электронная
36
печатная A5
257
12+
История одного ограбления

Бесплатный фрагмент - История одного ограбления

Объем:
60 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-5704-5
электронная
от 36
печатная A5
от 257

История одного ограбления

Я никогда не понимал увлечения Джанкарло всякими техническими штучками. Я недоумевал, как можно часами сидеть, копаясь в каких-то проводках, перебирая какие-то штучки, размахивая при этом направо и налево раскаленным паяльником. Джанкарло все время подтрунивал надо мной, удивляясь, как я, вроде бы не обделенный матушкой-природой ни здравым рассудком, ни хорошей памятью не мог запомнить названия и назначения всех этих резисторов, триодов и диодов. А мне, признаюсь, до них не было никакого дела. Меня больше интересовали девочки, дискотеки и другие прелести этой жизни, о которых я вовсе не собирался отказываться. Вот и сейчас, когда мой друг, окутанный сизым облаком горелой канифоли, пытался возвратить к жизни старый приемник, я, сидя на подоконнике и покуривая сигарету, тоскливо смотрел в окно.

Джанкарло сегодня не везло. Как он не старался, старенький, найденный где-то на свалке приемник упорно не хотел издавать ни звука. В конце концов, Джанкарло сдался и, выдернув из розетки паяльник и отшвырнув приемник в сторону, беззаботно проговорил:

— А не поехать ли нам к морю?

— К морю? — удивленно переспросил я, едва не проглотив сигарету.

— Да, к морю, — Джанкарло блаженно потянулся.

— Что мы будем там делать? — я невесело вздохнул. Предложение Джанкарло было более чем заманчивым. Я и сам не однажды намекал ему, что нам пора бы немного и передохнуть. Прикрыть доставшуюся Джанкарло по наследству от отца лавочку по ремонту радиоаппаратуры, и махнуть на денек-другой к морю. Полежать на желтом песочке, понежиться на теплом солнышке, познакомиться с парочкой длинноногих девиц. В общем, расслабиться по полной программе. Но мои намеки оставались безответными. И вот сам Джанкарло — тихоня и нелюдим Джанкарло предлагает мне осуществить одно из моих заветных желаний.

— Как мы туда поедем? — я все еще не понимал, шутит ли Джанкарло или говорит правду.

— На машине, — с довольной улыбкой проговорил Джанкарло. — У тебя ведь есть машина.

— Есть, — согласился я, вспоминая о старой развалюхе, которую с трудом можно было назвать автомобилем. — Но где мы возьмем деньги на бензин?

— Но у нас ведь есть сбережения, — довольная улыбка стала понемногу сползать с лица Джанкарло.

— Да, — согласился я, бросая косой взгляд на небольшой металлический ящик на стеллаже. В этом, запертом на ключ сейфе хранились все наши сбережения, которые мы не успели потратить на кино, мороженое и девочек. Мы с Джанкарло не были мотами, при любом удобном случае откладывали на черный день несколько сот лир. Но той суммы, что лежала на дне ящика, нам вряд ли бы хватило на дорогу в одну сторону. Что уж там говорить о каких-то развлечениях.

— Ты, я вижу, не хочешь к морю? — радостное настроение стало понемногу покидать Джанкарло.

— Почему не хочу? — я пожал плечами и выплюнул через раскрытое окно давно погасшую сигарету. — Очень даже хочу.

— Тогда в чем дело? — Джанкарло привередливо взглянул на меня.

— Как будто ты не знаешь, — я неторопливо сполз с подоконника. — Все дело в деньгах.

— Их можно у кого-нибудь одолжить, — в голосе Джанкарло зазвучали грустные нотки.

— А отдавать как?

— Тут ты прав, — Джанкарло тяжело вздохнул. Его затея с морем оказалась бесполезной.

