо спрашивает женщина.

— Чугунок свой нашёл! Мне без него никак. Он мне сегодня уже два раза жизнь спас.

— А! Это хорошо, что ты его нашёл. — кивает головой мать кузнеца — А то ты так заорал, что я аж чуть в портки не наложила. А, ты случайно не знаешь, куда Ботаник мог пойти?

— А, что не знать-то, знаю!

— И куда?

Клоун протирает чугунок носовым платком и разговаривает с ним как с братом.

— Завтра я тебя отполирую так, что никто и не догадается, что тебе уже двести лет.

— Так куда ты говоришь, пошёл Ботаник? — переспрашивает мать кузнеца.

— Сказал, что пойдёт к кузнецу. Дело у него к нему какое-то есть.

— Ой! — вскрикивает матушка кузнеца — Надо домой бежать! Кабы чего не случилось?! А вдруг он с того Света вернулся?

Мать кузнеца быстро убегает.

— Кто вернулся с того света? — тихо спрашивает Клоун.

В ответ тишина. Клоун кричит ещё громче:

— Эй, бабка! Кто вернулся с того Света?

— Ботаник, наверно!

— Ботаник?! С того Света?! Чокнутые какие-то все сегодня.

Клоун идёт по улице.

— Теперь из-за её дурного сынка, придётся даже спать в чугунке, пока не разберёмся, за что он меня отколошматил.

В это время кузнец сидит за столом, полностью погружен в свои больные думки. Вдруг раздаётся стук в дверь. Кузнец вздрагивает. Он подумал, что за ним уже приехала милиция. С перепуга он не уверено и тихо сказал:

— Входите… Открыто…

Открывается дверь и на пороге стоит Ботаник. Кузнец думал, что ему всё мерещится и этот улыбающийся китаец пришёл за ним с того Света. Но Ботаник с порога показывает в его сторону пальцем и весело кричит:

— А я думал, сто ты узе спишь!

Кузнец снова пугается и вскрикивает. Потом резко вскакивает с места и бьётся головой о потолок.

— Ты! — кричит кузнец.

— Я! — говорит Ботаник — А зацем так кличать?

Кузнец подходит к Ботанику. Хватает его за плечи, обнимает и сильно прижимает к себе.

— Ботаник, ты мой! — радостно кричит кузнец.

Потом отпускает и треплет его голову рукой.

— Никогда не думал, что буду так радоваться тебе! Живой значит, сорванец!

— А, сто со мной долзно случица? — неуверенно спросил Ботаник.

— Ну, молодец! — кричит кузнец — Всё же я женюсь, значит!

Ботаник медленно пятится назад в сени.

— Я как-нибудь в длугой лаз к тебе, Никита, зайду!

— А ты живучий, гадёныш! — кричит радостно кузнец — Значит, тебя можно колотить.

— Да не нузно меня колотить… — напугано говорит Ботаник — Да и обзывать меня так не зелательно.

Ботаник задом пятится в сени и лишь одна голова смотрит в кухню. Кузнец ходит по кухне и машет руками.

— Надо, надо обзывать! — кричит кузнец — Радости-то сколько! Теперь я точно женюсь!

— А вот мне сейцас наоборот… — тихо говорит Ботаник — Посему-то не ладостно, дазе маленько стласновато. А если хоцес зеница, то зенись, я-то тут пли цём? Я как-нибудь потом к тебе загляну.

Голова Ботаника исчезает в дверях и дверь закрывается. Напуганный Ботаник выбегает как ошпаренный из ворот дома, а навстречу ему мать кузнеца. Она ему грозит кулаком и кричит:

— Так, ты жив, значит, профессор?

— А с цего ради я долзен быть мёлтвым-то?

Мать кузнеца подпирает свои бока руками.

— А! Так значит, ты прикидывался мёртвым, да? — продолжает кричать она — Никитку моего до смерти напугал!

Ботаник раскидывает руки в стороны и кричит:

— Нисево не понимаю! А зацем мне мёртвым-то прикидываться?

— Ты специально так сделал, любитель бабочек, — не унимается мать кузнеца — что бы нас напугать, да?

— Да нисего я не делал и никого я ни хотел напугать! Отвязытесь от меня.

Мать кузнеца от злости стучит ногами о землю. Топает ногой, как конь копытом. Трясёт руками, сжатыми в кулаки.

— В следующий раз так получишь по соплям, — кричит она — что и притворяться не надо будет.

Ботаник быстро убегает и кричит ей в ответ:

— Цокнутая семейка! Есо угрозает мне, ведьма.

И тут же тихо сам себе говорит:

— Ни сего не пойму?! Сто сегодня со всеми этими лусскими плоисходит?

8

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 332