электронная
360
печатная A5
406
16+
Исповедь

Бесплатный фрагмент - Исповедь

Сборник рассказов

Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-2459-7
электронная
от 360
печатная A5
от 406

©2018 Марина Иванова

E-mail:ivanova32105@mail.ru

тел. +7-968-270-36- 91

СЛУЧАЙ В ЦЕРКВИ

Я вам расскажу случай, который произошел со мною сегодня.

Мы настолько грешные все, что даже Библия говорит о нас, что «ВСЯК ЧЕЛОВЕК ЛОЖЬ». Но это так и есть. Как бы мы не хотели, но мы все равно врем и в малом, и в большом.

Вспомните себя — вы, ведь, хоть раз в жизни, но соврали? Если нет, то я низко вам кланяюсь и хочу до вас дотронуться, чтобы заразиться ПРАВДОЙ. Но это все предисловие. А история началась с того, что я стала замечать за собой всякие метаморфозы.

Я испугалась, исповедалась и поняла, что я очень близка из-за своей греховности к этим, не хочу даже их называть, — «рогатым». Да не в том случае, что рогатая, потому что муж изменяет, а в том, что нагрешила до такой степени, что стала чувствовать «пребывание их в себе». Ну, думаю, все: пора собираться в психиатрическую клинику.

Но мой Духовник убедил меня, что эти «рогатые» меня просто пугают, что их во мне нет, потому что я спокойно стою в Церкви, слушаю Молитвы, подхожу к Кресту и, Причащаюсь. Но так же предупредил, зная о всех моих грехах, что они очень близко ко мне подошли и посоветовал мне сходить в Центральную Церковь на вычитку. Туда, где их изгоняют. Я так и сделала, стала ходить.

Прихожу сегодня в очередной раз туда, заказываю записки о здравии, упокоении и понимаю, что я не вписываюсь в ту сумму, которая у меня есть. Предлагаю убрать одну из записок, чтобы мне хватило денег, но свечница мне говорит: «Ничего страшного, вы же каждый четверг ходите на вычитку, принесете мне следующий раз деньги».

Я по своему малодушию согласилась, а сама стою и думаю: «Господи, прости меня, я теперь и Церкви должна». И вот я стою на службе, а мысль моя уходит от меня, знаете куда? Опять же к моим долгам и к тому, что я такая красивая стою, в белой норковой шубе, состоятельная мадам и как я могу пройти мимо серебряного подноса, на который все кладут деньги, у кого сколько есть.

Я в ужасе понимаю, что я пройду и ничего туда не положу. Мне эта мысль не давала покоя всю службу. Я ее ловила, снова возвращала к словам Молитвы, но она опять от меня убегала к этому серебряному подносу. Так я и отстояла на службе, опять греша.

В тот момент я понимала, что я перерыла всю сумку еще у свечного прилавка в надежде найти хоть какую-нибудь копеечку. Я выложила из сумки все: книги, иконки, вывернула наизнанку всю подкладку, так ничего и не найдя. А после службы, стоя в очереди к Кресту, я опять засунула руку в сумку и попросила Бога дать мне хоть копеечку, чтобы я смогла, приложившись к Кресту, положить ее на серебряный поднос.

И каково было мое удивление, когда я вытащила из только что пустой сумки десять рублей металлом. Затем еще десять рублей, потом еще пять, и так по одной монете я набрала полную горсть с верхом желтых и белых монет, а затем еще одну горсть так же с верхом. В общем, я набрала три полных с верхом горсти денег! Волосы на голове в прямом смысле зашевелились.

Я знаю точно, что набрала бы еще и еще, пока не засыпалась ими как в том мультфильме про Золотую антилопу. Я знаю, что фокусы показывают в Цирке. Но это был Храм! Мне стало очень жутко от того, что со мною происходит.

И вот тогда я подняла голову к Куполу Церкви и сказала: «Спасибо тебе, Господи и прости меня за все!».

