электронная
140
печатная A5
481
12+
История села Апайкина Гарь Казанского уезда 1819—1918 годы

Бесплатный фрагмент - История села Апайкина Гарь Казанского уезда 1819—1918 годы

Книга третья — Гарталовка

Объем:
266 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-9951-4
электронная
от 140
печатная A5
от 481
Иллюстрация к книге — рисунок моей дочери Маши

К 200-летию основания села Апайкина Гарь Казанского уезда и губернии. Книга третья — деревня Гавриловка (Гарталовка).

Помните прошлое,

живите настоящим,

творите будущее!

Предисловие

Третья заключительная книга Истории села Апайкина Гарь Казанского уезда и губернии 1819—1918 годов посвящена истории основания и почти 70-летней жизни небольшой деревни Гавриловка или Гарталовка Кармышской волости Казанского уезда, входящей в приход Никольской церкви села Апайкина Гарь и в состав Апайкино-Гарьевского сельского общества.

Если первые две деревни, описанные в первых двух книгах, относились к поселениям общегосударственного сельскохозяйственного пользования — деревня Новые Чепчуги как поселение удельных крестьян, а Новые Бимери как поселение государственных крестьян, то здесь представлена деревня помещичьих крестьян. Надо отдать должное, что жизнь в помещичьих поселениях больше зависела от самого господина, хозяина крестьян, чем от положения внутригосударственного. Поэтому, в данной книге внимание уделено жизни и быту владельца деревни Гавриловки помещика Г. И. Горталова.

Книга представляет документальные свидетельства жизни деревни в составе прихода села Апайкина Гарь, по сути, как и предыдущие книги, восстанавливает родословные каждого жителя Гавриловки (Гарталовки). Здесь крайними датами изложения хронологии являются 1850 год, как официальный год основания деревни и, как ранее, 1918 год, последний год, за который велись и сохранились метрические записи прихода Никольской церкви села Апайкина Гарь.

Структура книги немногим отличается от структуры предыдущих. Также, как и в первых двух, основная часть отведена хронологии событий и фактов из жизни крестьянских семей на основе документальных материалов метрических книг, духовных исповедных ведомостей и ревизских сказок по церквям Казанского уезда, в приходах которых состояли жители деревни Гавриловка (Гарталовка). Так же, на документальные события нанесены небольшие художественные штрихи, опирающиеся на реальные факты из истории Российской империи в соответствующие годы.

В начале книги приведен небольшой экскурс в историю жизни помещиков Горталовых, а также историю сельца Казанбаш Кармышской волости Казанского уезда и губернии, как основа образования выселка, а позже деревни Гавриловка той же волости.

Вторая часть книги содержит дополнения и изменения к первой книге истории села по деревне Новые Чепчуги, в связи с тем, что за прошедшие два года были исследованы дополнительные документальные источники по данному поселению. Третья часть посвящена Первой мировой войне и содержит краткие справки по её участникам — жителям всех трех деревень прихода села Апайкиной Гари, о которых были найдены документальные свидетельства.

По аналогии, в структуре первой части книги приведены составы крестьянских дворов с порядковыми номерами в соответствии с духовными ведомостями церковного прихода по состоянию на 1850, 1865 и 1891 годы. Данные порядковые номера далее в событиях указываются в скобках по персоналиям, чтобы не упустить родственные связи, в скобках указывается номер семьи, что был приписан, соответственно, в 1865 и 1891 году. В послесловии составлен пофамильный состав семей по состоянию на 1918 год.

Как уже известно, фамилии крестьян стали появляться только в конце XIX века, а большей частью с 1902—1903 годов, но в самом начале книге приведена информация о родовых фамилиях тех, кто был основателем деревни Гавриловка (Гарталовка), что дает возможность сразу, по годам, строить свое генеалогическое древо. Это потомки с родовыми фамилиями: Евдокимовы, Евстафьевы, Емельяновы, Еремеевы, Климентьевы, Кузнецовы, Михайловы, Смольковы, Федоровы.

Приятного прочтения и интересных открытий в Вашей родословной!

Предложения и замечания присылайте на мою личную электронную почту ognevsp@mail.ru

Часть 1

Краткая история дворянского рода Горталовых

Жизнь крестьянских поселений Российской империи, находящихся в крепости помещичьих владений, всецело зависела от жизни и судьбы самих помещиков, владельцев крестьян. Чаще всего, помещичьи деревни за свою историю переходили от одних хозяев к другим, когда крестьяне продавались, отдавались по наследству, переводились из других поселений. И даже после крестьянской реформы 1861 года, ещё десятилетия, избавленные от крепости, крестьяне оставались зависимыми от своих бывших владельцев. Выкупая земли у помещиков под кредиты, крестьяне так и были должными, хоть и фактически свободными — их так и называли, временно-обязанные крестьяне. Лишь немногие могли за короткое время рассчитаться за землю и стать крестьянами-собственниками, а некоторые, так и просто, не могли прожить без своих хозяев.

История деревни Гавриловка (Гарталовка) Кармышской волости Казанского уезда и губернии имеет непродолжительную историю помещичьего владения, лишь с года основания 1850 до отмены крепостного права в 1861 года. Однако, если рассматривать деревню как бывший выселок сельца Казанбаш, то история становится намного богаче. В книге история так и представлена, тем более к 80-м годам XIX века почти все крестьяне сельца Казанбаш были переведены в деревню Гавриловка, а оба поселения принадлежали одному роду помещиков — дворянской семье Горталовых. И первая глава книги посвящена этой семье, тем самым история деревни начинается намного раньше основания, в конец XVIII века.

Горталовы — старинный русский дворянский род, ведущий начало от Михаила и Якова Андреевичей Горталовых, детей бояр, владевших поместьями с 1670 года, и записанный в родословные книги Костромской, Казанской и Вологодской губерний.

Однако Казанская ветвь Горталовых, которая имеет отношение к истории сельца Казанбаш и деревни Гавриловка, особым богатством похвастаться не могла. За Горталовым Иваном Кузьмичем, основателем этой ветви, числилась всего одна крестьянская душа.

Род Горталовых был внесен во 2-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 3 января 1827 года, а утвержден указом Герольдии от 20 июня 1855 года.

И так, повествование об истории рода начинаю с Ивана Кузьмича Горталова, который родился в 1771 году. Он происходил из дворян Костромской губернии, и вследствие «небогатства» своей семьи, в 20 лет решил делать военную карьеру, поступил на службу мушкетером в Лейб-гвардии Преображенский полк. В 1796 году Иван Горталов получил чин подпрапорщика и через полгода, 16 января 1797 года был пожалован императором Павлом I в кавалергарды и вскоре принимал участие в коронации императора. А спустя полгода, 15 июня 1798 года Горталова отправили в Казанский гарнизонный полк, и это явилось судьбоносным решением, как для самого Ивана Гавриловича, так и косвенно для существующей поныне деревни Гарталовка.

Немного отвлекусь на себя. Что интересно — когда бывший гвардейский прапорщик Горталов прибыл в Казанский гарнизон, полк назывался Гарнизонный генерала от инфантерии Князя Мещерского 1-й полк. Так вот Князь Платон Степанович Мещерский имел вотчину, в том числе в Костромской губернии, одна из крепостных деревень которой, Куличиха, является родиной моей прямой ветки по матери.

Горталов И. К. участвовал в Отечественной войне 1812 года, заграничных походах, имел множество наград за боевые действия. В 1818 году был уволен от службы «за ранами» подполковником, «с мундиром и пенсионом полного жалованья» и вернулся в Казань в возрасте 37 лет.

Здесь отставной подполковник сразу женился. Его женой стала представительница известного казанского дворянского рода Дедевых — Прасковья Гавриловна, дочь надворного советника, советника Казанской гражданской палаты, асессора правления Казанского университета Гавриила Ивановича Дедева, владевшего поместьями в губернии и передавшего часть из них в качестве приданого Ивану Кузьмичу.

Уже на следующее лето, 29 июня 1819 года в молодой семье родился первенец, сына назвали Гавриилом. Именно судьба, только что родившегося, Гавриила Ивановича Горталова формировала жизнь крестьян его вотчины, описанной в книги.

Отметим, что Гавриил Горталов являлся внучатым племянником известного казанского поэта Г. П. Каменева по линии его старшей сестры Пелагеи, в замужестве Дедевой. У Дедевых, а затем Горталовых хранилась часть каменевского семейного наследия, в том числе относящегося лично к поэту. Вообще, Дедевы и Горталовы были в родстве со многими известными дворянскими семьями, принадлежали к светскому обществу Казани. К примеру, П. П. Дедева была не только сестрой Г. П. Каменева, но теткой и воспитательницей А. А. Апехтиной, в замужестве за известным казанским врачом Карлом Фуксом.

К этому времени за отцом в Казани были каменный двухэтажный дом и каменная лавка, в деревне Казанбаш, сельце Дертюли, деревне Айбаш-Куюк Казанского уезда более 120 душ крестьян и 650 десятин земли.

Указанный каменный дом в Казани на Поперечно-Казанской улице (ныне, дом-музей Л. Н. Толстого по улице Япеева, 15) с пристройками является уникальным для Казани образцом русской городской дворянской усадьбы начала XIX века. Был построен в 1812 году архитектором А. К. Шмидтом в стиле классицизма, на основе утвержденного типового проекта, является частью городской дворянской усадьбы. В архитектурном плане наиболее примечательна постановка здания в глубине двора, а не на красной линии улицы. На улицу выходили ворота и фасады, симметрично расположенных флигелей; пространство между домами и воротами было организовано в парадный двор-курдонер. За домом находился сад. Подобный тип застройки относится к редким архитектурно-градостроительным памятникам. И такая планировка, возможно, была связана с расположением по соседству здания острога, где и теперь располагается городской СИЗО №1.

Через два года, 2 февраля 1821 года у Ивана Кузьмича родился второй сын, Петр. Про Горталова Петра Ивановича А. Д. Корсаков пишет гораздо меньше. По его словам, Петр был полной противоположностью брату Гавриилу. Это был «очень красивый брюнет, жизнерадостный и веселый человек, увлекавшийся светской жизнью и охотой». Горталов П. И. был надворным советником, награжден бронзовой медалью в память войны 1853—1856, за ним числился каменный двухэтажный дом в Казани, а в селе Глухово Казанского уезда 58 душ крестьян и 424 десятин земли. Петр Иванович служил в удельном ведомстве, был Лаишевским уездным предводителем дворянства и членом Казанской уездной земской управы. В отличие от холостого брата Гавриила Ивановича, Петр женился на красавице Авдотье Петровне Кутеповой, у них было пятеро детей, о чём подробнее будет сказано в соответствующих главах по годам.

Третий и последний ребенок И. К. Горталова родился в 1825 году, это была дочка Пелагея. Вскоре после рождения дочки, мать Прасковья Гавриловна Горталова умерла, Иван Кузьмич после смерти жены больше не женился.

В 1829—1832 годах Горталов Иван Кузьмич был назначен Царевококшайским уездным предводителем дворянства.

Краткая история вотчины Горталовых — сельца Казанбаш

История основания помещичьего поселения Казанбаш, принадлежащего дворянской семье Дедевых, а позже данной в приданное жене И. К. Горталова, кратко описана в [1, стр. 138.]

