электронная
432
печатная A5
618
16+
Исцеление

Бесплатный фрагмент - Исцеление

Однажды ночью ты умрешь от удушья собственных сожалений


5
Объем:
362 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-6487-6
электронная
от 432
печатная A5
от 618

Часть первая: Благодарность Вселенной

«Самый ужасающий факт о Вселенной не в том, что она враждебна, а в том, что она безразлична» Стэнли Кубрик.

1. Встреча с высшими силами

Может и правда стоит сходить в церковь, как все того и хотят. То и дело отправляют меня туда… Две заблокированные карты за один день! Ну как можно было проглядеть срок годности? Да еще и так «вовремя»: когда нужно оплатить аренду за квартиру.

Мое безденежное сердце задыхается от таких плачевных событий. Возможно я утрирую, но, это только возможно. Потому как, мне уже осточертели эти маленькие неудачи. Вот бы мне наоборот повезло, вот бы удача повернулась ко мне лицом. В этом плане у меня нет стабильности, кажется, я постоянно либо на нуле, либо в минусе по шкале везения.

— Риа! Эй! Ты вообще здесь? Ты меня слышишь? Как всегда, этот пустой взгляд. — Сказала, или может даже прокричала мне русоволосая девушка невысокого роста. — Всё уладится. Пойдешь в банк, и сделаешь новую карту, проблем то, истерику закатываешь по каждому поводу. — Проворчала она, закатывая свои карие глаза.

Лола всегда могла трезво оценить ситуацию. Чужую, не свою конечно же.

Лола, плюсы:

— заботится и печется обо всем и обо всех;

— всегда рядом;

— от нее приятно пахнет;

— у нас один размер, что крайне важно для подруг;

— хорошо готовит;

— любит меня, хотя нет, себя. (надо бы перенести в колонку с минусами).

Лола минусы:

— СЛИШКОМ заботится и печется обо всем и обо всех;

— и, Боже, СЛИШКОМ всегда рядом.

Такова человеческая сущность: если плюсов больше, чем минусов, мы примиряемся со всеми недостатками.

— Риа!!! Ты еще долго будешь просто идти и молчать? Может поговоришь со мной или я так, для красоты с тобой рядом иду? — Не унималась она. — Сколько можно повторять: во вторник пойдешь в банк и все! Боже мой, из всего такую трагедию устраиваешь, это разве проблема? Это же не тебя воспринимают всегда как девушку легкого поведения, просят провести с ними одну ночь, потому как друзья подвели его, а квартира, снятая в аренду, стоит пустует.

…Ну или пытаться мириться с минусами…

— Нет, ну это просто какая-то напасть. Не могу понять, в чем же дело? Почему все думают, что я им буду помогать в их «проблемке». Я что, Чип и Дэил? Риа! Что я не так делаю? — продолжала Лола ноющим, и в то же время раздраженным голосом.

Как у нее это выходит? У меня бы не получился такой тон… или может стоит попрактиковаться. Черт, нужно ответить. И какой ответ правильный. Что сказать? Это как вопрос: «Я потолстела?» или «Та девушка симпатичнее меня?». Она взорвется, если я ей не отвечу.

— Нет, ты не Чип и Дэил. — Выдавливаю я из себя.

— И это все, что ты подчеркнула из моего душераздирающего монолога?

Молчу. Опять нужно отвечать… И о чем вообще был разговор? А, так… Нет, не думаю, что дело в тебе, просто попадаются такие парни. Фух, все… Черт! нужно вслух отвечать.

Когда я повернулась на Лолу, мне показалось, что у нее на лбу вздулась вена.

— Лола, милая, я не думаю, что дело в тебе, это тебе просто парни такие попадаются. Кажется, некоторые девушки клюют на такой ход, вот они и пробуют его на всех. — Получилось вроде бы неплохо.

Лола замолкла. Не думаю, что мои слова как-то ее утешили или успокоили. Но, что я еще могла сказать, она же сама выбирает себе таких парней, знакомых, она сама поддерживает такие темы с ними, от которых меня, к примеру, выворачивает. Фу! Передернуло от такой мерзости. Возможно, дело во мне, и не стоит так реагировать на такие вещи. Не то чтобы я была невинным ягненком…

— Риа? — оторвала меня от моих мыслей Лола. Она произнесла всего три буквы, всего лишь мое имя, но в этих буквах было слышно слишком много отчаяния. Может я плохая подруга? Или никогда не могу найти нужных слов утешения и поддержки? Вероятно, сейчас она хочет сказать мне именно это.