Я до сих пор пребываю в легком шоке от случившегося со мной сегодня. Но теперь я вам могу со всей откровенностью признаться, что БОГ всегда с нами рядом, просто мы не хотим этого замечать. А эти «рогатые» после первой отчитки от меня отошли, больше я их не слышу в себе и физически их не ощущаю, но семь раз обязательно схожу в Церковь, чтобы они не дай Бог не вернулись.

И еще одно открытие было для меня в Церкви: мне было очень удивительно, что к Кресту мужчин пропускали без очереди. И все говорили, мужчины идут первыми. И самое главное, что я поняла, придя в Церковь, что мы, женщины, всегда должны слушаться своих мужчин, потому что Бог их создал первыми…

И когда женщина идет за мужчиной получается 1:0, то есть десять, а если лезет вперед, то 0:1 и это очень страшно… Проверено на собственном опыте. Слава тебе, Господи, за все! И прости меня за эту исповедь перед людьми!

ЧУДЕСА В ЦЕРКВИ ПРОДОЛЖАЮТСЯ…

Я не знаю, за что мне все эти откровения подарены, но я вам со всей откровенностью говорю, что БОГ ЕСТЬ ТОЧНО! Я простой среднестатистический человек, очень и очень грешный, поздно пришедший в Церковь и о чем очень сожалеющий, потому что, если бы раньше туда пришла, то не наделала бы столько глупостей и не получила в данный момент столько проблем, которые иногда мне кажется просто не разрешимыми.

Но, слава Богу, я все-таки пришла в Храм и ни единого дня об этом не пожалела. Только немного испугалась, когда увидела настоящие Чудеса, происходящие со мной.

Очень хочу от первого лица поделиться с вами случившимся. Я — предприниматель и, конечно, как все предприниматели России, в огромных долгах.

И вот стою я вчера у себя в магазине и говорю своей продавщице Леночке, что очень хочу прочесть книгу о земной жизни Богородицы. Я не знала, есть такая книга или нет? Но мне очень захотелось ее прочесть. Леночка мне говорит, что тоже будет искать ее в книжных магазинах для меня. Я обрадовалась и поблагодарила ее за понимание. А ночью мне снится сон, не знаю, о чем именно, но отчетливо запомнила, что мне было сказано, чтобы я срочно читала Молитву Иверской Божьей Матери.

Я вообще, к своему стыду, ничего не знала об этой Иконе. Но, на всякий случай, утром встала и записала себе напоминание в ежедневник. Я где-то слышала, что сны, в которых говорят о Святых, либо сами Святые тебе снятся, называются — Вещими снами, и они идут от Бога, а все остальные сны, не хочу их называть — от «рогатых».

Так вот сегодня, в очередной Четверг, стою я в Церкви в очереди в свечную лавку. А в коридоре справа от меня висит красивая Икона Божьей Матери, я, честное слово, не разбираюсь, как она называется, а под нею маленький столик с книгами в несколько небольших рядов: где-то всего книг десять. Я от нечего делать, всегда страдаю «информационным голодом» и начинаю перечитывать вокруг себя все рекламы, афиши, ценники.

Вот и в этот момент думаю, нужно себя чем-то занять. И, глядя на красивую Икону Божьей Матери, я вспоминаю, что хочу купить книгу о ее земной жизни. Я внимательно пересмотрела названия всех десяти книг, лежащих на столе, но нужной книги на нем не было. Я никуда не уходила, не отходила, даже надолго не отворачивалась от стола, где лежат книги. Секунда времени у меня была, я подняла глаза на свечной прилавок и снова повернулась к столику.

Какого же было мое удивление, что на столике поверх всех книг появилась толстая книга в твердом переплете «Земная жизнь Пресвятой Богородицы и описание чудотворных ее икон». Я аккуратно ее поднимаю, а под нею обнаруживаю брошюрку: «Иверская икона Божья Матери». Эти две книги сейчас лежат у меня перед глазами, и я переписываю с них точное название.

Но, самое интересное, когда я рассмотрела книгу о Земной жизни Богородицы, я увидела, что она очень и очень старинная, листы на ней желтые и написана она старославянским языком, год выпуска стоит 1904 год. Я чуть не упала в обморок от такого подарка судьбы. Я сейчас ее читаю и, самое главное, все понимаю, о чем там написано.

