электронная
97
печатная A5
392
18+
История, которая началась со смерти

Бесплатный фрагмент - История, которая началась со смерти

Объем:
264 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4490-8296-1
электронная
от 97
печатная A5
от 392

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Начало хорошего дня

Осень вот-вот сменит солнечное лето. Оно так быстро проходит, даже оглянуться не успеваешь. В принципе, как и наша жизнь. Такая скоротечная. Такая стремительная. В комнате, открыв нараспашку окно, молодая девушка вдохнула запах утреннего дождя. Прохладный ветерок начал играть её длинными каштановыми волосами. Она прикрыла глаза, наслаждаясь этим мгновеньем. В её комнату заглянула маленькая худощавая девочка. Протирая спросонья глаза, она посмотрела на полусобранный чемодан в углу и с грустью вздохнула. Её сестра скоро вернётся в университет, и они вновь останутся одни с мамой.

— С добрым утром, Сара, — сказала она тонким голоском.

— С добрым, — девушка закрыла окно и повернулась к сестре.

— Давай я помогу тебе собрать вещи? — предложила девочка.

— Спасибо, Эмма, но я уже почти всё собрала. Остались только эти носки, — Сара с улыбкой указала на красные носочки с рисунком совы, которые лежали на заправленной кровати.

— Вот их я и уберу.

Эмма взяла носки и аккуратно сложила в чемодан.

— Можно я расчешу твои волосы? — спросила она.

— Конечно, — Сара присела на стул и протянула сестре расчёску.

Девочка с улыбкой подбежала к ней и начала расчёсывать прядку за прядкой. Сара взяла свой телефон и включила музыку. Эмма стала подпевать. Её тонкий голосок гармонично сочетался с исполнителем песни.

— Ты звонила папе? Говорила, что скоро уезжаешь?

— Да, — Сара убавила звук.

— Он приедет?

— Возможно. Отец сказал, что у него полно работы, но он постарается.

Родители девочек развелись три года назад, когда Саре ещё было девятнадцать, а Эмме всего одиннадцать. С тех пор девочки редко виделись с отцом, хоть он и жил неподалёку, но из-за плотного рабочего графика редко успевал уделить время дочерям.

— Одуванчик, мама уже встала?

Сара называла так младшую сестру из-за её коротких пушистых волос, что очень напоминали распустившийся одуванчик.

— Да. Она сейчас готовит завтрак. Сара, можно тебя спросить?

— Угу. О чём?

— Ты когда-нибудь сомневалась в том, кем хочешь быть? Ты всегда знала, что хочешь быть врачом?

— Нет, конечно, — улыбнулась она. — Я много раз меняла свои решения, пока в конечном итоге не решила, кем точно буду.

— Просто я сейчас нахожусь в полной растерянности. Мне нравится заниматься столькими вещами, особенно балетом, но вот только я не уверена, буду ли любить его через год или два. Что если я решу отдаться любимому делу, но потом мне оно надоест и время, которое я на него потратила, будет утеряно впустую?

— Время не может быть потрачено впустую, если ты занимаешься тем, что тебе сейчас нравится. Помнишь, как я ходила то в один кружок, то в другой? Я никогда не жалела, что потратила на них своё время, потому что каждый из них научил меня чему-то. В конце концов, никогда не поздно начать всё сначала.

— Да… пожалуй, ты права, — облегчённо вздохнула девочка. — Мне сегодня снилась бабушка.

У Сары спала улыбка с лица. Воспоминания о бабушке Лизи всегда бередили вновь и вновь её душевную рану, которая, казалась, уже затянулась. Бабушка умерла от инфаркта, одна в своей квартире. Сара всегда корила себя за то, что так и не успела попрощаться с ней.

Тут в комнату забежал большой лабрадор. Он подошёл к Саре и положил ей голову на колени. Этот пёс всегда, даже в самые мрачные моменты жизни, заставлял девушку улыбаться.

