электронная
400
печатная A5
416
12+
Истории Огненной Лисы

Бесплатный фрагмент - Истории Огненной Лисы

Объем:
88 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-6194-2
электронная
от 400
печатная A5
от 416

Введение

Здравствуй, дорогой читатель!

Представь себя, сидящим в уютном кресле у жарко натопленного камина.

В ладонях у тебя чашка ароматного напитка и кусок яблочного пирога.

А у ног, свернувшись клубочком, дремлет пушистое нечто.

Эта книга — проводник в волшебный мир, в котором обитает Огненная Лиса и другие сказочные персонажи.

Я желаю тебе, читатель, обрести здесь нового друга, воспоминания о котором будут согревать тебя холодными зимними вечерами.

Автор

Огненная Лисица

За окном воет бесноватая вьюга, запутывая следы и заметая дороги.

Снег валит, как из мешка, ссыпаясь в огромные белые горы.

Не поздоровится путнику в такую погоду!

Но не страшна зима Огненной Лисице, что сидит в очаге Дома.

Чуть Стужа коснется порога, так пламя разгорается все ярче, выпроваживая непрошеных гостей.

А ведь когда-то Ведьмина Метла принесла маленький обережный уголёк из Самайновского костра, нарекла его Огненной Лисицей, спрятала найденыша в камине и подкармливала то ольховыми дровишками, то берёзкой. Выросло из уголька яркое пламя и в благодарность за приют, стало дарить домашним тепло и свет.

А вечерами, когда Дом и его обитатели отдыхают от дневных забот, Пламя рассказывает им необыкновенные увлекательные истории.

Снежные сны

Зима плавно кружила в снежном вальсе, роняя узорчатые хлопья на мягкое покрывало земли.

Синее небо мерцало золотистыми звездами. А на заиндевелых ветках рябины, что растет вблизи дома, жались друг к дружке крохотные красногрудые птахи.

Дом спал, мерно поскрипывая старинными половицами.

Огонь в очаге тоже дремал, обратившись в маленький черный уголек.

За ужином он украдкой стащил с книжной полки томик сказок Андерсена и с огромным аппетитом съел его!

Теперь угольку снились волшебные истории про Снежную Королеву, что украла мальчишку Кая, чудный садик маленькой Иды с ее ожившими цветами, стойкий оловянный солдатик и его прелестная танцовщица.

Ночь бесшумно входила в свои права, навевая домашним волшебные сны.

Подарок

Хозяйка Дома вчера рассказала мне, что у людей есть обычай дарить друг другу на праздник подарки.

Вот я и вспомнила, что давненько не была у своего доброго деда-Лешего.

Поутру собрала в платок кусок ароматного яблочного пирога и юркнула за дверь.

Лёгкий морозец щекотал нос. Под лапами приятно похрустывал мягкий снег. С неба слетали перья-снежины, плавно кружась при дуновении ветра.

Зимнее солнце ещё не грело, но я невольно подставила мордочку его несмелым лучам и потянула ноздрями воздух.

Дом, казалось, тоже наслаждался редким декабрьским деньком, от удовольствия щурясь чистыми занавешенными оконцами.

Крепко ухватив зубами узелок с угощениями для хозяина леса, я неспешно потрусила в самую чащу.

Рослые деревья-исполины сонно качались в такт песням ветра, приветствуя необычную гостью. Их ветви тянулись высоко к облакам, стараясь достать до небес.

Солнце медленно скрылось за сизые облака. А хмурые тучи нависли над лесом, обещая скорый снегопад.

С соседней сосны раздался громкий стук — это усердно работал дятел, будто подавая кому-то условный знак.

Ветер высоко поднял снежную позёмку, шурша еловой хвоёй.

Где-то далеко раскричалась болтушка-сорока, стрекоча на весь лес. Тут же с куста смородины слетел небольшой выводок желтогрудых синиц. А заяц-беляк, что прятался в сугробе, от страха выскочил прямо передо мной, свистнул и дал деру.

«Доброго здоровица, Лисичка! — проскрипел кто–то позади меня — Решила проведать всё-таки старика? Рад!»