И еще, я, от корки до корки, прочла всю брошюрку об Иконе Иверской Божьей Матери, теперь я знаю, что она еще называется по-другому «Вратарница». Я купила эту иконку и теперь она у меня в магазине над Вратами висит, то есть над дверью.

Защищает меня от всех злых и нечистых людей, которых, поверьте мне, еще можно встретить в нашей жизни… Но я их больше не боюсь, потому что точно знаю, что со мною БОГ, да и с вами он тоже, это я теперь знаю ТОЧНО!

КАК ЗА МНОЮ ПРИХОДИЛИ…

Честно сказать, это последнее чудо, которое со мною произошло тогда, когда стали в моей жизни появляться чудеса. Это все происходило примерно в один период времени. Скажем так: — «Это был февраль!».

Мы все, хотим мы этого или не хотим, ссоримся со своими близкими. И я не верю, что есть люди, которые вообще не ругаются со своими мужьями или женами. Хотя говорят, конечно, многие, что они никогда не ругаются в семье.

Это насколько нужно любить человека, чтобы его вообще не замечать?! Ни его недостатков, ни его достоинств, ни его пороков, ни его добродетели. Не ругаться с мужем или с женой можно только в одном случае. Если с ними не жить…

Но я с мужем живу. И в один прекрасный для него день, и не очень прекрасный, — для меня, я на него обиделась. Не знаю за что. Да теперь это и не важно. Но произошло следующее…

Я схватила постельное белье и пошла спать в комнату для гостей на первый этаж. Со второго этажа я отчетливо слышала, как муж храпит.

«Видно волнуется, что поссорились», — думала я, когда стелила постель. Это был храп счастливого человека!!!!!! Который только что поругался с женой.

Я легла, не могла долго заснуть, ворочалась под этот счастливый громкий храп. Затем пошла, закрыла дверь на второй этаж, снова легла на диван и вдруг услышала над головой голос. Даже голосом это назвать нельзя. Это был скрипучий противный визг, который громко над ухом хрипел: «Держи ей руки, она будет молиться сейчас!».

Да, признаюсь, есть за мной такой грешок. Я люблю помолиться лежа…

Но в этот момент, я так испугалась сама себя, что подумала, — наверное, я сошла с ума. Я попыталась увидеть, кто говорит у меня над головой. Но не смогла даже моргнуть, не то чтобы поднять глаза вверх. Меня будто кто держал. Я попыталась поднять руку, чтобы осенить себя крестным знамением. Но не смогла ее оторвать от дивана. Единственное, что я смогла сделать, это ущипнуть себя за ногу, чтобы проверить, что не сплю. Мне это удалось сделать. Я почувствовала боль. Я не спала.

Конечно, первое, что мне пришло на ум, это то, что кто-то мне говорил, что сумасшедшие люди всегда слышат голоса. Вот в этот самый момент я поставила себе диагноз сама. Имея только темно-синее свидетельство медсестры гражданской обороны, которое мне выдали в военкомате вместе с военным билетом. Так как я оканчивала иняз.

Но ни одного укола я в жизни никому не сделала. Только в грелку, на которой мы практиковались. И тогда я сама себя стала успокаивать, что диагноз не верен. Нужно попытаться понять, что происходит…

Я собрала всю волю в кулак и стала внимательно слушать, повторяться эти голоса или нет, но при этом пыталась оторвать руку от дивана, чтобы перекреститься.

В этот момент эти противные скрипучие голоса повторились. Их явно было двое. Один другому приказывал.

— Кому сказал, держи ей руку, она молиться собирается! — скрипел над ухом все тот же противный голос.

Я с трудом пыталась бороться с невидимыми врагами. Теперь я точно знала, что они есть не только в молитве. Но какой у них все-таки противный скрипучий нечеловеческий голос!!!! Он напоминал мне скрежет железа по стеклу. Я так разозлилась, что громко закричала слова молитвы «Отче наш!».

Я их просто орала, пытаясь поднять глаза кверху, туда в темноту, откуда раздавались эти противные указания.

