электронная
200
печатная A5
516
16+
История одной волшебницы

Бесплатный фрагмент - История одной волшебницы

Объем:
344 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-7057-0
электронная
от 200
печатная A5
от 516

Пролог

А верите ли вы, в волшебство? В существование злых ведьм и светлых волшебниц? Верите ли вы, что где-то, действительно существуют неземные светлые создания и кровожадные темные твари?

Волшебство, магия, ворожба, чары и заклятия. Названий много, но суть от этого не меняется. Вы можете оспаривать его существование, сколько угодно, и продолжать думать так, как вы привыкли. И лишь одного вы не сможете изменить, а может и осмыслить. Ведь верите вы в него или нет, а волшебство существует!

Где-то там, за тонкой гранью, недоступной обычным смертным, раскинулся целый мир, полный волшебства и неразгаданных тайн. Мир, в который нелегко попасть, и еще труднее с ним расстаться. Мир, давно уже ожидающий перемен, которые, наконец, и свершились.


* * *


В глуши широкого, цветущего сада, стоял уютный домик. Он полностью утопал в зелени, вокруг были разбиты пышные клумбы, а цветущие лианы доходили до самой мансарды.

Первые лучи восходящего солнца едва позолотили кроны деревьев, и все вокруг еще хранило молчание. Лишь изредка из глубины сада доносилась ранняя песня малой пташки.

В доме тоже было тихо. Его молодая хозяйка еще сладко посапывала, зарывшись в одеяло. Это была Алина, девушка лет двадцати, с короткими каштановыми волосами и крепким сложением. Алина любила поспать, и в этот ранний час едва ли что-то могло заставить её открыть свои большие зеленые глаза. Даже теперь, когда не стало её матушки, и все домашние хлопоты легли на её плечи. Это был сильный удар, и если бы не подруга Мэри, с детства живущая у них, Алине пришлось бы очень туго.

Мэри попала к ним в дом уже давно. Когда то матушка Алины работала няней в богатом особняке. Он, как и все ближайшие земли принадлежал счастливому семейству Грэйвис-Браун, родителям Мэри. Но счастье этой семьи было не долгим.

Сначала пропала мать Мэри. Однажды вечером она просто исчезла из особняка, и никто её больше не видел. Леонард — убитый горем муж, несколько месяцев рассылал по округе людей на поиски своей возлюбленной. Но все они возвращались ни с чем. Сам Леонард оставался с детьми, своей маленькой Мэри, и племянником Дэвидом. Прислуга шепталась, что лишь дети удержали хозяина от того чтобы наложить на себя руки. В таком отчаянии находился Леонард, потеряв жену. Он не принимал гостей, забросил врачебную практику и закрылся в особняке. Так малышка Мэри потеряла мать, но и на этом беды не закончились.

Через некоторое время в особняке случился страшный пожар. Многие погибли. Рискуя собой, няня вынесла Дэвида из горящего дома. Сама Мэри спаслась только чудом. В тот день Мэри потеряла и отца и родной дом. После пожара почти ничего не осталось от, когда то роскошного фамильного особняка. Но кое-что она все же обрела. После этих событий няня забрала Мэри и Дэвида к себе. В ту пору у нее самой была маленькая дочь, и добрая женщина рассудила, что вместе им будет веселее, тем более что больше родственников у детей и не осталось, а она любила их не меньше своей дочери.

Так Мэри и оказалась в доме Алины. А сейчас чтобы помочь подруге, Мэри взяла на себя часть домашних обязанностей. Алина поначалу протестовала, ведь, как и матушка считала себя обязанной управляться самой, но вскоре поняла, что вставать вместе с солнцем выше её сил. Так что утренние дела были за Мэри.

В этот час Мэри была уже на ногах. У них было небольшое хозяйство: куры, гуси и пара лошадей. Мэри покормила животных, и отправилась в конюшню. Там она принялась чесать свою лошадь мягкой щеткой. Она была её любимицей, для нее у Мэри всегда был припасен кусочек сахара. Закончив с лошадьми, Мэри вернулась в дом. Она не могла дождаться, когда проснется Алина чтобы поделиться с ней своей радостью. Сегодня утром девушка получила посылку, которую так долго ждала.


Поднявшись в свою комнату, девушка подошла к шкафу с зеркальной дверцей. Некоторое время она постояла в нерешительности, а затем, вздохнув, распахнула дверцу и взглянула на полки. В этот день ей хотелось выглядеть как можно лучше, ведь она так долго его ждала.

После недолгих раздумий Мэри достала длинное зеленое платье с золотистым поясом. Облачившись в платье, Мэри закрыла дверцу и взглянула в зеркало. Увиденное её вполне устроило, но она все же, ещё долго поворачивалась, то одним, то другим боком и придирчиво разглядывала каждую складочку. Потом улыбнувшись своим мыслям, она приблизила к зеркалу лицо. Ничего необычного Мэри в нем не находила. Правильные черты лица, длинные русые волосы, и черные глаза, обрамленные пушистыми ресницами. Мэри знала, что она симпатична, но красавицей себя не считала. Как и не считала внешнюю красоту, важнее внутренней. От внезапно возникшей мысли ей вдруг стало смешно, и она засмеялась от переполнявшего её чувства огромной радости. Как же мало, на самом деле нужно для счастья. Ведь необязательно быть первой красавицей или даже королевских кровей. Это все ерунда. Для счастья нужно чтобы в жизни было чудо. Такое как ждет её сегодня. И сейчас Мэри ощущала себя самой счастливой на свете.

Солнце давно уже встало, и всё настойчивее светило в окна. На ветках в саду загомонили птицы. Ждать дальше пока проснется Алина, Мэри уже не могла и спустилась на кухню варить кофе. Через мгновение на кухне поднялся страшный грохот. Мэри нарочно задевала и роняла посуду, чтобы создать как можно больше шума. В таких условиях спать дольше было просто невозможно. Через минуту на пороге показалось заспанное лицо Алины.

— И тебе, Мэри, тоже доброе утро… — девушка плюхнулась на стул и приняла кружку горячего кофе, услужливо подставленную подругой. — Что у тебя за привычка греметь по утрам посудой? Могла бы немного подождать, пока я проснусь, и сама все сделаю! — Алина осуждающе посмотрела на довольное лицо подруги, и поняла, что раннее пробуждение ждало её не просто так.

— Нет. Дольше ждать я уже не смогла, — словно подтверждая догадку Алины, ответила девушка. Она села напротив подруги и глубоко вздохнула, не зная с чего начать. — Нам нужно поговорить. Ты знаешь, скоро мне исполнится восемнадцать, и сегодня я получила вот это, — Мэри положила на стол небольшой сверток, перетянутый грубой ниткой.

— Ты хочешь, чтобы я его открыла? — Мэри радостно кивнула и подвинула сверток ближе к Алине. Алина потянула нитку, и развернув холщовую ткань, достала маленькую деревянную коробочку. В коробочке, прикрытый сверху душистой сушеной травой, лежал необычный амулет на кожаном шнурке. Алина взялась за шнурок, и достав амулет передала его Мэри. Девушка приняла вещицу и внимательно его рассмотрела. Амулет напоминал полусферу. За тонким стеклом плескалась ярко голубая жидкость. Она омывала четыре драгоценных камня, расположенных по задней стенке. Недолго думая, Мэри повесила амулет на шею, и счастливо посмотрела на подругу.

— Это мой первый магический амулет! Старый Брэннор сдержал своё обещание, и прислал его мне. Теперь я могу сама открыть арку перехода! Сегодня же я отправлюсь к ним. Я так ужасно соскучилась, как они там? Добрый мой Брэннор, малыш Лио, Айс, — при последнем имени девушка слегка покраснела, и чтобы скрыть волнение встала из-за стола и подошла к окну. Как долго она ждала этого дня, и в ожидании дни казалось, тянулись еще дольше. Мэри ждала этого дня и боялась одновременно. Ей предстояло отправиться к своим друзьям, в мир полный волшебства. Мир, который она любила больше своего. Мир, который подарил ей вторую жизнь. Ведь именно Айс, при помощи старого Брэннора спас Мэри из горящего дома, много лет назад. Тогда же Брэннор разглядел в маленькой испуганной девочке большой потенциал, и хотел было взяться за её обучение, но обстоятельства сложились иначе. Несмотря на чудесное спасение, перемещение в другой мир и знакомство с волшебством, Мэри не забыла что там, где когда-то был её дом, остались её самые близкие люди. Отец, Дэвид и няня, которая уже давно стала ей родной. Мэри было жаль проститься со всем увиденным, но она знала, что должна вернуться. Она уговорила Брэннора отправить её назад. Старый Брэннор согласился, и они вместе отправились домой.

Брэннор с помощью специального ритуала и длинного эльфийского заклинания открыл провал, и, взяв девочку за руку, шагнул в сияющий круг. Мэри тогда совсем не испугалась перехода, она испугалась увиденного на той стороне.

Из ослепительного блеска провала они вышли на пепелище. Ничего не осталось от роскошного особняка. Вокруг был лишь черный зловещий пепел, да груда обгоревших камней. В слезах девочка кинулась было туда, но Брэннор удержал её и покачав головой прижал к себе.

Когда Мэри немного успокоилась, то вспомнила о няне. Её домик стоял не так далеко отсюда, и она помчалась к нему. Старый Брэннор едва поспевал за ней.

Когда домик няни показался из-за поворота, Мэри уже едва не падала от усталости, но упрямо продолжала путь. Подойдя к двери, девочка постучала и замерла. Больше всего на свете она боялась, что ей никто не откроет. Но через мгновение за дверью послышались шаги. Приоткрыв дверь, няня осторожно выглянула наружу, показав свое изможденное лицо, с покрасневшими от многих слез глазами. Увидев на пороге Мэри, няня кинулась к ней, подхватила девочку на руки и вновь заплакала. Старый Брэннор осторожно шагнул к ней, и няня только тогда заметила его присутствие.

— О, как я благодарна Вам! Я люблю малышку как свою родную дочь. Все это так ужасно! Вокруг творился настоящий ад, и у многих просто не было шансов. К своему стыду должна признать, что почти смирилась с мыслью, о её потере. Где Вы нашли её? Что я могу для Вас сделать? Как отблагодарить? Проходите скорее в дом! — зачастила переживающая женщина.

Няня завела гостей в дом, где их встретили Дэвид и дочь няни Алина. Дети были несказанно рады увидеть свою маленькую подругу невредимой.

Разлив чай, няня усадила гостя на мягкий диван и стала расспрашивать.

— Расскажите же скорее, что произошло, я так волновалась! Никто и понять ничего не успел, когда начался этот страшный пожар! А бедный Леонард… Думаю огонь застиг его врасплох, спящего. Мы потеряли его, — няня воздела очи к потолку и тяжело вздохнула. Затем перевела взгляд и впервые пристально присмотрелась к гостю. Высокий, седовласый, и длинноволосый старец показался ей каким-то необычным. В его теле не угадывалось старческой немощи, которая обычно сопровождает людей его возраста. Да и с возрастом няня определиться не могла, но её не покидало ощущение, что он намного старше чем кажется. Его благородная осанка и изысканные манеры располагали к большому уважению, а когда гость заговорил, няня удивилась ещё больше.

— Я вместе с вами скорблю о вашей потере, — поклонился женщине Брэннор и продолжил. — Я слышал также и о том, что девочка потеряла и мать. Мне жаль, что сей жребий выпал на долю ребёнка. Она потеряла все, в столь юном возрасте. Но Великие Боги не могут быть столь жестоки, и очевидно смиловались над нею, наделив девочку своим утешительным даром. Ведь ребенок сей, наделен волшебством, — после этих слов, няня удивленно захлопала глазами и растерянно пролепетала.

— Что вы такое говорите? Ведь этого не может быть! То есть не может быть совсем!

— Почтенная женщина, я знаю о чем говорю, и у меня очень веские основания имеются для того чтобы считать так. Я открою вам всю правду, чтобы развеять сомнения ваши. Моё имя Брэннор, и я старейшина клана лесных эльфов. Я хранитель всех традиций, тайн и знаний моего народа. Я верно служу молодому принцу нашему и буду опекать его до того дня пока он не взойдет на трон. Я его наставник, но и слуга. Я в то же время и друг его и учитель. Молодой принц наш любит бывать в моей лаборатории. Среди прочих редкостей и артефактов, у меня имеется одна очень любопытная вещь. Одно большое, необычное зеркало. Это очень старый артефакт, созданный нашими Великими предками. Великие приложили всю свою силу и знания, чтобы создать его. Через это зеркало можно увидеть любую точку мира. И не одного. Разглядеть в него ваш мир, не сложнее нашего. Каждый вечер молодой принц приходил любоваться вашим миром, и уговаривая меня произнести заклинание, садился перед ним в ожидании. Но однажды все изменилось, и когда я произнес заклинание, зеркало высветило пылающий особняк. Там мы узрели, как ребенок выбрался из окна на ненадежный навес, который мог вот-вот рухнуть. Наш принц молодой и пылкий юноша с неравнодушным сердцем, умолял меня помочь. И глядя на его терзания, моё старческое сердце дрогнуло, и я сдался. Так ваша девочка и попала к нам, но не будь у неё способностей к волшебству, этого бы не случилось. Открытый мною провал не впустил бы обычного человека в наш мир, пропитанный магией.

— Уважаемый Брэннор! — няня нервно заламывала руки и явно была очень смущена — Я даже не знаю с чего и начать. Дело в том, что я нисколько не удивлена вашим рассказом. Я знаю о существовании волшебства, и догадывалась о том, что наш мир не является единственным. Все дело в матери девочки. Она обладала способностями, и делилась со мною своими секретами. От неё же я узнала, что магия это редкость для нашего мира, и в одном роду не может быть больше одной волшебницы. Иначе говоря, бедная моя хозяйка была абсолютно уверена, что у Мэри не может быть задатков, ведь это просто невозможно! — няня пожала плечами и вопросительно посмотрела на Брэннора, словно ждала от него объяснений, но эльф лишь покачал головой.

— Мне нечего Вам ответить, я не знаю, как такое могло получиться, ведь вы абсолютно правы. Волшебница не может иметь детей со способностями к магии. Это верно. Но чувствую я в этой девочке большую силу, и если ещё сила не проснулась, то это лишь времени вопрос. Мэри — волшебница. Я уверен в этом, и ошибиться я точно не могу. Её место рядом с нами, в нашем мире, в мире магии. Я могу обучить её магии, и поделиться всеми нашими знаниями. А в библиотеке моей немало любопытных книг, ведь на правах старейшины я обладаю всеми письменными знаниями рода. Я лишь с большим огорчением вернул девочку вам. Я ведь говорил вам — её место с нами. И со временем Мэри сама это поймет, — эльф закончил речь и встал, ожидая ответа.

— Почтенный Брэннор, я услышала все, что вы мне сказали. Думаю, нет ничего плохого в том, чтобы развивать свои способности. Какие бы они не были. Но ведь речь сейчас не об этом. Вы видите — перед вами ребенок! Я согласна отдать Вам её на обучение, но лишь с одним условием! Обучение начнется лишь после её совершеннолетия! Я знаю ее с рождения. Я растила её, на мне лежит ответственность за её жизнь. Я не хочу с Вами спорить. И не буду этого делать. Просто примите мои условия. На нас и так слишком многое свалилось… — сказала няня, и устало посмотрела на эльфа. Брэннор лишь сдержанно кивнул и подозвал Мэри.

— Дитя, я буду навещать тебя, так часто как смогу. Береги себя. Мне следует вернуться к наследнику. Но не забывай мои слова! Пройдут годы, и однажды я вернусь за тобой, — сказал Брэннор и шагнул к двери. Но не успел он сделать и пары шагов, как Мэри кинулась за ним и повисла на длинных рукавах его плаща. В глазах девочки стояли слёзы.

— Брэннор, пожалуйста, не уходи! Останься с нами! А вдруг ты больше не придёшь? Вдруг ты меня обманываешь? — умоляла девочка. Старый эльф стоял в растерянности, он не привык к такому проявлению эмоций. Он слегка отодвинул Мэри и взглянул ей в лицо.

— Дитя! Посмотри на меня. Разве я похож на обманщика? Я не солгал ещё ни разу за свою длинную жизнь! Я всегда говорю лишь правду. Я вернусь к тебе позже, обещаю! Но сейчас, я не могу остаться. Ведь у каждого есть свои обязанности. Сейчас моя обязанность, это удерживать молодого принца от глупостей. Но когда-нибудь я найду время и на тебя. И очень скоро вернусь. — Брэннор поклонился няне, и, бормоча что-то себе под нос, вышел в дверь. Мэри побежала вслед за ним, но открыв дверь, никого не увидела. Старый эльф растворился в сгущающихся сумерках.

Именно таким Мэри запомнила тот день. Правда некоторые незначительные детали выпадали из памяти, и стирались временем, но суть от этого не менялась. Вспоминая всё это, девушка потеряла счет времени, и голос Алины доносился до неё словно издалека. Она не сразу поняла, что подруга настойчиво повторяет один и тот же вопрос. Словно вынырнув из омута памяти, Мэри повернулась к Алине и удивленно спросила.

— Ты что-то сказала?

Алина в ответ фыркнула, всплеснув руками.

— Я? Да! Я уже несколько раз тебя спросила, что происходит? Похоже, мысли твои уже совсем далеко! — девушка положила голову на руки и лукаво взглянула на подругу

— Думаешь, как там поживает твой Эльфийский принц?

— Алина! — Мэри укоризненно покачала головой и грустно добавила — Он не мой принц! Айс принадлежит своему народу и готовится стать мудрым и рассудительным правителем. А ты говоришь глупости!

Этим разговором, Алина невольно задела Мэри за живое, и та вдруг побледнела. Но подруга продолжала допытываться, не замечая этого.

— Говорю, как думаю! Ты знаешь, я всегда говорю все в лицо! А вот ты подруга явно темнишь. Да я просто не поверю, что ты так безразлична к нему, как пытаешься показать! Мэри, кого ты обманываешь?

— Себя, наверное, — тихо проговорила девушка. — Ты просто не понимаешь, в чем дело!

— Ну, так расскажи! Не нужно себя терзать. Вдруг я смогу тебе помочь? Неужели твоё чувство не взаимно? — Алина удивленно посмотрела на подругу, а та лишь грустно улыбнулась. Она поняла, что не сможет дольше держать в секрете, свои душевные терзания.

— Нет. То есть я не знаю. Понимаешь, дело даже не в этом… Дело в том, что Айс будущий король, и не имеет права на ошибку. Я не хочу быть ошибкой. Нет, у них нет строгих правил на счет брака, даже родители Айса были из разных кланов. Что обычно не приветствуется. Но, вот их союз обернулся великой трагедией. Я сама точно не знаю, что там произошло, но новый объединенный клан потерял сразу обоих правителей. А старый Брэннор говорит, что во всем виновата их большая любовь…

— Вот это да! Это конечно грустно, но с каких это пор, чувство стало преступлением? Похоже, твой Брэннор, сам бесчувственный чурбан! — в сердцах воскликнула девушка.

— Или это не единственная причина? — Алина подозрительно присмотрелась к подруге, а Мэри, казалось, погрустнела ещё больше.

— Ну да, ты угадала. И вторая причина усложняет все намного больше. И для меня, пожалуй, является главной.

— Ну, же подруга не томи! В чем причина? — не понимая, спросила Алина. Мэри вымученно подняла на нее глаза.

— Во мне, Алина! — Мэри глубоко вздохнула, ей было досадно от того, что подруга явно недооценивает всю сложность ситуации, и не видит очевидных вещей. И именно это, стало для нее последней каплей.

— Мы никогда не сможем быть вместе, ведь я — человек! Думаю, не стоит даже ничего начинать. Всё это бессмысленно! А знаешь ли ты, сколько живут эльфы? Ни один человек столько не проживет! А можешь ли ты себе представить, каково это, наблюдать, как твой любимый человек медленно угасает от старости? К чему причинять такие страдания? Лучше этому вообще не быть! — Мэри отвернулась от подруги и вновь уставилась в окно. По щекам девушки текли слезы. Она не хотела плакать, но слезы текли помимо её воли. Она впервые вслух призналась в том, что так сильно её терзало. Мэри смотрела в сад, и он казалось, также был окутан грустью, как и сама девушка. Из-за набежавших туч природа казалась мрачной и безмолвной. Мэри хотелось дождя, он всегда успокаивал ее.

