электронная
200
печатная A5
404
6+
История Архангельской области

Бесплатный фрагмент - История Архангельской области

Исторический путеводитель

Объем:
154 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4493-8120-0
электронная
от 200
печатная A5
от 404

Введение

Север — это не конфетка,

Не Прибалтика, не юг…

(Лев Зонов).

Исследовательский инстинкт, заложенный в природе homo sapiens, всегда толкал людей к неизведанному — и Север в наибольшей степени удовлетворял это стремление. Ощущение тайны, загадки, присущее безлюдным и бескрайним северным просторам, манило за собой, на каждом шагу открывая новые горизонты знаний и ощущений. Здесь, в суровых северных условиях, где выживание становилось насущной необходимостью, люди познавали и окружающий мир, и себя, и своих спутников. Каждое путешествие на Север открывало «terra incognita» не только во внешнем мире, но и в мире внутреннем — через постижение человеческих возможностей, осознание их границ и их безграничности. И каждый новый шаг на Север, сделанный человеком, дарил ему новый прилив сил и вдохновения, побуждая к новым свершениям.

Белое море, архипелаг Кузова

Человек современный не может удовлетворить свой исследовательский инстинкт в полной мере: социальные установки сдерживают нас в жестких рамках, не позволяя проявить себя и проверить людей, окружающих нас. Единственная отдушина, позволяющая хоть в какой-то мере почувствовать в себе первооткрывателя — примитивная туристская поездка, где уровень комфорта определяется толщиной портмоне. Но Север даже в наши дни не позволяет относиться к себе настолько потребительски. Деньги и социальное положение так и не стали на Севере главными мерилами человеческой сути. Север открывает лицо нашей души, позволяя вести себя без помощи стереотипов и комплексов. Только здесь мы начинаем понимать, что история движения человечества на Север, история освоения Севера — это наша с вами история. История наших предков приближается к нам настолько, что становится личной историей каждого из нас. И уже не безвестный «древний новгородец» преодолевает трудности своего пути — это Вы стремитесь познать бескрайность Севера и заглянуть за границы себя. Удачи Вам в этом путешествии!

Энциклопедическая справка
«Архангельская область»

Архангельская область расположена на северо-западе страны, является субъектом Российской Федерации и входит в состав Северо-Западного федерального округа. Площадь области 587,4 тыс. км2 (включая Ненецкий автономный округ и островные территории — архипелаги Земля Франца-Иосифа, Новая Земля, Соловецкие острова). Площадь области больше самой крупной европейской страны — Франции. Численность населения Архангельской области достигает 1570 тысяч человек, плотность населения — 2,67 человека на квадратный километр. Столица области — город Архангельск (415 тысяч человек). Самые крупные города области — Северодвинск (245,2 тысяч человек) и Котлас (83 тысячи человек). Архангельская область разделена на 20 административных районов и Ненецкий автономный округ, включает 7 городов областного подчинения.

Границы Архангельской области отмечены красным

Территория области в XI — XV веках была подчинена Новгородской республике, позднее вошла в состав Московского княжества. История области как административного образования начинается с указа Петра I: 18 декабря 1708 года в числе восьми губерний России была образована Архангелогородская губерния. 23 сентября 1937 года постановлением ЦИК СССР Северная область Советского Союза, была разделена на Архангельскую и Вологодскую области. Эти границы сохранены и сегодня. На западе область граничит с республикой Карелией, на востоке — с республикой Коми и Тюменской областью, на юге — с Вологодской и Кировской областями.

Область занимает выгодное экономическо-географическое положение. Она омывается Белым (40% материкового побережья), Баренцевым (60% материкового побережья) и Карским морями (западные берега архипелага Новая Земля). Столица области — город Архангельск — один из важнейших портов России: через него проходит Северный морской путь.

Область располагается в арктическом, субарктическом и умеренном климатических поясах, в пределах от 61º до 80º северной широты, и характеризуется суровыми климатическими условиями. На севере господствуют холодные арктические ветра, с запада ветер приносит влажный воздух Атлантики. Средняя температура января от -12º до -18ºС; июля от +8º до +16ºС. 50% всей территории области занимает зона тайги, севернее расположены зоны лесотундры и тундры.

Самые крупные реки Архангельской области — Северная Двина, Мезень, Печора, Онега, Кулой, Пинега. На территории области расположено более 2500 озер. Наиболее крупные из них — Лача, Кенозеро и Кожозеро находятся на западе области, на территории Каргопольского, Плесецкого и Онежского районов. На территории области есть источники минеральных вод (Куртяево) и лечебные грязи соленых озер (курорт Солониха).

Приморское расположение Архангельской области говорит на наличии разных морских, в том числе рыбных, ресурсов. В прибрежной полосе находятся крупнейшие плантации водорослей: ламинария, фукус, анфельция.

Архангельская область обладает самыми разными природными ресурсами, в том числе месторождениями алмазов, располагает крупными запасами бокситов; занимает второе место в стране по производству деловой древесины и пиломатериалов; первое место по производству целлюлозы, экспорту леса; пятое место по производству бумаги. Нельзя не отметить, что Архангельская область является водоизбыточной, что является предпосылкой для развития водоемких производств.

Основным видом транспорта на территории области является железнодорожный, есть несколько аэропортов. Сеть автомобильных дорог из-за сложных климатических условий развита недостаточно.

На территории области находится большое количество памятников археологии, деревянного зодчества и архитектуры. Памятники Соловецкого архипелага отнесены к особо ценным объектам природного и исторического наследия России и включены в «Список всемирного наследия» ЮНЕСКО. На территории Архангельской области расположены Кенозерский и Водлозерский национальные парки.

Часть первая. Физико-географическая сказка
«Архангельска область»

Про наш Архангельский край

столько всякой неправды да напраслины говорят,

что придумал я сказать все, как у нас есть.

Степан Писахов

Сказки Сени Малины

Наша-то Архангельска область и раньше росла. Это теперь мы больше Франции по размеру, а лет через тышшу, поди, и глобус Архангельской области делать надо будет. А живет Архангельска область-то в трех поясах климатических: в арктическом, субарктическом и умеренном. Оттого по первым двум поясам путешествия-то экстремальными называются. Ну, что для туриста экстремал, для помора самый нормал, а помором быть — надо по морю ходить. Так и мы: знакомиться с областью нашей будем с голомЯной стороны (голОмя — открытое море, морские просторы), откуда сиверИк (любой ветер северных направлений) к нам сполОх (северное сияние) приносит. Это для туриста сполОх северным называется, а на деле он самый что ни на есть архангельский. Еще Сеня Малина его в пучки вязал, чтоб в доме пахло хорошо, а девки-то архангельски его всегда в косы заплетали. С тех пор дети у нас со светлым волосом нарождаются — это сполОх архангельский в них светит.

Хороший улов

С севера-то у нас острова большие. К берегу — Колгуев да Вайгач, а чуть подале — Новая Земля да Земля Франца-Иосифа. Острова-то эти в арктической и субарктической зонах обретаются. А на островах тех земля голая каменная, да лед, да медведь белый, да моржи с тюленями.

Холодно там — аж лед не тает. Лед-то не тает, да. А что холодно — так это от работы да одёжи зависит. В справочниках всяких указано, что температура у нас средняя январская от -12º до -20º этого самого Цельсия, но быват и -200º, а то и -300º — тогда уж мАлицю (традиционная одежда северных кочевых племен из меха оленя с капюшоном и пришитыми рукавицами) одевать надо. Низка температура — поможет тёпла шкура.

Поморы-промышленники

Вот поморы в любу погоду вечно на самые северные острова по морю бегали, с моржами да медведями обменом равноценным меняться: мы им кутило (гарпун для охоты на моржей и белух) да пули, они нам жир, шкуру, да клык моржовый — и все довольны. В последне время, правда, у моржей кутил энтих накопилось — ну просто завались, так мы им теперь все больше туристов возим: моржам-то скучно на островах, и медведи им уже надоели — они друг на друга веками любуются. А турист — моржу само развлеченье: он и одет всегда ярко, и руками машет, как кого увидит, и нам заработок. Вот так и живем, с моржами в дружбе, и они вроде у нас на службе. Еще мы с белухами подружились: это не рыба-белуга, а дельфин такой, длинный, белый и добрый.

Белый кит — белуха

Его в северных морях видимо-невидимо, и он кажно лето тышшу годов к нам в гости ходит — к островам Соловецким, что в Белом море. Мы с ними договор имеем — от злых людей их оберегаем, а они нам туристов развлекают, корабли сопровождают, прыжками да нырками зевак ублажают, нам время для рыбалки освобождают. Турист, он как белуху завидит, так цельный день сам не свой на нее глазеет: видать, водну свою прародину вспоминает — белухи-то всем людям, знать, сродники. А мы тем временем рыбу промышляем — селедочка, треска, наважка — к нам-то в сетки сами прыгают. Это они от-того, что любят на сковороде потрещать, на солнышке провялиться, да в кастрюльке побулькать — ушицу приготовить, поморов с жонками да детишшами поморскими накормить. Так и живем — со всем морем дружим, от того не тужим. А моря-то у нас хоть и северны, но зимой-то не мерзнут. Было дело, мерзли поначалу, но первы поморы наши с батюшкой-окияном договорились — он к нам Гольфстрим-то и завернул. Сперва-то потеплело сильно, финики-бананы заморски из земли полезли, да мы народ боле к прохладе привычный — попросили остудить тот Гольфстрим немного. Теперь у нас климат само то — не холодно, не жарко, а порАто (очень) даже комфортно.

А поюжнее-от островов северных сама мАтёра идет — в наш день-то ее материком кличут, в мужском вроде роде. А на самом деле-то она в женском, по-поморски. И земля поморска обширна да равнинна. Уклон по той равнине слабый идет, в сторону морей северных — Белого и Баренцева. Говорят, так в древни времена землю нашу ледник всхолмил, да мы не знам, был ли ледник, не был — то дело не наше. О том пусть ученые спорят — им на то языки и дадены. Холмы-то, правда, есть. Мы-то их горами называм — люди мы равнинные, все, что выше мельницы ветряной, горами зовем. На северо-западе равнины нашей Ветреный пояс стоит, на востоке — Тиман, на самом севере — Канин камень, на юге Коношско-Няндомская возвышенность расположилась, а уж хребет Пай-Хой — тот и вовсе выше самой высокой Джомолунгмы будет. (Ветреный пояс — высоты до 344 метров, Тиман — до 303 метров, Канин камень — до 242 метров, хребет Пай-Хой — до 467 метров, Коношско-Няндомская возвышенность — до 250 метров). Ни один помор в таку верхоту без нужды не полезет, если только к соседу сбегать, байку каку послушать.

Тиманский кряж. «Белый город»

А между горами нашими поморскими много всяких низин расположено. На западе области, например, где водораздельные плато — там, по ученому выражаясь, ближе всего к поверхности подходят палеозойские известняки (осадочная горная порода, состоящая преимущественно из кальцита СаСО3) и мергеля (от лат. Marga, нем. Mergel — осадочная горная порода, состоящая из кальцита или доломита и глинистых минералов), карстовые явления широко распространены. Сами низины-то западные у нас толщами морских, озерно-ледниковых и аллювиальных (от лат. alluvio — нанос, намыв) отложений исполнены. А вид земли нашей меняется из века в век. Тут эрозия виновата (это процесс такой разрушения поверхности земной). Ну, сам погляди: ежегодно в река главная — Двина Северная — смывает до 660 килограмм почвы с 1 гектара, а еще морской и озерный прибой, карстовы разны процессы (из-за них целы участки у рек Кулой да Пинега в дурные земли превращаются), болот образование, на озерах да реках льдов деятельность аккумулирующая — в общем, сколько по ученому не говори, а только ученому и понятно будет. Для нас же эрозия та — напасть одна — фарватеры на реках меняет, земли пахотны отгрызает, завсегда с ненужной стороны залезает.

