электронная
488
печатная A5
550
12+
История становления и развития Туркменистана как нейтрального государства (1995—2015 гг.)

Бесплатный фрагмент - История становления и развития Туркменистана как нейтрального государства (1995—2015 гг.)

Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-8484-4
электронная
от 488
печатная A5
от 550

Д И С С Е Р Т А Ц И Я

на соискание ученной степени кандидата исторических наук

Научный руководитель:

кандидат философских наук,

Сафаров Сайфулло Саъдулоевич


Научный консультант:

доктор политических наук, профессор

Нуриддинов Раймали Шахбозович

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования обусловлена тем, что в современной истории Центрально-азиатского региона, наблюдаются процессы становления и развития новых государств, среди которых наиболее важным является опыт разработки и реализации Туркменистаном политики нейтралитета. Выбор пути нейтрального развития Туркменистана среди других государств региона выделяет это государство, как особое, с уникальным историческим и политическим опытом. Данное обстоятельство как научная и практическая задача, предопределила наш выбор диссертационного исследования.

Следует отметить, что в период становления центрально-азиатских государств в качестве новых независимых единиц на мировой арене, Туркменистаном было уделено особое внимание усилиям по укреплению безопасности в регионе посредством дипломатических средств, позволявших ему выступать в качестве третьей стороны как в ситуации с Афганистаном, так и с Таджикистаном, которые проводили свои переговоры наряду с другими государствами на нейтральной туркменской площадке. Однако обострение ситуации в регионе и мире подтолкнуло туркменское государство к рассмотрению возможных альтернатив в области национальной и региональной безопасности. Таким образом, внешняя политика Туркменистана принимает многосекторную направленность, а нейтралитет, становится ее инструментом. Так же актуальность предпринимаемого исследования обусловлена рядом обстоятельств на международной арене:

— институт нейтралитета это одна из форм стратегии внешней политики государств. Политика нейтралитета актуальна по сей день, несмотря на процессы, происходящие в международной практике, она доказывает свою устойчивость;

— государства Европы, которые когда-то объявили о своем нейтралитете, а также одно из первых центрально-азиатских государств — Туркменистан не только сохраняют, но и значительно расширяют свое влияние за последние годы;

— история данного явления в регионе является интересной и малоизученной, а так же актуальной. Именно поэтому, мы решили исследовать историю становления и развития Туркменистана как нейтрального государства. Она в истории постсоветских государств и, становление особенно Центральной Азии, рассматривается нами как новое явление. История нейтралитета в Центральной Азии впервые становится объектом исторического анализа;

— в современной истории международных отношений хоть и не часто, но всё же новые государства начинают заявлять о своем намерении следовать политике нейтралитета. Кроме своего неучастия в войнах и военно-политических союзах, эти государства заявляют о следовании идеи нейтрализма, они предлагают невоенные способы действий, которые направленны на то, чтобы снять напряженность, отложить решение международных проблем на чуть более поздний срок, в случаях, когда стороны не расположены к компромиссу, и в случаях когда общественное мнение конфликтующих сторон остается крайне чувствительным;

— идеи, которые зародились в Европе, стали популярными в азиатско-тихоокеанском и других регионах. Страны Движения неприсоединения, поэтапно избавляются от предыдущего антиколониального радикализма, во внешнеполитической практике и все чаще также проявляются свойства, классически принадлежащие политике нейтралитета;

— анализ истории стран Европы и Туркменистана, придерживающихся политики нейтралитета, может позволить определить потенциал дипломатических, политических, экономических, культурных и других не силовых методов, которые традиционно применяются ими с целью обеспечения безопасного и стабильного развития внешних связей;

— Туркменистан весьма заинтересован в создании и надежном функционировании региональной системы безопасности, так как и само государство должно являться частью этой системы. Опыт государств придерживающихся идеи нейтрализма интересен и своеобразен, так как к выбору такого поведения во внешней политике эти государства пришли под влиянием не только внешних, но и внутриполитических сложных факторов в надежде их решить. Позиция нейтралитета государств в международных делах давала возможность снизить расходы на военную сферу и направить средства на социальные программы, в тоже время дать надежду на защищенность от угроз агрессии или втягивания в какой-либо вооруженный конфликт.

В своем выступлении после победы в президентских выборах в феврале 2017 года Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухаммедов подчеркнул, что политика нейтралитета полностью себя оправдала и в дальнейшем Туркменистан продолжит придерживаться курса позитивного нейтралитета.

Исследование логики внешнеполитических действий нейтральных государств, изучение исторически сложившейся специфики их нейтралитета, может позволить выбрать наиболее действенные формы во внутренней и внешнеполитической жизни общества. Всё вышеуказанное подтверждает актуальность исследуемой проблемы.

Степень научной разработанности. В современной исследовательской литературе институт туркменского нейтралитета практически не изучался. Несмотря на то, что существует обширный круг научной и научно-популярной литературы, необходимо отметить, что данная проблема в предложенном ракурсе и исторических рамках практически не изучалась как в туркменской исторической школе так, и в целом, в историографии международных отношений.

Надо отметить, что в русскоязычной научной литературе, и в Таджикистане эта тема также до сегодняшнего дня не исследована.

Несмотря на то, что в таджикской и зарубежной историографии накопилось достаточное количество научных работ по тематике нейтралитета, однако в центре внимания оказывались вопросы региональной безопасности отдельных нейтральных государств в определенно-сжатых хронологических рамках, но среди этих работ нет Туркменистана, что не дает возможность сделать выводы о процессе формирования Туркменистана как нейтрального государства в названном временном отрезке.

Поэтому, возникла необходимость в систематическом, комплексном научном анализе нейтралитета Туркменистана в исторической ретроперспективе, что актуально для современной исторической науки.

К сожалению, данная тема малоизучена, в связи с чем мало нового материала и литературы по исследуемой теме. В связи с этим, была поставлена цель исследовать этот вопрос на фоне роли других европейских, нейтральных государств.

Использованную литературу можно классифицировать следующим образом:

В первую группу включены исследования таджикских авторов. Прежде всего, следует отметить работы Х. Зарифи, А. Искандарова, Э. Рахматуллаева, Р. Нуриддинова., которые наряду с интересующими их вопросами затрагивали проблему взаимоотношений Туркменистана с постсоветскими государствами и нейтралитета в мировой политике и истории.

Среди названных ученных особое внимание стоит уделить работе А. Искандарова. Автор впервые, подробно описал роль Туркменистана в решении межтаджикского конфликта, а так же описал и проанализировал два раунда переговоров, которые были проведены на территории Туркменистана.

Интерес также представляют работы таких авторов как З. Саидова, Д. Дубовицкого, С. Буторова, М. Бабаханова, С. Сафарова, которые анализируют внешнюю политику центральноазиатских государств, в целом, и Туркменистана в отдельности.

Во вторую группу включены работы: А. Иефанчуку, Б. Гали, Е. Коруновой, С. Ниязова, посвященные вопросам нейтралитета в международных отношениях.

Третью группу использованной литературы составляют зарубежные авторы З. Бжезинский, И. Кхан, Б. Марта, Т. Шаумиян, С. Талбот, Д. Хелий, К. Хил и М. Сми, которые затронули вопрос нейтральной политики государств, взаимоотношения Запада и постсоветских стран, внешнюю политику западных государств и их интересы в регионе.

