электронная
Бесплатно
печатная A5
478
18+
Иркутская сага

Бесплатный фрагмент - Иркутская сага

Том 4. Деньги, денежки

Объем:
386 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4496-4073-4
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 478
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Первая часть          Деньги, денежки

Предисловие

Один читатель обратился ко мне с письмом: «Не хочется расставаться с персонажами книги „Иркутская сага“. Не терпится узнать о том, как продолжается иркутская жизнь. Чем занимается сейчас автор книги Сергей Алексеевич. Приходилось ли ему вновь встречаться с загадочным и обаятельным волшебным путешественником по временам и эпохам Иваном Сусаниным старшим, с которым произошло знакомство в третьем томе книги? Действительно, трилогия в целом получилась увлекательным путешествием по судьбам и временам. А вот завершение второго тома вызвало некоторые грустные мысли. Будто бы автор описал события из своего бытия и жизни Родины в двадцатом и начале двадцать первого века и собрался ложится отдыхать или, того хуже, решил попрощаться с активной жизнью».

Какие выводы возникли у меня после прочтения этого письма? Мы же не из пессимистов. Наша жизнь продолжает бурлить. Пусть потоки энергий при этом более размеренные. Но они, как и прежние вихри, почти с таким же неугомонным вектором движения активной жизненной позиции. И вот, я снова взялся за перо. Вернее, опять начал клацать по клавишам ноутбука, повествуя о жизни молодого пенсионера, прошедшего рубеж шестидесяти лет жизни.

В этой книге вместе с Иваном Сусаниным и профессором философии Иркутского медицинского университета Анатолием Круликовским мы будем рассуждать о мироустройстве, людях и деньгах. Потом начнется водоворот приключений. С нашей подачи нагрянет внезапная проверка областных силовых структур «типа» из Москвы. Потом проверяющий будет разоблачен, и его попытаются физически уничтожить те, кого он расколол на чистосердечное закладывание всех подряд своих сослуживцев. Потом будет наша увлекательная и захватывающая воображение попытка зарабатывания денег, временное приспособление к современным коррупционным реалиям в порядке научного эксперимента, трогательные благотворительные дела, забота об обездоленных людях и многое другое.

Все наши деяния могут быть квалифицированы как уголовно наказуемые. Но за откровения меня вряд ли посадят. И в Сибирь не сошлют. Я же и так живу в Иркутске — столице Восточной Сибири. И если я на страницах книги нарушал закон, то в жизни никогда корысти не имел. Это точно. Может быть, я добросовестно заблуждаюсь. Но в любом случае, я старался для читателей, пытаясь быть предельно объективным.

В предыдущих трех томах я писал о событиях, традициях и нравах двадцатого столетия, генеалогии семьи. В этом томе, написанном в жанре хулиганской иронической сказки, я прикоснусь к реалиям двадцать первого века. Какими я их видел и ощущал в повседневной действительности.

В этой книге премьера стихов моего друга Федора Делимова. Они самобытны, чисты и искренны, непохожи ни на кого из известных поэтов. Может, потому что писались в неволе.

Все истории в этой книге о двух противоположных мирах, находящихся рядом в одном пространстве и времени. Они написаны по мотивам возможных реальных событий. И почти все основные персонажи — это прототипы реальных людей, живших и живущих в нашем родном и любимом городе Иркутске. Совпадение имен, если такое случается, может быть исключительно случайным.

Отдельная благодарность замечательному иркутскому художнику Алексею Витальевичу Яшкину за прекрасные графические иллюстрации к этой книге.

Изучайте историю эпохи по судьбам конкретных людей, живших в эти времена.

