электронная
80
печатная A5
259
6+
История Беляны, Добролани и красавчика

Бесплатный фрагмент - История Беляны, Добролани и красавчика

Новые волшебные сказки для маленьких детей

Объем:
40 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4474-9141-3
электронная
от 80
печатная A5
от 259

I. Беляна

В одном королевстве правил король по имени Добрен. Хорошие люди его любили за доброту, а злые боялись за справедливость. У него была жена, королева Душетта, такая же добрая, как король. У них была дочь, маленькая принцесса. Ее звали Беляна из-за ее чудесных светлых волос, и она была такой же доброй и милой, как ее папа-король и мама-королева. К несчастью, через месяц после рождения Беляны королева скончалась. Король горевал о жене тяжко и долго. Беляна же была слишком мала, чтобы понять, что мама умерла: и она не плакала, а улыбалась, играла, пила молоко и безмятежно спала. Король нежно любил Беляну, а Беляна любила короля больше, чем кого-либо в мире. Король приносил ей самые красивые игрушки, самые сладкие конфеты, самые вкусные фрукты. Беляна была очень счастлива.

Однажды король Добрен узнал, что все подданные просят его снова жениться и завести сына — наследника трона. Долго отказывался король; но по долгу правителя страны пришлось ему уступить уговорам подданных, и тогда он сказал министру Летуну:

— Дорогой друг, все хотят, чтобы я снова женился; но я все еще так печалюсь о смерти моей бедной Душетты, что не хочу сам заниматься поиском новой жены. Прошу вас, найдите принцессу, которая сделает счастливой мою маленькую Беляну, и ничего другого мне не надобно. Ступайте, дорогой Летун; когда отыщете самую подходящую особу, сделайте ей предложение от моего имени и привезите ее сюда.

Летун тотчас отправился в путь. Он побывал у всех королей, пересмотрел множество принцесс, даже самых уродливых, горбатых, злых, и, наконец, явился к королю Неугомону, у которого была единственная дочь — красивая, остроумная, любезная и как будто добрая. Она так быстро очаровала Летуна, что он тут же предложил ей выйти замуж за короля Добрена, не потрудившись проверить, так ли она добра, как показалось. Неугомон обрадовался случаю сплавить дочку, у которой на самом деле был злой, ревнивый и спесивый характер и которая к тому же мешала ему развлекаться поездками, охотами и скачками, и поскорее вручил ее Летуну, чтобы тот увез ее к королю Добрену.

Летун поехал домой, с ним отправилась принцесса Хитретта, а с ней — четыре тысячи мулов, нагруженных ее нарядами и украшениями.

Гонец известил Добрена об их прибытии, и король вышел навстречу принцессе Хитретте. Она показалась ему милой, но как не походила она ни добротой, ни приятностью на бедную Душетту! При встрече с Беляной Хитретта глянула на нее такими злыми глазами, что бедная Беляна, которой было уже три года, испугалась и заплакала.

— Что с ней? — спросил король. — Почему моя добрая и послушная Беляна плачет так громко, как ревут злые дети?

— Папа, дорогой папа! — вскричала Беляна, кидаясь на шею короля, — не отдавайте меня этой принцессе, я боюсь, у нее такой злой вид!

Удивленный король оглянулся на принцессу Хитретту. Она не успела переменить выражение лица, и король заметил тот ужасный взгляд, который так напугал бедную Беляну. Он тут же велел поселить Беляну отдельно от новой королевы и постоянно держать ее под бдительным присмотром кормилицы и няньки, которые преданно о ней заботились и нежно любили. Королева редко видела Беляну, а при случайных встречах не могла скрыть ненависть, которую к ней питала.

Через год у королевы родилась дочь, которую назвали Чернавой, из-за ее волос, черных, как уголь. Чернава была хорошенькой, но не такой, как Беляна, зато она была куда злее своей мамаши, больше нее возненавидела Беляну и донимала сестрицу всякими злыми выходками: кусала, щипала, дергала за волосы, портила игрушки, пачкала ее красивые платья. Добрая маленькая Беляна никогда не сердилась и всегда старалась оправдать Чернаву.

— О, папа! — говорила она королю, — не браните ее; она еще маленькая и не понимает, как огорчает меня, ломая мои игрушки… А кусается она просто в шутку… А дергает за волосы для забавы — и так далее.

Король Добрен целовал дочку и помалкивал, но хорошо понимал, что Чернава все делала со зла, а Беляна все прощала по своей доброте. Так что он любил Беляну все больше и больше, а Чернаву все меньше и меньше.

Королева Хитретта, которая была очень умна, все это отлично понимала; с каждым днем она все сильнее ненавидела ни в чем не повинную Беляну, и если бы не страх перед гневом короля Добрена, то сделала бы девочку самым несчастным ребенком в мире. Король не позволял королеве оставаться наедине с его дочкой, и так как всем было хорошо известно, что он так же справедлив, как и добр, и как сурово он карает неповиновение, то сама королева не смела его ослушаться.