Четвертую группу составляют работы туркменских исследователей С. Дурдыева, А. Медведева, в которых содержится обзор или фрагментно освещены вопросы внешней политики Туркменистана и нейтрального статуса страны, и роль нейтралитета для удержания стабильности в регионе и мирного решения конфликтов, возникающих на территории Центральной Азии.

Таким образом, краткий обзор использованной литературы показывает, что проблеме нейтралитета стран в современном мире уделялось на наш взгляд, недостаточное внимание, кроме того, истории становления и развития Туркменистана как нейтрального государства до настоящего времени не было посвящено специальной научно-исследовательской работы. В связи с этим, была нами поставлена цель изучить этот вопрос в контексте роли других европейских нейтральных государств.

Цель исследования состоит в том, чтобы проанализировать историю становления, и потенциальные возможности политики нейтральных государств на примере Туркменистана и влияние нейтралитета на внешнюю и внутреннюю политику страны, а также в деле формирования системы региональной безопасности.

Достижение данной цели связано с решением ряда исследовательских задач, основными из которых являются:

— проанализировать международно-исторические условия создания нейтральных государств;

— определить особенности исторического пути достижения нейтралитета Туркменистана;

— охарактеризовать сотрудничество Туркменистана с государствами Содружества Независимых Государств;

— рассмотреть взаимоотношения Туркменистана с глобальными факторами международных отношений;

— проанализировать взаимодействие Туркменистана с ООН;

— исследовать сотрудничество Туркменистана с Центром превентивной дипломатии ООН в обеспечении региональной безопасности.

Источниковедческую базу диссертации мы условно разделили на следующие группы:

В первую группу источников включены труды, официальные выступления и заявления Президента Республики Таджикистан Э. Рахмона и Президента Туркменистана Г. Бердымухаммедова в которых дается общая характеристика, видение и перспективы, и направления государств во внешней политике и роль нейтралитета Туркменистана.

Во вторую группу входят политико-правовые документы, тексты межгосударственных соглашений, международные договоры, которые содержат правила нейтралитета на разных этапах развития международных отношений. Сюда же относятся сборники документов по международному праву, тексты конституций и государственных актов нейтральных стран, перечисленные в списке источников и литературы.

Третья группа источников состоит из материалов и сборников научных материалов, ставших результатами работы конгрессов, симпозиумов и конференций по тематике нейтрального Туркменистана.

Четвертая группа источников — это сведения, которые удалось почерпнуть в периодических ежегодниках и изданиях крупнейших таджикских, туркменских, российских и зарубежных информационных и аналитических центров международных и научно-исследовательских организаций, а так же из изданий Министерства иностранных дел Туркменистана в которых отражены вопросы нейтралитета и превентивной дипломатии.

Пятая группа источников состоит из теоретических сочинений, книг и мемуаров влиятельных действующих и отставных государственных, политических деятелей, их интервью периодическим изданиям. Представления политической элиты различных стран о перспективах развития нейтрального Туркменистана, в целом, помогли выявить анализ широкого круга публикаций в отечественной и зарубежной прессе.

Таким образом, использованные разнообразные источники, их анализ и интерпретация помогли раскрыть нам сущность политики нейтралитета Туркменистана в исследуемый период, а также выявить позитивную роль этой политики в укреплении мер доверия и создания механизмов мирного разрешения региональных, международных конфликтов и т. д.

Хронологические рамки диссертации (1995—2015 годы) определяются внешнеполитической спецификой результата распада Советского Союза, образованием независимого туркменского государства, а затем и приобретением позитивного нейтралитета.

Методологической основой диссертации являются разработки, приемы и методы исследования, общепризнанные в современной исторической науке, а также устоявшиеся аналитические подходы к оценке развития международных отношений.

В работе широко применен комплексный подход и принцип историзма в освещении избранной проблемы. Из числа вышеназванных методов в качестве главных можно указать системный и компаративный анализ, проблемный, а не узко страноведческий подход. Так как в работе было уделено внимание некоторым историческим аспектам формирования, эволюции института нейтралитета в истории международных отношений и мировой политике были использованы методы и приемы конкретно-исторического анализа, предполагающие рассмотрение явлений в их взаимном влиянии и развитии, а также внутренней связи.

Кроме того, был использован системный подход к изучению внешней политики нейтрального Туркменистана, сравнительный и структурно-функциональный анализ, геополитический, историко-политический анализ, а также современные научные методы: синтез, обобщение, аналогия и т. д.

Объектом исследования диссертационной работы является институт нейтралитета в истории международных отношений, рассматриваемый с точки зрения политической и исторической составляющей, а также специфика действий ряда нейтральных стран Европы и Центральной Азии, а именно Туркменистана, принимающих и развивающих его правила при реализации своей внешней политики и формировании современной системы региональной безопасности.

Предметом исследования являются исторические аспекты формирования и развития нейтрального статуса Туркменистана, и его влияние на укрепление государства.

Научная новизна исследования состоит в следующем:

— впервые, проведено исследование вопроса истории становления Туркменистана как нейтрального государства;

— проанализирована внешняя политика Туркменистана с учётом её нейтрального статуса, её участие в рамках международных организаций, двустороннее и многостороннее сотрудничество с другими международными акторами;

— изучен вопрос сотрудничества Туркменистана с ООН в области сохранения региональной стабильности и безопасности, место и значение Центра превентивной дипломатии ООН в г. Ашхабаде;

— рассмотрена роль Туркменистана как площадки для урегулирования конфликтов на примере Афганистана и Таджикистана;

— исследован процесс взаимодействия Туркменистана с другими государствами в рамках поставки энергоносителей;

— исследовано место и роль некоторых нейтральных государств, которые имеются в мире, проанализированы схожесть и различия нейтралитета этих государств с Туркменистаном, на основе чего дан прогноз на дальнейшую судьбу туркменского нейтралитета.

Практическая значимость работы состоит в том, что основные положения исследования можно применять в совершенствовании концепции внешней политики независимых государств, при чтении курсов лекций по проблемам современных международных отношений. Выводы и рекомендации диссертации могут быть использованы соответствующими исследовательскими институтами, государственными учреждениями. Результаты данной работы, могут также представлять интерес для исторических исследований по вопросам становления новых независимых государств; для государственных и дипломатических структур; для специалистов историков, занимающихся проблемами международных отношений; истории Центральной Азии и в исследовании внешней политики государств.

Апробация результатов исследования. Основные выводы диссертационного исследования нашли свое отражение в докладах на научных конференциях и в шести публикациях, в том числе научных журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации. Так же некоторые вопросы исследуемой темы апробированы автором в выступлениях по теме диссертации на семинарских и лекционных занятиях в Российско-Таджикском (Славянском) университете.

Структура диссертации. Логика исследования предопределила структуру диссертации. Работа состоит из введения, трех глав, шести параграфов, заключения, списка использованных источников литературы, приложения.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Нейтралитет — это не только международно — правовой статус, но и выбор государства следовать определенному пути, соблюдая определенные условия. Государства, которые избрали нейтральную модель поведения, приходили к ней в процессе условий, которые были на тот момент на мировой арене. Понятие постоянного нейтралитета возникло почти 200 лет назад.