Зато полезных копаемых у нас полно. Разны умны люди говорят, что они у нас осадочного происхождения. Осели, значит, когда-то, после мути, ледником поднятой. Но полезны те копаемые — до жути! Каки у нас месторождения гипсов, известняков да ангидридов! Взять хоть одно из крупнейших в стране месторождений — Звозское: там таки запасы самых лучших гипсов, что совсем неисчерпаемы — сколько черпают, а все вычерпать не могут. Известняков у нас много у Плесецка да Орлецов, а бокситов — тех опять же у Плесецка видимо-невидимо. И соли у нас много — поморская соль давно по всей России славится — в долине реки Онеги, на Онежском полуострове, да в других местах многочисленны наши запасы солевые. И на юге области соли полно — в Сольвычегодске, Коряжме, Шангалах. Там таки пласты каменной соли, что мощность их (толщина, значит) до 16 метров доходит. Есть месторождения разных строительных материалов (там можно кирпичи, шифер, да сетку-рабицу готовыми добывать), огнеупоры всякие, глины красящие. Только вот с энергетическими видами полезных ископаемых у нас природа-то подкачала. Окромя торфа, ничего-то у нас больше нет. Все мы, по простоте своей душевной, в годы перекройки-перестройки ненцам отдали, в Ненецкий автономный округ, стало быть. Там у каждого ненца скоро нарты из золота будут. Правда, чего у нас просто завались — так это алмазов. Монополист-то мировой — Де Бирс — тот оченно не рад был, когда мы завод алмазоперерабатывающий представляли. Вот таки у нас копаемые. Очень даже ничего себе — копаем, не жалуемся.

Да и жаловаться не на что. Взять вот хоть климат наш. На матерой земле-то он у нас оченно даже умеренный. Потому и зима у нас короткая. На северном побережье — всего-то дней 200 отрицательна температура держится, а уж южнее — так и вовсе 160 деньков. Заснуть-проснуться не успеешь — а и весна пришла. Правда, спать зимой некогда стало: готовимся к туристам перелетным: они, говорят, скоро косяком к нам попрут, даже зимой. А чего? Снег у нас самый что-ни на есть чистый, мороз не морознее московского — от того лыжи всяки, санки — само хорошее зимне гульбище. Зимушка-то у нас длинна, так что возможности для зимнего туризму тож больши. Особливо для лыжного. Зима-то все болота, реки да озера льдом сковыват, оттого оне в дороги превращаются — в любу сторону по ним бежать можно. Да таки ровны да гладки! Я, бывало, по такому зимнику да по гладухе (гладкий лед) до обеда в Москву бегал и обратно вертался. Так что мы теперь курорты зимни готовим — скоро с самого Куршавеля к нам швейцарцы приезжать будут, потому как у нас экологично очень. Взял, к примеру, сани-буран какой, али бомбардье, как нажал газу — за день с ту Швейцарию и промчишь. У нас же Швейцарий этих можно штук 10 по области раскидать — никто и не заметит. (площадь Швейцарии — 41,3 тыс. км2) Одна напасть — погода у нас неустойчива, потому как приходят к нам циклоны атлантические да потоки воздуха холодного арктического. Да мы и к ним приспособились. Мы-то знаем, что циклон к потеплению да дождику, а воздух арктический — к морозу да холоданию. Как циклон к нам — мы его тепло собираем да в амбарах прячем, а дожди сами в реки да озера текут. Тепло-то мы в приход холодов пользуем — потихоньку выпускаем, мороз понижаем. А воду дождеву про запас копим — скоро везде по миру воды чистой не станет, а у нас ее полны реки да озера — пей-не хочу, купайся-не буду.

Осадков атмосферных у нас по-среднему падает — как в каком-нибудь Воронеже, али Курске — от 300 до 500 миллиметров за год. Осадки-то, в основном, зимой да осенью. Зимой — снег припорошит, осенью — дождик поморосит. Потому и влажность у нас от количества этих самых осадков зависит — сколько нападает, столько натает. За зиму-то снега падает немного — до 60—70 сантиметров. Ну, это там, где ветер дует. В лесу-то, быват, столько снегу наметет, что мы его в айсберги пакуем, да в море сталкиваем — а то совсем землю продавит, выползет с той стороны. А там, где снега не много — мы его не трогаем: лежит-полеживает с конца октября до середины мая, а потом в воду превращается.

Вода же наша стекает в реки да озера, которых в области Архангельской видимо-невидимо. Большую часть воды-то мы в болотах храним. Там она грунты насыщает, подземные воды наполняет. А избыток-то ее мы в море отпускаем — реками. Наши реки-то недаром полноводными зовут — воды-то у нас полным-полно. А они еще и длинноводные — Северная Двина 744 километра течет, прежде чем в море упасть, Пинега 799 километров свои воды до Двины несет, Мезень до океана 966 километров стекает. А уж сколько у нас рек поменьше будет — речушек, ручейков, протоков — тех никто и не считал никогда. Так с самого ледникового периода и повелось. И поморы всегда у рек селились.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 404