электронная
360
печатная A5
624
18+
Истории любви

Бесплатный фрагмент - Истории любви

Рассказы. Часть 3

Объем:
478 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6549-2
электронная
от 360
печатная A5
от 624

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Казанова

20.11.08. — 15.01.09г.

Про Казанову должна написать

Любая уважающая себя леди.

Леди

Экономьте время —

Влюбляйтесь с первого взгляда

Анекдот

— Должна или не должна быть девушка у Казановы?

— Постоянная? Нет. Ни в коем случае! Это погубит его репутацию!

— Мне всегда казалось, что репутацию губят именно неэтичные поступки. Преступления сексуального характера.

— Казанова не может быть преступником. Он — творец женских душ, духовный наставник, если хотите.

— Какая чушь! Ваша ошибка в том, что Вы все в него влюблены. Вы сразу же падаете ему в объятия. Я собираюсь поступить иначе.

— Не упасть в объятия нашего Трюффо? Это что-то нереальное, фантастическое!

— Вовсе нет. И Вы меня неправильно поняли. Все верно, я упаду в его объятия!

— И в чем же тогда отличие?

— Он этого даже не заметит.

— То есть? Не понимаю.

— Я не собираюсь в него влюбляться. Влюбленность — вот Ваша главная ошибка. Я буду спать с ним и только. Мое сердце останется холодным, как лед. Таким образом, мы окажемся на равных.

— И что это тебе дает?

— Он влюбится в меня рано или поздно. Однажды это обязательно произойдет.

— Не уверены.

— Я выиграю спор.

— Это опасное пари. Никогда еще женщина не спорила на мужчину, тем более, такого привлекательного.

— Я не вижу в нем особой красоты, ума, образованности.

— В нем всех этих качеств и нет.

— Тогда каким же образом все девушки умудрились в него влюбиться? Кстати, я слышала, что он не спит ни с одной из Вас более одной ночи.

— Да, печальный факт. Повторное предложение не получила ни одна из нас. Он обаятелен, сексуален и очень хитер. Берегись, Элиша, ибо ты проиграешь!

— И все эти качества слились воедино в одном — единственном мужчине?

— Да, это так.

— Ну, так я обязана взглянуть на это!

— А ты не хочешь приодеться и… привести себя в порядок перед встречей с судьбой?

— Я в порядке.

— Ну, если ты так считаешь…

Надин усмехнулась, оглядывая с ног до головы новенькую сокурсницу психологического факультета итальянского высшего учебного заведения. Элиша была обычной кареглазой шатенкой. Ну, фигура… Красивые ноги, красивые руки… Ничего выдающегося. Если не считать того, что таких красивых ног и таких рук не было ни у кого из присутствующих дам.

— Идем получать знания?

— Знания я получила давно. Теперь я иду получать сексуальный опыт.

— Ну-ну, — усмехнулась Надин.

— Привет, — сказала Элиша соседу по парте.

— Здравствуй, — он смотрел на нее как-то загадочно, изучающе.

«Надо же, какие глаза у этого парня! Строгие, умные. Ничего себе… сокурсник!»

— Как тебя зовут?

— Элиша. А тебя?

— Не знаю. Забыл. Забыл с того момента, как тебя увидел.

— Очень интересно. Но эта беда поправима. Могу я взглянуть в твой паспорт, чтобы прочесть твое имя? Или мы можем спросить его у твоих друзей?

— У меня нет друзей.

— Что, совсем?

— Они мне не нужны.

— Я не думаю, что ты такой… особенный. Я думаю, ты хочешь казаться таким.

— Я встретил девушку своей мечты…

— А! Так так бы сразу и сказал! И последние мозги растерял. Ну, что ж. Бывает!

— Ты очень остра на язык!

— Обиделся? Жаль! Это я еще не старалась!

— Но я хочу быть на равных. Я знаю, как тебя смутить. Уверен, что после этого ты не станешь хорохориться…

— Чепуха! Тем более, стану, кем бы ты ни был!

— … а убежишь, поджав хвост!

— На собаку я вроде бы не похожа…

— Меня зовут Труффальдино или Трюффо. Думаю, тебе известна моя репутация. Я — Казанова.

— Всего-то? Я уж думала, папа римский!

— Издеваешься? — он вспылил.

— А мне говорили, увижу необычайно красивого парня, умного, обаятельного и не смогу устоять!

— Я…

— Не устояла, как видишь, — Элиша села по просьбе преподавателя, который велел студентам сесть.