— Привет, Джек, — Сара погладила его по белёсой шёрстке. — Ух, как же ты линяешь, — хмыкнула она и на её лице вновь показалась еле заметная улыбка. — Будешь скучать по мне, когда я уеду? — Джек подпрыгнул и облизнул её. — Фух, — Сара вытерла рукавом свитера лицо. — Я тоже тебя люблю, — улыбнулась она. — Ладно, Эмма, пошли вниз. Мама наверняка уже приготовила завтрак.

— Хорошо. Давай кто быстрее! — Эмма бросила расчёску на кровать и побежала вниз.

— Эй! Я не была готова! — с улыбкой проговорила Сара и спокойным шагом спустилась на кухню.

Эмма уже сидела за столом и, отрезав большой кусок от своих оладий, сунула его в рот. Сара с наигранным укором посмотрела на неё.

— Эмма Вероника Филипс! Тебе говорили, что за столом себя нужно вести прилично? — сказала ей миссис Филипс, попивая чай.

— Прости, мам, — проговорила с набитым ртом Эмма.

Сара села за стол и приступила к завтраку.

— Ты когда выходишь на работу? — поинтересовалась Сара у матери.

— Через день.

— Успела отдохнуть от всех этих преступников и убийств?

— К этому нельзя привыкнуть, не то что отдохнуть, — сказала женщина, сделав небольшой глоток зелёного чая. — Мне звонил недавно Гаррет. Говорит, что в полиции без меня никуда. Вот же льстец! Подмазаться решил, — хмыкнула миссис Филипс.

— Кто такой Гаррет? Твой напарник?

— Да. Пристроили мне тут одного.

— А ты не думала, что ты ему нравишься? — Сара загадочно улыбнулась.

— Нет. Ну что ты такое говоришь? Он младше меня на восемнадцать лет. Я уже старуха для него.

— Эй! Не говори так. Посмотри на себя. Ты ещё молодая. В сорок только жизнь начинается. У тебя же прекрасная фигура, волосы гуще моих и ни одного седого волоска, при такой-то работе. После развода с папой ты словно крест поставила на своей личной жизни.

— Возможно, ты права, — улыбнулась мама девочкам и, допив чай, вышла из-за стола.

На телефон Сары пришла смс: «Выходи. Я на улице». Сара быстро доела оладьи.

— Куда-то спешишь? — поинтересовалась мама.

— Да. Договорились встретиться с Эшли. Давно с ней не виделись.

— Ну, иди, — хмыкнула она.

— Возвращайся побыстрее! — выкрикнула Эмма. — Я хочу вечером показать тебе новый танец, который я недавно сама придумала.

— Хорошо.

Сара убрала грязную посуду в посудомойку и, поцеловав миссис Филипс на прощание, вышла из дому.

Рядом с домом стояла серая машина. Дверь открылась и оттуда вышла рыжеволосая девушка, лицо которой всё было в веснушках.

— Ну, иди сюда, — Эшли протянула к Саре руки. — Обниму до хруста костей.

У Сары появилась лучезарная улыбка. Она подбежала к ней и обняла. Девушки были давними подругами, даже можно сказать лучшими. Они несколько раз назначали друг другу встречи, но эти встречи постоянно срывались: то у одной не было времени, то у другой. Им оставалось лишь изредка переписываться в соцсетях.

— Рада тебя видеть!

— Давно в Суиндон вернулась? — поинтересовалась Эшли.

— Да. А ты, как я знаю, ездила путешествовать.

— Ага, в Норвегию. Там у меня живут друзья и благодаря им я повидала красоты этой замечательной страны. Надеюсь, когда-нибудь мы съездим туда вместе. Что может быть лучше путешествия с лучшей подругой? — улыбнулась Эшли. — Пошли проедемся.

— Хорошо.

Они отправились за город, подальше от городской суматохи.

— Ну, как там у тебя в Оксфорде?

— Не буду скрывать, что учиться очень сложно. Но скажу так — это стоит моих усилий.

— Хорошо, — улыбнулась Эшли. — Встречаешься с кем-нибудь?

— Нет. Мне сейчас не до этого. Ещё будет время. А у тебя? Есть кто-нибудь?

— Тоже никого.

— Ты так мне и не рассказала, почему ушла из университета. Ты же говорила, что всё хорошо.

