электронная
72
печатная A5
314
0+
Иванушка, Алёнушка и другие

Бесплатный фрагмент - Иванушка, Алёнушка и другие

Объем:
126 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-0050-0485-7
электронная
от 72
печатная A5
от 314
Купить по «цене читателя»

Про принцессу Амельку

В одном сказочном королевстве жили-поживали король, королева и их дочка — принцесса Амелька.

У принцессы, как водится, разной прислуги тьма: фрейлины, горничные и служанки всех мастей. Не говоря уж о собственном поваре, белошвейке и учителе.

Встанет утром принцесса — одна служанка её причешет, другая пуговки на платьице застегнёт, третья покормит — да так, что принцессе одна забота — рот открыть и прожевать.

К обеду служанки должны принцессу в обеденное платье переодеть, а вечером — в вечернее. Так день и проходит.

Папенька принцессы Амельки, король стало быть, хоть каким-то делом занят — ставит печать на указы, которые Главный министр составляет.

Маменька, королева, про балы распоряжается, про охоты и увеселения думает. Тоже работа какая-никакая.

А Амельке совсем никакого простора. В сад погулять захочет — так её на китайском паланкине туда несут. Чтоб ножки не замарала. Она из окошечка того паланкина выглянет, подышит воздухом, а на траву её не пускают — вдруг лягуха напугает или аспид какой приползет.

И вот однажды стало принцессе скучно, оттого что не успеет она подумать, а за неё уж всё сделано.

Даже на уроках отвечала за принцессу горничная — девчонка Малашка — нос картошкой, на лице канапушки и две косицы кверху торчат. А отметки хорошие учитель принцессе Амельке ставил.

Как-то проснулась принцесса ночью — словно торкнуло её что.

Открыла глаза и лежит. Одевать её никто не идет — ночь потому что. А она спать не хочет и жить так больше не хочет — связанная по рукам и ногам.

Рядом сидит фрейлина, сладко почивает — сон принцессы охраняет.

Исхитрилась принцесса Амелька, встала потихоньку, на цыпочках прошла в коридорчик, разбудила девчонку Малашку, что в коридорчике на лавке спала.

Приказала она девчонке Малашке найти одёжу без пуговок, и крючочков, и финтифлюшек всяких. Мужская тож подойдет.

У Малашки брат был, пастухом работал. Она у него и позаимствовала рубаху новую, штаны и шляпу соломенную, чтобы длинные волосы Амельки прикрыть.

Своим ходом Амелька и Малашка прошли через сад — безо всякого паланкина китайского. А потом и через высокие дворцовые ворота, где стражники исправно спали.

Стражникам положено по расписанию днём спать, а ночью охранять. Но днём на них бессонница нападает. Так уж человек устроен, что ночью спать хочется, а не днём, хоть ты лопни.

Вышла Амелька из дворца, и Малашка с ней.

Раньше принцесса на карете по городу ездила — куда повезут. А теперь всё по-другому — иди, куда хошь!

Малашка ушлая была — взяла с собой немного провианту. Когда за одёжей к брату ходила — зашла на кухню королевскую и побросала в котомку кой-чего: пирожков, яблочков.

Принцессе-то невдомёк, что есть скоро захочется. Малашке и приходилось думать за двоих.

Пошли наши путешественники в другой город, потому как знали они — погоня скоро начнётся и опять принцессу под надзор затащат.

Сначала шли лесом. Малашка много чего Амельке объясняла: про птиц певучих, про медведя-шатуна, про весну и осень.

А однажды они дикого кабана Ермолая встретили. Злится кабан, носом землю роет. Амелька со страху на дерево заскочила, сама не зная как. Раньше-то сроду по деревьям не лазила. Талант у ней такой неожиданно появился.

Малашка на дерево не полезла. Набрала она грибов-трюфелей и целую гору этого добра Ермолаю предоставила.

Кабан смилостивился. Он и раньше-то не собирался Амельку есть, только вид такой изобразил на всякий случай.