— Я всегда прав, — пробурчал я и снова взгромоздился на подоконник. Мне очень хотелось поехать на море. Одному или с Джанкарло — все равно. Лишь бы видеть перед собой безбрежную водную гладь, слышать пронзительные крики чаек, и ни о чем не думать и ни о чем не беспокоиться. Не думать, что еще на прошлой недели мы обещали отремонтировать синьоре Нине телевизор. Не думать, что у тебя за душой всего лишь какая-то сотня лир. Не думать, что на завтрак у тебя опять будут макароны без масла и кетчупа. С досады я опять закурил. Мечта о море разлетелась в прах. Я снова стал уныло смотреть в окно, за которым соседка развешивала на веревках застиранное белье, а мальчишки снова пытались выяснить, кто из них попадет камнем в окно старика Пипетто, которого в нашем квартале ненавидели все без исключения. Вот один из мальчуганов совершил удачный бросок. Стекло зазвенело и разлетелось на куски. При звуке разбитого стекла соседка вздрогнула и оглянулась, мальчишки с восторгом и ревом понеслись прочь с места преступления, а старый ворчун Пипетто, высунувшись из окна, что-то долго кричал им вслед и махал сухоньким кулаком.

Джанкарло снова принялся реанимировать приемник. Всю основную работу в мастерской выполнял он. Он был непревзойденный мастер по части микросхем, приемников, телевизоров и прочей радиоаппаратуры. Но, что касалось математики, тут он был полный профан. Джанкарло не мог даже правильно сложить два числа. А что касается процентов, налогов, расценок — тут для него было все просто окутано мглой. Для этой цели он и пригласил меня помочь ему. Я был у него и кассиром, и банкиром, и еще бог знает чем. Все, что касалось денег — это была моя стихия. Джанкарло даже не вдавался в подробности, какие финансовые махинации приходится мне совершать, чтобы одурачить клиентов на сотню-другую, чтобы утаить от финансовых инспекторов истинные наши доходы. И все ради того, чтобы железный ящик на стеллаже никогда не оставался пустым.

Глядя, как Джанкарло озабоченно ковыряется в приемнике, мне стало его немного жаль. С каким удовольствием он предложил мне эту поездку к морю, и с каким разочарованием он принял мой отказ. Но разве я не желал того же? Я, может, еще больше, чем Джанкарло горел оказаться сейчас где-нибудь на пляже, а не в этой пропахшей припоем и канифолью конуре.

— Ладно, — я спрыгнул с подоконника и выхватил у Джанкарло паяльник. — Едем к морю.

— Вот дела! — ошеломленно присвистнул Джанкарло. — Пять минут назад ты крутил носом, а сейчас командуешь отправление?

— Черт с ними с деньгами, — я выудил их сейфа деньги и тщательно пересчитал их несколько раз. — На бензин хватит, а там что-нибудь придумаем.

Джанкарло изумленно посмотрел на меня, но ничего не сказал. Аккуратно составив приемник на пол, он не спеша стал прибираться на столе, бережно раскладывая по разным ящичкам и коробочкам все свое богатство.

— Ну, так мы едем? — я нетерпеливо смотрел на друга.

— Дай хоть немного прибраться, — отмахнулся Джанкарло.

— Или сейчас, или никогда! — я похлопал по карману, в который я успел переложить все наши сбережения.

— Сейчас! — проговорил Джанкарло и, оставив все, как есть, направился к выходу.

Не прошло и получаса, как мы мчали на старой дребезжащей машине к морю. Погода была великолепная. Джанкарло, не боясь сквозняка, опустил все стекла и мы, обдуваемые свежим ветерком, спешили навстречу своей мечте. И совершенно не хотелось думать ни о сломанном приемнике, ни о том, что после того, как мы заправили машину, у нас за душой осталось всего какая-то пара сотен лир. Мы наслаждались долгожданной свободой, мы упивались грезами о том, как мы будем валяться на горячем песке и блаженно вдыхать аромат морского воздуха, пропахшего солеными брызгами и запахом кипарисов.

— Давно нужно было послать все к черту и отправиться к морю, — Джанкарло управлял машиной одной рукой, а вторую свесил из окна.

— Давно, — согласился я. — Это все ты тормозил.

— Сам ты тормозил! — обиженно буркнул Джанкарло. — Ведь это была моя идея.