Трюффо стиснул зубы от злости. Ему ужасно не нравились ее насмешки. И (о, ужас!) очень нравилась она сама.

— Так как? Что дальше то делать будем? — спросила Трюффо Элиша в перерыве между лентами.

— Я не знаю, — Трюффо растерялся.

— Господи! И это прославленный Казанова! Сегодня после занятий я приглашаю тебя на чашку кофе.

— Зачем? — удивился он искренне.

— По-моему, у тебя помутнение в голове. Заторможенность явная. Я думала, ты вышел из детского возраста.

— Ну… да.

— Звучит как-то неуверенно.

— Да!

— Я подумала: зачем ждать, когда ты меня пригласишь. И сама пригласила.

— Зачем?

— Фу! Разве ты не хочешь заняться сексом со мной?

Трюффо стиснул Элише руку и жарко шепнул в ухо:

— Сумасшедшая! Ты не могла бы говорить чуть потише? Все слушают наш разговор.

— Я на это и рассчитываю! — Элиша повернулась к сокурсникам.

— Сдохните от зависти!

И вновь повернулась к Трюффо.

— У тебя моральные принципы есть вообще? — спросил он ее.

— А что это такое?

— Господи! — Трюффо застонал.

— Да пошутила я! Нет, как видишь.

— Я так и думал.

— Так как? Что на счет моего приглашения?

— Я согласен, — шепнул Трюффо Элише на ухо свой ответ.

— А почему шепотом?

— Потому, что не хочу афишировать это.

— Прости, что ты сказал?

— Ты слышала.

— Разумеется, я слышала. Но я просто ушам своим не поверила!

— Да-да. Помолчи! — шикнул он на нее.

— Даже и не думаю молчать! Слышали все? — обратилась Элиша к группе, когда преподаватель вышел.

— Да! — ответили ей студенты.

— Наш Казанова впервые признался в том, что его смущает приглашение в постель, адресованное девушкой!

— Ни в чем я не признавался!

— Стало быть, я ему понравилась! — продолжала Элиша, нисколько не обращая внимания на смущение Трюффо.

— У нас сегодня после занятий будет истинный колумбийский кофе со всеми вытекающими последствиями.

— Замолчи! — он закрыл ей рот рукой.

— Герой из мелодрамы закрыл бы мне рот поцелуем, — мечтательно подняла она глаза к потолку.

Трюффо взял ее за руку и вывел из аудитории.

— Зачем так грубо?

— Я не знал, как тебя остановить.

— Я уйду. Приходи ко мне домой, я буду ждать, — она сунула ему в руку бумажку с адресом.

— Я сам приглашаю девушку в постель.

— Я думала, ты смелый. И любишь приключения, — Элиша обняла Трюффо за талию, потом просунула руку в брюки и потрогала.

Трюффо прижал ее к себе.

— Я приду… обязательно. Ты еще запросишь пощады.

— Жду, не дождусь этого момента.

После занятий все девушки окружили Трюффо.

— Ну, как она тебе? — спросила уязвленная Надин.

— Классная девушка. Я обязательно приду к ней… выпить кофе.

— Классная?

— Очень… Руки красивые, нежные…

— Ты-то откуда знаешь? — вспылила Надин.

— Знаю. И хочу узнать еще… о ней.

— Желаю тебе… на ней жениться!

— Я никогда не женюсь. Что значит какая-то женитьба в сравнении с возможностью познать мир? И ее я хочу познать в первую очередь!

— Успехов тебе! — злобно ответила Надин, и все девушки разошлись…

— Привет, — Трюффо зашел к ней в комнату.

— Какая у тебя красивая комната! — восхитился Трюффо.

— Так аккуратно все расставлено.

— К черту ее! — Элиша подошла к нему и одним движением расстегнула ему брюки и стянула их.

— Что… так быстро? — выдохнул он.

— Разве Казанова испытывает желание? Он его осуществляет!

Трюффо снял брюки и рубашку и отнес Элишу на постель.

— Нет, — она помотала головой.

— Нет? — он не понял.

— Я хочу на полу.

— Там жестко, — попытался он возразить.

— Сойдет. Зато не банально. Шепни мне что-нибудь на ухо. У тебя это отлично получается.

— Я полный идиот. А ты — чудо! К сожалению, тебе не раз придется в этом убедиться.

— Чего тянуть?

— Ты красивая…

— Нет.

— Ты особенная.

— Вовсе нет. Это просто секс и ничего больше. Даже и не рассчитывай на что-то большее. Я собираюсь переспать еще минимум с пятнадцатью парнями.

Он закрыл ей рот поцелуем.