— Верно.

— Тогда что случилось?

— Ничего. Просто захотела уйти. Всё надоело.

— Чем ты сейчас занимаешься?

— У меня свой интернет-магазин. Так что я не жалуюсь, — не сводя глаз с дороги, проговорила Эшли.

— Я думаю, мы обе добились, чего хотели.

— Ну, об этом пока рано говорить. Посмотрим, что будет дальше.

Они приехали на небольшую поляну, где рядом с деревьями стояла одинокая лавочка. На Сару нахлынули тёплые воспоминания о давно минувшем времени.

— Помнишь, как мы иногда приходили сюда и мечтали о том, как вместе станем супергероинями и будем спасать невинных людей? — улыбнулась Эшли и села.

— Да, — хмыкнула Сара и, запрокинув голову, посмотрела на пожелтевшую листву. — Помнишь, какой суперсилой мы хотели обладать?

— Я хотела обладать гипнозом и заставлять плохих людей делать хорошие поступки. А ты…

— А я хотела обладать супер-улыбкой, которая бы делала людей счастливыми. Как говорила мой папа, когда мне было грустно: «Для счастья многого не нужно, достаточно лишь улыбнуться».

— Я помню, — с грустью сказала Эшли. — Как же давно это было, — добавила она.

— Ты давно съехала от родителей?

— От отца… Карла мне не мать. Да, давно. Как только мне представилась такая возможность. Вот сейчас снимаю квартиру.

Эшли улыбнулась и посмотрела на небо, которое с самого утра затянули тучи.

— У меня предчувствие, что скоро пойдёт дождь.

— Поехали ко мне. Я угощу тебя чаем и печеньем.

— Поехали.

Как только они сели в машину, по крыше забарабанили капли дождя.

— А мы вовремя, — с улыбкой проговорила Сара.

Эшли кивнула ей и завела машину, а Сара включила радио. Заиграла песня Halsey «Young God».

— Не переключай её, она мне нравится, — проговорила Эшли.

— Ладно.

— Ух, что-то дождь всё усиливается и усиливается.

— И не говори. Езжай осторожнее, — она сжала ручку двери.

— Не бойся, я еду не быстро. Знаю, что ты не любишь это.

Сара нахмурилась и посмотрела в окно. Эшли замолчала и тяжело вздохнула.

— Прости. Я не хотела напоминать тебе о том дне.

— Ничего. Всё нормально.

Следующую часть пути они ехали молча. Сара съёжилась и прижалась к двери. Она смотрела в окно, наблюдая за тем, как по стеклу скатываются капли.

— Как же сейчас было бы удобно, если бы ты обладала суперсилой забвения и помогла мне забыть обо всём том, что меня гложет. Я никогда не забуду… — Сара уставилась в одну точку и ушла в себя.

Эшли мысленно выругалась на себя и быстро перешла на другую тему.

— Давай поговорим о пончиках.

— О пончиках? — Сара приподняла одну бровь.

— Да. Или о другой еде. Я так хочу есть. Если честно, то я бы сейчас съела сочный и как следует прожаренный кусок мяса.

— Ну вот. Теперь и у меня разгорелся аппетит, — улыбнулась она.

— Ничего, сейчас приедем и поедим. Кстати, ты так похудела.

— Ну да, иногда я вообще забываю поесть из-за своей занятости.

— А я ем, как не знаю кто. Приходится по утрам наматывать круги в парке. Кстати, где хочешь жить после учёбы?

— Думаю перебраться в Лондон.

— Хорошо, — кивнула Эшли.

Сара заметила грустный взгляд подруги.

— Но это не значит, что мы с тобой не будем видеться. Мы же хотим поехать в путешествие. Не забыла?

— Хах! Мы с тобой ещё и в кругосветное съездим, — улыбнулась Эшли.

Девушки посмеялись и прибавили громкость музыке. Из-за дождя дорога стала скользкой. Эшли ехала не быстро, но это не спасло их от столкновения. Из-за поворота на большой скорости выехал чёрный джип. Эшли резко повернула влево. Всё произошло слишком быстро. Никто ничего не успел понять. Основной удар пришёлся на правую часть автомобиля, где сидела Сара. Резкая боль. Вспышка света, а после бесконечная темнота.