2. Процессу трансформации современного Туркменистана присущи следующие характерные черты и особенности: глобальное и региональное измерение, уникальность, открытость и нацеленность на развитие взаимоотношений, как на двустороннем, так и на многостороннем форматах. Основными направлениями политики страны являются следующие измерения: в территориально-пространственном, институционном строении, во внутри — и внешнеполитическом механизме, сотрудничество в экономической области, в энергетической сфере и в социальной политике Туркменистана.

3. Сравнительный анализ этапов исторического развития Туркменистана позволил выделить отличительные черты уникальности нейтралитета в современных условиях. На раннем этапе трансформация страны связана преимущественно со становлением независимости государства. На последующем этапе политические трансформационные процессы были ориентированы на создание новой роли государства с использованием нейтрального статуса. На современном этапе процессы во многом связаны с развитием внутренней и внешней политики страны, а также сотрудничества Туркменистана с сопредельными государствами, включая Афганистан.

4. Процесс политической трансформации независимого, нейтрального Туркменистана, явился существенным фактором для предпосылок и условий становления партнерских отношений между Туркменистаном и рядом государств, таких как Россия, Республика Казахстан, ЕС, Турция, Иран, страны региона, а также страны Восточной и Южной Азии, прежде всего в экономической и энергетической сферах, с учетом ситуации в Афганистане, где наблюдается не стабильность, которая стала постоянным явлением.

5. Особое место в системе международных отношений занимает новое явление в регионе, а именно создание Центра превентивной дипломатии ООН в городе Ашхабаде. Эта организация является важнейшим фактором предупреждения конфликтов, сохранения мира и стабильности, обеспечения безопасности в Центрально-азиатском регионе. Создание такого центра на границе между стабильными и нестабильными государствами, является уникальным явлением в деятельности ООН.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ФОРМИРОВАНИЯ ОСНОВ НЕЙТРАЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ И ОСОБЕННОСТИ НЕЙТРАЛИТЕТА ТУРКМЕНИСТАНА

1.1. Международные исторические условия создания нейтральных государств

Понятие нейтралитет с течением времени видоизменялся, как и всякое явление политической жизни. На разных этапах мирового развития в его понимание вкладывалось разное содержание. Есть мнение, что само понятие, а также термин «нейтралитет» зародились очень рано. Отдельные его элементы, сама политико-правовая концепция нейтралитета возникли еще в древнем мире. В тот период нейтралитет в межгосударственных отношениях существовал как общий подход, как принцип.

Упоминания о нейтралитете можно найти в сочинениях древнегреческих, римских, израильских историков, юристов. Чаще всего его квалифицировали, как обязанность невоюющего государства не присоединяться к тому, кто ведет «несправедливую» войну и воздержаться от какого-либо содействия агрессору.

Основополагающие правила объявления и окончания войны были разработаны в Древнем Риме. С точки зрения эволюции принципа нейтралитета, важно то, что уже в этих ранних правилах указывалось: если невозможно выявить, какая сторона ведет «несправедливую» войну, то есть является агрессором, то любая невоюющая сторона должна соблюдать равенство к обеим воюющим сторонам.

Нейтралитет — это комплексный международно-правовой институт, который прочно вошел в практику межгосударственных отношений как один из способов защиты государств от разрушительного воздействия войн. На разных этапах нейтральные государства трансформировали международно-правовой статус нейтралитета применительно к складывающейся международной обстановке под воздействием различных политических, экономических, географических и иных факторов, а также их сочетаний, в связи с чем, у института нейтралитета исторически было много форм, которые отражали его отдельные стороны. Эти формы даже искажали сущность и правовое содержание нейтралитета.

В основе классификации нейтралитета по формам лежат условия его возникновения, продолжительность действия статуса нейтралитета, отношение нейтрального государства к воюющим странам, юридическая природа нейтралитета.

Французский юрист Б. Бако, в свое время делал попытки объединить нейтралитет постоянный и традиционный под общим названием «длительный нейтралитет». При этом, под традиционным нейтралитетом Б. Бако понимал политику нейтралитета ряда государств, которая вследствие своей продолжительности превратилась в традицию.

Содержание понятия «нейтралитет» складывалось из его историко-правового понимания как явление политического, а впоследствии — политико-правового и собственно правового, что обусловило множество подходов к определению данного понятия и формированию его сущностных признаков и характеристик.

Ганюшкин Б. В. отмечал, что существуют три основные формы нейтралитета: нейтралитет во время войны, политика нейтралитета и постоянный нейтралитет. Каждая из этих форм имеет свои определенные отличительные признаки и существенные черты, позволяющие проводить между ними разграничения в рамках общего для них международно-правового института нейтралитета.

Широкое толкование нейтралитета ведет к отождествлению этого понятия в международно-правовом и политическом плане. Вместе с тем, необходимо четко разграничивать понятия нейтралитета как института международного права и как внешнеполитического инструмента.

Исследователь Антонов И. П. выделяет политический нейтралитет как вид нейтралитета в мирное время. Политический нейтралитет в мирное время рассматривается как внешнеполитический курс государства, который может быть изменен в одностороннем порядке.

Можно выделить следующие формы нейтралитета:

— по продолжительности — традиционный (временный) и постоянный;

— по обеспеченности — вооруженный, гарантированный и негарантированный;

— по исполнению государством обязательств, вытекающих из статуса нейтралитета, — абсолютный и несовершенный.

Так же различают: постоянный нейтралитет (оформлен в международном порядке Швейцарией и Австрией); договорный; традиционный (соблюдаемый в течение длительного времени Швецией); позитивный (получивший широкое распространение в послевоенные годы в связи с образованием независимых развивающихся государств, проводящих политику неприсоединения к военным и политическим союзам). В случае вооруженного нападения на нейтральное государство последнее в соответствии с Уставом ООН имеет право на индивидуальную или коллективную самооборону. В протоколе Венского конгресса впервые в международном праве употреблен термин «постоянный нейтралитет».

В настоящее время с точки зрения международного права, к постоянно нейтральным государствам можно отнести Австрию, Камбоджу, Лаос, Мальту, Туркменистан и Швейцарию. В течение последних двух веков в Европе нейтралитет провозгласили десятки государств. Во время Второй мировой войны его устанавливали около десяти государств. Только половина из них сохранила хотя бы частичную независимость (Испания, Португалия, Швеция, Швейцария и Турция), тогда как Дания, Норвегия, Бельгия, Нидерланды и Люксембург стали жертвами немецкой агрессии. Гитлеру их нейтралитет не создавал больших препятствий для воплощения своих решений. Интересным примером нейтрального государства была Ирландия, которая упорно отказывалась предоставить свою территорию для перехода войск союзников, даже имея возможность убедиться в том, что ожидало бы ее в случае победы немцев.

На данный момент в Европе только Австрия, Ирландия, Швейцария, Швеция и Финляндия следуют принципу нейтралитета. Хотя юридическое оформление этого устава у них отличается. В частности, Швейцария следует этому принципу с 1815 года. Швеция, пошла на такой шаг не желая, чтобы ее восточная соседка Финляндия стала частью России. Австрия вынуждена была принять нейтралитет, который обеспечил ей вывод советских войск из страны в 1955 году. После второй мировой войны Советский Союз навязал Финляндии нейтральный статус. Такую модель отношений впоследствии стали называть финляндизацией.