И вдруг… издалека, будто кто спешил, я услышала красивый волшебный голос, который пропел, да, это был певучий ласковый голос, очень ласковый… Кто — то обращался ко мне по имени.

— Марина, беги к мужу… к мужу… к мужу…!!!

Я подскочила так легко, будто кто освободил меня. И только распахнула дверь на второй этаж и поставила ногу на лету на первую ступеньку, как услышала шлепки, будто кто дрался. Это была самая настоящая битва. С ударами, звонкими шлепками, и дыханием от тяжелой борьбы.

Я побоялась оглядываться, потому что сердце так бешено колотилось внутри меня, что я стремглав взлетела в спальню к мужу и бросилась под одеяло, трясясь от страха.

— Что ты такая холодная, — заворчал муж спросонья. — Не лежится тебе на одном месте, бегаешь туда — сюда.

— Женя, я боюсь, там внизу что-то происходит, невероятное. Что не связано с земной жизнью, — закричала я мужу и прижалась к нему еще сильнее.

Он обнял меня и предположил, что мне, наверное, приснился, просто дурной сон, и что от мужа не нужно убегать. Он еще немного поворчал, советуя ложиться спать вместе с ним в одно и то же время.

В одно время я, конечно, спать с ним не ложусь, в девять часов вечера. Это слишком рано. Я же пишу в тишине эти строки вам. Но с мужем теперь никогда не расстаюсь и сплю только с ним. Я очень хорошо помню, тот красивый неземной голос: «Марина, беги к мужу… к мужу… к мужу…».

А тогда на следующий день я побежала к своему Духовнику и все ему рассказала. И знаете, что он мне сказал, что в эту ночь приходили за моею душой. Но Бог для чего-то попустил мне увидеть эту «Духовную брань…», которая ежесекундно происходит между темными и светлыми силами. Но мы этого не видим.

А для чего он мне, простой грешнице, попустил это увидеть, Духовник мне не сказал. Может быть для того, чтобы я написала про это вам и поделилась тем, что со мною произошло… От первого лица поделилась. Это не вымысел автора и мне никто эту историю не рассказал. Она произошла со мной и с моей душой.

И значит еще не время мне уходить с нашей грешной земли. Еще есть чем поделиться с вами…

КОНКУРС

Я вам расскажу одну забавнейшую вещь. У нас в Ставрополе в этом году проходил конкурс печатных работ за счет краевого бюджета для авторов, проживающих на территории Ставропольского края и предоставивших ксерокопию паспорта с пропиской. Я имела честь принимать в нем участие.

Но наши местные мэтры писательского мастерства мне сказали: «Марина, в этом конкурсе мы никогда не побеждаем. Только родственники работников министерства культуры».

И вот конкурс прошел втихую под руководством зам. министра культуры Павловой Г. Н., ни лонглиста, ни шортлиста, ни фамилий экспертной группы, которая проверяла наши работы и вынесла приговор.

И самое главное, фамилии победителей опубликовали на сайте минкульта СК, без название работ, чтобы ничто не могло привлечь внимание читателей. Я взяла первую попавшуюся фамилию из списка победивших. Хотела что- нибудь почитать из работ этого автора.

Так вот оказалось, что автор, Сургучев И. Д. давно умер во Франции. Он эмигрировал в 1920 году, А в 1958 году скончался там же и там же захоронен. Он был другом Горькому, жил постоянно у него на даче на Кипре. В годы войны работал на фашистскую Германию. Сами немцы привезли его в Ставрополь в 1942 году, чтобы он понастальгировал по родным местам.

Пишет он очень хорошо про наш Ставрополь, мне нравится его стиль. Уровень Бунинский. Я к нему никаких претензий не предъявляю. Я обращаюсь к организаторам: «Каким образом он для участия в конкурсе предоставил ксерокопию прописки в паспорте?».

Или для того, чтобы меня напечатали за счет краевого бюджета, мне нужно было умереть тоже?