Основание деревни относится к XVIII столетию, крестьяне в неё переведены помещиком И. К. Горталовым из Нижегородской губернии. В числе крестьян были закрепощенные шляхтичи, которые, исходатайствовав освобождение от крепостной зависимости, выселились на другое место и основали сельцо Каменный завод. В XVIII столетии сельцо Казанбаш называлось также Каменев завод, потому что при нем находился поташный завод, и принадлежало оно помещику Каменеву.

Название Казанбаш дано по местоположению селения, баш = начало, вершина; казанбаш = начало Казанки; деревня находится в 6 верстах от Апайкиной Гари, в которой Казанка берет начало.

Сельцо находится при реке Казанке, по правую сторону Сибирского почтового тракта, в 80 верстах от губернского города Казани, от волостного правления Кармыш-Казанбаш — 9,75 верст.

Сельцо Казанбаш в это время состоит в приходе Троицкой церкви села Александровского, от коего находится в 15 верстах. Владельцем Александровки являлся полковник Александр Кириллович Тюфяев, к которому вотчина перешла после смерти в 1845 году от отца Кирилла Яковлевича Тюфяева. О себе Тюфяевы оставили в памяти прихожан хорошие воспоминания, период их владения селом вспоминали с теплотой [21].

После смерти отца Ивана Кузьмича, основным владельцем имения в сельце Казанбаш стал его старший сын Гавриил Иванович Горталов. В трудах Д. А. Корсакова [22, стр. 930] сохранилось описание усадьбы Г. И. Горталова в Казанбаше: «Местоположение усадьбы Гавриила Ивановича было очень красиво. Оно помещалось близ большого Сибирского тракта, на холмистой местности, окруженная садом и парком, среди которых находился обширный, в несколько десятин, пруд, изобилующий рыбой. Отдаленные горизонты окаймлялись также небольшими холмами, покрытыми лесами».

На земле Казнбаша находился этап по пересылке в Сибирь. В это время этап продавался на слом, и Гавриил Иванович купил его весьма дешево и перенес в свое имение. Этот «этап» стал усадьбой помещика, стены внутри остались неоштукатуренными, а были гладко выструганными. Обширный высокий зал с двумя боковыми гостиными, кабинетом, спальной, молельной, столовой и еще двумя-тремя комнатами, составляли нижний этаж. Стены кабинета были сплошь увешаны литографированными и фотографическими портретами русских архиереев. Верхний этаж состоял из бильярдной и целого рода комнат для гостей [21, стр. 87].

Усадьба Горталовых в сельце Казанбаш (фото начала XX века)

В 1850 году помещик титулярный советник и кавалер Гавриил Иванович Горталов перевел три крестьянские семьи из сельца Казанбаш на новое место выше истока реки Казанки рядом с деревней Новые Чепчуги Апайкиной Гари с образованием выселка. Поселение в течение десяти лет, до отмены крепостного права, представляло собой маленький хутор, как выселок Гавриловка помещика Горталовка. К середине 80-х годов крестьяне полностью расселились по другим поселениям, большей частью в деревне Гавриловка, и на этом история сельца Казанбаш считается завершенной.

Начало истории. 1850 год

В 1850 году в Российской империи была проведена 9-я государственная ревизия податного населения. Ревизская сказка помещика Титулярного советника и Кавалера Гавриила Ивановича Горталова о состоящих крестьянах сельца Казанбаш и вновь поселенной деревни Гавриловки была подана на 23 сентября 1850 года. Таким образом, крестьяне были переведены к осени означенного года, хотя в Исповедной ведомости Казанского уезда села Александровки Троицкой церкви священных церковных служителей за 1850 год, в приход которой входили оба поселения, поданной 6 сентября, все крестьяне числятся в сельце Казанбаш.

В связи с этим, обоснованным является, что прежде здесь приведен состав в целом сельца Казанбаш помещика Горталова дворовых людей и крестьян, приведенный в Исповедной ведомости за 1850 год (оригинал данной ведомости приведен в Приложении А). Указанные здесь порядковые номера дворов будут указываться в последующем тексте в скобках после имени жителя деревни для идентификации членов крестьянских семей, вплоть до 1891 года. Здесь же, по семьям, которые перешли позже в деревню Гавриловка и стали её основателями, приведены родовые фамилии потомков.

(74). Во дворе, указанном в Исповедной ведомости по счету 74, приведены дворовые люди, служившие Гавриилу Ивановичу Горталову в его доме в сельце Казанбаш:

Григорий Иванов — 48 лет,

его жена Агриппина Иванова — 45 лет,

умершего дворового человека Ипполита Петрова

жена Марфа Григорьева — 61 год,

сын их Андрей — 32 года,

жена Степанида Федорова — 30 лет,

дети Евдокия — 2,

Гавриил — полугода,

Прасковья Мамонтова девка — 51 год,

Анастасия Кузьмина девка — 17 лет,

Евдокия Кузьмина — 11 лет,

Иван Григорьев — 10 лет,

Варвара Григорьева — 9 лет.

Последующие дворы занимали крестьяне помещика Горталова в составе:

(75). Гавриил Максимов — 65 лет,

жена его Ефимия Савельева– 64 года,

дети их Александра — 20 лет,

Василий Гаврилов — 21 года,

жена его Матрена Ильина — 21 год,

дочь Татьяна — полугода.

Единственный потомок Гавриила Максимова по мужской линии с начала ХХ века стал носить фамилию Смольков.

(76). Алексей Дмитриев — 60 лет,

жена его Дарья Ефремова — 40 лет,

дети их Максим — 17 лет,

Матвей — 10 лет,

Анисия — 1 год,

Федор Дмитриев холост — 44 года.

(77). Емельян Васильев — 38 лет,

жена его Евдокия Макарова — 38 лет,

сын их Илья — 13 лет.

Эта семья к 1918 году не имела потомков мужского пола, поэтому в метрических книгах фамилия не встречается.

(78). Николай Иванов вдов — 61 год,

дети его Петр Николаев — 32 года,

жена его Степанида Порфирьева — 32 года,

дети их Евгения — 12 лет,

Пелагея — 8 лет,

Екатерина — 5 лет,

Анисия — 3 года,

Павел — полугода.

Емельян Николаев — 20 лет,

жена его Евдокия Иванова — 19 лет,

сын Федор — полугода.

У Петра Николаева не было потомков мужского пола, поэтому фамилия рода не осталась. У его брата Емельяна Николаева потомки в качестве родовой фамилии в ХХ веке взяли Емельяновы и Федоровы.

(79). Иван Григорьев — 35 лет,

жена его Прасковья Кондратова — 22 года,

дети их Прасковья — 4 года,

Гавриил — полугода,

Евстафий Григорьев — 28 лет,

жена его Анастасия Ефимова — 26 лет.

Потомки Евстафия Григорьева взяли родовую фамилию в честь деда — Евстафьевы.

(80). Фадей Иванов — 48 лет,

жена его Дарья Дементьева — 49 лет,

дочь их Дарья — 18 лет,

солдатка Евдокия Иванова — 26 лет,

сын Козьма — 1 год.

(81). Еремей Иванов — 60 лет,

жена его Елена Петрова — 59 лет,

дети их Петр — 18 лет,

Фома Еремеев — 24 года,

жена его Екатерина Иванова — 21 год,

Ефим Еремеев — 30 лет,

жена его Ксения Афанасьева — 30 лет,

дочь Ефимия — 3 года,

Сергей Еремеев — 30 лет,

жена его Ксения Иванова — 22 года,

дети Адриан — 3 года,

Иван Еремеев — 34 года,

жена его Агриппина Ильина — 32 года,

дети Яков — 10 лет,

Феоктиста — 8 лет,

Анна — 4 года,

Марина — полугода.

Внуки кузнеца Еремея Иванова, которые были переведены в деревню Гавриловка и продолжившие ремесло дела, взяли в ХХ веке себе фамилии Еремеевы и Кузнецовы. Причем на протяжении нескольких лет у них в документах встречалась то одна, то другая фамилия.

(82). Антон Васильев — 45 лет,

жена его Ефимия Порфирьева — 45 лет,

дети их Марфа — 18 лет,

Татьяна — 15 лет,

Клементий Антонов — 24 года

жена его Ульяна Иванова — 22 года,

сын Илья — полугода.

Потомки взяли себе фамилию Климентьевы.

10 (83). Василий Спиридонов — 67 лет,

жена его Ефимия Петрова — 66 лет,

сын Михаил Васильев — 40 лет,

жена его Марина Андреева — 41 год,

дети их Евдокия — 10 лет,

Фимицета — 8 лет,

Дмитрий — 4 года,

Иван — полугода.

Иван Васильев — 31 год,

жена его Екатерина Гаврилова — 31 год.

11 (84). умершего Прокопия Петрова

жена Васса Аввакумова — 77 лет,

сын Каллиник Прокопьев — 38 лет,

жена его Марина Иванова — 38 лет,

дети их Ефим — 12 лет,

Агриппина — 8 лет,

Анисия — 1 год.

12 (85). Ефим Максимов — 55 лет,

жена его Марфа Федорова — 43 года,

дети Даниил — 17 лет,

Матрена — 13 лет,

Акулина — 11 лет,

Евдокия — 4 года.

Никифор Максимов — 45 лет,

жена его Матрена Прокопьева — 45 лет,

дети Неонила — 14 лет,

Татьяна — 10 лет,

Евдокия Максимова девка — 44 года.

13 (86). умершего Федора Иванова

жена Пелагея Никифорова — 82 года,

сын Евдоким Федоров — 50 лет,

жена его Ксения Порфирьева — 40 лет,

дети Мария — 17 лет,

Марфа — 14 лет,

Зосим — 12 лет,

Тихон — 10 лет,

Елена — 8 лет,

Матвей — 3 года.

Потомки Евдокима Федорова взяли себе в качестве родовой фамилии имя первого поселенца — Евдокимовы.

Таким образом, на начало выселок во вновь образованную деревню Гавриловка, в сельце Казанбаш числилось 13 дворов с 74 по 86, где проживали 106 помещичьих душ, из них 46 мужских и 60 — женских.

1851 год

Когда Гавриил Иванович Горталов стал переселять крестьян из Казанбаша в свою вновь поселенную деревню, его отец Иван Кузьмич был уже преклонного 80-летнего возраста. Сохранилось описание его внешности, который оставил исследователь Д. А. Корсаков [22], запомнивший его уже глубоким стариком: «То был коренастый, плечистый старик среднего роста, некогда, по-видимому, сильный брюнет (теперь он не был еще совершенно седым), с прекрасно сохранившимися на голове густыми волосами, которые он подстригал «ершиком», с нависшими на карие глаза густыми, черными с проседью бровями и оттопыренной нижней губой. Рассказывая что-нибудь, он имел обыкновение подносить ко рту ладони обеих рук и, почмокав губами, потирал одну ладонь о другую. Не только бороды, но и усов он не носил… Брился Иван Кузьмич, впрочем, нечасто, вследствие чего его щеки и губы, при поцелуях, чем он любил выражать родственное расположение, нередко кололи мое лицо. Говорил Иван Кузьмич речью, близкой к простонародному местному говору, употребляя, например, такие слова, как «таперича», «хоша», «опомнясь» и т. п.

Иван Кузьмич, по-видимому, был хлебосольным хозяином и любил принимать гостей в казанском доме, а также в имениях при деревнях Казанбаш и Дертюли, однако ведение хозяйства перепоручал старостам и приказчикам, относился к людям с доверием, из-за чего порой страдал его кошелек. Так, однажды он ссудил одного остзейского барона на довольно крупную сумму под закладную на имение, которое уже давно было продано, а в качестве доказательства был предоставлен какой-то старый его план».