Выше перечисленные нейтральные страны являются членами ООН, ОБСЕ, а также сотрудничают с НАТО в рамках программы «Партнерство ради мира». За исключением Швейцарии, они являются членами Европейского Союза и принимают участие в формировании Корпуса быстрого реагирования Европейского Союза и вместе с тем ни одна из них не имеет иностранных баз на своей территории.

Существует три ограничения на действия нейтральной страны на время войны между другими государствами: не предоставлять собственные вооруженные силы воюющим сторонам; не предоставлять свою территорию для использования воюющим сторонам (базирование, транзит, перелет и тому подобное); не дискриминировать ни одну из сторон в поставках оружия и товаров военного назначения (т.е. ограничения либо одинаковые, либо вообще отсутствуют).

Без соблюдения этого критерия нейтралитет является фикцией, так как само провозглашение нейтралитета страны, где расположены иностранные войска, только ослабляет ее позиции перед лицом страны, имеющей на ее территории военные базы, неоправданно сужает набор потенциальных инструментов защиты национальных интересов.

Можно рассмотреть опыт Молдовы, которая провозгласила нейтралитет еще в Конституции 1994 года, но так и не смогла достичь целей, которые этим преследовала, а именно, возобновить суверенитет над Левобережьем Днестра (Приднестровье) и добиться вывода российских войск. Более того, нейтралитет Молдовы так и не был признан ООН (в отличие от Туркменистана, который с самого начала четко следовал формальным критериям постоянного нейтралитета), а восстановление территориальной целостности страны все еще остается неосуществимой мечтой.

Нейтралитет может быть основой политики мира и дружбы. Обсуждение вопроса о том, являются ли идеалы и интересы наций действительно одинаковыми для всех, что требует их отстаивания единым фронтом, воспринимается чуть ли не как призыв к войне. Но, путем создания союзов гарантируется не только уменьшение прямой и непосредственной военной угрозы.

Исходя из вышеизложенного, нейтралитет является залогом обеспечения мира и безопасности не только в стране, которая придерживается политики нейтралитета, но и в регионе, в целом. Политика нейтралитета не может быть осмыслена без выявления содержания принципа нейтрализма в мировой политике, оценки его развития в современных условиях и характеристики национальных особенностей проводящих ее стран. Эволюция нейтралитета предполагает появление новых его трактовок и толкований, коррелирующих с понятием «расширенной безопасности» и позволяющих, сохранив нейтральный статус, значительно изменить его традиционное, закрепленное политико-правовыми нормами, содержание.

Великие державы могут использовать с выгодой, для себя созданную ими атмосферу страха и в том случае, когда постоянно повторяются заверения в дружбе. Давление извне сильнее влияет на политику государства, которое не входит в устоявшиеся военные блоки, чем на политику государства, безопасность которого опирается при всех возможных ситуациях на четкую программу.

После Второй мировой войны нейтралитет стал в Финляндии национальным благом. По этой причине даже уменьшалась важность развития экономических и политических связей с западными странами. Таким образом, обосновывалось равенство, баланс между востоком и западом.

Нейтралитет Финляндии имеет короткую историю. Финляндия инициативно искала для себя союзников до окончания Второй мировой войны. И после войны политика нейтралитета, проводимая президентом Ю. К. Паасикиви, была реальной политикой с целью защитить тот выбор, который был сделан еще до того, как нейтралитет стал необходимым.

Работа в пользу мира и благосостояния, это самая большая гуманитарная ценность. Несмотря на это, международные кризисы и конфликты могут быть в будущем фактором угрозы безопасности и нейтралитета Финляндии. Именно в Финляндии торговля, спекуляции по поводу независимости стран Балтии, начались после окончания Первой мировой войны, а не перед началом второй. Франция, Британия и США в начале процесса не были сторонниками независимости Прибалтийских стран. Преемник У. К. Кекконена, президент Финляндской Республики М. Койвисто, вступая в 1982 году на пост главы государства, назвал неуклонное проведение и впредь внешнеполитического курса, основанного и сформированного президентами Ю. Паасикиви и У. Кекконеном, своей первостепенной задачей.

В свое время премьер министр X. Холкери охарактеризовал раздающиеся время от времени предложения об отказе от определения внешнего курса страны как «линия Паасикиви — Кекконена» и замене его на термин «линия Финляндии» как «слишком общие и не отражающие конкретной направленности политики Финляндии». Линия Паасикиви — Кекконена является понятием широким и многоплановым, но она включает в себя несколько основных компонентов: особый характер отношений с Россией, основывающихся на Договоре 1948 г., традиционное сотрудничество со скандинавскими странами, укрепление мира в Европе и стремление, проводя политику нейтралитета, развивать хорошие отношения со всеми странами мира.

Активная деятельность во имя предотвращения войны, разоружения, укрепления мира и безопасности — таково содержание политики нейтралитета Финляндии. На международной арене Финляндия входит в число неприсоединившихся и нейтральных государств (так называемая группа Н + Н). Финляндская политика нейтралитета на сегодня практически признается всеми государствами, с которыми Финляндия поддерживает дипломатические отношения.

Линия Паасикиви — Кекконена направлена в направлении развития на основе Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи 1948 года отношений добрососедства, доверия и многостороннего сотрудничества с Советским Союзом, партнерства стран в обеспечении интересов безопасности друг друга. «Отношения с Советским Союзом являются, — отмечал президент М. Койвисто, — центральной частью нашей внешней политики. Их положительное развитие имеет приоритетное значение для укрепления внешнеполитической линии Финляндии в целом».

В конце 60-х — начале 70-х годов западная пропаганда стала жонглировать термином «финляндизация». Под этим подразумевалось, что курс Финляндии на поддержание добрососедских отношений с Советским Союзом, ее активная миролюбивая внешняя политика и инициативы в деле разрядки международной напряженности — все это якобы вынужденные шаги, делаемые «под давлением Москвы».

Нейтралитет Финляндии — это клише, распространенное в мире. На самом деле сами финны и политическое руководство подчеркивают, что нейтралитет Финляндии закончился с вступлением страны в Европейский Союз в 1995 году. Об этом в свое время заявил Министр иностранных дел Финляндии А. Стубб. Страна не может быть нейтральной, если она член ЕС. Финляндия является участником Единой внешней политики, политики безопасности Европейского Союза и, соответственно, участвует во всех мероприятиях, касающихся политики безопасности, выработки и принятия решений, а также участия в военных миссиях под эгидой Европейского Союза. Вопрос чистого нейтралитета сейчас не является актуальным. Финны принимают участие в операциях НАТО в Афганистане. Очень тесно Финляндия сотрудничает с НАТО. Дискуссии в отношении членства в НАТО являются актуальными на уровне, как общественности, так и политических партий. Но все политические партии соглашаются с тем, что вопрос членства в НАТО может стоять в повестке дня парламента только следующего созыва, поскольку он еще не обсуждался общественностью во время предвыборной кампании предыдущего созыва в парламент.

С распадом Советского Союза Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Финляндией и СССР 1948 года прекратил свое действие. Приняв формулировку военного неприсоединения и самостоятельной обороны, правительство при этом, исключило из нее в 1995-м понятие «нейтралитет».