II. Исчезновение Беляны

Прошло время. Беляне исполнилось семь лет, а Чернаве — три года. Король подарил Беляне маленький красивый экипаж, запряженный парой страусов, а управлял ими маленький десятилетний паж, племянник кормилицы Беляны. Паж, по имени Обжирон, нежно любил Беляну, он с детства играл с ней и тысячекратно получал свидетельства ее доброты и милости. Но у него был ужасный порок: он был таким объедалой и так любил лакомства, что за мешок конфет был готов на что угодно. Беляна нередко говорила ему:

— Я очень тебя люблю, Обжирон, но не люблю твое обжорство. Очень тебя прошу, избавься от этого скверного недостатка, это злит всех вокруг.

Обжирон целовал ей руку и обещал исправиться; но вместо этого продолжал воровать пирожные на кухне и конфеты в гостиной, так что его частенько колотили за непослушание и обжорство.

Королева Хитретта вскоре узнала про упреки, которые доставались Обжирону, и догадалась, что можно воспользоваться слабостью маленького пажа, чтобы избавиться от Беляны. Вот какой план она придумала.

Парк, по которому каталась Беляна в своем маленьком экипаже, со страусами в упряжке и с Обжироном в качестве кучера, был отделен оградой от огромного великолепного леса, который называли Лиловым Лесом, потому что он был полон лиловой сирени, цветущей круглый год. Никто не бывал в том лесу; было известно, что он заколдован и кто туда войдет, уже никогда не выйдет. Обжирон знал опасное свойство этого леса; ему строго-настрого запретили направлять экипаж Беляны в эту сторону, боясь, чтобы по его недосмотру Беляна не пролезла сквозь решетку и не зашла в Лиловый Лес.

Много раз король пытался соорудить стену вдоль ограды или хотя бы заменить ее другой, чтобы нельзя было пролезть между прутьев; но стоило рабочим соорудить каменную кладку или установить новую решетку, как неизвестная сила уносила все это неведомо куда.

Королева Хитретта начала с того, что подружилась с Обжироном, без конца угощая его все новыми сладостями; убедившись, что сделала его таким лакомкой, который не мог ни дня прожить без получаемых в изобилии конфет, джема и пирожных, она позвала его и сказала:

— Обжирон, от тебя зависит — получить сундук, полный конфет и сластей, или их больше никогда не видеть.

— Никогда? О, ваше величество, я умру от горя! Скажите, ваше величество, что я должен сделать, чтобы не случилось такое несчастье?

— Вот что нужно сделать, — начала королева, пристально глядя на него. — Нужно, чтобы ты прокатил принцессу Беляну мимо Лилового Леса.

— Я не могу, ваше величество, король мне это запретил.

— Ах, не можешь? Тогда ступай; не получишь от меня больше никакого лакомства, и я прикажу, чтобы никто в доме тебе их не давал.

— О, ваше величество! — вскричал Обжирон в слезах, — не будьте так жестоки! Дайте мне другой приказ, который я мог бы выполнить.

— Повторяю, я хочу, чтобы ты подвез Беляну к Лиловому Лесу и чтобы ты ее заставил выйти из экипажа, пролезть сквозь решетку и войти в лес.

— Но, ваше величество… — проговорил побледневший Обжирон. — Если принцесса войдет в этот лес, она оттуда никогда не вернется; вы знаете, что этот лес заколдован; завести туда принцессу значит отправить ее на верную смерть.

— Спрашиваю в третий и последний раз, отвезешь ли ты Беляну? Выбирай: или огромный сундук конфет, который я буду пополнять каждый месяц, или никогда больше не будет ни сладостей, ни пирожных.

— Но как устроить, чтобы мне не досталось от короля?

— Не беспокойся об этом; как только запустишь Беляну в Лиловый Лес, иди ко мне: я отправлю тебя подальше с твоими конфетами и позабочусь о твоем будущем.

— О, ваше величество, сжальтесь, не заставляйте меня погубить дорогую хозяйку, она всегда была так добра ко мне!

— Чего ты трясешься, щенок! И что тебе за дело, что станет с Беляной? Я возьму тебя на службу к Чернаве и постараюсь, чтобы у тебя всегда было вдоволь сладостей.

Обжирон подумал еще несколько минут и, увы, решился пожертвовать своей доброй маленькой хозяйкой ради нескольких фунтов конфет. И хотя весь остаток дня и всю ночь он мучился сомнениями, пойти или нет на такое страшное преступление, но страх невозможности ублажать свое обжорство, если он откажется исполнить приказ королевы, и надежда спасти Беляну с помощью какой-нибудь могущественной феи погасили сомнения и заставили его повиноваться королеве.

На следующий день в четыре часа Беляна велела запрячь карету, села в нее, поцеловала короля и пообещала через пару часов вернуться. Парк был огромным. Обжирон погнал страусов в сторону, противоположную Лиловому Лесу.