Я не стал возражать. Пусть Джанкарло упивается своей идеей, хотя если бы не я, то вряд ли бы этот домосед решился на такую авантюру. Промахав изрядную часть пути, я сменил Джанкарло за рулем. Меня всегда раздражала его основательность в работе, его аккуратность и излишняя неторопливость. Я не мог долго оставаться на одном месте, не мог долго заниматься одним и тем же делом. Меня постоянно тянуло сменить обстановку, что-то изменить если не в своей жизни, то хотя бы в себе. И вот, сидя за рулем старенького автомобиля, я решил оторваться. Джанкарло тащился как черепаха, соблюдая правила дорожного движения и ограничения скорости, которые повсюду были наставлены вдоль дороги предусмотрительной полицией. Я же любил скорость. Я любил гонки. Любил, когда выброс адреналина в кровь кружил голову и заставлял трепетать сердце. Я нажал на газ и постарался выжать из старушки все, на что она была способна. Джанкарло одернул меня:

— Ты что? Обалдел? Разве не видишь, что здесь ограничение!

— К черту ограничения! — бросил я и еще сильнее надавил на педаль газа. Машина взревела и помчалась по шоссе, выбрасывая из-под колес мелкие камушки. Казалось, что она не едет, а летит над липким, расплавившимся от жары асфальтом.

— Придурок! — пробубнил Джанкарло, поправляя ремень безопасности.

— Ты еще увидишь, на что способна наша старушка! — я решил немного поразвлечься и попугать друга. Но тот, знавший меня не один год, не обратил на мою браваду никакого внимания.

— Смотри, — лишь произнес он. — Чтобы твоя старушка не рассыпалась.

— Не рассыплется, — заверил я Джанкарло, и тут машина издала странный хрипящий звук, и мотор заглох. Я интуитивно нажал на тормоз. Если бы я не успел это сделать вовремя, то машина запросто могла оказаться в кювете.

— Накаркал! — недовольно проворчал я, выбираясь из машины и открывая крышку капота, из-под которого валил густой вонючий дым.

— Сам виноват! — Джанкарло вылез за мной следом, чтобы немного размять затекшие ноги. — Ну, что там?

— Ничего утешительного! — обречено вздохнул я. — Мотор сдох!

— И надолго? — Джанкарло с видом заправского знатока заглянул под крышку капота.

— Надолго! — раздраженно отрезал я.

Джанкарло, чтобы не мешать мне, отошел в сторону. Если по части радиотехники он был настоящий ас, то в машинах он не смыслил ровным счетом ничего, если не считать того, что он умел водить. Но и водитель из него был никудышный. Если Джанкарло и решался сесть за руль, то только за городом, да и то тогда, когда вокруг не было ни одной машины. Закурив сигарету (вот дурацкая привычка, пора бы давно от нее избавиться), я стал ковыряться в раскаленном моторе, пытаясь возвратить его к жизни. Но мотор заглох навсегда. Все мои попытки оказались безрезультатными. Джанкарло сидел в сторонке и, жуя травинку, наблюдал за мной. По выражению моего лица он догадался, что сделать ничего не удастся.

— Чертова машина! — выругался я, захлопывая крышку. — И угораздило же ее сломаться прямо на полдороги!

— И что мы будем делать? — Джанкарло ждал от меня решений.

— Что делать? — я присел рядом с Джанкарло и стал вытирать замасленные руки тряпкой. — Откуда я знаю?

— Домой? — Джанкарло вопросительно посмотрел на меня.

— Вот еще! — вспыхнул я, забрасывая тряпку в открытую дверцу. — Мы не для того поперлись в такую даль, чтобы на полпути повернуть назад.

— Но ведь машина сломалась.

— Ну и что из этого? — я недоуменно пожал плечами. — Если и придется ловить попутку, так уж до моря. Что дома делать?

— Нечего, — согласился Джанкарло и, поднявшись с земли, стал отряхивать пыль со штанов.

Я снова закурил. Проклятая машина полностью расстроила наши планы. Но возвращаться домой я не собирался. Ехать же к морю в нашем положении было бессмысленно. Пока у нас была машина, мы могли хоть на что-то рассчитывать. А теперь? Теперь нам оставалось уповать на его величество случай или на самого господа бога.

— Послушай, — Джанкарло отрешенно смотрел куда-то вдаль. — А это не городок там виднеется?

— Где? — я посмотрел туда, куда указывал Джанкарло. — Что-то вроде того.

— Ну? — Джанкарло побуждал меня к действиям.

— Что ну? — не понял я.

— Там, возможно, есть автомастерская.

— А деньги у тебя есть? — я тоскливо посмотрел на свою машину.