В докладе, представленном в 1997 году, более определенно было сказано о возможности получения военной помощи извне: «…если собственные ресурсы Финляндии окажутся недостаточными». Президент социал-демократ М. Ахтисаари (1994—2000) фактически закрепил возможность вступления Финляндии в НАТО. Дискуссия началась, когда встал вопрос о присоединении к Североатлантическому альянсу ближайших соседей Финляндии — стран Балтии. Сторонниками присоединения к НАТО выступили Социал-демократическая партия Финляндии (СДПФ) и находящаяся в оппозиции Национальная коалиционная партия (НКП). Среди тех, кто симпатизирует идее членства в НАТО, немало представителей финского бизнеса, а также преобладающая часть финских военных.

Диаметрально противоположную сторонникам присоединения к НАТО позицию занял премьер-министр Финляндии М. Ванханен: «Более естественно развивать международное сотрудничество в ходе операций под управлением ООН и Евросоюза. Участие же в тяжелых, сугубо военных операциях только добавило бы внутриполитической напряженности». Оппонирует членству в НАТО и бывший социал-демократический президент М. Койвисто (1982—1994), к голосу которого в стране по-прежнему прислушиваются. Отрицательно относятся к вступлению в НАТО представители правящей партии Финляндского центра (ФП), а также Левого союза (ЛСФ) и Союза «зеленых». Большинство жителей Финляндии по-прежнему за сохранение нынешней политики военного неприсоединения. В то же время, последние опросы общественного мнения показывают, что их позиция испытывает постоянные колебания, причем негативная динамика усиливается.

Между тем по пути сближения с НАТО в Финляндии сделано уже немало шагов, и развитие идет по возрастающей. Это и перевод вооруженных сил на стандарты НАТО, и отработка взаимодействия с НАТО путем участия в совместных маневрах, использование для углубления «оперативной совместимости» мероприятий в рамках «Партнерства ради мира», и многое другое. Командующий вооруженными силами Финляндии адмирал Ю. Каскеала подтвердил, что финская армия полностью готова к вступлению в НАТО.

Говоря о последствиях возможного вступления в НАТО Финляндии, нельзя не остановиться на военной политике Швеции. Так как можно ожидать, что в вопросе о возможном вступлении в НАТО она будет действовать скоординировано с Финляндией и подаст заявку одновременно (как это было в случае с Европейским Союзом). Вряд ли шведы захотят, сохраняя политику неприсоединения, иметь между собой и Россией натовскую Финляндию и оставаться «неприсоединившимся анклавом» внутри североевропейского фланга НАТО.

Швеция, ранее твердо заявлявшая, что «политика военного неприсоединения остается неизменной», под давлением буржуазных партий недавно изменила эту формулировку. В ней больше не упоминается о необходимости сохранения нейтралитета, однако говорится, что «наиболее эффективно противостоять угрозам миру и безопасности можно путем коллективных действий и в сотрудничестве с другими странами», под которыми понимается НАТО.

Расширение НАТО в этом районе за счет Финляндии и Швеции с их высоким и самым современным уровнем обороноспособности радикально изменило бы военно-политическую конфигурацию и баланс сил в регионе. Разделительная линия с НАТО может пройти по всему северу Европы и региону Балтийского моря.

Можно вспомнить примеры Норвегии и Дании, которые при вступлении в НАТО взяли на себя обязательства (правда, в одностороннем порядке, но закрепленные решениями парламентов) не размещать на своей территории иностранные вооруженные силы и ядерное оружие в мирное время, и в целом, их выполняли.

В 1780 году Швеция объявила о своем постоянном нейтралитете. К числу специфических факторов, присущих именно Швеции относятся неизменный внешнеполитический нейтралитет, неучастие в обеих мировых войнах, рекордное по продолжительности пребывание у власти Социал-демократической рабочей партии, исторические традиции мирных способов перехода к новым формациям, в частности, от феодализма к капитализму, длительные благоприятные и стабильные условия развития экономики, доминирование реформизма в рабочем движении, утвердившем эти принципы в своих отношениях с капиталом (их символом стали соглашения между руководством профсоюзов и предпринимателями в Сальтшебадене в 1938 году), поиск компромиссов на основе учета интересов различных сторон.

На сегодняшний день, у Швеции похожая со Швейцарией и Австрией ситуация. Хотя шведские политики подчеркивают, что «сущность политики Швеции в области безопасности — не вхождение в военные союзы — остается неизменной». По мнению экспертов шведский премьер Перссон «разворошил осиное гнездо» своим заявлением, о том, что концепция нейтралитета потеряла значение после окончания «холодной войны». За этим заявлением шведского премьера явно просматривается стремление упрочить мировую роль Евросоюза.

В Швеции две политические партии, это Умеренная коалиционная (консерваторы) и Народная (либералы), выступающие с пронатовских позиций. Проблема осложняется тем, что правительство социал-демократа Перссона — правительство меньшинства, вынуждено лавировать между интересами разных социальных групп и политических элит. Если произойдет слушание по проблеме нейтралитета, то от социал-демократов почти наверняка отвернутся ярые антинатовцы — левые и «зеленые», на поддержку которых опирается правительство. Судя по всему, суть высказывания сводится к следующему. После окончания «холодной войны» и распада Варшавского договора само понятие нейтралитета отчасти потеряло смысл. (Вплоть до 1990-х годов в Швеции, понятие нейтралитета включало в себя и неприсоединение к Евросоюзу. И только после референдума 1994 года Швеция с 1 января 1995 года стала членом Европейского Союза.) В сегодняшней Европе складывается новый самостоятельный полюс, противостоящий не столько Востоку, сколько США.

Определенные круги на Западе долго и настойчиво стремились втянуть Австрию в агрессивные блоки и военные группировки. Были и внутри страны силы, активно поддерживающие эти планы. Провозглашение постоянного нейтралитета страны выбило у них почву из-под ног, избавило Австрию от незавидной роли младшего партнера в агрессивных блоках. Последовательное проведение Австрией политики нейтралитета имеет для ее народа особое значение в условиях роста агрессивности западногерманского империализма.

Политика нейтралитета дает Австрии и большие экономические выгоды — страна избавлена от чрезмерных военных расходов и располагает благоприятными возможностями для развития экономических связей со всеми странами независимо от их политического и социального строя.

В Австрии есть силы, которым не нравится политика нейтралитета. Они понимают, что открыто поставить вопрос об отказе от прежнего курса и о включении Австрии в военные блоки — дело безнадежное. Поэтому, они ищут обходные пути, чтобы заставить страну свернуть с пути нейтралитета. Австрийское правительство, возглавлявшееся канцлером Ю. Раабом, не уступило нажиму сил, пытающихся покончить с австрийским нейтралитетом.

Владимир Путин, в ходе своего визита в Австрию, призвал эту страну сохранять нейтралитет, провозглашенный 62 года назад. После того, как В. Путин и австрийский президент Т. Клестиль, подписали ряд двусторонних экономических соглашений, российский лидер сказал журналистам, что нейтралитет — ценное приобретение Австрии, которое Москва высоко ценит.

Незадолго до начала визита В. Путина, российский посол Вене заявил, что нейтралитет Австрии должен быть сохранен, и что любые ее попытки вступить в НАТО будут рассматриваться в Москве как нарушение международного права.

Правоцентристская правительственная коалиция Австрии, теперь называет условия австрийского нейтралитета устаревшими. Нейтралитет был провозглашен в 1955 году в обмен, на вывод из страны советских войск, находившихся там со времени окончания Второй мировой. Австрийский канцлер В. Шюссель говорит о том, что хотя в настоящее время его страна подавать заявку на вступление в НАТО не собирается, в долгосрочной перспективе он хотел бы видеть ее членом Североатлантического альянса.

