электронная
439
печатная A5
2067
18+
Иркутская сага

Бесплатный фрагмент - Иркутская сага

Воспоминания о прожитом. Том 2

Объем:
452 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3806-8
электронная
от 439
печатная A5
от 2067

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Иркутская сага

Воспоминания о прожитом

Продолжение том 2

Иркутский обком комсомола

Безусловно, работая на комсомольской поприще в Усть-Илимске, я плотно взаимодействовал с вышестоящим органом и его членами. Как официально получилось, какие бы слова подобрать, правильные и настоящие? Нашёл, ура-а-а! С прекрасными парнями и девчонками, которые курировали, направляли работу горкомов и райкомов ВЛКСМ. Это были профессионалы своего дела. У них многому можно было поучиться. Многому и они, конечно, учились у нас. Это было нормой жизни. А общение было всегда доброжелательным и, в то же время, деловым. Иногда строгим. Это, наверное, чтобы не ленились молодые бойцы необъятного комсомольского фронта, разбросанные по различным районам и городам нашей огромной Иркутской области. Никаких интриг или дрязг не было, не помню такого. Было полное взаимопонимание и взаимовыручка, только не надо путать с круговой порукой, такого я не встречал.

Говорить о кропотливой повседневной работе по идейно-политическому, трудовому и нравственному воспитанию молодёжи сейчас не стану. Это тема больше подходит для научно-исторического исследовательского труда. На ударных стройках трудилось много замечательных людей. Стахановское движение было распространено по всему Советскому Союзу, поэтому каждый сознательный, добросовестный рабочий стремился выполнить и перевыполнить плановые задания. Потому и в каждой трудовой сфере должны были расти и проявляться свои герои. Раньше всегда писали в прессе о делах, а не о людях — комсомольских работниках, которые и вершили эти дела. Оставаясь в тени «маяков» — героев труда, которых они сами же находили и создавали, а все потом их прославляли и воспевали. Такая была политика партии и правительства в те далёкие времена. Не очень справедливая, на мой взгляд, по отношению к работникам боевого комсомольского фронта. Они оставались в забвении. Попробую исправить историческую несправедливость в своём повествовании.

Слева направо, первый ряд: Юрий Рудых, Вера Самипова, Геннадий Шишлянников, Людмила Соснина, Виктор Воронов, Анатолий Орлов, Галина Высоких, Валентин Московских, Лариса…, Иван Афонасьевич, …, Юрий Дубровин; второй ряд: Ольга Горковенко, Любовь Полохина, Александр Корольков, Альбина Неудачина, Татьяна Ильяшенко, Олег Мосов, Светлана Сажина, Юрий Быков, Марина Масленникова, Владимир Ларионов, Татьяна Бандурко, Сергей Сыровой; третий ряд: Лена Коломина, Нина Кравченко, Галина Зубкова, Нина Жукова, Вера Сенюта, Людмила Уразова, Валерий Пашкин, …, Григорий Верхотурцев, Павел Ведерников, Владимир Стаценко, Геннадий Вокин, Раиса Милославцева; четрёртый ряд: Геннадий Васильков, Владимир Романов, Василий Ковалевский, …, Василий Ряпенко, …, Владимир Просвирин, Лариса Максимова, Евгений Першин, …, Владимир Усик, Борис Филиных, Борис Канонюк

Думаю, надо пояснить свою мысль. Мне самому приходилось принимать участие в создании таких «маяков». Приходит, например, разнарядка из ЦК ВЛКСМ. Нужно отыскать человека с такими-то параметрами: мужчина или женщина; возраст такой-то; комсомолец, беспартийный или молодой коммунист; строитель, бетонщик, отделочник, монтажник или какая-нибудь другая профессия, плюс ещё какие-либо индивидуальные параметры. Это кому-то в ЦК пришла в голову такая идея. А ты должен оправдать высокое доверие и подобрать два-три кандидата на роль будущей звезды. Для этого надо знать ситуацию изнутри, проводить собеседование с пока ничего не знающими о причинах и целях такой беседы людьми. Тебе же нужно ориентироваться на ребят, способных, возможно, в ближайшем будущем достойно представлять интересы города, региона, сидеть в президиумах, торжественно выносить красные знамёна на помпезных партийных или комсомольских мероприятиях и тому подобное. Там, вверху, подумают над выбором, кто лучше подходит под эти параметры словесного робота. Одобрят кого-нибудь из представленных ребят, или ты пролетишь мимо с его кандидатурой. Как правило, подбирались достойные люди. Но бывали и те, кто зазнавался, «пальцы веером, сопли пузырями». Хорошо, что в моей комсомольской практике мне не пришлось столкнуться с ошибками в подобном отборе людей.