Посиделки в новогоднюю ночь

Преддверие старого нового года (по юлианскому календарю), 13 января 2019-го. На дворе трескучий мороз. Минус сорок два градуса по Цельсию — обычное дело в это время года. Все деревья и кустарники покрыты изморозью. Окружающая природа напоминает сюжет сказки из мультфильма «Новогодний праздник в Простоквашино». Старые во всех отношениях друзья с молодым задором расположились у праздничного стола. Стол ломится от разнообразных закусок. Холодный коньяк «D’Aincourt» Premier Cru, Cognac AOC, 0.7l сквозь толстые стекла старинной бутыли с нетерпением ожидает теплых и нежных прикосновений трепетных рук интеллигентных собутыльников. А пожилые мужчины с нескрываемым восторгом и волнующим вожделением предвкушали, как нежно начнет растекаться солнечное тепло по могучим телесам от первого робкого глотка из бокала с этим волшебным напитком, как этого может ожидать юный любовник, теряющий невинность и томящийся в ожидании первого восхитительного поцелуя девичьей груди своей самой первой возлюбленной.

Итак, за столом два разных субъекта, почти ровесника: Сергей Алексеевич, это я, хозяин дома, Анатолий Ипполитович, профессор философии Иркутского медицинского университета и объект «D’Aincourt» Premier — это рельефная бутылка французского коньяка семидесятилетней выдержки — подарок от благодарных клиентов, спасенных мною посредством выигрыша судебного процесса от безосновательного и наглого наезда всеми любимого фискального органа — налоговой инспекции. Наши жены, Татьяна и Елена, ушли в дом на кухню.

У «D’Aincourt» Premier жены нет, разве что «Советское шампанское». Правда, оно не женского, а среднего рода. Но во Франции все уже давно толерантненько, там и однополые браки разрешены. Это не то, что у нас. В России устои прежние, традиционные, заложенные нашими предками. Вот мы, в ожидании разогрева до необходимой температуры сауны, находимся в предбаннике моей деревенской бани. Баня, на земельном участке нашего частного домовладения, располагается почти в центре города Иркутска на улице Коммунистической, бывшей Сталинской.

Сидим, глотая слюнки, поглядывая на часы и на бутылку французского коньяка, разговариваем о деньгах. Команды пить еще не было. Да и командиры-то мы сами. А время «ч» может наступить исключительно по готовности бани. Хряпнуть сказочного спиртного напитка можно только после первого захода в парилку. Иначе для здоровья пользы не будет, и все может превратиться в обычную пьянку. А это мы уже проходили не раз и не два. Но сегодняшняя ночь, новогодняя по старому стилю летоисчисления, предвещала волшебное развитие событий за содержательной и обстоятельной философской беседой.

Беседа

Наверное, нет на свете человека, который бы не знал, что такое деньги. Думаю, я один не могу до конца понять всех хитросплетений, связанных с деньгами. А, может быть, нас таких, если серьезно задуматься, очень много.

— Милостивый государь, Сергей Алексеевич, пока мы находимся в состоянии ожидания прогревания парильной комнаты до достижения оптимальной температуры, необходимой для осуществления оздоровительных процедур, я бы предложил вам заняться обсуждением некоторых аспектов нашей современной экономической жизни и, в частности, проблемы кредитно-денежных отношений, имеющих место быть в современной России.

— Мое почтение, профессор! Анатолий Ипполитович, названная вами тема несомненно является весьма актуальной. Однако столь широкая и безграничная постановка вопроса может занять неопределенно большой промежуток времени, вследствие чего мы можем, забыв о намеченных оздоровительных процедурах, увлекшись бурной дискуссией, пропустить время, отведенное нам судьбой и собственно Старым новым годом, для принятия охлажденного надлежащим образом спиртного напитка, стоящего в настоящее время на нашем импровизированном банном праздничном столе.

— Что вы, уважаемый Сергей Алексеевич, такое вряд ли возможно. Ведь никакая, даже самая глубокая философская тема не должна являться препятствием для принятия внутрь столь замечательного виноградного напитка, произведенного в стародавние времена в замечательной европейской стране, коей несомненно является Франция.

— Я вижу, ваше превосходительство, глубокоуважаемый Анатолий Ипполитович, что мы вплотную приблизились к взаимопониманию, что ежели не бухануть сейчас, то проводимое совместно время может нам не простить столь пренебрежительного отношения к празднованию пришествия нового года.