— Ты меня пугаешь!

— Вдруг они окажутся лучше, чем ты.

— Я лучший!

— Необходимо убедиться.

— Зачем тебе это надо?

— Ты коллекционируешь женщин, а я — мужчин. У нас общие цели, разве не так?

— Я учу их искусству любви.

— Искусству любви выучить нельзя. С твоей стороны нет ничего, кроме секса.

— Это плохо?

— Почему же? Замечательно. Ты любишь секс, я люблю секс — это здорово!

— Да, — шептал он.

— Господи, у тебя божественное тело! А ноги!

— Меня устраивают. Я ими довольна. Они отлично выполняют свою функцию.

Трюффо рассмеялся.

— Ты хоть о чем-нибудь способна рассуждать не критически?

— Да, пожалуй. У тебя отличные уши. Наверное, хороший слух.

— Не жалуюсь. Еще у меня отличный член: бархатный и ласковый. Это мне говорили все девушки.

— Не сомневаюсь. Поэтому я тебя и позвала. Я должна тебя сфотографировать обнаженным.

— Зачем? — удивился Трюффо.

— Я фотографирую всех своих парней до того, как пересплю с ними. Буду сравнивать твои фото с другими и, если сравнение окажется не в их пользу, ночами буду вспоминать тебя и плакать в подушку! — Элиша кокетливо улыбнулась.

Она взяла фотоаппарат и стала его фотографировать.

— Впервые вижу девушку, вылезающую из моих объятий перед самым началом секса!

— У меня много скрытых достоинств.

— Твое чувство юмора сводит меня с ума!

— Подожди, я еще не закончила!

— А я даже еще и не начинал. Ты дома одна? Где твои родители?

— Я не живу с родителями. Я общаюсь с ними по телефону.

— С каких пор?

— С тех самых пор, как мне исполнилось восемнадцать. Самое время.

— Иди сюда! Брось этот чертов фотоаппарат и иди ко мне! Я хочу тебя!

Элиша залезла к нему под одеяло.

— Никогда не занимался любовью на полу и под одеялом, — Трюффо таинственно улыбнулся.

— Ты хотел сказать — сексом?

— Нет, именно любовью. Я с тобой сейчас именно этим занимаюсь.

— Казанова, занимающийся любовью… Наверное, это чертовски сексуально, — она насмешливо улыбнулась.

— Можно проверить это на личном опыте, — шепнул он ей на ухо.

— Я теперь всегда буду именно так с тобой разговаривать.

— Зачем?

— Я хочу тебе понравиться.

— А! Для этого вовсе необязательно быть половым гигантом. Достаточно просто быть необыкновенным мужчиной.

— Шутишь, да? Я и есть необыкновенный.

— Ну, если ты так думаешь…

Трюффо проснулся утром и увидел, что проспал, а ее нет. Он здорово испугался, ведь такого с ним раньше никогда не случалось. Он любил любоваться очередной девушкой, едва только рассвело, поскольку всегда просыпался рано и без всякого будильника. Но то, что он проспал ее пробуждение, было еще полбеды, а настоящая беда была в том, что она от него сбежала. Иначе и не скажешь. От него, Казановы, сбежала девчонка. И он боялся даже думать о том, почему это произошло. На столе лежала записка и ключи от квартиры. Он прочел записку: «Я ожидала чего-то фантастического, волшебного… Но ты был совсем неплох. Лучше моего бывшего. Элиша».

Трюффо прочитал ее послание пять раз. Когда он изучил его наизусть, его охватила паника.

«Я ей не понравился. Более того, я не произвел на нее никакого впечатления. Это надо исправить. Я должен непременно доказать ей, что исключительно хорош в постели. Стоп! Ошибка! Я не обязан ей ничего доказывать. И я не сплю с девушками больше одного раза».

Трюффо утешал себя мыслями, что она еще станет бегать за ним хвостом и добиваться его расположения. И вот тогда-то он вдоволь над ней поиздевается! Будет гордым и неприступным. Ему и в голову не приходило, что то, о чем он мечтает, просто смешно и глупо. И что поведение Элиши может оказаться совсем иным, чем он предполагает…

— Привет, — Трюффо так поспешно шагнул Элише навстречу, что она отступила назад и чуть не упала. Позади стоял парень, которого никогда и никто не замечал. Его имя-то никто не мог запомнить. Однако, парень моментально сориентировался и подхватил Элишу. Она повернулась к нему.

— Большое спасибо! Хорошая реакция!

Трюффо натурально обалдел. Никто и никогда не заговаривал с этим изгоем, а Элиша так запросто его поблагодарила.