Взяла Малашка Амельку за руку, и пошли они дальше.

Амелька всем восхищается — красота какая вокруг: небо лазоревое, цветы пахучие, букашки опять же всякие интересные, большие и малые.

— Никогда во дворец не вернусь, — говорит Амелька.

— Не зарекайтесь, ваше высочество, — девчонка Малашка отвечает. — Что ни день, то новая оказия происходит. Никогда не знаешь, что завтрева ожидает.

Пришли в другой город. Остановились на постой в гостинице — Малашка деньжат тоже захватила.

Но деньги быстро кончились — как дальше жить?

Пошли работу искать — девчонка Малашка и мальчик Ивашка. То бишь, Амелька в мужском костюме.

Малашку везде берут — она и гладью вышивать умеет, и кашу варить, и пером писать красивым почерком — за Амельку на уроках выучилась.

Амельку же под видом Ивашки наконец помощником конюха взяли. Но Амелька и тому была рада: лошадей мыла и чистила с удовольствием. А первую денежку, что за работу получила, на шею себе на веревочке повесила, на память.

Вскоре слух прошёл, что в соседнем городу король с королевой дуже захворали. Перенервничали, стало быть, после того, как дочка у них пропала. Так что и жить им без неё не хочется. Очень уж они её любили, потому и шагу ступить не давали и пылинки с неё сдували.

— Пожалейте, ваше высочество, родителев, — попросила Малашка.

Амелька и сама расстроилась — не хотела она таких последствий от своего убегания.

Но вперед Малашку послала, чтобы продиктовать свои условия жизни во дворце. А за одно и в королевстве, через которое она пропутешествовала и много чего заприметила.

Согласились на всё родители. Дали дочке полную волю и на царство её поставили.

Стала теперь она называться королева Амелия Первая Справедливая.

Новая правительница поощряла всех работящих, а лентяев в указах поминала, и глашатаи зачитывали громко эти указы на городской площади.

Длинные волосы королева Амелия состригла — чесать их во время путешествия было некогда, и запутались они все.

С тех пор и мода такая пошла — на короткие стрижки.

Кабан Ермолай и корова Лёля

У бабушки Мариши корова пропала. Искала она её, искала, звала, звала — села на пенёк поразмыслить.

А корова Лёля забрела далеко в лес. Задумалась по своему обыкновению и заплутала.

Навстречу ей кабан Ермолай. Хмурый. Думает про себя думу свою печальную — отчего это про него слава идет нехорошая: и в сказках, и в жизни вообще. Что, дескать, злой он, необщительный и кусачий.

Вот давеча двое ребятишек встретилось, и мальчишка на дерево так сиганул, что и белка позавидует. Словно Ермолай Горыныч какой.

А ведь питается кабан исключительно желудями, орехами и кореньями — мясного отродясь в рот не берет. И за что к нему такое отношение?

Тут посреди размышлений Ермолая выходит корова Лёля. Она уже поняла, что заблудилась. Начала интеллигентный разговор с незнакомцем:

— Погоды нынче стоят прекрасные.

— Ты что пришла? — подивился Ермолай. — Здесь волк близко. Не боишься?

— Потеряла направление. Вы мне не поможете выбраться?

— Отчего не помочь? Вы из деревни?

— Да, из Коклюшкино.

— А, знаю, знаю. Идемте.

И провел Лёлю куда надо.

Бабушка Мариша сидела на пеньке, пригорюнившись.

Тут Лёля и появилась.

Ермолай дальше не пошел — люди народ ненадежный. Ружья всякие напридумывали, нехорошо это.

— Спасибо вам, — сказала Лёля Ермолаю. — Всем расскажу, какой в лесу благородный кабан живет.

— Всем не надо, — поостерегся Ермолай. — Четвероногим можно, а двуногим нежелательно.

Настроение его изменилось. Хмурость прошла, и засвистел он веселую песенку.