Одно ясно, Сургучев никак не должен был участвовать в этом конкурсе вместе со мной. Это все равно, что в наше время мой роман «Испытание судьбой» соперничал бы с «Войной и Миром» Льва Николаевича Толстого.

Я не удивлюсь, если узнаю, что этот автор каждый год побеждал в этих конкурсах, а деньги делись между всей этой коррупционной группкой чинуш. Ведь никто не залезал так глубоко, как я, решив поинтересоваться автором, который победил…

КАК НОРМАТИВНО МЕНЯ ПОСЛАЛИ

Я так и не нашла ответа, есть правда на земле или нет? Дело в том, что мои читатели убеждали меня в том, что я талантливая, когда прочитали мой первый роман «Испытание судьбой». И один за другим приходили и просили у меня автограф.

Конечно, не скрою, это немного приподняло мою самооценку, которую десять лет пытались опустить еще в школе, затем пять лет в институте и все тридцать лет в замужестве. А тут вдруг такой успех. Я, конечно, была уверенна, что раз читателям нравится мой роман, издателям он, тем более, приглянется. И стала искать правду. Да еще к тому же отчетливо услышала возмущенный голос Жириновского с экрана телевизора, когда он требовал всех писателей посадить в тюрьму, чтобы стали Достоевскими.

Я, сидя напротив Жириновского с другой стороны экрана, махала ему рукой и кричала: «Вот же я, здесь, и мой роман „Испытание судьбой“ написан не в тюрьме!». Хотя это спорный вопрос. Для кого — то вся жизнь — тюрьма! Ну, у меня примерно так и получилось. Кто читал мой роман, поймет, о чем я.

Поэтому я рискнула написать Жириновскому письмо. Не знаю, читал он его или нет, но мне ответили — мы обратились к вашему губернатору Ставропольского края Владимирову В. В., он что — нибудь придумает.

Губернатор, конечно, придумал, потому что ответили мне из министерства культуры Ставропольского края. Что, мол, рады вам сообщить, что проводится конкурс печатных работ за счет краевого бюджета, можете подавать заявку. Но знайте! Руки у нас длинные, комиссия авторитетная, будем рассматривать ваше творение с пристрастием! И поверьте уж, каждую букву вывернем наизнанку, потому что экспертная группа будет состоять из самых заслуженных деятелей культуры, и самых выдающихся журналистов, и самых высокоименитых литераторов, и, самое главное, что мы даже не взглянем на вашу работу, если не будет двух рецензий от членов Союза писателей! Вы еще не боитесь принимать участие в конкурсе?!

Конечно, я шучу, но тон письма передала точь — в — точь! А может мне показалось? Паранойя и талант всегда рядом!

Но поняла: не показалось, когда, согнувшись, вошла с огромной папкой распечатанных страниц текста своего любимого романа «Испытание судьбой!». Семьсот страниц были тяжелой ношей. А как же, сами читатели его назвали «Унесенные ветром по — русски!».

Но печатный вариант — это одно из условий конкурса. Как и ставропольская прописка для авторов, проживающих на территории Ставропольского края. Флешка с автобиографией, синопсисом, и электронной версией романа тоже лежала в сумочке, и, конечно, рецензии от членов Союза писателей.

Но когда я, мило улыбаясь, спросила, как писать заявление, чтобы мою работу приняли на участие в конкурсе, мне было в жесткой форме сказано: «Как Жириновскому писали, так и пишите!».

Вот именно тогда я поняла, что мне не показалось, что меня запугивают, что правда именно здесь! А я, как любой творческий человек, страсть, как это люблю! Вот они антагонисты во всей красе! Пиши, не хочу! Я очень люблю описывать отрицательных героев. Хорошо, что муж моих романов не читает. Вы понимаете, о чем я?

Но сдав работу, я была почти уверена, что ее читать не будут, мне не простят Жириновского и Достоевского, и тюрьму, из которой состоит наша жизнь. Но я так же, мило улыбаясь, спросила: «Скажите, пожалуйста, а что у нас в крае много романистов?».

— Да побольше, чем вы думаете! — зло ответила Оксана, секретарь приемной комиссии.

— Рада за Ставропольский край! — произнесла я с гордостью, счастливая, что я не одна участвую в конкурсе.

Но списков участников я не дождалась, экспертной группы грозных авторитетов тоже, даже заявок, кто в какой категории участвует, не увидела. А что такое лонглист, шортлист министерство культуры Ставропольского края, наверное, не знает, потому что их тоже не было.

А пришло письмо из министерства культуры, что конкурс прошел, фамилии победителей смотрите на сайте. Я так обрадовалась, что все — таки есть победители у этого конкурса. К моему сожалению, не я, но за коллег очень рада! Я захотела прочесть работы победителей, поучиться у них мастерству. И полезла в интернет знакомиться с автором, чья фамилия стояла первой в списке. Нашла. Сургучев И. Д. Пишет очень хорошо! Хоть уже давно умер. Еще в 1958 году. Хотя его друг Горький тоже умер, и Достоевский умер, и Толстой. Но они же не принимали участие в конкурсе, потому что у них нет ставропольской прописки. А мой оппонент принял, хотя умер во Франции и там же захоронен. Каким образом он принес рукопись в печатном виде и в электронном, и паспорт с пропиской как было указано в конкурсе, я не поняла. И стала искать правду.

Первому написала губернатору, поинтересовалась, знает он, куда идут деньги из его бюджета? Проверил целевое их назначение? Но он мне ответил одновременно с министерством культуры Ставропольского края слово в слово. Наверное, писали вместе под копирку ответ. Или у них ответы просто нормативно зафиксированы уже и меняют они только число и подпись. Не знаю.

Тогда я написала опять Жириновскому, но перед выборами он был куда активнее, тогда сразу ответил. А теперь после третьего стука на его почту. Но пообещал разобраться. Наверное, опять попросит нашего губернатора, чтобы он что — нибудь придумал.

Нравится мне наша страна. Пишешь жалобу на начальника. А тебе отвечают, что они твою жалобу переслали этому же начальнику, на кого ты жалуешься. Начальник честно отвечает: «Ты не права, я хороший! Так что не беспокой правительство по пустякам!».

И наш бедный писатель сидит и думает: «А где же она, правда?! Кто ответит?!». Страна другая, СССР больше нет, а работа с жалобами и предложениями, как и в советские времена, осталась без изменений. На кого жалуешься, тот тебе и ответит. Потому что резолюцию всегда спускают вниз, туда, где всякая мелочевка ползает. А наверху все летают, им не до тебя. Хоть и кричат на круглых столах, что культуру нужно поднимать и современного автора заметить. Но видно по кругу стола эта мысль так и витает, пока не помрет автор.

И однажды случайно узнает, что наконец-то победил в конкурсе печатных работ за счет краевого бюджета. Наверное, обрадуется, там на небесах.

Ну, помоги ты, победитель, теперь хоть нам здесь грешным, чтобы нас услышали и напечатали наши романы при жизни. И подскажи, друг, где искать правду?! Ты уже ее, наверное, там нашел.

Может правда на земле в Антимонопольном комитете, который отвечает за проведение конкурсов? Но и этот комитет, в данный момент земного существования не знает, чем он занимается. На мой вопрос мне тоже не смогли они ответить. Нет, конечно, они отреагировали. А как же?! Так положено! Но я очень удивилась, когда этот комитет мне прислал инструкцию на десяти листах, чем они должны заниматься. Похоже старую инструкцию. Потому что у них есть изменения и дополнения в федеральном законе, но они про это не знают. Они мне ответили, что они вообще не занимаются конкурсами.

Я опять полезла в интернет и нашла. Закон №135-ФЗ «О защите конкуренции». Редакция 2016 года Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ.

Оказывается занимаются…

В общем, десять страниц текста присланных инструкций мне явно дали знать, чтобы я пошла куда — подальше! Короче, нормативно меня послали. Вот сижу я теперь и думаю. Скажите мне, пожалуйста, для чего нам столько министерств и ведомств, дорогой наш Президент? Вот они наши деньги! Разгоните вы их всех! А деньги сэкономленные отдайте на повышение заработной платы тем, кто на самом деле работает, да и пенсионерам под конец жизни добавить радости можно в денежном эквиваленте! Да и нас, новых авторов, напечатать пробным тиражом. Пусть знают, что в России есть новые Достоевские, Булгаковы, Салтыковы — Щедрины.

А плакать не нужно, что вымер целый пласт творческих людей. Что только на классиках держится культура в нашей стране. Что исчезли хорошие фильмы и комедии советских времен вместе с уходящими творцами. А что же вы хотели, когда разрешили снимать фильмы за свой собственный счет, да еще при поддержке, якобы, министерства Культуры и Фонда кино, которых тоже можно сократить и никто этого не заметит. Потому что уже всем надоели фильмы — однодневки и романы — одновечерки, после которых в голове пусто, и никто не плачет, когда их читает, и через день уже никто не вспомнит про что читал.

А знаете почему, потому что это работы халтурщиков. Им нужны быстрые деньги. Они ж свое вложили и должны навариться. Это как на рынке. Вот и получается из творца коммерсант.

А талантливых режиссеров, сценаристов, поэтов, романистов очень много у нас в стране. Если бы их только заметили, и дали им зеленый свет, то гордились бы тем, какой след они оставили в творческой жизни нашей новой России. Их просто нужно поддержать.

И тогда не гремели бы на телевидении, радио, в журналах и газетах только жадные политики — мошенники с огромными баулами взяток. А в новостях рассказывали бы о простых смертных немного обезбашенных творцах, которые несут свет, добро в массы и хотят, чтобы подрастающее поколение росло на хороших книгах, добрых фильмах, красивых стихах нашей новой России. И смогло на вопросы граждан дать вразумительный ответ, а не присылать инструкцию, которую сами читают по слогам.

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ

Уважаемый Владимир Владимирович, добрый вечер, это беспокою Вас опять я, провинциальный писатель Иванова Марина. На мое обращение к Вам почему-то мне опять ответили так: «По поручению Губернатора Ставропольского края Владимирова В. В. Ваши обращения в адрес Президента РФ и Губернатора СК по вопросу издания книг, печатных изданий для инвалидов и иных социально-значимых проектов за счет средств бюджета СК рассмотрены.

И сообщили мне, еще больше прежнего пугая авторитетами, что разобрались. Но теперь они угрожали мне экспертной группой, в которую вошли, цитирую: «Руководители и члены правления всех региональных творческих союзов писателей, директора четырех краевых библиотек, представители средств массовой информации, научной общественности, главный редактор литературно-художественного журнала „Южная звезда“, председатель Общественного совета при министерстве культуры Ставропольского края».

И пояснили, что эти авторитеты широко обсуждали результаты конкурса на собраниях творческих союзов писателей Ставропольского края. И успокоили меня тем, опять цитирую: «По вопросу издания произведений И. Д. Сургучева сообщаю, что заявка была представлена доктором филологических наук, профессором Фокиным А. А., который много лет занимается изучением литературного наследия ставропольского писателя.».

Я понимаю, что Фокин А. А. принес заявку на участие в конкурсе вместо Сургучева И. Д. Но ведь в положение о конкурсе написано в пункте номер два:

2. За счет средств бюджета Ставропольского края подлежат изданию произведения авторов (авторских коллективов), проживающих на территории Ставропольского края с соблюдением правил регистрации.

Я никак не пойму, Фокин А. А. почему не подал, в таком случае, заявку на повесть, рассказ, поэму «Кавказский пленник», М. Ю. Лермонтова, Л. Н. Толстого, А. С. Пушкина Ведь все три автора написали произведения под названием: «Кавказский пленник». И все эти авторы тоже в данный момент не проживают на территории Ставропольского края. А ведь писали про эти края не хуже Сургучева И. Д.

И если в положении о конкурсе написано, что подлежат изданию произведения авторов (авторских коллективов), проживающих на территории Ставропольского края с соблюдением правил регистрации. Тогда нужно было изменить условия конкурса и написать, что конкурс проводится для авторов, которые когда-либо проживали на территории Ставропольского края, эмигрировали за рубеж в 1920 году и проживали вне территории нашей страны.

Но самое главное, мне так и не ответили на единственный вопрос: «Мой роман „Испытание судьбой“ может соревноваться с романом „Война и Мир“ Л. Н. Толстого?».

Правомерно ли, что в этом конкурсе соревнуются местные авторы Ставропольского края с авторами-классиками, когда-то проживавшими здесь и уже занявшими свое место в литературе?

И еще, меня очень возмутило то, что в ответе на мое обращение, в самом конце, опять успокоили меня тем, чтобы я больше никуда не писала и постарались испугать вот чем, цитирую: «Также информирую, что выплата вознаграждения авторам, чьи произведения будут изданы за счет средств бюджета Ставропольского края, не предусмотрена. Все изданные книги поступят в фонды государственных и муниципальных библиотек.».

А мне другого и не нужно, пусть мой роман «Испытание судьбой» будет лежать там же. И пусть его также не увидят инвалиды и иные социально-значимые проекты, для кого организовывался этот конкурс.

С уважением, Иванова Марина Ивановна, г. Михайловск, Ставропольского края.

Увы, но Президент мне не ответил ((((

ВТОРОЕ ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ, ПРО КОТОРОЕ ОН ТОЖЕ НЕ ЗНАЕТ…

Уважаемый Владимир Владимирович, увольте, пожалуйста, все Ваше окружение, которое неправильно Вас информирует. Мы, русский народ, понимаем, что Вы не можете нас так сильно ненавидеть, чтобы целенаправленно уничтожать. Дело в том, что в нашем провинциальном городке Михайловске Ставропольского края у людей исчезли деньги из карманов, люди еле выживают.

Мои подруги работают на рынке и поэтому находятся в эпицентре всех событий. Магазины маленькие все ликвидируются, потому что банкам больше отдавать нечего. Они все забрали: дома, магазины, жизнь — и рынок просто умер.

Вся надежда была на Вас, народ понимал, что Украина, Сирия это, конечно, важно, мы потерпим, скоро ведь наступят лучшие времена, — так думали мы. Работы в городе нет, рынок — единственное место для выживания. И вот, наконец — то, Вы нас услышали!!!

Спасибо огромное, что сокращаете нам жизнь! А то и, правда, что — то мы выживаем и выживаем! Какую хорошую идею Вам подсказали Ваши помощники! Это же ЭВРИКА! КАССОВЫЕ АППАРАТЫ!

Как хорошо Вы это придумали! Только пробивать в них будет нечего, люди ничего не покупают. Мои подруги месяцами стоят с нулевым балансом, а теперь из этого нуля нужно еще заплатить за обслуживание Вашей прихоти, — за кассовый аппарат!

Но, слава Богу, хоть скоро пенсия, может на хлеб хватит, так мы еще подышим Вашим бесплатным воздухом, пока не обложили его данью тоже. И подруга идет в пенсионный Фонд, а там ее встречают с распростертыми объятиями ЦЕРБЕРЫ ЭКОНОМИИ, вывернули каждую букву в трудовой с лупой, облизали печати, чтоб лучше было видно их подлинность, а потом ниже печатей выписали название учреждения, которое могли разглядеть в далеком проклятом СССР.

И с радостью сообщили, что ей не хватает несколько месяцев до северной пенсии и с восторгом объявили, что нужно доказать, что дети — ее, что муж, с которым она развелась, именно с этой фамилией, которую она носит, и что, слава Богу, детей из стажа они выбросили, потому что не нужно было их рожать вообще.

«Ну, ничего! — подумала подруга, — я же ухаживаю за своей престарелой мамой, это тоже в стаж засчитается». Но в пенсионном Фонде выбросили все документы, которые она оформляла вместе с еле передвигающейся мамой, которой исполнилось восемьдесят лет, и с честными глазами стали убеждать, что она ничего не сдавала и нигде не расписывалась, так как в деле ничего нет, и убеждали ее в том, что мамы ее не существует! Ваша мама — МИРАЖ! Потому что ей нужно было умереть давно. Все сроки прошли!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 406