электронная
36
печатная A5
268
6+
Истоки веры

Бесплатный фрагмент - Истоки веры

Бытие

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-8465-3
электронная
от 36
печатная A5
от 268

Сотворение

Вначале сотворил Бог небеса,

И землю сотворил он в пустоте.

Земля была безвидна и пуста.

Над водами Дух веял в темноте.


И видит Бог над бездной только тьма,

Тогда Свой Перст Господь поднял:

«Да будет свет» — промолвили Уста,

И стало так, как наш Творец сказал.


Увидел Бог, насколько свет хорош,

Но ведь без тьмы нам света не понять,

И разделил Он тьму и свет порознь,

Им вместе не существовать.


Назвал тьму — ночью, свет был назван днём

Так времени отсчёт положен был

Лишь гаснул свет, тьма властвовала в нём

И вечер был и утро, день один.


«Да будет твердь посереди воды», —

Сказал Творец, лишь утро наступило, —

«И отделит пусть воду от воды», —

И стало так, по слову Господина.


И названа твердь, словом небеса,

Господь творит всесильною Рукой,

Он не спешит, все мудро у Творца,

Был вечер, было утро, день второй.


Вода, что омывает шар земной,

Пускай в одних местах вся соберётся,

Возвысится пусть суша над водой,

Горами и долинами пересечётся»


Назвал Творец всю сушу ту землёй,

Морями Он назвал собрание вод,

Смотрел, как земли омываются волной,

Как хорошо, сказал тогда Господь.


«И пусть земля не будет уж пуста,

Пусть травы, как ковром, покроют мир,

Цветов роскошных пусть пестрит краса,

Деревья дарят всем плодовый пир».


Все стало так, как молвил наш Творец,

Свет меркнул, и на землю опускалась тень,

Смотрел на дело Своих рук Отец,

Был вечер, было утро, третий день.


Творец сказал: «Да будут в небесах,

Светила, чтобы ночь от дня делить,

Чтоб быть знаменьям, дням и временам,

И чтоб на землю им всегда светить.


И создал Бог великих два светила,

Светило большее, для управленья днём,

И меньшее, чтоб ночью всем светило,

И мириады звёзд, что на небе ночном.


Увидел наш Творец, как это хорошо,

Что небо как шатёр просторный,

Что даже ночью дышится легко,

И вечер был, и утро, день четвёртый.


«Пусть рыбы в водах заискрятся чешуёй,

И пресмыкающихся пусть родят моря,

Пусть стаи птиц летают над землёй,

Их звуки пусть наполнят небеса».


Как Бог сказал, всё появилось вдруг,

И гомон птиц раздался в облаках,

И рыбы в водах плавали вокруг,

И ящерицы грелись на песках.


Благословил живущих Он везде,

Плодитесь рыбы разные в морях,

И птицы размножайтесь на земле,

И наполняйте воздух в небесах.


Окинул взором дело рук Своих,

На гнёзда птиц, и на деревьев тень,

На солнце, небо, и на рыб морских,

Был вечер, было утро, пятый день.


Пускай земля произведёт для нас,

Скотов, и гадов, и зверей земных.

И стало так мгновенно, в тот же час,

Животных стаи, все по роду их.


Он Землю Словом Уст Своих создал,

И жизнью шар земной Бог населил,

Вот час венца творения настал,

И мир вокруг в волнении застыл.


Сказал Господь: «Мы человека сотворим,

По образу и по подобию Творца,

Пусть он владыкой будет рыб морских,

И птиц, летящих в небо, в облака.


Пусть правит гадами на всей земле,

И пусть повелевает над скотом,

И пресмыкающим на суше и в воде,

Над всей землёй да будет он царем!»


С любовью в Руки землю взял,

Лепил Он человека из неё,

Так вдумчиво и мудро создавал,

По образу Себя лепил его.


Склонился низко-низко Бог над ним,

Вгляделся в его юное лицо,

И чтобы человек тот стал живым,

С улыбкой вдунул жизнь в его нутро.


Бог для него создал Эдемский сад

Чтоб домом человеку мог он стать.