— Нет, — грустно протянул Джанкарло. — Но там может быть телефон.

— И чем он нам поможет? — я недоверчиво посмотрел на друга.

— Можно будет позвонить моему отцу, чтобы он выслал нам хоть сколько-то. Или у тебя есть другие предложения?

— Других предложений нет, — мне пришлось согласиться с Джанкарло. Оставив свою старушку посреди дороги, (кто на нее позарится?) мы неторопливо зашагали по направлению городка.

До него оказалось не так уж и близко. Прошел час или чуть больше, когда мы приземлились за столик в единственном на этот небольшой и захудалый городок кафе.

— Что будете заказывать? — к нам подплыла пышногрудая девица с рыжей копной волос на голове.

— Пива, — я протянул официантке наши последние деньги.

— И все? — удивилась официантка.

— И все, — с жестом разгулявшегося аристократа произнес я.

— А от вас можно позвонить? — Джанкарло глазами впивался в девицу.

— Телефон у стойки, — бросила девица и, сунув деньги в карман передника, отправилась выполнять наш заказ. Джанкарло пошел следом за ней.

Ждать пришлось довольно долго. Пиво оказалось теплым и прокисшим, но выбирать не приходилось. Джанкарло долго разговаривал по телефону, потом так же долго болтал с официанткой. Наконец, он вернулся за столик.

— Ну что? — я кивнул в сторону телефона.

— Все в порядке, — махнул рукой Джанкарло. — Отец, конечно, вначале долго ругался, и…

— Что и? — я сгорал от нетерпения.

— И сказал, что не даст ни лиры.

— Прекрасно! — воскликнул я. — И что нам теперь делать?

— Не знаю, — Джанкарло пригубил пиво. — Ты у нас генератор идей, вот ты и думай.

— Ты и думай! — передразнил я. — Выбрались, называется, к морю! Машина сломалась. Денег ни лиры! Да еще в этом чертовом городишке абсолютно нечем заняться.

— Я бы не сказал, — тихоня Джанкарло как-то странно оживился. — Здесь тоже есть свои прелести.

Джанкарло искоса посмотрел в сторону официантки. Заметив его взгляд, она смущенно улыбнулась.

— Прелести! — ворчал я себе под нос, заметив, что Джанкарло меня совершенно не слушает. — Ничего себе прелести!

Но Джанкарло не обращал внимания на мои замечания. Потягивая пиво, он умиленно смотрел в сторону рыжеволосой девицы, которая салфеткой демонстративно вытирала стол.

— Как ее зовут? — я понял, куда направлен взор Джанкарло и решил поиздеваться над другом, который за свою жизнь не успел обворожить ни одной женщины.

— Кого? — не понял Джанкарло.

— Официантку.

— Франческа, — Джанкарло сконфуженно опустил глаза.

— Вот как! — изумленно воскликнул я. — Ты уже успел с ней познакомиться? Ну и тихоня!

— Да будет тебе! — отмахнулся Джанкарло и перевел взгляд в другую сторону.

— А она тебе подходит, — я стал потешаться над нерешительностью Джанкарло. — Только смотри, чтобы она не задушила тебя в своих объятьях. У вас разная весовая категория.

— Да пошел ты! — Джанкарло обиделся.

Я замолчал. Пиво закончилось, а на то, чтобы заказать себе еще кружечку, у нас не было больше денег. У нас вообще не было денег. Ни на пиво, ни на то, чтобы продолжить свою поездку к морю, ни даже на то, чтобы вернуться домой. Мы застряли посреди пути. Мы застряли в забытом богом и людьми городишке с названием, которого мы даже не знали. Оставалось надеяться лишь на то, что судьба к нам будет благосклонна и подбросит нам хоть малейший шанс. И этот шанс не заставил себя ждать. Он подошел к нам в облике пышногрудой рыжеволосой официантки по имени Франческа.

— Что, мальчики? — девица глупо улыбалась. — У вас проблемы?

— Проблемы? — оторопело переспросил я. — У нас нет проблем. Хотя… У нас по дороге сломалась машина и…

— И закончились деньги? — Франческа не дала мне договорить.

— Вы удивительно проницательны, — я отважился сделать даме комплимент.

— Вы не первые, от кого я слышу такое, — заметила Франческа. — Могли бы придумать что-нибудь поинтереснее.