В этом году Иван Кузьмич Горталов впервые стал дедом. У его второго сына Петра 27 февраля родился первенец, сын Александр. Уже позднее Александр Петрович Горталов окончил математический факультет Казанского университета, стал статским советником, а в 1905—1913 годах был выбран Лаишевским уездным предводителем дворянства. За ним в Лаишевском уезде Казанской губернии числилось 200 десятин и в Мензелинском уезде Уфимской губернии 820 десятин земли.

Согласно ревизской сказке по вновь поселенной Гавриловки помещика титулярного советника и кавалера Гавриила Иванова Горталова за 1850 год, а также Исповедальной ведомости Казанского уезда села Александровки Троицкой церкви священных церковных служителей на 11 сентября 1851 года, на новое поселение было переведено 23 крестьянина. Были выстроены и заселены три двора, первыми жителями деревни, названной по имени её владельца помещика Гаврилы Горталова стали:

двор 83. кузнец Еремей Иванов (8) — 61 год, основатель рода Еремеевых и Кузнецовых,

жена его Елена Петрова — 61 год,

сын Ефим Еремеев — 31 год,

жена его Ксения Афанасьева — 31 год,

сын Фома Еремеев — 25 лет,

жена его Екатерина Иванова — 22 года,

сын Петр Еремеев — 19 лет.

двор 84. крестьянин Николай Иванов вдов (5) — 58 лет,

сын Петр Николаев — 33 года,

жена его Степанида Порфирьева — 33 года,

дети Евгения — 13 лет,

Пелагея — 9 лет,

Екатерина — 6 лет,

Анисия — 4 года,

сын Емельян Николаев — 21 год, основатель рода Емельяновых,

жена его Евдокия Иванова — 20 лет,

сын Федор — 1 год.

двор 85. крестьянин Гавриил Максимов (2) — 66 лет, первый предок Гарталовского рода Смольковых,

жена его Ефимия Савельева — 65 лет,

дети их Александра — 21 год,

Василий Гаврилов — 22 года,

жена его Матрена Ильина — 22 года,

дочь их Татьяна — полугода.

Первой записью в метрической книге по вновь основанной помещичьей деревне и первым ребенком, родившимся на новой земле, стал младенец Василий, сын Петра Николаева (5) и Степаниды Порфирьевой, что появился на свет 27 июля (копия листа приведена в Приложении Б).

1852—1954 годы

Из очерков казанского краеведа профессора Д. А. Корсакова [22] до нас дошли описание дома в сельце Казанбаш и распорядок дня Гавриила Ивановича Горталова. «Дом был двухэтажным: на первом этаже располагались две боковые гостиные, кабинет, спальня хозяина, его молельная, столовая и еще пара комнат. На втором — комнаты для гостей и бильярдная. Стены внутри были не оштукатурены, а гладко выстроганы. В кабинете висели портреты разных русских архиереев, поскольку Г. И. Горталов с уважением относился к православной церкви и ее представителям.

Гавриил Иванович вста­вал рано, часов в 7, и долго пребывал в халате. Восстав от сна, он прежде всего умывался, затем продолжительно молился Богу по молитвеннику и каноннику, после того выкуривал две-три трубки табаку и уже в заключение пил два больших стакана очень крепкого и сладкого чая. Раз в неделю, после утреннего чая он разбирал привезённые ему из Казани корреспонденцию и газеты. Корреспонденция заключалась, главным образом, в «деловых» бу­магах по разным местам его служения. Это делалось и до предво­дительства Гавриила Ивановича и во время его предводительства, и позднее, во время его службы в Казанской уездной земской управе. До введения земства корреспонденция и газеты доставля­лись ему с «нарочным», отправляющимся на так называемых «форпостных» подводах, которые крестьяне переделали по-своему в «фосфорные».

Но Гавриил Иванович всё продолжал жить холостяком. У его же младшего брата Петра 27 мая 1854 года родился второй ребенок, и снова сын, которого назвали Владимиром. У Петра было свое поместье в селе Глухово Казанского уезда, и крестьяне брата Гавриила Ивановича, бывало, выступали восприемниками при крещении детей крестьян Петра Ивановича. Так, 8 марта 1852 в Андреевской церкви крестили новорожденную Евдокию, а восприемником её был Ефим Еремеев (8).

С появлением новой деревни, в Гавриловке был отстроен и небольшой дом владельца Горталова, в которой постоянно проживал управляющий. В качестве дворовых людей для обслуги из Казанбаша был переведен 50-летний крестьянин Фадей Иванов (7) с женой Дарьей Дементьевой и 20-леней дочерью Дарьей. Это подтверждается записью метрической книги 1852 года, где Дарья Дементьева показана восприемницей при крещении девочки Марии, родившейся 22 марта в семье Емельяна Николаева (5). Но младенец прожил лишь три месяца — 1 июля новорожденная умерла.

Через неделю, 28 марта еще одна Мария стала первенцем в молодой семье Фомы Еремеева (8), но и этой девочке не суждено было вырасти — через две недели, 13 апреля ребенка не стало. Фомы старший брат Сергей Еремеев (8) с семьей до 1855 года в исповедальных ведомостях указывались крестьянами сельца Казанбаш, однако при рождении 13 февраля его дочки Агапии, крестьянская семья указана в принадлежности деревни Гавриловка. Хотя это является ошибкой, так как при рождении дочки Акулины в записи 11 июня 1854 года снова указано сельцо Казанбаш; новорожденная не прожила и двух недель.

После смерти первенца, родившегося еще в сельце Казанбаш и не дожившего до года, уже в Гавриловке в начале 1852 года, 26 января в семье Василия Гаврилова (2) и Матрены Ильиной родилась девочка. Она стала первой девочкой, родившейся в новой деревне, её крестили под именем Анна дедушка Гавриил Максимов (2) и родная сестра отца, девица Александра.

Спустя два года еще одна попытка Фомы Еремеева (8) стать отцом не увенчалась успехом — родившийся 10 марта 1854 года мальчик Алексей был очень слабеньким — 1 апреля ребенок умер. А в ноябре 28-летний Фома был отдан в рекруты, больше о нём ничего не было известно. Солдатка Екатерина Иванова уже в 1856 году не присутствует в исповедальной ведомости — судя по всему, вернулась к родителям в деревню Дертюли.

Первому коренному жителю Гавриловки, Василию, исполнилось три года, когда 30 октября 1854 года 36-летний Петр Николаев (5) стал отцом в шестой раз, сестру назвали Анастасией.

Гавриил Максимов (2) был самым старшим крестьянином, которых помещик Горталов переселил на новые места, ему было 65 лет. Теперь же, спустя четыре года ему суждено было умирать в новом доме на новой земле — 22 сентября Гавриил оставил вдовой 68-летнюю Ефимия Савельеву, но успел застать рождение еще одной внучки — 3 мая у сына Василия (2) на свет появилась дочь Ирина.

Осенью 1854 года случилась первая свадьба крестьян новопоселенной Гавриловки — 22 октября в Троицкой церкви села Александровка помещика коллежского асессора Гавриила Ивановича Горталова крестьянина Еремея Иванова (8) сын Петр 21 года венчался с 22-летней Марией, дочерью дворового человека Фадея Иванова (7). Однако в метрической книге и жених, и невеста указаны крестьянами сельца Казанбаш.

1855—1956 годы

Хотя род Горталовых был старинным, восходил к московским служилым людям по «Костромской чети» ещё середины XVI века, но казанскими помещиками они стали, как нам уже известно, после женитьбы на невесте из рода Дедевых, лишь в 1818 году. И только теперь, род Горталовых был утвержден указом Герольдии от 20 июня 1855 года как внесенные во 2-ю часть дворянской родословной книги Казанской губернии по определению Казанского дворянского депутатского собрания от 3 января 1827 года.

В 1856 году владельцем села Александровка, в приход Троицкой церкви которого относились сельцо Казанбаш и деревня Гавриловка, становится граф Александр Евграфович из рода Комаровских, который приобрел имение у Тюфяевых. В Александровке графу принадлежало три деревянных жилых здания, парк, школа, базар, церковь деревянная, водяная мельница, винокуренный завод, питейное и солодовенное заведение, 1728 десятин земли [21, стр. 12—13].

Начало 1855 года ознаменовалось рождением в деревне первых близнецов — 11 января в доме Емельяна Николаева (5) появились на свет Григорий и Татьяна. Из крещенской купели из рук приходского священника Троицкой церкви Федора Маллицкого младенцев принимали их родной дядя и две тети, ставшие восприемниками — Петр, Евгения и Пелагея Николаевы (5). Но обоим детишкам выжить не удалось, девочка Таня прожила только месяц, 18 февраля она оставила своего брата.

В исповедной ведомости Казанского уезда села Александровки, поданной 6 сентября 1855 года, крестьянин Еремей Иванов (8) с женой, сыном Петром и его женой вновь показаны в сельце Казанбаш во дворе 77, где числилась семья сына Ивана Еремеева (8). А вот семья его же сына Сергея Еремеева (8) показана в крестьянском дворе 86 деревни Гавриловка у брата Ефима Еремеева (8) в следующем составе:

двор 86: крестьянин Ефим Еремеев — 35 лет,

жена его Ксения Афанасьева — 35 лет,

дети Ефимия — 8 лет,

Иван — 4 года,

брат Сергей Еремеев — 29 лет,

жена его Ксения Иванова — 25 лет,

дети Адриан — 8 лет,

Агапия — 3 года,

солдатка Екатерина Иванова — 26 лет.

Какова причина такого обмена, и на самом ли деле семьи были переведены, сказать сложно, но только в исповедальной ведомости 1864 года семья Еремея Иванова вновь показана в деревне Гавриловка. При этом в 10-й государственной ревизии в ревизской сказке деревни Гавриловки на 8 января 1858 года во дворе 1 показана семья Еремея Иванова с сыновьями Ефимом, Фомой и Петром, а семьи сыновей Сергея и Ивана Еремеева не показаны.

Кроме того, этой же осенью в ноябре крестьянин Сергей Еремеев (8) был отдан рекрутом в военную службу. Его жена Ксения Иванова ходила в положении и 28 апреля следующего 1856 года родила мальчика, которого нарекли именем Яков. В метрической книге есть дополнительная запись о выдаче справки 4 февраля 1876 года.

В этом году, 1 июля в деревне родился еще один мальчик, в семье Василия Гаврилова (2), но младенец прожил один месяц, умер 2 августа. Его сестре Александре, в 25 лет до сих пор ходившей в девках, в исповедке приписано лишних пять лет и впоследствии ошибка не была исправлена. Таким образом, Александра Гаврилова теперь уже в 30 лет оставалась незамужней.

1857—1958 годы

О владельце Казанбаша, а потом и Гавриловки, Гаврииле Ивановиче Горталове известны интересные воспоминания профессора Д. А. Корсакова в «Историческом вестнике за 1911 год»: «Часов в 11 утра Гавриил Иванович облачался в сюртук и лю­безно приглашал гостей сыграть небольшую партию в бильярд. Это было излюбленным занятием Гавриила Ивановича, не развле­чением, а именно занятием. Бильярдная игра была для него заня­тием, потому что он относился к ней чрезвычайно серьёзно и с увлечением. Ни одна простая игра в пять шаров была у него в хо­ду, нет, он практиковал целый ряд бильярдных упражнений, из которых самыми любимыми были: a la guerre и в пирамидку. Игра на бильярде с ним была безнадёжной.