— Взял и спас коровенку, — сказал сам себе Ермолай. — Молодец, стало быть, я.

Иванушка

Был у матушки сынок — Иванушка. Его все дурачком прозывали. Он и не спорил, только посмеивался. Дескать, думайте, что хотите, мне это даже удобнее — меньше спросу.

Вот прожил он в деревне сколько-то лет, а потом подумал — скучная жизнь тут, однако. Изо дня в день одно и то же.

Попрощался Иванушка с матушкой и пошел по белу свету — посмотреть, что в других сторонах делается.

Шел он шел — есть захотел. Увидал яблоню — съел яблок несколько штук, голодный был, и заснул под деревом.

А яблоня та волшебная была: кто с неё яблочко съест — язык зверей понимать начинает.

Спит Иванушка, чувствует — по лицу его кто-то щекотит. Посмотрел, а это паук ползет. Поймал он его, раздавить хотел. А паучок говорит:

— Отпусти меня, друг, я тебе пригожусь.

Отпустил Иванушка, паучок на паутину свою забрался. А в паутину пчела попала. Кричит пчела:

— З-з-з. Спасите кто-нибудь!

Что тут поделаешь. Не дают спать букашки. Встал Иванушка, выручил пчелу.

— Спасибо! — говорит пчела. — Я тебе тоже помогу как-нибудь при случае.

Усмехнулся Иванушка, поел еще яблок, да с собой набрал, и дальше отправился.

Шёл, шёл, видит, лиса мышонка догоняет.

— Не трогай меня! — кричит мышонок лисе. — Меня дома мышата ждут!

Пожалел Иванушка мышонка, отогнал лису.

Поблагодарил мышонок спасителя и к мышатам побежал.

А Иванушка дальше побрёл. Видит, синичка-птичка вокруг гнезда кружится — пищит, надрывается.

— Помогите! — кричит. — Птенчик мой из гнезда выпал, а змея его забрать хочет.

Пригляделся Иванушка — и правда. Змей к птенчику совсем подполз — сейчас ужалит.

Взял он палку, птенчика отбил, залез на дерево и в гнездо его подсадил. А змея убралась несолоно хлебавши.

Поблагодарила синичка Иванушку.

— Зови, если помощь нужна будет, — говорит.

Пришел Иванушка в стольный город. Там царские посланники на всех площадях женихов для царевны зазывают. Кто три загадки царёвы отгадает, тому царску дочку отдадут. И полцарства, как водится, в придачу.

— Чтой-то? — спрашивает Иванушка у дедушки прохожего. — Неужли любой вахлак может самому царю посвататься?

— Ииии, — говорит дедушка. — Обманка всё это. Рази ж можно такому поверить. Есть там кака-нибудь закавыка на потеху царю.

— А пойду попробую, — Иванушка говорит.

Пришел в палаты царские, записался на аудиенцию и пропустили его незамедлительно.

— Ну слушай, — царь говорит. — Загадка первая. Потеряла царевна перстень яхонтовый. Где — и сама не помнит. Требуется тебе этот перстень отыскать и нам сюды предоставить.

Тут на ококшечко два голубя сели. И по-голубиному один другому курлычит:

— Видел я, как царевна вчера на лодочке каталась, и в воду перстень обронила. Так что и сама не заметила.

Услыхал это Иванушка, на берег пошел. Подумал — как бы сеть справить. Откуда ни возьмись — паук, которого он отпустил, да с товарищами. Сплели они невод. Иванушка забросил невод и кольцо яхонтовое вытащил.

Во дворец принес да царю с поклоном отдал.

Изумился царь. Говорит, вторую загадку пока не знаю. С царевной надо посоветоваться, что она придумает. А покамест отдохни иди. Завтра придешь.

Улегся Иванушка спать, слышит — скребется кто-то. Мышонок знакомый прибежал, что-то сказать хочет.

— Прогрыз я норку в покои царевны, — говорит мышонок. — И услышал, о чём царь с царевной договаривались. Спросят тебя завтра, сколько в горнице у царевны сундуков стоит с нарядами.

— И сколько же? — спросил Иванушка.

Мышка ему и сказала.

Наутро царь зовет Иванушку и тот самый вопрос задаёт.

Иванушка сделал вид, что размышляет: то на потолок посмотрит, то затылок почешет.

— Так и так, — говорит. — Стоит у царевны в горнице ровно семь сундуков с нарядами и один небольшой ларец с украшениями.

Царь тут за голову схватился. А ну как умник этот и на третий вопрос ответит. Сроду такого не бывало.

Отдохни, говорит, до завтра. Потом поговорим.

На третий день идет Иванушка к царю, а рядом знакомая синичка-птичка пролетает и говорит:

— Я сегодня на окошке у царя всю ночь просидела, а слуги его комаров гоняли. Очень он серчал, что комары спать не дают.

Пришел Иванушка во дворец. Третью загадку царь задает. Такую, что кроме него никто и разгадки не знает.

— Отчего, — говорит, — Ванюша, я уснуть сегодня всю ночь не мог? Отчего такая моя бессонница приключилась?

Иванушка опять делает вид, что загадка трудная до невозможности. Ходит, пыхтит, вздыхает.

А потом и говорит:

— Да комар у тебя зудел всю ночь над ухом и спать-то не давал. Так?

Удивился царь. Давай соображать, что дальше делать. Царевну-то он точно не собирался отдавать за мужика-лапотника.

Схитрил он. Позвал стражу и приказал отвести Иванушку в темницу.

— Эх, царь-батюшка, не ожидал от тебя такого вероломства, — сказал Иванушка.

И про пчелу знакомую вспомнил. Только о ней подумал — она тут, как тут. Да не одна, а с товарками. Целый рой примчался. Да злые все, что от работы их оторвали.

Налетели они на стражу — всех до одного узорами расписали. У кого глаз заплыл, у кого оба. Живого места не оставили. Побросала стража дубинки и прочь разбежалась.

— Не нужна мне царевна ваша, царь-батюшка, — Иванушка говорит. — Потому как с такими вашими коварными причудами я спокойно спать не смогу. Буду всякой гадости с вашей стороны опасаться.

Сказал так и ушел — дальше по белу свету бродить.

Про рукодельницу и ленивицу

Жили в одном доме мать с отцом, и было у них две дочки — рукодельница и ленивица, Маруся и Ленуся.

Маруся рано вставала, матушке помогала печку топить, корову доить, обед варить, пряжу попрясть, порядок в доме навести и много еще чего.

Ленуся спала до обеда. Ни к чему у неё интереса не было — покушать только любила, да с подружками на завалинке посидеть.

Проезжала как-то королева Амелия по своим владениям. Это она сама придумала ездить и наблюдать, как её подданные живут.

В любой дом могла зайти и проверить — мож кто талант какой имеет, а мож кто дерется и всех обижает.

Девчонка Малашка при ней была. Теперь её звали Главный Советник Маланья.

Входит Маланья вместе с королевой Амелией, и в блокнотик записывает: кто чем в королевстве отличился, в плохую или хорошую сторону.

Зашли они и в дом рукодельницы и ленивицы. В избе никого не было — и отец, и матушка, и Маруся в поле работали. Дома одна Ленуся оставалась — на печи лежала.

В одной комнатке ткацкий станок стоял — коврик рукодельница ткала — с картинками да буковками.

— Кто ж такую красоту сотворил? — королева спрашивает.

— Это я, — соврала ленивица.

Амелию трудно провести, у неё глаз намётанный.

— Покажи, — говорит. — Как ты это делаешь.

Ленивица круть-верть, все нитки перепутала, все тканьё нарушила.

— Ясно — говорит Амелия.

А Маланья в блокнотик записывает.

Амелия во второй раз спрашивает:

— Так кто ж такой ковер узорчатый справил?

— Маруська, сестра моя.

Отвечала Амелия:

— Скоро будет у нас празднество в честь урожая. Кто отличился — тому подарки подарят знатные: шубейки на зиму, сапожки сафьяновые. Так что подумай покамест.

Неудобно стало рукодельнице Марусе — первое лицо государства её родную сестру в праздности уличило.

Стала она Ленусю подучивать — то тому, то этому. Чтобы определить, есть ли способности какие у сестрицы.

Оказалось, что Ленуся рисовать горазда. Уголёк возьмёт и нарисует птичку какую или мальчишечку соседского, так что от живых не отличишь. Всю белёную печку изрисовала.

— Это по мне работа. Сиди себе на месте, очень уж я мельтешить не люблю.

А однажды раздобыла бумагу и портрет королевы Амелии нарисовала по памяти: стоит Амелия во весь рост, и Маланья сбоку пририсована с блокнотиком. Как живые стоят — не налюбуешься.

С тех пор не стало в том доме ленивицы — все в рукодельницы подошли.

Три брата

В некотором царстве, в некотором государстве жили царь с царицей. Было у них три сына: Дмитрий-царевич, Данила-царевич и Гаврила-царевич.

Дмитрий да Данила гордые да заносчивые. На слуг покрикивали, матушку с батюшкой не уважали.

А Гаврила от роду добрый да ласковый, все его во дворце Гаврюшей звали.

Старшие за это над младшим насмехались, завидовали.

Вот стал царь стареть да болеть. И привиделся ему однажды сон. Будто в тридевятом царстве, тридесятом государстве живет царица Любава. Есть у этой царицы снадобье волшебное. Выпьешь его — враз помолодеешь.

Созвал царь сынов и говорит:

— Сынки мои любимые. Ужас как помирать мне неохота. Поезжайте к царице Любаве за снадобьем молодящим. Буду вас ждать с нетерпением. А кто первый снадобье то раздобудет, того и на царство посажу.

Сели царевичи по коням. Дмитрий с Данилой лошадей пришпорили и умчались. Гаврюшу ждать не стали.

Да и ладно. Тише едешь — дальше будешь.

Скачет Гаврюша днём, на ночь останавливается отдохнуть.

Долго ли, коротко ли, проезжает он мимо поля. А в поле пшеница вся чёрная, обгоревшая.

Остановился Гаврюша, удивляется:

— Как же так? Что за пожар такой?

Мужики понурые стоят, объясняют царевичу:

— Это Змей Горыныч, негодяй разэтакий. Только пшеница в рост войдёт — он тут, как тут. Огнём изо рта как полыхнёт — всё до корня спалит. Третий год уже шкоду такую устраивает.

— А есть ли от него избавление?

— Коли увидишь царицу Любаву, расскажи ей про наше горе. Пусть окоротит его. Слышали мы, что она силу большую имеет.

Пообещал Гаврюша замолвить словечко перед Любавой.

Едет дальше. Долго ли, коротко ли — подъезжает к одной деревне. А там пыль столбом! Одна половина деревни с другой половиной дерутся: мужики с мужиками, бабы с бабами, ребятишки с ребятишками.

Под большим дубом дедушка старенький сидит.

— Что за диво? — царевич Гаврюша у него спрашивает.

— Сами не знаем, — дедушка отвечает. — Никак колдовство какое. Как с утра встаем, так драться и начинаем, больше и сделать ничего не успеваем. А ты кто таков, куда направляешься?

— Царевич я. Еду по поручению батюшки к царице Любаве.

— Как же ж хорошо, что я тебя встретил, — дедушка обрадовался. — Спроси у Любавы, что за напасть такая у нас сотворилася. Буду ждать тебя, добрый молодец, с нетерпением.

Поскакал Гаврюша дальше, а деревенские знай себе руками-ногами машут, не успокаиваются.

Тем временем братья его во весь опор до тридесятого царства доскакали. Останавливаться на разговоры им недосуг было.

Стучат в ворота царские.

— Эй, стража! — кричат. — Открывайте.

Как к себе домой приехали.

Удивилась Любава:

— Это кто ж такие? Шумные, да несдержанные?

— Подавай нам зелье молодящее для царя-батюшки!

— Разве ж так просят?

— Мы царевичи, — отвечают Дмитрий с Данилой. — Нас просить не учили, учили приказывать!

— Ах, вот как? — расхохоталась Любава. — Ну-ка, стража, отведите-ка их в темницу для острастки!

И ушла делами царскими заниматься.

Вскоре Гаврюша подоспел.

Смотрит Любава в окошко — новый гость. Любопытно ей стало.

Вышло она на крылечко.

Поклонился Гаврюша уважительно.

— Разрешите, — говорит, — вам, ваше величество, три вопроса задать.

— Говори, — Любава отвечает.

— Ехал я намедни через поле. Всё его Горыныч пожёг, попалил. Детушек малых без хлеба оставил. Помоги людям. Не заслужили они такой несправедливости.

— А тебе какое дело до людей? — царица спрашивает.

— Как же? — Гаврюша отвечает. — Я тож человек. А человек человека понимать должен.

— Молодец, Гаврюша, — царица похвалила. — Поговорю с сестрой Горыныча, в подругах она у меня. Не будет он больше урожай палить. Вторая какая задача у тебя?

— В деревне одной непорядок. Люди, как с утра просыпаются, так мутузить друг друга начинают. Уже и сами устали, а остановиться не могут.

— Знаю такое дело. Под большим дубом в той деревне дубина закопана. дубину эту заговорённую надо откопать, да сжечь. Тут же вся напасть и прекратится.

— Спасибо, ваше величество!

И поклонился в пояс.

— Ну а третий какой вопрос?

— Послал меня батюшка за снадобьем молодящим, прошу — не откажи. Очень уж жалко видеть, как он от хворей страдает.

— Хорошо, — отвечает Любава. — Но одно условие у меня. Братья твои у меня в каземате сидят. Отпущу я их немного погодя, но ты их опасайся, не доверяй сильно-то.

И пошла снадобье принесла в туеске березовом. Положила ему в один карман это снадобье, а в другой карман обычную воду в хрустальном графинчике.

И домой отправила.

Едет Гаврюша, поспешает обрадовать деревенских. Дедушка его уже под дубом ждёт.

Обсказал всё Гаврюша, помог и дубину дедушке вырыть и сжечь, другим-то некогда было — дракой занимались.

Только они это проделали, как народ перестал руками-ногами махать, по домам разошёлся — работу делать, очень уж много работы накопилось.

Подъезжает Гаврюша к полю сожжёному. Смотрит — а там пшеница колосится — живая, не обугленная.

— Ай да молодец, Любавушка! — обрадовался Гаврюша. Все как надо управила!

Тут и братья его догнали. Без разговоров из седла сшибли, карманы обыскали. Туесок неприметный выкинули, а графинчик хрустальный забрали, чтобы батюшке предьявить. Коня Гаврюшиного тоже забрали.

Поднялся Гаврюша, туесок с молодящим снадобьем поднял и пешком пошёл.

Дома батюшка, из хрустального грфинчика попивши и ничего не получивши, приказал прогнать Дмитрия да Данилу с глаз долой.

Тут и Гаврюша подоспел. Попил царь из туеска, сразу силу молодецкую почувствовал да в пляс пустился от радости. Можно теперь и поплясать, коли не болит ничего.

Гаврюшу на царство поставил. И стал Гаврила-царь честно управлять — негодяям спуску не давал, хорошим людям — почтение.

Райская птица

Покинул Иванушка стольный город, где царские загадки отгадывал, и дальше пошел.

И попал он в страну дивную, где люди не разговаривают, а поют.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 314
Купить по «цене читателя»