…Сара лежала на сырой земле. Неподалёку слышались голоса людей. Она медленно открыла глаза. Рядом с ней стоял мужчина. Его одежда напоминала ту, которую ещё носили в XIX веке, что было странно. Он наклонился к ней и подал руку.

— Давай помогу встать, — проговорил он.

Девушка, недоумевая, посмотрела на него. Дождь всё ещё шёл. Лицо незнакомца скрывали тёмные волосы. Присмотревшись, девушка в ужасе поняла, что капли проходят сквозь него.

— Что за…?! — она подскочила и отошла от него. — Кто ты такой?!

— Меня зовут А́лан, — он убрал свои волосы назад и улыбнулся ей.

На вид незнакомцу было не меньше тридцати, щетина и растрёпанные волосы придавали ему неряшливый вид.

— Кажется, я ясно задала вопрос!

Мужчина промолчал и направил куда-то свой взор.

В это же мгновение Сара остолбенела, увидев неподалёку машины скорой помощи и полиции рядом с разбитой серой машиной Эшли и чёрным джипом. Перед глазами пролетели картины столкновения.

— Эшли! — в ужасе прокричала Сара и побежала к ней.

Спасатели достали тело девушки и положили на носилки.

— Она жива! Срочная госпитализируйте! — прокричал врач, указывая на Эшли.

— А эти?

— Мертвы. Оба.

У Сары подкосило ноги, и она упала на сырой асфальт. Перед ней лежал полноватый мужчина, а рядом с ним лежало её собственное изуродованное тело. Их накрыли тканью. Сара перестала что-либо понимать. Всё происходило будто в страшном сне, а она никак не могла проснуться.

— Там моя дочь!

— Джудит, ты уверена?

— Пусти меня!

Сара повернула голову и увидела свою маму, которая, оттолкнув полицейского, побежала к дочери.

— Сара!

— Мам… — прошептала она.

Женщина пробежала сквозь неё и упала к похолодевшему телу. Дрожащими руками она медленно стянула ткань с дочери и, увидев её, вскрикнула. Миссис Филипс прижала окровавленное тело к себе и не хотела отпускать.

Сара еле встала и со слезами на глазах подошла к матери.

— Я здесь… Мама, посмотри на меня! Я здесь! Я жива! — дрожащим голосом проговорила она.

Сзади к ней подошёл тот загадочный мужчина. Сара посмотрела на него диким и отчаянным взглядом.

— Что здесь происходит?! Почему… почему я… — она указывала на своё бездыханное тело и не понимала, что сказать.

Мужчина промолчал и щёлкнул пальцами. В воздухе появились искры, которые закружились и начали разрастаться в переливающийся разными цветами овал.

— Что это? — уже не зная, чему ужасаться, спросила она.

— Портал. У тебя наверняка зародилось немало вопросов. И я отвечу на них все, как только ты зайдёшь в него.

— Я никуда не пойду…

— Ладно, оставайся здесь. Я понимаю, каково тебе сейчас, сам через подобное прошёл, но у меня нет времени уговаривать тебя. Ты либо идёшь со мной, либо остаёшься здесь в полном неведении и ужасе, — он протянул ей руку. — Выбирай. Всё равно ты здесь уже ничего не сделаешь.

Сара вздрогнула и, обернувшись, посмотрела на свою маму. Женщину увели к машине скорой помощи и дали успокоительное, а тело дочери положили в патологоанатомический мешок. Сара вытерла слёзы и с недоверием взяла Алана за руку.

— Молодец.

Он медленно зашёл в портал, ведя её за собой.

Они очутились на солнечной лесной опушке. Ветер раздувал пожелтевшую траву, а неподалёку журчал ручеёк. Сара не обратила ни на что внимания. Алан сел перед ней на большой камень и скрестил руки.

— А теперь рассказывай, — на грани истерики сказала она.

— Как ты уже могла догадаться, ты умерла.