Когда Гавриил Иванович был «занят» бильярдом, его нельзя было ничем развлекать; он весь уходил в своё «дело». Если ему не удавалось положить намеченный им шар, по его ли личной ошиб­ке, или, тем паче, по вине партнёров, или постороннего человека из присутствовавших в бильярдной, Гавриил Иванович приходил буквально в ярость! Он вытаскивал все шары из луз из бильярда и бросал их в сад, в окно; после этого он должен был посидеть и «отдышаться», потому что, будучи человеком полного телосложе­ния, ощущал отдышку.

Завтрак, обед и ужин должны были подаваться непременно в строго определённые часы, а именно: завтрак в 11 часов дня, обед в 3 часа по полудни и ужин в 11 часов вечера. Если запаздывалось, хоть на 2—3 минуты, то Гавриил Ива­нович чрезвычайно сердился. Ровно в 11 часов утра являлся лакей Иван, а впоследствии Ефим (возможно, Ефим Еремеев (8), так как других Ефимов во владении помещика не значилось, — прим. автора), докладывать, что завтрак готов, и вся компания вместе с хозяином спускалась в нижний этаж, в столовую. Гавриил Ива­нович любил хорошо и плотно покушать. Завтрак в Казанбаше длился часа полтора, при весёлой беседе хозяина и гостей; мно­жество анекдотов, большею частью «легкомысленного» свой­ства, рассказывалось в этой беседе, при дружном смехе присут­ствующих» [21].

На третий год, как семья Еремея Иванова (8) была снова возвращена в сельцо Казанбаш, именно здесь в молодой семье его сына, Петра Еремеева родился первенец, мальчик Семен появился на свет 28 января. У старшего же сына, Ивана Еремеева (8) уже сын вырос и стал женихом — 18-летнему Якову было позволено взять в жены 17-летнюю Анну, дочку крестьянина этого же помещика, Григория Дмитриева, что служил дворовым Гавриила Горталова в Казанбаше.

В 1857 году скончался еще один хозяин из тех трех семей, что были переведены помещиком Горталовым на новое место — 2 июня умер 67-летний вдовец Николай Иванов (5), хозяином в доме стал старший сын Петр. Старик месяца не дождался появления еще одного внука — 13 июля у младшего сына Емельяна роилась дочка Мария. Хотя, может и к лучшему, девочка оказалась очень слабенькой и 10 августа сгинула.

У соседа же, Василия Гаврилова (2) за три дня до этого печального события была радость — после двух дочек и неудачной беременности в прошлом году, Матрена Ильина родила мужу 7 августа сына, которого назвали в честь прадеда, Максимом. Его же сестра, Александра Гаврилова, так и ходившая в 27 лет в девках, нагуляв живот, весной 1858 года родила незаконную дочку Агриппину. За этот позор её мать вдова Ефимия Савельева (2) выгнала дочь из дому. Александра с новорожденным на время перешла в дом к подруге Ксении Ивановой — ведь после того как мужа Сергея Еремеева (8) забрали в армию, трудно было вести одной хозяйство и нянчить троих детей, а теперь будет четверо на двоих.

Деревня понемногу прирастала новыми избами. С разрешения управляющего, братья Николаевы Петр и Емельян (5) к весне 1858 года срубили небольшую избенку, куда перешла семья младшего брата. Ведь у Петра росло шестеро детишек, к тому же жена Степанида к осени снова ждала ребенка — 19 октября родился мальчик, которого назвали Ларионом.

1859—1960 годы

Хоть у самого Гавриила Ивановича Горталова детей так и не было, у него появился третий племянник — Иван Петрович родился 12 января 1859 года. Потом уже он окончил Вторую Казанскую мужскую гимназию, служил в чине коллежского асессора непременным членом Казанского по крестьянским делам присутствия, позднее был назначен земским начальником 5-го участка Лаишевского уезда Казанской губернии. Здесь же, в Лаишевском уезде за ним числилось 1431 десятин земли и торговая лавка.

Статистические данные на основе «Списка населенных мест Казанской губернии по сведениям 1859 года. — С.-Петербург, 1866 г.» определяют следующее: «Помещичья деревня Гавриловка (160) при реке Казанке находится по правую сторону Сибирского почтового тракта и относится ко 2-му стану Казанского уезда со становой квартирой в городе Арске. Расстояние до уездного города Казани составляет 80 верст, до становой квартиры 22 версты. Число дворов — 4, число крестьян — 12 мужского и 16 женского пола».

Уже в новом доме Евдокия Иванова, жена Емельяна Николаева (5) снова забеременела, и на радость мужу 10 октября родила ему сразу двух сыновей. Близнецов крестили именами Феофан и Филипп. Однако, как часто в те времена бывало, из-за слабости оба из близнецов не выживали. Это уже подтверждалось в семье Емельяна, когда в 1851 году Евдокия уже рожала близняшек — и только одному, Григорию сейчас исполнилось три года. Вот и теперь, в начале следующего года, 7 февраля младенец Феофан умер. И горе в дом не пришло одно — в конце весны уже упомянутый трехлетний Гриша заболел оспой, мальчика не смогли спасти — 10 июня он в муках скончался.

После уборочной 1859 года семью Емельяна снова отселили в дом к брату Петру Николаеву (5).

В это время в Казанбаше молодая жена сына Ивана Еремеева (8) Якова Анна Григорьева после двух лет брака в первый день февраля родила мужу первенца, сына Семена. Однако радость не была долгой — разбушевавшаяся оспяная болезнь сгубила младенца 17 августа. К тому же зимой обострилась чахотка у Агрипины Ильиной.

Ивана брат Сергей Еремеев (8), отданный в рекруты в 1856 году, уже четвертый год был на службе. В деревне оставалась жена Ксения Иванова и трое детей. Солдатка не скучала без мужа, осенью прошлого года нагуляла живот, и 6 марта у нее родился мальчик. Незаконнорожденного крестили именем Капитон, по крестному отцу Степанов — восприемником был удельный крестьянин деревни Новые Чепчуги Степан Данилов. Младенец прожил только год, оспа унесла сына греха.

Отметим, что в этот период другой брат Еремеев, Петр (8), что теперь жил в Казанбаше, только на три месяца стал отцом во второй раз. Жена Мария Фадеева 19 июня 1859 года родила девочку, но к сентябрю Агриппина ослабла и 9-го числа умерла.

Оспа, заходя в селение, в первую очередь не щадила детей, 1860 год не стал исключением. Двух ребятишек друг за дружкой унесла смертельная болезнь в семье Василия Гаврилова (2). Сначала в конце апреля заболели пятилетняя дочь Ирина, следом заразился двухлетний Максимка. И если Ирину удалось спасти и вылечить, то Максимка слабел и 28 мая умер. На этом смерть не ушла из семьи — прошлым летом, 22 июня Матрена Ильина родила мужу еще одну дочку, Марию — теперь же оспа перешла и на годовалую девочку, 15 июля безутешные родители оплакивали третьего ребенка.

1861 год

В Казанской губернии Манифест об освобождении крестьян был обнародован 11 марта 1861 года. Тогда он был прочитан в соборе и во всех приходских церквях Казани, а на следующий день — на всех торговых площадях города. Помещичьи крестьяне, постепенно, в течение десяти лет переходило в разряд временно-обязанных крестьян.

Временно-обязанные крестьяне — бывшие помещичьи крестьяне, получившие личную свободу согласно Положениям Александра II от 19 февраля 1861 года, но не выкупившие землю у помещика, и потому продолжавшие исполнять оброк или барщину за пользование помещичьей землей. Свод законов Российской империи (т. IX изд. 1876, примеч. к ст. 782), понимал под «временно-обязанными крестьянами» категорию, разряд сельских обывателей, «состоящих к владельцу земли в обязательных поземельных отношениях», и подводил под это понятие всех «обязанных крестьян, проживающих на землях владельческих по контрактам и договорам». Права состояния у временно-обязанных крестьян не отличались от прав крестьян-собственников. По отношению к общине временно-зависимых крестьян помещик являлся «попечителем» и имел право требовать смены администрации, в том числе сельских старост, и осуществлять полицейские функции. Переход к выкупу стал обязательным с 1 января 1883 года по закону от 28 декабря 1881 года. Временная обязанность была полностью отменена только в 1917 году.

Гавриил Иванович Горталов был помещиком либеральных взглядов, и в первых рядах принял новый царский Указ к исполнению. Уже к осени текущего года все его крестьяне перешли в статус временно-обязанных.

У 44-летнего Петра Николаева (5) из семерых детей было пятеро дочек, и за эти два года дом крестьянина опустел тремя из них. Не обошлось без печальных событий — в начале осени 16-летняя Катерина сильно простудилась, ни что не помогало выздоровлению — 28-го числа девушка скончалась. Две же другие дочки вышли замуж. Вопреки правилам, сначала нашла себе мужа младшая, 18-летняя Пелагея — после уборочной молодая жена перешла в деревню Чулпаново к мужу Семену Васильевичу, а на следующий год состоялась свадьба старшей дочери.

А вот у его брата, Емельяна Николаева (5) прошлогоднее горе продолжалось. Жена Евдокия Иванова в начале лета снова родила, мальчик Александр, появившийся на свет 15 июня, был очень слабеньким — через полтора месяца, 3 августа умер. А началось с того, что в июле заболел, оставшийся было в живых, один из близнецов, полуторагодовалый Филипп, 19-го числа болезнь унесла мальчика. Семья за два года потеряла четырех детей, только первенец Федор вырос до 11 годков.

Василия Гаврилова (2) сестра Александра в свои 30 лет, наконец, вышла замуж. Её мужем стал недавно овдовевший, уже престарелый 57-летний казенный крестьянин Константин Созонов из деревни Тюбяка. Венчание прошло 4 мая в Германовской церкви села Чекурчи. Дети Константина уже были все взрослые, и он не только принял Агрипину, незаконнорожденную дочку новой жены, но через два года они родили совместную дочку Агафью.

Первый год после перевода Ивана Еремеева (8) в Гавриловку стал насыщенным. Всю зиму чахотка не отпускала жену Агрипину Ильину, 50-летняя женщина тяжело вздохнула в последний раз 15 февраля. Следом тяжело заболела молодая жена сына Якова Иванова (8) — никакое лечение не помогало, 23 марта Анна Григорьева умерла в горячке.

И отец, и сын, как следовало, погоревали, и к лету нашли себе новых жён.

Сначала, 4 июня женился сын Яков, избранницей стала 22-летняя Варвара, дочь временно-обязанного крестьянина Василия Ларионова из соседнего Лаишевского уезда, деревни Страховки. Через месяц, 5 июля среди трех свадебных пар в Троицкой церкви венчался вторым браком 44-летний отец Иван Еремеев (8). Он взял в жены засидевшую в девках 31-летнюю Евдокию, дочь временно-обязанного крестьянина Осипа Николаева, тоже из соседнего, но из Мамадышского уезда, села Поника.

А в Казанбаше у брата Петра Еремеева (8) в начале февраля 3-го числа на свет появился второй сын, его нарекли именем Егор.