— Но это правда! — пробормотал Джанкарло.

Франческа недоверчиво усмехнулась.

— Вы скажите еще, что вы направлялись к морю.

— Откуда вы знаете? — изумленно воскликнул я.

— Поверьте мне, — Франческа полотенцем смахнула со стола крошки. — Все, кто проезжает через наш городок, едут к морю, или с моря. И у половины из них ломается машина. И знаете почему?

— Почему?

— Потому что они думают, что если девушка хороша собой, — Франческа выпрямилась, выставляя на обозрение все прелести своего тела. — То ее легко заполучить.

— Мы так не думаем, — в один голос с Джанкарло проговорил я.

— Врете! — отмахнулась Франческа и направилась к барной стойке. Сделав пару шагов, она вдруг остановилась и снова повернулась к нам. — Хотя, мне кажется, что вы действительно говорите правду. Я попробую вам помочь.

Она подошла к телефону, сняла трубку. О чем она разговаривала, мы не слышали. Ожидая помощи от доброжелательной и снисходительной официантки, мы уныло смотрели в окно. Напротив кафе находилось здание местного банка или что-то вроде того.

— Интересно, — задумчиво протянул я. — В этом банке много денег?

— А тебе какая разница? — удивился Джанкарло.

— Да так! — я невольно улыбнулся. — Может нам ограбить банк?

— И как ты это себе представляешь? — Джанкарло не понимал моего бредового предложения. — Натянем чулок на голову, возьмем в руки вместо пистолета палку и напугаем банковских служащих до полусмерти? Да мы не успеем выйти из банка, как нас схватит полиция.

— Ты думаешь в этом городе есть полиция?

— В любом городе, — продолжал Джанкарло, — даже в самом захудалом есть полиция. Или хотя бы один полицейский.

— И он все время ходит кругами возле банка? — я не успел договорить, как к нам подошла Франческа.

— Все в порядке, — произнесла она, бросая умиленный взор на Джанкарло. Джанкарло ответил ей таким же растроганным взглядом. Похоже, Франческа запала ему в сердце, хотя я совершенно не верил, что между ними могут возникнуть хоть какие-то отношения. Франческа слишком много повидала в этой жизни, чтобы отдаться в руки первому встречному. А Джанкарло слишком мало видел, чтобы соблазниться первой смазливой девушкой.

— Мой брат заберет вашу машину, — продолжала щебетать Франческа, не отводя глаз от моего друга. — Если повезет, то, может быть, и починит.

— Мы так вам признательны, — я решил пустить в ход все свое обаяние. — Я даже не знаю, как вас благодарить.

— Да будет! — Франческа залилась румянцем. — Это такая мелочь. Хотите еще пива?

— Пива? — я взглянул на Джанкарло. Тот растерянно пожал плечами. Франческа живо сообразила причину нашего замешательства и принесла три бутылки. Две для нас с Джанкарло и одну для себя. Взгромоздившись на стул за нашим столиком, она с присущей только женщине элегантностью стала потягивать пиво прямо из бутылки.

— А вы чем занимаетесь? — Франческа решила разузнать о нас побольше.

— Мы ремонтируем приемники, — ответил я. — Вернее это Джанкарло их ремонтирует, а я ему помогаю.

— Приемники? — оживленно воскликнула Франческа. — Как кстати! У меня есть приемник, но он не работает. Может быть, вы посмотрите, в чем дело?

— С удовольствием, — Джанкарло отодвинул в сторону не начатую бутылку и отправился вслед за Франческой к стойке. Приемник оказался довольно старым. Неудивительно, что он не работал.

— У вас есть отвертка? — спросил Джанкарло, осматривая приемник.

— Сейчас посмотрю, — Франческа нырнула под стойку. Спустя несколько секунд она вынырнула оттуда с отверткой в руках.

— Вот. Такая подойдет?