Всё лучшее Творец дарить был рад,

Венцу творения всё готов отдать.


В Эдеме древо жизни насадил,

Что от плодов его мог вечно жить.

И древо смерти там произрастил,

Чтоб каждый мог свободным быть.


Привёл созданий, к человеку Бог,

Чтоб каждому тот имя подобрал.

Подобного себе найти не смог,

Был одинок, немного грустным стал.


«Нехорошо быть человеку одному»,

Сказал тогда Всемилостивый Бог,

«Мы создадим помощника ему»,

И Он навёл на человека крепкий сон.


Бог взял ребро и вылепил жену,

Она была подобна мужу статью.

«Пусть будет верной спутницей ему,» —

Он их союз скрепил Святой печатью.


«Плодитесь, эту землю наполняйте,

Владычествуйте вы над всяким зверем,

Ответственно и мудро управляйте,

Весь этот мир тебе, Адам, был вверен.


Вам будет в пищу, что вокруг растёт,

Полезные и вкусные продукты:

Вся зелень травная, что семена даёт,

И на деревьях зреющие фрукты.»


То, что создал Творец Своей рукой,

Всё это даже хорошо весьма,

И вечер был и утро, день шестой.

И завершил Господь творения дела.


А в день седьмой от всех Своих трудов,

Почил наш Бог, с твореньем отдыхал,

Тогда благословил тот день Господь,

И освятил, чтоб человек субботу почитал.


Шесть дней работать, делать разные дела,

А день седьмой лишь Богу посвятить,

Чтобы творенье помнило Творца,

И заповедь Его умело чтить.

Бытие, гл. 1,2

Грехопадение

Бог так любил творение Своё,

Эдемский сад для них произрастил

То был их дом — прекрасное жильё,

Которое Творец им подарил.


Деревья, их ласкали взор,

Прекрасными плодами насыщая.

Цветы душистые… Такой простор…

И воздух чистый, и вода живая.


Змей был хитрее всех зверей

Которых Бог в Эдеме разместил,

Был горд, красив, считал себя мудрей,

Однажды с Евой он заговорил.


«А правда ли, что вам нельзя плоды,

Что на деревьях райских здесь растут?»

Таким невинным, вроде, был вопрос,

Что Ева опровергла этот слух.


«Конечно, нет! Мы можем есть плоды.

Любые, что растут в Эдеме,

Вот только дерево одно не для еды,

С него плодов мы есть не смеем.


Не прикасаться к ним, и не вкушать,

Иначе умереть мы можем…»

«Какая ерунда! — змей стал перебивать,

Нет яда в этом доме Божьем!


Но знает Бог — откроются глаза,

В тот миг, когда плодов ты вкусишь,

Ты обретёшь познание добра и зла,

Как боги станете… если не струсишь»


И Ева к дереву запретному пришла,

Увидеть, чем тот плод опасен…

Ну почему же, правда, есть нельзя?

Ведь плод на вид так сочен и прекрасен.


Так осторожно палец тронул плод,

И тут же дёрнулась рука, боясь проклятья,

Всё так же светит солнце, соловей поёт,

Но крепче стали змея вдруг объятья.


«Вот видишь, ты не умерла,

Нарушив тот приказ заветный»

И Евы непослушная рука

Срывает с ветки этот плод запретный.


Змей будто песню на ухо поёт,

Коварно и искусно обольщает,

И вот рука ко рту его несёт

И губы осторожно плод вкушают.


Один укус… и не разверзлись небеса

Гром не гремит и молний не бросает,

А мякоть плода так нежна,

И сладкий сок из губ её стекает.


«О, как же вкусно, знаешь змей?»

«О да, конечно, точно знаю…

Ну а теперь давай скорей,

Беги Адама угости плодами!»


Адам увидел Еву средь цветов

Зовёт её приветливо и нежно,

Не зная про источник всех грехов…

Он просто любит Еву безмятежно.


Лишь только Ева подошла к нему,

Он сразу понял, что она свершила,

Со страхом и печалью, глядя на жену…

Непослушаньем, к смерти их приговорила.