— Пожалуйста. Меня зовут Флоренсио.

— А меня Элиша. Я уверена, что мы с Вами подружимся.

— А я не верю в дружбу между мужчиной и женщиной. Я верю в любовь.

«Вот нахал! Вздуть бы его как следует! Но послушаю, что она скажет. Сейчас она его отошьет и дело с концом. Она любит меня. Все меня любят… с первой ночи».

— Одно другому не мешает, — улыбнулась Элиша.

Трюффо покраснел от злости и сел за свой стол. Элиша (Трюффо глазам своим не поверил!) села к Флоренсио.

— Это место ведь свободно? — и посмотрела на Трюффо, явно забавляясь его растерянностью.

— Вне всяких сомнений!

Флоренсио улыбнулся. Улыбка у него была милая и добрая. К сожалению для Трюффо.

Вошел преподаватель эстетики. Трюффо отвернулся от Элиши и уткнулся в тетрадь. На большой перемене Элиша попросила у Флоренсио карандаш.

— Я не успела выделить тезисы.

Флоренсио чересчур быстро хотел ей дать карандаш и уронил его. Элиша хотела поднять карандаш, но в тот же момент Флоренсио собирался сделать то же самое. Рука Флоренсио коснулась руки Элиши. Трюффо вскочил и кинулся к Флоренсио.

— Ты что себе позволяешь? — сердито крикнул Трюффо.

— Я просто хотел поднять карандаш.

Элиша внимательно посмотрела в злые и красивые глаза Трюффо и сказала ему на ухо:

— Перестань на меня пялиться. И не надо травить этого несчастного мальчика.

— Мальчика? Он мальчик только потому, что никто не захотел помочь ему исправить эту дурацкую ситуацию! — крикнул ей Трюффо в ухо.

— Лицо попроще сделай. Не надо вести себя так агрессивно.

— Не могу. Меня трясет от одного его вида!

— Чем же он тебе так насолил?

— Своим появлением на свет.

— А я думала, что ты испытываешь к нему нежные чувства с тех самых пор, как я сижу с ним за одним столом.

— Может, и так.

— Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

— То есть?

— Мне нравится Флоренсио. Он симпатичный, вежливый. У него добрые глаза.

— Изумительный вывод. Я не советую тебе с ним общаться. Он — изгой и встречи с ним дурно повлияют на твою репутацию.

— Ты так обо мне заботишься!

— Я — твой друг.

— Вот здорово! А я думала — бывший любовник.

— Почему это бывший? Я знаю, я тебе не понравился, но это можно переиграть. Приходи ко мне сегодня вечером.

— Я не хожу на дом. И ты был очень даже ничего. Для одной ночи. Но все закончилось. К тому же, сегодня вечером я уже пригласила Флоренсио.

— Неправда! — у Трюффо потемнели глаза.

— Правда. Пока, Трюффо, — Элиша махнула рукой и вышла в коридор на перемену.

Там она увидела Флоренсио у окна и решительно подошла к нему. Сокурсники смотрели с интересом. Они впервые в жизни наблюдали, как кто-то удостоил этого чудака вниманием. Элиша положила Флоренсио руку на плечо и улыбнулась, заглядывая ему в глаза. Трюффо смотрел на них, стоя в проеме двери и вспоминая их с Элишей прошедшую ночь.

«Дело принимает дурной оборот. Я хочу ее вот уже во второй раз, а она, похоже, не спешит оказаться в моей постели. Но она не станет спать с этим придурком. Она желает меня подразнить. Ну, что ж, чем бы дитя ни тешилось… Я — лучший. Должна же она это знать. Перебесится и приползет…»

— Ты очень-очень симпатичный.

— Угу.

— Какая-то странная у тебя реакция на комплименты. Мог бы в ответ сказать что-то приятное.

«Идиот, что с него взять? Небось, все слова застыли на языке от удивления!»

— Я скажу, только на ухо.

Трюффо поморщился.

«Что это еще за секреты? Вообразил себя крутым, что ли?»

Флоренсио нагнулся и шепнул:

— Я вижу, к чему ты клонишь. Напротив стоит твой, так называемый, поклонник. Он прямо ест тебя глазами.

— Трюффо — не мой поклонник.

— Ну, да! Только не говори, что им вдруг стал я. Я трезво оцениваю свою внешность и понимаю, что девушкам нравятся совсем иные парни. Ты мне нравишься, и я тебе помогу.

— В чем поможешь?