— Вполне, — Джанкарло взялся за приемник. Я же, смакуя пиво, снова уставился на здание банка. Мимо обшарпанного сооружения неторопливой походкой проходили люди. Некоторые из них заходили в банк и через огромные стеклянные, покрытые толстым слоем пыли, окна было видно, как они болтают со служащими. Судя по всему, они заходили в банк не для того, чтобы произвести какие-либо операции с вкладами, а просто поговорить о погоде, о политике или обсудить последние новости городка. Исчерпав все темы разговоров, они долго раскланивались и так же неторопливо покидали банк и шли дальше, бросая косой взгляд в сторону кафе. И то лишь потому, что в его окнах маячили незнакомые им лица. Похоже, что заведение Франчески не пользовалось популярностью у местных жителей.

— Скажите, Франческа, — я решил разобраться с этим вопросом. — А почему у вас нет посетителей?

— Так еще рано, — пояснила Франческа, с любопытством наблюдая, как Джанкарло выдувает пыль из приемника. — А вот под вечер здесь будет полно народу. У нас городок небольшой. Развлечься особо негде. Вот после работы все и приходят сюда. Если с утра здесь и бывает кто, так только проезжающие. Да и то не всегда.

— А банк? — поинтересовался я.

— Что банк? — не поняла Франческа.

— Я смотрю, туда многие захаживают.

— А, — отмахнулась Франческа. — Все потому, что управляющий банком приходится братом нашего мэра. Мэр человек крутой по характеру, несговорчивый, а его брат — управляющий банком, наоборот, человек душевный и добропорядочный. Вот и идут к нему, чтобы уладить свои вопросы.

— Забавно, — усмехнулся я.

— И ничего забавного, — Франческа обиженно надула губки. — Кто-то же должен решать их вопросы?

— Кто-то же должен, — согласился я.

Мы замолчали. Стало тихо, и только усердное сопение Джанкарло нарушало тишину.

— Ну, как там? — я встал из-за столика и подошел к приятелю.

— Система старая, — ответил Джанкарло, не прекращая своей работы. — Но не безнадежная.

— Есть гарантия, что починишь?

— Гарантия есть всегда, — Джанкарло сунул вилку в розетку и щелкнул выключателем. В приемнике что-то захрипело, заурчало, и из динамика полилась музыка.

— Ты починил его? — воскликнула Франческа, восторженно всплеснув руками.

Джанкарло самодовольно стал водворять корпус приемника на прежнее место.

— Вот видите, — я обратился к Франческе. — Он все починил. А вы не верили.

— Сколько я вам должна? — Франческа машинально полезла в карман.

— Да бросьте! — я отстранил деньги. — Это мы нам должны.

— За что это? — не поняла девушка.

— За машину.

— За машину? — Франческа недоуменно хлопала глазами. — Ах, да! Я совершенно про нее забыла.

Она засунула деньги обратно в карман и сняла телефонную трубку.

— Чезаре? Ну как? Забрал? Починить можно? Что? Говори громче, я не слышу. Можно, но придется повозиться? И сколько? Пока не достанешь чего? Я не слышу! Говори громче! Прервалось.

Франческа растерянно положила трубку на место.

— Брат сказал, что у вас сломалась какая-то деталь, а без нее машину нельзя починить. Вам придется задержаться здесь.

— И как долго? — мне этот городок, в отличие от Джанкарло, начинал действовать на нервы.

— День или два, — протянула Франческа.

— Черт возьми! — выругался я. — Наша поездка окончательно накрылась.

— Не переживай ты так! — Джанкарло дружески похлопал меня по плечу. — Подумаешь два дня. Спешить нам все равно некуда.

Я хотел возмутиться, но в данном случае это было бессмысленно. Без машины и без денег добраться к морю у нас не было никакой возможности. Машину, слава богу, нам обещали починить. А вот с деньгами была большая загвоздка. Отец Джанкарло отказал, а одолжить было не у кого. Если только у Франчески. Но станет ли она одалживать деньги людям, с которыми знакома каких-то пару часов? Конечно же, нет.

— Может быть, вы хотите еще пива? — Франческа снова умиленно уставилась на Джанкарло.

— Спасибо, — я отказался за нас двоих. — А вот перекусить мы бы не отказались.

— Но у нас нет денег, — прошипел Джанкарло, бросая на меня недовольный взгляд.

— Какие мелочи! — воскликнула Франческа. — Я вас угощаю!

— Ну, если так, — Джанкарло искоса посмотрел на меня. Я только пожал плечами. Да и в нашем положении глупо было бы отказываться от какой-либо помощи, даже если это касалось всего лишь еды

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 257