— О да, сударь Сергей Алексеевич, у меня уже почти не осталось сил в ожидании того момента, когда мы, наконец-то, пригубим этот божественный напиток.

— Я полностью с Вами согласен, друг мой. Стаканы готовы. Коньячок уже давно созрел…

— Ах, сударь, не томите душу…

Явление Ивана Сусанина

Вдруг раздается звонок моего сотового телефона. «Звонит сосед Вячеслав Молчанов», — высветилось на экране смартфона.

— Серега, привет. Ты дома или в отъезде?

— Привет, Славка. Я дома, в бане с корешем сидим. Ждем, когда жара в парилке подойдет. Приходи в гости. Коньячок путевый есть, он тебя почти в два раза старше. Попаримся, выпьем немного, поболтаем о жизни и все такое…

— Спасибо. Я бы с удовольствием. Но на работу надо ехать в ночную смену. Наша Ново-Иркутская ТЭЦ должна работать бесперебойно, давать тепло в системы отопления для народа. Особенно в такой мороз, как сегодня. А без меня никак это сделать невозможно. Я же охраняю вход в главное здание конторы.

— Ну, ясен пень, без тебя все может остановиться и рухнуть, — поддерживаю я смешливый тон моего собеседника. — А звонишь-то чего, если занят? Может, помощь какая нужна?

— Нет, помощь мне не нужна. Помочь нужно тут одному мужику. Он тебя искал, но заблудился и ко мне постучался. Представляешь, мужик в шортах, в пляжной накидке-халате, на босу ногу надеты резиновые вьетнамские шлепки. А на улице уже минус сорок пять градусов! Мужик весь трясется от холода. Волосы на голове заиндевели, борода вся в инее, на усах сосульки. Говорит, что он Иван Сусанин, — тарахтит Славка. — Может скорую помощь вызвать, чтобы его в дурдом отвезли? Там в палате с Наполеоном и Людовиком Четырнадцатым он нервы подлечит?

— Не вздумай, Славка! Никаких скорых помощей! Это же мой лучший друг. Я с ним недавно познакомился. Он путешественник из прошлого.

— Ага, понимаю, вы с корешем уже, однако, по литру водки нахлобучили. Или тебе тоже того… нервы надо подлечить? — засмеялся Вячеслав Молчанов.

— Че ржешь, сосед? Давай скорее его ко мне. Я нисколечко не шучу, я серьезно!

Через пару минут на пороге появился Иван Сусанин. Тот Иван, с которым я познакомился во Вьетнаме. Тот, с которым я путешествовал по лабиринтам времени. Тот, который был моим проводником в прошлое и замечательным собеседником. Тот, который спас меня от неминуемой гибели, когда я взбунтовался против сожжения на костре языческих жрецов в первом тысячелетии нашей эры.

— Это же мой Иван, мой друг! — вскричал я и заключил продрогшего странника в свои объятья.

Вячеслав и Анатолий с удивлением глядели на меня. Они с изумлением смотрели, как весь покрытый инеем человек, больше похожий на сказочного лешего из дремучего леса, одним махом проглотил большую дозу французского коньяка, спешно налитую мною в граненый стакан. Как он крякнул потом, обтирая снежную бороду заледеневшей ладонью. Как присел на лавку.

— Серега, я че-то ничего не могу понять. То ли ты, по своему обыкновению, прикалываешься надо мной, то ли я сошел с ума? Но человек-то реальный в ненормальном одеянии в настоящие жуткие морозы. Любой уже бы крякнул, как ты говоришь, ласты бы завернул от длительного пребывания на лютом холоде, а этот хоть бы хны. А еще неувязочка: Иван Осипович Сусанин родился в 1568 году в семидесяти километрах от Костромы в селе Домнино. Там, в Домнино в 1613 году вместе с матерью Марфой находился вновь избранный малолетний царь Михаил, первый правитель из династии Романовых. Иван Сусанин увел от этой деревни иностранных интервентов — шляхтичей. Потом они заблудились в болотах. Поняв, что Иван их обманул, спасая русского царя, шляхтичи казнили его. Но это был семнадцатый век, и Ивана убили. А этот-то живой. И ты говоришь о первом столетии. А Иван Сусанин, известный из учебников истории, родился шестнадцать веков спустя? — недоуменно и сбивчиво начал бормотать мой друг Анатолий, профессор философии.