С великой скорбью плод Адам вкусил,

Лишь только с Евой бы ему остаться…

И свет потух… и будто мир застыл…

Нагие… стыдно… хочется скрываться.


Нарвали листьев, сшив себе одежду…

Вот голос Божий слышится в саду:

«Адам, ты где?», но потеряв надежду,

Не побежали к Богу своему.


И спрятались среди деревьев сада,

А Бог так нежно продолжал их звать…

Он сожалел, что поддались соблазну,

Но продолжал любить и сострадать…


«Адам, что на тебе за листья?

Не пробовал ли ты запретный плод?»

«Жена, что дал мне Ты, дала мне плод нечистый,

Я не причём, Господь, наказывай её.»


Забыл Адам, ещё совсем недавно,

Так сильно Еву он любил,

Ну а теперь совсем бесславно

Винит её… и Бога осудил.


«Я тоже в этом невиновна!

Коварный змей словами обольстил,

Плод съела, это безусловно,

Но я не умерла, как Ты нам говорил.»


«За то, змей, будешь проклят ты в веках,

Во все дни жизни будешь прах вкушать.

И Семя чистое, которое родит Жена,

Тебя же в голову да будет поражать.


Жене умножу в родах скорбь.

А ты, Адам, послушавшись жену,

Съел плод, и от Меня отвел свой взор…

Поступком этим Землю ты отдал греху…


Не даст тебе и хлеба без труда,

Лишь сорняки да будут здесь расти.

В поту и скорби будешь жить всегда,

Доколе прахом обратишься ты.»


Господь, взглянув в потухшие глаза,

Одежды кожаные им пошил,

И в мрачной тишине, скорбя,

К воротам рая пару проводил.


«Вам не вкусить теперь от древа жизни,

Чтоб вечно больше вам не жить…

И в райский сад, к своей отчизне,

Для вас навеки вход закрыт.»

Бытие, гл. 3

Каин и Авель

Адам и Ева, согрешив пред Богом,

Всё потеряли, рая не вернуть,

Дар вечности остался за порогом,

А впереди им предстоит нелёгкий путь.


Остались жить вблизи Эдемских врат,

Им не хотелось уходить от них,

Там первенец Адама был зачат

Наследник поколений всех земных.


«От Господа я человека обрела,

Он — Каин, первенец, дитя моё!»

Глаза у Евы засверкали, и слеза,

Скатилась тихо по щеке её.


Ещё прошло немного лет

И сын второй родился той чете,

«Он, Авель, — суеты рассвет.

Вот, Каин — это брат тебе»


И Каин земледельем занялся,

Выращивал он овощи, зерно.

Трудился тяжело, в поте лица,

И всё благодаря его трудам росло.


А Авель чаще по лугам гулял,

Животных очень он любил.

Он Каину в трудах не помогал,

А больше за овечками следил.


Когда же наступило время вновь

Для братьев жертву Богу предложить,

То Авель жертвенную пролил кровь,

Чтоб верно Господу ему служить.


А Каин жаждал Богу показать

Чего упорным он трудом добился

И в жертву стал плоды земли слагать.

Не принял Бог, и Каин возмутился.


«Что Каин? Почему так огорчён?

Ты символичность жертвы знаешь!

Лишь кровью Агнца человек спасён,

Грех у дверей, но ты им управляешь!»


Но глух был Каин к Божиим словам,

Его душила зависть, полный гнева,

Ни слова не сказав, направился к стадам,

Через поля, по всем своим посевам.


Ему с улыбкой Авель помахал,

Не зная, что на сердце брата.

Но Каин Авеля сражает наповал

И убивает… Нет назад возврата…


«О! Каин! Где же брат твой, Авель?»

Взывает Бог… И ждет сожаленья

«Не сторож я ему, не знаю…»

Ответил Каин, не ища прощенья.


Господь всё видел и всё знал,

Но всё же позволял свершиться злому

Рук Каина Господь не удержал,

Плод зла не познаётся по другому…


Бог не тиран, Он не навяжет

Своей священной воли никому,

Как бы поступок не был тяжек,

Он не швыряет нас во тьму!