Их же брата, служившего солдата Сергея Еремеева (8) жена Ксения Иванова продолжала без мужа грешить. Не научила смерть незаконнорожденного в позапрошлый год, так прошлым летом она снова забеременела. Девочка Ирина родилась 23 апреля, крестил её Емельян Николаев (5), но и этот ребенок не выжил — 19 июня скончался.

1862—1863 годы

Коллежский советник, общественный деятель Гавриил Иванович Горталов в этом году был избран на два года Казанским и Царевококшайским уездным предводителем дворянства, которым пробыл до 1864 года. Однако семейная жизнь его так и не налаживалась, и Гавриил Иванович радовался за своего брата Петра, когда на свет появился его четвертый сын. Арсений Петрович родился 22 октября 1861 года, окончил Казанский университет. В чине надворного советника служил земским начальником 1-го участка Чистопольского уезда Казанской губернии, а в 1917 году выбран Чистопольским уездным предводителем дворянства. Проживал в сельце. Малый Красный Яр Чистопольского уезда, был женат на Марии Александровне Карповой. Арсений Петрович Горталов слыл достаточно богатым дворянином, за ним при сельце Дертюли и деревне Карамыш Казанского уезда числилось 543 десятин, в Чистопольском уезде 1017 десяти земли, да за женой в сельце Малый Красный Яр числилась водяная мельница и 1673 десятин земли и леса. В Чистопольской женской прогимназии была учреждена стипендия А. П. Горталова. После революции его семья уехала в Сибирь, и там их след потерялся.

Сам же Гавриил Иванович Горталов 6 октября 1863 года стал крестным отцом ребенка священника. У священника Троицкой церкви села Александровка Дмитрия Иванова 30 сентября родился сын Михаил, и восприемником его любезно согласился стать Коллежский советник Горталов вместе с дочерью капитана полевой артиллерии Николая Созонтова Ильина.

После уборочной, 22 октября временно-обязанный крестьянин Петр Николаев (5) снова вел к алтарю дочь, на этот раз старшая 24-летняя Евгения выходила замуж. Вышла недалеко, за речку Казанку в деревню Новые Чепчуги за удельного крестьянина Осипова Матвея Данилова, который на три года был моложе жены.

У его брата, Емельяна Николаева (5) жена Евдокия Иванова осенью снова забеременела и ровно через год после умершего в прошлом году младенца, 15 июня родила дочку — мать с отцом молили бога о здоровье Агрипины.

Этой же осенью семья ушла из дома брата и объединилась двором с соседом Василием Гавриловым (2). Василия в последние годы постигла та же горькая судьба — из четырех детей выросла до десяти лет только старшая Анна. И вот теперь, у родившейся в первый день апреля девочки жизнь еле теплилась в тельце. Только 12-го числа совершили обряд крещения, младенца нарекли Ириной. И всё же, ребенок не выжил — через три месяца, 21 июля его не стало. Поэтому два друга и сошлись дворами, так проще горе пережить.

Два прошлогодних молодожена, отец Иван Еремеев (8) и сын его Яков в этом году стали отцами. И если родившаяся 12 февраля девочка Евдокия только для жены Ивана стала первым ребенком, то к концу года появившаяся на свет Анна у Якова Иванова (8) стала для обоих родителей первенцем. Не отставал и брат Петр Еремеев (8) — в Казанбаше у него родился третий сын, родившегося 17 октября мальчика назвали Яков.

Зимой же Иван Еремеев готовил на выданье старшую дочь Анну, 17-летнюю девушку сосватал своему 20-летнему сыну Ивану временно-обязанный крестьянин Андрей Васильев из села Чулпаново — венчание прошло 27 января в их сельской церкви.

Гавриил Иванович Горталов несколько лет состоял в Казанском попечительном комитете о бедных, теперь же с 28 февраля 1863 года Советом Императорского Человеколюбивого общества был назначен его председателем. На основании высочайшего повеления ему было объявлено «Монаршее Его Императорского Величества благоволение, за деятельное участие к охранению общественного порядка». Гавриил Иванович был пожалован Кавалером орденов Св. Станислава II степени и Св. Анны III степени с императорской короной, бронзовой медалью в память войны 1853—1856 годов.

1864 год

В большинстве хозяйств скот разводили для получения навоза, а мясное, молочное и шерстяное направления развивались для собственных продовольственных нужд. Возможности для сбыта молока в цельном виде не существовало, так как имение находилось далеко от Казани. Почти все снятое молоко шло на выпойку скота, и лишь небольшая часть — для приготовления творога. Мясной и шерстяной скот выращивали для содержания служащих. Зерновая система требовала наличия конной рабочей силы, численность которой должна была соответствовать пахотной площади, чтобы хозяйство не превратилось в «самопоедающее». Количество скота было рассчитано на обширные луговые угодья и на огромную площадь распашки, но частичная продажа земли привела к диспропорциям: севооборот остался прежним, почва была истощена, для удобрения требовалось много навоза, но кормовая база была недостаточной в виду распаханности лугов, в результате скоту скармливали зерно, которое должно было поступить на рынок.

На протяжении восьми лет Василий Гаврилов (2) с женой Матреной Ильиной безуспешно пытались сохранить младенцев, но родившимся в это время четверым ребятишкам не суждено было повзрослеть. Как и печальной стала попытка родить в этом году здорового ребенка — 11 июня бедные родители похоронили Ваню, который пробыл на свете только 14 дней.

Повзрослела, стала невестой старший ребенок Ефима Еремеева (8), дочь Ефимия. За ней давно ухаживал молодой крестьянин из соседней деревни Новые Чепчуги, и как только девушке исполнилось 16 лет, отец юноши Панцырев Василий Антонов заслал сватов за речку Казанку. Венчалась молодая пара, 19-летний Алексей Васильев и Ефимия Ефимова в Троицкой церкви села Александровка 10 февраля.

Горестным оказался год для семьи брата, Ивана Еремеева (8). Вторая жена Евдокия Осипова была беременна вторым ребенком и уже собиралась в июне рожать, когда серьезно заболел их первенец, двухлетняя Евдокия. Акулина появилась на свет 5 июня, а родители боролись за жизнь больного ребенка, однако выходить ее не удалось — 20 июня Евдокия в мучениях умерла. Новорожденная тоже оказалась слабеньким ребенком, осенью младенец на глазах слабел, и 14 октября Акулины тоже не стало.

Деревня Гавриловка понемногу разрасталась, ставили новые избы, из сельца Казанбаш, теперь уже «свободные», временно-обязанные крестьяне помещика Гавриила Ивановича Горталова постепенно переходили на новые земли. К весне этого года в деревню снова вернулась, теперь уже навсегда, Петр Еремеев (8) с женой Марией Фадеевой и тремя маленькими сыновьями. С собой он также перевез своих больных родителей, чтобы умереть им в новом доме, а также родителей жены.

1865 год

Продолжая описание домашнего быта помещика Гавриила Горталова из книги краеведа Д. А. Корсакова [22], мы узнаем следующее: «После завтрака вся компания, с любезным хозяином во главе, совершала небольшую прогулку; иные катались на лод­ке по чудесному и обширному пруду, находившемуся близ самой усадьбы; другая группа гостей ловила рыбу в том же пруду, а некоторые шли гулять на большой Сибирский тракт и, делая круг, возвращались снова в усадьбу Гавриила Ивановича. Лю­безный хозяин примыкал то к катавшимся на лодке, причём непременно сам управлял рулём, то к гулявшим (ловить рыбу он не любил), постоянно обращая внимание на тот или другой жи­вописный уголок или открывавшийся красивый вид. За прогул­кой следовал в указанный выше час обед, ещё более сытный, чем завтрак. После обеда Гавриил Иванович уходил к себе в спаль­ную «немного соснуть»; примеру его следовали и гости, расхо­дившиеся по комнатам. Отдохновение продолжалось часа полто­ра, а затем все снова шли в бильярдную, или составляли партию в карты, по маленькой, в вист, пикет или преферанс, что составляло также лишь летнее «развлечение» Гавриила Ивановича, ко­торый столь же запальчиво играл и в карты, как в бильярд.

Ужин по количеству блюд не уступал обеду. И только после ужина и хозяин и гости, утомлённые главным образом непомер­ной едой, отправлялись на ночевую. Гавриил Иванович долго вре­мя после того оставался ещё в своём кабинете и в одной из боко­вых гостиных, облекался, при помощи лакея, в халат, выкуривал несколько трубок и читал газеты. Раньше часа пополуночи он не ложился спать».

Замечательный факт случился в семье Емельяна Николаева (5) — жена Евдокия Иванова за десять лет совместной жизни уже в третий раз рожала близнецов. И хоть младенцы не жили долго, как и сейчас родившиеся 4 января Михаил и Татьяна сгинули спустя месяц, но всё-таки за весь период исследования Апайкиной Гари — это единственный случай.

В этот же день, 4 января родила Мария Фадеева, жена Петра Еремеева (8), на этот раз к трём сыновьям родилась сестричка Татьяна.

А вообще, этот год для большой семьи Еремеевых (8) сказался тройным трауром. Как будто новое место, на которое семья была переведена из Казанбаша в прошлом году, не приняла их. С разницей в два дня покинули белый свет свояки — сначала 15 марта скончался 63-летний Фадей Иванов, зять Еремея Иванова, тесть сына Петра, а уже 17 марта 74-летняя Елена Петрова, жена Еремея. Основатель семейства 75-летний Еремей Иванов сильно горевал — дети взрослые, нажили и внуков, и правнуков, пожили, и хватит, тем более без своей старушки — и 22 октября старик ушел вслед за женой. Надо сказать, что в метрической книге, в записи о смерти Еремея указан возраст на десяток больше, 85 лет.

В сельце Казанбаш у другого его сына, Ивана Еремеева (8), в третий раз вторая жена Евдокия Осипова попыталась родить здорового ребенка — 31 октября, уже после похорон деда, на свет появился сын, которого назвали редким именем Лазарь.

Как уже известно, исповедная ведомость Троицкой церкви села Александровки Казанского уезда за 1865 год, стала последней, вплоть до 1891 года, из которой можно документально узнать полные составы крестьянских семей. Далее приведен список дворов временно-обязанных крестьян как деревни Гавриловки, так и далее, сельца Казанбаш. Примерно до 1885 года все семьи, принадлежавшие помещику Г. И. Горталову и проживающие в Казанбаш, окончательно были переведены в другие деревни, большей частью, в Гавриловку.

Итак, деревню Гавриловку на 18 марта 1866 года составляло пять дворов временно-обязанных крестьян в 27 человек (13 мужского и 14 женского пола), объединенных всего в два двора. Это позволяло легче справляться с выплатами за предоставленную помещиком землю в пользование.

1. двор 62. Петр Николаев — 47 лет,

жена его Степанида Порфирьева — 47 лет,

дети Анисия — 18 лет,

Василий — 14 лет,

Анастасия — 10 лет,

Михаил — 6 лет,

2. тот же двор 62. крестьянин Емельян Николаев — 35 лет,

жена его Евдокия Иванова — 34 года,

дети Федор — 15 лет,

Агриппина — 2 года.

3. двор 63. крестьянин Василий Гаврилов — 36 лет,

жена его Матрена Ильина — 36 лет,

дети Анна — 13 лет,

Ирина — 10 лет,

умершего Гавриила Максимова

жена Ефимия Савельева — 79 лет.

4. тот же двор 63. крестьянин Ефим Еремеев — 45 лет,

жена его Ксения Афанасьева — 45 лет,

сын Иван — 14 лет,

племянники Андриан Сергеев — 18 лет,

Агафья Сергеева — 13 лет.

5. тот же двор 63. крестьянин Петр Еремеев — 33 года,

жена его Мария Фадеева — 31 год,

дети Семен — 8 лет,

Егор — 4 года,

Яков — 3 года,

Татьяна — 1 год,

умершего тестя Фадея Иванова

жена Дарья Дементьева — 64 года.

Сельцо Казанбаш к этому времени составляло шесть дворов временно-обязанных крестьян общим количеством 59 человек обоих полов:

6. двор 56. умершего Максима Алексеева

жена Матрена Ермолова — 28 лет,

золовка Анисия Алексеева — 16 лет,

Емельян Васильев — 53 года,

жена его Евдокия Макарова — 53 года,

сын Илья Емельянов — 28 лет,

жена его Марфа Евдокимова — 30 лет,

дети Матрена — 8 лет,

Ксения — 2 года.

7. тот же двор 56. Иван Григорьев — 43 года

жена его Пераскева Кондартова — 36 лет,

дети Гавриил — 15 лет,

Пелагея — 14 лет,

Ксения — 3 года.

8. двор 57. Евстафий Григорьев– 39 лет,

жена его Анастасия Ефимова — 39 лет,

дети Матрена — 15 лет,

Платон — 14 лет,

Андрей — 7 лет.

9. тот же двор 57. Андрей Ипполитов — 47 лет,

жена его Степанида Федорова — 45 лет,

дети Евдокия — 17 лет,

Гавриил — 15 лет.

10. двор 58. Иван Еремеев — 49 лет,

жена его Евдокия Осипова — 36 лет,

дети Макрида — 15 лет,

Яков Иванов — 25 лет,

жена его Варвара Васильева — 27 лет,

дочь Анна — 3 года.

11. тот же двор 58. Каллиник Прокопьев — 53 года,

жена его Марина Иванова — 58 лет,

дети Мария — 17 лет,

Варвара — 13 лет,

зять Яков Григорьев — 25 лет,

жена его Ирина Каллиника — 23 года,

дети Дарья — 3 года,

Евдокия — 1 год.

12. двор 59. умершего Антона Васильева

жена Ефимия Порфирьева — 59 лет,

сын Клементий Антонов — 38 лет,

жена его Ульяна Иванова — 37 лет,

дети Яким — 13 лет,

Василий — 10 лет,

Евгения — 4 года,

умершего Михаила Васильева

жена Мария Андреева — 54 года,

сын Иван — 15 лет.

13. двор 60. Иван Васильев — 45 лет

жена его Екатерина Гаврилова — 45 лет,

Ермил Максимов — 70 лет,

жена его Марфа Федорова — 57 лет,

умершего Никифора Максимова

жена Евдокия Федорова — 43 года,

дети Евлампий — 8 лет,

Алексей — 5 лет,

Павел — 3 года,

Евдокия Максимова девица — 57 лет.

14. двор 61. Евдоким Федоров — 65 лет,

жена его Ксения Порфирьева — 55 лет,

дети Мария — 32 года,

Наталья — 13 лет,

Матвей Евдокимов — 19 лет,

жена его Пелагея Иванова — 20 лет.

Приведенная здесь нумерация семей будет использована для идентификации крестьян в описываемых событиях до 1891 года.

1866 — 1867 годы

Год был горьким для семьи Горталовых. Если старший брат Гавриил Иванович так и не женился и не имел детей, то у его младшего брата Петра росло пятеро детей. Но самому же Петру Ивановичу судьба отвел недолгую жизнь. Будучи в 44 года Надворным советником, Лаишевским уездным предводителем дворянства и членом Казанской уездной земской управы, Горталову П. И. суждено было в этом году умереть. Похоронив брата, Гавриил Иванович взял на себя обязательства заботиться о его детях, сделав их своими наследниками.

Двенадцать лет прожила вдовой жена Гаврилы Максимова Ефимия Савельева, она всё это время прожила в семье старшего сына Василия Гаврилова (3). Теперь настало время супругам снова встретиться — 11 мая 1866 года 80-летняя крестьянка умерла в покаянии.

В начале осени этого же года случилось горе в семье Петра Николаева (1) — хозяин семейства резко серьезно заболел, обнаружилась холера. Семья перебралась в дом к соседям, больного пытались лечить, но бесполезно — 23 сентября 48-летний Петр Николаев в муках скончался, оставив четырех детей сиротами.

Родного брата, Емельяна Николаева (2) горе тоже не покидало, единственный сын Федор уже стал совершеннолетним, единственной дочке Агрипине исполнилось четыре годика, а вот все другие дети умирали младенческой. Год назад умерли новорожденные близнецы, а мать Евдокия Иванова снова была беременной. На этот раз ребенку даже не было суждено увидеть свет, 31 июля 1867 года крестьянка разродилась мертвым дитем.

Отслужив более десяти лет в армии, весной 1867 года в деревню пришел в бессрочный отпуск 43-летний рядовой солдат Сергей Еремеев (4). Его жена Ксения Иванова, как было ранее указано, сдав троих детей на воспитание брату мужа Ефиму Еремееву (4), дважды нагуливала живот, а после вообще сгинула из деревни. Теперь же у детей снова был отец. Сергей Еремеев временно остановился у брата Ефима, сразу же стал восприемником у родившегося 17 мая сына родного брата Петра Еремеева (5), которого окрестили Михаилом. И теперь вместе с братьями строили новую избу для солдатской семьи. К концу года из Казанбаша от брата Ивана Еремеева (10) пришла горькая весть — его старший сын Яков сильно простыл, никакое лечение не помогало — 12 декабря 28-летний крестьянин умер, оставил молодую вдову с маленькой дочкой Анной.

В Троицкой церкви села Александровка 18 марта священник Дмитрий Иванов отпевал 90-летнего старика, умершего 14-го числа управляющего сельца Казанбаш отставного штабс-капитана Лаврентия Емельяновича Щерба.

1868 — 1869 годы

Преобладающим способом эксплуатации земли было использование наемной рабочей силы, трудившейся как на постоянной, так и на срочной основе. Все работы в помещичьем хозяйстве велись по условиям договора, в котором определялись основные сельскохозяйственные операции, сроки их выполнения и оплата. Размер последней напрямую зависел от наличия крестьян в окрестностях, их обеспеченности землей и от расстояния до крупного населенного пункта, куда крестьяне могли уходить на заработки. По этой же причине в уезде не получила распространение сдача земли в аренду (денежную и испольную). В результате реформы 1861 г. наделы бывших помещичьих крестьян по губернии сократились на четверть. Это вынуждало новоиспеченных земельных собственников работать на барской запашке.

Начало 1868 года ознаменовалось радостным событием — старшая дочь Петра Николаева (1) Анисия двадцати лет шла 8 января под венец с 27-летним Яковом Григорьевым (11), временно-обязанным крестьянином сельца Казанбаш. Отец не дожил до этого дня, к алтарю Троицкой церкви села Александровка невесту вели три брата Еремеевых. Для жениха это был второй брак, в октябре прошлого года его первая жена Агрипина Каллиникова после рождения ребенка умерла в горячке, а накануне свадьбы умер и младенец.

Летом этого же года состоялась еще одна свадьба, теперь в семье родного брата, Емельяна Николаева (2). Единственный его сын Федор, только достигнув совершеннолетия, пришел к отцу для благословления взять в жены 17-летнюю Степаниду, дочь временно-обязанного крестьянина Осипа Власова из деревни Пашкова пригорода Арска — молодые обвенчались 7 июля. На свадьбе мать жениха Евдокия Иванова снова была беременная — на будущий год, 22 февраля родился мальчик, которого крестили именем Иван.

И осенью, 22 октября сыграли еще одну свадьбу. Сыну крестьянина Ефима Еремеева (4) Ивану только исполнилось 17 лет, он уже привел в дом невесту из деревни Князь-Камаево Чурилинского прихода, 19-летнюю солдатскую дочь Маланью Иванову.

А вот в семье Василия Гаврилова (3) эти два года унесли двоих детей. В марте 11-го числа жена Матрена Ильина родила мальчика, которого назвали Яковом, но тот прожил только полгода, до 25 сентября. А следующей весной в деревнях появились вспышки оспы, которая буйствовала до наступления зимы, унося жизни детей. Через год после смерти Якова, 8 ноября от оспы умерла четырехлетняя дочь Ефросинья. А раньше, в марте 19-го числа в Казанбаше оспа унесла трехлетнего Лазаря, сына Ивана Еремеева (10). Родители боялись за полугодовалого Семена, что появился на свет 26 августа.

Жена Петра Еремеева (5) Мария Фадеева тоже снова была в положении, когда в доме случилось несчастье — стал слабеть девятимесячный Михаил, 21 февраля он умер. А летом, 12 июля на свет появился другой мальчик, сына назвали Владимиром.

Весной 1869 года деревня Гавриловка приросла еще тремя крестьянскими семьями, переведенными из сельца Казанбаш.

Первая семья 43-летнего Евстафия Григорьева (8),

жена его Анастасия Ефимова — 43 года,

дети Матрена — 19 лет,

Платон — 18 лет,

Андрей — 11 лет,

умершего брата Ивана Григорьева (7)

жена вдова Пераскева Кондартова — 40 лет,

дети Гавриил — 19 лет,

Пелагея — 18 лет,

Ксения — 7 лет.

Второй стала семья 42-летнего Клементия Антонова (12):

жена его Ульяна Иванова — 41 год,

дети Яким — 17 лет,

Василий — 14 лет,

Евгения — 8 лет,

мать вдова Ефимия Порфирьева — 63 года.

И, наконец, к давно переселившимся братьям Еремеевым, теперь присоединился старший брат, 53-летний Иван Еремеев (10),

жена его Евдокия Осипова — 40 лет,

дочь Макрида — 19 лет,

умершего сына Якова Иванова

жена Варвара Васильева — 31 год,

дочь их Анна — 7 лет.

И уже осенью, на новом месте образовалась молодая семья. Восемнадцатилетний Яким, сын Клементия Антонова (12), в это время успел сосватать в деревне Поника из соседнего Мамадышского уезда 20-летнюю Епистимию, дочь временно-обязанного крестьянина Александра Сергеева. Молодая пара обвенчалась 22 октября в Троицкой церкви.

1870 — 1871 годы

Этот год стал периодом очередного размежевания земель по Казанскому, Лаишевскому, Царевококшайскому и Мамадышскому уездам Казанской губернии. Статский советник Гавриил Иванович Горталов, будучи председателем Казанской уездной земской управы, выступал посредником при данном размежевании.

1 марта 1871 года на средства помещика села Александровка графа А. Е. Комаровского и помещика сельца Казанбаш Г. И. Горталова в селе в наемном доме было открыто одноклассное земское училище смешанного типа, которое позже, в 1876 году разместилось в собственном доме [21,стр. 13].

С зимним обозом из Казанбаша в деревню перешли две семьи. Первой была семья 58-летнего Емельяна Семенова (6):

жена его Евдокия Макарова — 58 лет,

сын Илья Емельянов — 33 года,

жена его Марфа Евдокимова — 35 лет,

дети Матрена — 13 лет,

Ксения — 7 лет.