— Толя, ты то ли не врубаешься, что сегодня преддверие волшебного новогоднего праздника, то ли не читал третий том книги «Иркутская сага». Там я подробно описывал события, связанные с моим знакомством с Иваном Сусаниным. Да, ты прав, известный истории Иван Сусанин спас Михаила Романова — первого царя из этой династии в семнадцатом веке. А мой знакомый является давним предком того Ивана Сусанина. Че тут непонятного? Для меня в сложившейся ситуации ясно одно: надо срочно ехать с Иваном в одну из городских бань, чтобы как следует отогреть нашего гостя из прошлого, чтобы он не простыл и не заболел и, не дай Бог, не помер бы! — твердо заключил я.

— Да не помру я и не заболею. Меня никакая зараза и никакие болезни не берут, — стуча зубами, пролепетал промерзший Иван.

— Я с тобой, Сергей, полностью согласен. Пока мы здесь будем дожидаться нагрева нашей сауны, человек может околеть. Надо срочно ехать в городскую баню. Лишним это для нашего гостя, ну, никак не станет, — произнес Анатолий Ипполитович.

Славка стоял молча, смотрел на нас широко раскрытыми глазами. Он был ошарашен и ничего сказать не мог.

Открываю на своем смартфоне страничку в интернете «Бани и сауны в Иркутске». Так… Лисиха, оздоровительный комплекс «Гольфстрим». Это то, что нам надо. Расположен рядом, ехать далеко не нужно. Набираю телефонный номер. На другом конце провода приятный женский голос вещает, что все готово, гостеприимные хозяева уже с нетерпением ждут.

Я не пил спиртного, я вообще-то почти не пьющий, сажусь за руль своего джипа. Вперед в баню! Машина помчала нас к новым приключениям расслабительно-оздоровительного характера.

Городская баня

Улица Байкальская. Вот уже наше место оздоровления. К нашим услугам: настоящая русская парная, обливное ведро с ароматическим набором для воды, бар с напитками и закусками, березовые веники, а еще аппаратный педикюр и классический массаж. Класс. Этого нам сейчас и не хватает. Правда, про педикюр я сильно засомневался. Хотя резиновые шлепанцы были надеты на босу ногу Ивана, разглядеть под ледяным панцирем не то чтобы ногти, даже пальцы было сложно. Нас быстро встретили и разместили в шикарных апартаментах. Иван Сусанин сразу залез в парилку. Там он долго колотил себя по телу березовым и пихтовым вениками. Потом с разбегу, рыча и матерясь, кувыркался в бассейне. Плавал там, как рыба, и снова, после недолгого посещения застолья, возвращался в парилку. А тем временем услужливые официантки, выполняя наши заказы, приносили шашлыки, чалагач, разнообразную зелень и разную байкальскую рыбу. Больше всего Ивану понравились байкальский сиг и омуль. Яркое впечатление на него произвела икра местных рыб.

— Сергей Алексеевич, думаю, надо продолжить нашу беседу о мироустройстве, богатстве и бедности, — начал вещать Анатолий Ипполитович. — Все психологи солидарны во мнении, что материальное благополучие и взгляд на мир тесно связаны между собой. Чем умнее и духовно богаче человек, тем критичнее уровень его материального достатка. Мы знаем, что Фалес был первым из «семи мудрецов» Эллады. Он говорил: «Цель рождения бессмертной души на Земле — страдание, ибо только через опыт страдания приобретается мудрость». Но парадокс: «Если такой умный, почему такой бедный?»