Через мгновение небо разрезала молния, а спустя несколько секунд послышался гром. Первые крупные капли дождя упали на землю. А через несколько минут дождь уже вовсю барабанил по крыше. Стекло окна тут же покрылось каплями, которые стекая, образовывали затейливые водяные сети, в которых путался взгляд.

Алина медленно подошла к подруге и обняла её за плечи.

— Прости меня. Я не знала что всё так серьёзно. Но ты так трагично всё описала… Мне показалось, даже, что это были не твои слова.

Мэри вытерла слёзы и обернулась к Алине.

— Да, так и есть, это не мои слова. Так сказал мне старый Брэннор. Он предвидел такую ситуацию, и решил поговорить со мной сразу. Ведь он должен заботиться о благе наследника и Клана. И знаешь, он абсолютно прав. Я считаю так же. — Мэри натянуто улыбнулась, чтобы успокоить Алину. — Так что, нужно постараться выкинуть все эти глупости из головы. Нужно думать только о хорошем. Как ты думаешь, неплохо ведь отправиться учиться магии у эльфийского старейшины? Возможно, Брэннор будет довольно строгим учителем, но я уверена, ничто не сможет испортить мне настроение, когда я снова окажусь в Эльфийском лесу!


* * *

Этот тихий вечер застал Брэннора на его обычном месте. Огромная комната была заставлена высокими стеллажами с книгами, и длинными полками с различными артефактами. Там же покоились и плоские деревянные ящички, внутри которых в стеклянных колбах хранились разноцветные порошки. Это были ингредиенты для разных магических ритуалов. У дальней стены располагался камин и два кресла.

Там же стояло огромное зеркало в тяжёлой оправе. Его поверхность не отражала комнату, а была покрыта жидким серебром, которое находилось в постоянном движении. При взгляде на него, всегда казалось, что жидкость вот-вот начнет стекать на мраморный пол, но этого не происходило, вопреки ожиданиям, и все оставалось на своих местах.

Старый эльф сидел в кресле и читал какой-то свиток. Периодически он отрывался от чтения и глядел в огонь, задумавшись о чём-то своем, лишь ему одному понятном. Близился день, когда Мэри впервые откроет арку перехода, и прибудет сюда на срок гораздо более долгий, чем когда либо.

Брэннор сдержал слово, данное маленькой девочке, и Мэри не раз уже бывала тут. Он показывал ей древние книги и пытался обучать легеньким заклинаниям, но все было без толку. С намного большим воодушевлением, девочка играла в салки с наследником, да обучалась у него же стрельбе из лука. По дворцу разносились детские крики и громкий смех, а старый эльф становился мрачным. Он понял, что не добьётся никакого толку от Мэри, пока та не подрастёт. Шли годы, Мэри взрослела. Брэннор не переставал периодически навещать её и часто забирал с собой на несколько дней. В их последнюю встречу Брэннор обучил Мэри заклинанию, чтобы она сама открыла арку перехода. Тогда же он пообещал прислать ей магический амулет, для концентрации силы. Мэри поблагодарила эльфа и пошла прощаться с Айсом и его братишкой Лио. Старый Брэннор неотрывно следил за каждым ее, словом и жестом.

Старый эльф боялся, как бы не случилась беда. Ведь Мэри уже была не маленькой девочкой, а довольно хорошенькой девушкой. Да и Айс уже достаточно возмужал. Оба они находились в том нежном возрасте, когда наиболее вероятно зарождение первой любви.

Только бы между ними не возникло чувства! Больше всего Брэннор боялся этого. Ведь не бывать же любви между человеком и эльфом! Будущему королю не нужны лишние страдания. А Клану — позор! Надо обязательно поговорить об этом с ними. Главное чтобы не было поздно. А ведь у детишек все шансы полюбить друг друга. Ведь это Айс спас Мэри из огня, а потом они проводили слишком, много времени играя вместе. Мэри, Айс, и его братишка Лио. Последний был особенно рад появлению Мэри. В первую их встречу Лио начал носиться по дворцу с радостными криками о том, что у них появилась сестрёнка, и очень расстроился, узнав, что ей придётся вернуться. Лио был лишь на три года младше Мэри, но его всё равно все называли малышом. Да и понятно почему — вёл он себя соответствующе. Очень живой и подвижный, Лио находился в вечном движении, в поиске новых идей и проказ. Уж Брэннору то от него досталось! После гибели правителей, старый эльф как самое приближенное лицо взял на себя ответственность за воспитание их детей. К нему же, как к старейшине обращались по вопросам Клана, и просто за советом. Но время скоротечно, жизнь меняется, а дети растут. Уже в этом году Айсу предстоит занять своё законное место на троне Клана.

Главное чтобы мальчик не наделал глупостей. Эта мысль неотступно следовала за старым эльфом. О чём бы он ни думал, но мысли его каждый раз возвращались к этому. Не хватало еще, чтобы новый правитель отдал Вечность богам.

Вот и в тот раз старый эльф, тяготимый грустными мыслями, наблюдал за прощанием детей. Мэри сказала что-то Лио, тот усмехнулся и что-то ответил. Тогда Мэри махнула рукой, обняла его, приговаривая и Лио смеясь, умчался вниз по лестнице. Мэри повернулась к Айсу. Брэннор прищурился. Наскоро обнявшись, девушка произнесла несколько слов и опустила взгляд. Айс же напротив, говорил, не отводя глаз от неё. Мэри что-то отвечала, постоянно отводя взгляд, затем кивнула и направилась к Брэннору. А тот стоял в стороне, и несмотря на внешнее спокойствие, был взволнован до глубины души. Неужели он опоздал?! Ничто не укрылось от его проницательного взора. Сомнений нет. Это то, чего он так сильно боялся. Мэри влюблена. Бедное дитя. Им нужно серьезно поговорить. Быть может, она все поймет. Но как найти слова?

Брэннор тогда пытался объяснить все девушке очень аккуратно, но не знал как, и разговор получился довольно жестким. Мэри была в смятении и попрощалась со старым эльфом довольно сухо.

Сейчас Брэннор сидел и размышлял над ситуацией. Миру нужна волшебница. Если бы нет, Брэннор не настаивал бы на обучении Мэри. Но ведь он и подумать не мог, что все так выйдет. О, Боги! За что же ему старому всё это?

— Что тебя терзает? — Внезапно послышался голос Айса. — Ты говоришь сам с собой? — Брэннор обернулся, он и сам не понял, что последнюю мысль высказал вслух.

— Нет, мой мальчик, всё в порядке. Я рассуждал о жизни и увлёкся. Ты уже закончил своё занятие? Чем ты сегодня был занят?

— Я упражнялся с клинком, учил новые приёмы. Проверил окрестности, и убедился что все в порядке. Потом я сходил в кузницу, и изучал работу кузнеца. Я запомнил все техники и завтра опробую себя в этом деле. Я хочу сам выковать себе добрый эльфийский клинок, — Айс присел рядом со старейшиной. Брэннор улыбнулся.

Его воспитанник стал уже совсем взрослым. Иногда Брэннору казалось, что Айс хочет уметь всё. Таким же был его отец. Он тоже думал, что хороший король должен уметь делать всё своими руками. И не было такого ремесла, которого бы он не знал. Вспоминая это, Брэннор опять впал в задумчивость, и молча, глядел в огонь. Языки пламени отражались в его глазах, но не оживляли взгляда. Глаза старого эльфа давным-давно обесцветились. Слишком многое они видели, за всю его длинную жизнь.

— Я знаю, ты сейчас думаешь о моём отце, — сказал Айс, будто читая мысли Брэннора. — Я давно это заметил. Когда ты смотришь на меня таким взглядом, а затем впадаешь в задумчивость — ты думаешь о нем. Мне кажется, ты нас сравниваешь. Может, ты боишься, что я не справлюсь? Но ведь ты сам меня всему учил! А это значит, что я прекрасно готов ко всему. Разве не так?

— Нельзя быть готовым ко всему. Кто знает, что ждет тебя?

— Я несу ответственность за Клан. И я не могу его подвести. Я готов. Я справлюсь.

* * *

После разговора на кухне, Мэри поднялась к себе в комнату и не выходила до вечера. Она очень злилась на себя, за то, что дала волю чувствам. Ведь она привыкла скрывать всё в себе. Чтобы даже самые близкие люди не могли догадаться, что её что-то тревожит. С близкими Мэри делилась лишь радостью. Она сама не поняла, как выболтала о наболевшем подруге. Да ещё, в разговоре вдруг всплыла любовь. Нет, девушка, конечно, питала тёплые чувства к Айсу, но всегда принимала их за чувство благодарности и братскую любовь. Он спас её жизнь, практически подарил ей новую. Они часто виделись, играли и росли вместе. Конечно же, Мэри привязалась к эльфу. Но только сейчас она призналась и Алине, и самой себе, в том, что это совсем другое чувство.

Когда старый Брэннор заговорил с ней о невозможности союза человека и эльфа, Мэри удивилась. И только сейчас поняла, что старейшина предвидел такой расклад событий. После того разговора Мэри много думала и прислушивалась к своим чувствам. Чем это закончилось, мы уже знаем. Но после этого, собирая свои вещи в дорожную сумку, девушка пришла к выводу, что не откажется от своих слов. Лучше этому не быть. Она будет заниматься своими делами, а наследник своими. Они будут реже видеться, и может это пойдет ей на пользу. Нужно забыть всё. Это глупости. Выкинуть эту мысль из головы, а чувство из сердца. Ведь так будет лучше всем. Мэри думала об этом, пытаясь размышлять головой, так как правильно, но всё это время ощущала, как сердце её разрывается от ноющей боли. Она приносила в жертву свою любовь, ради общего блага. От этой мысли на глаза снова навернулись слёзы, и Мэри решив не сдерживать себя в последний раз, разрыдалась, бросившись на кровать.

К вечеру дождь прекратился, и умытая природа блистала каплями, сверкающими в лучах теплого солнца. Свежесть разливалась по саду. На небе не виделось ни единого облачка, и его голубизна казалась неестественной и резала взгляд.

Мэри постучала в комнату Алины. Девушка тут же открыла, и, оглядев подругу, спросила с сожалением.

— Уже уходишь? Может, отложишь до завтра?

— Да, пора. Я думаю, не стоит откладывать. Брэннор пунктуален, и ждёт меня сегодня.

— Да уж, твои эльфы те еще зануды, — Алина поморщилась. — Да, кстати, если увидишь своего брата, передай привет. Что-то давненько его не было. Надеюсь с ним всё хорошо?

— Алина, о чем ты говоришь? Это же Дэвид! А у него есть две уникальные способности: неизменно влипать в истории, и гениально из них выпутываться. Думаю с ним всё в порядке. Хотя он действительно уже давно не заглядывал. Но если хочешь, я могу передать ему что ты просила навестить тебя?

Алина в ответ протестующее замахала руками, и сделала большие глаза.

— Нет, нет, не стоит! Лучше возвращайтесь вместе, когда у тебя будет время.

— Я думаю, это будет не скоро. Но твои слова я запомнила! — Мэри подмигнула подруге и вышла из дома.

Спустившись в заросший сад, девушка долго петляла меж деревьев, уворачиваясь от мокрых ветвей. Наконец она остановилась у беседки с каменной аркой. Взявшись за амулет и закрыв от волнения глаза, Мэри прочитала длинное заклинание. Подождав пару секунд для верности, девушка прислушивалась к стуку собственного сердца. А затем, нерешительно открыла глаза и засмеялась от счастья. Арка перехода мерцала перед ней. Получилось! Она смогла сама открыть портал! Мэри не терпелось поскорее поделиться своей радостью с кем-нибудь, и, схватив сумку, она шагнула сквозь сверкающую завесу.


* * *

На той стороне портала, её уже ждали. Мэри попала на опушку леса, застланную мягкой травой. В центре поляны стояла каменная арка, которая казалось, врастала в землю, и до половины была покрыта мягким мхом. Арка медленно переставала мерцать и вновь погружалась в сон. Бросив сумку, девушка глубоко вдохнула. Ей казалось, даже воздух здесь другой. Лес, пропитанный солнцем, источал непередаваемые ароматы счастья и свободы. Мэри любила этот лес всей душой. Здесь она обретала спокойствие. Здесь она была как дома. А иногда ей казалось, что именно здесь — она дома. Фамильный особняк Мэри почти не помнила, и даже уютный домик няни она всё же не могла назвать родным. Так и вышло, что родными для неё стали Священная эльфийская роща, да каменный дворец Правителей Клана.

Мэри стояла на опушке и не могла надышаться этим волшебным воздухом, но пора было отправляться дальше. Краем глаза, девушка заметила движение на другой стороне поляны. Не шелест листвы, не хруст сухой хвои, ни один звук не выдал его. Мэри резко обернулась, навстречу ей беззвучно скользил Айс. Молодой эльф был прекрасен. Его серо-голубые пронзительные глаза резко выделялись на фоне бледной бархатистой кожи. Не слишком широкие скулы были, тем не менее, четко выражены. Прямой, аккуратный нос. Овал лица сужался книзу и завершался мягкой округлостью подбородка. Над ним находились бледные, едва розоватые губы. Уголки его тонких губ были чуть приподняты. При разговоре эльф растягивал губы, старательно выговаривая слова, и тогда, у уголков его ложились вертикальные складочки. Традиционно длинные волосы, были зачёсаны назад, открывая широкий лоб, и струились по плечам и спине тремя белыми волнами. Аккуратные, лишь слегка заострённые уши, почти не отличались от человеческих. Он был выше среднего роста, и хоть плечи его не отличались особой шириной, но всё в нём казалось идеальным: безупречная внешность, пропорции тела, лёгкость движений. Эльф обладал грациозной тонкостью, граничащей с хрупкостью. Но таким было лишь первое, обманчивое впечатление. Ведь Айс был очень вынослив и чрезвычайно силён для своих лет.

На принце был зелёный охотничий костюм, облегающий фигуру и подчеркивающий её легкость. Увидев эльфа, Мэри кинулась было к нему, но сделав пару шагов, остановилась в нерешительности. Как теперь быть? Ведь лучше избегать лишних проявлений эмоций. Но если не приветствовать Айса как обычно, дружескими объятиями, это наоборот вызовет лишние вопросы. Глубоко вздохнув, Мэри пошла к эльфу, и с каждым шагом её сердце стучало всё громче. По телу бежала крупная дрожь. Айс подхватил девушку на руки и счастливо улыбаясь, закружил по поляне. Поставив Мэри на землю, Айс мягко обнял её и удивлённо спросил.

— Как ты заметила меня? Я был абсолютно уверен, что шел бесшумно. Но, что с тобой, ты замерзла? Я ощущаю твою дрожь, — эльф заглянул Мэри в глаза, но та лишь мягко освободилась из его радостных объятий.

— Да, мне слегка нездоровится. А ты шел действительно бесшумно, но у меня был хороший учитель! И он учил меня, и слушать, и смотреть. Я заметила тебя уголком глаза, когда ты обходил поляну кругом. Нам пора. Как поживает Брэннор?

Айс подхватил сумку, и они пошли в сторону дворца, делясь новостями и разговаривая о всяких мелочах. По мере их приближения к поселению местность менялась. Когда Алина допытывалась у подруги как выглядит поселение эльфов, Мэри долго не могла правильно подобрать слова чтобы описать его. Его нужно было видеть. Слова, слишком безлики, и не в силах описать всё это великолепие.

Деревья на их пути становились всё толще, их кроны, казалось, подпирали небосвод, но, несмотря на это, вокруг было очень светло и уютно. Вскоре стали попадаться первые жилища. Огромные стволы деревьев обвивали резные лестницы из белого камня. Подняв голову вверх можно было увидеть множество переходов, галерей и открытых площадок, а где-то высоко в кронах терялись целые комнаты и закрытые залы.

В первый раз, увидев эти дворцы на деревьях, Мэри очень изумилась и начала расспрашивать Брэннора, в чём же здесь секрет. Старый эльф смеялся и говорил, что Мэри ему всё равно не поверит. Но Мэри настаивала и пообещала, что «честно-пречестно поверит» в его слова. Тогда Брэннор взял её за руку, подвёл к одному из деревьев и сказал следующие слова:

— Дитя, ты видишь это дерево? Ему почти столько же лет сколько и мне. Все эти деревья росли тут ещё во времена наших предков. У них есть свой секрет недоступный непосвящённому. Когда дерево доживает до определённого возраста, то его кора начинает медленно каменеть. Пройдет лишь сотня лет, и она целиком превратится в камень. А если правильно подгадать момент, можно сделать с ним всё что угодно. Это целая наука, и для этого у нас есть специальные мастера.

— Брэннор, я честно тебе поверила! Но что-то всё равно не пойму, а как тогда у каменного дерева не засохли листики? Ведь эти листики совсем не похожи на каменные!

— А это, уже другой секрет. Его я открою тебе позже. Когда подрастёшь.

Вот и сейчас девушка шла и любовалась этими необычными строениями. А они тем временем уже подходили к дворцу. Дворец был не характерен для Клана. Он стоял почти у самого Священного Озера. Его построил предыдущий правитель Клана — отец Айса, в качестве свадебного подарка для принцессы соседнего Клана.

Клан принцессы Иллариэль располагался на окраине Зеленых гор, обрамляющих противоположных берег Священного Озера. Там две древние скалы сходились клином, с острием, уходящим вглубь скалистого, высокого берега. Иллариэль привыкла к роскошным дворцам своего Клана. Они были вырублены прямо в массиве горы, а по изяществу напоминали белокаменное кружево. Вокруг них погружённые в зелень струились три водопада, носящих каждый своё имя, а маленьких ручьёв было и вовсе не счесть. Вокруг роскошных залов петляли открытые лестницы, а над переходами парили невесомые остроконечные арки. Трудно было поверить, что эти воздушные строения созданы из камня. Внутри всё было также отделано холодным камнем и теплым деревом.

Правитель Клана лесных Эльфов, король Гиллиард, увидел прекрасную Иллариэль на одном из совместных праздников. В этот день два Клана собирались воедино на Холме Отречения. Они воздавали дань Великим Богам. После традиционной Оды Благодарности, правители Кланов взошли на вершину Холма. Он резко обрывался, нависая над Священным Озером. На самой вершине его лежал огромный камень с грубыми колоннами, стоящими по краям. Камень, наклоненный в сторону обрыва, был испещрён древними письменами. Именно в этом скорбном месте, эльфы отдавали Вечность Богам. И далеко не каждый взошедший сюда за этим эльф возвращался назад.

Но сейчас Кланы собрались здесь не для скорби. Правители Кланов приносили свои драгоценные дары. Приняв из рук прислужников по серебряному кувшину, правители совершили возлияние драгоценного вина на жертвенный камень. А после, взяв ритуальный кинжал, обагрили жертвенник каплями королевской крови. Так был окончен праздник Благодарности Богам. Кланы расходились, каждый в свою сторону, а молодой Гиллиард не сводил глаз с красавицы Иллариэль.

Спустя несколько дней после праздника, правитель Клана лесных эльфов отослал гонца с предложением помолвки. Соседний Клан отнёсся к этому вполне благосклонно, но решающее слово оставалось за принцессой. Тогда она потребовала, чтобы Гиллиард лично посетил их клан с визитом. После церемоний встречи, Иллариэль дали время на разговор с Гиллиардом.

— Ваше предложение, Правитель, было для меня сколь лестно, столь и неожиданно. Я была бы рада его принять, но не слишком ли Вы торопитесь? — мелодичный голос принцессы заставил Гиллиарда вздрогнуть. Он впервые услышал голос своей избранницы, но произнесенные ею слова, казалось, не сулили ему успеха. Правителю стало не по себе при мысли об отказе, но он решил сохранить лицо, и взял себя в руки.

— Есть ли у Вас веские причины для отказа? — выпрямившись, спросил он.

— А разве я говорила об отказе? — вопросом ответила Иллариэль. Гиллиард мысленно выругал себя за поспешное решение и снова спросил, уже теряя самообладание, и королевскую гордость.

— Тогда что значат ваши слова? Я прошу Вас, меня не мучить. И заклинаю Вас, Великими Богами, ответить мне без промедленья! Ведь каждое мгновение пока Вы медлите, причиняет мне огромные страдания! С первого раза, когда я Вас увидел, я понял, что лишь Вас могу представить своей женой. Вы мудры, обходительны и так нежны, а с Вашей красотой не сравнится ни самый прекрасный цветок, ни рассветное небо. С первой нашей встречи, я думаю лишь о Вас, и надеюсь лишь, не быть отвергнутым. Я полюбил Вас с первого же взгляда. Теперь же, ответьте мне, прекрасная Иллариэль, когда я перед Вами чист. Согласны ли вы стать моей женой? — в эту речь Гиллиард вложил все свои переживания, эмоции и душевные силы. Теперь он стоял перед Иллариэль, выжидая главных слов, которые могли определить всю его последующую судьбу. Эльфийка же, лишь звонко рассмеялась.

— Мой милый Гиллиард, я так ждала этих слов! Теперь я вижу, что мои чувства взаимны. Я тоже заметила Вас на Празднике. И поняла, что именно Вы моя судьба. Но в доказательство ваших слов, я прошу преподнести мне свадебный подарок. Клан требует испытания, такова традиция. Если по истечении трех лун Вы построите на территории своего клана белокаменный дворец, который будет выполнен в традициях моей родины, я стану Вашей женой. Я прошу Вас, не медлить!

Гиллиард вернулся в Клан в тот же вечер, и, не откладывая, принялся за работу. Ему помогали самые искусные мастера, и дело шло на лад. По истечении трех лун, резной белокаменный дворец вырос на берегу Священного Озера, резко выделяясь на фоне лесных пейзажей. Иллариэль стала женой Правителя Клана и поселилась во дворце.

Но это было уже очень давно, и сейчас, по прошествии долгих лет, многое изменилось.

Мэри ступала по мягкой траве, вслед за эльфийским принцем, и грустно думала о судьбе бывших правителей. Айс никогда не распространялся о том, что случилось с родителями, а Мэри не спрашивала. Единственное, что она знала, так это то, что Айс осиротел незадолго до их первой встречи. Мэри знала, каково расти без родителей и поэтому старалась избегать этих тем. Да, они были очень похожи, и возможно даже больше чем казалось на первый взгляд. Такие похожие, и в то же время, такие разные… Он — эльфийский принц, потерявший родителей, и готовящийся стать правителем. Айс всегда поражал своей сдержанностью, он не склонен был к бурному проявлению эмоций. Его радость читалась лишь по глазам. Его грусть отражалась в них же. Даже если он был очень счастлив, то улыбался лишь уголками губ. Первое время Мэри даже казалось, что это проявление презрения к окружающему миру. Но по мере того как она узнавала Айса, она поняла, как сильно ошибалась. У молодого принца было горячее сердце, и никакие эмоции были ему не чужды. Дело лишь в том, что все свои чувства эльф держал при себе, и глубоко в душе очень переживал из-за всех испытаний, что подкинула ему судьба. В этом была их похожесть, но в то же время, и различие. Мэри всегда старалась быть сильной и скрывать эмоции, но это у неё удавалось далеко не всегда. Айс же был в себе, и это казалось, не составляло ему труда, а возможно даже спасало. Лишь рядом с Мэри он мог не притворяться и раскрепоститься. Это она, когда-то показала ему, как должны вести себя дети. Можно сказать, подарила ему детство, наполненное не только подготовкой к наследию трона, но веселыми играми и детскими шалостями. Возможно, если бы не она, Айс вырос бы и вовсе, вечно угрюмым и уставшим от жизни, ещё в самом её начале. Да, немало испытаний приготовила ему судьба. Мэри знала, что не только потеря родителей и свалившиеся вслед за этим новые обязательства, тяготят душу эльфа. Она чувствовала, что есть еще что-то, что не даёт Айсу покоя. Мэри очень хотелось узнать, в чем дело и помочь, если это будет в её силах. А иногда, вопрос уже почти срывался с её губ, но она не решалась. Он сам должен рассказать ей всё, если сочтёт нужным. Да, пусть лучше так и будет, а она пока всячески постарается поддерживать его в хорошем расположении духа.

За этими мыслями был окончен путь. На пороге дворца стоял Брэннор. Мэри кинулась к нему и, обняв, расцеловала старого эльфа в обе щеки. Высокий, седой эльф улыбнулся и погладил девушку по голове.

— Здравствуй, дитя. Вы, люди, так эмоциональны! За все годы общения с тобой, я никак не могу к этому привыкнуть! — Брэннор покачал головой, не переставая улыбаться.

— Брэннор, я уже совсем не дитя! — укоризненно покачала головой Мэри.

— Для меня, ты всегда будешь дитя, ибо только одна Священная Роща знает, сколько я прожил на этом свете, — ответил Старейшина. В этот момент из дверей вылетел Лио, и с разбегу налетел на Мэри, едва не сбив её с ног.

— Сестрёнка! Ура! Наконец-то ты здесь, без тебя было ужасно скучно! Только учеба, только занятия, можно подумать, что это я готовлюсь стать правителем нашего Клана! Ну, теперь то, уж мы повеселимся! — Лио тараторил, не переставая обнимать девушку, а та, поцеловав его в лобик, только после этого, смогла освободиться от него.

— Да, уж, братишка! Думаю, что мне придётся тебя огорчить. Теперь уже моя очередь учиться. Для этого-то я и здесь! Наверное, забавы нам придётся отложить, — Мэри виновато улыбнулась, а Лио посмотрел на неё и поморщился.

— Фу, Мэри, ты говоришь как взрослая! Зачем ты так быстро выросла? Теперь у тебя может и совсем времени на меня не останется? — Лио понуро глядел себе под ноги и недовольно пыхтел. Мэри рассмеялась, до того он смешно сердился.

— Глупый! Как у меня не останется времени на тебя? Ты же мой братишка, и я тебя люблю! — Мэри вновь прижала Лио к себе и, чмокнув, улыбнулась. Лио просиял.

— Тогда, скоро увидимся! Я в кузницу! — и Лио вприпрыжку убежал. Айс, всё время стоящий молча, сделал шаг вперед.

— Меня ты приветствовала не так, тепло как остальных! Что-то случилось? — Айс ждал ответа. Мэри метнула взгляд на Брэннора, тот угрюмо прищурился.

— Нет, тебе показалось. И к тому же, я уже говорила, что мне нездоровится. Хотя сейчас, я чувствую себя гораздо лучше. Это всё, ваш чудесный воздух! Дышишь полной грудью, а надышаться не можешь! — Мэри улыбнулась, и взяв Брэннора под руку, зашла внутрь.

Во дворце царила тишина. Он был не большой, всего в два этажа с одинокой кокетливой башенкой. Мэри не знала, что в ней находится. Это было единственное место, на которое было наложено табу. И как Мэри не допытывалась, никто не давал внятного ответа.

— Сегодня отдыхай, а завтра вплотную займемся обучением. Тебе ещё многое нужно узнать о нашем мире и обычаях. Тебе приготовлена комната на втором этаже, устраивайся. Скоро будет подан ужин в каминном зале. Я буду отсутствовать на нём, скорее всего, так что зайди ко мне сама, до его начала. Мне нужно сделать кое-какие приготовления, и время не терпит. Я буду в библиотеке, — старый эльф развернулся и направился к себе.

— Я покажу тебе комнату, — сказал Айс, и начал подниматься по широким ступеням резной лестницы. На втором этаже принц подошёл к самой дальней двери и распахнул створки, богато украшенные резьбой по дереву. Сердце девушки забилось чаще, она была смущена таким подарком. Она стояла на пороге спальни королевы Иллариэль. Внутри было много света, ведь окно и дверь на широкий балкон выходили на юг, и весь день дарили комнате тепло. Обстановка в комнате поражала своей лаконичностью и великолепием одновременно. Мебели было не много, но каждый предмет был произведением искусства. Резьба по дереву и камню, фрески и барельефы, витые колонны и остроконечные арки, всё это так естественно сочеталось между собой и создавало особую, непередаваемую атмосферу.

Солнце уже клонилось к закату, и его косые лучи ласково скользили по стенам, окрашивая их в нежный цвет. Теплый ветер доносил пьянящие ароматы душистых трав, и свежесть Священного Озера. А за окном в такт ветру перешёптывалась листва зеленых исполинов-домов, с белыми каменными стволами.

Закончив любоваться комнатой, Мэри обернулась к Айсу.

— Это очень неожиданное решение, признаться честно, я не уверена, что могу на это согласиться. Даже не знаю, как тебе это объяснить. Я уважаю вашу память и поэтому не могу, — девушка опустила глаза, она чувствовала себя неуютно, будто вторгнуться сюда было бы святотатством. Тем не менее, Айс так не считал. Он взял Мэри за руку и грустно улыбаясь, отвечал.

— Мэри, успокойся, это не преступление. Это было совместное решение, и так будет лучше. Этим покоям давно пора снять траур и оживиться. Всем станет легче, если ничего не будет напоминать о нашем горе. Пусть с этого дня, эти стены слышат лишь смех, и чувствуют лишь счастье. Прошу тебя, — Айс ждал ответа. Девушка взглянула в его глубокие глаза. Да, он просил. Не умолял, что было бы недостойно наследника, а именно просил, хотя для Мэри было достаточно и этого. Она вздохнула.

— Ты знаешь, я не могу отказаться. Особенно, если это решение было совместным, — Мэри улыбнулась, и лицо принца просветлело.

— Я рад это слышать! Мы будем ждать тебя внизу, к ужину. Располагайся, — и эльф вышел, прикрыв за собой дверь.

Мэри бросила сумку и вышла на балкон. Впереди расстилалась серебристая гладь Священного озера, позади шумела Священная роща. Девушке хотелось раствориться в ласковых порывах теплого ветра. Она была влюблена в это место, и счастье переполняло её от того что она здесь. Ей захотелось пробежаться по мягкой траве устилающей рощу, как в детстве, прятаться меж величественных стволов и огромных выпирающих корней. Раньше они часто так играли. А сейчас, наверное, такое ребячество уже не допустимо. Да, Лио был прав, и зачем так быстро взрослеть? Мэри с сожалением вернулась в комнату. Что же делать, когда жизнь становится сплошными ограничениями? От грустных мыслей девушку отвлёк стук в дверь.

— Мэри? Брэннор спрашивает, не забыла ли ты, что он просил тебя зайти к нему? — раздался голос с той стороны. Девушка открыла дверь, на пороге стоял Лио. Мэри улыбнулась, она всегда была рада этому неугомонному мальчишке.

— Нет, не забыла. Я как раз собиралась спускаться. Что ты делал в кузне?

— Я наблюдал. Мне пока не доверяют делать что-то самому. Почему-то. Но смотреть разрешают. Айс уже выковал свой первый клинок! Я тоже хочу сделать всё сам, но мне не разрешают! И отчего все такие? Я уже большой, а никто этого будто не видит. Опекают меня, и ругают как ребенка. Это так надоедает!

— Не сердись, Брэннор ведь сказал, мы все для него дети. Тебя это не утешает? — Что-то, не очень, если честно. Быстрее бы уже, мне исполнилось двадцать один! Тогда-то уж, меня начнут воспринимать всерьёз! — и Лио смешно погрозил кулаком, глядя почему-то в потолок. За разговорами друзья спустились по лестнице и стояли в коридоре, соединяющем библиотеку и каминный зал.

— Ладно, — Лио махнул рукой. — Иди уже к Брэннору. Хочешь, я подожду тебя здесь?

— Если хочешь, подожди, — и Мэри развернувшись, пошла к библиотеке.

Старый эльф сидел в глубоком кресле и читал древний фолиант при свете свечи. Окна в этой комнате были всегда плотно задернуты, и ни один солнечный луч никогда не проникал внутрь. Солнечный свет был губителен для большинства из хранившихся в библиотеке редкостей, поэтому комната вечна была погружена в полумрак. Старейшине было очень неуютно, так долго находиться в темном и замкнутом месте. По этой причине Брэннор зябко кутался в плащ, а камин практически никогда не угасал.

Когда Мэри открыла дверь, старый эльф оторвался от чтения, и, не оборачиваясь, промолвил, глядя в огонь.

— Комната самая светлая в этом дворце, надеюсь обстановка пришлась тебе по вкусу? Мы ничего не меняли. Лио настаивал на том, чтобы тебе отвели самые лучшие покои. Он очень любит тебя. Как свою родную сестру. Может, хоть у тебя получится направить его необоримую жажду деятельности в нужное русло? — Брэннор, наконец, обернулся и задумчиво посмотрел на девушку. Мэри стало неуютно. Ей казалось, что этот бесцветный взгляд проникает в самые укромные уголки её души. Девушка присела рядом с эльфом и опустила взор.

— Брэннор, послушай! Не считай меня неблагодарной, но не слишком ли будет велика моя наглость, если я поселюсь в комнате покойной королевы? И не будут, ли этим оскорблены ваши чувства?

— Дитя! Я рад, что не ошибся в тебе. Это была небольшая проверка, которую ты прошла. В твоём сердце есть уважение к предкам, и их светлой памяти. Но в любом случае, покои остаются за тобой! Разве Айсендриэл не сказал тебе? Так действительно будет лучше. Времена меняются, грядут перемены. Наследник вот-вот займет своё законное место, на троне Клана. Ему не нужны плохие воспоминания. Он и так слишком многое перенёс… Ты многого не знаешь, о нашей жизни. Слишком многого. Жить здесь — значит подвергать себя всевозможным опасностям. И не всегда знаешь, откуда придёт беда, — старый эльф тяжело вздохнул.

— Брэннор, но ведь ты поможешь мне разобраться во всем? Ведь для этого я здесь! Для того чтобы разобраться в себе и окружающем мире. Я буду очень, очень стараться.

— Да, в этом я не сомневаюсь. Но для начала остановим внимание именно на тебе. Расскажи мне, разобралась ли ты в себе? Айс сказал, что ты холодно его приветствовала?

— Брэннор, я не знаю, что тебе ответить, чтобы быть до конца искренней и понятой. Мне кажется, я люблю его. Я не хочу приносить вред Клану, Айсу или тебе. Но я ничего не могу поделать. Для себя я решила, что откажусь от своей любви для всеобщего блага, но это оказалось не так уж просто. Пойми, я не могу приказать своему сердцу перестать биться чаще. Во мне будто два разных человека. Мой разум и моё сердце спорят меж собой. Я в растерянности, скажи, как мне быть?

— Мэри, я ведь не враг тебе. Пойми, я желал бы, чтобы всё сложилось иначе. Чтобы не пришлось страдать никому. Ни тебе, ни Айсу, и ни нашему Клану. Отвлекись, думай о том, что тебе предстоит нести свет в этот мир. Сейчас все тихо, но случись, какая напасть, нам нечем будет ответить. Ты нужна этому миру. Скажи, что сейчас тебе нужно для счастья?

— Просто быть здесь, быть рядом с вами. Рядом с Айсом. Просто дышать с ним одним воздухом.

— Но ведь этого тебе никто не запрещает. Оставайся, и будь счастлива. И, вот еще! Не меняйся, Мэри. Неси свет, как раньше, когда ты была ребёнком. Пусть всё будет как прежде. Подумай, о том, что я тебе сказал. И помни, мы любим тебя. Для нас, ты часть семьи, — Брэннор встал, давая понять, что разговор окончен.

— Я знаю, Брэннор. Вы для меня тоже очень близки, — улыбнулась девушка, и вышла из библиотеки. Да, сложно привыкнуть к тому, что тебе говорят о любви, а внешние проявления чувств абсолютно этого не выдают. Когда-то Мэри уже возмущалась этим, но Айс сказал, что не стоит обижаться на Брэннора. Эльф был действительно очень стар, настолько, что только он сам мог ответить на вопрос о количестве прожитых им лет. С возрастом, он стал контролировать свои эмоции, а выход чувств наружу считался глупым предрассудком. К чему доказывать то, что итак уже сказано. А здесь слова на ветер не бросаются.

Мэри зашла в каминный зал, улыбаясь своим мыслям. На столе уже был лёгкий ужин. Лио, не дождавшийся девушку, уже сидел за столом.

— Прости, не смог ждать тебя там. Вы с Брэннором, что-то заболтались.

— Да, Лио вообще сложно ждать, а уж стоять на месте и подавно, — одними глазами улыбнулся Айс. — Иногда мне кажется, что если его заставить весь день просидеть на стуле, он взорвется, распираемый изнутри жаждой деятельности! — Ой, ой, ой! Посмотрите-ка, наш дорогой Наследник снизошёл до разговоров обо мне! — Лио показал язык и отвернулся, принимаясь за еду.

— Только и можешь, что болтать! А слабо, наперегонки, через Рощу и до Холма? — проговорил Лио с набитым ртом и подмигнул Мэри.

— О чём я и говорю! Ведёшь себя как ребёнок! — покачав головой, ответил Айс.

— То есть, это отказ? Тогда он автоматически засчитывается как поражение! Тада-а-ам! Фанфары и лавровые венки! Лио по-прежнему остаётся абсолютным чемпионом Священной Рощи! — и он важно надул губы, задрав голову и уперев руки в боки.

— Ещё пару лет назад, ты не был абсолютным чемпионом! И был всегда на третьем месте, после брата и меня! — смеясь, сказала Мэри. А Лио язвительно посмотрел на неё.

— Ну, так может, докажешь? Или опять чтобы отказаться, сошлёшься на возраст? Вроде ты уже слишком взрослая и всё такое?

Мэри резко встала из-за стола. Есть она больше не хотела.

— Жди меня у входа! Мне нужно переодеться! — Айс удивлённо поднял глаза на удаляющуюся девушку, а Лио довольно потирал ладошки.


* * *

Тихий, размеренный вечер, солнце почти скрылось за Зелёными горами, и его последний свет мягко растворялся в надвигающейся ночи. Ночь подступала внезапно, и не успевал последний луч солнца прощально блеснуть, как Священная Роща загоралась тысячью огнями. Это распускался на стволах фосфорицирующий мох, да в жилищах и галереях зажигались осветительные кристаллы. Всё вокруг было залито таинственным голубоватым светом, а из жилищ тем временем начали доноситься чарующие эльфийские песни. Вместе все это создавало непередаваемое ощущение благоговения и легкой грусти.

Мэри поднялась в комнату, скинув платье, она облачилась в традиционный охотничий костюм. Он состоял из облегающих штанов и удлиненного верха с разрезами по бокам, для облегчения движений. Впереди шли два ряда пуговиц, искусно вырезанных неизвестными мастерами. Всё же по лесу носиться лучше в костюме, а не в платье. Девушка собрала длинные волосы, и собиралась уже выходить, но остановилась. Может, старый Брэннор прав? Может, хватит придумывать себе ограничения и просто быть счастливой? Ведь сейчас, у неё есть всё, что нужно ей для счастья. Да и бегать по Роще никто не запрещает, и вряд ли осудит. Просто Мэри самой казалось, что это уже не серьёзно. Она сама создавала себе препятствия, а потом мучилась самокопаниями. Нет, пусть всё будет, как будет. Девушка тряхнула головой и вышла из комнаты.

За порогом, уже ожидали довольный Лио, и задумчивый Айс.

— Не ожидал, что ты поддашься на провокацию этого прохвоста, — Айс кивнул на Лио, а тот буквально лучился от радости, и нетерпеливо переступал с ноги на ногу.

— Кто тебе сказал, что это была провокация? — возразил он.

— А тут и говорить ничего не надо, всё видно по твоим хитрым глазам.

— Ну, хватит! — сказала Мэри, прерывая диспут, который грозил затянуться. Переглянувшись, друзья без предупреждения взяли старт. Смысл этого забега состоял в том, чтобы как можно тише добраться до обусловленного места первым. При этом если в пути ты увидишь соперника, он выбывает. Это была неплохая тренировка для всех. Мэри бежала, стараясь ступать как можно тише, то и дело, смотря по сторонам. Все тропы здесь были ей знакомы, и она без труда угадывала дорогу. Когда со стороны слышался шелест, девушка мгновенно припадала всем телом к огромному стволу или выступающему корню. Тёплый ветер ласкал лицо, а ноги мягко пружинили о светящийся мох. Иногда, чтобы не быть замеченной, Мэри сходила с тропы и ноги тут же начинали утопать в густой траве. На мгновение ей показалось, что рядом кто-то есть. Девушка не увидела, а скорее почувствовала это. Мэри остановилась и тут же притаилась у большого выпирающего корня. Зашелестела листва, и тут же всё смолкло. Кто бы это ни был, он промчался дальше, не заметив её. Мэри уже собралась бежать дальше, но тут с другой стороны корня перелетел Айс, и мягко приземлился, не издав, ни звука. Он стоял спиной к ней, и оглядывался по сторонам, старательно прислушиваясь. Да, эльфийский слух намного острее, чем у людей, и если Мэри сейчас хоть немного шелохнётся, он услышит её. Тогда это будет «ничья» для Мэри и Айса, а Лио точно победит. Скользящими шагами Айс побежал дальше. Мэри подождала, пока он удалится, и бросилась за ним, стараясь ступать лишь на мох, скрадывающий её поступь. Когда впереди забрезжил лунный свет, девушка поняла, что пора поднажать. Роща кончалась здесь, уступая место подножию Холма Отречения. Внезапно эльф остановился у самой кромки леса, не выходя на лунный свет. Бегущая позади Мэри, с разбегу налетела на него, и они кубарем выкатились к подножию Холма. Мэри смеялась лёжа в высокой траве. Айс сидел рядом и тоже улыбался.

— Грациозности тебе не хватает, Мэри!

— Просто ты слишком резко затормозил! У меня просто не оставалось выбора. И кстати, ты выбыл! Я следовала за тобой от самого корня. Ты едва не спрыгнул мне на голову!

— Говори тише! Наш чемпион ещё не добрался до финиша, — прошептал эльф, наклоняясь к девушке. Не удержавшись, Мэри поправила выбившуюся во время бега прядь волос эльфа. Он был так близко, что у девушки кружилась голова. Как же сильно она его любила. Это чувство накатывало на неё, обжигающими волнами, его дыхания.

— Тогда, предлагаю его проучить, чтобы не зазнавался! — отвернувшись, сказала она. Нужно подумать о чём-то другом. Хотя, как можно не думать об эльфийском принце, когда вокруг такая красота, звёзды, а он стоит залитый лунным светом, словно прекрасная в своей безупречности мраморная статуя? Внезапное появление Лио спасло Мэри. Она поднялась с травы и сделала шаг ему навстречу.

— Лио! Сегодня тебе не повезло. Я победила! — улыбаясь, сказала она. Лио хмуро посмотрел на неё, и устало рухнул в траву. Он был растрёпанный, и по пояс мокрый. На колени налипла грязь.

— Айс, я тебя прошу, только не начинай! — сказал Лио, предвидя головомойку. Айс в ответ лишь пожал плечами, глядя на брата.

— Я не буду тебя поучать, но прошу всё-таки объясниться. Что с тобой приключилось? Я тебя слышал, недалеко отсюда. Думал ты уже тут, — и Айс обеспокоенно посмотрел на Лио.

— Я хотел срезать путь по берегу, но забыл, что ручей разлился! — Злобно сверкая глазами, ответил Лио. — Я, домой! Всем доброй ночи! Можете начинать меня обсуждать, — развернувшись, Лио побрёл в сторону Рощи. Мэри удивлённо смотрела ему в след.

— Что это с ним? Расстроился, что был не первый?

— Нет, Мэри, у него причина посерьёзней этой. Сейчас он был опозорен у тебя на глазах! — Мэри удивлённо вскинула брови, не понимая, о чём говорит Айс. Эльф покачал головой.

— Не надо так удивляться! Причина проста, для Лио твое мнение очень дорого. Малыш очень любит тебя, и уважает, наверное, больше меня. Из-за этого, он считает, что должен быть абсолютно непогрешим в твоих глазах, — девушка улыбнулась. Слова Айса, конечно польстили ей, но ей было жаль малыша. У Лио сейчас как раз начинался переходный период. У него был самый трудный возраст, когда он пытался понять, ребёнок он ещё, или уже взрослая личность. Отсюда и шли все его капризы и дерзость в отношении старшего брата.

Айс взял Мэри за руку, и они вместе поднялись на Холм Отречения. Ноги утопали в густой траве со звездчатыми белыми цветами. Они были так малы, что едва угадывались в неверном лунном свете. На вершину Холма не вела ни одна тропа, и трава была равномерно густой. Ведь не часто эльфы поднимались сюда. Здесь отдавали Вечность Богам. А раз в год, два Клана собирались на Холме, чтобы принести Благодарность Богам. Это было священное место. Мэри буквально ощущала, какой великой скорбью было пропитано всё вокруг. Айс отпустил девушку, и упал на колени. Одну руку он приложил к сердцу, а другую опустил к земле. Минуту он просидел так, бормоча непонятные слова на древнеэльфийском. Затем обернулся к девушке.

— Здесь покоится прах моей матери. Это древняя традиция, здесь нашли вечный покой все наши Великие предки. А здесь, — он слегка запнулся, и сделав усилие, указал на плоский жертвенный камень. — Здесь моя мать отдала Вечность Богам, — Айс замолчал, грустно опустив голову. Мэри была поражена его откровенностью, и еще больше его словами. Она не знала, как погибли родители Айса, он никогда об этом не говорил. А сейчас вдруг решил открыть душу. Мэри присела рядом с ним, положив руку ему на плечо. Ей хотелось утешить эльфа, но она понимала, что любые слова сейчас будут ничтожны.

— Тебе не обязательно это рассказывать. Я пойму, если ты передумаешь. — Айс в ответ грустно улыбнулся.

— Я хочу, чтобы ты знала. Мы ведь почти одна семья, недаром Лио называет тебя сестрой. У нас не должно быть тайн друг от друга. Разве не так? — Молодой эльф посмотрел на Мэри, и она кивнула.

— Конечно, так, — вздохнула девушка. Конечно, никаких тайн. Но одно она, пожалуй, всё же, скроет от него. Скроет свои чувства, чтобы не навлечь на Клан беду.

— Я хочу, чтобы ты знала абсолютно все, но всему свой черед. Ты знаешь, у нас не считается позором отдать Вечность Богам. Каждый из нас волен сам сделать свой выбор. Отдать Вечность Богам, можно с помощью очень сложного ритуала, который длится двенадцать часов. И если ритуал пройдёт удачно, эльф проживает обычную жизнь, не длиннее человеческой.

Айс опустил глаза, собираясь с мыслями. Затем, словно решившись, начал свой длинный рассказ. Девушка внимательно слушала его, глядя на звёзды, и мысленно переносилась в события ушедших лет.

Эта история началась очень давно. Тогда, когда Правитель Клана женился на прекрасной Иллариэль, родом из Зеленых Гор.

Они полюбили друг друга с первого взгляда. И не было чувства прекраснее этого. С годами их любовь становилась лишь сильнее, и они были очень счастливы. Спустя некоторое время на свет появился наследник нареченный Айсендриэлом. А спустя шесть лет, Боги снова даровали Иллариэль счастье быть матерью. Это был маленький Лириондол. Родители были счастливы, как никогда. Но так водится, что счастье не может быть вечным. На мир опустилась страшная тень войны. Свирепый захватчик Шанкалл, летел по землям, сметая всё на своём пути. Шанкалл собрал свою армию из отъявленных преступников и головорезов. Они грабили и сжигали деревни, осаждали города, никого не оставляя за спиной, и убивали жителей без разбора. Никто не мог уцелеть после нападения этого войска. Шанкалл был жестоким, жадным и подлым завоевателем.

Поначалу эта война не касалась Священной Рощи, но вскоре головорезы начали забредать и сюда. Людских деревень на окраинах эльфийского леса больше не осталось. Люди бежали к эльфийскому Правителю за защитой. А жадный до добычи Шанкалл нацелился на эльфийские сокровища. Глядя на всё, что творится вокруг, Правитель Гиллиард принял решение, обезопасить Священную Рощу. Построив вокруг Рощи каменную стену, Гиллиард поднял все силы Клана и провел древний ритуал. Он призвал души Великих предков, на защиту своей земли и своего народа. С этих пор никакое зло не могло преодолеть преграду выстроенную Правителем, но так не могло продолжаться вечно, и Гиллиард созвал войско, решив покончить с этими варварскими набегами. Собрав войско, Гиллиард выступил против Шанкалла. Но Шанкалл не мог воевать честно, это было не в его правилах. Когда войска Гиллиарда начали теснить противника, и уже были уверены в победе, с флангов посыпались, притаившиеся до того, разрозненные отряды головорезов, и войско эльфийского Правителя было разгромлено, а сам он повержен. В живых Шанкалл оставил лишь храброго оруженосца Правителя. Шанкалл отослал оруженосца домой, чтобы тот передал его послание своему народу. Когда прекрасная Иллариэль выбежала навстречу гонцу, израненный оруженосец уронил к её ногам мешок. Из мешка выкатилась голова храброго Гиллиарда. Для Иллариэль это был сильнейший удар. Иллариэль заперлась во дворце и трое суток не выходила из своих покоев. На третий день вдова Правителя появилась на пороге дворца в полном военном облачении и бросила клич, созывая все оставшиеся силы эльфийского клана.

Они выступили в этот же день, и молниеносно разбили войска Шанкалла. Мир был освобожден. И жизнь для всех возвращалась на круги своя. Для всех, кроме скорбящей Иллариэль. После оглушительной победы над убийцей, горе с новой силой обрушилось на Иллариэль. Она не могла так больше жить, в этом пустом мире, и ничто не могло отвлечь её от потери Гиллиарда. Солнце светило слишком тускло, а воздух был отравлен ощущением невосполнимой потери. Тогда Иллариэль решила отдать Вечность Богам, чтобы не нести свою боль на сердце целую вечность.

Солнце еще не село, а Иллариэль уже взошла на вершину Холма Отречения, и начала долгий и мучительный ритуал. Старый Брэннор, предчувствуя беду, следил за Иллариэль глядя в магическое зеркало, не в силах препятствовать воле королевы. И его опасения подтвердились. Уже на рассвете, когда для завершения ритуала осталось провести лишь один обряд, проговаривая длинные эльфийские заклинания, Иллариэль уже падала от усталости и боли. Тогда она поняла, что не переживёт окончания ритуала. Подняв глаза полные слёз к стремительно светлеющему небу, Иллариэль принимала очень трудное решение. Или довести ритуал до конца и проститься с жизнью сейчас, или прекратить его и доживать свою вечность, сквозь века неся свою неутешную боль. Через мгновение, Иллариэль сделала свой выбор, шагнула к жертвенному камню и продолжила обряд. С каждым словом, силы все стремительнее покидали её. И с последним же словом, Иллариэль исторгла своё последнее дыхание. Брэннор стоящий перед зеркалом, в слезах упал на колени. Всё кончено! Клан остался без Правителей, дети остались без родителей. Теперь ему предстоит взять на себя ответственность за их воспитание и подготовить нового Правителя к наследию трона. Старый Брэннор молча оплакивал тяжелую потерю, а рассветное солнце осветило нежными лучами Холм Отречения, с бездыханным телом Прекрасной Иллариэль, лежащим на его вершине.

Так закончилась эта грустная история, которая так красиво начиналась. Айс помолчал минуту и посмотрел на Мэри. Девушка была абсолютно шокирована этим рассказом и смотрела на него широко раскрытыми глазами.

— Нам нужно возвращаться, не стоит волновать Брэннора нашим отсутствием. Пойдем, — и Айс встал с травы. Мэри провела рукой по траве. Где-то здесь, под густой травой покоится прах храброй женщины, освободившей мир от большого зла. Женщины, не сумевшей продолжить жизнь без своего любимого. Многое теперь стало понятно для Мэри. И понятной стала боязнь старого Брэннора, перед светлым и нежным чувством. Девушка встала, и в последний раз окинула взглядом Холм Отречения, прощаясь с этим местом и прахом Иллариэль. Да, нужно идти. Завтра будет тяжёлый день.

Молодые люди вернулись во дворец и разошлись по своим комнатам, но Мэри ещё долго не могла уснуть, обдумывая всё услышанное сегодня вечером. И лишь ближе к утру, девушка забылась беспокойным сном.


* * *

Утро выдалось пасмурным. Свинцовые тучи медленно двигались над кронами деревьев исполинов, миновали Священное Озеро и скрывались за вершинами Зеленых Гор. Порывистый холодный ветер хлестал по лицу и срывал листья с деревьев. Опадая, они кружили по Роще, и под завывания ветра уносились к Озеру. Глядя на эти неистовства природы, настроение опускалось всё ниже, а все радостные краски жизни, казалось, уносились вдаль, вслед за ветром.

В этот день Мэри проснулась поздно. Вставать абсолютно не хотелось. Но пора было идти к Брэннору. Умывшись и одевшись снова в своё платье, девушка вышла на балкон. В лицо сразу ударил свирепый ветер. Мэри пошатнулась от неожиданности, и вернулась в комнату. Такой погоды она еще не заставала здесь. В каждый её визит, погода была теплая, а солнце ласковым. Сейчас же, всё изменилось. Мэри зябко поёжилась. Ей была не приятна эта погода. Даже и к лучшему, что день будет проведен в библиотеке. Там всегда горит живой огонь в камине, и от этого комната кажется по-домашнему уютной. Об этом и думала девушка, спускаясь по лестнице, и эта мысль её достаточно утешала.

Войдя в библиотеку, Мэри обвела её взглядом. Брэннор стоял у стеллажей и перелистывал старые книги. У камина стоял Айс, и придирчиво разглядывал тонкий эльфийский клинок. Увидев девушку, он слегка склонил голову, здороваясь с ней без слов. Мэри в ответ ободряюще улыбнулась ему проходя, и слегка коснулась его руки. Эльф улыбнулся в ответ, и кивнул сначала на Брэннора, а затем на небольшой стол, появившийся в комнате. Мэри вздохнула, стало ясно, что старый Брэннор настроен серьёзно.

— Присаживайся, дитя. Я ищу книги, которые могут тебе пригодиться. Но об этом позже. Прежде, чем заняться твоим даром, тебе нужно многое узнать, об этом мире. Для начала, давай поговорим. Задавай вопросы, настало время получить ответы. Что тебя интересует? Ну, же, смелее! Любые знания о нашем мире, будут тебе полезны, — старый эльф обернулся к девушке, а та, лишь молчала, хотя глаза её сразу загорелись. Мэри хотела знать всё и сразу.

— Брэннор, это так сложно. Ведь я даже никогда не бывала за пределами Рощи. А здесь, целый Мир! Мне все интересно, и я не знаю с чего и начать! Но если, ты ответишь мне на все вопросы, то я буду спрашивать все подряд, и возможно даже не по порядку, — девушка на миг прикрыла глаза. С чего же начать? Ведь её волнует абсолютно всё. Затем, обведя комнату взглядом, она остановила взгляд на улыбающемся Брэнноре. — Расскажи мне тогда, кто еще обитает в этом мире?

— О, довольно неплохой вопрос! Расскажи ей, Айс. Заодно я проверю и тебя! — старый эльф поднял бровь, глядя на наследника.

— Ну, эльфов конечно можно не перечислять. Помимо нас есть еще другой Клан. Те эльфы, что живут на Зелёных Горах. Еще, конечно же, вездесущие люди, есть и гномы, и Кошки. Это наши ближайшие соседи. А еще говорят, что где-то за Морем, живут светлые создания, не вечные и не смертные, не добрые и не злые, не земные и не небесные. Ну, а перечислять всяких темных тварей, я думаю, пока не стоит.

— Да, мой мальчик, все верно. Но помимо тёмных тварей, есть и светлые, и тоже довольно много. Ты встретишь их, Мэри, когда покинешь пределы наших земель. А это произойдёт, рано или поздно. Дальше?

— Кто такие Кошки? Я никогда о них не слышала!

— Кошки. Кошки, это племена дев-воительниц. Они, как и мы, редко покидают свои леса. И охраняют их, очень тщательно, беря мзду за проход по своей территории. Чистокровные Кошки имеют дар своевольно оборачиваться то кошкой, чаще всего это пантеры или пумы, то человеком.

— Брэннор, — шёпотом заговорила Мэри. — А, Великие Боги, это просто выражение, или они и правда есть? — девушка не сводила взгляда с эльфа, а тот вновь улыбнулся.

— Дитя, конечно же, это правда. Ведь сама жизнь была бы невозможной без Великих Богов. А ты думала мы болтаем пустое? Довольно странный вопрос. А возможно, странен не твой вопрос, а твой мир, если уж ты спрашиваешь у нас такое, — Мэри в ответ пожала плечами. Она об этом никогда не задумывалась.

После этого, девушка еще долго взахлёб, задавала старому эльфу разные вопросы, едва успевая получать ответы. Брэннор отвечал на них сам, или давал отмашку Айсу. Мэри старательно запоминала всё, о чём рассказывали эльфы. Этот мир был сам пропитан магией, и заселен магическими существами, но, однако, далеко не у всех них, была способность её высвобождать. Иначе говоря, Волшебников здесь было не так много. Магия этого мира должна была находиться в постоянном балансе, и на одну темную ведьму, обязательно должна была найтись одна светлая волшебница. Иногда в мире появлялись Великие. Это были несоизмеримо сильные волшебницы. Чаще всего, их сила открывалась в преддверии большой беды. Большая часть волшебниц была рождена не в этом мире. Как и Мэри.

Все существа этого мира говорили на «всеобщем» языке, оставляя свой родной язык в основном для церемониала. Всеобщий язык ввели во время страшной войны охватившей весь мир, и он прижился.

Мэри интересовали очень многие вопросы о жизни эльфов, но она почему-то не решалась их задавать. А может, просто боялась услышать ответы. Голос Брэннора прервал размышления девушки.

— Довольно! Ты еще многое узнаешь, но всему своё время. Не стоит забивать голову сразу. Нас ждёт много работы. Давай-ка проверим, на что ты способна.

Весь остаток дня, старый эльф учил девушку правильно концентрироваться, чтобы сработало простенькое заклинание. И далеко не сразу девушка поняла, что же именно нужно делать. Самое главное, это правильный настрой, уверенность в себе, и четко выговоренные слова заклинания. Вроде всё просто, да не совсем. Мэри так хотелось оправдать надежды Брэннора, что она не прерывалась даже на обед. Уже под вечер, малыш Лио принес поднос с едой, чтобы перекусить всем вместе. Так прошел её первый учебный день. Мэри вымоталась и провалилась в сон, едва дойдя до кровати.


* * * Так потянулись дни. Первую половину дня Мэри зубрила заклинания, а во вторую, отправлялась на далёкую поляну, чтобы их опробовать. Решение уйти из библиотеки принял Брэннор, после того, как Мэри разнесла ему книжную полку, неудачно выговоренным заклинанием. А в остальном, дело вроде шло на лад. У девушки была превосходная память, и учить заклинания не составляло особого труда. Главная проблема состояла далеко не в этом. Заклинание — это лишь четко сформулированная мысль, того что тебе нужно в этот момент. Обычный человек мог с утра до ночи твердить заветные слова и ничего бы не добился. Сила волшебников исходила изнутри, и высвобождалась с помощью артефакта, будь то, амулет, посох, кольцо или любой другой подходящий предмет. Вот и выходило, что у Мэри была сила, амулет, и запас несложных заклинаний, но не было опыта, чтобы суметь направить силу в нужное русло. Для нее это было самым сложным. Как впрочем, наверное, и для всех. Но время шло, а Мэри практиковалась все усерднее. Вскоре она поднабралась опыта, и осечки с заклинаниями случались все реже. Тогда Брэннор решил, что пора переходить к боевой магии, и сообщил об этом девушке.

— Зачем мне боевая магия? — Ответила Мэри, широко раскрыв глаза.

— Дитя, нужно мыслить трезво. Это тебе необходимо, если ты хочешь остаться здесь. Ты должна уметь защититься от опасностей. Ты же не думала, что магия, это лишь забава? Нести в мир добро, это в первую очередь означает, что тебе придется бороться со злом. И прежде всего, ты, обладая даром, должна защитить тех, у кого его нет.

Заявление Старейшины спустило девушку с небес. Рушились все радужные стереотипы, нарисованные ее воображением.

— Брэннор, почему ты говоришь мне это сейчас? Почему ты молчал всё это время? Я ведь действительно, не вполне понимала, во что ввязываюсь. Мир так огромен! Получилось, что у меня вообще нет права выбора? Ведь ты говорил мне, что я еще ребенок? Ведь я могу и не справиться с такой ответственностью!

Старейшина стоял и хмурил брови, слушая слова Мэри. После того как она замолчала, Брэннор поднял руку пресекая все дальнейшие попытки Мэри разразиться гневной тирадой.

— Слишком много лишних эмоций. Я не могу в тебе разобраться, ведь ты добрая девочка, всегда готовая всем помочь. А сейчас твои слова это опровергают. Я не понимаю, неужели я в тебе ошибся, столь жестоко? Скажи, какое чувство сейчас у тебя в душе? — Старый Брэннор поднял на девушку глаза, не переставая раздосадовано качать головой. Щеки Мэри залил румянец. Старый эльф обвинял её не заслуженно, и от этого ей было очень обидно.

— Брэннор, сейчас в моей душе лишь страх. Я долго ждала того дня, когда начну учиться у тебя, но честно говоря, не очень то представляла, чему именно. Я просто об этом никогда не думала. В моем понятии, воевать должны воины. А магия, это что-то такое радостное и светлое. Сейчас же, ты говоришь мне, что мне самой придется воевать. Ты возлагаешь на меня большую ответственность! А я просто боюсь. Ведь я не воин, и могу не справиться. Я надеюсь, ты правильно меня понимаешь, — девушка опустила глаза, и ждала ответа. Она была в смятении. Всё происходило с ней слишком быстро. Старый эльф прав, Мэри всегда старалась помочь советом или делом, всем кому может, но ведь сейчас все по-другому. Одно дело, помочь кому-то в его душевных терзаниях, и совсем другое, к примеру, спасать его с помощью магии от темных тварей. Слишком большая ответственность, порождала неуверенность. Неуверенность в себе и окружающих. Самое большое желание Мэри сейчас было забиться куда-нибудь в темный уголок, и спрятаться в нем от всего мира.

— Дитя, думаю, что я правильно тебя понял. Да, я признаю свою неправоту. С моей стороны было нечестным, держать тебя в неведении. Пожалуй, нужно было постепенно подготовить тебя к этому. Но признаться честно, у меня всегда возникают проблемы с изложением мыслей, коль в деле нужна деликатность. Наверное, ты уже поняла это.

— Брэннор, мне нужно немного времени, чтобы все обдумать.

— Подумай, дитя. Ты хорошо усвоила все те, незначительные мелочи, которым я тебя научил. Думаю, можно дать тебе времени, чтобы отдохнуть. Но было бы лучше, если бы ты не переставала практиковаться. Ты должна довести магию до автоматизма, ведь она часть тебя. А теперь, ступай.


* * *


Мэри хотела провести остаток дня у себя в комнате, чтобы никого не видеть, и не слышать. Ей нужно было разобраться в себе и в своём отношении ко всему происходящему. От размышлений её прервал стук в дверь. Девушка открыла, на пороге стоял Лио.

— Брэннор просил тебя не беспокоить, но я, все же тут. Я ведь непослушный ребенок! Последнее время ты вечно занята, и я решил зайти сам. Ты, не против?

— Конечно же, нет! Заходи, — девушка была рада увидеть Лио, в последнее время, они действительно очень редко виделись. Всё время у Мэри уходило на учёбу, и на друзей его совсем не оставалось. А когда у Мэри выдавались свободные минутки Айс и Лио были заняты своими делами.

Мэри долго болтала с Лио о всяких пустяках, а он веселил её рассказами о своих проказах. В этих разговорах забывались все неприятные мысли. Лио всегда мог поднять настроение. Девушка смеялась или качала головой, слушая его. А Лио, видя это, лишь сильнее распалялся, и за одной историей следовала другая. Когда разговор зашел о брате, Мэри встрепенулась. Сначала она подумала о том, что давно уже не видела Айса, и безумно соскучилась. Но ей было обидно, что сам эльф не стал искать встречи с нею. Неужели он совсем не скучает? В последнее время Айс как-то отдалился от неё. Девушка тяжело вздохнула. Но вот, новая мысль, пришла ей в голову. Ведь где-то здесь, в этом мире, бродит Дэвид. Именно бродит, потому что, едва попав сюда, он сразу пустился путешествовать, изучая мир.

— Как давно ты видел Дэвида? Он давал о себе знать? — Мэри вопросительно посмотрела на Лио, и тот задумался, почесав затылок.

— Ну, вроде, не очень давно. После твоего последнего визита, он присылал Брэннору письмо.

— После моего визита? И ты говоришь мне, что это было недавно?! — Девушка округлила глаза. По её меркам срок более полугода, уже был довольно продолжителен. Выходит, Дэвид уже давно не появлялся. Как бы, не случилась с ним беда. В очередной раз. А случиться с ним могло что угодно. Уж опыт-то это доказал. Дэвид постоянно во что-то влипал: устраивал пьяные драки в кабаках, нарывался на разбойников, обирающих его до нитки, в прямом смысле слова, и дважды чуть не был съеден какими-то жуткими чудовищами. Словом, спокойно ему никак не жилось. Да и не хотелось.

Когда Дэвид узнал, что сестра бывает в другом мире, он обиделся, что его не берут с собой и устроил скандал. В следующее прибытие Брэннора, Дэвид не отставал от него ни на минуту, требуя взять его в другой мир. Даже опытная няня не могла его успокоить, и опустила руки. Никакие доводы на Дэвида не действовали. В итоге, Дэвид объявил всем, что если Брэннор не возьмет его с собой, то он убежит из дома. Тут уж няня встревожилась не на шутку, и сама стала просить эльфа, разок взять мальчишку с собой. Ведь с Брэннором, Дэвид хотя бы будет под присмотром. Маленький вымогатель просиял, а Брэннор, качая головой, стал объяснять, что все не так просто. Ведь Дэвид не обладал магическим даром, а значит, не мог пройти через провал открытый старейшиной. Нужен был настоящий портал. И тут снова всех удивила няня.

— В моем саду, есть портал, — как ни в чем не бывало, проговорила женщина.

— Я недаром живу именно здесь. Моя семья призвана охранять этот секрет от любопытных глаз. Мы разбили сад, и построили беседку, чтобы одиноко стоящая арка не вызывала лишних подозрений.

— Я вижу, вы знаете гораздо больше, чем показываете, — удивился Брэннор. Но няня лишь покачала головой.

— Я знаю лишь то, что мне надо знать. Например, то, что нарушители тайны существования магии, будут жестоко наказаны. Это знание, напрочь отбивает любопытство. Магия есть, есть волшебники, и есть портал в другой мир, который нужно скрывать от обычных людей. Этого знания мне вполне достаточно.

Так Дэвид и попал в другой мир. Но оказавшись там, сдержал слово лишь наполовину. Он просто отказался возвращаться домой. А после, навестив няню, объявил, что собирается перебраться туда насовсем, и что если она действительно желает ему добра, то отпустит его. Бедной женщине ничего не оставалось делать, и скрепя сердцем она согласилась.

Мэри покачала головой, отгоняя дурные мысли. Конечно, Дэвид не пропадет. Он явно не из тех людей, что робеют, обнаружив на пути своем препятствие. Подумав об этом, девушка улыбнулась. Следует попросить Брэннора настроить магическое зеркало, чтобы убедиться, что все в порядке.

— Лио, а где твой брат? — обернулась к эльфу Мэри.

— Он занят подготовкой к церемонии. Сегодня Праздник Благодарности Богам. Ему предстоит впервые поучаствовать в нем. Он конечно еще не Правитель, но кровь в нем течет королевская. Ты бы его видела! Он старается не подавать виду, что нервничает, а сам как на иголках. Айс, похоже, очень боится оплошать, и ведет себя как ребенок!

— Брось, Лио! Вы же братья, почему ты всегда так груб с ним? — услышав это, Лио скривился.

— У нас это взаимно! — ответил он, и задумался. Мэри вздохнула.

— Жаль, что мне нельзя посмотреть на праздник. Мне бы очень хотелось посмотреть на эльфов другого Клана. На их правителей.

— А чего на них смотреть? Мы различаемся лишь образом жизни, цветом волос, да еще, пожалуй, они все слишком высокомерны! Там будут даже наши родственники. Но мы никогда с ними не общались. Они обижены на весь наш Клан.

— Почему? У них, наверное, веские причины.

— Конечно! Винят нашего покойного Правителя в смерти своей принцессы.

— Хм, да уж, у них веские основания. Но постой, ведь Брэннор рассказывал, что Кланы объединялись, и ваши родители стали Правителями объединенного Клана? — спросила Мэри, и только после того как задала вопрос сама поняла, что он лишен смысла. Она уже знала, что ответит Лио.

— Да, после свадьбы Кланы объединили. А после войны, Клан остался без Правителей, и снова разделился на две части. Тем Кланом снова начали править старые король и королева — наши, бабушка и дедушка, — Лио пожал плечами, а Мэри округлила глаза, она была удивлена такими поступками.

— Погоди, но ведь если они ваши бабушка и дедушка, как в них не проснулись теплые чувства к вам, вы же их внуки? Почему же, вашим воспитанием занялся старый Брэннор. У меня просто в голове не укладывается! — девушка никак не могла успокоиться и непонимающе смотрела на Лио, а тот сидел, как ни в чем не бывало, и лишь пожал плечами.

— Обижены на весь наш Клан. Я же говорил, что они чересчур высокомерны. И их ничуть не волнует, что Иллариэль наша мать. Для них мы — часть Клана, и не более, — Мэри поражалась, с какой легкостью Лио говорил все это. Будто его это вовсе не касалось. Сама девушка, казалось, была более взволнована этой несправедливостью, чем он. Но тут Лио встал и направился к выходу.

— Мне пора, скоро все начнется. Нужно еще влезть в глупый костюм для церемонии. Увидимся позже! — и Лио слегка опустил голову, отпуская шутливый поклон. Девушка улыбнулась, и ответила тем же.

* * *


Мэри было тесно в четырех стенах. Прежде она так жаждала тишины, а сейчас одиночество лишь угнетало её. Выйдя на балкон, девушка увидела, как все эльфы в праздничных одеяниях направляются к Холму. Через пару минут Роща опустела.

Надвигался вечер, и солнце золотило Рощу своими последними лучами. Роща была так прекрасна, что Мэри решила выйти из дворца и прогуляться по её тропам. Снаружи, везде царила тишина, жители еще не вернулись. Кругом были лишь пустые жилища и оставленные вещи. Глядя на это, Мэри решила уйти вглубь леса, подальше отсюда. Ведь все это создавало для неё слишком гнетущую обстановку. Настроение снова испортилось, а все неприятные мысли с новой силой обрушились на голову девушки. Мэри забрела довольно далеко, и оказалась на дальней поляне, выходящей на озеро.

Подойдя к воде, Мэри оглядела Озеро. Почему эльфы называют его Священным? Девушка так и не решилась прикоснуться к воде. Развернувшись снова к лесу, Мэри подняла глаза к небу. Сейчас, она как никогда чувствовала себя одинокой и несчастной. Слишком многого требовал от нее Брэннор. Слишком тяжелая ноша ложилась на ее хрупкие плечи. Поддавшись порыву, девушка воскликнула:

— Великие Боги, если вы меня слышите, помогите мне! Сама не верю, что говорю это, но больше мне просить некого. Дайте мне сил, чтобы справиться со всеми трудностями, дайте мне душевного спокойствия и надежду на то, что у меня все получится. Прошу Вас, помогите. Я боюсь всех подвести, боюсь, что не справлюсь. Дайте мне сил, и я буду оберегать это место, так долго как смогу. Ведь это и есть мой родной дом… — Мэри опустила глаза, она чувствовала себя очень глупо. И на что она надеялась?

Девушка вздохнула и собралась уже уходить, но вдруг заметила, как ей навстречу неслышными шагами скользит Айс. Он был в дорогом свободном наряде, складками струящемся от плеч и отличающемся от повседневного, своей изысканностью и роскошью. Голову охватывал переплетенный белый обруч, и все волосы свободно лежали на плечах. Лишь по бокам были заплетены узкие эльфийские косы. Он подошел ближе и заговорил.

— Ты общалась с Великими Богами? — в его глазах стояло беспокойство.

— Да, вроде. То есть я пыталась, но я же совсем не знаю, как это надо делать.

Лицо Мэри залил румянец. Она не ожидала того, что Айс станет свидетелем её слабости. А обращение к Эльфийским богам за помощью, явно ею и являлось. Эльф обнял девушку и вздохнул.

— Успокойся, все хорошо! Великие Боги поймут тебя, если ты действительно этого хочешь, — Айс ободряюще улыбнулся, и Мэри робко обняла его в ответ.

— Просто слишком многое на меня свалилось. Я испугалась, и все как-то само вышло. Давай вернемся во дворец, — Мэри подняла на эльфа глаза, а тот поправил ей волосы и снова улыбнулся. Но вдруг, лицо Айса стало серьезным. Эльф насторожился и стал осматриваться по сторонам.

— Постой! — Айс вгляделся в чащу и радостно перевел взгляд на девушку.

— Мэри, Боги услышали тебя! — Эльф развернул Мэри, и она увидела, как на поляну величественно выходит огромный золоторогий олень. Он был окутан голубоватой дымкой, а из-под копыт его выбивались золотистые искорки. Олень остановился посреди поляны. Он выглядел очень внушительно. Мэри никогда еще не видела живого оленя так близко, и возможно именно от этого он казался ей еще больше. Айс положил руку на сердце и медленно поклонился. Мэри стояла как вкопанная, этот лесной исполин напугал её, и она не выпускала руку Айса ни на секунду.

— Айс, что мне делать? — прошептала девушка, не сводя глаз с оленя.

— Просто поклонись ему, он ждет приветствия, — так же шепотом отвечал он. Мэри медленно склонила голову. А олень, шумно выдохнув, склонил голову в ответ. Спустя мгновение олень развернулся и медленно побрел с поляны. Сделав пару шагов, он совершил красивый прыжок и обратился снопом голубых искр. Мэри не верила своим глазам. Что это было? Или все это ей лишь привиделось, в сгущающихся сумерках.

— Это был Дух нашего леса. И он принял тебя за свою, принял тебя за одну из нас, ты понимаешь, что это значит? — пораженно, спросил эльф. Девушка не знала что ответить, и лишь качала головой, пытаясь понять, реальность это или сон. Видя ее растерянность, эльф подошел к Озеру, и, намочив пальцы его водами, прикоснулся ко лбу Мэри.

— Вода Священного Озера поможет тебе успокоиться. Сегодня ты получила часть благодати Великих Богов. Теперь, вернемся во дворец.

От прикосновения озерной воды, Мэри действительно стало легче. Из мыслей ушла ненужная суета, и на душе стало намного спокойнее. Сейчас Мэри стало намного легче, но руку эльфа она так и не отпустила. Рядом с ним она ощущала себя более защищенной. Но если прежние тревоги покинули её, то сейчас вдруг пришло ясное осознание того, что эльфийские Боги существуют. А если существуют светлые Боги, значит где-то в этом мире, существуют и темные твари. Не гипотетические, а вполне реальные. От этой мысли девушку пробрала дрожь. Да, этот мир был не таким уж радужным, как казалось в детстве. Придётся мириться с суровой реальностью.


* * *


На пороге дворца стоял Брэннор, беседующий с молодой Эльфийкой. При приближении Айса и Мэри они замолчали. Эльфийка одетая в длинное воздушное платье, склонила голову.

— Наследник! — произнесла она мелодичным голосом, опустив глаза. Айс кивнул в ответ, и эльфийка удалилась. Брэннор неодобрительно взглянул на молодых людей. Мэри отпустила руку эльфа и сделала шаг назад, оказавшись за его спиной.

— Уже слишком поздно, для того чтобы гулять по лесу! Проходите в каминный зал, там ждет праздничный ужин. Я сейчас присоединюсь к вам.

Сказав это, старый эльф взмахнул рукой в сторону двери. Айс последовал во дворец, и Мэри решила не отставать от него. Мимо Брэннора девушка проходила, опустив глаза, но все равно чувствовала его тяжелый взгляд. Отчего же он так суров с нею? Ведь она не сделала ничего предосудительного. Но отчего-то Мэри все равно почувствовала себя виноватой.

В каминном зале никого не было. Девушка села за стол напротив Айса, и они начали тихий разговор, обсуждая прошедшие события. Спустя некоторое время в зал вошел Брэннор, на ходу отчитывая малыша Лио, который плелся следом.

Ужин проходил за неспешными разговорами. Внезапно, дверь распахнулась, будто кто-то пнул её ногой. Брэннор вскочил из-за стола, от такой наглости. Но не успел он сделать и пары шагов, как в зал вошел широкоплечий молодой человек в плаще с капюшоном скрывающем половину лица. Освободив руки от дорожных сумок, парень откинул капюшон.

— Дэвид?! — вырвалось одновременно у Брэннора и Мэри. Смуглый парень лет двадцати, скинул плащ. Дорожный костюм не мог скрыть огромную силу, таящуюся в теле молодого человека. Он обвел присутствующих взглядом и направился к Мэри.

— Простите меня за дверь. Руки были заняты. Сестрица! Ты уже тут?! Как продвигается твоё обучение? Уже кого-нибудь убила? — сказал Дэвид, обнимая Мэри и демонстрируя всем пещерное чувство юмора.

— Ммм, я — нет! А ты? — отвечала девушка, пытаясь освободиться из стальных объятий брата. Дэвид, хохоча, отпустил её, и сел за стол. — А я смотрю, ты подрос? Когда мы виделись в последний раз, плечи твои не были столь широки!

— А, это? Ну да, есть такое. Мне надоело получать по носу от всех подряд, и я принял меры. Здорово, правда? В этом мне помогло зелье, одной милой феи… — Ты что, его украл? — издевательски спросил Лио, а Мэри округлила глаза.

— Почему же, сразу украл?! Я его заработал! Но не будем вдаваться в подробности, это совсем не интересная история. Лучше расскажите, что тут у вас нового?

— Что нового в древнем эльфийском клане?! Кажется, ничего! — Снова влез с замечаниями Лио. А старый Брэннор поднял глаза.

— Не совсем, так. Мой мальчик, я как раз хотел тебя предупредить. Тебе предстоит собраться в путь. Ты отправишься в Великую Библиотеку, — обратился он к Айсу.

Айс непонимающе оглядел присутствующих.

— В чем же такая необходимость? Путь ждет не близкий.

— Необходимость есть, мой мальчик! В Великой Библиотеке хранится то, что принадлежит нам.

— Что же это?

— Всему свое время. И к тому же, там найдется кое-что и для Мэри. Ей нужны заклинания боевой магии, а у меня их нет. Магия эльфийской крови не подходит для нее. Решено, завтра ты отправишься в путь, — и Брэннор встал, собираясь уходить. Дэвид сидел, потирая ладони.

— О, новое путешествие! Я покажу тебе короткий путь. Ты согласен? — спросил у Айса Дэвид, а эльф оглянулся на Брэннора, словно испрашивая позволения. Старый эльф кивнул в знак согласия.

Мэри сидела в растерянности, она должна была что-то сделать. Айс собирается в далекий и опасный путь. Она просто не сможет сидеть, сложа руки, и лишь гадать, вернется ли он. Решение пришло быстро, и неожиданно.

— Брэннор! Я тоже отправлюсь с ними! Ты многому меня научил, и мои способности могут пригодиться им. Пожалуйста! — девушка смотрела на старейшину умоляющим взглядом, а он явно размышлял. Мэри чувствовала, что он колеблется. Брэннор вздохнул, и покачал головой, словно мирясь с мыслями.

— Хорошо, пусть будет так. Но вы должны быть очень осторожны! Вас ждет трудный день, не задерживайтесь здесь. Доброй всем ночи.

Все быстро разошлись по комнатам. Возвращение Дэвида было неожиданным, и поэтому ему не успели приготовить комнату. Брэннор уже отпустил прислугу, и Дэвиду пришлось отправиться в комнату Лио. Тот был только рад, а Дэвид был абсолютно непритязательным. Иной раз он мог улечься спать прямо на полу, и это казалось ему самым благодатным отдыхом. Слишком уж суровой была жизнь путешественника. Кто знает, где еще ему приходилось ночевать?

Когда шаги в коридоре стихли, Мэри вышла на балкон. Предстоящее путешествие беспокоило её. Слишком много чувств сейчас было в её душе. Она боялась опасностей, но ей было любопытно посмотреть мир. Она переживала за Айса, но предпочла вместе с ним разделить тяготы пути. Лишь бы не сидеть здесь, в безопасности, но неведении.

На улице было свежо, и легкий ветер ласково прикасался к волосам. Балкон комнаты Айса находился совсем рядом. В его комнате еще мерцал свет. Мэри грустно подумала о молодом наследнике. Должно быть, когда он станет Правителем, у него не будет больше времени на нее. Да и бегать по Роще, явно уже будет не солидно.

Девушка стояла, смотря на соседний балкон, и вдруг заметила, что шторы заколыхались и Айс вышел наружу. Мэри поспешила зайти в комнату, но эльф уже заметил её и окрикнул.

— Ты что-то хотел? — спросила девушка, подходя к перилам.

— Да, я хотел поговорить с тобой. Но не так, — Мэри не успела опомниться, как Айс вскочил на перила, и, балансируя, прошелся по ним. Через мгновение эльф уже спрыгивал на балкон Мэри, совершив прыжок.

— Зачем ты это сделал?

Девушка была зла на Айса, из-за того что он так рисковал. Эльф улыбнулся, он не понимал, почему Мэри сердится.

— Так было ближе. И к тому же, в коридоре можно было наткнуться на Брэннора. Знаешь, ночью он иногда бродит по дворцу, словно призрак. Мне не хотелось бы, с ним сейчас встречаться. Знаешь, я подумал, как давно мы с тобой не виделись. И решил зайти к тебе.

— Странно. Мы не виделись действительно уже давно. И до этого момента, тебя это, похоже, не сильно беспокоило. Наверное, ты не очень то и скучал.

Мэри скрестила руки на груди и прямо смотрела на эльфа. Айса казалось, смутили эти слова. Он смотрел лишь на мраморный пол.

— Да, я не искал с тобой встречи. Но на то, были свои причины. Это вовсе не значит что мне все равно. Я не хотел тебе говорить, но если тебя это обижает, скажу правду, чтобы оправдаться в твоих глазах. Дело в том, что старый Брэннор запретил мне с тобой видеться. Он сказал, это может повредить твоей учебе. Поэтому настрого запретил мне и Лио отвлекать тебя.

После этих слов, Мэри почувствовала облегчение. И решила не быть слишком суровой с эльфом, ведь он нисколько не виноват, в своем отсутствии. Это был запрет Брэннора! Старейшина продолжал действовать в своих интересах.

— Мэри, сейчас у меня была причина ослушаться старейшину, — эльф вздохнул и взял девушку за руки. — Скажи мне, зачем ты собираешься с нами? К чему тебе подвергать себя опасностям? Я считаю это решение несвоевременным! Сначала ты должна изучить боевые искусства, овладеть оружием и научиться себя защитить!

— Айс, прошу тебя, не надо разговаривать со мной, как с ребенком! Это мой осознанный шаг. Я понимаю, на что иду. Из слов Брэннора я поняла, что не стоит питать лишних иллюзий. Рано или поздно, мне предстоит покинуть Священную Рощу. Платой за пребывание здесь, будет помощь жителям в борьбе с любым злом. И я так понимаю, у меня нет выбора. Просто так уж повелось. Здесь Волшебница не принадлежит сама себе. Разве не так?

Мэри опустила глаза и отступила на шаг назад. Айс молчал, он просто не знал, что ему ответить. Эльф облокотился о перила, и смотрел вниз, невидящим взглядом. Он переживал, но угадать о чем он сейчас думает, не смог бы никто. — Путь неблизкий. Ты должна отдохнуть, — сказав это, Айс сделал шаг к Мэри, но передумав, развернулся и быстрыми шагами вышел в дверь. Постояв еще немного на балконе, Мэри последовала совету эльфа. Она решила хорошенько выспаться перед дорогой. Никто не знает, что их ждет, и лишние силы не помешают. Особенно, если проводником у них будет Дэвид. Произнеся заклинание, девушка погасила осветительный кристалл. Заклинание удалось на славу, и как выяснилось утром, погрузило во тьму весь дворец.


* * *


Утро выдалось насыщенным. Дэвид бегал по дворцу, собирая походные рюкзаки, и превращал и без того неспокойную обстановку в полный хаос. Мэри уже собралась, и обходила дворец в поисках Лио. Ей очень не хотелось уходить, не попрощавшись, но она нигде не могла найти этого маленького пройдоху. Но делать было нечего, кони уже были оседланы и ждали седоков. Снаружи слышалось их нетерпеливое ржание.

Брэннор стоящий рядом с Айсом, тихонько нашептывал наследнику свои последние наставления. Мэри не могла разобрать слов, Старейшина говорил слишком тихо, и к тому же, на родном языке, пренебрегая в этот раз всеобщим.

Закончив разговор, старый эльф повернулся к остальным.

— Вам пора. Да сохранят вас Великие Боги.

Произнеся эти слова, Брэннор кивнул и скрылся во дворце. Мэри улыбнулась, Старейшина был в своем духе. Он не терпел долгих прощаний и лишних эмоций.

Друзья отправились в путь. Напоследок Мэри обернулась и окинула взглядом дворец. На миг ей показалось, что тяжелые занавеси, охраняющие библиотеку от лишнего солнца, колыхнулись. Брэннор скрылся с глаз, но продолжал провожать своих воспитанников. Все же, старый эльф был не так сух, как пытался показать. От этой мысли, лицо девушки снова озарила улыбка. Айс, на своей лошади поравнялся с Мэри и вопросительно посмотрел на нее.

— Чему ты улыбаешься?

— Наш бесчувственный Старейшина дал слабину! Он все же беспокоится за нас и подглядывал в окошко, за нашим отъездом, — Мэри продолжала улыбаться, и думала, что Айс разделит её чувство. Но лицо наследника оставалось непроницаемым. Казалось, что эльф напротив, стал еще серьезнее.

— Я не понимаю, что тебя так веселит? Брэннор такой, какой есть. Он прожил долгую жизнь, и знает её. Он учил нас, что лишние эмоции приносят несчастья. А если ты показываешь свои эмоции окружающим — ты показываешь свою слабость. Я считаю, что так и есть, — по мере того, как эльф говорил, улыбка медленно сползала с лица Мэри. Настроение было испорчено. Пришпорив коня, девушка вырвалась вперед, чтобы не видеть лица Айса. Эльф удивленно смотрел ей в след, а Дэвид с укором покачал головой.

— Да, брат, не умеешь ты общаться с девушками!

— Что я сказал не так?

— Ммм, даже не знаю, что тебе ответить! Просто не забывай, что Мэри девушка. С девушками нужно вести себя мягче, ведь они хрупкие и эмоциональные создания. В отличие от эльфийских наследников трона!

— Но, это противоречит словам Брэннора! Или ты хочешь сказать, что эльфийский Старейшина не прав? — эльф с негодованием посмотрел на Дэвида, а тот поспешно замахал руками.

— Стоп, стоп! Этого я не говорил! Ты неверно понял мои слова! Брэннор прав, конечно. Но и я даю дельные советы. Лишние эмоции не нужны при посторонних. Но ведь сейчас ты в кругу близких людей. С нами ты можешь быть самим собой. Мне казалось, раньше так и было. Что-то изменилось, за мое отсутствие?

— Пожалуй, да. На самом деле, Мэри абсолютно права. Брэннор создает впечатление бесчувственного и порой даже излишне строгого наставника. Я понимаю, почему он такой. Жизнь его была не легка. И он пытается воспитать нас не такими, какие мы на самом деле. Но он желает мне лишь добра. Хочет сделать из меня достойного наследника. Правителю действительно не нужны лишние эмоции, я осознаю это. Но ведь я слишком молод, а холодный ум и отрешенность от земных страстей приходят лишь с годами… Я боюсь не справиться с возложенной на меня ответственностью, и от этого иногда делаю глупости.

— Ничего страшного, у тебя точно все получится. Только не обижай больше Мэри. Договорились?

— Дэвид, я ведь и не хотел её обидеть! — растерянно произнес Айс. — Я должен извиниться перед ней!

— Стой, только не сейчас! Сейчас ты сделаешь только хуже.

— Но почему? Мне кажется, я совсем перестал понимать, в чем дело. Мы знакомы уже столько лет, и за это время можно было выучить человека как книгу. Но каждый раз я узнавал что-либо новое, и зачастую перечащее предыдущему мнению. Люди так непостоянны. Я не понимаю, что происходит с Мэри. Раньше мы были так близки, а теперь мне кажется, что я совсем её не знаю.

— Все просто. Раньше вы были детьми, а теперь она просто повзрослела. С людьми такое случается. Я поговорю с ней. А ты, будь собой! Мы одна семья, помнишь?

Похлопав Айса по плечу, Дэвид устремился к сестре.

— Эй, ты чего так рванула? Не стоит загонять лошадей раньше времени — путь не близкий! — издали крикнул парень.

— Прости, я не подумала. Просто я не могу понять, что происходит вокруг. И Айс ведет себя глупо! — ответила девушка, когда Дэвид поравнялся с ней.

— А ты, умно? — резонно поинтересовался брат.

— Нет, — согласно вздохнула девушка. — Совсем не умно, но я не понимаю, что с ним происходит? Раньше мы были так близки, а сейчас, он отдалился. Иногда мне кажется, что я совсем его не знаю.

Дэвид ухмыльнулся и развел руками.

— И что же, мне с вами делать? Ничего, думаю, совместная поездка пойдет вам на пользу. Будет время подумать, и вновь привыкнуть друг к другу. Разве не так? — Дэвид ободряюще подмигнул Мэри. Девушка пожала плечами.

Дальше ехали, молча, и каждый думал о своем, любуясь видами эльфийского леса.

Скоро друзья покинули Священную Рощу, жилища больше не встречались на их пути. Впереди стоял лишь молчаливый смешанный лес, начинающийся сразу за полуразрушенной каменной стеной. Это все что осталось от когда-то величественных стен построенных Гиллиардом, и призванных охранять покой его народа. Даже сейчас она продолжала внушать уважение, несмотря на обильно разросшийся мох, скрывающий большую часть ее камней.


* * *

Через несколько часов выехали в степи. Лес оборвался внезапно, уступая место открытой местности с обожженной солнцем и выгоревшей травой. Друзья торопились, и поэтому не останавливались на привал весь день. Со всех сторон их окружал одинаковый скучный пейзаж. Любоваться было нечем.

— Степи не всегда были такими. Раньше, великие воды Ихианона питали эти земли. Здесь были плодородные равнины и многолюдные деревни, — словно оправдываясь, проговорил эльф.

— Что же случилось? — сочувственно поинтересовалась Мэри.

— Ихианон иссяк по воле Богов. Так, Боги излили свой гнев на непослушных людей.

Когда солнце уже клонилось к закату, впереди показалось поселение.

— Нам следует остановиться здесь на ночь, и дать отдых лошадям.

Сказал Айс, оборачиваясь к Мэри и Дэвиду. Девушка радостно кивнула. Она была вполне неплохой наездницей, но никогда еще не проводила весь день, не покидая седла. Дэвид же был привычен, казалось, ко всему. Он лишь пожал плечами, словно ему было все равно — провести в пути день или неделю.

Городская стена не представляла собой ничего особенного. Деревянная, бревенчатая, с частоколом по верху. А вот ворота выглядели внушительно. Все уже собирались войти, когда Айс подал знак остановиться, и, прислушиваясь, развернулся назад. По степи поднимая тучи пыли, во весь опор скакал всадник. Эльф обеспокоенно прищурился, вглядываясь вдаль. Через мгновение он удивленно вскинул бровь и глубоко вздохнул, качая головой. Он узнал эту лошадь, не по своей воле покинувшую королевские конюшни.

Приближаясь, всадник замедлялся все сильнее, и вскоре перешел на шаг.

— Поторапливайся, Лио! Мы не станем ждать тебя вечно!

Сказал Айс, снова разворачиваясь к воротам. Мэри удивленно оглядела всадника. Он откинул капюшон походного плаща и хитро улыбнулся. Глаза Лио светились жаждой приключений.

— Что ты здесь делаешь? Как ты сбежал от Брэннора? И что случилось с твоими волосами? — Мэри засыпала эльфа вопросами, одновременно обдумывая последствия его поступка.

— Я тоже хочу путешествовать! За всю жизнь, я еще ни разу не покидал Рощу! А я ведь личность и должен развиваться! А волосы я решил отрезать, чтобы не мешались. Ведь теперь я путешественник!

Лио радостно тряхнул головой. Его некогда длинные волосы, теперь едва касались плеч. Мэри вздохнула, и, улыбнувшись, потрепала его по голове.

— Ты не путешественник! Ты — бунтарь! Вперед, не будем отставать от остальных.

Таверну Дэвид нашел быстро. На этот счет он обладал особым чутьем.

Айс пошел позаботиться о лошадях, и лично передать их в руки местного конюха. Дэвид тем временем исчез внутри, чтобы узнать стоит ли им сегодня надеяться на ужин и кров.

Мэри и Лио остались снаружи, с любопытством разглядывая местных жителей. В большинстве своем, это были люди. Но иногда взгляд цеплялся за совершенно неизвестных существ. В глазах у девушки рябило от быстро движущейся вереницы ярких одежд, чешуйчатых хвостов, рогов и перьев. Жители спешили по своим делам. Их было так много, и двигались они так быстро, что уже невозможно было понять, где люди, а где нет. Впрочем, такое разнообразие нисколько не удивляло местных, и было для них вполне привычным.

Узкий проулок наполнялся народом, и чтоб не быть затоптанными Мэри схватила Лио и юркнула в дверь. Внутри она столкнулась с выходящим наружу существом. Под зеленоватой кожей гиганта перекатывались груды мышц, а из безобразного рта торчали пугающие клыки. Он был на три головы выше самой девушки, и от этого казался ей еще страшнее. Издав невнятный рык, он опустил голову и посмотрел на Мэри, а та не могла сдвинуться места, глядя на него огромными от ужаса глазами.

В этот момент, в таверну зашел Айс, покончивший уже со своими делами. Увидев происходящее, он кинулся на выручку. Мягко отстранив Мэри от начинающего звереть типа, эльф медленно заговорил на неизвестном ей языке. Морда зверя начала разглаживаться, и когда Айс произнес последние слова, он рассмеялся. Ответив пару слов эльфу, существо двинулось наружу, не переставая ухмыляться.

Мэри уставилась себе под ноги, ей было стыдно за свое поведение, и краска заливала ей лицо. Даже малыш Лио, все это время прятавшийся за ее спиной, воздерживался от обычных шуточек. Улыбнувшись, Айс взял Мэри за руку и потащил за собой вглубь зала, к стойке. Там Дэвид жарко спорил с хозяином, торгуясь о цене ужина и возможности ночлега. Хозяин утверждал, что свободных комнат у него нет, но с ужином проблем не будет.

— Ах ты, усатый прохвост! — вскричал Дэвид, не в силах больше сдерживаться. Этот спор ему уже порядком надоел. — Значит, для нашей компании у тебя нет мест! А для трех толстых гномов найдется?

— Эти толстые гномы, как вы выразились, очень щедро со мной расплатятся!

— Да они ведь, известные скряги! Им легче будет отрубить тебе твой длинный нос, чем расстаться с лишним золотым!

— Ничего не знаю! Мест больше нет!

И хозяин отвернулся от Дэвида, демонстративно натирая до блеска огромные пивные кружки. Дэвид пнул стойку и повернулся к друзьям.

— Старый пень упрямится! Для нас у него нет комнат!

— Так уж и нет? — Раздался звонкий женский голос. Все обернулись. К ним, плавно качая бедрами, двигалась молодая девушка. На ней было до неприличия короткое платье, из кусков мягкой кожи, с глубоким вырезом на груди и еще двумя по бокам, призванными облегчать движения. Ее яркие, почти красные волосы, местами были собраны в длинные тонкие косы, остальные же покоились на плечах. В некоторые косы были вплетены разноцветные ленты. Она держалась очень уверенно, и местная публика ее явно ничуть не смущала. Это подтверждалось и обилием метательного оружия у нее на поясе.

Щуря большие зеленые глаза, девушка остановилась перед Дэвидом.

— Джейн! Что ты делаешь, так далеко от дома?

— У меня тут кое-какие делишки. А ты я смотрю, тоже не терял времени даром и обзавелся компанией?

— Да, это мои друзья — Айс, Лио. И моя сестра Мэри.

Джейн подозрительно прищурилась и беззастенчиво оглядела всех с ног до головы.

— А, сестра! А я уж подумала, что ты решил проститься со своей свободой и связал себя узами брака!

— А не слишком ли беспечный наряд, для путешествий? — внезапно подал голос Лио, подозрительно присматриваясь. Джейн в ответ лишь усмехнулась. А Дэвид ответил за нее.

— Джейн — кошка! Думаю больше ничего разъяснять не нужно?

Все переглянулись и Дэвид кивнул.

— Так, что у вас тут за проблемы? Старый трактирщик не хочет выделять вам комнату? Я могу с ним договориться. Дайте мне пару минут.

И едва успев договорить, кошка грациозно перепрыгнула через стойку и схватила хозяина за грудки. Несмотря на то, что Джейн была ниже на голову, она явно внушала трактирщику ужас. Он чуть дышал, и, вытаращив глаза, слушал все, что кошка нашептывала ему на ухо. Затем, трясущейся рукой он протянул кошке ключ, и указал на лестницу.

Поднявшись по лестнице, кошка отомкнула ближайшую дверь и жестом пригласила всех внутрь. Комната была довольно просторная, но не особо чистая. В ней был камин, две кровати, маленький столик и окно, выходящее на город.

— Что вы сказали хозяину, леди? — обеспокоенно спросил Айс, обращаясь к кошке. Джейн обворожительно улыбнулась, и игриво царапнула эльфа по подбородку длинным ногтем.

— О, спасибо. Я сочту это обращение за комплимент! Но не пора ли нам перейти на «ты»?

В глазах Джейн светились игривые искорки, но на эльфа она явно не производила должного впечатления. Он мягко отстранился от кошки, и Мэри с напряжением наблюдавшая за разворотом событий, вздохнула с облегчением.

— Да, пожалуй. Перейдем на «ты», но я просил бы вас впредь вести себя посдержаннее. То есть, просил бы ТЕБЯ, об этом.

В ответ, Джейн лишь расхохоталась, и вызывающе усевшись на подоконник, ответила, наконец, на заданный вопрос.

— Старый трактирщик, просто задолжал мне. Он имел неосторожность сесть со мной за игру в карты. И разумеется, проигрался в пух и прах. Я просто ему об этом напомнила. Он обещал, сделать вам хорошую скидку. А ужин и вовсе, будет за его счет. Кстати об этом! Я спущусь вниз и потороплю его. Не скучайте тут.

И спрыгнув на пол, кошка легкими шагами покинула комнату. Едва за ней закрылась дверь, все уставились на Дэвида.