— Лола? — как — будто с таким же тяжелым вздохом и отчаянием, я произнесла и её имя.

— Я действительно устала от этого. Все ведь наладится и будет хорошо? — спросила она у меня, глядя такими жалостливыми глазами, словно это я решаю ее судьбу, или точно знаю, что нас ждет впереди.

«Все будет хорошо», что за жалкая фраза утешения… Откуда людям знать, как будет. Но все почему-то ищут утешения в этих словах, даже если они окажутся ложью. Люди такие странные, если они услышат то, что хотят услышать — обязательно в это поверят. Как бы уверяя себя: ну раз мне сказал это совершенно другой человек, значит так оно и есть. Это как перекладывать ответственность за свою жизнь на другого человека. Как я могу взять на себя этот груз и утешить фразой «все будет хорошо»? А если нет… Всегда представляю себе, что человек придёт ко мне и начнет трясти в разные стороны со словами, нет, даже с криками: «Ты же говорила, что все будет хорошо, ты же говорила мне это!!!», — и эта злость и ярость будет вполне оправдана. Иногда случается такое, что тебе в действительности некого винить. Но злость сама собой не уйдет. Нужно ее на кого-то выплеснуть, на того, кто взял на себя ответственность этой дурацкой фразой.

— Все будет, так, как должно быть и никак иначе. Не знаю хорошо будет, плохо или просто ужасно. Знаю только одно, Земля не перестанет вращаться, Солнце не перестанет светить и звезды на небе не погаснут, а значит ты справишься. — Улыбчиво и игриво произнесла я.

Она натянуто улыбнулась, но ничего не ответила. Остаток дороги мы шли молча, или смеясь о чем-то, что сейчас мне кажется не очень-то и веселым. Хорошо, что мы живем через дорогу. Надо же было мне найти квартиру на одной улице с Лолой. Это даже не было подстроено, всё чистая случайность. Мы попрощались, чмокнув друг друга в щечку (у всех девушек есть такой обычай) и разошлись по домам.

Поднялась на лифте в квартиру. Дома меня ждали маленькая Вэнди и, такая же уставшая как я, Джулия. Ах –да! Еще Санни. Иногда забываю про нее.

Санни — наша кошка, надеюсь она еще живет у нас. На самом деле, я ее не вижу. Она, та кошка, что просто обожает играть в прятки. Должна отдать ей должное, практически ни одного повторяющегося места. Мне кажется, она знает эту квартиру лучше, чем ее хозяева, хотя она здесь всего на всего неделю, а может две… Не успеваю следить за временем, уж слишком оно быстро идет… Хоть она и «кошка-фантом», от которого я замечаю только пустую миску и переработанный корм в ее лотке, но я все равно её очень люблю. Это наша с Вэнди кошка.

Вэнди — самая младшая из нас, обитателей этой квартиры. Если конечно не брать в расчет Санни… Хотя, возможно, по кошачьим меркам ей уже за 20 или даже за 30, ну не суть. Вэнди — девушка не высокого роста с рыжими волосами и очень миловидным лицом. Мы познакомились, когда я еще жила в общежитии. Если бы не она, я не решилась бы, пожалуй, съехать на квартиру. Мне никогда не приходилось играть роль старшей, но сейчас хочется быть для нее старшей сестрой, ругать ее, если она что-то делает не так, поддерживать, давать советы, всегда быть рядом. Интересно, ее эта опека докучает? Иногда я и сама замечаю, что могу перегнуть палку, но в любом случае, она этого не говорит, что меня не может не радовать.

— Ты сегодня поздно. Где была? — С интересом смотрит на меня Джулия.