— Так ты, Анатолий Ипполитович, сам и сформулировал сейчас мысль, используя образ античного мудреца Фалеса, о том, почему у тебя маленькая зарплата. Можно это перефразировать, используя игру слов: «Раз ты умный, вот тебе фаллос вместо богатства. Народ в большинстве своем страдает, а кучка барыг процветает. А им-то когда фаллос и страдания — в аду?»

— Сергей Алексеевич, Фалес и фаллос — разные понятия в принципе. Но ваш юмор мне кажется прикольным, — смеется Анатолий. — Можно, конечно, много говорить о психологии бедного и богатого человека. Но, так уж сложилось, что бедный, но умный работает на проныру, мошенника или беспредельщика, обеспечивая им денежный запас на годы вперед. Когда производится богатство, тогда же в большом масштабе производится и бедность.

— И че? Безысходность, что ли?

— А шут его знает…

— Так, чтобы у людей было денег завались, надо работать типа зашибись. Как-то так получается.

— А кому работать-то?

— В первую очередь нашему государству.

— А как ты это видишь, Сергей?

— Надо развивать экономику страны. Нужно убрать с пути все, что мешает этому процессу. В первую очередь необходимо, чтобы экономикой и промышленной политикой страны занимались специалисты. Не торгаши и счетоводы-бухгалтеры американопреклонисты, а настоящие профессионалы-патриоты. Чтобы страна эффективно развивалась, нужно снять все препоны, убрать всю дурь. Если говорить о верхнем уровне, то необходима реформа по упрощению системы управления страной. Многое можно взять из опыта СССР. Депутатов разогнать. Вместо дум и сенаторов достаточно иметь профессиональный Президиум Совета народных депутатов. Пусть он принимает все необходимые законы. А депутаты должны работать на местах — ближе к народу. Съезды депутатов можно проводить раз в год для подведения итогов и утверждения плана на последующий период. Управленческий зверинец нужно резко сократить. Все воровские прокладки упразднить. Нам не нужны ни пенсионные фонды, ни соц, ни мед страхи, ни раздутые налоговые инспекции. Всю их материальную базу, здания и сооружения передать для обеспечения детства и старости. Дурацкую бухгалтерскую отчетность упразднить полностью. Ввести для учета и отчетности ежегодные декларации, как было в начале перестройки для малых предприятий. Все налоги с производителей товаров и услуг временно отменить. Полностью убрать налоги со всех физических лиц, кроме богатеев. Наполнение бюджета на первом этапе производить исключительно за счет сырьевого сектора экономики. Для предприятий, работающих с недрами, и разных госкорпораций ввести налог в девяносто пять процентов от дохода за минусом средств на содержание и развитие. Жилищно-коммунальный сектор должен работать на обеспечение надлежащего функционирования всей инфраструктуры, но не на извлечение максимальной прибыли. Все предприятия жизнеобеспечения должны в своей работе руководствоваться таким же, как и ЖКХ, принципом. Идиотский буржуазный постулат со звериным оскалом о главенствующей роли царицы рыночной экономики — Прибыли, которой нужно добиваться любой ценой, будет повсеместно заменен трезвым, разумным и благородным лозунгом: «Работаем качественно и честно для процветания нашей Родины, повышения благосостояния всех жителей России».

А когда после снятия оков с деловой активности граждан экономика бешеными темпами рванет в гору, вот тогда мы всенародно обсудим, какую государственную налоговую политику проводить в дальнейшем. При этом уже будет введена норма закона об ужесточении мер к казнокрадам, вплоть до высшей меры наказания — утопления в бочке с дерьмом. Все заработанные в России деньги будут инвестироваться исключительно в экономику нашей Родины. Для лиц, уклоняющихся от этих норм — «морда в бочка с говном, аднаха», вплоть до полного утопления с концами.

— А где, Серега, столько дерьма-то набрать?

— Я знал, что других вопросов не возникнет!

— Наверное, это самая сложная проблема.

— Я тоже придерживаюсь такого мнения.

— А где денежек на реформы наберем?

— А что такое деньги, Анатолий Ипполитович?

— Вопрос очень сложный. Чем маститее и гениальнее ученый, экономист или философ, тем меньше, по его же собственному признанию, он понимает, что такое есть деньги.