Фыркнув, я обернулась, а за спиной никого не было.

«Сон у меня зимний волшебственный, внучка-Лисичка. Еще с начала зимы сам Морозко укутал меня мягким снежным покровом, чтобы я сил набирался на следующую весну. Теперь в марте свидимся, как все таять начнет — послышался тот же голос — а гостинец оставь, Огненная! Страсть как люблю домашнюю выпечку!»

«С Новым годом, дедушка Леший!» — сказала я и оставила съестное на заснеженном пеньке. Тут же узелок с печевом исчез, будто его и не было. А вместо него появилась дивная связка крупных лазоревых бусин и синее переливчатое пёрышко.

«А это мой подарочек тебе, Лисичка. В каждой бусине история лесная. Как захочешь послушать их-бери бусину, да кидай в огонь. Перышко же на удачливый год возьми. А теперь беги! Небось домашние заждались!»

На обратной дороге тучи сдержали своё обещание и сыпали снежными хлопьями во все стороны. Деревья поскрипывали и размахивали ветвями мне вслед.

Я неслась большими лисьими прыжками, минуя сугробы и старые пни, не обращая внимания ни на зайцев, ни на птиц.

День клонился к вечеру, когда я, размахивая пушистым хвостом, выбралась из чащи леса.

Дом ждал.

В его окнах горел свет, радушно встречая свою Пламенную Лису.

И Метёлочка стояла на пороге, высматривая в белёсой мгле рыжий хвост.

Фырча я направилась к Ведьминой Метле и положила в её озябшую ладонь синее переливчатое пёрышко.

Та улыбнулась, потрепав меня за ухом и отворила дверь.

Русалки

Лиса взяла одну лазоревую бусину, что подарил ей дедушка Леший, и бросила в пламя очага.

В ту же минуту по Дому растёкся сизый вязкий туман. Он будто шептал и плакал, а после, затерялся где — то в дальних углах гостиной.

Перед домашними появились полупрозрачные русалки с длинными хвостами. Их распущенные локоны плавно развевались, словно Дом был наполнен не воздухом, а водой. Девушки томно вздыхали и водили хороводы.

Домочадцы разом притихли.

«Сегодня здесь творится волшебство! Да необычное, а лесное!» — пояснила Огненная Лиса, подоспевшей Домоправительнице, которая несла на подносе ароматное рождественское печенье.

Одна из русалок протяжно затянула песнь:

«На манящий сладкий голос, что слышен с реки

Ты придёшь в предрассветную пору, как гость из «вне»,

Позабудешь о чём говорили тебе мужики

И с обрыва в омут бездонный скользнёшь ко мне.

Воды мерно качаясь, примут тебя на дно.

Травы длинные крепче канатов стянут рук кисти.

Напевая у тёмных затонов, ждала давно.

Обережным иконам тебя будет не спасти.

Я укутаю мягким илом твоё чело,

Из речной муравы для тебя сплету покров.

А над волнами утра зарево расцвело,

Чтоб спугнуть с прибрежья речных богов»

С последними звуками русалочьей песни лесное волшебство растаяло.

Домашние ещё долго смотрели на то место, где мгновение назад кружили длиннохвостые русалки.

«Зимой они спят глубоким сном. Но горе тому путнику, что заплутает в русалочью неделю у лесных водоёмов».

Мороз

Укрытый мягким покрывалом зимы, Дом ловил ускользающие крохи предрассветных сновидений.

С лёгкой руки самого Января повсюду веселился забияка-Морозец.

Он прилетел с холодным северным ветром, оседлав его, словно чистокровного рысака.

Обычно Мороз появлялся в образе голубоглазого мальчишки с серебристыми волосами.

Его излюбленной шалостью было щипать носы и щёки раскрасневшихся весёлых ребятишек. Когда ночь приходила на землю и люди забирались ближе к жаркому очагу, забияка-Морозец принимался за свою сказочную работу: рисовал витиеватые неповторимые узоры на окнах, помогал Январю морозить льды на реках и ворошил снежные перины.