Когда они были так далеко, что никто из дворца уже не мог их увидеть, он поменял направление и устремился к ограде Лилового Леса. Он был грустен и молчалив; преступление тяжким грузом давило на сердце и совесть.

— Что с тобой, Обжирон? — спросила Беляна. — Ты все молчишь; ты не болен?

— Нет, ваше высочество, я хорошо себя чувствую.

— Как ты бледен! Скажи мне, что с тобой, мой бедный Обжирон? Обещаю сделать все, что смогу, чтобы тебя успокоить.

Доброта Беляны чуть было не спасла ее, смягчив сердце Обжирона; но воспоминание об обещанных Хитреттой конфетах пересилило приступ великодушия.

Прежде, чем Обжирон ответил, страусы оказались рядом с решеткой, ограждавшей Лиловый Лес.

— Какая красивая сирень! — вскричала Беляна. — Какой дивный аромат! Я хочу набрать большой букет и преподнести его папе! Вылезай, Обжирон, и пойди принеси мне несколько веток.

— Мне нельзя слезать, ваше высочество; страусы могут убежать, пока меня не будет.

— Ну и что? — сказала Беляна. — Я и сама их отлично приведу во дворец.

— Но король меня забранит, если увидит, что я оставил вас, ваше высочество. Лучше вам самим набрать цветы по вашему выбору.

— Верно, — сказала Беляна, — я бы очень огорчилась, если бы тебя побранили, мой бедный Обжирон.

И с этими словами она легко выпрыгнула из экипажа, пробралась сквозь прутья решетки и принялась рвать сирень.

Обжирон дрожал и волновался: совесть разрывала его сердце на части; он хотел было исправить дело и начал звать Беляну: но хотя она находилась всего в десяти шагах от кареты и паж ее отлично видел, но она уже не слышала его голоса и мало-помалу углублялась в заколдованный лес.

Долго глядел он, как девочка собирала сирень и наконец скрылась с его глаз. Долго оплакивал свершившееся преступление, проклинал свое обжорство и королеву Хитретту.

Вскоре Обжирон спохватился, что близится час, когда Беляна должна вернуться во дворец; он добрался до конюшни задними дворами и побежал к ожидавшей его королеве. Увидев его бледное лицо и красные от горьких слез глаза, она догадалась, что Беляна исчезла.

— Готово? — спросила она.

Обжирон кивнул головой; у него не было сил говорить.

— Подойди, — сказала Хитретта, — вот твоя награда.

И королева указала на сундук, полный конфет всех сортов. Она велела слуге взять его и взгромоздить на одного из мулов, которые привезли ее украшения.

— Я поручаю Обжирону отвезти этот сундук моему отцу. Отправляйся, Обжирон, а через месяц вернешься за другим.

С этими словами она сунула ему в руку кошелек, набитый золотом. Обжирон молча влез на мула и пустился вскачь. Вскоре злому и упрямому мулу надоело везти тяжелый сундук, он принялся брыкаться, вставать на дыбы и в конце концов сбросил с себя и Обжирона, и сундук. Обжирон, не умевший сидеть верхом ни на коне, ни на муле, свалился на землю, ударился головой о камни и умер на месте. Так ему не удалось получить даже ту пользу из преступления, на которую он надеялся, ибо он даже не успел попробовать конфеты, полученные от королевы. Никто о нем не пожалел, потому что никто его не любил, кроме бедной Беляны, за которой мы и последуем в Лиловый Лес.

III. Лиловый лес

Войдя в чащу, Беляна кинулась срывать красивые кисти сирени, радуясь их изобилию и аромату. Едва набрав охапку, она замечала еще более красивые цветы, выкидывала собранное из передника и шляпы и наполняла их снова.

Больше часа продолжалось это занятие; Беляне стало жарко; она почувствовала усталость; тяжесть сиреневых букетов утомила ее, и принцесса решила, что пришла пора вернуться во дворец. Она оглянулась и увидела, что со всех сторон окружена сплошной стеной сирени; она позвала Обжирона: никто не ответил ей.

— Кажется, я зашла дальше, чем собиралась, — сказала Беляна. — Пойду-ка обратно; хотя я немного устала, но Обжирон услышит меня и выйдет навстречу.

Долго шла она, но чаще не было ни конца, ни края. Много раз она окликала Обжирона, никто не отвечал. Наконец она испугалась.

— Что станет со мной одной-одинешенькой в этом лесу? Что подумает мой бедный папа, когда узнает, что я не вернулась? А как бедный Обжирон возвратится во дворец без меня? Его будут бранить и, может быть, даже бить, и все это по моей вине, потому что мне захотелось выйти и пособирать эту сирень! Какая я несчастная! Я умру от голода и жажды, если только волки не съедят меня этой ночью!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 80
печатная A5
от 259