«Но голос крови брата твоего

Ко мне сейчас взывает от земли…»

«Тогда убей меня Ты за него,

Раз руки перепачкал я в крови…»


Как сердце Каина поражено

Грехом, как гнилью, так глубоко

Не слышит Каин Голоса Его,

Как может поступать он так жестоко?


«Не бойся! Нет, Я не убью тебя.

Отныне проклят ты планетой.

Не даст тебе плодов земля,

Скитальцем будешь в мире этом.»


«Как можно мне снести его,

Такое наказание большое?

В дороге повстречаю я кого-

Убьёт за Авеля меня своей рукою.»


Тогда знаменье сделал Бог, что тот,

От чьей руки умрёт он, проклят будет

В семь раз страшнее кара его ждет…

Проступка своего до смерти не забудет…


А Ева… как ей Каина винить?

Раз дверь сама греху открыла…

Теперь ей с этим дальше жить…

Всю жизнь свою она себя винила…

Бытие, гл. 4

Ной

Года вперёд бегут, и полнится земля,

Ведь жизнь не может замереть на месте.

И человечество так любит, что НЕЛЬЗЯ,

И так всегда прельщает их нечестье…


Земля растлилась пред лицом Творца

И извратился путь… повсюду зло,

Забыли дети доброго Отца,

Как видеть это Богу тяжело…


Один остался верный человек,

И праведный, среди того разврата…

Ходил пред Богом, чистоту берёг.

По вере каждому: награда иль расплата…


«Конец пришёл терпенью Моему,

Я истреблю с земли Своё творение,

Не будет здесь пощады никому,

Моё дитя — сплошное сожаление.


А ты, коль мне остался верен,

Ковчег построй своей рукою,

И раздели его внутри, и сделай двери,

И осмоли его всего смолою.


Я наведу потоп на землю водный

И всё погибнет, в чём есть жизни дух,

Омою мир теперь от неугодных,

Пусть станет новым, чистым всё вокруг.


А ты с семьёй своей от вод спасётесь.

Возьми зверей и птиц с собой по паре.

Потоп внутри ковчега переждёте,

Пока Мой гнев бурлит в разгаре.»


Сто двадцать лет ковчег Ной строил

Под издевательства, плевки и смех…

Но, как велел Бог, всё устроил.

Стоит ковчег, открыт пока для всех…


Через леса, поля, пустыни, горы

Со всех сторон бегут к ковчегу звери,

Шумят от клёкота небесные просторы,

Влетают птицы сами через двери,


Ползут к нему жуки и черепахи,

И тигр, и лев шагают с зеброй рядом

Влетают насекомые, и птахи,

И вместе с тем во всём такой порядок…


Но даже эта необычная картина

Совсем не тронула сердца людские,

Греха их поглотила паутина,

Дороже стали им дела мирские.


Зашли в ковчег… и вот, закрылись двери.

А мир вокруг заходится от смеха,

И из людей никто в потоп не верит.

Всё то, что происходит — им потеха.


Семь дней прошло, и вот настало время…

Разверзлись бездны бурные истоки.

Повсюду с неба, как стеной, на землю,

Спадают бесконечные потоки.


Повсюду мечутся от ужаса, вопят народы,

К вершинам гор от вод бежать стремятся,

Разбушевалась в гневе вся природа,

И не позволит им теперь спасаться.


И сорок дней вокруг шумели воды,

Смывая грех и грязь с лица земного

Погибли развращённые народы,

Не заслужив себе конца иного.


Но помнил Бог о тех, кого спасает…

Спадают постепенно воды,

По глади голубой ковчег блуждает,

Под ясными лучами небосвода.


Остановился он в горах высоких,

И Ной на волю ворона пускает.

Но суши ворон в водах не находит

И возвращается, а Ной его встречает.


Спустя неделю голубь пролетает

Над бесконечной гладью синих вод

И вскоре он назад в ковчег влетает…

Уж год в ковчеге их семья живёт…


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 268