А здесь, у дверей Дома, он поджидал домочадцев, чтобы и с ними повеселиться в это светлое январское утро.

«Эй! Спускайтесь, лежебоки!» — крикнул Мороз и запустил снежком в дверь.

Дом встрепенулся, будто взъерошенный воробей, и захлопал резными ставнями. Казалось, что ему понравилась весёлая затея Мороза.

Огненная Лисица повела левым ухом, открыла один глаз, затем второй. Она услышала шум за дверью и, потягиваясь, поспешила открыть её. Второй снежок угодил прямо на макушку огненному зверьку, рассыпаясь мелкими брызгами. Лиса опешила и плюхнулась на дубовый пол, отфыркиваясь от зимнего колючего снега.

«Ха-ха-ха!» — рассмеялся Морозец, взлетая на ветку рябины.

«А ну, Метёлочка, выручай!» — тявкнула Огненная Лиса, заспанной красавице, в образе которой пребывало ведьмино творение.

Кареглазая девушка с копной каштановых волос, накинула на плечи тёплую телогрейку и скользнула следом, позабыв прикрыть дверь.

«Мороз и впрямь разыгрался сегодня» — плотнее кутаясь в тёплую шаль, сказала Хозяйка.

«И правда! А, может, и нам на улицу махнуть?!» — улыбнулась Домоправительница, подливая Хозяйке кофе.

«Санки!» — одновременно сказали они и, как маленькие девчонки, побежали наперегонки к чулану. Там дожидались своего часа старые салазки.

«Враль! Дядюшка Кларенс! — позвала хозяйка — айда с нами кататься!»

Заблудившийся ещё лежал в постели, щурясь от первого солнечного лучика, скользнувшего к нему сквозь оконные занавески.

«Что происходит?! Почему все кричат?!» — выбежал Дядюшка Кларенс, на ходу обматывая свою шею знаменитым шарфом.

«Мороз на улице опять разыгрался» — зевая, ответил Заблудившийся.

Хохот и счастливые визги стояли на весь лес.

Проворная Лиса пыталась поймать удирающего на всех парах голубоглазого весельчака. А тот, в свою очередь, заливался весёлым смехом и кидал в домашних снежками.

Раскрасневшаяся Метёлочка лепила снежные «снаряды» и пулялась ими в волшебника — забияку, стараясь не попасть в подпрыгивающую Лису.

Морозец, улыбаясь солнечным лучам, шептал заклинание. Вдруг снег под ногами захрустел и превратился в лёд!

Домоправительница с Хозяйкой прыгнули в санки и, крича от восторга, съехали по скользкой тропинке.

Подоспевший Кларенс не заметил последней ступени и угодил прямиком в летящие санки к Хозяйке и Домоправительнице. Теперь уже трое неслись на салазках, чудом избегая заснеженных деревьев.

Враль выудил из чулана старинные коньки. Он нацепил их на видавшие виды сапоги и, будто фигурист, плавно проскользнул меж сугробов, обходя голубоглазого озорника со спины.

Лисица и Ведьмина Метла пытались удержаться на зеркальной поверхности льда, но подскальзывались и падали.

Морозец балансировал на ветке, с лёгкостью уворачиваясь от снежков.

Заблудившийся с боевым кличем размахнулся и отправил белый комок прямиком в морозного мальчишку.

«В яблочко!» — усмехнулась Метла.

От неожиданности Мороз свалился с рябины и разлетелся на сотни узорчатых снежинок.

Огненная Лиса и Метёлочка, сидя на ледяной тропинке, зааплодировали герою.

Трое в санках, со смехом и гиканьем, влетели в огромный пушистый сугроб.

Солнце щедро осыпало яркими лучами всё вокруг. Дом будто светился от блистающих снежинок.

Голубоглазый Морозец, сделав сальто в воздухе, уселся на крышу.

А весёлые и довольные домочадцы дружно поспешили в Дом греться у жаркого очага и пить ароматный чай.

Турицы

Ночь зычно кличет Луну. Звёзды попрятались за тучами. Темно кругом.

Остаётся лишь ближе присесть к очагу и слушать новую историю.

***

Сегодня праздник Турицы!

Игрища да веселые пляски кругом! Скоморохи балагурят. Гусляры заводят сказы былинные о богатырях могучих.

Женщины готовят домотканные полотна, чтоб как полагается в праздник, отбелить их свежим снегом.

А девицы ждут позднего вечера, когда Луна осветит землю. Гадать принято на Яр-Тура: выпадет ли им счастье выйти замуж за любимого в этом году.

А молодым парням предстоит сегодня показать свою мощь да смекалку, чтобы пройти Обряд на Турицы.

Огни кругом горят. Скоморохи веселят народ. Кто в снежки играет, кто стенка на стенку, а оные на лошадях удалых в санях разъезжают.

«Пойдёшь ли, Яра, с нами в ночи гадать?» — спрашивали весёлые подружки русоволосую девицу, что шла с колодезной водой до дому.

«Пойду, милые! Матушке с полотнищами ткаными подмогну, и тотчас к вам!»

Вот уж на помост ступает старейшина Велимудр. Седа его голова, да ясен ум.

Все, от мала до велика, кланяются ему. Объявляет он о начале Обряда.

По Обряду древнему мужи должны были загнать могучего Тура и одолеть его. Тот, чьё оружие нанесет смертельную рану животному, и будет признан лучшим воином на Турицы.

Выходят вперёд трое статных юношей: Веселин, Борислав и Добромил.

Каждый по-своему хорош. Каждый из них достоин победы. Да только, как месяц по небу один бродит, так и на земле одному на праздник Турицы первым быть.

Славный Веселин хитро улыбался другам своим, да песни залихватские насвистывал. Как пошли все за оружием, так взял он стрелы и два коротких меча.

Борислав же, нахмурив густые брови, присмотрел себе топор да двуручный меч.

Добромил улыбылся красным девицам и прихорашивался. Не любил он охоту, но делать нечего — пришла пора браться за оружие. Выбрал он рог охотничий, копьё вострое, да топорики верные.

В то время, по велению Богов — прародителей, пришел на праздник сам Яр-Тур в облике человечьем. Высок он и плечист. Волосы русые перетянуты ремешком. Глаза ясные, будто небо чистое.

Шагает он по деревне, а навстречу ему девица идёт с полными вёдрами колодезной воды. Не идёт, а словно плывёт по озеру белой лебёдушкой! Сама статная. Коса её ниже пояса. А глаза большие изумрудной зеленью отливают.

«К великой удаче такая краса да с полными вёдрами мне встретилась!» — глядя на девицу, сказал Яр-Тур.

Та зарделась румянцем, но глаз не опустила: «Правда твоя, молодец! Видно, счастливым тебе быть!»

«Никак передо мной сама вещая Ягиня-краса? Как звать тебя, девица? Чьего ты роду — племени?» — усмехнулся парень.

«Яра — кузнецова дочь. Староста Велимудр — дед мой. А тебя как величать, гость неведомый?»

«Кто Перуном зовёт, кто Яр-Туром могучим. Да ты не пужайся меня, Лада-девица! С миром в твою деревню явился. На народ поглядеть, праздник Турицы повидать».

Яра отшатнулась от молодца, глаза испуганные и со слезами в голосе упрашивает: «Не ходи на праздник к нам, добрый молодец! Ведь знают все, что Тура лесного по Обряду древнему ожидает смерть страшная неминучая!»

«Про то знаю. Не печалься, Яра! Дай мне воды колодезной испить, да беги к матушке. Заждалась она тебя с полотнищами. На вот тебе алую ленточку на память о Яр — Туре лесном. Да непростая ленточка! Исполнит она желание твоё заветное в ночь Турицы» — улыбнулся он и исчез, будто его и вовсе не было на дороге.

Яра побрела домой сама не своя.

Вот уж и вечер наступил. Пора собираться на гадания, да не хочет девушка веселиться. Полюбился ей незнакомец встреченный. Душа её томиться о судьбе Яр-Тура.