— Окрутить этого себялюбца. Он обязательно влюбится в тебя и ему это послужит хорошим уроком.

— С чего это ты так решил?

— Потому что ты красивая и чувственная. Но главное, ты умна и здорово разбираешься в психологии.

— Я хожу на дополнительные курсы.

— Здорово! Вот только не пойму, зачем он тебе нужен. Я не думаю, что ты в него влюблена.

— Я хочу стать уверенной в себе, раскрепоститься. А лучше, чем встречаться с самым желанным парнем университета, для этого опыта не найти.

— Уважаю чужие идеи. Толково. Он станет бегать за тобой хвостом.

— Я переживу.

— Только не вздумай его бросать. Все-таки, я надеюсь, на убийство ты не способна.

— Он ради меня пойдет на столь отчаянный поступок?

— Он привык получать то, что хочет. И делать это именно так, как хочет он. И не иначе.

— В таком случае, зачем мне такой эгоист?

— А ты его перевоспитаешь. Сделаешь из него податливого щенка, который будет ловить каждое твое слово.

— Но не лучше ли взять готового хорошего парня?

— Гораздо проще, да. Но разве ты ищешь легких путей?

— Наверное, нет.

— И, к тому же, ты уступишь какой-то другой девушке такие чудные глаза? Посмотри на него. На это стоит взглянуть. Он в жизни никого не ревновал. Ты должна гордиться собой. Тебе это удалось.

Элиша взглянула в действительно неповторимые глаза Трюффо. Он тщетно прислушивался к разговору. И, кажется, в эту минуту для него никого не существовало, кроме нее.

— Скажи, а тебе зачем помогать мне? Должна быть какая-то причина.

— Пустяки. Я действительно твой друг. Это меня развлечет. Я тоже решил, что пора выходить из тени и найти себе девушку. Правда, с моей внешностью надеяться абсолютно не на что.

— Не скажи. Сегодня мы сделаем из тебя принца. Если уж Трюффо вздумал меня к тебе ревновать, то мы сделаем из тебя объект, достойный его ревности. Ты должен отлично выглядеть.

— Отлично! Я приду к тебе домой через час.

— Мы можем пойти домой вместе. Я живу одна.

— А где твои родители?

— Они у меня современные. Купили мне квартиру и пустили в свободное плавание.

— Вот почему ты такая независимая!

— Это есть. Мы сделаем из тебя кумира для подражания. Мачо.

— Ты такая… отличная девушка. Я боюсь в тебя влюбиться.

— Не повторяй ошибок Казановы. Я найду тебе кого-нибудь получше…

— Господи, девочки! У нас новенький. Он такой красавчик! Очень милый и такой… вежливый. Девчонки, пойдемте знакомиться!

Трюффо удивила их реакция. Обычно они только на него так реагировали.

«Надо же, у меня появился соперник! Это даже забавно», — удивился он.

Но он еще больше удивился, когда соперник вошел в аудиторию. Флоренсио так похорошел, что у Трюффо сделалось чрезвычайно паршиво на душе. Он красиво подстригся, побрился и надел шикарный костюм.

«Теперь у него не будет отбоя от девчонок. Мне то что?»

И тут же получил ответ на свой вопрос. Флоренсио обошел всех внезапно появившихся поклонниц и подошел к Элише. Она расцвела от его приветствия и улыбки.

— Вот, совсем другое дело! Теперь я точно буду твоей девушкой!

Девчонки сникли. Трюффо не выдержал и убежал из аудитории.

— Он не вернется, — заметил Флоренсио.

— Подумаешь! У меня есть ты.

— Главное, чтобы ты сама в это верила…

— Надо поговорить, — сказал Элише Трюффо на следующий день.

— Я вся во внимании.

Они стояли у окна на большом перерыве.

«Просто одета и совсем не накрашена. Но такие чудные глаза, такие нежные губы, руки дивные, ноги… сводят меня с ума. Господи, вот она сейчас… откажет и что я буду делать? Что?»

— Тебе не стоит пытаться сделать из него человека.

— Почему? Мужчину из него я уже сделала. Я — на верном пути.

Трюффо опустил глаза и отвернулся.

— Он не станет тебя благодарить. Такие люди обычно добиваются почета и популярности за чужой счет и исчезают с горизонта.

— Ты прямо психолог.

— Я учусь на том же факультете, что и ты.

— Знаю. Но я не думала, что ты так быстро вживешься в роль.

— Я талантливый.

— И очень скромный.

— И как он в постели? Хорош, наверное?

— Исключительный.

— Планируешь выйти за него замуж?