— А че их есть-то, они же несъедобные?

— Не придирайся, пожалуйста, к словам.

— Ну, хорошо. Пофилософствуй, братан.

— Среди традиционных и новаторских теоретических определений понятия «деньги» наиболее популярными являются следующие.

Во-первых, это средство оборота/мера ценности, основанная на относительной стоимости весовой единицы драгоценных металлов, прежде всего — золота;

Во-вторых, это средство оборота/мера ценности, основанная на вере в платежеспособность государства-эмитента (фиатные деньги);

В-третьих, это средство оборота/мера ценности, основанная на «общественном договоре» и/или на расчете трудового участия членов общества (гезелевские деньги, «итакские часы» и пр.);

В-четвертых, это средство оборота/мера ценности, основанная на эмиссии путем некой математической модели, с «объективным контролем» со стороны всех участников и опирающаяся исключительно на доверие к системе (криптовалюты)…

Наша активная жизнь соткана из желаний. Но не все желания могут быть исполнены, потому что для их реализации нужно обладать определенными возможностями. Например, одному человеку, чтобы на него обращали внимание очаровательные герлы, очень хочется приобрести шикарный автомобиль, и он работает, не покладая рук, для достижения этой своей цели. У другого, кроме как выпить с утра фунфырик алкоголя и уйти в нирвану, нет иных желаний. А закоренелому импотенту вообще красивые герлы по барабану. Ему хочется просто поспать.

Так вот, производство товаров и услуг стимулируется спросом, эдаким балансом хотения и возможного. И деньги, как некая субстанция, в этом процессе выступают в качестве хотелок. Очевидно, что для первого человека нужно много денег, так как автомобиль стоит дорого, а на очаровательных женщин потребуется еще немало затрат. Второму и третьему много денег не надо. У каждого из них своя вселенная потребностей и желаний. При этом деньги обесцениваются, если их много, а спроса нет, и вложить их некуда (инфляция). Существует и обратный процесс. Перепроизводство товаров в отсутствие денег на его приобретение (дефляция) может привести, из-за резкого падения цен, к печальным последствиям для экономики. Впрочем, так же, как и при инфляции. Средством оборота в этих сложных процессах выступают деньги, ключевые понятия которых я приводил выше. Например, бумажные доллары, евро или рубли, которые являются материальными проявлениями (их можно потрогать руками) загадочной денежной субстанции. Сам процесс их соотношений и взаимодействия довольно сложен и зачастую волшебно-мошеннически неоднозначен.

Другой пример. Весь СССР строил гидростанции Ангарского каскада: Иркутскую, Братскую и Усть-Илимскую ГЭС, множество разных ТЭЦ и металлургических гигантов: Иркутский и Братский алюминиевые заводы на территории нашей области. Ты, Серега, писал в первом и втором томах «Иркутской саги» о романтике Всесоюзных ударных комсомольских строек Усть-Илимска и трудовом героизме двадцатого века. Однако, несколько лет спустя, после череды манипуляций со стратегически важным имуществом страны: от приватизации по пиндосовским лекалам, до акционирования и распределения акций, эти активы постепенно отошли под управление США и Великобритании. То есть, ключевые решения по руководящему составу «Русала» и «Евросибэнерго» и, соответственно, «Иркутскэнерго», в структуры которых входят названные выше активы, будет принимать Министерство финансов США, а через это влиять на тарифы для населения Иркутской области.

В данном случае привычные в нашем понимании деньги — долларовые банкноты — могли применяться лишь для стимулирования своих агентов влияния — продажных чиновников в руководящих органах нашей страны. Другим денежным инструментом, под названием антироссийские «санкции», из совета директоров был как бы выдавлен ключевой собственник — российский олигарх, и основной денежный инструмент — акции предприятий — в ловких руках «экономических иллюзионистов» дал возможность управлять работой сибирских активов для удовлетворения хотелок американских денежных мешков, контролирующих мировую политику.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 478
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: