электронная
7
печатная A5
351
16+
Истории пяти стихий

Бесплатный фрагмент - Истории пяти стихий

Фэнтезийные рассказы

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-2896-1
электронная
от 7
печатная A5
от 351

Пролог

Легенда гласит, что в одной давно затерянной библиотеке, путь к которой уже не помнит никто из ныне живущих, хранится древняя книга.


В том, покрытом пылью фолианте, сокрыты тайны путей в иные миры, полные магии и волшебных созданий, волнующих приключений и опасностей.


С древних времен люди ищут эту книгу, желая выведать все ее секреты. Из обрывков той легенды, что дошли до нас, известно что давным-давно могущественные колдуны того мира, пресытившись силой и властью над ним, возжелали большего и открыли пять порталов для путешествия в иные реальности.


Сила тех порталов была немыслима и губительна для природы, но алчные маги не желали расставаться с обретенной властью над пространством даже под угрозой уничтожения Мира.


Долгие годы не умолкали споры, и противоречия снедали магическое сообщество. До тех пор, пока однажды мудрый алхимик, чье имя не сохранила история, в тайне от властолюбивых магов, не отыскал способ закрыть порталы до той поры, пока не найдутся способные излечить реальность и вновь открыть пути между мирами.


Природа Мира создала магических существ — элементалей пяти Стихий, которые хранят порталы по ту сторону. И для того, чтобы закрыть порталы, ему пришлось заточить в камни духов-хранителей, но не все из них были согласны добровольно расстаться со свободой, с некоторыми из них ему пришлось сразиться.


Он перенес энергию порталов в пять магических камней, ставших отныне ключами, и поместил их в пять украшений — кулон, брошь, колье, гребень и браслет.


Так как порталы те были созданы силой природных стихий, то каждый из камней, заключенных в украшении, открывает дверь стихии, его породившей:


Воды (элементаль хранитель — русалка);

Воздуха (сильфида);

Огня (демон);

Земли (фавн);

и Света (солнечного) (вещая птица).


На первый взгляд, камень в таком украшении может показаться невзрачный серым осколком, но внимательный глаз увидит в нем отблески и манящее мерцание потусторонней магии того Мира, в котором волшебство живет не таясь.


И забрав все ключи, он скрылся от преследователей в параллельном мире смертных людей, где магия была спрятана от глаз его обитателей. И алхимик разбросал украшения в разных частях света, где они попали в руки обычных (на первый взгляд) людей. Но он знал, что ключ сам выбирает своего владельца — того, кто обладает скрытым магическим потенциалом и сможет воспользоваться им, когда придет время.


Краткое описание главных героев.


Земля — мужчина, средних лет (примерно 35), среднего роста и телосложения, темноволосый. По профессии врач-хирург. Имеет присущее его профессии немного циничное чувство юмора. Целитель по призванию.

Элементаль стихии Земли — фавн, мужчина, с витыми рогами и копытами, тоже не лишен чувства юмора.


Вода — девушка примерно 25—27 лет, гармонично сложенная, с темными длинными волосами. Певица, характер спокойный и рассудительный. Голос её настолько обворожителен, что поклонники называют её волшебницей.

Элементаль стихии Воды — русалка или нимфа, имеет чарующий голос, характер соответствует её стихии


Огонь — мужчина 25—30 лет, военный, имеет четкие моральные принципы. Решительный и непреклонный. Серьезный, чувство юмора отсутствует как факт.

Элементаль стихии Огня — демон, мужчина. Яростный, прямолинейный, несдержанный и резкий в высказываниях. Часто язвительный, но бесхитростный.


Воздух — молодая девушка (от 18 и до 23 примерно), вор-карманник. Одинокая, и в то же время легкая в общении, но никого к себе очень близко не подпускает.

Элементаль стихии Воздуха — сильфида, юная изящная девушка, блондинка. Легкомысленна, быстра и порывиста. Добра и наивна.


Свет — светловолосая девочка 11—13 лет. Одинокая, со сложной судьбой (сирота, либо не любимый родителями ребенок), но не потерявшая доброту, доверчивость и веру в чудо.

Элементаль стихии Света — золотокрылая вещая птица. Предстает в образе крылатой девушки. Имеет дар предвидения и этим помогает своей подопечной преодолевать сложные ситуации на её пути в неизведанном Мире.


Вода — брошь (заколка);

Земля — гребень;

Огонь — кулон;

Воздух — колье;

Свет — браслет.

Гребень Фавна

— За что??? — Александр в приступе дикой боли схватился за живот.


Острие охотничьего ножа упивалось тёплой сладкой кровью. Александр от боли не мог вымолвить ни слова. Взрослый 35-летний мужчина, сам хирург по профессии никогда не думал, что ножевая сталь прервёт его жизнь.


— А ты не помнишь что ли, забыл всё? — с издёвкой палач издевался над своей жертвой.


Молодой парень с рыжими волосами важно расхаживал вокруг врача. Александр пытался заглянуть в его глаза, подсознательно вымаливая пощады, он не знал и не узнавал нападавшего. Единственное его мыслью на этот момент это было проклятье посланное самому себе. Какой чёрт его дёрнул срезать путь поздним вечером через лесок и железную дорогу.


— А я тебя ждал. Вылавливал. Следил! — словно читая его мысли приговаривал убийца.


— Ну что вспомнил? — упивался явной местью парень, — тебя ни что бы не спасло! Я буду ходить за тобой пока ты не сдохнешь!


Александр только мотал головой из стороны в сторону. Давая понять, что он ничего не вспомнил.


— Я муж той убитой девушки и недоношенного ребенка! Которого ты вырезал и твои толстые стервы в белых халатах отдали мне в коробке из-под обуви! Видите ли у Вас там в больнице не было родильного отделения и вы помочь нам не могли! — кричал на безлюдном почти ночном пустыре палач.


— Она умерла… от сильной потери крови, поздно… обратились… в больницу… Прости… — с трудом выдавил из себя эти слова хирург. Он не видел мужа пациентки, но навсегда запомнил тот случай с двойной смертью в его отделении скорой медицинской помощи и сразу понял о ком идёт речь.


— Я уже это слышал! — решительно пресёк разговор рыжеволосый парень.


Он бил и бил врача ножом, со смаком и дикой ненавистью вырывая нож из тела и вгоняя его заново, в новое место. Александр не считал сколько ран он получил, скорее всего больше десяти. Неожиданно из-за кустов и прочей зелени появился свет. Кто-то разворачивался на соседней просёлочной дороге и яркий свет фар ослепил убийцу. Тот струсил в последний раз выдернул нож и в панике побежал прочь.


Александр сполз на землю, свернулся калачиком, а затем немного развернул лицо и корпус к виднеющейся из-за редких туч луне. «Нарвался я ещё на одного хирурга» — съязвило его мутнеющее и пропадающее сознание. Кривой серый и неопрятный мир городских задворок быстро темнел в глазах. У него не было сил ни звать на помощь, ни кричать, ни даже прошептать. Разворачивающаяся машина давно исчезла в ночи, а Александр глубоко и медленно дышал, стараясь запечатлеть последнее что он видит — ночное небо, успокаивающе шуршащие кроны деревьев, мягкий и обволакивающий лунный свет.


Он почти не слышал, как кто-то подошёл к нему. Это была старая сгорбленная старуха в тёплом, совсем не по-летнему, платке в многослойном тряпье и с сучковатой палкой в руках. Она немного постояла рядом, посмотрела на него, потыкала палкой в его раны. Но Александр от болевого шока уже ничего не чувствовал, только лёгкий тихий смешок вырвался с его уст. Последнее что он видел — молчаливая старуха бросила ему на грудь большой жирный кусок сырой земли.


Вставай! Чего разлёгся! — кто-то кричал прямо в ухо.


Александр не хотел открывать глаза. Сквозь веки он чувствовал яркий солнечный свет и нежный летний утренний ветер. Когда он, наконец, приоткрыл их, то первое, что заметил — контур рогатого существа. Сам от себя не ожидай он вскочил на корточки и неловко отпрыгнул в сторону.


— А ну пошёл отсюда! — выкрикнул первое, что ему пришло в голову.


Лесной Фавн залился диким саркастическим смехом. Он смеялся и смеялся не переставая и не сбавляя задора. Александр почувствовал себе неловко и дико одновременно, с обезумевшими глазами он смотрел вокруг. Не было больше унылых городских домов-коробок, устаревших поездов мчавшихся мимо, грустных и несчастных прохожих. Александр рассматривал великолепные деревья и травы со светящимися бутонами и прожилками на листве. Поросшую землю под руками густым пушистым красновато-лиловым диковинным мхом, небо с солнцем и луной одновременно, смеющегося получеловека-полузверя напротив. Разглядывал свою грудную клетку без единой раны, рваную странную чужую одежду на себе.


— Это всё что я мог достать для тебя! — хохотал и давился смехом чужак, — снял с митура, которого не смог долечить, прям в точности как ты! Размерчик твой, хоть вы и не похожи никак и совсем-совсем.


Врач ошалелыми глазами смотрел то на него, то на кусок грязи, который он так и сжимал у себя на груди.


— Как тебя зовут? — наконец успокоился фавн.


Он был почти голый, только набедренная повязка из сухой травы и веток, больше похожая на странное гнездо, прикрывала его наготу. Кожа этого лесного существа была тёмной, даже на лице и на 90% её прорастал такой же мох, как на местной земле и камнях. Врач с удивлением рассмотрел черты лица фавна, очень похожие на свои собственные — это тёмные волосы, светлые глаза, прямой тонкий нос и большие полноватые, но правильной приятной формы губы. «Хорошо, что рогов хоть у меня нет… хотя кто его знает, может и копыта даже тоже были, а я и не замечал» — успел язвительно подумать он.


— Александр, — спокойно ответил он.


— Какая мерзость! В вашем мире я надеюсь только тебя так зовут! — чертыхнулся сказочный незнакомец.


— Нет, это одно из самых распространенных и популярных имен в моей стране, да и на всей планете тоже, — спокойно и рассудительно поправил его Александр, не переставая сжимать в руке грязь.


— Будешь теперь Вамманитгом! И не называй при мне своё прошлое имя! Оно оскорбляет мою древесную ауру.


— Да я такое даже выговорить не смогу!


— А ты не выговаривай! Просто откликайся и всё. В руке у тебя гребень.


— Где?


— Ох, как же с вами тяжело мирскими землянами. Мы тоже на земле и в лесах живём, но не такие тупые как вы! В руке у тебя — в ру-у-ук-е-е-е! — чувствовалось, как фавн стал терять терпение и злоба стала просачиваться в его слова.


Вамманитг растерянно смотрел на руке, он нажал на грязь сильнее и почувствовал внутри острые края. Раскрошил подсыхающую грязь и увидел медный витиеватый гребень с огромным полупрозрачным бирюзовым камнем.


— Зачем он мне? — недоуменно спросил Вамманитг.

— Волосики можешь свои расчесать! Они как раз у тебя отрасли пока ты пробирался через портал в наш древесный мир, — язвил фавн.


Вамманитг провёл свободной рукой за ухом и действительно почувствовал, что волосы с короткой причёски «ёжиком» отросли чуть ниже плеч.


— Это не просто гребень, это портал и моя тюрьма… — уже серьезно и грустно ответил волшебный рогатый лесной человек.


— Тюрьма? Кто тебя в неё заточил? — даже немного с сочувствием спросил бывший хирург.


— Тот старик, что бросил тебе его на грудь, когда ты нарвался на родственников пациентки. Шансов у тебя не было никаких, там в кустах сидел ещё и его отец, на всякий случай, если бы не Рыжий, так тот бы тебя добил наверняка.


— А разве это не старуха была?


— Нет не старуха! Это Алхимик, который запер порталы в другие миры Вселенной и заточил их Властителей, Королей, Предводителей в камни пяти украшений — кулон, брошь, гребень, колье, браслет. Мне вот гребень достался. Я думал Алхимик хотя бы девушку выберет симпатичную, конечно же. А не тебя!!! Но, видимо, ему виднее.


Воцарилось молчание. Длинная словно змея, но с несколькими парами ног, которые сложно было из-за подвижности существа, ящерица забралась на колени к Вамманитгу. На её спинке мерцали отражения гор, реки, листьев, которых не было поблизости. Крупные красные зрачки плавно меняли цвет на зелёный и обратно. Она также быстро и ярко исчезла, как и появилась.


— А как тебя самого зовут? И зачем я здесь? — ему даже не хотелось ничего спрашивать, он так хорошо себя чувствовал в этом причудливом лесу, словно был рождён здесь.


— У меня нет имени… Никто не давал мне имя. Ведь я дух, а не плоть, меня и не видит-то почти никто. И я не хочу себе имя. Забавно как другие пытаются описать меня, когда говорят обо мне. «Этот», «никто», «лесное» — слишком много странных имён я слышал. А зачем ты здесь? Кстати, да, пойдём быстрее! А то как на пикнике устроились!