— Ты так спокойно говоришь об этом. Нет. Я вообще не планирую выходить замуж.

— Что так?

— Не думаю, что встречу подходящего человека.

— Все девушки хотят выйти замуж. Это природа.

— Да, что-то слышала об этом. Я планирую найти Флоренсио подходящую партию.

— Он хочет жениться? — удивился Трюффо.

— Разумеется. Он же нормальный мужчина.

— Но ты не хочешь замуж.

— Я люблю мужчин. Всех.

— Кстати, на счет мужчин. Приходи ко мне сегодня вечером.

— Сегодня вечером я уже приглашена. Ко мне приезжает друг детства.

— Ясно. Друг детства — это синоним слова любовник.

— Каждый думает в меру своей испорченности.

— И какой процент испорченности ты находишь у меня? — Трюффо потупил взор.

— Безнадега.ru.

— Именно так я и думал. Вы уже занимались невинными шалостями в детстве за домом, втайне от родителей?

— Ты имеешь в виду платонические отношения?

— Целовались?

— Нет.

— Я тебе не верю.

— Дело твое. Мы занимались кое-чем поинтереснее. Мы обсуждали планы на будущее.

— Вот как! Разумеется, он был весьма целеустремленным ребенком и мечтал стать космонавтом.

— Он мечтал стать актером: ни больше, ни меньше. И стал им, разумеется. Сильвио всегда добивается своего.

— Я видел его в каком-нибудь фильме? Или он снимается в театре?

— Его псевдоним — Фредерико Лучиано. Думаю, ты слышал это имя.

— Так я и знал! — Трюффо плюнул с досады.

— Ты чего?

— Да он же… весьма хорош собой! И он — знаменитость. Стало быть, в его ближайшие планы входит женитьба на тебе. И, если учесть все вышесказанное, он обязательно добьется своего.

— Женитьба на мне вовсе не входит в его планы. Сильвио предпочитает блондинок.

— Это говорится для отвода глаз.

— Возможно. В любом случае, я не позволю тебе издеваться над моим другом.

— Разве я собирался делать что-либо подобное?

— Вы, мужчины, все примерно одинаковые. У Вас есть отличные способы унизить своего воображаемого соперника. А уж у тебя этих вариантов предостаточно. Например, одеваться, как денди, вести тонкий разговор… Ну, и так далее.

— У меня нет соперников.

— Заблуждайся, пока можешь. Я пошла.

— До встречи.

Трюффо посетил самый модный бутик одежды и приобрел вычурный костюм-тройку серо-вишневого цвета. Он собирался уничтожить ее приятеля — актера своим модным видом. Возможно, это было очень наивное решение, лишенное всякого смысла, но ему хотелось, попросту говоря, утереть Фредерико Лучиано нос. По правде говоря, Трюффо почти не верил в успех своего предприятия, но… Попытаться-то можно было. И он решил бросить на уничтожение нежданно появившегося соперника все свои силы. Тем более, что в этом случае он, почти наверняка, получил бы свой приз — девушку по имени Элиша. В том, что другой такой девушки на свете нет, сомневаться теперь уж точно не приходилось.

«Она особенная. Серьезная, строгая, остроумная. Возможно, чуть-чуть колючая и совсем немного неприступная, но, безусловно, прекрасная. И вообще… хватит перебирать всех и вся. Ты уже определенно нашел то, что искал. Свою единственную. Поиски закончились. Как только она об этом узнает, она растает от счастья и упадет в мои объятия. Это должно быть. Иначе и быть не может!»

На следующей неделе намечалась вечеринка в университете. Разрешено было приглашать всех, кого вздумается.

— Я приду с новым знакомым. Он определенно тебе понравится, — сообщила Элиша Надин.

— Мне нравится Трюффо. Но наш Казанова лишь единственный раз обратил на меня внимание.

— Тебе нужен нормальный парень, которого интересуют долгоиграющие отношения.

— Испокон веку мужчины были полигамными.

— Даже если так, однажды любой из них вынужден будет остепениться.

— Казанова — не из их числа, — со вздохом констатировала Надин.

Трюффо неподалеку прислушивался к их беседе.

— В семье не без урода, — подвела итог Элиша, с удовольствием отметив про себя, что Трюффо очень разозлился.

— Его зовут Фредерико Лучиано.

— Ты шутишь!

— Вовсе нет. Еще один страшный секрет: он собирается встретить симпатичную блондинку и жениться на ней.

— О, нет!

— О, да, дорогая Надин! Не упускай свой шанс!

К ним подошел Трюффо.