Девушка нервно улыбнулась и покачала головой.

— Прошу, скажи, что мне всё это снится. Это же… Это же нереально! Такого быть не может. Мы ещё недавно говорили с подругой, обсуждали свои жизни, а теперь ты говоришь, что я умерла.

— Никто не застрахован от смерти.

— Но я не могу умереть сейчас. Не могу оставить свою семью!

— Никто не может, но смерть не спрашивает об этом. Она может нагрянуть в любой момент, как ты сама убедилась.

— О боже, — Сара приложила руку к голове и начала ходить туда-сюда, обдумывая то, что произошло. Издав нервный смешок, она ущипнула себя за бедро. — Всё-таки правда… Кто я теперь? Призрак, который вечно будет блуждать по загробному миру?

— Нет, — усмехнулся он. — Мы называем себя са́ндероми. И на заметку: загробного мира нет, есть только этот, но, к сожалению, не всё в этом мире видимо для простого глаза.

— Са… са́ндероми? — недоумевая повторила она.

— Мы те, кто оберегают людей от опасностей.

— Что же меня никто не уберёг, пока я была человеком?

— Мы не защищаем людей от них самих. Мы не встреваем в их конфликты. Мы защищаем их от иной угрозы.

— Так значит… мы что-то вроде ангелов-хранителей?

— Мы их прообраз, и отличает нас то, что они уж чересчур идеализированы.

— Получается, что есть и бесы?

— Демоны. Мы с ними постоянно находимся в неком противостоянии. Тебе придётся научится владеть мечом.

— Что? — удивилась Сара. — Каким к чёрту мечом?!

— Самым настоящим, — хмыкнул он. — И вот поэтому ты отправишься в академию, где тебя этому обучат.

— А если я не захочу?

— Не выйдет, — улыбнулся Алан. — Тогда демоны быстро до тебя доберутся, и они уж точно не упустят возможности с тобой позабавиться.

Сара почувствовала свою беспомощность и безысходность. Её одолевало желание убраться отсюда и вернуться к своей семье, а не слушать этого сумасшедшего.

— Ты открыл… эту штуку. Как?

— Если ты про порталы, то это некие временные воронки, которые мы способны открывать. Благодаря чему можем перемещаться во времени.

— Вы… мы умеем что-то ещё?

— Да, мы можем многое. Можем являться людям во снах, только не часто, иначе они могут сойти с ума. Об остальном тебе ещё всё предстоит узнать.

— А что будет, если…

— Если что?

— Что, если мы умрём?

Алан промолчал и посмотрел на неё удручающим взглядом.

— Неужели можем? Ещё раз? — удивилась она.

— Да, например, в сражении с демонами. Но вот только мы уже исчезнем навсегда. Путей возврата не будет… ничего больше не будет.

— Интересно, я услышу хоть что-то оптимистичное? — пробурчала Сара. — А я смогу ещё увидеть своих родных?

— Да, конечно.

— Правда? — спросила она в надежде, что ей не послышалось.

— Правда. Вот тебе и оптимистичная новость.

— И вправду, — она еле заметно улыбнулась. — Скажи, все люди становятся сандероми после смерти?

— Далеко не все. Лишь единицы становятся ими, остальные перерождаются в новом теле.

— Да уж, какие-то высшие силы меня решили наказать, — присев на землю, сказала она.

— Кстати, ты так и не представилась.

— Ах, ну да. Меня зовут Сара… Сара Филипс.

Девушка оглянулась и поняла, что находится в совершенно незнакомой ей местности. Она встала с земли и с любопытством осмотрелась.

— Куда ты меня переместил?

Присмотревшись, она увидела вдали небольшую деревеньку.

— Мы в королевстве Эрингдор, — ответил ей Алан и пошёл в сторону деревни.

— Эрингдор? — она направилась за ним. — Получается, мы уже не в XXI веке? Я никогда не слышала о таком королевстве.

— До твоего времени дошло немного информации, и немалая её часть полностью переписана. В твоём времени Эрингдора не существует, так как это королевство, и материк, на котором оно находится, уже давно исчез с лица Земли.