Второй стала семья 70-летнего Евдокима Федорова (14):

жена его Ксения Порфирьева — 60 лет,

дети Наталья — 18 лет,

Матвей Евдокимов — 24 года,

жена его Пелагея Иванова — 25 лет.

Пелагея Иванова уже в деревне обнаружила, что беременна, и теперь уже на новом месте в семье Матвея Евдокимова (14) появился первенец, сын Осип родился 27 августа. Но отцу не случилось долго радоваться сыну — в следующее лето Матвей сильно заболел, оказалась холера, и слава богу, в семье болезнь ни на кого больше не перекинулась, однако сам 25-летний крестьянин в муках скончался 29 августа.

В молодой семье Федора Емельянова (2) через два года после свадьбы 8 июня родился первенец. Мальчика назвали необычным для деревни именем Амос, но младенец оказался слабеньким и через семь недель, 23 июля умер. А в ноябре мать Степанида Осипова снова забеременела, на этот раз 4 августа 1871 года на свет появился здоровенький мальчик Никита.

Аналогичные события произошли в семье Василия Гаврилова (3). Родившаяся 26 марта 1870 года девочка Мария была настолько слаба, что продержалась за жизнь всего десять дней. А вот на следующий год, 3 октября жена Матрена Ильина родила здорового мальчика, Сергею была уготована долгая жизнь.

Да и дом Евстафия Григорьева (8) беда не обошла. В конце зимы простудилась четырехлетняя дочка Акулина, девочку не спасли, 1 марта она умерла. И на следующий год горе вернулось — жена Анастасия Григорьева 7 июня родила 45-летнему мужу мальчика, которого назвали, уже знакомым нам, именем Амос. Однако новорожденный ослаб на руках безутешных родителей.

После смерти мужа Ивана Григорьева (7) вдова Прасковья Кондратова с детьми жила в доме его родного брата Евстафия (8). К зиме обнаружилось, что Прасковья нагуляла живот — в последний день весны 1871 года в доме раздался крик незаконнорожденной Феодосии.

Только в прошлом году дочь Ивана Еремеева (10) Макрида вместе с родителями перешла на новое место жительство, а уже в этом году она уходила снова, теперь в родную деревню своего мужа. Двадцатилетняя девушка 3 июня 1870 года венчалась в Германовской церкви села Чекурчи с солдатским сыном из деревни Тюбяка, 24-летним Михаилом Платоновым.

А на следующий год, вернувшийся в бессрочный отпуск родной брат Ивана, рядовой солдат Сергей Еремеев (4) женил 24 января 1871 года своего старшего сына. 23-летний Андриан Сергеев нашел себе невесту в соседнем Мамадышском уезде, познакомился с ней на базаре — это была 20-летняя Пелагея, дочь Капитона Терентьева, казенного крестьянина из села Новое Чурилино.

Там же на базаре невесту нашел еще один молодой крестьянин. Уже с указанным выше обозом, после смерти в Казанбаше временно-обязанного крестьянина Андрея Ипполитова (9), в деревню Гавриловка приехала его 50-летняя жена Степанида Федорова с 20-летним сыном Гаврилой. К следующему году глава семейства Гавриил Андреев (9) привел в дом из того же Новочурилинского прихода молодую жену, ровесницу Домнику, дочь временно-обязанного крестьянина Василия Федорова из деревни Поника — венчание прошло 21 мая.

1872 год

Довольно высокой была стоимость рабочих рук. Альтернативные источники заработков обеспечивали крестьянам экономическую самостоятельность, позволяли им выбирать наиболее выгодные предложения. Дворяне, в чьих поместьях развивались скотоводство, заводско-технические отрасли, нуждались в опытных и обжившихся благоприятные трудовые и жизненные условия для батраков, повышая жалованье по мере усердия, обеспечивая их отдельным жильем, позволяя заниматься своим хозяйством: держать скот, устраивать огороды. Но заботливое отношение к рабочим было скорее исключением, чем правилом. Большинство помещиков строило не более одной людской избы, если же в поместье нанимались семейные, то их селили в казармы отдельно от жен. Этим объясняется громадное предложение поденных рабочих рук, а долговременными батраками нанимались нехозяйственные крестьяне, что вело к ухудшению дисциплины, прогулам.

Было редкостью, что в разгар полевых работ играли свадьбы, а тут сразу две. Священник Троицкой церкви села Александровка Димитрий Иванов 5 июня венчал две молодые пары. Вдова Петра Николаева (1) Степанида Порфирьева благословила старшую дочь, 17-летнюю Анастасию на брак с 22-летним Ефимом, сыном удельного крестьянина Игнатия Никитина, что жил за Казанкой в соседних Новых Чепчугах. Другой парой были двадцатилетние Михаил Данилов и Надежда Иванова. Жених теперь считался временно-обязанным крестьянином Г. И. Горталова в деревне Гавриловки, куда он перешел из сельца Казанбаш после смерти отца Даниила Ермолаева (13). Невеста же была дочерью, тоже временно-обязанного крестьянина, Ивана Афанасьева из села Хотни.

А осенью, 22 октября крестьянин Василий Гаврилов (3) вел к алтарю единственную дочь, 17-летнюю Ирину. Венчание проходило в церкви села Апазово, в приход которой входила деревня Большие Лызи, откуда родом был жених, 19-летний казенный крестьянин Мирон Маркелов.

Начало же года ознаменовалось появлением в деревне еще одного мальчика — в семье старшего из братьев Еремеевых, Ивана (10) в январе 19-го числа родился младенец Иван, первый ребенок после переселения семьи в Гавриловку. Его брат Ефим Еремеев (4) в октябре стал дедом — у сына Ивана, наконец, на четвертый год после свадьбы, жена Маланья Иванова родила первенца, 7 октября на свет появилась девочка Пелагея.

Женившись во второй раз, молодой крестьянин Иван Михайлов (12) со второй женой Матреной Капитоновой, наконец, обрел счастья отцовства — 22 февраля на свет появился первенец, дочка, которую нарекли именем Евдокия.

Отданный в военную службу Тихон Евдокимов (14), судя по всему, служил недалеко от деревни, так как имел возможность видеться с женой, и Маланья Алексеева прошлой осенью впервые забеременела. И наиболее предположительное место службы была Казань, так как родившегося 22 июня первенца Григория крестным отцом в Троицкой церкви был прибывший в село казанский мещанин Жарков Никифор Петрович, возможно, товарищ солдата. Восприемницей же стала родная сестра роженицы Татьяна Алексеева, что вышла замуж за крестьянина в село Кужниково Чебоксароского уезда.

Этим же летом деревня приросла еще двумя младенцами. Жарким июльским днем, 4-го числа в доме крестьянина Ильи Емельянова (6) раздался крик новорожденного Владимира. В конце лета, 29 августа у Якима Климентьева (12) родился второй ребенок, на это раз мальчик, которого крестили именем Александр.

Старший сын Емельяна Николаева (2) Федор четвертый год как был женат, а родители ждали рождения младенца — сестра Агафья родилась 7 февраля. В конце мая случилось горе — заболел его трехлетний братик Иван, выходить мальчика не удалось — 4 июня он помер. Осенью забеременела жена Федора, и ровно через год после смерти братика, 13 июня Степанида Осипова родила мальчика, которого тоже назвали Ваней.

А осенью в деревне появились вспышки холеры. Именно небольшие вспышки, которые, слава богу, не привели к тяжелым последствиям среди детей. Но двое взрослых крестьян не смогли побороть болезнь. В начале октября 46-летний Евстафий Григорьев (8) в последний раз исповедовался — в тяжелых муках он скончался 9-го числа. Спустя две недели, в соседнем дворе, жена умершего крестьянина Андрея Ипполитова (9) Степанида Федорова 54-лет попрощалась с единственным сыном и 22-го числа, скончавшись в муках, ушла вслед за мужем.

1873 год

Так описывается деревня Гавриловка в издании [22, стр. 138]: «Выселок при речке Казанке, по правую сторону Сибирского почтового тракта, находится в 83,5 версты от города Казани, от волостного правления Кармыш-Казанбаш — 13 верст. Крестьяне выселены помещиком Г. И. Горталовым из деревни Казанбаш. Начало заселения местности, где находится Гавриловка, относится к 50-м годам. Сначала было переведено несколько семей, а затем к 1873 г. переведены все крестьяне, так что на месте, где была деревня Казанбаш, остались только завод и усадьба владельца Горталова.

Деревня состоит в приходе села Александровского, от коего находится в 18 верстах. Земли в наделе крестьян 180 десятин от Статского Советника Горталова. Дворов — 8, жителей — 19 мужского и 17 женского пола, русские, бывшие помещичьи. Вместе с жителями сельца Казанбаш составляют Казанбашскую сельскую общину. Из них уходят на продолжительные заработки двое мужчин. Живут достаточно».

В молодой семье Федора Емельянова (2) каждый год на свет появлялся мальчик. И вот уже в третий раз, 13 июня счастливый отец брал на руки новорожденного сына — на этот раз мальчика назвали просто Иваном.

Иваном же был назван первенец молодоженов Адриана Сергеева (4) и Пелагеи Капитоновой, что родился 23 мая на радость деду, отставному солдату Сергею Еремееву (4).

А вот первенец Гавриила Иванова (7) и Анны Васильевой, дочь Акулина не продержалась на белом свете и трех недель — она родилась 14 июня, оказалась очень слабенькой, и сгинула 2 июля.

В начале лета, 9 июня овдовел 55-летний крестьянин Иван Васильев (13). Его жена, 53-летняя Екатерина Гаврилова скончалась от удушья. В записи о смерти в метрической книге указан возраст 57 лет.

Поздней осенью, 9 ноября Троицкая церковь села Александровка принимала под своими сводами у алтаря две счастливые молодые пары. И первой из них были 27-летний Яков Андреев по фамилии Федоров, казенный крестьянин из соседней деревни Новые Бимери и 22-летняя Матрена, дочь умершего в прошлом году Евстафия Григорьева (8), поэтому к алтарю невесту вел её родной брат Платон.

1874 год

Горталовы были весьма радушными хозяевами и любили принимать у себя гостей, что следует из воспоминаний краеведа Д. А. Корсакова [21]: «…ещё в годы учения Гавриила Ивано­вича в гимназии и университете побывали в Казанбаше всемирно-известный естествовед барон Александр фон Гумбольдт, ездив­ший в Сибирь для барометрических измерений, и весьма извест­ный только в Казанском Поволжье, также естествовед, профессор Казанского Университета Карл Фёдорович Фукс. Памятью о Фук­се осталась в казанбашском доме прекрасная энтомологическая коллекция, тщательно собранная учёным профессором. Когда Гавриил Иванович стал сам владельцем Казанбаша, к нему наез­жали туда казанские архиереи, с которыми он был особенно дру­жен: епархиальный архиепископ Антоний, викарные епископы Никодим и Викторин и другие духовные лица».

Позднее в доме действительного статского советника Гаврии­ла Ивановича Горталова в Казанбаше любил останавливаться ар­хиепископ Казанский и Свияжский Антоний II (Амфитеатров). В частности при обозрении приходов по Казанской епархии архи­епископ останавливался на ночлег в ночь с 18 на 19 и с 19 на 20 августа 1876 года.