— Ты думаешь, она отдаст его тебе? Она встретит его на вокзале, с удовольствием отметит, как он похорошел с тех пор, как вышел из возраста памперсов и манной каши на завтрак и, не задумываясь о последствиях своего дурацкого поступка, присвоит его себе!

— Если бы я хотела это сделать, я бы не стала внушать Надин ложных надежд.

— Но ты его еще не видела!

— Видела по телевизору. Уже впечатлилась его красотой…

— Вот видишь!

— Но не мечтаю сделать его своим мужем. Мое представление об идеальном мужчине очень отличается от его внешности.

— В жизни впечатление может быть другим. Он может быть обаятелен, а не только красив.

— Я не питаю слабости к обаятельным мужчинам. Кстати, почему это мое решение остаться с Фредерико, будь это так, ты называешь дурацким поступком?

— Он актер и станет изменять тебе.

— Я не стану переживать по этому поводу. Я сама предпочитаю свободу.

— Любая женщина ищет преданного мужчину. Верного. Которого можно заставить плясать под свою дудку.

— Я такого уже нашла. И это не Фредерико, можешь мне поверить.

— Собираешься выйти за него замуж?

— Я не стала бы так торопиться. Замужество — не так прекрасно, как может показаться на первый взгляд. Хотя, в нем свои плюсы.

— И что это за плюсы?

— Ты сам их найдешь, когда тебе придется попрощаться с холостяцкой жизнью.

— Я никогда не женюсь! Клянусь в этом тебе!

— Мне то что! Многие мужчины бьют себя в грудь, чтобы оказать свою независимость от женщин. На самом деле, безнадежно влюбленный мужчина гораздо более сексуален, чем самый крутой мачо! Прекрасная женщина — именно то, что нужно самовлюбленному Казанове.

— И чем же сексуально страдание? По-моему, тот, кто страдает, всегда смешон.

— Смех тоже сродни сексу, не забывай об этом.

— И ты… смогла бы влюбиться в такого мужчину?

— Разумеется. Скажу больше, я уже влюблена в такого мужчину.

— Я тебе не верю. По твоим рассказам, ты любишь идиотов.

— Ну, не совсем. Я бы не стала обобщать. Но один идиот, все-таки, тронул мое девичье сердечко до глубины души.

— Замечательно. Надин, пойдем отсюда. Эта девушка пытается заморочить нам голову своими загадками.

— А мне казалось, я для тебя — открытая книга, — усмехнулась Элиша…

— Здравствуй, Трюффо.

Рядом с Элишей стоял неповторимый, исключительный, смуглый, высокий мачо с темными, курчавыми волосами и глазами цвета кофе.

— Познакомься, это Фредерико Лучиано, младший принц графства Йоркшир. Сейчас снимается в фильме «Зов крови».

— Здравствуйте, — Фредерико довольно хорошо говорил по-итальянски, лишь с небольшим акцентом.

— Элиша очень и очень недурна, почему бы тебе не обратить на нее внимание? — спросил Фредо.

Трюффо не успел ничего ответить, как Элиша его опередила:

— Дорогой мой Фредо, Трюффо интересуется девушками исключительно на одну ночь. Но, надо отдать ему должное, он таки ни разу ни одну из них не обделил своим вниманием. И я тоже оказалась временно под властью его чар! — сообщила она заговорщическим тоном.

— Когда?! — изумился Трюффо, но тут же спохватился и отвел взгляд, увидев искорки веселья в ее глазах.

Фредо улыбнулся ласковой, доброй улыбкой и Трюффо стало почему-то противно.

«Жалеет он меня, что ли? Еще только его жалости мне не хватало!»

Фредо же улыбнулся реакции Трюффо на невинную шутку Элиши.

«Чертов красавец! Она лжет, что между ними ничего нет! Не спать с таким мужчиной просто нереально!»

— У Вас очень красивый костюм.

— Спасибо, — сдержанно ответил Трюффо.

— Он прямо лопается от гордости за свой дурацкий внешний вид, — шепнула Элиша Фредо на ухо.

— Вы тоже выглядите неплохо.

— С этим не приходится спорить, — красиво улыбнулась Элиша.

Фредо был одет в темно-серый костюм в мелкую клетку и белую рубашку, геометрический серый галстук.

«Похоже, мне не переплюнуть этого актеришку!» — со злостью констатировал Трюффо.

— Хотите послушать, как я пою?

— А Вы и петь умеете? — саркастически заметил Трюффо.

— Фредо умеет все.

— Не преувеличивай, my dear, — улыбнулся Фредерико.