В этом повествовании мне бы хотелось рассказать о разных моментах, от серьёзных до курьёзных, неизменно присутствовавших в работе в той, нашей, кипучей комсомольской жизни. Попробую провести вас от большого к малому, вспоминая события, о которых на своих страницах в историческую эпоху нашей молодости писали популярные газеты, в том числе «Комсомольская правда», и фиксировала моя крепкая, молодая тогда, комсомольская память.

После смерти Константина Черненко в 1985-м году, место Генерального секретаря ЦК КПСС занял Михаил Горбачев, который сразу стал подтягивать в столицу новых людей. К тому моменту Борис Ельцин уже девять лет возглавлял Свердловский обком партии и зарекомендовал себя грамотным управленцем. При нем в регионе улучшилось снабжение продуктами, активно возводились экспериментальные поселки, спортивные центры, началось строительство первой ветки метро. Поэтому неудивительно, что талантливого руководителя в конце концов решили забрать в Москву. В столице Борис Ельцин быстро пошел в гору. Уже через три месяца он стал секретарем ЦК КПСС по вопросам строительства. А к концу года — первым секретарем Московского городского комитета партии и кандидатом в члены Политбюро. Но в 1987-м году разразился скандал. На Пленуме ЦК КПСС он вдруг обрушился с критикой на перестройку и заявил о «культе личности» Горбачева. Это привело к тому, что подающий надежды политик оказался в опале. Тем не менее, впоследствии опала не помешала Ельцину добиться победы на выборах народных депутатов СССР, которые состоялись в 1989-м году. А спустя год он одержал победу на выборах председателя Верховного Совета РСФСР. В тот год между ним и Горбачевым началось открытое противостояние.

Михаил Сергеевич Горбачёв
Борис Николаевич Ельцин

Однако 12 июня 1991 года в тяжёлой борьбе, преодолев все препятствия, Борис Ельцин из опалы и забвенья попал на пост Президента России, заняв эту вновь введённую государственную должность. В тот период бурлил в защиту Ельцина Свердловск — малая родина Бориса Николаевича. Но кто же первый дал возможность опальному политику снова быть услышанным широкими массами? Что же предшествовало этому эпохальному для России назначению? Как загнанный в угол Ельцин смог пробиться через железобетонную блокаду забвения и снова ворваться в политическую жизнь, сразив своего клятого врага Горбачёва и развалив заодно мощнейшую коммунистическую империю — Советский Союз? Хорошо это или плохо до сих пор спорят разные историки и политологи.

А помогли сделать самый первый шаг к свету из мрака партийного забвения нашему неоднозначному политику свежие сибирские ветры и чистые воды Байкала. А кто же ещё из персоналий? А это наш замечательный и необыкновенный журналист Сергей Александрович Иванов, его творческий псевдоним был Кредов, и редактор Иркутской газеты «Советская молодёжь» Олег Всеволодович Желтовский. О них я кратко упоминал выше, повествуя о жизни в Усть-Илимске. Сергей, пройдя путь от корреспондента газет «Усть-Илимская правда» и «Советская молодёжь», вернулся на свою родину в Москву. Ему, кипучему и неугомонному человеку, с огромным трудом собственными усилиями удалось добиться встречи с опальным затворником Б. Н. Ельциным и сделать о нём объёмный и безумно интересный материал. На память об этом событии у Серёги осталась надпись-пожелание на фотографии своего маленького сына, сделаной тёзкой мальчика Борисом Ельциным: «Борис, будь всегда прав!» При изгнании с больших партийных высот секретарь ЦК КПСС и по совместительству ближайший друг генсека Горбачёва Егор Лигачёв произнес сакраментальную фразу в адрес поверженного Ельцина: «Борис, ты не прав!»

Егор Кузьмич Лигачёв

Однако печатать про партийного бунтаря никто не хотел и не брался. Это было смертельно опасно. Смертельно, к счастью, не физически, но катастрофично и пагубно для карьеры.

Однако печатать про партийного бунтаря никто не хотел и не брался. Это было смертельно опасно. Смертельно, к счастью, не физически, но катастрофически пагубно для карьеры.