— Что с ним произошло?

— Никто не знает, когда материк исчез в морской пучине, нет никаких сведений, словно всем стёрли о нём воспоминания. А открыть портал в то время и узнать, что же произошло, просто невозможно.

— В каком веке мы вообще находимся?

— В VI, во времена короля Артура. Он живёт на соседнем острове в королевстве Логрес. Эрингдор и ещё два королевства — Файронел и Дирэйнор — расположены на острове под названием Ландергром.

— Постой, постой, — прервала она его. — Раз есть король Артур, то… должен быть и великий Мерлин?

— Без него никуда, но слово «великий» здесь лишнее. Его могущество немного преувеличено, — с улыбкой сказал Алан.

От удивления у Сары чуть не отпала челюсть. Она слышала о Мерлине только в сказках, и мысль о том, что она с ним, возможно, встретится, потрясла её.

— Неужели, магия тоже может существовать в реальном мире? — хмыкнула она. — Почему же её нет в наше время? Чем мы так отличились?

— Она существует, но вот только её блокирует некая сила, которая никому неподвластна. И всё это вновь уходит корнями в то неизвестное время.

— Никто не думал в этом разобраться?

— У всех есть более важные дела. И если о том времени нет никаких сведений, то это уже о чём-то говорит. К тому же мы все скоро это узнаем. До тех дней осталось ровно двадцать два года. Возможно, ты и сама будешь свидетелем тех событий, если доживёшь.

— Прекрати, — хмыкнула она.

— Пойдём за мной. Тебе нужно приобрести медальон Эвлин. Этот медальон позволит тебе делать так, чтобы тебя видели люди, а ещё с помощью него ты сможешь изменять свою одежду.

— Любую?!

— Совершенно любую, какую только представишь на себе.

— Где мы его возьмём?

— У моего друга Селвика, он живёт на окраине той деревни. Он маг, а маги сотрудничают с сандероми. Они предоставляют разные магические вещи, которые очень помогают нам.

— Почему ты не мог перенести меня сразу к нему?

— Хотел показать тебе местность. Разве не нравится? Да и к тому же, ты себя видела? Ты была в полном шоке от происходящего. Вот я и переместил тебя в более умиротворяющее место, чтобы ты хотя бы немного пришла в себя.

— Я до сих пор до конца не осознаю, что происходит. Но здесь мне нравится. Такая завораживающая природа, меня впечатляют те горы вдалеке, которые возвышаются за лесом. Показать бы это место художникам, уверена, они бы нашли здесь нескончаемый поток вдохновения, — Сара на мгновение остановилась и ещё раз осмотрела местность, словно стараясь удержать у себя в памяти каждую травинку, каждое деревце, которое её сейчас окружало. — Кстати, мне интересно, сколько тебе лет?

— Двести тридцать пять, а тебе?

— Мне намного меньше, чем тебе, дедушка.

Алан ухмыльнулся.

— Есть сандероми, которые намного старше меня. Ах да, забыл сказать, что дети не могут стать сандероми, после смерти они сразу перерождаются, так как их души ещё полностью не сформированы.

— Не сформированы? Я бы с этим поспорила. А… я так понимаю, что сандероми не могут иметь детей?

— Нет. Это просто невозможно. А что? Уже думала обзавестись семьёй?

— В данный момент я ни о чём не думаю, ибо у меня в голове полная каша.

— А если я перемещусь в то время, когда была человеком? Что, если я захочу изменить этот день и не умереть?

— Не очень хорошая идея. Ты умрёшь, но только ты, а не человек, живое тело защитит эфирную оболочку.

Она умолкла, со страхом переваривая данную информацию. Пройдя несколько метров в тишине, Сара вновь задала ему вопрос:

— Алан, как ты умер?

Он опустил голову и, нахмурившись, посмотрел на неё тяжёлым взглядом. Сара сразу поняла свою ошибку и тут же добавила:

— Можешь не говорить, прости. Просто мне хочется тебя узнать.

— Может, тогда следовало спросить меня о моих интересах, а не о том, как я умер? Признай, это не лучший вопрос для знакомства. Придёт время и, возможно, я тебе всё расскажу. Кстати, в академии тебе предоставят выбор, ты сможешь стать либо хранителем, либо воителем. Если ты станешь хранителем, то будешь охранять определённого человека или же всю семью, а если воителем, то тебе придётся сражаться с демонами и следить за порядком. Предупреждаю сразу, что воителям предоставляется больше свободы, чем хранителям, которым не положено на долгое время покидать тех, кого они охраняют.

Сара задумчиво отвела взгляд и замедлила шаг.

— Что выбрал ты? — поинтересовалась она.

— Сначала я был хранителем, но потом изменил своё решение.

— То есть можно менять свой выбор?

— Да, но эта возможность предоставляется не всем.

— Почему ты решил поменять его?

— Всё очень просто, — на его лице появилась грустная улыбка. — Я влюбился в ту, которую должен был оберегать. Её звали Лина. Когда меня назначили её хранителем, ей было всего одиннадцать лет. Лина была такой жизнерадостной и доброй, никогда не могла сидеть на месте. К восемнадцати годам она так преобразилась — из неугомонной девчонки стала прекрасной девушкой. Я единственный, кто слышал её ночные молитвы. Только я знал все её секреты. Я проводил с ней столько времени, что не заметил, как она мне стала дорога, и это было моей большой ошибкой… Из-за своих чувств я нарушил много запретов. С помощью медальона Эвлин я стал видим и, подойдя к ней в образе обычного человека, познакомился. Из-за моей глупости она влюбилась в меня. Я ей всё рассказал. Лина понимала, что мы никогда не сможем быть вместе, но всё же она не отреклась от своих чувств ко мне. Вскоре её выдали замуж за богатого сноба. А через какое-то время она родила ему троих детей. В этом браке её радовали только дети. Её муж умер раньше неё, она же умерла спустя пять лет. Мы оба надеялись, что после смерти она станет сандероми, но этого не произошло. После этого я винил себя: если бы не я, Лина бы, возможно, полюбила своего мужа и прожила счастливую жизнь.

— Это был брак по расчёту. Я думаю, что она бы его всё равно не полюбила. Ты и её дети дарили ей смысл в жизни.

— Прости, но ты не знаешь, так ли сильно для неё был важен я, как она была важна мне.

— Ты прав. Прости, я ляпнула, не подумав, — она отвела в сторону взгляд.

— И к тому же это было неправильно. Она не должна была любить того, кто давно уже был мёртв, и тем более узнавать о нашем существовании.

Они вошли в деревню, где вовсю кипела жизнь. Алан шёл, не обращая на деревенских внимания, как и они на него. Жители проходили его насквозь, Сара же с непривычки обходила их. Девушка прислушивалась к их разговорам на совершенно неизвестном ей языке, но, к её удивлению, она понимала их.

— А вот и дом Селвика.

Алан указал на ветхий дом с соломенной крышей и тремя окнами. Во дворе стояла белая лошадь и ела овёс.

— Если честно, то сначала я подумала, что это сарай.

— Ну, внешний вид бывает обманчив, — с ухмылкой сказал он и открыл портал.

— Куда мы?

— Зачем нам пользоваться дверями, если есть порталы? К тому же, представь, если кто-нибудь увидит, как он открывает дверь и пускает в дом кого-то невидимого, то могут поползти слухи. Его могут обвинить в чёрной магии и в другой подобной чуши, а после и до сожжения на костре недалеко.

— Да уж, — беспокойно проговорила она. — Лучше воспользоваться порталом.

Выйдя из портала, Сара оглянулась и в недоумении посмотрела на Алана. Дом выглядел совершенно иначе: каменный пол, изысканная мебель, большой камин в центре зала. В доме было много окон с витражными узорами.

— Это… Как это понимать? Мы точно в его доме?

— Да, именно в том доме, который ты назвала сараем.