Австрия является одной из немногих европейских стран, не входящих в НАТО и даже не спешащих примкнуть к нему. В 1955 году, согласно договору, подписанному СССР, США, Великобританией и Францией, Австрия была восстановлена как суверенное независимое государство, а Национальный совет принял Закон федеральной конституции о постоянном нейтралитете республики. Три с половиной десятилетия эта страна находилась на границе между западным и восточным военными блоками, между двумя мирами, двумя политическими реалиями.

После коренных перемен в Европе, после распада СССР, Югославии, Чехословакии, Варшавского договора, после вступления Австрии в состав Евросоюза многие прежние факторы в сфере безопасности, тоже изменились. Изменился сам характер угроз и их причины. Ныне главными угрозами миру и благополучию демократических наций можно считать международный терроризм, организованную преступность, катастрофическое загрязнение окружающей среды.

В подобных условиях у многих в Австрии появились сомнения в актуальности политики нейтралитета. Созданию новой политики безопасности можно способствовать, например, в рамках Евросоюза, т.е. политике нейтралитета должна прийти на смену политика солидарности. Австрияки, вступили в НАТО, но в политической и экономической сфере они все эти десятилетия были крепкой составной частью Западной Европы. Нейтралитет помог сохранить — в отличие от Германии — единство страны. Нейтралитет как бы вывел Австрию из зоны конфликта между Западом и Востоком. Но, все это, в прошлом. Теперь, все европейские страны вместе с Россией должны строить новую архитектуру безопасности на континенте, чтобы своевременно и адекватно реагировать на новые угрозы.

В отличии от Австрии Швейцария имеет давние традиции политического и военного нейтралитета, однако принимает деятельное участие в международном сотрудничестве и на её территории находятся многие международные организации.

Швейцария начала придерживаться статуса нейтралитета после заключения мирного договора с Францией 29 ноября 1516 года, в котором был провозглашён «вечный мир». В 1713 году нейтралитет страны был признан Францией, Испанией, Нидерландами и Англией. Сегодня, нейтралитет Швейцарии, признан уже всеми странами мира. На Венском конгрессе в 1815 году был закреплён «вечный нейтралитет» Швейцарии.

После начала Первой мировой войны (1814—1818гг.) правительство Швейцарии объявило о намерении сохранять нейтралитет. Несмотря на это, война оказала большое влияние на политическое, социальное и экономическое развитие страны.

Во-первых, возникла угроза национальному единству Швейцарии: франкоязычные швейцарцы в основном симпатизировали Франции, а немецкоязычные — Германии. Во-вторых, четырехлетняя военная мобилизация легла тяжелым бременем на экономику страны.

Швейцария уже пять столетий не ведёт активной внешней политики — последний раз швейцарские знамёна видели на поле боя под Мариньяно в 1515 году. Слово «нейтралитет», является синонимом этого государства уже давно. Изначально многонациональная страна, Швейцария весь XX век, являлась образцом стабильного государства, тихого островка посреди бушующего моря Европы.

Швейцария ведёт активную внешнюю политику с 1515 года, но полного нейтралитета в современном понимании этого значения, придерживается с начала XVIII века, когда в битве при Мальплаке сошлись швейцарские наёмники обеих армий — имперской и французской. Уже по окончании войны за Испанское наследство, Швейцария выступает как нейтральное государство, занимаясь посредничеством при заключении мирного договора. К концу XVIII века нейтралитет Швейцарии стал настолько привычным явлением, что любые изменения считались невозможными. Законодательно швейцарский нейтралитет был подтверждён во время Венского конгресса 1815 года. Во время Первой и Второй мировых войн, правительство Швейцарии продолжало придерживаться нейтральной политики, несмотря на инциденты со «случайными» бомбардировками швейцарских территорий и действия разведок воюющих сторон. В Лигу Наций Швейцария вступила на особых условиях, исключавших участие страны в каких-либо военных и экономических союзах, а в ООН это альпийское государство вступило в 2002 году. Принципы нейтралитета не давали Конфедерации вступить в НАТО и Европейский Союз. В конце 2008 года Швейцария вошла в Шенгенскую зону.Соблюдение нейтралитета стало фундаментальным принципом внешней политики швейцарского правительства. Швейцария ревностно охраняет свой статус нейтрального государства, используя его как козырь в международной политике и бизнесе.

Любое европейское государство почитает за счастье стать членом Европейского Союза, в Берне к идее вступления в эту международную организацию относятся достаточно сдержанно. В равной степени Швейцария сторонится и главного международного силового блока — НАТО. Будучи одной из самых развитых стран в экономическом плане, политически Швейцария кажется почти незаметной, от всего себя изолировавшей. Статус нейтрального государства не позволяет Швейцарии вступать в военные союзы, каким является НАТО. Нейтралитет — это основополагающий принцип. Тем не менее, с НАТО Швейцария поддерживает рабочие отношения.

Классическая концепция нейтралитета возникла в исторической ситуации, когда залогом безопасности был баланс сил мировых держав, как это было в Европе XIX века, во время обеих мировых войн и в период холодной войны. После окончания холодной войны ситуация кардинально изменилась, архитектура мировой безопасности стала намного сложнее. У великих держав есть общие интересы во многих сферах, в обеспечении стабильности на Ближнем Востоке или в борьбе с международным терроризмом. В этом контексте понятие нейтралитета также наполняется качественно новым смыслом. Нейтральные государства могут брать на себя важные роли, например посредничество. Самый свежий пример: Швейцария была рада тому, что российское правительство обратилось к ним с просьбой представлять интересы России в Грузии. И это — живой пример того, как можно позитивно использовать нейтралитет в непростых международных ситуациях.

Европейский Союз регулярно высказывался за полноправное членство Швейцарии. Но, сегодня, более 55 процентов населения Швейцарии голосует именно за двусторонний подход, а не за вступление в Европейский Союз. Таким образом, большинство швейцарцев придерживаются мнения, что пока лучше строить сотрудничество на основе двусторонних соглашений. Практика двусторонних соглашений подразумевает, что позиции Швейцарии по некоторым вопросам не совпадают.

Пока в Швейцарии не собираются ставить на повестку дня вопрос нейтралитета, или, точнее, изменения статуса. Но, в этой стране понимают необходимость интеграции в мировое сообщество, и это, делается через экономическое направление, развивая отношения с Европейским Союзом. Они понимают, что в этом мире сегодня нельзя жить, с одной стороны, нейтрально, а, с другой стороны, независимо, принимая во внимание процессы глобализации и интеграции. Поэтому Швейцария довольно серьезно сотрудничает с Европейским Союзом, заключив с евро сообществом более 200 соглашений. Швейцария уже не позиционирует себя жестко по отношению к другому миру. Свидетельством этого является вступление в ООН и Шенгенское пространство, развитие экономических отношений не только с Европейским Союзом, а также со всем миром.

На территории Швейцарии действуют многочисленные международные организации: Красный Крест, Всемирная организация охраны здоровья, Международная организация труда, европейское бюро ООН. 22 международных организаций имеют штаб-квартиры в Женеве, 2 в Берне и 1 в Базеле, кроме того, 200 неправительственных организаций-советников ООН базируются в Швейцарии.