Улыбка у него была бархатная, манящая, как россыпь звезд на небе какого-нибудь Дагестана.

«На моих глазах у меня уводят любимую женщину. И, увы, я бессилен что-нибудь сделать!»

Фредо подошел к фортепьяно, заиграл какую-то волшебно красивую мелодию и запел:


— Как сладко мне смотреть в твои глаза,

Осознавая, сильно как тебя люблю я!

И по моей щеке сию минуту катится слеза —

Спеши ее ты осушить волшебным поцелуем!

Ты торопись признаться мне, что любишь,

Раскрой мне душу — сердце пусть стучит.

И я уйду — вернусь я за твоей любовью;

Спеши любить — ну, что же ты молчишь?


— Фредо сам пишет музыку и стихи.

— Я не сомневался в этом.

«Ее окружают сказочные мужчины. Среди них я — никто. Но я не сдамся. Я должен что-то придумать, чтобы привязать ее к себе».

— Твои впечатления о песне? — спросила Элиша Трюффо.

— Выше всяческих похвал! Я думал, только женщины способны писать такие стихи.

— Фредо много учился. Он очень много знает.

— Можно, я тоже попытаюсь блеснуть талантами?

— Конечно! — оживилась Элиша.

Трюффо прочитал слух стихи:


— Я тебя не смею целовать —

Ты сама дала понять, что это глупо.

Я тебя не смею ревновать —

Это был бы исключительный поступок.

Каждый день встречаемся с тобой:

Вроде не друзья и не любовники, конечно.

Вот опять около тебя очередной герой —

Ну, а мне прикажешь делать что?

Я не смею думать о тебе —

Мои мысли очень примитивны.

Если вспоминаю вдруг мужчин знакомых я твоих,

Думаю о них я только негативно.

Я тебя не смею звать своей —

Твое мнение на этот счет не знаю.

Если я спрошу, готова стать моей,

То, наверняка, тебя навеки потеряю.


— Чьи это стихи?

— Неизвестного поэта.

— Здорово! Я бы тоже хотела пережить такие чувства.

— Я знаю человека, который их переживает сейчас. Ему очень больно. Не думаю, что красивой девушке к лицу страдание.

Трюффо взглянул на Фредо. Тот с интересом прислушивался к их диалогу.

«Странно, он совсем не ревнует. Неужели, он в нее совсем не влюблен? В Элишу нельзя не влюбиться. Элиша — как сон, который никогда не сбудется, и ты плачешь с утра и до утра».

— А мне нравятся глаза, в которых все видно. В них отражается и грусть, и радость, и счастье, и печаль. Мне нравится, когда глаза улыбаются. Но еще больше мне нравится, когда мужчина улыбается одними глазами. Это очень красиво.

— Может быть. Я не знаю мужчин с такими глазами.

— Я знаю только одного-единственного мужчину, который обладает всеми вышеперечисленными качествами.

— И… как ты к нему относишься? — еле слышно спросил Трюффо.

У него все замерло внутри. А вдруг она… любит кого-то другого?

— Пока я сама не знаю ответа на этот вопрос.

— Тогда мы не будем говорить об этом. Поговорим о Фредо, — он назвал его именно так, как она произносила его имя, с ударением на второй слог.

— Вообще-то, о присутствующем человеке не говорят в третьем лице. Это некультурно.

— Фредо, ты не мог бы выйти на пару минут? Ты здесь третий лишний.

— Разумеется. Схожу, познакомлюсь с Надин. Ты говорила, она хорошенькая.

— Очень. Самое время обсудить с ней вечер. Иди, развлекайся.

— А как я ее узнаю?

— Увидишь самую сногсшибательную блондинку с нереально голубыми глазами — это она.

— Спасибо, — и Фредо ушел знакомиться с Надин.

— Ну, ты… совсем уже!

— Чего это?

— Ты бы ему еще открытым текстом сказал: «Пошел вон!»

— Сказал бы! Да ты не любишь хамов.

— А! Ясно. Пытаешься быть хорошим.

— Стараюсь, по крайней мере.

— Зачем, если не секрет?

— Надо.

— Весомый аргумент. Мой тебе совет: не стоит. Попытка быть хорошим всегда плохо заканчивается.

— Не знаю. Стоит попробовать.

— Ну-ну. Давай. Упражняйся. Итак, что не так с Фредо?

— Все не так.

— Не понимаю.

— Все ты понимаешь! Он слишком красивый. Мне это не нравится.

— Почему?

— Потому, что ты ему нравишься.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 624