— Но ведь…

Алан улыбнулся ей и пошёл на второй этаж. Она направилась за ним. Поднявшись, Сара увидела три длинных стола, на которых лежали какие-то порошки и были разбросаны исписанные листки бумаги. У одного из нескольких стеллажей с книгами стоял мужчина высокого роста, одетый в белую тунику, подпоясанную кожаным ремнём.

— Селвик! — громко сказал Алан.

Вздрогнув от неожиданности, маг повернулся к нему. Он показался Саре привлекательным мужчиной с голубыми глазами и пепельно-русыми волосами, стянутыми в хвост.

— Алан! Какого чёрта! — увидев, что с Аланом стоит девушка, Селвик вытянулся и улыбнулся ей, поглаживая свою бородку. — В следующий раз предупреждай меня о своём прибытии.

— Извини, что напугал.

— Кто это с тобой?

— Меня зовут Сара, — с улыбкой сказала она.

— Меня Ричард Селвик, но зови меня просто Селвиком. Я так понимаю, тебе нужен медальон Эвлин?

— Да.

Маг подошёл к тумбочке и достал небольшой медальон с узором переплетающихся линий в форме треугольника. Сара взяла медальон и с любопытством осмотрела.

— Ты рассказал ей о его свойствах? — поинтересовался Селвик у Алана.

— Конечно.

— А о его действиях?

— Как раз сейчас и хотел рассказать.

Сара надела медальон и внимательно на него посмотрела.

— Так, для начала закрой глаза и представь на себе одежду, которую хочешь видеть, — начал Алан.

— Не думаю, что у меня это получится, ибо с фантазией всё плохо.

— Сконцентрируйся.

Она сделала так, как сказал Алан, но, открыв глаза, поняла, что ничего не вышло.

— Ещё раз, — проговорил Алан.

Девушка с раздражением закрыла глаза и сделала всё то же самое, что и до этого.

— Что за…?

Алану стало неловко, и он отвернулся. Сара стояла в белом обтягивающем топе и трусах.

— Чёрт! — выругалась девушка.

Она со смущением убежала в другую комнату и, закрыв дверь, прислонилась к стене и присела. В дверь постучался Алан.

— Ничего страшного. Попробуй ещё раз.

— Хватит. Я уже не могу, — всхлипнула она. — Я не была готова ко всему этому. К магии… К своей смерти. Я хочу обратно.

Перед ней открылся портал, из которого вышел Алан. Он прикрыл её чёрной накидкой и присел рядом.

— Эй. Я тебя понимаю. Все сандероми прошли через это. Со временем ты примешь этот мир и то, кем стала.

— Мне страшно, — прошептала она.

— Не бойся. Всё будет хорошо, — сказал Алан, пристально глядя в её зелёные глаза.

Сара кивнула ему и встала. Она скинула накидку и, нахмурив брови, закрыла глаза. Алан пристально посмотрел на неё и улыбнулся.

— У тебя получилось…

Девушка открыла глаза и осмотрела себя. Белая рубашка, не сковывающая движения, чёрные штаны и удобные ботинки, именно то, что она и хотела.

— Получилось, — прошептала она и с радостью в глазах посмотрел на Алана.

— Ну вот. Ты молодец. А теперь можем отправляться в академию.

— Уже уходите? — проговорил стоящий в дверях Селвик.

— Да, нам пора. До встречи.

— Удачи вам. Был рад знакомству, Сара.

— И я, — улыбнулась девушка.

Алан вновь открыл портал, и они покинули дом мага.

Новый дом

— Представляю тебе академию Эфира!

Они стояли перед небольшим замком, который был построен в готическом стиле. Он был сер и мрачен — под стать хмурой погоде. На крыше замка были размещены статуи причудливых грифонов, а западный фасад обвивал плющ, листья которого покраснели и придавали замку своеобразный шарм. Он никак не вписывался во времена этой эпохи и из-за этого создавалось впечатление, будто его полностью перенесли из другого времени.

Сара окинула академию восторженным взглядом и слегка приоткрыла рот от изумления.

— Я вижу, ты восхищена, — с улыбкой сказал он.

— Конечно. Кому бы не понравилось то, что он будет жить в этом прекрасном замке? Я буду, как королева.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 97
печатная A5
от 392