Джулия, еще один не безразличный мне человек. Вот тут сложно сказать где и когда мы познакомились: кажется, нас УЖЕ познакомили, когда мы были маленькими комочками в утробе матери. Все говорят, что мы похожи, как сестры. Странно, но я не вижу никакого сходства. Разве что у нас темные длинные волосы… Возможно еще форма лица похожа… Да и одинаковый рост… Но есть явное различие: Джулия до неприличия худая. Нет, не говорю, что я толстая, но не худышка явно. Может сесть на диету… Боже, почему мои мысли так сильно сбиваются… Итак, Джулия — человек, который был со мной на протяжении всей жизни, без преувеличений. Пару месяцев мы живем втроем. Интересно, сможем ли мы ужиться — мы все такие разные.

— Лола забрала меня с работы, мы прошлись домой пешком. — Я прошла в комнату и, тяжело вздохнув, плюхнулась на кровать. — У меня проблемы. Две мои карты сегодня заблокировали. Это решаемо, но… Сейчас выходные и мне никак не попасть в банк и не восстановить их. Что же делать? — Уже не так эмоционально рассказала я девочкам.

— Нам же на днях нужно за квартиру заплатить. — С долей паники и возмущения сказала Вэнди.

— А то я не в курсе. — Резко ответила я.

— И что ты делать будешь? — Поинтересовалась Джулия.

— Пойду покупать лотерейный билет. — Я не скрываю недовольства.

Ну а что, если бы я знала, что делать, то уже бы сказала. В любом случае, хорошо, что у меня всегда есть моя заначка, спасибо второй подработке.

— Разберусь девочки, не переживайте, сейчас я просто хочу спать.

— Ладно. — В один голос произнесли две девушки.

— Устала, спокойной ночи. — Сказала я, и все разошлись по комнатам.

Иногда я бываю такой раздражительной, что сама себя раздражаю. Вечно недовольная Риа. Нужно с этим бороться, не воспринимать все так уж. Хоть со мной и случаются разные мелкие неудачи, я уже настолько к этому привыкла, что мне просто смешно, и они меня ни капли не удивляют. Конечно же это бесит, но, по большей части, я благодарна Вселенной. Мелочи жизни.

Лола говорит, что нужно как можно чаще благодарить Вселенную, тогда она будет ко мне благосклонна. Итак, спасибо Вселенная, за этот прожитый день, за то, что с моими близкими ничего дурного не случилось, и еще за то, что заблокировала мне две карты, так вовремя. Неужели нельзя было сделать это позже или раньше? Почему именно сейчас, по-твоему это так смешно? Так, стоп, что-то это уже не совсем похоже на благодарность… В общем, благодарю тебя Вселенная, подари мне еще один замечательный день. Спокойной ночи.

2. Сон или реальность?

«Лучшее, что ты можешь выбрать в этой жизни, прожить так за что тебе не будет стыдно»

— Поторопись! Ты должна быстрее задуть свечи и загадать желание. — сказала молодая женщина, держа в руках огромный торт. Ее лицо было настолько мне знакомо, но даже больше не лицо, запах или, может быть, аура. Этот запах… надёжности, умиротворения, любви. Запах родного дома.

— Сколько нашей принцессе уже исполнилось? — игриво спросила женщина, стоявшая рядом.

Медленно перебирая своими маленькими пухлыми пальчиками, девочка вскрикнула:

— Пять! Мне уже пять! Я уже такая взрослая. Могу брать мамину косметику и носить её каблуки. И еще пить эту жижу, которая только для взрослых.

Вся комната наполнилась смехом. Чьи-то сильные руки подняли виновницу торжества вверх и теперь она оказалась на уровне всех. Эти руки… они также знакомы мне, самые сильные руки на свете, мое несокрушимое убежище…

— Моя маленькая принцесса в столь юном возрасте собирается познать вкус алкоголя. — Он обернулся к жене. — Дорогая, и когда мы упустили этот момент. — И снова к маленькой дочурке. — Раз ты такая взрослая, тогда пора избавиться от игрушек и отказаться от мороженного.

— От мороженого?! — С ужасом, вскрикнула девочка, ее глаза, большие карие глаза невинного ангелочка, настолько широко распахнулись, что, казалось, выпадут из орбит. — Я передумала, я маленькая, я очень маленькая, никогда не буду взрослой, ни за что!

Мужчина посмотрел на нее самым нежным взглядом и с улыбкой произнес, почти шепотом:

— Правильно, не вырастай, будь моей маленькой принцессой всегда.

— Хочу песенку, спойте мне песенку! — Радостно крикнула девочка.