В ходе изучения и анализа истории обретения странами нейтрального статуса можно сказать, что хотя причины выбора следования нейтральной политики у всех государств разные, но цель у всех почти одинаковая — сохранение территориальной целостности, ограничение государств от участия в войнах, защита национальных интересов государств. Судя по всему, цель была достигнута, а нейтральный статус и по сей день используется странами с пользой. Но реалии современного мира ставят перед нейтральными государствами новые цели и задачи.

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы:

В ближайшем будущем европейские государства — Финляндия, Австрия, Швеция, которые приняли и придерживаются политики нейтралитета, возможно, будут менять свой политический курс, в связи с глобализационными процессами в мире.

Стоит принять во внимание роль Европейского Союза в принятия решений названных государств, так как все они (Австрия, Швеция, Финляндия), входят в состав Европейского Союза.

Скорее всего, уже в ближайшем будущем, нейтралитет будет нести больше формальный характер. А, в случае, если этого будут требовать обстоятельства (вхождение в НАТО), вовсе потеряют свой нейтральный статус.

1.2. Особенности исторического пути достижения нейтралитета
Туркменистана

Современное Туркменское государство возникло в результате крупнейших изменений за всю новейшую историю геополитики. Формирование туркменской государственности, включая такой ее важнейший атрибут, как самостоятельная внешняя политика, проходит параллельно с продолжением процессов национально-культурного самоопределения народа Туркменистана. При этом, именно политическая и научная элита в идеале, должны стремиться к тому, чтобы сделать этот процесс естественным и устойчивым, что, в свою очередь, невозможно в условиях принудительного утверждения какой-либо одной, господствующей точек зрения на происходящее.

От основательности концепции туркменской государственности, в том числе ее внешнеполитической составляющей, качественной специфики заложенных в нее духовно-идеологических устремлений, будет зависеть и то, какими, в конечном счете, будут этапы формирования системы отношений Туркменистана со странами СНГ, с его соседями по региону, с ведущими государствами мира — то есть место и роль Туркменистана в системе международных отношений.

В непростой экономической и геополитической ситуации оказался Туркменистан в первые годы обретенной независимости: сложное географическое соседство на перекрестке политических интересов сильных мира сего, неразвитая промышленная инфраструктура в сочетании с огромным ресурсным потенциалом, наличие серьезных социальных проблем. Обретение статуса постоянного нейтралитета стало для Туркменистана ключом к решению важнейших задач выживания и становления государственной самостоятельности.

Внешняя политика Туркменистана на современном этапе определяется рядом факторов, связанных с его экономическими и социально-политическими интересами, с нынешней обстановкой в регионе, а также с общей геополитической ситуацией в Юго-Западной Азии. Среди этих факторов следует выделить нейтральный статус Туркменистана, огромные запасы природного газа в стране и стремление максимально увеличить его экспорт. К этим факторам также относятся не решенные до сих пор проблемы правового статуса Каспия.

Подлинным успехом внешней политики Туркменистана стало провозглашение постоянного нейтралитета 12 декабря 1995 года на основании Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН за №50/80. Туркменистан провозглашен постоянным нейтральным государством. В силу своих целей и задач, определенных Уставом, и в целом, заинтересованности в миролюбивой политике, ГА ООН пошла по пути поддержки, признания нейтралитета Туркменистана и обеспечения гарантий существования. В резолюции подчеркивается, что ООН «выражая надежду на то, что статус постоянного нейтралитета Туркменистана будет содействовать укреплению мира и безопасности в регионе, признает и поддерживает провозглашенный Туркменистаном статус постоянного нейтралитета». Подобный уникальный документ принят впервые в деятельности всего международного сообщества наций. Поддержка ООН — редкое явление в более чем полувековой истории этой международной организации. Резолюция ГА ООН выражает признание и поддержку статуса нейтралитета Туркменистана со стороны всех членов мирового сообщества, а также призывает государства уважать и поддерживать его. За ее принятие на сессии ГА единогласно проголосовало 185 государств-членов мирового сообщества.

К сожалению, исследованиям по вопросам нейтралитета в теории и практике международного права не уделяется должного внимания. Между тем нейтралитет, является одной из важнейших форм контроля за выполнением норм международного гуманитарного права. За более чем полувековую историю существования ООН содержание многих международно-правовых институтов получил новое развитие и нуждается в уточнении. Представляется необходимым внести уточнения и дополнения в содержание института нейтралитета, поскольку с момента его возникновения как международно-правовой категории прошло много времени. За этот период в мире появилось много нейтральных государств. Нейтралитет Туркменистана отличается от других аналогичных государств по способу и условиям обретения. Например, в историческом плане институт нейтралитета возник в науке гуманитарного права в вооруженных конфликтах (точнее, «права войны», разработанного Гуго Гроцием) и долго рассматривался как способ неучастия страны в вооруженном конфликте. Выражением такого подхода стал нейтральный статус Швейцарии. Договорные начала были заложены в Федеральном конституционном законе Австрийской Республики 1955 года о нейтралитете.

Изменилась также редакция статьи 6 Конституции Туркменистана. В ней закреплено: «Туркменистан, являясь полноправным субъектом мирового сообщества, признает приоритет общепризнанных норм международного права, придерживается во внешней политике принципов постоянного позитивного нейтралитета, невмешательства во внутренние дела других стран, отказа от применения силы и участия в военных блоках и союзах, содействия развитию мирных, дружественных и взаимовыгодных отношений со странами, регионами и государствами мира». Таким образом, положения о нейтралитете получили конституционно-правовую поддержку. Принципы нейтралитета стали принципами национального права.

Важной формой выражения и признания норм международного права в национальном законодательстве является имплементация. Об этом свидетельствуют положения новейших законов (например, Гражданского кодекса). Кроме того, Туркменистан за эти годы ратифицировал ряд важнейших международных конвенций в области политических, гражданских и социально-экономических прав. А 23 декабря 1997 года одним из первых среди государств Содружества Туркменистан присоединился к Оттавской конвенции от 3 декабря 1997 года о запрещении применения противопехотных мин.

С 1 января 1999 года в Туркменистане был введен мораторий на смертную казнь, а 28 декабря 1999 года парламентом принят Конституционный закон Туркменистана, согласно которому внесены дополнения в статью 20 Конституции. В ней закреплено, что «смертная казнь в Туркменистане полностью отменяется и навечно запрещается», что означает полное исключение из законодательства Туркменистана смертной казни как меры уголовного наказания.

С точки зрения правовой науки в рамках института нейтралитета большое значение имеют права человека. В этой связи, особое место принадлежит Декларации «О международных обязательствах нейтрального Туркменистана в области прав человека», принятой 27 декабря 1995 года. В соответствии с ней Туркменистан, как нейтральное государство принял на себя дополнительные обязательства перед государствами международного сообщества в области прав человека, расширив тем самым конституционно-правовую базу «права прав человека» — одного из важнейших институтов международного публичного и гуманитарного права.

Нейтралитет Туркменистана — с экономико-правовой точки зрения — способствует привлечению иностранных инвестиций в разработку важнейших проектов ХХI века по освоению недр Каспийского моря, выводу энергоносителей на мировые рынки.