Принимал Г. И. Горталов в своём доме путников без особого разбора, а особую слабость он питал к духовным лицам (священ­никам, монахам). Однажды такая встреча могла окончиться весьма трагически, но, видимо, Бог уберёг Г. И. Горталова от рук знаме­нитых разбойников ХIХ в. Казанского края — Быкова и Чайкина. Об этой встрече сохранилась следующая история: «Во второй половине 40-ых гг. XIX в. в Казанской губернии свирепствовали и ужасали всех своими злодеяниями знаменитые разбойники Быков и Чайкин, и даже они умудрились попасть под гостеприимный кров Гавриила Ивановича. Случилось это следующим образом. Гавриил Иванович сидел у себя в Казанбаше на балконе с казан­ским жандармским полковником Ларионовым и заметил, что за прудом по пролеску едут на одной лошади два монаха. Конечно, их сейчас же остановили и пригласили в усадьбу. Они объяснили, что едут по сбору от такого-то монастыря и, по обыкновению, вполне воспользовались несколько даже обременительным госте­приимством доверчивого хозяина, но более опытному жандарм­скому глазу Ларионова монахи почему-то показались подозри­тельными, и он потребовал у них паспорты, на что Гавриил Ива­нович за своих гостей очень обиделся. Паспорты оказались, одна­ко, в порядке, и монахи отбыли далее. Гораздо позже, уже на следствии об арестованных Быкове и Чайкине, оказалось, что это они были у Гавриила Ивановича в гостях после того, как убили и ограбили двух монахов, воспользовавшись и их документами».

Священник Троицкой церкви села Александровка Дмитрий Иванов 18 мая в очередной раз стал отцом, у него родилась дочь Александра. Восприемником при крещении ребенка был Статский советник Гавриил Иванович Горталов.

Прошлым летом в семье крестьянина Василия Гаврилова (3) случилась оказия — 21-летняя дочь Анна, будучи в девках, забрюхатила. Позор, но что поделать, ребенок не виноват, и теперь, в февральский день 17-го числа на свет появился здоровенький мальчик. Василий его принял как родного внука и при крещении сам стал его восприемником, новорожденного нарекли Иваном.

Более того, этот случай оказался не единственным в деревне — вместе с Анной нагуляла живот и её подруга Агафья, дочь соседа, отставного рядового солдата Сергея Еремеева (4). Девочка Евдокия родилась через три недели после Ивана, 6 марта, однако ей суждено было пожить на белом свете лишь семь месяцев — 28 октября незаконнорожденная малышка умерла. Надо отметить, что её восприемником был не местный, а временно проживающий в деревне крестьянин села Литовки Симбирской губернии Яков Афанасьев.

Между этими двумя рождениями было еще одна попытка появления на свет новой жизни, но оказалась не только неуспешной, но и повлекшая за собой еще одну смерть. И произошло это в семье Ефима, брата Сергея Еремеева. Спустя пять лет после женитьбы его сына, Ивана Ефимова (4), жена Маланья Иванова наконец забеременела. Но беременность проходила тяжело, женщина не доносила — в середине февраля случился выкидыш, а у роженицы случились осложнения. Маланья не смогли выходить — 22 февраля жена умерла в возрасте 23 лет. Молодой вдовец Иван Ефимов недолго горевал. Уже через два месяца, 21 апреля среди трех молодых пар, венчавшихся в Троицкой церкви села Александровка, вторым браком 25-летний Иван женился на Натальи 23 лет, дочери Трофима Александрова, крестьянина-собственника из села Хотни.

Год стал богатым на события в семье братьев Еремеевых. Только через семь лет после рождения прежнего ребенка, да и то неуспешного, Мария Фадеева, жена Петра Еремеева (5), наконец, смогла забеременеть и 22 августа родить здоровенькую девочку. Дочку крестили по имени Наталья, её смогла ещё увидеть перед смертью бабушка Дарья Дементьева. Мария с новорожденной попрощалась 12 сентября с матерью, которая умерла в покаянии в возрасте 73 лет (в записи метрической книги указан возраст 70 лет).

Но всё же год начался с того, что не стало еще одного старика — 4 января скончался дед Ермола Максимов (13), ему уже исполнилось 75 лет.

Вторая дочка родилась 18 мая в семье крестьянина Ивана Михайлова (12), её нарекли Еленой. В начале лета, 11 июня у Гавриила Иванова (7) после неудачных прошлогодних родов, на свет появился мальчик, которого назвали Тихоном.

После уборочной в Апайкиной Гари 23 октября произошло большое гулянье — образовались сразу три молодые крестьянские семьи. И среди них были молодожены в деревне Гавриловка — 19-летний Василий, сын временно-обязанного крестьянина Клементия Антонова (12) женился на 20-летней Устиньи, дочери казенного крестьянина Емельяна Никифорова из соседней деревни Четыре Двора.

Надо отметить, что село Хотни, что находится в каких-то десяти верстах от Апайкиной Гари, часто роднилось своими невестами и женихами. Этой весной, как выше было указано, одна невеста из этого села уже перешла в деревню. Теперь же, осенью, невеста из Гавриловки туда же уходила замуж. Отставной рядовой солдат Емельян Семенов 10 ноября вел к алтарю церкви села Хотни свою 21-летнюю падчерицу Анна Данилову, ее мужем стал 35-летний вдовец по первому браку, находящийся в бессрочном отпуске рядовой солдат Иванов Николай Иванович.

Другая жена из Хотни, вышедшая замуж два года назад за местного крестьянина Михаила Данилова (13), в январе родила ему первенца, сына Семена. Однако мальчик оказался слабеньким и через три месяца, 20 апреля помер.

1875 год

Гавриил Иванович Горталов, подобно своему отцу, был Казанским и Царевококшайским уездным предводителем дворянства, являлся гласным Казанского губернского земского собрания, председателем уездного мирового съезда. А в этом году был произведен в действительные статские советники и стал почетным мировым судьей.

Краевед Н. Я. Агафонов так писал о нём: «Это был весьма глубокоуважаемый казанский дворянин, владелец деревни Казанбаш Казанского уезда. Он был лучшим другом казанского архиепископа Антония Амфитеатрова». При этом, другой краевед Д. А. Корсаков описывает его как «…человека, хоть и доброго, но совершенно равнодушного к служебным обязанностям, который полагался больше на своих подчиненных. Так, будучи председателем Казанской уездной земской управы, он подписывал бумаги, приготовленные секретарем Чембулатовым, и их количеством определял эффективность работы. Будучи уездным предводителем дворянства, Г. И. Горталов не проверял кассовых книг и отчетности по дворянской опеке, в результате чего секретарь опеки наворовал на 30 тысяч рублей. Долг пришлось отдавать самому Горталову, а секретаря сослали на поселение в Сибирь. Когда того этапировали, то арестанты проходили как раз через имение Горталовых Казанбаш. Гавриил Иванович договорился со знакомыми начальниками этапных команд и принял подставившего его секретаря у себя дома, накормил, приготовил баню и доставил до следующего этапного пункта. Такая незлопамятность и радушие привлекали в его имение многочисленных гостей» [22].

После проведения военной реформы 1874 года, в ходе которой было отменено рекрутирование, многие солдаты были отправлены в бессрочный отпуск. Осенью в деревню в такой отпуск пришел рядовой солдат Тихон Евдокимов (14) к жене и двоим ребятишкам. На радостях Маланья Алексеева сразу забеременела, и теперь, 10 июля в доме появился третий ребенок — дочку назвали Мариной.

В семье Емельяна Николаева (2) радость сменилась горем. У старшего сына Федора Емельянова после двух сыновей 17 февраля на свет появилась девочка, внучку назвали Евдокией. Но если старшему сыну было 25 лет, то младшему ребенку 44-летнего Емельяна только что исполнилось три года. И вот несчастье, маленькая дочка Агафья весной сильно заболела — что родители не делали, выздоровление не приходило. Оказалось, всё та же оспа, что 30 марта унесла трехлетнюю Пелагею, дочку Иван Ефимова (4) — и в первый день мая Агафья умерла. На этом болезнь не остановилась, заболел сынишка родного дяди, Ивана Еремеева (10), и тоже трехлетний. Неделю спустя после похорон Агафьи, 9 мая оспа унесла маленького Ваню.

Не успокоилась оспа и через месяц — годовалый Тихон, сынишка Гавриила Иванова (7) скончался в муках 15 июня. В это время безутешная мать Анна Васильевна снова была в положении и опасалась, что болезнь передастся новорожденному. Слава богу, родившаяся 24 сентября дочка Фекла оказалась здоровеньким ребенком.

На венчание сводной сестры прошлой осенью Илья Емельянов (6) был с беременной женой. Марфа Евдокимова 14 февраля родила очень слабенького ребенка — девочка Евдокия не пробыла на этом свете двух недель, 25-го числа свет ушёл.

Как и в прошлом году, после уборочной в деревне Апайкина Гарь снова было большое гулянье. И снова три молодые пары соединили свои узы в Троицкой церкви, и снова среди них одна семья образовалась в Гавриловке. Временно-обязанный крестьянин, 22-летний Платон Евстафьев (8) привел в дом жену из деревни Поника Ново-Чурилинского прихода, то была 17-летняя Екатерина, дочь крестьянина Василия Федотова.

1876 год

Корсаков Д. А. продолжает в своей книге [22], как Г. И. Горталов питал слабость к немощным людям: «В другой раз Гавриил Иванович пошёл, по обыкновению, гулять на большой Сибирский тракт и там встретил жалкую повозку, нагру­женную всяким скарбом. На возу сидели измученные мужчина и женщина, которых Гавриил Иванович позвал к себе, не спросив даже, кто они такие. Несколько дней спустя, отдохнув от дальнего пути, они объявили, что могут дать «представление». Тут только узнали, что «неведомые люди» были акробаты, едущие из Перми в Казань. Представление состоялось, и за него Гавриил Иванович щедро заплатил акробатам, а они, сытые и пригретые, да ещё вдо­бавок с заработком, весьма довольные поехали далее по дороге в Казань.

К Горталову Г. И. ежедневно съезжались гости самого разно­образного состава: волостной старшина и волостной писарь, ста­новой пристав, немцы и русские управляющие соседними имени­ями и зажиточные татары-крестьяне, сельские учителя, знакомые из Казани «всяких чинов» — и помещики, и учащаяся молодёжь, про­фессора и чиновники, вот какую этнографическую и обществен­ную мозаику представляли гости Гавриила Ивановича. У Горталова Г. И. на столе в кабинете лежали две переплетённые за­писные книги в лист писчей бумаги: одна из них была очень тол­ста, другая значительно тоньше. В первую Гавриил Иванович ежедневно записывал собственноручно всех приезжавших к нему гостей; во второй также ежедневно и собственноручно отмечал состояние температуры и атмосферы, по термометру и барометру. И вся эта разнокалиберная публика принималась одинаково радушно; все чувствовали себя под гостеприимным кровом хозяи­на-хлебосола свободно и привольно».

В майский день Троицкая церковь села Александровка принимала две молодые пары села Апайкина Гарь. Священник Димитрий Иванов проводил 24 мая обряд венчания сына умершего к этому времени временно-обязанного крестьянина деревни Гавриловка Петра Николаева (1) Иллариона 17,5 лет с дочерью крестьянина деревни Пашкова Арского прихода Клементия Ларионова, 17-летней девицей Марией. На венчании поручителей со стороны невесты, по какой-то причине, никого не было.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 140
печатная A5
от 481