Все гости, что были на этом чудном дне начали голосить:

— Бибибибип-пибибип- пибибип-пибпбпи.

— Что? Я не понимаю.

— Пибибип, пибиббип, пипибип.

Будильник беспощадно вошел в мой сон своими ужасными звуками.

— Так себе поздравительная песенка. Тебя никто не приглашал. — Фыркнула я на телефон, отключая будильник.

Этот сон, это ведь был мой родной дом, мама, папа, бабушка, праздник в честь моего дня рождения. Вот уж не знаю, отрывок это из прошлого или же мое богатое воображение. Давно они мне не снились. Может в преддверии родительского дня мое подсознание изобразило такой сон для меня. Нужно сегодня обязательно позвонить маме. Черт, опаздываю.

Ну почему у меня все в последнюю минуту, я такая рассеянная.

— 8.20! Мне пора, пока. Убегаю, покормите Санни. До вечера.

— Риа, шнурки, еще упадешь где-то по дороге! И не забудь — нужно заплатить за квартиру! — крикнула мне Вэнди, когда я уже была в подъезде.

— Все под контролем. — ответила я на такое беспокойство.

Шнурки, оплата за квартиру… такое себе утро. Впопыхах привожу в порядок эти проклятые кроссовки. Ну почему лифт так медленно едет. Да что же этот шнурок никак не завязывается. Вот уже и дверь лифта открылась. Какой черт меня дернул повернуться к нему своим задом, завязывая шнурки. Вот это вид, наверное, был.

Лучше бы я вообще не разворачивалась, а так и стояла в этой позе, до тех пор, пока дверь лифта не закрылась и не уехала вниз. Тогда я бы никогда не узнала, кто лицезрел мое завязывание шнурков. В лифте был он…

Светловолосый парень, мечта любой девушки. Выше меня на головы две, тоже сказка. Одет с иголочки, не подкопаешься. Волосы были уложены наверняка не за 3 минуты, как у меня. И как он может быть таким идеальным… Посмотрев на себя понимаю, что, такой как он никогда даже и не посмотрит в мою сторону. Самый красивый сосед в мире. Почему именно он, почему сейчас? Взмахнув волосами, с гордо поднятой головой вхожу в лифт. Главное не подавать виду, что мне неловко. Настолько классный, что я даже не решаюсь посмотреть на него. Может нужно было поздороваться, ага, своим задом я так и сделала.

— Риа!

Это что, ангел спустился с небес на землю и назвал мое имя? От голоса по телу прошло стадо мурашек. Сердце застучало как бешенное, в животе бабочки, кажется, устроили чечетку, и чешек одной из них слетел с маленькой лапки вверх и застрял у меня в горле. Он знает мое имя? Это сон? Может нужно ущипнуть себя? Ай, больно! Нет, не сон. Может он хочет сделать мне предложение прямо здесь, в лифте. Н-да не совсем романтичную обстановку он выбрал… А, может, вместо того, чтобы щипать себя, нужно ответить человеку, Риа!

— Да. — дрожащим голоском ответила я, как будто, это вовсе и не мой голос.

— У тебя что-то вот здесь. — Сказал он, указывая пальцем на свой подбородок.

Мое недоумение возросло. Это что такой флирт, что это вообще значит? «У тебя что-то вот здесь» — он что, пытается так меня соблазнить? А, он имел ввиду, что у меня что-то на лице. Дура! Нужно повернуться к зеркалу и посмотреть. Самые позорные секунды жизни. Ощущение что, когда я повернулась, зеркало треснуло вместе с моим сердцем.

Мой подбородок был весь в зубной пасте, белые потеки по всему подбородку. Настолько ошарашена, что, не заметила, как лифт приземлился на последнюю станцию моего позора. Прекрасный ангел изящно выпорхнул из него в попытках удостоить меня улыбкой.