Анализ международно-правового содержания нейтралитета Туркменистана позволяет охарактеризовать его следующим образом:

по происхождению — признанным, что подтверждается резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН «Постоянный нейтралитет Туркменистана» (12 декабря 1995 года), Исламабадской декларацией по итогам 3-й встречи глав государств и правительств стран Организации экономического сотрудничества (15 марта 1995 года), Заключительным документом 11-й конференции глав государств и правительств стран Движения неприсоединения (20 октября 1995 года, Картахена). Если ранее такой статус, то, или иное государство обретало путем соглашения нескольких государств, то нейтральный статус Туркменистана поддержало практически все мировое сообщество. Нейтралитет Туркменистана не имеет аналогов в мире, так как он одобрен и признан на уровне ООН;

по форме — постоянным, то есть не ограниченным во времени и действующим как в военное, так и в мирное время. Известно, что исторические прецеденты нейтралитета государств основывались на праве войны. Нейтралитет было принято связывать с войной, вооруженными конфликтами. Инициатива нейтралитета какого-либо государства исходила, прежде всего, не от него самого, а от группы стран, находящихся между собой в состоянии войны. В отличие от этого, нейтралитет Туркменистана не базируется на итогах каких-либо вооруженных конфликтов, соглашений великих держав, а является результатом самостоятельного выбора, добровольного волеизъявления со стороны Туркменистана;

по содержанию — позитивным или конструктивным, что подразумевает активную позицию государства в вопросах поддержки мира и стабильности, развития отношений дружбы и сотрудничества между государствами, это цель и средство вхождения в мировое сообщество путем согласия и партнерства.

Нейтралитет Туркменистана имеет под собой международно-правовую базу. Главная гарантия нейтрального статуса состоит в соблюдении всеми членами ООН своих обязательств по отношению к Туркменистану, в единстве их действий по сохранению и упрочению его нейтрального статуса. Нейтральный статус Туркменистана не может быть изменен или отменен в одностороннем порядке без согласия всех членов ООН.

Нейтральный статус Туркменистана открывает широкие возможности для проведения им своей миролюбивой внешней политики, активной, позитивной линии в развитии мирных, дружественных связей с зарубежными партнерами на принципах равноправия, взаимоуважения, взаимовыгоды и невмешательства во внутренние дела других государств.

Особое значение Туркменистан придает отношениям с соседними странами, с которыми его связывают исторические, политические, экономические и культурные связи. Отношения дружбы с ними, широкое сотрудничество во всех сферах он рассматривает как важнейшую гарантию сохранения своего суверенитета и нейтрального статуса, успешного достижения своих внешнеполитических целей.

Постоянный позитивный нейтралитет Туркменистана подразумевает активную конструктивную позицию в международных делах, использование им своих политических возможностей в целях ненасильственного разрешения противоречий и конфликтов между государствами, установления более гуманного и созидательного порядка в международных отношениях. Исключая саму возможность вмешательства во внутренние дела других государств, признавая неотъемлемое право выбора каждого государства на собственный путь развития, Туркменистан всегда готов способствовать любым миротворческим процессам, конструктивному диалогу во имя мира и согласия.

Туркменистан отказывается от применения силы или угрозы ее применения, а также, от ущемления интересов других государств в любых формах. Как постоянно нейтральное государство, Туркменистан принимает на себя обязательство никогда не начинать войны, не участвовать в войне (кроме случаев самообороны), воздерживаться от политики, дипломатических или иных действий и шагов, могущих привести к войне либо к конфликту.

На глобальном уровне Туркменистану удалось выстроить ровные партнерские отношения с великими державами и основными мировыми центрами силы — США, Россией, Евросоюзом, Китаем. Фактически стала реальностью заявленная первым президентом С. Ниязовым линия на «равноприближенность» Туркменистана к ним (этим центрам), если речь идет о сочетаемости их интересов в регионе на основе честной и здоровой конкуренции, и, наоборот, «равноудаленности» от них, когда стоит вопрос о разделении (а вернее, дележе) сфер влияния.

На региональном уровне Туркменистан установил добрососедские и равноправные отношения с сопредельными странами, крупными региональными державами, такими, как Иран и Турция, Пакистан и Индия. Несмотря на неоднозначность взаимоотношений между ними, на туркменской геополитической «площадке» интересы этих государств никогда не входили в противоречия.

Принципиальный и безусловный отказ от участия в международных военных и военно-политических группировках и блоках, позволил Туркменистану, не оказаться втянутым в какие-либо формы региональною соперничества. Равно как и от соблазна с чьей-либо стороны привлечь на свою сторону туркменский военный и экономический ресурс в потенциальных конфликтах. Военная стратегия Туркменистана носит cyгy6o оборонительный характер, в ней четко прописан запрет на использование туркменских Вооруженных Сил за пределами своих границ. Это позволило Туркменистану, не распыляя финансовые, материальные и людские ресурсы на использование вне страны, сосредоточиться на укреплении собственной обороноспособности, модернизации национальной армии в соответствии с современными требованиями. Сегодня, по мнению, как западных, так и российских экспертов, Вооруженные Силы Туркменистана являются одними из самых оснащенных и боеспособных в регионе (что, впрочем, характерно для нейтральных стран и в других частях света, к примеру, Швейцарии и Швеции). При этом, Туркменистан не отказывается от военно-технического, но не обусловленного политическими требованиями сотрудничества на двустороннем уровне. С такими странами, как США, Россия, Турция, Украина оно развивается уже не первый год и достаточно успешно. То же самое можно сказать и о международном сотрудничестве в борьбе с общими для региона угрозами — терроризмом, наркотрафиком, транснациональной оргпреступностью.

Став независимым и суверенным государством, Туркменистан занял свое достойное место в Сообществе наций, на практике доказав правильность избранного им собственного пути развития, сочетающего в себе национальную самобытность и достижения современной цивилизации. За прошедший небольшой по историческим меркам период Туркменистан выдержал непростые испытания и утвердился в составе мирового сообщества не только в качестве суверенного и светского государства, но и обладающего общепризнанным статусом постоянного нейтралитета.

На примере внешнеполитического курса Туркменистана, который был разработан и реализовывался под руководством первого Президента С. Туркменбаши, мировое сообщество стало свидетелем возникновения качественно новой модели в практике международных отношений. Туркменистан предложил миру концепцию мирного и стабильного сосуществования и развития в сложном регионе Центральной Азии.

С утверждением статуса постоянного нейтралитета решена стратегическая задача обеспечения национальных интересов Туркменистана как независимого субъекта международных отношений, 12 декабря, объявлен в Туркменистане национальным праздником — Днем нейтралитета.

Выбор, сделанный с первых дней обретения независимости, явился весьма своевременным и правильным, а модель внешнеполитического развития Туркменистана наиболее оптимальной. Тем самым решена стратегическая задача обеспечения национальных интересов Туркменистана как независимого субъекта международных отношений. Внешнеполитический курс нейтралитета, основанный на строгом и безусловном следовании духу и букве Конституции страны, Устава ООН и взятым на себя международным обязательствам, снискал Туркменистану авторитет и доверие среди других государств, прежде всего, соседних, позволил создать благоприятные внешние условия для внутренней стабильности и устойчивого развития.

Внешняя политика Туркменистана является логическим продолжением внутренней политики и определяется международно-правовым статусом постоянного позитивного нейтралитета, принятым на себя Туркменистаном добровольно, в рамках реализации неотъемлемых прав суверенного государства.

Основными задачами внешней политики Туркменистана являются:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 488
печатная A5
от 550