Уговорили девушку подруги. Заходят в горницу Малуши — дочери сапожника, заговоры да напевы ритуальные исполняют. А как луна белолицая показалась за окном, так со свечами к зеркалу по очереди подошли девицы. Каждая судьбинушку свою пытает, вглядываясь в темноту ритуального зеркала.

Подошёл черёд Яры глядеть. А ноги её сами не идут. Чует она неладное. Взяла свечу да со вздохом подняла глаза на гладь зеркальную. Видит, что снег меж деревьев кружит плавно, воины в запале охотничьей добычу гонят. А на поляне стоит Тур — могучий зверь. Пар из ноздрей клубамим валит, рога до макушек сосен достают. А глаза — глаза голубые, будто небо чистое.

В полночь с факелами на Обряд мужики собрались. Вороны по соснам раскаркались — погибель Туру предрекают. Рог охотничий протяжно воет. Кони несут бравых воинов.

Вдруг остановились все разом! Увидели они зверя могучего, что рогами до макушек сосен достаёт.

Глядит на них Тур, пар ноздрями выдувает.

Тут Веселин стрелы свои меткие пустил в ход! Добромил не отстаёт от соперника! Конь под ним удила закусил! А тот за копьё взялся! Загнали они зверя! Борислав подоспел последним, спешился и рубанул двуручным мечом по шее зверя лесного. Взвыл могучий Яр-Тур, да и упал на белый снег. Кровь алая зазмеилась по земле. Погасли ясные глаза, что похожи на небо чистое…

Увидела Яра смерть Яр-Тура в зеркале, закричала от ужаса! Схватила девица алую ленточку, да и успела сказать что-то на прощание.

Смотрят девушки, а на месте Яры туман сизый клубится.

Знать пожелала Яра пойти в жёны за Яр-Тура. По сердцу ей пришёлся смелый муж, в чьём образе принял погибель на Турицы великий Перун.

Дом сегодня хотел петь!

Его настроение читалось во всех вещах.

Даже дубовые половицы мелодично поскрипывали в предрассветной тиши!

Как только первый солнечный луч пробился сквозь плотную завесу небес, ночь сдала свои права.

На чердаке Дома заиграла старинная музыкальная шкатулка.

Её мелодии были нежными и душевными, словно она была не механическая, а живая!

Домоправительница поставила на Огонь ароматное варево и закружилась в волшебном танце, прикрыв глаза и улыбаясь собственным мыслям.

В своей комнате привычно забормотал Дядюшка Кларенс, приветствуя каждого своего родственника.

Заблудившийся ещё спал, наглухо укрывшись тёплым клетчатым пледом.

Ведьмина Метла с интересом листала старую магическую книгу.

Хозяйка сидела в уютном кресле и гладила за ухом сонную Огненную Лису.

Волшебное утро на носочках пробиралось в Дом под звуки старинной музыкальной шкатулки.

Грёзы

Порывистый ветер шумит за окном, напевая тягучий мотив «Северных бурь».

Дом нахохлился, словно сонная птаха и смежил усталые веки-ставни.

Никто не знает, какие сны видит он.

И домочадцы уже спят.

Каждый из них видит свою историю этой ночью.

Огненная Лисица сопит, свернувшись клубочком.

Она грезит о приветливом лете, о замшелых лесных тропках, усыпанных по сторонам яркой черникой и голубикой.

Во сне нашей Лисы пахнет смолой и сладкими ягодами.

Там пронырливая полёвка прячется в свою норку. Кукушка отмеряет года мелодичным «Ку-ку». Располневшая саранча стрекочет на старом пеньке. Пышнохвостая белка громко цокая, бросается еловыми шишками в любопытного зайца.

Огненная спит чутко и, время от времени, просыпается. Она слышит громкие мотивы «Северных бурь», которые так усердно исполняет ветер.

Прикрыв нос рыжим хвостом, Лиса вновь засыпает и медленно погружается в солнечный мир лета.

Библиотека

Лиса, от нетерпения, переминалась с лапки на лапку.

Сон давно улетучился от неё, поэтому волшебное создание задумало одно дело!

Лисица давно хотела пробраться в библиотеку Дома.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 400
печатная A5
от 416