— Кошкам верить нельзя! Они самые коварные из всех живущих здесь народов! О чем ты думал, когда связывался с ней? — строго спросил Айс.

— Знаешь, когда я с ней связывался, то я думал о том, что очень сильно хочу жить! Если бы мы с ней не объединили усилия, когда бродячие разбойники напали на торговый караван, с которым мы шли, нас бы уже здесь не было! Так что, надеюсь, тема закрыта?

Разговор был прерван, внезапным стуком в дверь. Мэри открыла. На пороге стояла миловидная женщина средних лет. В руках она держала стопку чистого белья.

— Прошу меня простить, если я вам помешала. Я принесла вам постельное белье и покрывала. Ужин скоро будет готов. Вы спуститесь вниз или желаете отужинать в комнате?

— Думаю, в комнате. Спасибо.

— Если госпожа желает, можно принять ванну, в хозяйской комнате.

— О, благодарю вас, это было бы просто чудесно!

— Наша комната находится дальше по коридору, направо. Я пока все приготовлю.

Мэри кивнула хозяйке, и та вышла. Девушка достала из рюкзака чистое платье и двинулась к выходу. Уже у самой двери она обернулась, окидывая комнату взглядом. Дэвид показывал Лио какую-то небольшую книгу, извлеченную из рюкзака. Они оба увлеченно разглядывали картинки и тихонько переговаривались. Айс стоял у окна и смотрел вдаль. Мэри вздохнула и решила поспешить. Ей не хотелось оставлять эльфа в обществе новой знакомой. А своенравная кошка могла вернуться в любой момент.

Хозяйскую комнату Мэри нашла без проблем. Горячая ванна уже ждала ее. Хозяйка передала девушке большое мягкое полотенце, и сообщила, что подождет снаружи.

Смыв с себя дорожную пыль, и облачившись в чистый наряд, девушка почувствовала себя намного лучше. А вернувшись в комнату, и вовсе повеселела. Джейн еще не вернулась.

— Что вы тут делаете? Не скучали без меня?

— Невозможно не скучать без тебя! — улыбнулся Айс. — Нас некому рассудить. Мы обсуждаем народы мира и их особенности.

— Да! Вот взять, к примеру, кошек, — подал голос Лио. — Как Дэвид вообще сумел подружиться с ней? Кошки самые двуличные существа из ныне живущих. А к мужчинам они и вовсе относятся потребительски! Да вы вообще знаете, что они делают? Они воруют их, пользуются для продолжения рода и убивают! Не пойму, Дэвид, как ты вообще не попался в ее лапы?

Дэвид ничего не успел ответить, а вошедшая кошка заговорила вместо него.

— Он не в моем вкусе! Не люблю слишком накачанные тела, да еще и такие… — Джейн слегка прищурилась, и закончила фразу: — … такие ненатуральные! Да, Дэвид, мы виделись месяц назад, и ты выглядел совсем иначе, чем сейчас. Кто-то явно над тобой потрудился.

— Разве это так важно? Давайте лучше ужинать! — Пробурчал он, подвигая стол и устанавливая его меж кроватями. Начатый разговор ему явно не нравился.

— Вы ведь не против, если я присоединюсь к вам? Кровожадной кошке тоже хочется поесть в доброй компании! — с этими словами Джейн поставила на стол, принесенный с собой поднос, накрытый крышкой. Дэвид усмехнулся.

— Будто у нас есть выбор, чтобы после таких слов, отказать тебе!

Стали рассаживаться. Мэри поспешила сесть рядом с Айсом. С другой стороны от него уселся Лио. Мэри была этому очень рада. Теперь Айс был в безопасности от посягательств кошки.

Ужин был не особо богатым: жареное мясо, сыр, хлеб и фрукты. Когда все расселись, Джейн поставила на стол кувшины с вином.

— Вода здесь, просто ужасна! Придется пить это. А это я вам скажу, еще не самое плохое вино, из тех, что я пробовала!

Поначалу ели молча. В воздухе повисло напряжение. Когда Лио насытился, он откинулся к стене, и, скрестив руки на груди, уставился на кошку.

— Какие-то проблемы? — Спросила Джейн, чувствуя на себе его взгляд.

— Да вот, думаю, сколько людей ты уже убила? — беззастенчиво поинтересовался малыш. Айс метнул на брата строгий взгляд. А кошка лишь ухмыльнулась.

— Не так уж много, как могла. Слушайте, мы на нейтральной территории. Я не собираюсь причинять вам вред! Может, все же, сделаем вид, что мы друзья, и скоротаем вечерок в более приятной атмосфере?

После этих слов, Айс завел с кошкой светскую беседу, в которую вездесущий Лио, то и дело вставлял свои замечания. Дэвид благосклонно наблюдал за этим, неспешно потягивая вино. И только Мэри, никак не могла расслабиться.

Дэвид подвинул сестре бокал с вином, и задумчиво посмотрел на нее.

— Расслабься! И наслаждайся вечером. Возможно это последний спокойный вечер, проведенный за надежными стенами. Скоро придется ночевать под открытым небом, созерцая звезды и отпугивая диких зверей.

Мэри вздрогнула, представив себе эту картину, а Дэвид лишь рассмеялся.

— Дэвид, ты же знаешь, что я домашняя девочка! Не надо меня пугать раньше времени!

— Да я и не думал! Ну, ничего, к этому быстро привыкаешь! Поверь моему опыту! Здесь у меня нет ничего постоянного, и, тем не менее, я счастлив, как никогда. Я абсолютно свободен, волен в своих решениях, никому и ничего не должен! Мэри, это не жизнь, это — мечта!

— Да, уж, боюсь, у нас с тобой разные мечты.

Джейн сходила еще за вином и мало-помалу, все разговорились. Доброе вино делало свое дело. Даже Мэри, решила последовать совету брата и отдохнуть душой. Раньше она не пила алкоголь, и была удивлена приятным вкусом молодого вина. Оно было сколь приятным, столь и коварным. Скоро все уже дружно хохотали, выслушивая байки Дэвида.

Веселье было в самом разгаре, когда Лио, несмотря на шум голосов и дружный смех, уснул, свернувшись калачиком. Мэри укрыла его теплым покрывалом, и подала знак остальным быть тише.

— Я растоплю камин, — вставая, сказал Айс. Мэри последовала за ним.

— Я помогу.

Веселье затихало, и эльф становился задумчивым. Машинально он производил какие-то действия, но было видно, что душа его сейчас далеко. Взгляд наследника оставался тусклым. Мэри больно было на него смотреть. В который раз он чиркал кресалом, но огонь все никак не занимался. Мэри произнесла короткое заклинание, и камин вспыхнул, даря живое тепло всем присутствующим.

— Спасибо, — тихо промолвил эльф. Мэри села напротив него, устроившись прямо на полу. Эльф перевел взгляд на нее, но будто ее не видел.

— Расскажи мне, что тебя тревожит. В последнее время ты сам не свой. В чем дело, может, я могу помочь? — возможно, это вино придало девушке храбрости, наконец, поднять эту тему, а возможно она просто устала держать волнение в себе. Эльф придвинулся ближе, и погладил Мэри по щеке.

— Я никогда не говорил тебе, какая ты красивая. Твои черные глаза, подобны темной ночи, скрывающей все тревоги дня. Да, именно так. Так мой отец говорил матери. Он очень ее любил. И она его тоже. Да у них и не было другого выбора. Им было предначертано встретиться и полюбить друг друга. Когда это произошло, стало ясно, что начало сбываться древнее пророчество. Оно, как все остальные, проступило пылающими буквами, на жертвенном камне Холма Отречения. В достоверности пророчества, не приходится сомневаться, ведь они дарованы нам Великими Богами, и всегда сбывались с точностью. На этот раз оно гласило:

Когда сойдутся день и ночь,

И спор в веках да сгинет прочь,

Огонь и лед соединятся.

У разных, сына три родятся.

По воле праведных Богов,

Правителя лишат оков.

Но годы чередой пройдут,

И сыновья в беде взрастут.

А в сердце старшего ребенка,

Вопьется тьма острой иголкой.

И содрогнется мир от страха,

Заплачет в ожиданье краха.


Окутанный тьмою бессмертный взлетит,

Она его душу в момент поглотит.

И коль не падет от рук крови своей,

То миру наступит во тьме конец дней.

Айс замолчал, глядя в огонь. А Мэри сидела, чуть дыша, пытаясь целиком осмыслить все услышанное.

— Постой, если это пророчество о твоих родителях, то это значит, что должно быть трое братьев? — непонимающе спросила Мэри, предчувствуя что-то недоброе. Айс тяжело вздохнул, и опустил глаза, не найдя в себе сил встретиться взглядом с насторожившейся девушкой.

— Его звали Кейлендор, или просто Кейл. Когда Клан узнал о пророчестве, он затрепетал. Народ был напуган открывающейся перспективой, ведь королевский наследник должен будет стать мировым тираном, низвергающим все народы в пучину жестокой войны. Долгое время Иллариэль скрывала свою беременность, но вскоре она стала очевидной. Пока королева в тревогах готовилась к родам, Клан принял решение совершить малое зло, чтобы не дать свершиться злу большому. Первого рожденного ребенка было решено предать смерти. Сердце Иллариэль разрывалось от непередаваемой боли. Никакая мать не смогла бы пойти на это. Разрешившись двойней, Иллариэль не знала предела своему счастью. Первым родился Кейл, а вторым я. Народ требовал выдать Кейла, но вмешался Брэннор. Как самый искусный во врачевании, он заявил во всеуслышание, что первый ребенок родился слишком слабым, и едва ли сможет выжить. И Клан дал Брэннору два дня отсрочки. К исходу второго дня, развели погребальный огонь. Иллариэль в траурном облачении и со слезами на глазах, предала огню крохотный сверток расшитый золотом. Прах, как всегда упокоили на вершине Холма Отречения. С тех пор королева стала замкнутой и редко выходила из дворца. Только Гиллиард и старый Брэннор знали, что на самом деле происходит во дворце. Мать спасла Кейла, и завернула в саван большую детскую куклу. Она закрыла его в башне и почти все свое время проводила там. Никто и не догадывался о таком обмане. Кейл рос в закрытом месте, но ни в чем не знал отказа. Когда матери не стало, заботу о нем принял Брэннор, свято храня чужую тайну, — едва слышно закончил Айс.

— Вы прятали эльфа в башне? В той самой, что постоянно закрыта, и на которую наложено табу? Как долго это продолжалось?

— До недавнего времени, — эльф пожал плечами, а Мэри, словно током ударило.

— Ты хочешь сказать, я все это время ходила рядом с тайной вашей семьи и ни о чем не подозревала? Кто еще об этом знает?

— Выходит, что так. Никто не знает. Даже Лио. Только Брэннор и ты.

— А почему ты рассказываешь мне это сейчас? Где Кейл теперь? — Мэри обеспокоенно пыталась заглянуть в глаза эльфа, а тот лишь отводил взгляд.

— Пал, от руки своей крови.

Теперь Мэри все поняла. Айс тяжело переживал потерю брата, от этого и происходили все перемены в нем. Девушка взяла эльфа за руку, но никак не могла найти подходящих слов. Руки ее нервно дрожали.

Джейн, беседующая с Дэвидом, неотрывно следила за Мэри. И чем ближе девушка становилась к эльфу, тем уже становился зрачок кошки. Не в силах справиться с чувствами, Мэри обняла эльфа.

— Все будет хорошо.

— Я знаю, — отвечал Айс, обнимая девушку в ответ. На миг его взгляд упал на Джейн, и та резко отвернулась. — Тебе нужно отдохнуть, Мэри.

— Да, пожалуй, пора.

Девушка с сожалением опустила руки, и отправилась в кровать. Айс расстелил свой плащ на полу и лег неподалеку.

— Твоя сестра волшебница? — Спросила Дэвида кошка. Тот кивнул.

— Сестра — волшебница, друг — Наследник престола лесных эльфов.

— Хм, очень любопытно. А что еще ты мне расскажешь?

— А, что ты еще хочешь знать?

— Абсолютно все! — отвечала кошка, кокетливо потягиваясь. — Впереди еще целая ночь! Ты ведь будешь мне хорошим собеседником, и не дашь мне заскучать?

Дэвид и Джейн всю ночь болтали, перебравшись поближе к камину. Лио ни разу не шевельнулся за всю ночь. Мэри спала беспокойно, ей всю ночь снилась отвратительная старуха, что пыталась ее задушить. Айс часто вздрагивал и просыпался от стонов Мэри. Тогда он подходил к ней, и клал свою прохладную руку ей на лоб. На какое-то время девушка успокаивалась. Так и пролетела их первая ночь вдали от дома.

* * *

Едва рассветное солнце позолотило крыши, друзья стали собираться в путь. Айс с беспокойством поглядывал на Мэри. Его тревожило состояние девушки, хотя сама она вела себя, как ни в чем не бывало.

— Я не расслышала, что ты сказал?

Девушка с улыбкой повернулась к эльфу. Айс удивленно выгнул бровь, и покачал головой.

— Я еще ничего не говорил. Тебе, наверное, показалось!

Мэри пожала плечами, и направилась к двери.

— Постой! Я хотел тебе кое-что сказать.

— Да?

— Если опять встретишь на своем пути орка — не стоит его столь пристально рассматривать. Они этого очень не любят. Нам повезло, что у этого было хорошее настроение. Судя по всему, он хорошенько распробовал местное пиво. Договорились?

— Договорились… — густо покраснев, ответила Мэри. — А что ты ему сказал?

— Я просил тебя простить, ведь ты впервые покинула Эльфийский лес, а он был первым встреченным тобой существом, — Мэри хмыкнула в ответ, странно, ведь эльф даже не соврал, разговаривая с орком.

— А что он ответил?

— Ответил, что раз так, то это был для тебя добрый знак, что первым ты встретила именно его.

Мэри пожала плечами и вышла. Дэвид подошел к Айсу.

— О чем это вы?

— Твоя сестра вчера нос к носу столкнулась с не очень трезвым орком.

— Хм, а я и не знал!

— Ничего, все обошлось. А где Джейн?

— О, она, кажется, ушла перед рассветом. Не знаю точно. Я выпил слишком много вина, и все же уснул.

Усмехнувшись, Дэвид взвалил на плечи рюкзак, и отправился к хозяину.

Из города выходили молча. Разговор никак не клеился. Дэвид пытался всех подбодрить, но его глупые шуточки оставались неоцененными. Айс решил все же, поговорить с Мэри. И словно вспомнив о чем-то, приостановил коня, и оказался позади всех. Он решил проверить свою догадку, и попробовал позвать Мэри, мысленно. Так иногда связывались между собой высшие эльфы, и для них это было вполне естественно, но Мэри была человеком. Девушка непонимающе стала озираться. Эльф снова повторил призыв, и на этот раз Мэри точно поняла, откуда идет зов. Она также приостановилась и оказалась с эльфом наравне.

— Ты снова меня звал?

Эльф покачал головой, в глубине его глаз плескалась улыбка.

— Ты услышала? Это эльфийский призыв. Иногда мы так связываемся. И мне кажется, что Великие Боги решили преподнести тебе подарок, в виде этого дара.

— Это странно.

— Не думаю. Это вполне объяснимо, ведь ты просила помощи. И они показали тебе, что они с тобой.

— Но я ведь, даже не Эльф!

— Это не важно! Боги видят суть. Может, ты и родилась человеком, но у тебя эльфийская душа.

Мэри вздохнула, эльф был абсолютно прав. Девушка всей душой любила Эльфийский лес, чтила эльфийские традиции, и не раз уже жалела, что не была рождена эльфийкой.

— Мэри, я хотел извиниться перед тобой. За тот разговор, что произошел еще в Священной Роще.

— Айс, не стоит!

— Нет, Мэри, я хочу, чтобы ты меня правильно понимала. Эмоции нужно скрывать, но ты ведь понимаешь, что отсутствие эмоций, не означает того, что отсутствуют чувства. Ты должна знать, что я очень люблю тебя, — на миг Мэри вздрогнула, но следующие слова заставили ее расслабиться. — Я люблю тебя, Дэвида, Лио и Брэннора. Даже если не всегда показываю это.

— Я знаю.

Мэри улыбнулась. Эльф как всегда был в своем стиле.

Впереди, снова, ждала длинная дорога. Со всех сторон лежал скучный пейзаж. Едва зеленая, пожухлая трава, холмистая местность, практически лишенная деревьев. Иногда на пути встречались огромные, словно выросшие из-под земли, каменные глыбы, одиночно или кучно взмывающие ввысь.

В пути прошло еще три дня, практически ничем не отличающиеся друг от друга. Днем продолжали путь, вечером останавливались на ночлег, выбирая наименее открытое место, найти которое было не так-то просто, учитывая местность. В ночлеге под открытым небом, Мэри не нашла ничего ужасного, вопреки словам Дэвида, и несмотря на то что это было для нее непривычно. Девушка ни разу не пожаловалась на неудобства, в отличие от того же Лио. Мальчишка постоянно жаловался, то ему было холодно, то острые камни впивались в тело во время сна, а то и сам темп путешествия казался ему излишне быстрым.

— Маленький принц! — Смеялась над ним Мэри. — Как же ты собирался стать путешественником? Тебя ведь не устраивает абсолютно все?

— И вовсе не все! Но я ожидал уютных ночлегов на постоялом дворе, а не в чистом поле!

На следующий день, снова показался город. Нужно было пополнить запасы, и друзья снова решили остановиться здесь на ночь.

Город практически ничем не отличался от предыдущего. Грязные, мощенные камнем улицы, серые унылые дома. Горожане подозрительно присматривались к компании наших друзей. Из-за сгущающихся сумерек, город принимал еще более зловещий вид. Мэри поежилась, этот город ей совсем не нравился. Когда хозяйка таверны показала им комнату второго этажа и закрыла за собой дверь, девушка вздохнула с облегчением. Подойдя к окну, Мэри оглядела город. Из окна открывался вид, на серые дома и небольшую площадь, пустовавшую в этот час. Посреди площади стояла огромная виселица, с развевающейся по ветру петлей. Мэри вздрогнула. Теперь она уже жалела, что вообще подошла к окну. Неслышными шагами подошел Айс.

— Как тебе путешествие? Ты уже видела два города.

— Честно говоря, впечатления не самые приятные. Здесь будто Средневековье! Все мрачное и грязное, а посреди города стоит виселица! — Мэри покачала головой. Из-за спины эльфа вынырнул Лио, он как всегда не собирался молчать.

— У нас Средневековье? А я слышал, что у вас в Средневековье ведьм и волшебниц сжигали на кострах! И где после этого страшнее?

Мэри пожала плечами, в чем-то Лио конечно был прав. А если сравнивать роскошные жилища эльфов с грязными улицами людских городов, приходило и понимание того, почему эльфы столь пренебрежительно относятся к людям. Словно читая мысли девушки, эльф покачал головой.

— Ты не права. В нас нет пренебрежения.

Мэри вздрогнула, а Айс продолжал.

— И дело вовсе не в грязных улицах. Наши народы просто слишком разные. Люди торопятся жить, суетятся и делают много глупостей в стремлении что-то изменить в своей жизни. Но их жизнь коротка. Меняются короли, но не меняется жизнь. И сменится не одна королевская династия людей, пока любой из нас доживет свою жизнь. Это не пренебрежение, а скорее непонимание.

— Я прошу тебя, больше не рассуждать о скоротечности человеческой жизни. Не стоит мне лишний раз об этом напоминать, это неприятно. Ведь я и есть человек, если ты помнишь, — сказала Мэри, отвернувшись к окну. Щеки ее полыхали от негодования. Слова эльфа, о короткой жизни людей, резали слух, и острыми осколками осыпались прямо в душу. Она не хотела сейчас смотреть на Айса, ведь боялась наговорить ему лишнего. Жизнь. Эта тема была для нее больной. Айс с беспокойством посмотрел на Мэри. Эльф протянул к ней руку, но не решился ее коснуться. Отступив на шаг назад, Айс тряхнул головой.

— Прости, я не хотел тебя обидеть. Я лишь хотел, чтобы не было недопонимания. И, кажется, снова все испортил.

Эльф развернулся, оглядел остальных, и вышел из комнаты. Дэвид укладывал по мешкам купленные запасы еды, и делал вид, что ничего не замечает. Лио спал. Едва переступив порог комнаты, мальчишка радостно рухнул на кровать, и тут же уснул. По его лицу, даже во сне, блуждала блаженная улыбка. Наконец он получил желаемое. А именно, теплую и мягкую кровать.

Глядя на него, Мэри тоже улыбнулась. Вот уж у кого сейчас не было никаких проблем. Вернувшись к окну, Мэри прислонилась лбом к стеклу. За окном уже стемнело, и мало что можно было разглядеть. В этот момент темноту ненадолго разрезала полоска света. Это кто-то вышел из таверны. Мэри пригляделась. На площадке стоял Айс. В свете выглянувшей луны, его волосы казались посеребренными. Эльф стоял, глубоко дыша и глядя на звезды. Теперь, в лунном свете, видимость значительно улучшилась. Мэри разглядела три тени крадущиеся вдоль стен. Дверь таверны снова открылась, и эльф повернулся туда. Мэри ничего не слышала, но знала, что эльфа окликнули. Она чувствовала, что начинается что-то недоброе. Открыв окно, девушка высунулась наружу, пытаясь разобраться в происходящем.

— Интересно, что ты делаешь, так далеко от своего леса? — донеслись снизу слова вышедшего человека. Айс опустил голову, и, прислушиваясь к шорохам, пытался на звук определить, сколько человек у него за спиной. Затем, утвердившись в количестве крадущихся, гордо выпрямился и прямо взглянул на говорившего.

— Это не должно никого касаться.

— А меня касается! Я от природы любопытен!

— Я вынужден оставить это любопытство без удовлетворения, — Айс поднял глаза и увидел в окне Мэри. Девушка стояла, чуть дыша, сложив ладони на груди. Глаза ее были полны тревоги. Айс покачал головой.

— Все хорошо, — услышала девушка голос эльфа, звенящий у нее в голове. Говоривший человек проследил за взглядом эльфа, и усмехнулся.

— О, да ты тут не один! Ты с дамой! Какая удача! Разделаюсь с тобой и загляну наверх, передать ей свой пламенный привет!

Мэри отпрянула от окна и оглянулась. Она хотела позвать Дэвида на выручку Айсу, но того в комнате уже не было. Девушка вернулась к окну, не зная что ей делать, но в этот момент ситуация изменилась. Из дверей вылетел Дэвид, с табуреткой наперевес.

— Да, эльф тут не один! И не только с дамой, но и с другом! — вскричал парень, обрушивая табурет на голову незнакомца. Табурет разлетелся на части, а мужчина рухнул как подкошенный. Айс удивленно выгнул бровь, оглядывая Дэвида, стоящего с уцелевшей ножкой табурета в руке.

— Табурет?

— Первое, что попалось под руку! — пожал плечами парень.

А дальше им было уже не до разговоров. Прятавшиеся до этого в тени люди, кинулись на них. Драка завязалась жаркая. Нападавшие мужчины в темных плащах были вооружены короткими клинками, и тут же пустили их в ход. Эльф тоже достал свой, благо он еще не успел полностью разоружиться, когда выходил на улицу. А вот у Дэвида оружия не было, и ему приходилось беспрестанно отражать удары клинка, ножкой от табуретки. Нападавший уже начал явно выигрывать, но тесня Дэвида, загнал его к самой стене. Спиной Дэвид ощутил что-то лишнее, не вписывающееся в общую обстановку. Запустив руку за спину, Дэвид нащупал древко. Злорадно улыбаясь, он вытянул вперед руку, вместе с найденным предметом. Им оказались вилы. Столь неожиданный поворот событий повлек за собой легкую заминку. Опешивший нападавший, даже на миг опустил клинок. Но Дэвид был настроен серьезно. Вилы в его руках оказались страшным оружием. И теперь уже незнакомец вынужден был отступать.

Айсу приходилось сложнее. Он сражался одновременно с двумя нападавшими, и находился в постоянном движении. Он вынужден был постоянно уклоняться, то нагибаясь, то подскакивая, отражая и парируя удары. Движения эльфа были легки и отточены, в них не было ничего лишнего.

Мэри дрожа, стояла у окна, и неотрывно следила за эльфом. Но каково было ее удивление, когда лицо эльфа попало в луч света, и она разглядела на нем улыбку. Задыхаясь от негодования, девушка схватилась за подоконник обеими руками. О чем думает этот сумасшедший эльф? Что же в ситуации могло его так развеселить? Ведь он же точно знает, что она сейчас смотрит на него, и все равно продолжает это делать! Он заставляет ее переживать! И похоже, вообще не воспринимает происходящее всерьез.

Мэри отвернулась от окна, решив, что больше не будет на это смотреть. В этот момент раздался стук в дверь. С замиранием сердца Мэри подошла туда.

— Госпожа, прошу Вас, откройте! — услышала Мэри тихий голос хозяйки. Облегченно вздохнув, Мэри приоткрыла дверь. На пороге стояла хозяйка таверны, с бледным и испуганным лицом.

— Госпожа! Вы должны срочно покинуть это место! Если вы останетесь, то подвергните опасности и себя, и меня! Эти люди, что напали на ваших друзей, настоящие разбойники! Они уже пытались узнать у меня про вас, когда вы заселились. Но я ведь и сама ничего не знаю! А, кроме того, когда началась драка, один из сидящих в зале, попросил вывести его через заднюю дверь, и щедро заплатил за это! Это кажется слишком уж подозрительным! Я не думаю, что вы плохие люди, и надеюсь, что прислушаетесь к моему совету! Эта таверна, все, что у меня есть! Прошу вас…

Мэри оглянулась на спящего Лио. Похоже, не судьба ему как следует выспаться.

— Как вас зовут?

— Эльза, госпожа.

— Добрая Эльза! Спасибо вам, что рассказали это. Мы непременно покинем это место, и не станем подвергать вас опасности. Прикажите оседлать наших лошадей, мы уходим.

Хозяйка поклонилась и вышла. Мэри вновь кинулась к окну. На улице было тихо и пусто. За одно мгновение сотни страшных мыслей пронеслись в голове девушки. Она кинулась к двери, но на пороге столкнулась с Айсом. Эльф поймал девушку в свои объятия, и непонимающе заглянул в ее глаза полные слез.

— Мэри, все в порядке. Ничего страшного, мы целы и невредимы.

Девушка сделала судорожный вдох, и отошла на шаг, чтобы оглядеть эльфа с ног до головы. Он действительно был цел, и лишь слегка запылен.

— Как ты мог? Для тебя это шутка? Ты даже не представляешь, чего я успела натерпеться, пока ты там развлекаясь, махал клинком! Ведь я переживаю! За вас обоих! — прокричала Мэри, напоследок больно ткнув Дэвида кулаком в плечо. А тот вообще ничего не понимал, только зашел в комнату и сразу получил. Мэри вытерла слезы, и взяв себя в руки, продолжала. — Собирайтесь, нам нужно уходить. Хозяйка сообщила, что нам грозит опасность. Наши лошади уже оседланы.

Лио был бесцеремонно сдернут с кровати, и беспрестанно ворчал, но, тем не менее, собрался быстро. Мальчишка не понимал что происходит, но все же, решил не упрямиться и отложить свои капризы на потом, подозревая, что была веская причина для скорого отъезда.

Из города выходили тихо. Городские ворота были уже закрыты на ночь, и друзья воспользовались маленькой неприметной дверцей в крепостной стене, про которую им рассказала Эльза.

— Может, стоит свернуть с дороги? — спросил Дэвид.

— А смысл? Насколько я поняла, мы в степи! Слишком открытая местность, замечательный обзор. Думаю, не стоит раньше времени мучить лошадей бездорожьем.

— Разумно, — согласился с девушкой Айс.

— А вы что, думаете, будет погоня? — влез в разговор Лио.

— Этого нельзя исключать. Нападавшие на нас разбойники, слишком легко сдались, и резко растворились в ночи. Думаю, это было неспроста.

— Да, — Мэри наморщила лоб. — Эльза говорила, что с ними был еще человек. Он просил вывести его через черный ход. Но что им было нужно?

— Я не знаю, — вздохнул эльф. — Сначала было похоже, на то, что они просто решили поживиться моим кошельком. Но думаю, тогда бы они не останавливались. Все это слишком подозрительно.

— В двух днях пути от нас находится Кошачий Лес, можно пройти по окраине их земель, и тогда мы изрядно сэкономим время пути. Да и вряд ли кто-то последует за нами туда. — вмешался Дэвид. Мэри растерянно оглянулась на эльфа, а тот нахмурил брови.

— В чем дело? — спросила девушка.

— Мы находимся не в лучшем положении. С одной стороны Кошки. Они опасны, но возможно нам удастся от них откупиться. С другой стороны неизвестные нам неприятели. Мы знаем о пяти, и от них в случае необходимости мы легко отобьемся. Но мы не знаем, какую именно цель они преследуют, и что им от нас надо. К тому же, есть вероятность, что их намного больше пяти. И в этом случае, я уже не ручаюсь за исход сражения, ведь с нами ты и Лио.

— Тогда к Кошкам, — рассудила Мэри. Она прекрасно поняла то, чего не договорил Айс. В бою от нее толку мало. Айс и Дэвид, сражаясь с превосходящими силами, будут отвлекаться, заботясь о ее безопасности. И это явно не пойдет им на пользу.

Айс кивнул, и пришпорил коня. Остальные двинулись за ним. И снова дорога пролетала под копытами крепких эльфийских лошадей. Каждый снова погружался в свои мысли.

Мэри размышляла над всем пережитым сегодня, и делала неутешительные выводы. За ней неотступно следовала мысль, что она зря навязалась в это путешествие. Наверное, Айс был прав. Ей не хотелось быть обузой в пути, но кажется так и происходило. Она не могла постоять за себя. Из оружия, девушка неплохо владела луком, но он был бесполезен в ближнем бою. И к тому же, Мэри не уверена была в том, что сможет выстрелить в живого человека. Да и магия ее была бы абсолютно бесполезна. Мэри перебирала в уме все выученные заклинания, и не могла найти среди них того, которое могло бы пригодиться в схватке. Хотя, она вспомнила хорошее заклинание, для вызова огня. Ну, не поджигать же врагов заживо? От этой мысли девушку передернуло. Она посмотрела на спину скачущего впереди Эльфа, и попыталась мысленно его позвать. Но что-то, она делала не так. Оказалось, что слышать эльфа гораздо проще, чем передать свою мысль. Пытаясь дозваться эльфа, Мэри меняла громкость и интонацию в своих мыслях, но ничего не происходило. Тогда отчаявшись, девушка решила последний раз позвать Айса, вложив в этот зов все свои чувства. И внезапно поняла, что определенно была услышана. В голове тут же зазвенел голос эльфа.

— В чем дело?

Мэри прикрыла глаза, и перед ее внутренним взором возникло встревоженное лицо эльфа. Девушка сосредоточилась и мысленно отвечала ему.

— Ты был абсолютно прав, я совершенно не готова к схваткам. Но дело не в том, что я не умею драться. Просто от одной лишь мысли, об убийстве, меня пробирает дрожь. Я не смогу, просто не смогу.

— Никто из нас не хочет убивать. Но это неизбежно. Пойми, едва ли кто-то из нас испытывает радость, обрывая чью-то жизнь. Но этот мир жесток. И если ты хочешь остаться в живых, приходится мириться с этим. И подстраиваться под него. Поверь, я никогда не причиню вреда безоружному, никогда не трону никого первым, пока не тронут меня. Но если враг летит на тебя, с обнаженным клинком, с залитыми кровью глазами, и не собирается оставлять тебя в живых, что сделать? Позволить ему убить себя? Я не вправе распоряжаться своей жизнью. Я принадлежу Клану. А ты принадлежишь миру. Все чудовищно просто — убей, или будь убитым. Я не говорю, что это устраивает меня, но такова реальность. И ты должна с ней смириться. Это важно. А лучше вообще поменьше об этом думай. В реальном бою нет времени на размышления, ты борешься за свою жизнь и жизни своих близких.

— Возможно, ты прав.

Девушка задумчиво посмотрела на звезды. Она решила последовать совету эльфа, и не омрачать себя этими мыслями. Лучше любоваться красотой этих ярких, холодных звезд, отгоняя от себя все лишнее. Вот звезды, они совсем не похожи на те звезды, на которые она любила смотреть из окна своей спальни. Эти звезды висели так низко над головой, что казалось, достаточно протянуть руку, чтобы коснуться их лучей. Такие огромные, прекрасные и вечные… Для них точно не важна человеческая жизнь, плохая она или хорошая, но такая короткая. Сотни человеческих поколений сменятся, а эти звезды, все так же будут светить, даря миру свою юную красоту.

Тут Мэри перевела взгляд со звездного неба, на спину Айса. Судьбы звездного неба и эльфийского народа были столь похожи, что девушка уже сама запуталась, размышляла ли она о звездах или о бессмертных эльфах. Да, они похожи, и для тех и других, жизнь человека — лишь малая капля, в бушующем океане бытия.

Девушку больше не пугала эта мысль, она уже поняла, что у нее нет другого выбора кроме как смириться с этим. Такой ей выпал жребий, и раз уж изменить ничего нельзя, нужно послушаться совета старого Брэннора, и радуясь тому, что у нее есть, жить сегодняшним днем. Мэри встряхнула головой и улыбнулась. Наконец-то она действительно была готова всей душой принять эту мысль. А значит, примет и остальные, тогда, когда будет к этому готова.


* * *

К исходу второго дня друзья достигли Кошачьего леса. Поросший мхом и папоротниками, с заплетенными лианами огромными деревьями, лес этот более всего походил на джунгли. Видимость из-за обилия растительности была плохая, и Айс предложил не углубляться пока в лес, а остановиться на ночь здесь. Он нашел неплохую поляну неподалеку, и дал команду к привалу.

— Дэвид, мы с тобой соберем достаточно дров. Ночь предстоит долгая, нужно быть начеку. Мэри и Лио — за вами ужин. Идем!

Договорив, эльф кивнул Дэвиду и двинулся с поляны. Лио вздохнул, и сняв свой лук, положил его рядом с мешками.

— Запасов осталось мало, пойду, поищу фрукты, пока еще хоть что-то видно. Ты не боишься оставаться одной?

— Я больше боюсь отпускать тебя одного, — рассмеялась девушка. Лио подмигнул ей в ответ.

— Я быстро, честно-пречестно! Возьми мой лук, на всякий случай, и держи поблизости.

— А как же ты?

— У меня есть кинжал. Но я думаю, что он мне пока не понадобится. Мы еще не настолько далеко зашли в лес. Не волнуйся, я быстро.

И Лио легкими шагами исчез за густой листвой, постоянно вертя головой во все стороны. Мэри вздохнула, она беспокоилась за Лио, но знала, что отговаривать его было бесполезно. Слишком силен был в нем бунтарский дух.

Девушка решила оглядеть поляну. На ее взгляд, место было уж слишком открытое. Поляну эту опоясывали огромные деревья, с вывернутыми из земли корнями. Оглядев их поближе, девушка нашла одно особо удачное. Толстые многолетние лианы со всех сторон взбирались на ствол дерева, переплетаясь и образуя собой своеобразный природный шалаш. Мэри заглянула внутрь, там легко могли разместиться несколько человек. Девушка улыбнулась, довольная своей находкой. Но в этот миг, резкий звук заставил ее вздрогнуть. Мэри резко натянула тетиву лука и обернулась, готовая стрелять в любой момент.

— Спокойно, Мэри, это я! — сказал Айс, поднимая руки. — Я принес дров, и наверное сделал это слишком громко. Прости.

— Ничего, и ты меня прости. Просто столько всего навалилось, что нервы начинают сдавать. А уж после всех этих разговорах, об опасностях, подстерегающих на каждом шагу…

Девушка опустила оружие и виновато улыбнулась.

— Эй, не переживай. Ты умница, ты сделала все верно.

— Похоже, ты натренировал меня даже слишком хорошо! — Поверь мне, в этом случае, никогда не бывает «слишком»!

Эльф кивнул Мэри, и собирался вновь уйти, но не успел он сделать и пары шагов, как обеспокоенно остановился. Мэри поняла, что он прислушивается к голосу леса, и слышит в нем нечто лишнее, недоступное ее собственному слуху.

— Мэри, спрячься. Сюда идет кто-то чужой, шаги слишком отличаются от знакомых мне.

Девушка не стала спорить, и вернулась к дереву, спрятавшись за лианами, и прихватив с собой лук. А эльф в это время отступил на середину поляны, и старательно запоминал каждый торчащий корень, каждый лежащий камень. Повернувшись в сторону шагов, Айс обнажил два тонких эльфийских клинка, до того времени мирно покоившиеся в ножнах за его плечами. Мэри забеспокоилась, эльф редко пользовался сразу двумя клинками, но, похоже, сейчас был особенный случай.

Навстречу эльфу, раздвигая ветви и разрубая лианы, выходили двое. И Мэри сразу же узнала их темные плащи и короткие клинки. Это были те самые негодяи, что напали на Айса у таверны. Выходит, они просчитались, и погоня все же была.

— О, вот ты где, мальчик эльф! А мы-то тебя везде искали! Правда, Шин? — Сказал здоровяк в плаще, подмигивая своему товарищу. Тот, кого назвали Шин, злобно осклабился. — За нами ведь должок перед вами, за разбитую табуретку. Не так ли? Жаль, из-за этой проклятой деревяшки, я пропустил все веселье! Но уж сейчас то, я восполню упущенное сполна!

— Что вам надо? Зачем вы преследуете нас?

— Хм, слишком много вопросов!

— И все же?

— Нам нужен ты! — и здоровяк без предупреждения кинулся на эльфа с обнаженным клинком. Айс отпрыгнул и пропустил удар мимо себя. Тогда здоровяк зарычал и вновь бросился в атаку, подавая приятелю знак присоединиться. Так Айсу вновь пришлось сражаться с двумя, но это казалось, его не очень-то и тревожило. Мэри неотрывно следила за схваткой и видела, что Айс сражается легко и непринужденно, словно в пол силы. Его клинки блестели то тут, то там, создавая вокруг эльфа непроницаемую защиту. А его противники напротив, вкладывали огромные силы в каждый удар, и из-за своей злости совершали много лишних движений. К тому же Айс хорошо изучил поляну, и словно окрыленный, порхал над ней, едва касаясь земли. Здоровяк и Шин, беспрестанно спотыкались и путались в корнях, по очереди ругаясь грязными словами. Продолжаться так, могло бы еще долго, если бы в этот момент на поляну не вывалился бы Лио. Мальчишка нес впереди себя фрукты, завернутые в плащ. Его появление на поляне вызвало легкую заминку.

— Что делать с мальчишкой, Шин? — спросил здоровяк.

— Убей его! — безразлично ответил тот. Мэри вздрогнула в своем убежище. Она вдруг поняла в полной мере значение слов Айса. Убей или будь убитым. Девушка вдруг почувствовала, как внутри ее начинает закипать ярость.

А в этот момент ситуация на поляне резко изменилась. Айс неистово сражался за свою жизнь, но после слов подлого разбойника, отвлекся, чтобы помочь брату, и тут же получил сильный удар рукоятью в голову. От подлого удара, нанесенного совершенно неожиданно, эльф потерял сознание.

Для Мэри это оказалось последней каплей. Она выпрямилась во весь рост, и уже не скрываясь, шагнула на поляну. Она вдруг почувствовала огромную силу внутри себя, которая металась, ища выхода наружу. В голове вдруг четко всплыли слова заклинания, и Мэри уже точно знала, что ей делать.

Здоровяк подходил все ближе к мальчишке, но тот вдруг резко полоснул его кинжалом. Здоровяк зарычал и кинулся на обидчика. Отступая, Лио неудачно поставил ногу и упал, потеряв равновесие. Оказавшись на земле, Мальчишка продолжал отползать назад.

А Шин в это время, склонился над бесчувственно лежащим Айсом.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 516