Фавн вскочил на свои копыта и быстро покинул поляну, заходя всё глубже и глубже в сказочный фентезийный лес. Вамманитг с трудом успевал за ним. За рваную одежду то и дело цеплялись самодвигающиеся колючки, свисающие с кривых деревьев. Пару раз он случайно попал ногой в яму или нору каких-то здешних лысоватых зверьков, вызвав их дико недовольный писк. Они долго пробивали сквозь мерцающую чащу. Вамманитг хоть в прошлой жизни и не курил, старался заниматься бегом, но уже сильно выбился из сил от такого темпа. Фавн не был его выше, но умудрялся делать настолько частые и длинные шаги, что за ним приходилось чуть ли не бежать.


Наконец, они вышли на другую поляну, полную вертикально ровно торчащих из сухой земли веток и шипов с редкими гаденькими чёрно-синими цветочками с красными крапинками. Посередине поляны хорошо освещенная луной и солнцем, тёплыми и холодными лучами располагалась землянка. На её поверхности также не было свежей травы, только перетоптанная красновато-серая земля. Фавн ловко юркнул в узкий проход, прикрытый, странно смотрящейся здесь чистой и дорогой вышитой серебристыми нитями и цветами тканью. Вамманитг последовал за ним.


Они плутали по земляным тоннелям, им попадались встречные прохожие — почти такие же фавны, как его новый друг, только более низкие и коренастые. У некоторых ещё не было мха на коже, наверное, это были самые юные особи. С ними было тяжело разминуться в узких лазах.


Вышли в большую просторную комнату. Её сыплющиеся своды подпирали коряги и желтоватые корни, произрастающих наверху, на поверхности леса деревьев. В центре комнаты стояла овальная кровать с низкими спинками, на ней на ярком и расшитом золотом покрывале лежала рогастая девушка. Залу освещали лучи еле пробивающиеся вдоль корней, торчащих по всей комнате. Её живот высоко дыбился над остальным телом. Вамманитг с горечью понимал, что она беременна и сильно нездорова. Его начала колотить мелкая дрожь. Он не был трусом, не был нерешительным, был закаленным душевно, многое видел в жизни и хорошего и плохого — ведь профессия обязывала. Но он не хотел, что бы она с ребёнком умерла на его глазах, это всегда было тяжело перенести.

Не нужно было больше никаких слов и объяснений, он сразу же догадался зачем он здесь — ему нужно было вылечить девушку и спасти ребёнка.


— Это моя возлюбленная и мой наследник или наследница. Знахарь и целитель из меня не очень… так себе… Иначе я бы сам её вылечил. Алхимик послал тебя к нам, в обмен, если я больше никогда не буду рваться из своей сверкающей темницы в гребне, если навсегда променяю свою свободу на жизнь Меринти и нашего ребёнка, — голос фавна был серьёзен, каждое слово он произносил отчётливо и звонко, не было ни намёка на хорошее настроение, сарказм или шутливый настрой.


— Я не буду это делать… Больше никогда… Ни за что… — разочарованно заказал головой Вамманитг.


— Я сожру тебя по кускам в соседней комнате и ты никогда не вернешься домой к своей жене, родителям и детям! — в ярости тихо, но слышно на ухо прошипел фавн.


— Я не знаю как лечить в вашем мире, что действует, а что нет, — упорствовал Вамманитг в ответ.


Фавн схватил его на и так порванную одежду с такой силой, что все швы и нитки затрещали, он молча поволок его в другой выход. Там в соседней комнате располагалось хранилище. Сотни пузырьком с разноцветными отварами, десятки пучком растений, подсушенные ягоды и куски крупных насекомых свисали с потолка и стен. В углу огромной, но низкой комнаты при тусклом свете красных светлячков, закрытых в пузатых колбах сидели рогатые мастерицы. Они за высокими, начинающимися ещё от пола, ступками растирали снадобья и порошки.


— Это моя лекарня, раньше я здесь хозяйничал, а теперь после заточения, моя сестра. В нашем лесу растут тысячи трав и грибов и действие всех я знаю. Ты скажи мне как должен действовать порошок и мы с сестрами быстро сварим зелья. Нужно торопиться! Меринти умирает! И только травы ей не помогают! Помоги, прошу тебя, я не останусь в долгу!


Вамманитг отводил взгляд и думал. Да, было страшно, было страшно потерять и этих пациентов, он чувствовал что и здесь его просят опять слишком поздно.


— Хорошо, мне нужен острый тонкий клинок и два других поменьше, иглы и нити… растения, стебли, которые держат форму, но потом быстро распадутся. Порошки или зелье, которое заводит тело в сон на несколько дней… — нерешительно, наконец, ответил он.


— Всё есть, сейчас всё приготовим! — радостно захихикал фавн и замельтешил с указаниями к своим сёстрам и слугам.


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 7
печатная A5
от 351