Олег Желтовский
Сергей Иванов (Кредов) в нерпинарии в Листвянке

Прошлым летом, когда Сергей Кредов был у меня в гостях, волшебными вечерами на берегу Байкала мы погружались в воспоминания о прошлом. Попутешествовав и поплавав по священному озеру, мы побывали у Олега Желтовского на даче, что расположена недалеко от Иркутска по Байкальскому тракту. Там, под умиротворяющую музыку костра и происходило прикосновение к прошлому. Вспоминали в деталях, как Серёгин материал о Ельцине был напечатан в Иркутской газете «Советская молодёжь». Припоминали о борьбе, конфликтах, партийных функционерах с трясущимися от жути руками, которые по недогляду не смогли предотвратить эту молодёжную «политическую ересь» и потому были сами подвержены страху возможной «анафемы» от партийного «Бога» или неминуемому сожжению их бренных тел на партийном костре инквизиции Политбюро. Чего только не было… Но была откровенная публикация. И эту самую публикацию затем растиражировали все центральные газеты. У многих партократов тогда отлегло от сердца предынфарктное состояние. Всех инакомыслящих не перемочишь! А они-то не революционеры, они просто недосмотрели… Жуть растаяла в тумане августовского путча.

Никаких дивидендов Сергей Кредов для себя как первопечатник будущего президента России не извлек, он и не стремился он к этому. У Сергея Кредова и Олега Желтовского к этой теме был исключительно профессиональный интерес. Свобода слова для журналиста — его путеводная звезда. Читатель должен знать разные мнения о жизни и путях развитии родной страны, в том числе и самые полярные.

А дальнейший выбор уже был за народом. Кого поддержать, за кем идти к светлому будущему — каждый определял для себя сам. Результатом этого выбора и является наша жизнь сегодня.

Итак, наступила новая жизнь. Распавшийся Советский Союз засыпал своими обломками хрупкую экономику России. Разгребали их потом всем миром, кто-то, сказочно и неосновательно обогащаясь, кто-то, и таких было подавляющее большинство, бедствовал, еле-еле сводил концы с концами. Тогда в России начало формироваться новое капиталистическое общество с его старыми волчьими законами и погоней любой ценой за финансовой прибылью.

Юрий Кудинов

Хватит, наверное, о плохом, заоблачном и о политике. Лучше поговорить о простом, человеческом. Когда эта написание текста было завершено, мне потребовались фотографии для иллюстрации всех событий повествования. Обращался к «Северным братьям»: Геннадию Зубареву, Виктору Шипицыну и бывшему инструктору обкома комсомола Юрию Кудинову. Каждый откликнулся, поделился историческими фото из своих домашних архивов. Спасибо им за такую добрую и оперативную реакцию. И тогда у меня возникла потребность написать об обкоме комсомола. С Юрой удалось встретиться перед его отъездом в Тайланд на отдых, мы пообщались у него дома.

Сам Юрий — уроженец Сахалина. Проживая в городе Братске и обучаясь на историческом факультете Иркутского пединститута, он обратил на себя внимание комсомольских вождей как незаурядный, прекрасный лектор, боец идеологического фронта. В результате, его потом пригласили на работу в обком ВЛКСМ. Там он работал руководителем лекторской группы в отделе пропаганды с 1978 по 1984 годы.

— Юра, вспомни, пожалуйста, какие-нибудь весёлые или курьёзные события из твоей комсомольской жизни и трудовых будней работников Иркутского областного комитета ВЛКСМ.

— Так сразу и не прикинешь, Серёга. Тут нужно подумать серьёзно. Сколько уж лет пролетело. Много, однако.

— А ты навскидку, влёт попробуй. Ты же в прошлом работник идеологического отдела, лектор международник.

— Хорошо. Вот ты, Сергей, говорил о «Северных братьях». Так у нас в обкоме был Милк клаб.

— Это что, молочный, значит?

— Ну, да, молочный клуб.

— Ну, вы даёте! Это когда несколько мужчин имели общую женщину для пикантных нежностей, что ли? Типа у вас на вечной мерзлоте северные, а у нас в Иркутске молочные братья?

— Да нет же, ты что? Это просто Молочный клуб. В год олимпиады, а она была в СССР в 1980 году, комсомольцы усилили борьбу за здоровый образ жизни. Ну, значит, не пить алкоголь и не курить. Паша Ведерников был председателем клуба. Ещё туда входили: Серёга Рублёв, Володя Ларионов, Володя Прояненков, Саша Толкачёв, Иван Кашинский, Саша Иванов и другие. У нас даже был свой Устав. Ежедневно за обедом мы должны были выпивать не менее стакана молока. Вечером занятия спортом. Футбол, волейбол, плавание и так далее.

— Юра, а наш самый главный трезвенник и борец за здоровый образ жизни Миша Попов уже не работал в обкоме комсомола?

— Нет, Серёга, он уже ушёл из комсомола, куда не помню.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 439
печатная A5
от 2067