Стоя перед зеркалом и очищая свое лицо от этого подлого, но полезного химического вещества, никак не могу осознать, что произошло. 8.30, нельзя опаздывать. Осознаю всю неловкость ситуации позже, но стыдно ужас…

По пути на работу меня переполняли эмоции. Эйфория, от того, что прекрасный принц знает мое имя. Стыд и позор — из-за моей рассеянности и невнимательности. Снова эйфория, ведь мы дышали одним воздухом. Любопытство, а что он подумал, когда увидел мой зад. Страх, что после такой картины его будут преследовать кошмары. Чувство вины за все съеденные мной калории. Мы были так близко… Почему нельзя вернуть время назад и все переиграть… Вывод: шкала эмоций от 0 до 10, за утро — 17, все 17. Он знает моё имя. Он. Знает. Мое. Имя! Нужно явно заняться собой, чтобы этого больше не повторилось. Чтобы моё имя не ассоциировалось у него с зубной пастой. В любом случае, в этом поединке эмоций победила эйфория. Окрылённая любовью забегаю в кофейню к Дане с криками:

— Он знает моё имя! Даночка, милая, он знает его, моё имя, знает он, ты понимаешь? — По ее глазам видно, что она явно не понимает. — С тебя твой фирменный латте, с меня объяснения. Ты пока делай, а я пойду откроюсь и прибегу. — Я оставила Дану в недоумении, не дожидаясь ответа.

Хорошо, что моя родственная душа работает со мной в одном торговом центре. Еще и кофе делает. Бесплатный кофе, что не менее важно. Это и называется «связи»?

Её дядя — владелец этой кофейни, но он оставил все свои обязанности на племянницу. Дана ему очень благодарна за такую возможность. За то, что забрал её из глуши и привез в этот замечательный город. В какой-то степени я ему тоже благодарна: теперь мы живем в одном городе и даже работаем в одном здании. Нас разделяет всего один этаж: я — на первом, она — на втором.

На самом деле, мы с Даной из одного маленького городка. Можно сказать, что я тоже выбралась сюда из глуши. Мы вместе учились, сидели за одной партой. Она знает меня лучше всех, порой мне кажется, что даже лучше, чем я. Я ей благодарна, она оказывается рядом со мной в самое нужное для меня время. Она — мое спасение. С полной уверенностью могу сказать, если бы не она, я бы не справилась с тем, что произошло…

Но есть небольшой минус у этой светловолосой зеленоглазой девушки: она может внезапно куда-то исчезнуть на несколько дней, а то и на неделю. На месте ей не сидится… Иногда я даже подменяю ее в кофейне. Я, конечно, не бариста, но чаевые мне оставляют неплохие. Может, потому что я хорошенькая. Хи-хи.

Пребывая поистине в чудном настроение, я проходила мимо своих соседей-продавцов и обменивалась любезностями. Хотелось, чтобы все знали, какое у меня ДОБРОЕ утро!

— Доброе утро, Клара! Чудесная кофточка. — Окликнула я девушку за островком с шоколадом.

— Доброе, Риа! Спасибо, что заметила ее хоть на третий день. — Слегка съязвила Клара.

Я же просто пожала плечами и, с улыбкой на лице, пошла дальше.

— Доброе утро, Дэвид. — Поприветствовала я молодого человека с соседнего островка.

Дэвид — парень лет тридцати, может и меньше. Красивый, смуглый, добрый, стройное подтянутое тело. У него свой островок, в котором он чинит технику (руки откуда надо выросли). Есть только один минус.

— Как твоя беременная жена? С ней все хорошо?

— Доброе, Риа! Да, спасибо, с ней все отлично. Если не учитывать, что она сегодня проснулась среди ночи и начала плакать, говоря при этом: семнадцать. Когда немного успокоилась, я уже ей: «Что семнадцать?». Она отвечает: «Семнадцать морщин на твоем лице». Мы почти всю ночь искали, как же можно от них избавиться. Кстати, вычитали много полезных советов, если будут такие проблемы, обращайся.

— Да, хорошо. — Ответила я. Это и есть минус Дэвида, хотя они очень милая пара.

Избавление от морщин, в мои то двадцать, спасибо Дэвид. А может, то, что мне скоро будет 21, как-никак третий десяток пойдет, уже влияет на мои изменения во внешности? Стоит взять пару советов.

Я обменялась приветами еще с несколькими продавцами по соседству и обустроила свой островок. Не терпелось побыстрее все рассказать Дане, выплакать свое утро.

— Зубная паста? Ты серьезно? — И звонкий смех пролился по всей кофейне.

Утром здесь обычно мало посетителей. Это до безумия уютное место. В кофейне шесть, может семь небольших столиков, сделанных из эбенового дерева. Интересно, как мне удалось запомнить это название. Наверное, все из-за дяди Даны. Когда бы он не приехал, начинает рассказывать об этой породе древесины. О том, что она водонепроницаема, а главное, он подчеркивает, что это одна из самых дорогих пород в мире. Хочу я это слушать или нет, у меня нет выбора. Как, в принципе, и у Даны и у всех посетителей, пришедших насладиться чашечкой ароматного кофе.

По периметру кофейни расставлены книги на полках, что добавляет атмосфере умиротворенности. Всегда играет ненавязчивая мелодия. Это джаз или джаз-энд-блюз, возможно, соул. Я не сильна в жанрах музыки, но эти звуки заполняют заведение и делают его особенным. А мимо такого аромата кофе и запаха выпечки невозможно пройти мимо.

— Из всей истории ты выделила только зубную пасту, — обиженно произнесла я, — а самое главное — то, что он знает мое имя, понимаешь? Имя, прозвучавшее из его уст я никогда не забуду. Это было так волшебно, как в фильме. Мне кажется, я даже слышала биение своего сердца, а возможно, это был свадебный марш.

— Риа, тебя не смущает, что под этот твой свадебный марш, он наблюдал твое лицо, всё в зубной пасте?

— Не всё, а только подбородок! Это большая разница. — Отрезала я. — Риа, Риа, самый сладкий голосок в мире.

Дана закатила глаза и сделала вид будто ее вот-вот стошнит.

— Так может всё время будешь ходить измазанной в зубной пасте, и он всегда будет обращаться к тебе по имени? Как тебе идея?

— А что, не такая уж и плохая идея. Может мне еще будут доплачивать за рекламу зубной пасты. Что думаешь? А через какое-то время это войдет в тренд и все будут так ходить, стану иконой стиля. — Сказала я без тени улыбки.

Одно мгновенье, встреча наших взглядов, и мы уже вместе заполняем смехом кофейню.

Успокоившись, Дана вывела меня из грез и вернула в реальность.

— Что будешь делать с квартплатой? Она уже завтра, а ты только во вторник сможешь разблокировать карты…

— Хороший вопрос, я бы сказала отличный. Он сегодня на повестке дня. Дэни может скинуть мне деньги, которые я откладываю. Ну почему это происходит со мной? — Жалобно спросила я. — Так не хочется брать деньги из запасов. Зная себя, я могу их не вернуть на место.

— Ничего не могу тебе сказать. Я же не знаю на что ты так усердно копишь, что берешься за каждую подработку. — Дана явно выразила свое недовольство по поводу незнания. — Работаешь в торговом центре, подрабатываешь на своего брата, еще и учишься в универе, помимо всего этого. Знаешь, кажется я понимаю, почему у тебя нет личной жизни.

— Главное ты знаешь — это очень важно для меня. И ради такого можно некоторое время поработать и без выходных.

Дана — самый близкий человек, которому можно рассказать все. Однако не зря говорят, что у всех есть свои скелеты в шкафу. Есть то, чем ты можешь поделиться с близкими и больше ни с кем. А есть вещи, настолько сокровенные и лично твои, что ты просто не можешь выдавить из себя ни слова, чтобы рассказать кому-то. Возможно человеку всегда нужно нечто такое, о чем не знает никто. Его личная шкатулка с секретами.

— Ладно. Но мое терпение на исходе. Трудись усерднее и быстрее сделай то, что хочешь.

— Точно, работа, мне пора. Может позже загляну. Убежала.

Ну вот, еще один рабочий день закончен. Заключение: продаж — 7, красавчиков — 3, неженатых красавчиков — 0, настроение — 12 (в моей голове все еще звучит этот прелестный голос).

Звонков маме — 0, звонков от мамы — 0. А вот это как-то подозрительно. Я, конечно, понимаю, что сегодня был суматошный день, поход на кладбище, поминание усопших. Чувствую свою вину за то, что я не дома в такой день. Долго же она трубку не берет. Не может она спать в такой-то ранний час.

— Алло, мам, а что это ты забыла про свою родную дочь? Ты меня разлюбила? У тебя есть другая? — шутя начинаю я беседу. А вот на другом конце провода не очень радостный голос. Ничего не трогает сердце так, как слезы родителя.

— Риа, я тебе завтра перезвоню и все расскажу…

Этот голос, слезы, перенос разговора на потом. Что-то такое жестоко напоминающее. В горле повис ком и не от бабочек: страх. Однажды уже произошла такая ситуация… Сердце бьется учащенно, все ужасные мысли проносятся у меня в голове. Всего за одно мгновенье вспоминаются все те жуткие события. Страшно спросить, что же случилось. Может мне лучше этого не знать и снова быть в неведение. Возможно, они тогда правильно поступили, что не сказали мне ничего. То ли это любопытство, то ли настолько сильна во мне тревога.

— Мама, нет, что случилось? Ты должна рассказать мне сейчас! Кто-то пострадал? Со всеми всё в порядке? Все живы? — Не унималась я.

— Риа, милая, все живы и здоровы, просто тут… — мама мямлила и не знала, как сказать мне, пульс подступал к горлу, — Дэни и Анна поссорились.

— И это вся причина? — Не то, чтобы меня это совсем не волновало, но это наименее худшее из всего, что я могла услышать в ответ. Мой старший братец поссорился со своей женой. — Видимо вы там все немного перебрали с выпивкой?

— Да, Риа, давай потом об этом поговорим, мне пора, пока, целую.

— Да, мам, пока.

Мне сказали причину, сердце должно успокоиться. Но все также пульсирует в горле, дышу с трудом. Этот процесс необратим, мои воспоминания, воспоминания о том дне, о всех тех мучительных днях, они поглотили меня волной и потянули в глубь океана. Океана воспоминаний, которые я так яро стараюсь избегать.

От картинок из прошлого глаза зажмурились, словно в лицо светил прожектор, а губы поджались, будто мне нанесли удар, и я изо всех сил стараюсь не закричать от боли. Поднялся шум в ушах и, как всегда в таких случаях, начался нервный тик в районе шеи. Мышцы шеи то зажимались, то расслаблялись, глаза наполнились слезами. Всё из-за этих жутких картинок. Подсознание выдает их мне при малейшем намеке на прошлое. Я прекрасно понимала, что мне никогда не избавиться от этого.

— Девушка, с вами всё впорядке? — раздался голос, откуда-то издалека. Может, это потому, что я была уже на дне океана.

— Что? Да. Все нормально. Спасибо. — Выдавила я из себя эту ложь.

Я ушла быстрым шагом, даже не посмотрев, кто обо мне побеспокоился. Голос был настолько далек, что я даже не поняла, мужской он был или женский, а просто умчалась как можно скорее. Наверное, потому, что у меня текли слёзы. Люди не должны видеть моей слабости, пусть даже и незнакомцы, которых я больше не встречу. Голос стал для меня спасательным кругом, или якорем. Я была на дне, вряд ли спасательный круг спас меня… да, определенно якорь. Якорь, который поднял меня с глубин воспоминаний. Спасибо тебе незнакомец или незнакомка.

Приступ прошел, слезы остановились, и вот я уже на суше. Настрой был сбит. Я рада, что со всеми все хорошо. Теперь переживаю из-за ссоры Анны и Дэни. Интересно, что произошло? Еще раз набрать маме? Нет, не стоит, а может… Что вообще там делает мама? Она замешана в ссоре? Минус того, что живешь далеко от семьи: всегда всё выясняешь последним. Это огорчает. В любом случае все ссорятся, помирятся, не стоит переживать.

Вслед за пропавшим настроением появилось ощущение усталости. С трудом передвигая ногами, я шла домой. Сейчас приду, просто упаду в свою кровать, закрою глаза и улечу в царство Морфея.

Почему именно сегодня? Почему именно сейчас? Как так то, а?

— Что сделала Санни? — переспросила я, хотя было очевидно.

Еще одна странная черта людей. Мы вечно переспрашиваем то, что итак поняли, в надежде, что ответ может измениться.

— Риа, она нагадила на диван, на постельное, на плед. Сама посмотри. — ответила мне Джулия уже не в первый раз.

— Но почему никто не мог убрать? Неужели так сложно? — Раздраженно спросила я. Я была в ярости, неужели нельзя было привести всё в порядок, ведь не так сложно. Я, конечно, понимаю, что это не их постельное белье и не их плед, а мой, но черт.

— Это не моя кошка, у меня никто не спрашивал, когда вы решили её завести. Ваше решение, ваша кошка и уборка за ней полностью ваша ответственность. — Спокойным тоном парировала Джулия. Этот тон так раздражает, но в её словах присутствует истинна, и это бесит еще сильнее.

— Где Вэнди?

— Она увидела это утром, собираясь на работу, но убежала со словами, что опаздывает. — Ябедничая сказала Джули. — Эта кошка никому не нужна, за ней никто не следит, ни у кого нет на нее времени, а ее нужно воспитывать. Не думаю, что удастся отстирать. В таком состоянии скоро будет вся квартира. — Возмущение переполняло эту худощавую девушку.

И на кого злиться больше? На Вэнди, которая не предприняла никаких мер? На Джулию, для которой принцип был превыше всего? Кажется, мое подсознание уже выбрало жертву.

— Привет Вэнди, ты где? — После долгих гудков спросила я.

— Привет, я гуляю. — Послышалось на той стороне провода.

Гуляет. Она гуляет… Как так можно! Этот ребенок, где её ответственность!?

— Гуляешь значит. Вэнди, ты видела, что натворила Санни, еще с самого утра, но не удосужилась убрать за ней? — Мой тон повысился.

— Я спешила на работу, мне было некогда.

— Некогда? Минутное дело! Почему ты не пришла после работы и не убрала? Ты приходишь раньше всех, почему ты этого не сделала, Вэнди?! — В полном недоумении спросила я.

Но её ответ ударил молнией.

— А почему я должна, почему я должна за ней убирать? Я опаздывала на работу, потом захотела прогуляться, почему ты сейчас делаешь из меня виноватую, я не обязана всегда за ней убирать! — уже кричала мне в трубку Вэнди.

— Все понятно, хорошего вечера, Вэнди. Можно быть и чуточку более ответственной.

Мне нечего было ответить, да и не особо хотелось. Просто молча начала убирать. Черт, как же оно воняет. Ну как такое милое, маленькое животное может производить ТАКОЕ. После уборки я провела воспитательный процесс для Санни, надеюсь, она всё уяснила.

Спустя некоторое время пришла Вэнди. Обстановка в комнате накалилась. Вэнди с обиженным видом ушла в комнату, не сказав ни слова. Это не могло не вывести меня еще больше. Я без стука ворвалась к ней.

— Ты не хочешь поговорить? Может это нужно обсудить, как думаешь?

— Нет, я не хочу это обсуждать. Вечно вы с Джули мной не довольны. То одно я не так делаю, то другое. Что бы я не сделала всё не так, всё! Один раз за кошкой не убрала, и я самая плохая, виновата. Тыкаете на недостатки, как котенку. А то, что я стараюсь никто не замечает. — Уже со слезами на глазах говорила Вэнди. — Риа, это такая мелочь, в моей семье не принято обращать на такое внимание. Дома на меня не накричали бы за такое и не стали бы отчитывать, как ребенка. Я год назад покинула дом и переехала. Мне всего 19 лет, я не маленькая, но раньше, я даже в больницу без мамы не ходила. Знаю, что мне многого не достает, но я действительно стараюсь.

Кажется, я была нетерпелива, даже и не пыталась её понять. Вэнди и правда многое делает по дому. В тот момент я чувствовала себя виноватой, стало стыдно. Она все еще ребенок, а это действительно мелочь, на которую не стоило так реагировать. В моей семье меня бы тоже отчитали за такое, но в ее — всё по-другому. У меня даже и мысли не было, что у других может быть не так. Трудно осознавать, что у кого-то может быть иначе, а еще труднее признать это. Нужно извиниться. Повисло молчание.

— Вэнди, мне жаль, у меня правда не было намерений поссориться из-за этого или выставлять тебя виноватой во всем. Я вспылила, извини. Пожалуйста, не думай, что мы с Джулией в заговоре против тебя, нет, это совсем не так. Я сожалею, если мы заставили тебя так думать. — Было трудно выдавить из себя извинения.

Я приобняла её, она была не против. Снова повисло молчание. Не знаю сколько оно длилось, но голос Вэнди ворвался в эту тишину.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 432
печатная A5
от 618